WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

«Право публикации данной электронной версии книги в полнотекстовой электронной библиотеке принадлежит БУК УР «Национальная библиотека Удмуртской Республики». ...»

Право публикации данной

электронной версии книги в

полнотекстовой электронной

библиотеке принадлежит БУК УР

«Национальная библиотека

Удмуртской Республики».

Копирование, распечатка,

размещение на интернет-сайтах и в

базах данных книги или её части

запрещено.

http://elibrary.unatlib.org.ru/

http://elibrary.unatlib.org.ru/

А в то р с б о р н и ка С а м сонов С ем ен А л е кс а н д р о в и ч ш и р о ко

известен у д м у р т с к о м у читателю. В издательстве « У дм ур тия »

вышло у ж е шесть его книг. Это: о ч е р ки « А зьла н е сю рес»

(« Д о р о га вперед») и «Тллы пумит» («Н австречу ветру»);

с б о р н и ки р а сска зо в и о ч е р ко в « Л ь м п у сяськая» («Ц ветет ч ерем уха») и «Тау тыныд, адями» («С пасибо тебе, че ло век»);

повесть «Яратйсько тонэ» («Я л ю б л ю тебя»); « П о см о тр и в глаза» — два р а сска за в кн и ж к е под этим на званием из серии « У д м у р тс ки й рассказ».

С. С а м сон о в о ко л о десяти лет работал в газете «С овет­ ской У дм ур тия », по то м два год а р е д а кт о р о м ж у р н а л а « М о ­ лот». За эти год ы он побы вал в ра зны х гор о д а х и д ер е внях встречался со м н о ги м и л ю д ьм и. У к а ж д о го из них своя м е ч ­ та, своя радость, своя лю бовь, свое гор е. Но все они т р у ж е ники, созидатели. Им и посвятил С. С ам сонов все свои кн иги.

Герои р а сска зо в п р е д л а га е м о го читателю с б о р н и к а — м о ­ лоды е л ю д и у д м у р т с ко й ко л х о зн о й дер е вни. О ни весьма с кр о м н о го м не ния о себе. А тм о сф е р а труда в р о д н о й д ёрев не для них так ж е о ргани чна, ка к пальцы на р у ке. Эти м о л о ­ дые л ю д и не бе з странностей, не бе з не д о ста тко в, но все они — цельны е, хо р о ш и е ребята, их усилиям и ка к-т о с п о ­ рее, интереснее, д р у ж н е е идет работа в ко л хо зе.



Все р ассказы, во ш е д ш и е в с б о р н и к, п убл ико в а ли сь на у д ­ м у р т с ко м я зы ке в р е сп уб л и ка н ски х газетах и ж у р н а л е « М о ­ лот»; на р у с с ко м я зы ке они вы ходят впервы е.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ Начало пути о самого детства моим любимым героем был П ав­ ка Корчагин. Жизнь у него была нелегкая, но я ему все-таки завидовал и всегда считал его счастливым человеком. Мне хотелось быть похожим на него, я часто мечтал о том времени, когда вырасту и смогу делать что-то очень большое, очень нужное людям.

В десятом классе я твердо и бесповоротно решил, что стану летчиком. «Скорей бы закончить школу,— ду­ мал я,— получить аттестат зрелости, а там — прида­ вим кры ш ку чемодана и в путь-дорогу... Прощай, род­ ное село!»

Ближе к весне мы все чаще и больше говорили о бу­ дущем, делились своими планами. Многие ребята ре­ шили идти работать в колхоз. Я знал, что это их саги­ тировал мой друг Николай Макаров, по прозвищу Коля-мехапик. Со мной он тоже несколько раз заводил разговор о колхозе, но я отмалчивался.

Но однажды в перерыв Коля говорит:

— Ребята, предлагаю остаться в колхозе нашего района всем классом!

В иж у, все его поддерживают, значит мне тоже нель­ зя оставаться в стороне.

— В каком же колхозе? — спросил я упавшим голосом.

— Д а хоть бы в «Первой семилетке», — отвечает Коля.— Там ка к раз мой отец комбайнером работает.

Он говорил, что у них рабочих рук не хватает... Мне обещают комбайн дать — во!

Скоро Колины слова стали известны в колхозе «Первая семилетка» и в райкоме комсомола.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ И пошло: и общежитие дадут, и консультационный пункт по -подготовке в институт будет, и пятое, и де­ сятое.

В общем, вопрос был решен, в колхоз — и баста!

Мать, глядя на мой кислый вид, только улыбалась.

Раньше, бывало, она ворчала: «Летчиком он будет...

Ишь, сокол какой нашелся!» И теперь была очень до­ вольна, когда я получил комсомольскую путевку в ближний колхоз.

А я думал: ладно уж, поработаю годика два, все равно такой трудовой стаж требуется до института.

А там посмотрим.

И вот мы в колхозе.

Первым делом нас отвели в общежитие. М ы сунули чемоданы под койки и пошли в правление. Тут нас ста­ ли определять на работу. Председатель и бригадиры долго обсуждали, кого куда и кем поставить. Поднялся такой шум, что из бухгалтерии выскочил счетовод и по­ грозил нам счетами.

Смотрю, Кол я-механик протискивается ко мне от председательского стола и говорит:

— Давай вместе на комбайне работать, а?

Я еще не успел ничего ответить, а у ж он кричит:

— Иван Тимофеевич! Пишите моим помощником Леву Ермилова!

«Механик» схватил меня за руку и потащил из кон­ торы на улицу:

— Пойдем посмотрим нашу машину.

Коля почти бежал, и я едва поспевал за ним. Он и в школе был такой непоседливый, вечно вертится, ка к колесо.

— Ох, и комбайн у н а с — сила! — говорил он.— Ся­ дешь — полетишь, как на самолете! Я уже его осмотрел.

Недаром Колю еще в пятом классе прозвали «меха­ ником»: больше всего на свете он любил машины.

Каж дую осень, приходя в школу после летних каникул* он с гордостью говорил: «С отцом на комбайне рабо­ тал». Поэтому я не удивился, что ему доверили ком ­ байн. Мне, конечно, далеко до него, но я тоже на прак­ тических занятиях в школе тракторный мотор разби­ рал и собирал и поэтому сейчас шагал за Колей до­ вольно уверенно.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ М ы подошли к комбайну. Машина ка к машина.

Правда, ка к на ней работают, я понятия не имею. Д аж е не знаю, где мне, помощнику комбайнера, полагается сидеть. Место комбайнера сразу видно — под зонтиком.

А мое где? Вот досада, что мы не изучали комбайн в школе! А ведь наш завхоз до болезни был первым комбайнером района, мог бы, кажется, вести с нами практические занятия. Теперь вот стой тут, чеши заты­ лок. Хорошо, что Коля во всем разбирается, ка к за­ правский механик.

— Трактор мы в школе изучали, значит, динамик ты знаешь, — говорил между тем Коля.— А вот это, смотри, стартер.

— А где магнето? — спросил я, чтобы показать, что и я, мол, не лыком шит.

— Магнето? У комбайна его нет,— отвечает Коля.

Вот тебе и показал! Попал, ка к говорится, пальцем в небо!

Хотя Коля и «механик», но в поле мы выехать не смогли. Почему-то манометр не показывал давление масла. У ж мы и так, и этак: проверили насос, фильтр, магистраль. Коля бегает вокруг комбайна и морщит лоб. Ну, думаю, сейчас скажет, что в его практике это не совсем обычный случай.

Так и есть: побегал он, побегал и говорит:

— Понимаешь, Левка, два года у отца помощником работал, а такого ни разу не было!

«Вот тебе и «сядешь — полетишь»! — с горечью по­ думал я.— Уборка-то уже началась, а мы стоим!» Но я видел, что моему другу и так нелегко — и промолчал.

Наконец, Коля швырнул ключ в траву и побежал звать инженера. Тот пришел, подкрутил что-то в моторе.

— А ну, заводи! — крикнул он.

Коля вскочил за штурвал да как закричит:

— Левка-а-а! Работает!

И мы выехали на жатву.

Куда ни взглянешь — всюду бескрайнее желтое по­ ле. Рожь стоит высокая, густая, золотистая.

Вот и наш участок. Здесь уже поработали лафеты.

Мы едем по скошенной кромке, перед нами аккуратные валки, позади остаются рыжеватые копны соломы.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ Коля сидит за штурвалом. Я рядом с ним на мости­ ке. Мы оба в лыжных костюмах и защитных очках.

Встречный ветер бьет в лицо, бросает за ворот колючую мякину. Конечно, мякина за воротом — не очень-то приятно, но мне все равно легко и радостно.

В первый же день мы убрали больше десяти гекта­ ров. Я так устал, что еле дотащился до общежития. А Коля хоть бы что!..

Колин отец, Иван Кириллович, работал на соседнем участке. С самого начала он вызвал сына на соревнова­ ние; об этом даже заметку в районной газете напечата­ ли. А потом к нам на поле прибыл корреспондент из га­ зеты.

Побеседовал, об этой статье заговорил, и тут же спросил:

— Ну ка к, орлы, вызов-то принимаете?

Коля, ка к бы глубоко задумавшись, немного помол­ чал, потом посмотрел на меня:

— Что скажешь, Лева? Принимаем?

Я улыбнулся: что же ты шутишь, разве от меня что зависит?





А корреспондент настойчиво:

— Что, боитесь?

— Д а не в том дело,— в недоумении посмотрел я на Колю, а он тут же прервал меня:

— Значит, вызов отца принимаем, Лева? П рини­ м аем !— ответил он корреспонденту.

Забираясь на мостик, Коля говорит: «Так-то вот,

•брат... Слово дали — не подкачаем!».

И вот я ста-л считать каждый круг за Иваном К и ­ рилловичем: девять, десять, одиннадцать. А мы только десятый начинаем. Что же Коля, не видит, что ли: ведь отстаем! Эх, взяться бы мне сейчас самому за штурвал, я бы показал скорость!

— Колька, отец сделал пятнадцатый! — не вытер­ пев, крикнул я ему в самое ухо. Он только головой мот­ нул: мол, сам знаю.

Но тут, видно, и его проняло, он резко прибавил ско­ рость. Д аж е дух в груди захватило, того и гляди, от зем­ ли оторвемся.

— Давай, Коля, жми! — радостно кричу я.

И вдруг на пятнадцатом круге — стоп машина!

Коля соскочил с мостика.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ — Гляди-ка,— говорит,— теперь нам каюк! — и по­ казывает мне какую-то деталь.

— А что такое?— спрашиваю я, поняв по его лицу, что случилась беда и, вщ ать, немалая.

— А то,— отвечает он,— зубцы на звездочке сорва* лись. Теперь мы с тобой засели.

Пришлось бежать на центральную усадьбу. Но в колхозной мастерской звездочек не оказалось. Мы — в райцентр. Тут тоже не повезло: оказалось, заведующий мастерской РОС уехал в командировку и вернется толь­ ко завтра. Коля поехал обратно, а я решил заночевать дома, чтобы на другой день достать звездочку и на «ле­ тучке» РОС вернуться в колхоз.

Но наутро выяснилось, что в мастерской звездочек тоже нет. А тут еще с утра зарядил мелкий дождь, сеет и сеет. Я позвонил в колхоз и на следующую ночь опять остался дома. На другой день с утра опять дождь. Я ре­ шил сходить в кино. Возвращаюсь из кино, вижу, у на­ ших ворот стоит мотоцикл.

Захожу в дом, вижу, меня Коля ждет. Поздорова­ лись.

Коля задержал мою руку в своей и говорит сквозь зубы:

— Хорош друг: его там ждут не дождутся, а он тут по кино ходит.

— Что же делать в поле в такую погоду? — спра­ шиваю.

— М ашину ремонтировать, вот что!

— Так ведь звездочки-то нет, я вчера звонил в контору.

— А может, ее год не будет... Ну, сиди, а я поехал!

Коля повернулся и пошел к двери, но не вышел, а остановился и молча смотрит на меня.

Сколько лет вместе учились, а таким я его еще ни­ когда не видел. Он как-то на глазах возмужал, каза­ лось, ему не семнадцать лет, а все тридцать. Взрослый мужчина!

Я начал торопливо переодеваться. Коля все так же молча ждал, когда я буду готов.

Мы выехали на шоссе. Даем километров двадцать в час — не больше, а ка к только свернули на просе­ л о к — совсем завязли. Глина, как тесто, липла на коле­ са. М аш ину пришлось толкать. Мы промокли до нитки, перепачкались в грязи, устали — с ног валимся.

http://elibrary.unatlib.org.ru/

На следующее утро Коля разбудил меня:

— Собирайся быстрее. Отец где-то звездочку для нас добыл. Правда, старую, но со всеми зубцами. Авось выбьемся из прорыва. А денек, я тебе скажу, сегодня на славу!

На всем участке Ивана Кирилловича стояли копны соломы. Значит, он закончил тут работу, и нам его уже, конечно, не догнать. Д а и вообще, разве нам под силу тягаться с ним. У него новенький комбайн, а у нас раз­ валина какая-то, не успели выйти в поле — и уже ава­ рия. Мучайся тут с ним.

Мы ставили звездочку, когда возле нашего комбай­ на неожиданно появился Иван Кириллович в своей про­ масленной гимнастерке и больших кирзовых сапогах.

Вид у него был озабоченный и строгий. Он помог нам поставить звездочку.

— Заводи! — сказал он Коле и стал прислушивать­ ся к работе мотора, как врач к сердцу больного.— М а ­ шина, как человек, тоже имеет свой характер,— неожи­ данно улыбнувшись, добавил он.— Понимать надо.

Оказывается, он совсем не строгий! Глаза у него веселые, и даже густые колючие усы тоже топорщатся как-то весело.

И тут я подумал: «Вот Иван Кириллович сочувст­ вует нашей беде, помогает нам. А если бы с его комбай­ ном случилась авария, что бы я чувствовал? Пожалуй, даже обрадовался бы, что ему теперь нас не догнать...».

— Дядя Ваня, скажите правду,— спрашиваю я,— если бы Коля не был вашим сыном, стали бы вы помо­ гать нам?

— Э-э, друг,— Иван Кириллович покачал головой,— это не родственная помощь, а товарищеская. У нас та­ кой закон: соревнуешься — старайся не только обогнать товарища, но и помогай ему, тяни за собой.

Мы тронулись. Комбайн работал ка к надо.

Мы старались захватывать кр уг побольше, чтобы не делать частых поворотов, экономили каж дую минуту.

Вечером после работы домой не пошли, а принялись проверять узлы. Многое я уже выполнял сам.

Коля вре­ мя от времени поглядывал на меня и говорил одобри­ тельно:

— Вот-вот. Действуй, брат. Отец всегда говорит:

«Крепче завинтишь — дальше поедешь».

http://elibrary.unatlib.org.ru/ Но на следующий день — новая неприятность. На наше поле пришел агроном. Ходит он за нашим комбай­ ном и подбирает оставшиеся на стерне колосья.

Целый букет собрал и к нам:

— Т ак не годится, ребята! Этак вы на каждом гек­ таре по пять-шесть пудов хлеба за здорово живешь оставляете.

Валки стали брать еще ниже, но все равно много об­ резанных колосьев оставалась на стерне.

Тогда Коля внимательно осмотрел подборщик и говорит:

— К а к ты думаешь, Лева, если добавить еще одну щетку?

— Давай попробуем,— говорю.

Установили мы дополнительную щетку, и она-то, можно сказать, вывела нас в передовики. Нашу работу признали хорошей — хлеб мы убрали чисто, без потерь.

Правда, Ивана Кирилловича так и не догнали, он убрал на шесть гектаров больше. Но за сто перевалили в один и тот же день. А по условиям соревнования, на уборке за каждые сто гектаров к комбайну прикреп­ ляется красная звездочка. В один день с Иваном К и ­ рилловичем мы получили первую такую звездочку.

Коля укрепил ее на комбайне и делает вид, что ни­ чего особенного не произошло. И хоть не было ни речей, ни цветов, ни музыки, просто нам пожали руки и сказа­ ли: «Молодцы, ребята!» — на душе у меня был настоя­ щий праздник.

Да и Коля крепился недолго, он дружески подтол­ кнул меня в плечо и кивнул на звездочку:

— Н у как, летчик? Вышли из штопора, а?

— Так держать! — отвечаю.— Еще звездочку! Вто­ рую, третью... И пятую!..

По дороге, поднимая петушиные хвосты пыли, бегут к элеватору машины с хлебом. Это посылает родине свой хлеб колхоз «Первая семилетка». В этот хлеб вло­ жен и наш труд. Пусть он еще маленький, но ведь мы молоды, и у нас все впереди... Вся жизнь!

http://elibrary.unatlib.org.ru/ Пичуга (tl едор Антонов возвращался с U# мельницы, куда отво­ зил зерно. Еще издали он увидел на крыльце конто­ ры председателя. Когда трактор поравнялся с конторой, председатель поднял руку. Из-за его спины выглядыва­ ла... Федор не поверил своим глазам. Да, она самая, Аня, доярка из соседней деревни. «Опять что-то неладно.

Неспроста пришла к председателю,— подумал Федор, подходя к ним.— Всюду свой нос сует, до всего ей дело.

Наверное, прознала, что я вчера Яше дров привез, и при­ бежала председателю жаловаться... Ну, подожди, пичу­ га, я тебе все припомню. Д ол г платежом красен».

— Далеко ли ездил, Антонов? — спросил предсе­ датель.

— На мельницу зерно возил, Андрей Яковлевич.

— В Кармыж порожняком гонишь?

— Мне в мастерскую надо заехать, кое-какие дета­ ли взять, и бочки из-под бензина прихвачу.

— С этим успеется. Сейчас поедешь с ней,— он кив­ нул на Аню, — в Рябчиков лог за силосом.

— Да в мастерскую не поспею, закроют...

— Мы, Федя, быстренько обернемся,— прервала Федора Аня.— У нас коровы без кормов остались.

— Давай, Антонов! — сказал председатель.— Кроме тебя некому, два трактора уехали за лесом, остальные в ремонте.

— Да я не отказываюсь, съезжу,— ответил Федор.— А кто-нибудь там есть, у силосной ямы, чтобы грузить?

— Сами нагрузим,— быстро нашлась Аня.— На фер­ ме возьмем вилы и лопаты. Что так смотришь? Не бой­ http://elibrary.unatlib.org.ru/ ся, силосом больше, чем машинным маслом, не выма­ жешься.— Она подбежала к тракторным саням, вскочи­ ла на них и махнула рукой: — Поехали!

Федор покорно полез в кабину. Ну и девка! Гово­ р и т — не запнется, бегает — не споткнется. Только что просила, уговаривала, а тут сразу хозяйкой себя дер­ жит, ишь, командует: «По-е-ха-ли!..».

Трактор тронулся. Федор смотрит на дорогу, а сам вспоминает первую встречу с Аней.

Федор тогда только еще начал выходить по вечерам на гулянье, только еще начал поглядывать на девушек.

Однажды вечером в Карм ы ж пришли парни и девушки из Чимошура. И Аня с ними. Молодежь веселилась. В какой-то игре Федору выпало поцеловать Аню.

Он не­ умело пытался обнять ее, но Аня не да.валась, закры­ вала лицо руками, потом оттолкнула его и, посмотрев на валенки, в которые он был обут, сказала насмешливо:

— Куда у ж тебе, «старику», целоваться. Иди-ка до­ мой, на печку.

Кто знает, почему он в тот вечер обул валенки. Л е­ том — и в валенках. На всю жизнь запомнится такое, уж очень стыдно было. При встречах с Аней он готов был за семь верст обойти ее, даже издалека чувствовал, ка к насмешливо глядят на него ее глаза.

Но деваться некуда, когда живешь в одном колхозе.

Дороги часто сходятся. И на работе, и в клубе. К а к встретятся взглядами, Федор невольно опускает глаза, но исподтишка все равно посматривает на Аню, а если она скажет что смешное, вместе с другими от души смеется, и ему хочется, чтоб его смех услышала и она.

Пусть услышит, пусть заметит. А может, и лучше, что не замечает? Выставит еще на посмешище при всем народе.

Беда с ней. Не зря побаивался ее и Федор. На к а ж ­ дом собрании кого-нибудь обязательно критикует, ка к будто с нее и только спрос. Однажды и Федору попало за то, что он после работы на участке около фермы оставил прямо на посеве свеклы тракторные бороны.

И прошлой осенью тоже... Федор убирал кукурузу на чимошурском поле. Уборка шла день и ночь. Как-то вечером Аня привела своих подруг-доярок грузить кукурузу на машины. Федор уже отработал дневную сме­ ну, а сменщика нет — заболел.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ — Радуйтесь, девчата! Эту ночку можете отдох­ нуть,— крикнул Федор и начал мыть руки.

— Чему это мы должны радоваться? — Аня встала перед Федором и высоко подняла черные брови.

— Тому, что отдыхать будете! — Федор весело под­ мигнул и, закинув за плечо промасленную сумку, пошел домой. Но Аня прыгнула следом и схватила его за плечо.

— Стой! Никуда не пойдешь! По радио говорили, что к утру будут заморозки. Понимаешь ты это или нет?

К укурузу надо убрать за сегодняшнюю ночь!

— Н у и убирайте,— обозлившись, крикнул Фе­ дор.— Я -свою смену отработал.

Попросила бы по-хорошему, он, конечно, остался бы.

А тут ему захотелось показать самостоятельность: не маленький уж, сам знает, когда что делать.

И Федор ушел.

А к утру все кругом покрылось инеем. Кукурузу, конечно, к а к следует прихватило. Федора вызвали в контору. Когда он пришел, Аня была уже там... Ох, даже 'вспоминать об этом не хочется.

И вот за В'се, что он вытерпел, она же заставит сей­ час таскать из ямы силос, грузить, а -потом, может, еще и раздавать его коровам? От нее всего можно ожидать.

Федор, будто невзначай, искоса смотрит на Аню. На ее лице загадочная улыбка: о чем-то думает. О чем же?

Трактор въехал в Рябчиков лог, остановился у си­ лосной ямы. Федор с неохотой.взялся за вилы.

Аня уже открыла яму и стала кидать силос на сани.

Вилы так и играют у нее в руках. Федор один раз кинет, а она пять.

— Ты, Федя, порасторопнее,—.покрикивает она.— Не жалей поясницу. Девчата ленивых не любят.

Федору хотелось сказать ей что-нибудь резкое, на­ смешливое, но он не находил слов. Так и продолжал ра­ ботать молча.

Вскоре сани были нагружены, и трактор тронулся в обратный путь.

У Ани очень довольный вид. А в сердце Федора буд­ то дятел стучит и копается: «Что же она все время надо мной смеется, подтрунивает... И тебе бы что-нибудь под­ строить... И подстрою!»

Трактор резко остановился.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ Аня соскочила с саней, подбежала к Федору. А он и не обращает на нее внимания.

— Что случилось? — забеспокоилась Аня.

— Са-м не пойму, мотор что-то заглох.— Федор для виду покопался в моторе, поднял голову и посмотрел в сторону деревни:— Да-а, чуть-чуть не доехали.

— то же теперь делать?— спросила Аня.

— Теперь уж ничего до завтра не сделаешь. А завт­ ра на другом тракторе...

— К а к завтра! — перебила Аня.— Коров-то сегодня надо кормить.

Федор пожал плечами.

— Удивительные люди пошли! — сказал он.— Ни шагу без машины не сделают. Тракторист и шофер день и ночь за рулем, работают без отдыха, и никто их не сменит, никто не пожалеет.

Аня покраснела, решительно шагнула к трактору и заглянула в мотор.

Федор равнодушно отошел в сторону: что она пони­ мает в тракторе?

Вдруг трактор вздрогнул, затарахтел и тронулся.

Федор едва успел вскочить на ходу. За рулем сидела Аня.

— Ты что?! — закричал Федор, стараясь пересилить гул мотора.

— Ты же сам только что говорил, что тебя сменить некому. Вот я тебя пожалела.— Аня озорно взглянула на Федора и, заметив его растерянный вид, сказала: — Ты что, не слыхал о всеобуче, что ли? Ведь наши доярки учатся на курсах.

Больше она не глядела на Федора, ей надо было смотреть вперед — ведь сегодня она первый раз вела трактор самостоятельно.

А Федор не сводил с нее восхищенного взгляда: вот тебе и пичуга.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ I !

С коро опять весна Dо Ц время зимних каникул меня вызвали на учитель­ ский семинар в Ижевск. В городе я быстро затоско­ вал по Пешкесу. Д аж е удивительно, какой близкой и родной стала мне эта деревня за такой короткий срок.

Вале я написал большое письмо в первый же день.

Ждал ответа, но его все не было.

Прошло несколько дней. Как-то вечером я прос­ матривал газету и наткнулся на заметку: «Так посту­ пают советские люди». Станция Карамбай... Киномеха­ ник Валентина Пислегина... спасла пятилетнего ребен­ ка... сама попала под поезд... лежит в больнице на стан­ ции Можга...

Я закрыл глаза и схватился за голову, но в следую­ щую минуту уже метался по комнате, лихорадочно со­ бирая вещи и запихивая их в чемодан.

... Стучат, стучат колеса. Тревожные мысли к л е щ а м и сдавили голову, а перед глазами встают, к а к на экране в кино, картины прошлого — и все она, она, Валя. Вот мы с ней стоим на перекрестке. Вот Валя собирает цветы.

Валя выступает на колхозном комсомольском собрании.

Валя скачет на лошади. Валя бежит на лыжах. Валя ти­ хо напевает в своей кинобудке.

Н ика к не могу себе представить, что с ней случилось что-то ужасное. Не верю, не могу поверить!

И снова вспоминаю прошедшее — такое недавнее, такое счастливое время.

Это было в конце августа. После окончания педин­ ститута меня направили в Пешкесскую школу. Я Д°‘ брался поездом до станции Карамбай. Вышел из вагоhttp://elibrary.unatlib.org.ru/ на и долго стоял на перроне, раздумывая, в какую сто­ рону идти. Меня предупредили, что Пешкес стоит в лесу, но тут лес кругом, куда ни погляди. Дежурный в фу­ ражке с красным верхом проводил поезд и ушел. П ас­ сажиров с поезда сошло всего человек пять или шесть, они тоже быстро куда-то исчезли.

Я стоял возле своего чемодана, нерешительно огля­ дывался по сторонам и вдруг заметил девушку в спор­ тивном костюме. Она вышла из-за здания вокзала и тоже остановилась, опершись на велосипед.

Я подошел к ней и спросил:

— Не скажете, ка к добраться до деревни Пешкес?

— Пешкес? — она удивленно подняла брови.— Я как раз туда, хотите, пойдем вместе.

Я с радостью согласился.

Девуш ка шла, ведя велосипед за руль. Я шагал сле­ дом за ней. Дойдя до березовой рощи, она остановилась и обернулась.

— Давайте привяжем чемодан к багажнику,— пред­ ложила она.

— Спасибо, он легкий. Да тут, как я слышал, неда­ леко — не больше двух километров.

— Ровно два. А вы к кому?

— В школу.

— Новый учитель? — догадалась она.

Я кивнул.

— Во-он школа, видите? — девушка показала рукой.

В той стороне, куда она показывала, на лысой горе желтели тесэвые крыши. Скоро показались и другие дома.

— Большая деревня? — спросил я.

— К а к сказать, домов полтораста. Деревня у нас красивая, лес и луга рядом. Клуб есть, кино три раза в неделю бывает.

Разговаривая, мы подошли к околице.

На перекр естке девушка остановилась.

— Вас проводить или сами найдете? — спросила де­ вушка.

— Найду, небось, не в лесу,— смущенно сказал я.

Мне, по прайде сказать, хотелось, чтобы она меня про­ водила или хэтя бы постояла со мной еще немного. Но я испугался: вхруг девушка догадается, что мне не хочет­ ся расставаться с ней, и поэтому поспешно повторил: — Найду, спасибо.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ — И вам спасибо за компанию,— ответила она.— До свидания!

Она вскочила на седло и умчалась, только тонкий змеистый след отпечатался в дорожной пыли.

Мария Ильинична, директор восьмилетки, встретила меня приветливо. Она показала мне школу, познакоми­ ла с учителями.

В тот же день меня устроили на квартиру к одинокой старушке, и началась моя новая жизнь.

Началась она как-то тоскливо. То ли от того, что я еще не привык к новому месту, то ли еще от чего, но на душе все время было неспокойно. Кажды й день я ходил по знакомой дороге до Карамбая, подолгу простаивал на перекрестке у околицы, ожидал сам не зная чего.

Однажды стою я на том самом перекрестке, вдруг слышу:

— Здравствуйте!

Оглянулся — она! Опять на велосипеде, все в том же лыжном костюме. Подъехала, спрыгнула с седла, стоит и смотрит на меня, а я словно воды в рот набрал. П о­ здоровался — и молчу, растерялся, не знаю что сказать.

На обочине дороги росли цветы. Девуш ка положила велосипед, наклонилась и сорвала цветок. Один, другой, третий. Тугие косы, соскользнув с плеч, коснулись травы у ее ног.

Она резко выпрямилась, закинула их за спину и, видимо, почувствовав мое смущение, заговорила первая:

— Ну, ка к вы устроились? У кого на квартире?

— У тетки Лукерьи.

— О-о, у нее не заскучаешь,— немного насмешливо сказала девушка.

— Да, поболтать она любит. А так, вроде, неплохой человек,— ответил я и неожиданно сообщил: — А у меня завтра первый урок!

— Вы первый год преподаете?

— Первый.

— Хорошо... — задумчиво сказала она и стала при­ вязывать цветы к рулю.

Я смотрел на нее. Да, именно такой она представля­ лась мне все эти дни. Лицо худощавое, с еле заметны­ ми веснушками. Небольшой нос слегка вздернут. На правой щеке родинка 'с конопляное семечко.

Она подняла голову, и наши взгляды встретились.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ Ее глаза, ка к два кусочка неба. Они словно озаряли все лицо девушки. Я почувствовал, что краснею.

— Вы далеко собрались? — спросила она.

— Да... То есть, нет. На станцию. В магазин.

Солгав, я еще больше смутился и, чтобы скрыть сму­ щение, протянул ей руку и нарочито громко сказал:

— Второй раз разговариваем, а до сих ;пор не позна­ комились ка к следует. Меня зовут Саша.

— А меня Валя.— Она крепко пожала мою руку.— Я работаю киномехаником. Приходите сегодня в клуб, буду крутить «713-й просит посадку». Про шпионов.

Придете?

— Обязательно!

— Ну, до свидания. Идите скорей, а то магазин за­ кроют,— добавила она, отъезжая.

— Д о свидания,— сказал я, не двигаясь с места.

В клуб я пришел перед самым началом сеанса. Валя стояла на пороге и продавала билеты. Она была в зеле­ ном платье, на голове белая косыночка. Увидев меня, улыбнулась. Я подошел.

— Знакомьтесь, это моя подруга Тоня.

Рядом с Валей стояла черноглазая, коротко, по-городокому стриженная девушка.

— Д а мы ка к будто уже знакомы,— сказала она.— Здравствуйте, Саша. Вот здорово! Меня ведь тоже сюда на работу прислали.

Я вспомнил, мы встречались с ней на студенческих лы жных соревнованиях, она тогда училась в фельдшер­ ской школе. Я даже фамилию ее запомнил — Городилова.

Во время сеанса мы с Тоней сидели рядом. Потом зашли в будку к Вале, и я проводил девушек домой.

Они жили вместе.

На следующий день начался учебный год. Первый мой урок проходил в шестом классе. До этого я давал уроки только на практике, и теперь очень волновался.

Двадцать пар глаз смотрели на меня. Они все видели, все замечали: и ка к неуверенно хожу я по классу, и как дрожит у меня рука с мелом, когда пишу на доске.

Больше всего мешали мне руки. Я просто не знал, куда их деть: то положу на* стол, то суну в карман, но тут же, спохватившись, вытягиваю их по швам, как http://elibrary.unatlib.org.ru/ солдат. Только к концу урока я забыл про свои руки, и тогда все пошло хорошо.

Сорока пяти минут мне, конечно, не хватило, домаш­ нее задание пришлось давать уже после звонка.

С первых же дней работы в школе на меня навалили кучу дел: назначили редактором школьной стенгазеты и агитатором (секретарь парторганизации колхоза всех учителей записал в агитаторы). Мне досталась ферма.

Я бывал там почти ежедневно, а вечерами готовился к урокам и поэтому больше недели не был в клубе, хотя мне очень хотелось повидать Валю.

Как-то после урока выхожу из класса и слышу:

— Здравствуйте, Александр Семенович!

Смотрю, в коридоре у окна стоит Валя.

— Добрый день, Валя. Каким ветром вас к нам занесло?

— Меня Павел Никандрович, физик, просил зайти — ребятам надо журнал показать. И потом на консуль­ тацию.

— На какую консультацию?

— По физике. Я ведь учусь. Заочно. А что ж вы в кино не приходите?

— Некогда было. Сегодня приду.

— А сегодня кино не будет,— сказала Валя.— Сего­ дня репетиция художественной самодеятельности, мы спектакль готовим. Но вы все равно приходите, у нас мужские роли играть некому. Парни наши какие-то чуд­ ные, никак не идут в самодеятельность. Тоня ка к раз собиралась поговорить с вами, вовлечь, так сказать.

К нам подошел учитель физики, Павел Н икан­ дрович.

— A -а, Валечка, уже пришла? — он поправил очки.— Вот и хорошо.

Я попрощался и ушел.

С этого дня я стал каждый вечер бывать в клубе.

Мы готовили спектакль к Октябрьским праздникам.

Главные роли в пьесе дали мне и Тоне. С ней я ско­ ро стал чувствовать себя свободно, а вот перед Валей робел, и даже на танцах почему-то не реп. алея ее при­ глашать и танцевал все время с Тоней.

Валя любила свою работу. Она показывала картины не только в Пешкесе, а два раза в неделю ездила в со­ седние деревни.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ Как-то раз, в проливной дождь, я встретил ее на улице. Она была в плаще, в кирзовых сапогах и с тру­ дом тащила за руль велосипед, на каждом колесе ко ­ торого было, наверное, по пуду грязи.

— Далеко? — спросил я ее.

— Вот, в Ш амш ур собралась, да дорогу развезло.

Велосипед не свезешь.— На ее лбу поблескивали бисе­ ринки пота, прядка волос выбилась из-под платка.

— Т а к не езди сегодня, вон дождь-то, ка к из ведра!

— Надо ехать, Саша. Народ будет ждать. Попрошу лошадь.— И она зашагала к правлению, а я пошел в библиотеку.

Прошло немного времени — смотрю, Валя проска­ кала по улице верхом.

Я не пропускал почти ни одного фильма. Каждый раз рядом сс мной сидела Тоня. Когда на экране пока­ зывали что-нибудь страшное, она хватала меня за ру­ ку, прижималась плечом. Но как мне хотелось, чтобы на месте Тони была Валя! Во время коротких переры­ вов при смене частей я оборачивался и смотрел на маленькие окошечки, где ярко горел свет и мелькали ловкие смуг.7 ые руки.

После сеанса, когда мы заходили к Вале в будку, я помогал ей перекручивать ленты.

Однажды мы заговорили о фильме.

— Мне фильм не понравился! — горячо сказала То­ ня.— По-моему, этого не может быть, чтобы такой сим­ патичный парень полюбил сектантку. Не за что ее лю­ бить, все этс выдумки!

— Любовь зла,— сказала Валя, протирая лампу.— Мало ли что в жизни бывает.

Завязался спор.

— А по-моему, чем вот так спорить, лучше организо­ вать диспут. Обсуждать некоторые фильмы,— предло­ жила Валя.— Конференции зрителей, а?

Договорились с библиотекарем, и с этого времени у нас начались обсуждения фильмов и прочитанных книг.

Библиотекарь очень хвалил Валю за инициативу, по­ тому что теперь молодежь охотно ходила в клуб не только в кино да на танцы.

В одно из воскресений мы катались на лыжах:

Тоня, Валя и я.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ — В следующий раз с нами пойдут доярки,— ска­ зал я.

— Ты, я вижу, жить не можешь без своих доя­ рок,— насмешливо сказала Тоня.— Может, ты и коров с ними доишь?

Я пожал плечами — совсем не остроумно!

— Что ж тут плохого, если девушки пойдут вместе с нами? — поддержала меня Валя.

— Д а они и стоять-то на лы жах не умеют, не то что ходить! — не сдавалась Тоня.

— Научим,— сказал я.— Возьмем в школе лыжи и научим. А потом проведем соревнования.

Соревнования устроили под Новый год.

У мужчин на первом месте оказался комбайнер Петя Трофимов, прозванный за свой рост «телевыш­ кой». Он обогнал меня на две минуты. И? женщин пер­ вой к финишу пришла Тоня, за ней доярка Маша (так что зря Тоня смеялась!), третьей Валя.

Через несколько дней, ка к только начались зимние каникулы, меня вызвали в Ижевск на семинар.

Перед отъездом я зашел в клуб. Там никого не бы­ ло, и лишь из будки киномеханика слышалась песня.

Я заглянул в полуотворенную дверь.

Валя, не за­ мечая меня, возилась с аппаратом и негромко пела:

Соловьи до утра поют, Д о утра уснуть не дают...

Я начал тихонько подпевать. Валя вздрогнула, ог­ лянулась.

— Саша! Ох, ка к ты меня напугал!

А я, приложив руку к груди, запел громко, ка к со сцены:

Посмотри мне в глаза — И поймешь, что хочу я сказать, Посмотри лишь в мои глаза...

Валя улыбалась. Я подошел к ней, и мы вместе про­ пели песню до конца. И песня сказала то, что каждый из нас таил на сердце.

Я сказал Вале, что уезжаю в И ж евск на две недели.

Мы попрощались, и я поцеловал ее. В первый раз!

Из Ижевска я написал Вале письмо, открыл в нем всю душу. И вот, вместо ответа маленькая газетная заметка...

http://elibrary.unatlib.org.ru/ Я очнулся от воспоминаний, когда поезд остановился на станции М ож га. Выпрыгнул из вагона и побежал в больницу.

Вдруг слышу:

— Саша! Са-аша!

Оглянулся — меня догоняет Тоня.

Она перевела ды­ хание и спросила:

— К Вале?

— Конечно.

— Я была у нее только что. Она в гипсе лежит.

Я схватил ее за руку:

— К а к все это случилось?

Тоня тяжело вздохнула.

— В тот день Валя везла из города новую картину.

На станции переезд был закрыт. Приближался поезд.

И вдруг она увидела, что на рельсах играет мальчиш­ ка. Валя закричала и бросилась к нему. Его-то оттол­ кнула, а сама не успела...

К Вале меня не пустили.

Знаете ли вы, как тяжело стоять перед закрытыми больничными дверьми? Где-то там, в дальней палате, страдает человек, и его глаза ищут тебя, чтобы взгля­ нуть, а тебя нет.

Хорошо хоть Тоню пускают.

Она уносит мои ма­ ленькие записки и гостинца, а приносит одну и ту же весть:

— Вале все еще плохо.

Ах, Валя, Валя! Если бы я мог хоть немного облег­ чить твои страдания, разделить их! Почему я не фельд­ шер, ка к Тоня, или не врач? Я сам лечил бы Валю, я носил бы ее на руках.

В воскресенье мы с Тоней пошли на лыжную про­ гулку. Пошли туда, где раньше бывали с Валей. Нашу старую лыжню занесло снегом.

Погода была ясная, снег искрился на солнце. Хо­ рошо!

Прокладывая лыжню, Тоня ринулась вниз со скло­ на, низко присев и прижав палки локтями.

Я помчался следом.

В ижу, внизу Тоня упала. Палки разлетелись в сто­ роны, одна лыжа воткнулась в снег. Я затормозил око­ ло нее. Тоня поднялась с трудом, все ее лицо было в снегу, но смеется, вытряхивает снег из рукавов, из-за ворота.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ Я помог ей отряхнуться, подал палки.

Мы катались почти до вечера, а вечером пошли в кино.

В кино, ка к всегда, сидели рядом. Я по привычке все оглядывался на будку киномеханика.

— Смотри, смотри, в реку прыгнул! — шептала То­ ня, обжигая мою руку своей маленькой горячей ру­ кой.— Ой, неужели утонул? — и она прижималась ко мне.

Внезапно экран погас, аппарат захлебнулся. Люди зашевелились, заволновались.

Вдруг чей-то голос:

— Граждане, кино не будет, аппарат сломался.

Зажегся свет.

— Тоже нашли киномеханика! — раздались возму­ щенные голоса.— При Вале, небось, такого не бывало.

При Вале...

На другой день после уроков я собрался в М ож гу.

Я стоял на перроне, ожидая поезда, когда ко мне подошла Тоня и обиженно сказала:

— Вот он где, а я-то сижу, жду...— она поправила волосы, упавшие на лоб.— Вообще-то я сегодня не со­ биралась в М ож гу, да кое-какие медикаменты кончи­ лись, пришлось ехать. Скоро поезд?

— Через десять минут.

В Можге, сойдя с поезда, Тоня направилась было к аптеке, но я уговорил ее сначала сходить в больницу и поговорить с главврачом, чтобы меня пропустили к Вале. Тоня нехотя согласилась.

И вот, наконец-то, мне дали халат!

Мы прошли по длинному коридору и остановились у двери палаты.

— Валя, к тебе гости,— сказала молоденькая мед­ сестра, открыв белую дверь.

И я снова увидел голубые глаза, чуть вздернутый нос и родинку на щеке.

«Валя!» — хотел крикнуть я, но голоса не было, и я молча подошел к койке.

Валя тоже молчала, лишь переводила взгляд с меня на Тоню и снова на меня.

— Вот, так, Александр Семенович...— наконец, про­ изнесла она.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ «Александр Семенович»! Меня как ножом по сердцу полоснуло, и я растерянно забормотал:

— Ничего, Валя. Выздоровеешь. Все будет хо­ рошо...

Но она уже не смотрела на меня.

— Тонечка, от мамы нет письма? — спросила она.

— Нет.

— Я тоже давно ей не писала. Вот отправь, лад­ но? — она достала из-под подушки исписанный тетрад­ ный лист.— Я ей, конечно, об этом не написала, а то будет убиваться.

На ее ресницах застыла маленькая слезинка. Она вытерла ее уголком простыни и улыбнулась через силу.

— Пора уходить,— сказала медсестра.

Куда девались все хорошие, ласковые, ободряющие слова, которые я приготовил для Вали!

— Д о свидания, Валя, выздоравливай,— только и смог сказать перед уходом.

Бежали дни. Зима в этом году выдалась удивитель­ ная: то отчаянный холод, то снег валит, а то и дождь пойдет.

От такой погоды тетка Лукерья слегла с воспале­ нием легких. У нее был сильный жар, и Тоня трое суток не отходила от ее постели, поила с ложечки лекарства­ ми, делала уколы. Она убиралась у нас и варила еду для старушки и для меня. Тетка Лукерья не могла нахвалиться девушкой.

Вечерами, когда я проверял тетради, она садилась напротив, клала руки на стол и, спросив о чем-нибудь постороннем, начинала издалека:

— Люблю я Тонечку. Что ни говори, золотая девуш­ ка. Руки-то у нее мягкие, ласковые. Когда укол ставит, хошь верь, хошь нет, даже не чувствую. И хозяйка хо­ рошая. Хоть ученая, а рук замарать не боится, за все берется. Вот осчастливит кого-то.

Тетка Лукерья говорит, а сама хитро на меня погля­ дывает.

Я» конечно, прекрасно понимаю, куда она клонит, но прикидываюсь простачком и отвечаю на ее вкрадчивые слова:

— Кого-то осчастливит, конечно.

— А та, что кино крутит, все еще в больнице? — про­ должает тетка Лукерья.— Ходил, небось? К а к она, бедняжка, жить теперь будет. Если бы муж был. А те­ http://elibrary.unatlib.org.ru/ перь кто ее возьмет? — Тетка Лукерья подвигается ко мне ближе. — Я ведь все понимаю, сынок. У меня все сердце за тебя изныло. Ведь ты мне, как родной. Все думаю, думаю, иной раз всю ночь не усну... Вдруг, ду­ маю, та возьмет да и сядет парню на шею.

Я вспылил и закричал, не помня себя:

— Д а перестаньте в конце концов! Валя не бед­ няжка, а красивый, хороший человек!

Я выскочил из-за стола и стал ходить по избе из угла в угол, только половицы заскрипели.

— Не сердись, сынок,— дрогнувшим голосом ска­ зала тетка Лукерья. — Я тебе же добра желаю: уж очень ты на сына моего, Федю, похож. На фронте он по­ гиб. Вот и хочу, чтобы ты счастья своего не проглядел.

Я накинул пальто и, не говоря ни слова, вышел на улицу.

...Я лежал в постели, нарочно оттягивая минуту, когда нужно будет вставать. Утром лучше думается, а мне было о чем подумать.

Вчера после уроков я зашел к Тоне. Еще накануне я пообещал ей напилить и наколоть дров.

Работы хватило до самого вечера. Потом Тоня го­ товила ужин, а я рассматривал ее альбом с фотография­ ми. На одной увидел себя рядом с Тоней. «Снимались после лыжного кросса»,— вспомнил я. Тоня подошла, заглянула через мое плечо.

— Храню на память,— сказала она.— А моей кар­ точки у тебя нет?

— Нет.

— И не надо?.. — она потянулась и вдруг поцелова­ ла меня в губы...

В избу вошла тетка Лукерья.

— Люди устать успели, а ты еще лежишь,— укориз­ ненно сказала она.— Аль приболел?

— Да, нездоровится что-то.

— Сейчас за Тоней сбегаю,— засуетилась она.

— Нет, нет! Не надо: я уже выпил лекарство,— и, натянув одеяло на голову, я повернулся к стене.

...Вьюжит. Дорогу почти совсем замело. Сегодня Валю выписывают из больницы, и я еду за ней.

Тоню я не видел с того самого вечера, когда она по­ целовала меня. Я знал, что она ждет меня, но не прихо­ http://elibrary.unatlib.org.ru/ дил, и она, должно быть, поняла, что не приду никогда.

Не сердись на меня, Тоня. Я ничего не могу поделать с собой, я люблю Валю, только ее.

В М о ж гу я приехал к полудню и около больницы встретил Тоню. Лицо у нее было невеселое, глаза крас­ ные. Увидев меня, она сошла с дороги и молча прошла мимо, оставляя в снегу глубокие следы.

Валя сидела на диванчике в коридоре. Рядом, обняв ее, сидела какая-то женщина.

— Ты мне теперь все равно, что дочка,— говорила женщина.— Поедем ко мне, будешь жить у нас.

Тут Валя заметила меня.

— Спасибо, Евдокия Дмитриевна',— сказала она.— Я поеду к себе домой, за мной приехали.— Она встала, опираясь на костыль.— Посиди тут, Саша, я сейчас оде­ нусь.— И ушла.

Мы разговорились с Евдокией Дмитриевной. О казы­ вается, это ее сынишку спасла Валя.

Вскоре вышла Валя, совсем готовая в дорогу. В ру­ ке она держала конверт.

— Вот, только что передали,— сказала она и, надор­ вав конверт, вынула письмо, прочла сама, а потом про­ тянула мне:

— На, прочти. От Тони.

«Прощай, Валя,— писала Тоня.— Наши дороги рас­ ходятся. Говорят, третий лишний. Я не хочу быть этим третьим. Я уезжаю. Тоня».

— Ну, нам пора,— сказала Валя.— До свидания, Евдокия Дмитриевна, спасибо вам за заботу.

Они обнялись и поцеловались на прощанье.

Мы вышли за ворота. Вьюга усилилась. Белый снег заметал дорогу, Тонины следы.

Лошадь пошла рысью, прокладывая новый путь. Ва­ ля смотрела вперед, подставив лицо встречному ветру.

Чему-то улыбаясь, сказала:

— Скоро опять весна!

http://elibrary.unatlib.org.ru/ v m if i H i i ii i ii i ii i ii i ii i ii i ii i r ii r i ii i ii i ii i ii i i ii i ii i ii i ii i im i ii i ii i ii i ii i ii i n n n n in i r n r Свадьба будет!

J |e H a — моя самая лучшая подруга. Мы с ней дружим с малых лет. В школе семь лет сидели на одной парте. После семилетки Лена пошла учиться в восьмой класс, а я стала работать в колхозе.

Мне очень не хотелось отставать от подруги, но мать сказала: «Ты за Леной не гонись, у нее отец председа­ тель, и она у него одна, а у меня вас четверо, всех надо на ноги поставить...»

Все же нашим дорогам не суждено было разойтись окончательно. Через три года Лена кончила десятилет­ ку, но в институт не попала по конкурсу и, ка к я, пош­ ла работать на нашу ферму дояркой. Может, это нехо­ рошо, но я, признаться, была рада: снова мы вместе!

А мы, и правда, стали неразлучны. Нас в деревне даже прозвали близнецами, хотя мы совсем не похожи друг на друга: она черненькая, а у меня волосы свет­ лые. На работу ходим вместе, в клубе тоже всегда вдвоем, даже в хоре самодеятельности поем рядом.

Прошлой осенью к нам в деревню повадился Борис, зоотехник из соседнего колхоза., и все к Лене поближе держится. В любую погоду он тут ка к тут. Оно понят­ но — любовь! Зимой он протоптал тропу между двумя деревнями, у нас ее так и называют «Борисова тропка».

А недавно заявляется к нам Борис не один, а с Анной Павловной, лучшей дояркой их колхоза.

— М ы,— говорит,— приехали к вам на неделю. Нам от района дали задание помочь вам в работе.

Наши доярки сначала к ним холодно отнеслись: мол, чего нам помогать, сами, поди, работать умеем. Но по­ степенно ледок растаял, девушки повеселели, стали приhttp://elibrary.unatlib.org.ru/ ветливее разговаривать с гостями, рассказывали им о своей жизни, о работе. Оказалось, в соседнем колхозе от каждой коровы надаивают в день пятнадцать— восем­ надцать литров, а у нас больше десяти литров никак не выходит.

Анна Павловна не спеша обошла всю ферму, а потом спрашивает:

— Ну, девушки, «кто из вас доверит мне подоить своих коров?

М ы переглянулись, не зная что сказать. Мы-то ду­ мали, что она посмотрит на нашу работу, даст совет, что ли. А тут вдруг предлагает поработать за нас. Не­ удобно как-то.

Все смущенно молчали.

Тут Наталь, самая боевая из нас, посмотрев на Бориса и Лену, сказала:

— Надо сегодня Лену от работы освободить!

Лена так покраснела, что, казалось, вот-вот кровь брызнет с лица.

Мне стало жаль ее, и я уже хотела предложить для дойки своих коров, но Анна Павловна подошла к Н а­ таль:

— Мне вот с тобой хочется поработать. Давай нач­ нем с твоих коров.

А Борис между тем тоже не терял времени даром.

Он внимательно осмотрел ферму, проверил состав кормов.

— Давно пора взяться за механизацию, — сказал Борис. — Не по научным рационам коров кормите, ко г­ да какой корм подбросят, ладно. Я поговорю с вашим и председателем.

Вот хорошо-то! Может, наш Карп Иванович хоть Бо­ риса послушает. Сами-то мы уж устали говорить с «им о механизации и о кормах.

На ферму его калачом не за­ менишь, а дома только заикнемся о чем с Леной, он на­ чинает сердиться:

— Будет вам, дочки, хоть дома-то про ферму не го­ ворите, и так все уши прожуж жали!

П рож уж ж али, а что толку? Интересно, не шуганет ли он и Бориса? Ведь Карп Иванович очень важным стал. Одно время наш колхоз ходил в передовых, вот он и заважничал, привык слышать только похвалы себе и сидеть в президиумах. И хотя многие колхозы давно уже обогнали нас, Карп Иванович по-прежнему ставит себя http://elibrary.unatlib.org.ru/ очень высоко и уж если окажет слово — ка к отрубит, возражать ему никто не смей.

Нам было интересно послушать, ка к он будет гово­ рить с Борисом, и мы все пошли за ним в правление.

Карп Иванович встретил Бориса ка к нельзя лучше.

— У вас никакой механизации на ферме,— говорит Борис.

— А мы, Борис Никитич, к будущей осени новую ферму построим, там у нас все будет: и кормокухня и механизация.

Борис тут начинает про корма, про калории гово­ рить, а он ему про экономию: мол, о весне надо думать.

И все «Борис Никитич» да «Борис Никитич». А как мы словечко в защиту наших коров вставили, так он на нас волком глянул, и подбородок у него затрясся. Это у него всегда так, когда сердится.

— Значит, вы, Борис Никитич, и кормодробилку под лабазом углядели. Ох, и дотошный же вы человек! Мне бы такого зоотехника. А то прислали какую-то недоте­ пу. Не успела приехать, ка к уже на учебу запросилась.

Я ее не удерживал: поезжай, думаю, может, там ума на­ берешься. Вот с таким специалистом, ка'к вы, и мне бы легче работать было. Дело, дело вы говорите, Борис Н и­ китич. Рацион постараемся изменить. Вот уж о подсчи­ таем, может, картошки выделим для коров. И о кормодробилке тоже верно, сегодня же пошлю человека кор­ модробилку установить, а то корма у нас даются без подготовки, этак и коров испортить недолго.

В тот же день он прислал на ферму механизатора и прибавил кормов.

Карпа Ивановича было не узнать. Ходит по деревне, земли под ногами не чувствует.

Зашел к нам на ферму и отозвал меня в сторонку:

— А ну, дочка, поди-ка сюда.

Я своего отца не помню, он на фронте погиб. А Карп Иванович знает, что я самая близкая подруга его Лены, и всегда называет меня «дочкой».

Отозвал он меня в сторонку и давай расспрашивать о Лене да о Борисе: мол, ка к и что.

Надежный ли он па­ рень? Не обманет ли Лену? Потом улыбнулся:

— Пара. Оба словно молодые репки. Скоро свадьбу сыграем.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ И вдруг все переменилось. В последний день, когда Борис с Анной Павловной уже собирались домой, при­ ходит председатель на ферму злой, Лену обругал, на нас ни за что ни про что накричал, а на Бориса смотрит зверем.

— Нечего вам здесь больше делать. Заседания устраивать тут не дам.

Он хотел еще что-то сказать, но только посмотрел вокруг, плюнул в сердцах и ушел.

Потом вернулся:

— Лена! Иди-ка сюда, чертова дочь!

Лена вышла с ним за дверь, и мы услышали Карпа

Ивановича:

— Н икакой свадьбы не будет! Понятно? Чтоб боль­ ше его ноги здесь не было! Зоо-тех-ник!

Лена вернулась на ферму, прижимая к глазам кон­ цы головного платка, и, рыдая, ничком упала на солому.

Я села возле нее и стала ее успокаивать. Наконец, она перестала плакать и рассказала, что случилось и почему Карп Иванович так разозлился па Бориса.

Оказывается, Борис, ознакомившись с бумагами в конторе, обнаружил, что нынче по кукурузе были со­ ставлены липовые документы. Наш кукурузовод меха­ низатор Вася Петров за высокий урожай получил пре­ м и ю — мотоцикл, сам Карп Иванович тоже получил де­ нежную премию. На районном совещании наш предсе­ датель, а за ним и Вася Петров держали речи, расска­ зывали, ка к колхоз добился высоких урожаев кукурузы.

В бухгалтерии сходился дебет-кредит: много кукурузы собрали, много и скоту скормили. Д а если бы наши ко­ ровы па самом деле получали столько кормов, как об этом в отчете писалось, то у нас бы молочные реки текли!

Обо всем этом Борис рассказал Лене и хотел погово­ рить на заседании правления. Лена сначала было испу­ галась, что отец, рассердившись на Бориса, не разре­ шит им жениться, но потом согласилась с Борисом, что надо обо всем сказать прямо и откры то— и о дедовских условиях работы на ферме, и уж, конечно, о приписке.

— Но отец прознал про паши намерения, и теперь, сама видела, ка к рассвирепел,— говорила Лена.— Что теперь будет?

Карп Иванович правление так и не собрал. Борис и Анна Павловна ушли к себе в деревню. А через несколь­ http://elibrary.unatlib.org.ru/ ко дней нашего председателя вызвали в район и там, видно, здорово взгрели.

Ходит человек, повесив голову, глаз не поднимает, разговаривает тихим голосом, и только когда Лена решится заговорить о свадьбе, кри­ чит:

— Свадьбе не бывать! Не бывать!

Но мы, комсомольцы, решили по-своему: свадьба будет! Будет большая, веселая, комсомольская свадьба!

В это воскресенье мы всем колхозом провожаем Ле­ ну. Мне не хочется расставаться с подругой, но я ду­ маю, что ненадолго: у нас скоро будет отчетно-перевы­ борное собрание, и наши колхозники поговаривают, что надо избрать председателем Бориса. Бориса Никитича.

–  –  –

^ и н а вышла из правления и остановилась в раз­ думье.

Кондй сидел на телеге, держа вожжи в руках, и, по всему видать, поджидал Зину. Она вздрогнула, вспом­ нив, какими глазами он смотрел на нее на заседании, ну прямо — бешеный бык. Пусть уж он едет один, а она лучше пойдет пешком.

Зина сделала несколько торопливых шагов, но тут же остановилась: нет! Отступить с первого раза? А по­ том ка к же? Ведь теперь каждый день придется встре­ чаться с ним, и каждый раз, увидев у нее бригадир­ скую сумку, он будет вспоминать сегодняшнее заседа­ ние правления колхоза, Зинино выступление и то, что получилось: будто она сама, своими руками сняла с него эту сумку.

Зина вскинула голову и, решительно подойдя, лов­ ко вскочила на телегу.

— Поехали!

Звучно хлестнули вожжи по гладкому крупу же* ребца, конь рванул вперед, и мелкие камешки полетели в стороны из-под колес.

Поравнявшись с магазином, Кондй остановил ло­ шадь и передал вожжи Зине:

— Я того... зайду. Надо на радостях... Ты меня не дожидайся.

Зина не успела ничего ему сказать, как он спрыг­ нул с телеги и быстро вошел в магазин.

«Эх, Кондй, Кондй, сгубило тебя это самое «того»! — подумала она.— К а к стал бригадиром, появились д руж ­ http://elibrary.unatlib.org.ru/ ки-приятели, один стопку поднесет, другой, третий, и приучили к стопкам».

Зина- подождала немного и потихоньку тронула. За­ нятая своими мыслями, она не заметила, ка к подъеха­ ла к деревне.

Была суббота. От бань, жмущихся к берегу речки, расстилается дым. Вон возле Матвеевой бани вертится «заводская невеста». Так прозвали в деревне Нину, но­ вую жену Матвея, которую он привез из города. Пять лет эту баню топила Зина, а теперь в ней распоряжает­ ся «заводская невеста».

А вон Славик, их сынишка, катается на велосипеде возле бани... Но что это? Славик, отпустив педали, мчит­ ся по крутому склону прямо к реке, он почему-то не въехал на мост, а свернул с дороги и скрылся под обры­ вом. Сердце у Зины екнуло. Не доехав до моста, она со­ скочила с телеги и побежала к берегу. У самой воды ва­ лялся вверх колесами велосипед. Славик барахтался в мутной воде.

— Славик! Славик! — закричала Зина и прыгнула в реку. Она подхватила малыша и вынесла на берег.

Мальчик почти не дышал. Зина, повернув его вниз ли­ цом, положила на колени.

В это время к реке спустилась с ведрами Нина. Уви­ дев сына на коленях Зины, она выдернула его у нее из рук.

— Чего тебе надо от него, бесстыдница? — злобно бросила она, но, взглянув на посиневшее лицо сына, прижала его к груди и заголосила истошным голо­ со м :— Ой, сыночек! Ой, Славик милый мой!

Из бани показалась высокая старуха, мать Матвея, по прозвищу Длинная Дарья, и, сгорбившись, через ого­ род тоже побежала к реке.

— Мама, что сделали с нашим Славиком! Не ды­ шит он!

— Дышит... Одежду-то на нем смените скорее,— тихо проговорила Зина, направляясь к телеге.

Уже порядочно отъехав от реки, она почувствовала пронизывающий холод.

После того ка к Зина ушла от Матвея, она сначала снимала квартиру, а потом купила старую избу. Ж ила одна. Вскоре к ней пришла племянница. Надя и Кондй http://elibrary.unatlib.org.ru/ не успели сыграть свадьбу, жениха призвали в армию.

Надя осталась беременна. Она постыдилась рожать в родном доме, полном братьев и дядюшек, и пришла к Зине. Д а здесь и осталась жить с сыном. Кондй, отслу­ жив, вернулся в родное село, но жениться не спешил.

Потом Надя услышала, ка к он по пьянке хвастался сво­ ему д руж ку: «Надька-то? Что, ты девок не знаешь, что ли?.. А жениться погожу, невест вокруг, ка к воды в реке, без ребенка найду».

Сейчас Зина не мыслит жизни без них. Надин Вов­ ка уже вырос большой. Мать часто дежурит ночами на ферме, и мальчик, оставаясь с Зиной, привык к ней. Под­ валившись под бок Зине, он спит, спокойно посапывая, и чему-то улыбается во сне. Зина ласково поглаживает шелковистую мягкую голову, обнимает мальчика и при­ жимает к себе.

Думы, воспоминания. Зина никак не может уснуть.

Перед глазами встает река, опрокинувшийся велосипед, и Славик с бледным, позеленевшим лицом... И вдруг, ка к искра, пронзает сердце вопрос, отдавшийся во всем ее существе острой болью и тревогой: а почему Славик не ее сын? Почему? Тогда бы, может, и Матвей... Но она гонит от себя эту мысль: нет, нельзя об этом думать, все прошло — и поросло быльем. Прошлого не воротишь.

Д а и не надо, чтобы оно возвращалось.

Но воспоминания о прошлом приходят помимо ее воли, на них запрета не наложишь.

... Матвей, окончив в Ижевске курсы бухгалтеров, вернулся в деревню. Вернуться вернулся, но за работу приниматься не торопился. Зина видела, что мужа чтото беспокоит и что он все время думает о чем-то.

— В Ижевске предлагают одно место, хорошее ме­ сто — зарплата больше ста рублей,— сказал он однаж­ ды.— Хозяйство у нас тут небольшое, продадим и уедем все в город.

Зина и мать Матвея, Длинная Дарья, даже слушать его не хотели.

— Не болтай зря, здесь нам тоже неплохо,— сказа­ ла свое слово Дарья.

— Учись, а потом на трудодень садись,— угрюмо от­ ветил Матвей.

У же тогда Зина сердцем почувствовала неладное. Не было у мужа ни в словах, ни во взгляде прежней ласки http://elibrary.unatlib.org.ru/ и теплоты. О переезде в город он больше не заговари­ вал, но и на вопросы не отвечал. Все, что ни говорила ему Зина, выслушивал молча. Непонятный какой-то стал Матвей.

Он пожил в деревне еще неделю и уехал в Ижевск.

Зина стирала, когда в избу постучался почтальон.

— Матвей дома? — спросил он, копаясь в своей сум­ ке.— Письмо ему.

— Какое письмо? — спросила Зина и, не сполоснув мыльных рук, только слегка вытерев их фартуком, по­ дошла к почтальону.— Уехал он. В Ижевск. Письмо-то откуда?

— Кажись, из Ижевска,— сунул ей в руку поч­ тальон синий четырехугольный конверт.

«Наверное, с того самого места, про которое Матвей говорил. Небось,,на работу вызывают»,— подумала Зина и распечатала конверт.

Письмо дрогнуло в Зининых руках, ее лицо вспых­ нуло алой краской, и вся она сразу сникла опустив плечи.

«Здравствуй, дорогой мой Матвей,— читала Зина,— наш сын... Твоя Нина...».

Зина стояла над корытом посреди избы. В горле за­ стрял ком слез и рыданий, который ни проглотить, ни выплакать, и ослабевшие ноги будто прилипли к полу, Зина не в силах была сделать шага. Синий надорван­ ный конверт выпал из бессильно опустившихся рук и, как осенний лист, порхнув, лег на пол.

Матвей приехал через несколько дней.

— Почему один? — спросила Зина, как только он показался на пороге.

Матвей ничего не ответил, но сразу догадался обо всем.

Пересилив обиду, Зина заговорила:

— Живи у ж в городе, их не оставляй. Смотри, чтоб сын твой без отца не остался. У меня детей нет, я какнибудь одна проживу.

— Сам знаю, что мне делать,— насупился Матвей.— Где хочу, там ж иву — дом свой.

— Дом свой? Так, значит, вот почему ты туда-сюда шастаешь? Раз у тебя дом свой, так меня ни за кого не считаешь? Мне твой дом не нужен. Сама уйду, чтоб только на тебя не смотреть!

http://elibrary.unatlib.org.ru/ Зина выбежала из избы, громко хлопнув дверью.

Ночевать она не пришла. На следующее утро, выйдя на улицу, увидела в конце деревни на большаке, обсажен­ ном березами, уходящего Матвея. Заныло сердце: ка к же так получилось? Уходит? До станции всего четыре километра, сядет на поезд и уедет навсегда. Но ведь Зина любит его, любит! Целых пять лет прожили душа в душу. Она же сама отпустила его учиться в Ижевск, ждала столько и вот теперь сама оттолкнула.

Зина готова была уже бежать за ним вдогонку, но остановилась. Взглянула еще раз на большак,и отвер­ нулась.

Сколько раз уже было так в ее жизни: сердце тянет ее делать одно а она возьмет и сделает ка к раз наобо­ рот. Когда приехал Матвей, Зина думала поговорить с ним по-хорошему, а получилось— вспыхнула, нагово­ рила обидных слов и ушла.

И так во всем — вспыхнет, наговорит чего не надо бы. Н у к а к бригадирствовать с таким характером?

В бригаде люди разные, к одним душа лежит, к другим нет, но со всеми надо находить общий язык: и с Кондй, и с Матвеем, и с «заводской невестой». Тут уж не по­ вернешься, не уйдешь.

Председатель и раньше не раз говорил, что хочет поставить Зину бригадиром, но она отказывалась. На последнее заседание тоже шла, не думая о бригадир­ ской сумке. Но повернулось все по-иному. К а к начали говорить об отставании бригады, о том, что с севом запоздали, она не вытерпела.

— Бригадир наш Кондй Захаров во всем виноват,— сказала Зина.— Нельзя ему больше доверять бригаду.

Совсем потерял совесть человек. В такое ответственное время три дня пропьянствовал!

Когда предложили ей стать бригадиром, сгоряча она согласилась. Теперь, поостыв, ругала себя: «Скажешь слово, подумают люди, будто свои семейные неудачи в колхозные дела мешает, свою злобу срывает. Всем известно, что Матвей тянет за собой Кондй. Раз ушел, зачем еще появился ты, Матвей? К а к мне с тобой поступить?»

— Дядя Кондй!— послышался под окном тоненький мальчишеский голосок,— дядя Кондй!

http://elibrary.unatlib.org.ru/ Кондй высунул лохматую голову.

— Чего? Пожар, что ли, где?

— Тетя Зина велела тебе на ферму идти. Скорее, го­ ворит, иди.

— Коров доить, что ли, некому? — хмуро прогово­ рил Кондй.— Ступай назад и передай тете Зине, что Кондй сам знает, куда идти. Понял? Вот так. Валяй бы­ стро, в два счета.

«В два счета» — любимая поговорка Кондй. Когда он был бригадиром, только и слышно от него: чтоб в два счета сделал, чтоб в два счета поспел. И о севе, и о жатве он говорил: в два счета закончим, а работа тянулась неделями. Ему скаж ут в правлении: затягива­ ешь, мол, так он оправдывается по-своему: попробуй-ка кончить в срок, когда дел, ка к воды, много.

Минут через десять мальчишка прибежал снова.

— Дядя Кондй, тебя председатель на ферму зовет!

Кондй, не торопясь, оделся.

На ферме в красном уголке собрались доярки. За столом сидела Зина в светлом синими горошками платье, перед ней лежали какие-то бумаги и под локтем затасканная полевая сумка.

— Где председатель? — спросил Кондй, оглядыва­ ясь и не отнимая руки от дверной ручки.

— Председатель и зоотехник пошли смотреть место для лагерного содержания коров,— спокойно ответила Зина.— А я тебя вызывала вот по какому делу. К а к ни думай, придется нам с тобой вместе работать. Будешь помощником бригадира по животноводству. Ферму ты знаешь, на ветсанитара обучался, без тебя не обойдемся.

— Смеешься? — поднял Кондй опухшие глаза.

— Нет, не смеюсь. Только сейчас говорили об этом с председателем.

Кондй смутился, почувствовав на себе взгляды доя­ рок. И Надя тоже смотрит на него. Кондй впервые за­ метил, что она похожа на свою тетку — лицо мягкое, круглое, глаза, как смородины, только волосы разные — у Зины черные и лежат на голове венцом, а у Нади русые и заплетены в две косы.

— Ладно, подумаю, — пробормотал он.

— Только давай сразу договоримся, на работе чтоб ты капли в рот не брал. Будешь пить, девушки рассер­ дятся,— улыбнулась Зина.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ — А хорошо работать будешь, на праздник сами поднесем,— крикнул кто-то из доярок.

Кондй взглянул на Надю: а что она скажет? Но Надя ничего не говорила.

— Ладно,— глубоко вздохнул Кондй.— Подумаю.

Он шел по улице и недоумевал, почему Зина вдруг захотела взять его в помощники? Только вчера на засе­ дании так разнесла, а сегодня сама просит: без тебя, говорит, не обойдемся. Сама с доярками собрание про­ вела, с председателем поговорила. К добру ли это, или к худу?

Назавтра Кондй вышел на работу. Вечера он попрежнему проводил у Матвея. Зина, конечно, знала об этом, но пока помалкивала.

Слышала она ' разговоры и среди колхозников:

— Кондй вон у Матвея угощался, так за это колхоз­ ных лошадей дает.

Кондй, не имея сил отказать друж ку, действительно лишь вчера дал с фермы лошадь для посадки картофе­ ля на усадьбе, к которой сам же прирезал лишних де­ сять соток.

Зина опять позвала Кондй в красный уголок. Они сидели рядом на лавке — широкоплечий мужчина и ху­ денькая женщина. Странно было видеть, что он, такой большой, сильный, сидит, виновато понурив голову.

— Говорят, у Матвея приусадебный участок больше, чем положено. Сколько прирезал ты ему лишнего?

Кондй не ожидал этого вопроса, ведь дело прошлое, он думал, что разговор пойдет о лошади. Не глядя на

Зину, ответил:

— Все правильно сделано. Не один я мерял участки.

— Сколько у него соток?

— Пятнадцать.

— А если больше? Надо еще раз проверить,— про­ должала Зина.— Завтра перемеряй.

— Так он посадил уже.

— Знаю. С твоей же помощью. Ты бы в другом деле так же старался. Вон, на прифермском участке ни разу не побывал. А посылала я.

Кондй молчал.

— И на стройку не сходил.

— Некогда было,— Кондй поднялся и встал у окна, повернувшись к Зине спиной.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ — Ах так!— вскочила Зина и тут же прикусила губу, поняв, что сейчас скажет что-то очень злое, ка к всегда бывает с ней в запальчивости.

— Что так? — все так же стоя к ней спиной, спро­ сил Кондй.

— Если так, говорю, то сам же пойдешь и отрежешь у Матвея лишек. Лишнего у него немало.

Кондй думает: поначалу-то, похоже, не то она хоте­ ла оказать.

Зина уже совсем взяла себя в руки.

— Сам отдал, сам и отрежешь. Вот тебе решение правления.— Она присела к столу и достала из сумки бумагу.— Ты о себе подумай, тебе поверили, пойми это.

А Матвеевым огородом займись завтра же.

Зина уже говорила спокойно, не повышая голоса, и потому Кондй все ниже опускал голову.

Со двора долетело мычание коров. Кондй пошел к двери.

— Коровы возвращаются, мне идти надо,— сказал он, приостановившись на пороге.

— Иди,— ответила Зина и, встав, распахнула окно.

С улицы ворвался свежий ветер. Зина стояла, глубо­ ко вдыхая чистый воздух, и думала: «Вот так же надо бы проветрить мозги у Матвея. К а к он сам не понимает, что так жить не сможет?»

Любуясь буйными всходами яровых, Зина дошла до кукурузного участка. Она поднялась на холм, на кото­ ром возвышалась старая сломанная сосна. Отсюда было видно все поле. На участке почему-то пусто, куда же подевались механизаторы? A -а, вон на краю, в тени рощицы, стоит трактор. Зина прямо по междурядьям направилась к нему.

— Сломался? — спросила она, подойдя к лужайке, на которой, греясь на солнце, валялись механизаторы.

— Трактор-то в порядке, а настроение поломалось,— отозвался тракторист Офонь, вставая навстречу брига­ диру.— Кондй тут приходил, несет всякую чепуху, ну, прямо ка к глупая баба. Конечно, вас, Зинаида Ильи­ нична, я с такими не сравню.

— Что же он говорил? — перебила тракториста Зина.

— Да всякое. Мы, ка к сами видите, уже отсеялись.

Его-то за все время ни разу на поле не видели. Д а уж http://elibrary.unatlib.org.ru/ лучше бы совсем не приходил! Заявился сегодня и гово­ рит: «Пустую работу делаем, ребята. Кажды й клочок земли я знаю ка к свои пять пальцев. Этот участок не для королевы. Тут вам и удобрения, и сам бог не помо­ гут. Что, на бригадира, на ее бумаги надеетесь! Я знаю эти дудки: контора делает приход, а ферма отдувается — есть силос или нет, а расход должен быть...»

— Ничего, говорит, у вас не выйдет с эт-той дудкой, меня вы не проведете,— вступил в разговор помощник тракториста Вася.

— Во, во, прямо так и заявляет,— подхватил Офонь.— А мы не выдержали, начали ругаться. Это, мол, Кондй, твой опыт был с «дудками», а теперь без него обойдемся. Чепуху говорит. Похоже, выпил.

Загудел трактор, двинулся по полю. Офонь, обернув­ шись, махнул Зине рукой. Но она ничего не видела.

Д о самого вечера Кондй не показывался на ферме.

Тут у ж Зина не выдержала. Узнав, что Кондй снова у Матвея, прямо к ним пошла. «Надо разогнать этот кабак. Этого больше терпеть нельзя!»

Дом, в котором она прожила столько лет, теперь по­ казался ей чужим. Она медленно прошла через сени, тол­ кнула дверь в избу, откуда слышались голоса.

— Проживем, Матвей, не пропадем!— громко гово­ рил Кондй, хлопая дружка по плечу. Но, увидев Зину, поперхнулся и смолк.

— Чего ж молчите? Продолжайте веселитесь,— ска­ зала Зина, и вся ее неуверенность и стеснительность, с которой она шла сюда, сейчас пропала.

— Д а вот... у Матвея гость был...— пробормотал Кондй.

— Гостям здесь, видно, конца нет.

Матвей отвернулся, будто не слышит. Нина, сидевшая вместе с мужчинами, поднялась из-за стола. Зина будто впервые увидела ее маленькие водянистые глаза, космы рыжих, коротко остриженных волос, спускающихся на белую, в пятнах веснушек шею.

— Угости, Матвей,— скривила Нина тонкие губы.— А я посмотрю, ка к вы чокнетесь.

Матвей протянул руку к бутылке.

— Сами чокайтесь. Я не хочу,— ответила Зина.

— А если не хочешь, чего в нашу жизнь лезешь? — подступила к ней Нина.— Что было, то было...

http://elibrary.unatlib.org.ru/ — Нина!— остановил ее Матвей и исподлобья взгля­ нул на Зину:— Что тебе надо?

— Раз к тебе пришла, значит, ты нужен!— крикнула Нина.

— Никого мне не надо,— сдерживая закипавшую в ней злость и обиду, резко проговорила Зина.— И в вашу жизнь я встревать не думаю. Хочу, чтобы вы рабо­ тали, как люди, и жили по-людоки.

— Мы никому не мешаем,— буркнул Матвей.

— Вон он, у вас сидючи, три фляги молока заква­ сил,— кивнула Зина на Кондй.— Пошли, Кондратий Захарович, в правление, ответ будешь держать, ка к дело на безделье сменял. Все расскажешь. Пошли.

Кондй встал и покорно пошел за Зиной.

— Куда ты идешь, Кондй? — говорил парторг кол­ хоза Михаил Иванович.— За кем тянешься? Ты крепко подумай об этом. Мы тебя оставили помощником брига­ дира, потому что Зина еще верит в тебя.

После долгого разговора с парторгом Кондй, дейст­ вительно, задумался о себе. Вернулся из армии, стал бригадиром. Люди уважали. А сейчас все смотрят косо, рядом остался один Матвей. И куда Кондй тянется за ним? В правлении Матвея предупредили: «Если не хо­ чешь работать, уходи из колхоза. Бездельников нам держать не с руки...» Бездельников. Слово-то какое обидное.

Кондй последнее время безвыездно жил в лагере при стаде.

Как-то однажды в кустах он увидел Матвея с косой в руках.

— Эй! — окликнул его Кондй.— Тебя случаем не сеяную траву послали косить?

Матвей будто растерялся, но быстро ответил:

— Нет. Я тут в кустах немного собрал. Вот пришел попросить, не дашь ли лсшади траву домой отвезти.

Кондй немного помолчал, потом сказал, отворачи­ ваясь:

— Не могу, Матвей. Еще никто не косит, тебя с се­ ном сразу приметят.

— Что-то ты больно труслив стал, друг.

— Ничего не труслив.

— Мы с тобой умненько сделаем,— упрашивал Матhttp://elibrary.unatlib.org.ru/ вей.— Я сено свалю не на улице, а на огороде. Ты сразу подводу заберешь и уедешь. Ночи темные, никто не уви­ дит, до утра я все сено во двор перетаскаю.

Кондй не ответил ши да, ни нет. Матвей ушел. В су­ мерки он снова явился.

Кондй не хотелось давать ему лошадь, словно что-то чуяло сердце, но все-таки дал.

Когда Матвей подъезжал к деревне, ему повстречал­ ся ехавший в поле тракторист Офонь. Оставив трактор на дороге, он привел Матвея па конный двор.

Чуть не на коленях валялся Матвей перед Зиной.

— Прости уж на этот раз. Мать корову продавать не хочет. С кормами плохо, сама знаешь.

— Сено заработать надо, а не воровать,— сказала Зина. Сказала, словно вырвала что-то из сердца.

Наутро собрался бригадный совет. Не так уж много было людей, но поговорили крепко.

Матвею сказали:

если он в пять дней не приступит ik работе, его выселят вместе с семьей из деревни. Кондй неожиданно для себя вместе со всеми поднял руку за такое решение.

В тот день Зина с Надей ужинали поздно. У ж сте­ мнело, когда на пороге появился Кондй.

— Приятного аппетита,— проговорил он.— Вы, я вижу, и летом с огнем ужинаете.

— Раньше не управляемся,— ответила Зина.

Кондй приложил ладошку ко рту, вроде бы закаш ­ лялся.

— Садись с нами, горячим горло согреешь, пройдет твой кашель,— позвала Надя.

— Глотнул сегодня холодной воды. Может, правда, горячий суп поможет,— проговорил Кондй и уселся за стол. Тут же сказал, зачем пришел. О других покосах Матвея сообщил.

— На собрании об этом не говорил. Побоялся... Зав­ тра все сено надо вывезти. В копны оно уже собрано.

М ожет, и ты, Надя, заметила, там, возле Поломского бугра, скошено? — глядя Наде в глаза, сказал Кондй.

Зина, радуясь, наблюдала за ними.

...В воскресенье Зина задумала ставить новую баню и позвала на помощь мужчин. Кондй не звала, но он пришел без приглашения.

Сидя наверху с топором в руках, он видел весь двор.

http://elibrary.unatlib.org.ru/

Никто не подумал бы, что хозяйство это без мужчин:

всюду во дворе порядок, кудрявый сад весело зеленеет за изгородью, в доме на окнах белые шторы и красные цветы в банках. А лишь всего несколько лет назад все имело другой вид: окна были забиты досками, ворота покосились, заброшенный сад даже и не цвел. За два года подняли хозяйство крепкие работящие руки Зины и Нади. «Все у человека в руках, и его счастье тоже»,— думал Кондй.

Бойко стучат топоры, разлетается вокруг свежая бе­ лая щепа. Зина и Надя работают наравне с мужчинами, вдвоем поднимают бревна, тешут зарубки.

Занятый работой, Кондй не сразу понял происходя­ щее. По улице, держа за руку сына, шла Нина. За ней с чемоданом в руках шагал Матвей. Сзади всех ковы­ ляла, сгорбившись и опираясь на палку, Длинная Дарья.

— Смотри-ка, никак Матвей уезжает!

Все оглянулись.

— О, сынок, сынок, совсем ты меня оставляешь,— плача причитала Дарья.— И жена-то у тебя не ка к у людей. Вот и будешь скитаться, ка к бездомный.

Матвей шел, глядя под ноги. Против Зининого дома он прибавил шагу, и мать отстала. Но тут маленький Славик вырвал свою руку у Нины и, подбежав к бабке, обнял ее колени и тоже заплакал. Мать тянет его за ру­ ку, а он не идет, сильнее хватается за Дарью. Наконец, Нина оторвала сына от бабки. Дарья осталась посреди улицы. Кондй, крякнув, всадил топор в бревно и вышел за ворота.

Зина видела,.как он подошел к Дарье, что-то ска­ зал и, поддерживая под руку, повел старуху к ее дому.

...Однажды, возвращаясь домой, Зина увидела у окна Кондй с Надей. Они стояли обнявшись. Кондй и Надя отпрянули друг от друга, услышав стук открывшихся ворот.

«Весна-то давно прошла, до осени дожили...— поду­ мала Зина. Подумала и сама удивилась: разве только весной приходит любовь? — Озимь зеленеет и осенью и весной»,— глядела Зина на зеленеющую за черными огородами сочную озимь и улыбалась чуть грустно.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ Дядя не было шесть лет, когда дядя Кирилл — браг моего отца— отправил меня в детдом. Хотя он очень нахваливал детдомовскую жизнь, я ему не верил, и мое сердце сжималось от страха. «Эх, мама, мама,— думал я с тоской,— зачем ты умерла? Зачем не вернулся с фронта отец? Дядя Кирилл вон пришел, а ты не вер­ нулся. Были бы вы живы, не надо было бы мне уезжать из родного дома неизвестно куда, не надо было бы рас­ ставаться с моим дружком Матвейкой...»

К а к сейчас помню то раннее утро, когда еще до вос­ хода солнца дядя разбудил меня, вывел со двора и все торопил, торопил, мол, опоздаем на поезд. С Матвейкой я даже попрощаться не успел, он еще спал. И так мне не хотелось ехать, хоть с поезда прыгай!

Первое время в детдоме я все плакал. Проснусь ночыо, вспомню деревню и заплачу. С трудом привыкал я к новой жизни, к товарищам, к воспитателям.

Потом-то я нисколько не жалел, что судьба привела меня в детдом, там я встретил много хороших людей.

Я с увлечением учился, кончил ремесленное училище.

Несколько раз на летние каникулы я приезжал до­ мой.

Дядя встречал меня приветливо, а тетка смотрела холодными глазами и только недобро спрашивала:

— Надолго, что ли, приехал-то?

И сразу меркла вся радость свидания с родным до­ мом. После такой встречи уж не хотелось ни ездить до­ мой, ни даже писать писем.

Д олго не был я в родных краях, а теперь вот снова еду туда. Недавно дядя Кирилл прислал письмо и очень просил приехать. У меня как раз подошел отпуск, я со­ брался и поехал.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ Чем ближе к родной деревне, тем быстрее шагают ноги, а чемодан кажется легче. Соскучился я все-таки, ох как соскучился по родным местам, и сердце в груди стучит тревожно и радостно — тук, тук, тук!

Вон на бугре показалась горбатая липа. М альчиш ­ ками мы с Матвейкой бегали сюда делать свистульки.

Тогда тут проходила узкая тропинка. Теперь она пре­ вратилась в широкую дорогу с бегущими вдоль обочин телефонными столбами. На месте поля раньше шумел густой лес, и мы, бывало, ходили туда за ягодами.

Когда вспоминалось детство, то прежде всего вста­ вала в памяти эта горбатая липа у тропинки, лес и вид­ невшиеся с бугра серые крыши деревни. Сейчас здесь многое изменилось, а деревню и не узнать: крыши но­ вые, крашеные, в домах широкие окна, везде зеленые сады, и на краю деревни два больших новых дома — ясли и клуб.

Я перешел речку и очутился возле нашего огорода.

Откуда-то слышались звуки гармони. Мелодия начина­ лась медленно и тихо, потом крепла, становилась гром­ че, смелее, и вот она плывет в воздухе, уносится ввысь.

Я заслушался и остановился. Мне казалось, будто гар­ монист играет специально для меня, в мелодии чуди­ лось что-то очень знакомое, и в памяти возникал чей-то светлый, ласковый взгляд. И вдруг я отчетливо вспом­ нил: так смотрел на меня в далекие дни отец, когда мы слушали дядю Миквора: это его любимая мелодия плы­ вет сейчас над деревней!

Дядя Миквор, как и мой отец, погиб на фронте. Кто же играет в его доме? Неужели его сын, Матвейка?

Я быстро поднялся по проулку и вышел на улицу.

Возле иэбы дяди Миквора расселась на бревнах стайка ребятишек, совсем так же, ка к сиживали мы под этими ж е окнами, слушая игру дяди Миквора.

Многое изменилось в деревне, а гармонь звучит все так же, все так же льется песня.

Я хотел завернуть к Матвею, но тут увидел дядю Кирилла.

Он бежал мне навстречу, улыбаясь и размахи­ вая руками:

— Сергей, сынок! Приехал!

Я его едва узнал. Он постарел, отпустил бороду. Но когда он обнял меня и прижал к себе, я почувствовал, что силы у него не убавилось.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ — Давно же ты не был, сынок, совсем нас забыл.

Молодец, что приехал. И тетя тебя ждет не дождется.

Идем скорее домой. Давай чемодан-то. Поди устал, дорога длинная. Написал бы, что едешь, я бы тебя на станции на мотоцикле встретил.

Дядя взял у меня чемодан и большими широкими шагами пошел к дому.

Такая неожиданно горячая встреча меня озадачилз.

У всего есть своя мера — у радости и доброты тоже.

Слова и радость дяди показались мне неискренними.

А у ж с теткой творилось совсем непонятное.

Что-то я не помню, чтобы она когда-нибудь называ­ ла меня «сыном».

А тут не успел я войти в дом, ка к она забегала, всплескивая руками и поворачиваясь то к дяде, то ко мне:

— Ой, Кирло, сын-то ка к вырос! Глазам не верится, что это наш Сергей. Садись, Сергей, за стол, с дороги, небось, устал, я тебя сейчас первачком угощу.

Тетка за те годы, пока я не видел ее, потолстела 'И стала будто меньше ростом. Переваливаясь, ка к от­ кормленная утка, она суетилась возле печки, накрывала на стол. Потом вышла во двор и вернулась с четвертью под фартуком.

— Пойдем, я тебе хозяйство покаж у,— предложил дядя, и мы с ним вышли во двор.

Д а, поглядеть было на что! Во дворе не повернешься:

тут и столярная мастерская с верстаком, и высокие по­ ленницы дров под навесом, и возле бани сарайчик для мотоцикла с тяжелым висячим замком на двери. Двор обнесен глухим забором, а дом, мало что пятистенок, еще с пристройкой. Вдоль забора приземистые крепкие сараи, большой хлев — все новое, добротное. От того, что было при отце, ничего не осталось, все переделано наново.

Дядя водил меня по амбару и показывал лари с зер­ ном, кадки с мукой, солью. В другом, летнем, амбаре в битком набитых сундуках хранилась одежда.

Дядя показывает — я смотрю, он говорит — я слу­ шаю.

Из дома выбежала тетка:

— Господи! Человек с дороги, сидели бы спокойно в избе. Ой, Кирло, Кирло! Идите уж, на столе все стынет.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ Мы зашли в избу, тетка усадила нас за стол, нали­ ла из четверти стопку и подала дяде, а мне, гляжу, по­ дает стакан.

— Спасибо,— говорю,— я не пью.

— К а к же, как же так, сынок? — растерялась тет­ ка.— Нарочно для тебя первача припасла.

— Да-да, только для тебя и держали. Пей, первач что надо!— подтвердил дядя и, опрокинув стопку, по­ гладил бороду.

Они еще долго просили и уговаривали меня. Не уго­ ворив, тетка отставила бутыль и принялась угощать меня всем, что стояло на столе. Я с удовольствием пил холодный, только что из погреба аръян, который люблю с детства. А тетка подвигала жареное сало, черпала полными ложками сметану и мед и только что не клала мне в рот.

Дядя захмелел и начал выкладывать мне свои обиды.

— Вот так и живем, сынок. Рук своих не жалеем, по­ тому и нажили кое-что. Только ведь люди, знаешь, за­ вистливые! Завидуют, что жить умеем. Взять того же Матвея, сына Миквора, он нас живьем готов сожрать.

— Да еще в газету про нас написал, галах!— встави­ ла тетка.— Чтоб ему, голодранцу, сквозь землю про­ валиться!

— Достаток наш ему не по душе,— продолжал дя­ дя.— Ему, небось, хотелось, чтоб у нас дом развалился.

Чтоб, значит, тебе, как приедешь, и зайти было некуда.

А еще друг называется, в детстве-то вместе играли.

Теперь ты в люди вышел, стал большим человеком, уче­ ным, а он всю жизнь в земле копается, вот его злость и берет. И непутевый, как покойный отец. В будни ве­ чером сядет у своего дома и играет на гармошке, словно в праздник. И чего ему надо от нас — не пойму. Мы к колхозу не касаемся. Хоть бы раз я у них коня попро­ сил. Ноги моей на конном дворе не бывало! Если надо что привезти — у меня мотоцикл есть. Они и мотоциклу завидуют. Да еще судом стращают. Педось,— обратил­ ся он к жене,— положи Сергею меду побольше. В горо­ де мед-то, поди, кусается, пусть хоть дома послаще поест.

Я пил чай и молча слушал.

— Вот вызвали мы тебя, сынок... Надо договориться, ка к и что. Мы ведь не для себя старались. Так что надо бы дом на тебя записать. Не век будешь на стороне http://elibrary.unatlib.org.ru/ жить, домой, небось, потянет. Недаром старики говорят:

где родился, там и помри. Вот запишем на тебя дом, и перебирайся сюда, будем жить вместе. Работа в кол­ хозе найдется, глядишь, начальником поставят. Тогда Матвей сам нам поклонится. А чтоб он не выхвалялся пе­ ред тобой своей гармошкой, мы тебе баян купили.

Тетка вскочила и откуда-то из-за печки вынесла но­ венький баян.

Смотрю я на баян, слушаю, что они говорят, и уди­ вляюсь: к чему бы все это? Зачем им надо записывать дом на меня? Чего они так взъелись на Матвея?

— Вот Матвей написал в газету,— говорил дядя,— а что он знает?

— Да когда мы в этот дом переехали, он еще без штанов бегал, голодранец,— вторит ему тетка.

«Что за газету все поминают дядя с теткой? — ду­ маю.— Надо самому ее посмотреть».

Я попросил дядю показать мне эту газету, но он от­ вел глаза.

— Не помню, куда положил ее. Так сразу-то не най­ дешь.

Он посидел, потом не торопясь поднялся с места, ви­ димо, надумав что-то. Достал из глубокого кармана связку ключей, выдвинул из-под лавки сундучок, от­ крыл его и взял сложенную во много раз обтрепанную газету.

— Вранье все, ни слова правды нет,— хмуро прого­ ворил дядя, подавая ее мне и снова садясь за стол.— Из зависти написали.

Я развернул газету. Тетка, остановившись посреди избы, следила за мной, не сводя глаз. Дядя лишь изред­ ка поглядывал исподлобья, а его руки, положенные на стол, заметно дрожали.

От первых же прочитанных строк меня бросило в жар. Статья называлась «Вот как живет-поживает Кирилл Петрович!» В начале рассказывалось, как после смерти моей матери дядя с теткой перешли жить в нашу избу будто для того, чтобы сподручнее было воспиты­ вать сироту-племянника. Но скоро стало ясно, что они беспокоились совсем не обо мне — просто польстились на чужое добро. Свой дом они продали, а меня отпра­ вили в детдом. Через некоторое время возле нашей избы дядя начал собирать новый сруб. Людям он говорил, http://elibrary.unatlib.org.ru/ что хочет к моему приезду освободить избу, но потом вдруг распродал все наши старые постройки на слом и на их месте отгрохал такой домище, что непонятно, ка к его выдерживает земля.

Дальше в статье говорилось, что, работая на мельни­ це, дядя поднакопил много добра, что он тайком косил на колхозных лугах, что осенью и весной торговал мя­ сом. И еще так хитрил: купит лошадь будто на убой, а сам на ней работает. Теперь купил мотоцикл и тоже превратил его в рабочую лошадь, приспособил к нему тележку — кому привезет сено, кому дрова, а в колхозе не работает, прикидывается стариком, даже бороду от­ растил. Словом, выходит, мой дядя — настоящий ту­ неядец.

Я посмотрел на дядю, на его бороду. А ведь правда, не такой уж он старик. Отцу было бы сейчас пятьдесят, а дядя на три года моложе его.

Я сижу, молчу, думаю. Дядя с теткой тоже молчат, ждут, что я скажу.

Наконец, глядя в сторону и запина­ ясь, дядя тихо сказал:

— Ты напиши-ка про него в газету. Тебе поверят.

А если полхозяйства на тебя запишем, тогда у ж к нам никто не придерется.

Я молчу. Не хочется говорить. Так тяжело мне ста­ ло, душно и тесно показалось в просторном доме. А пе­ ред глазами так и стоят сундуки, вороха одежды, кад­ ки с солью и мукой, пристройка за баней и тяжелый за­ мок на ней.

Я встал, накинул на плечи пиджак.

— К Матвею схожу.

— Сходи, сходи, сынок,— обрадованно подскочил ко мне дядя.— Постращай его, тебя-то он испугается.

Ничего не ответив, я вышел из избы.

На стук вышел сам Матвей. Крепкий, широкопле­ чий, он стоял передо мной в одной майке, и на его руках ходили, перекатываясь, могучие мускулы.

Сначала он вроде не узнал меня, а потом ка к закри­ чит во весь голос:

— Серега! Откуда ты взялся, Серега!

Он схватил меня за руки, сжал, держит — не отпу­ скает, смотрит на меня и улыбается.

Наконец, хлопнул по плечу:

— Заходи, браток.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ Посреди избы стоял стол, заваленный какими-то чер­ тежами.

Матвей кивнул на чертежи:

— Лен нынче уродился короткий, льнокомбайном не уберешь, вот сижу думаю, что можно сделать.

— Ты что ж, изобретатель?

— Почему изобретатель? Просто комбайнер. Д ум а ­ ешь, комбайнеру не надо мозгами шевелить? Я к своей машине кое-какие новые приспособления сделал.

— Какие приспособления? Для чего? — забросал я друга вопросами.

— Погоди, погоди, Серега! О комбайне успеем. Ты сначала о себе расскажи. К а к живешь, чем занима­ ешься?

Я рассказал ему, что работаю на заводе сменным мастером, учусь в институте на вечернем отделении.

— A -а, вот ты почему сразу про машины загово­ рил,— сказал Матвей, убирая чертежи со стола.— Я то­ же учусь, в вечерней школе, в десятый класс хожу. Се­ годня жена с детишками в клубе кино смотрят, а я ду­ маю, вот посижу в тишине, обмозгую кое-что.

Слово за слово, Матвей про свою жизнь рассказал, я про свою. Про дядю и про газету я, признаться, даже забыл.

Вдруг вижу, на полке рядышком стоят старая гар­ мошка и новый баян. Гармошку я сразу узнал: та са­ мая, на которой играл когда-то отец Матвея, дядя Миквор.

— Играешь? — показал я на гармошку.

— Больше на ней,— ответил Матвей и бережно взял в руки потертую, с потемневшими от времени кнопками гармонь. — Берегу память об отце.

Матвей задумчиво тронул лады, и снова полилась знакомая мелодия, снова защемило сердце, снова стало радостно и грустно. Опять вспомнилось детство, отец, дядя Миквор...

Матвей во всем заменил своего отца:

и механизатор он (дядя Миквор работал машинистом на молотилке), и гармонист. А как я берегу отцовскую честь? Там, где стоял дом, сложенный отцовскими рука­ ми, теперь творит свои темные дела дядя Кирилл.

Я положил свою руку на сильную руку друга:

— Матвей, можно, я поживу у тебя? Ладно?

— Конечно, оставайся!

— Тогда я быстренько сбегаю за вещами и вернусь.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ После Матвеевой избы дядин дом показался ещо больше. И так вдруг не захотелось заходить в дядины хоромы, что я, лишь пересилив себя, перешагнул через порог.

Взял свой чемодан и говорю:

— Я у Матвея заночую.

Дядя с теткой остолбенели, потом оба разом схва­ тились за мой чемодан.

— Сергей, сынок, что ты? Или поверил ему? — ис­ пуганно закричал дядя. А тетка набросилась на дядю:

— Говорила тебе, Кирло, купи водки! Христом богом молила. Небось, у Матвея-то покупная, напоил его! Ой, что ж это такое будет с нами?

— Не болтай чего не надо,— оборвал дядя теткины причитания и, протянув руки ко мне, словно хотел об­ нять, жалобно проговорил:— Сергей, сынок, пойми...

Но я, не слушая его, вышел со двора и встал посреди улицы.

Что же мне делать теперь? Может, вернуться, пого­ ворить с дядей, как-никак родной. Да нет, его не угово­ ришь. Может, взять и уехать обратно в город — пусть сам расхлебывает. Но бежать тоже нельзя.

Я поднял чемодан и пошел через улицу к Матвею.

–  –  –

http://elibrary.unatlib.org.ru/ Семен Александрович Самсонов

СКОРО ОПЯТЬ ВЕСНА

Рассказы Художник В. С. Гура.

Редактор А. Г. Хорошавина. Художествен­ ный редактор Я. А. Булдаков. Техниче­ ский редактор 3. 3. Воронцова. Корректор Я, В. Андрианова.

–  –  –

http://elibrary.unatlib.org.ru/

Похожие работы:

«ДОГОВОР БАНКОВСКОГО СЧЕТА № г. Москва "" 201 г. Коммерческий банк "Москоммерцбанк" (акционерное общество), именуемый в дальнейшем "Банк" или КБ "Москоммерцбанк" (АО), в лице Начальника ОО ДОО Гончарово...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "РОССИЙСКАЯ ПРАВОВАЯ АКАДЕМИЯ МИНИСТЕРСТВА ЮСТИЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" РОСТОВСКИЙ (г. РО...»

«CEЙШЕЛЬСКИЕ ОСТРОВА ЮРИДИЧЕСКОЕ РУКОВОДСТВО ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ Сейшельские острова состоят из группы 155 самых живописных островов в мире, расположенные между 480 км и 1,600 км от восточного побережья Африки, 4 градуса к югу от экватора. Острова начинаются от красивейшего архипелага в Индийском...»

«Минский институт управления УТВЕРЖДАЮ Ректор Минского института управления _Суша Н.В. "" _ 2012г. Регистрационный №УД ЮП /р ПСИХОЛОГИЯ ЮРИДИЧЕСКОГО ТРУДА Учебная программа для специальности 1–23 01 04 “Психология” Факультет правоведения Кафедра юридической психологии Курс (курсы)– 6 Семестр (семестры)– 11 Лекции – 12 часов Практ...»

«Луко преславный, подобно Евангелисту и Апостолу Луце, емуже тезоименит сый, от Бога дар целити недуги человеческия приял еси В. А. Лисичкин Военный путь святителя Луки (Войно-Ясенецкого) Святитель Лука и...»

«SCRIE Программа субсидирования пожилых граждан для компенсации роста арендной платы ПАМЯТКА О ПРОДЛЕНИИ СУБСИДИРОВАНИЯ ДЛЯ ЖИЛЬЯ СО СТАБИЛИЗИРОВАННОЙ АРЕНДНОЙ ПЛАТОЙ Заполните данный бланк, не прилагая его к вашему заявлению Имеете ли вы право на продление субсидирования в рамка...»

«ОБЩИЕ УСЛОВИЯ СДЕЛОК Область применения I. Настоящие Общие условия сделок (далее ОУС) распространяются на все договорные отношения между предприятиями, юридическими лицами публичного права и публично-правовыми специальными фондам...»

«УДК 343.131.5 А. А. Насонов НЕКОТОРЫЕ БАЗОВЫЕ ПОНЯТИЯ, ОПРЕДЕЛЯЮЩИЕ СОДЕРЖАНИЕ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВА НА ЗАЩИТУ ПРИ ВЫДАЧЕ ЛИЦА ДЛЯ УГОЛОВНОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ Рассмотрены такие базовые понятия, определяющие содержание реализации права на защиту, как запрашиваемое для уголовного преследования лицо, право на защиту лица при выдаче для уголовн...»

«ЗАКОН РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН "О СЕЛЕКЦИОННЫХ ДОСТИЖЕНИЯХ" (Новая редакция) Настоящая редакция Закона утверждена Законом РУз от 29.08.2002 г. № 395-II I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ Статья 1. Цель настоящего Закона Целью настоящего Закона является регулирование отношений в области...»

«Кэтрин Стокетт Прислуга Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9332281 Прислуга. Роман. | Кэтрин Стокетт— Пер. с англ. М. Александровой.: Фантом Пресс; Москва; 2016 ISBN 978-5-86471-732-5 Анно...»

«Софья Бенуа Великолепный век. Все тайны знаменитого сериала Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6053705 Великолепный век. Все тайны знаменитого сериала / Софья Бенуа.: Алгоритм; Москва; 2013 ISBN 978-5-4438-0255-8 Аннотация Сериал "Великолепный век" повествует о правлении султана Суле...»

«Фредерик Бегбедер 99 франков Текст предоставлен правообладателем. http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=118518 Бегбедер Ф. 99 франков: Иностранка, Азбука-Аттикус; Москва; 2013 ISBN 978-5-389-05816-3 Оригинал: FredericBeigbeder, “99 francs” Перевод: Ирин...»

«Гигинейшвили Мария Теймуразовна АПАРТЕИД: ПРЕДПОСЫЛКИ И ПЕРСПЕКТИВЫ КРИМИНАЛИЗАЦИИ В УГОЛОВНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ РОССИИ 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Краснодар 2013 Работа выполнена в Федеральном г...»

«1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 1.1. Настоящий Порядок заполнения, учета и выдачи документов о высшем образовании и о квалификации и их дубликатов в федеральном государственном бюдже...»

«Предисловие Уважаемые родители и другие лица, имеющие право на воспитание ребенка! Выбор школы для дальнейшего обучения имеет большое значение для Вашего ребенка. Кроме оценок в табеле...»

«УДК 614.8:331.4 В.П. Сломянский, В.Ю. Глебов, С.Н. Азанов (ВНИИ ГОЧС МЧС России; e-mail: 14_otdel@mail.ru) НОРМАТИВНАЯ ПРАВОВАЯ БАЗА ПО ЗАЩИТЕ НАСЕЛЕНИЯ И ТЕРРИТОРИЙ ОТ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ СИТУАЦИЙ Оценивается состояние действующего законодательства Российской Федерации в области предупреждения и...»

«УДК 303.01 Суслонов Павел Евгеньевич доцент кафедры общей психологии, гуманитарных и социальных дисциплин Уральского юридического институт Министерства внутренних дел России (г. Екатеринбург), кандидат философских наук, доцент dr.suslonow2010@yandex.ru Pavel E. Suslonov associate professor of the general psychology, humanitarian...»

«ОФИЦИАЛЬНЫЕ СООБЩЕНИЯ И МАТЕРИАЛЫ ОРГАНОВ ГОРОДСКОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ НОВОСИБИРСКА МУНИЦИПАЛЬНЫЙ ЗАКАЗ ИЗВЕЩЕНИЯ Извещение о размещении муниципального заказа путем проведения открытого конкурса на право заключения муниципального контракта на поставку медицинского оборудова...»

«Architecture Portfolio [ACADEMIC & WORKINEXPERIENCE] П О РТФ О Л И О [Клундук Елена Евгеньевна] СИБИРСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИНСТИТУТ АРХИТЕКТУРЫ И ДИЗАЙНА Кафедра "Архитектурное проектирование" Специальность "Арх...»

«LTV-ICDM*-623LH-V3-9 Уличная цилиндрическая IP-видеокамера с ИК-подсветкой Инструкция по эксплуатации Версия 1.3 www.ltv-cctv.ru Инструкция по эксплуатации LTV-ICDM*-623LH-V3-9 Благодарим за приобретение нашего продукта. В случае возникновения каких-либо вопросов, связывайтесь с продавцо...»

«Кристофер Дж. Мур Азиатский рецепт Текст предоставлен правообладателем. http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=8271198 Мур, Кристофер Дж. Азиатский рецепт: Эксмо; Москва; 2014 ISBN 978-5-699-74320-9 Аннота...»

«СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ 1. СТРУКТУРА ФАКУЛЬТЕТА, ВЫПУСКАЮЩИХ КАФЕДР И СИСТЕМА ИХ УПРАВЛЕНИЯ 1.1 Организационно-правовое обеспечение образовательной деятельности по специал...»

«"УТВЕРЖДАЮ" Генеральный директор КСК "Отрада" Н.А.Геворкян "_"_2012 г. ПОЛОЖЕНИЕ О СОРЕВНОВАНИЯХ ПО ВЫЕЗДКЕ НОВОГОДНИЙ КУБОК КСК "ОТРАДА" ПО ВЫЕЗДКЕ I. ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ СТАТУС СОРЕВНОВАНИЙ: Традиционные, клубные КАТЕГОРИЯ СОРЕВНОВАНИЙ: Открытые, личные ДАТА ПРОВЕДЕНИЯ: 16 декабря 201...»

«Олег Логвинов Артем Сенаторов Аскетская Россия: Хуже не будет! Серия "Аскетская Россия", книга 1 Текст предоставлен правообладателем. http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=4898198 Сенаторов А. Логвинов О. Аскетская Россия. Хуже не будет!: Флюид / FreeFly; Моск...»

«Учреждение образования “Белорусский государственный технологический университет” Библиотека Отдел справочно-библиографической и информационной работы Гостеприимство без границ рекомендательный библиографический список документов Минск ...»

«"21-й ВЕК", № 4 (24), 2012г. В.Согомонян 2. Латентное приказывание, материализующееся путем условного диалога подданных и носителей власти. Здесь, при помощи специально конструируемой ситуации, инсценируется диалог, идентифицирующийся присутствующими именно как таковой, однако право речи принадлежит лишь одному участнику этой "сце...»

«МГУ имени М.В.Ломоносова ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ ПРИМЕРНАЯ ПРОГРАММА Наименование дисциплины: Правовая структура соглашений ВТО Рекомендуется для направления подготовки 40.04.01 "Юриспруденция" Квалифика...»

«Информация о продлении: прочитайте эту страницу, но не отправляйте ее вместе со своим заявлением. Освобождение для нетрудоспособных домовладельцев (DHE) Инструкции по оформлению продления льгот на 2017/18 год Вы имеете право на продление льгот по Прогр...»

«Стив Бланк Четыре шага к озарению. Стратегии создания успешных стартапов Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=8286781 Бланк С. Четыре шага к озарению: Стратегии создания успешных стартапов: АЛЬПИНА ПАБЛИШЕР; Москва; 2014 ISBN 978-5-9614-3445-3 Аннотация Чем больше мы...»

«Scientific Cooperation Center Interactive plus Морозов Владимир Николаевич канд. юрид. наук, старший преподаватель ФГКВОУ ВО "Военный университет" Минобороны России г. Москва ГЕНОЦИД КАК МЕТОД ПОЛИТИЧЕСКОЙ БОРЬБЫ И ФОРМА НАСИЛИЯ: ДЕФИНИЦИЯ, КЛАССИФИКА...»








 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.