WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

Pages:   || 2 | 3 |

«ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПОСЯГАЮЩИЕ НА ПРАВА РЕБЕНКА В СФЕРЕ СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ ...»

-- [ Страница 2 ] --

Красиков А.Н. Преступления против личности. С. 6.

См.: Ермолаев А.В. Роль уголовного закона в охране семьи. М. :Юрлитинформ,2009. С. 47.

группу, чем и объясняется существование разных по существу понятий «семья»

.

А.Г. Харчев под семьей понимает малую социальную группу, члены которой связаны брачными или родственными отношениями, общностью быта и взаимной моральной ответственностью, и социальная необходимость в которой обусловлена потребностью общества в физическом и духовном воспроизводстве населения95. М.А. Кукушкин дает схожее определение, однако отмечает, что связь членов семьи может быть не только на основе брака или родственных отношений, но и на основе усыновления; ученый указывает и на такой обязательный признак, как объединение членов семьи территорией96.

Однако этот признак необязательный, по нашему мнению. Так, А.М. Нечаева отмечает, что проживание порознь супругами еще не значит, что их отношения нельзя назвать семейными. Выбор места жительства – личное право каждого гражданина. Иногда же раздельное проживание объясняется спецификой работы; иногда – вынужденной длительной изоляцией одного из членов семьи, например, в местах лишения свободы, медицинских учреждениях и др. Важно, чтобы члены семьи поддерживали контакт друг с другом97.

Нужно добавить, что к основаниям возникновения семьи относится и принятие детей одинокими людьми на воспитание и иждивение без усыновления98.

Для определения понятия «семья» важно определиться с ее субъектным составом. Многие ученые называют лишь три вида субъектов: супруги, См.: Нечаева А.М. Семейное право: Учебник. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2006.



С. 11.

См.: Харчев А.Г. Брак и семья в СССР. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Мысль, 1979. С. 75.

См.: Кукушкин М.А. Конфликт в семье как проблема социализации индивида // Защита интересов семьи и несовершеннолетних: Сборник научных статей / Под ред. М.В.

Немытиной. Самара: Изд-во «Самарский университет», 2000. С. 21.

См.: Нечаева А.М. Семейное право: Учебник. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юрист, 2006. С.

12.

См.: Семья и молодежь: профилактика отклоняющегося поведения / В.А. Балцевич, С.Н.

Бурова, А.К. Водневаа и др. Мн.: Университетской, 1989. С. 6.

родители и дети99. Очевидно, что супруг и родитель могут совпадать в одном лице и, в большинстве случаев, так и есть. Однако, по нашему мнению, в число субъектов семьи следует включать также родственников и других лиц, например, опекунов (попечителей).

Таким образом, согласимся с А.В.

Ермолаевым, определившим семью как сообщество лиц, обладающих следующими признаками:

основой сообщества выступает брак, родство, усыновление, опека (попечительство) либо принятие детей одинокими людьми на воспитание и иждивение без усыновления;

субъектный состав сообщества включает в себя супругов, либо родителей (в том числе лишенных родительских прав и приемных родителей», детей, других родственников, а также опекунов (попечителей);

поддержание личного контакта между членами сообщества;

права и обязанности членов сообщества носят взаимный характер100.

Проанализировав содержание двух понятий «личность» и «семья»

попробуем сопоставить их вновь и понять почему же законодатель расположил их именно в такой последовательности.

Б.Н. Чичерин, рассуждая на эту тему, отмечает: «семья есть уже органический союз, в котором являются целое и члены. Но здесь целое еще не отделено от членов и не образует самостоятельной организации, а существует только в них и для них»101. На самом деле, если воспринимать семью не как часть целого по отношению к личности, а как направленную конкретизацию, то все встает на свои места102. Как отмечает А.М. Нечаева, семейное право не





См.: Момотов В.В, Формирование русского средневекового права в IX – XIV вв.:

Монография. М.: ИКД «ЗЕРЦАЛО-М», 2003. С. 153; Познышев С. В. Особенная часть русского уголовного права. сравнительный очерк важнейших отделов особенной части старого и нового Уложений. М., 1905. С. 342; Харчев А.Г. Брак и семья в СССР. С. 75.

См.: Ермолаев А.В. Роль уголовного закона в охране семьи. М. :Юрлитинформ,2009. С.

50.

Чичерин Б.Н. Избранные труды / Б.Н. Чичерин. СПб.: Изд-во СПб. ун-та, 1998. С. 154.

См.: Ермолаев А.В. Роль уголовного закона в охране семьи. М. :Юрлитинформ,2009. С.

52.

имеет предметом регулирования семью, а регулирует лишь существующие в семье отношения103. Соответственно, продолжая эту мысль, уголовное право охраняет существующие в семье отношения, устанавливая ответственность за общественно опасные посягательства на них. а семейные отношения – суть отношения, опосредованные специальным статусом субъекта (личности как члена семьи)104. А.Н. Красиков отмечал, что деяния, содержащиеся в гл. 20 УК РФ, опасны и вредны для несовершеннолетних, а также отдельных членов семьи. Ученый прямо указывал на то, что семья хотя и есть образование частное по отношению к государству, но, однако уголовное право в гл. 20 УК РФ охраняет, строго говоря, не эту общность в целом, не корпоративный общий интерес, а право конкретного человека105.

Вышеизложенное позволяет сделать вывод, что законодательное закрепление гл. 20 в разделе VII УК РФ «Преступления против личности» не является противоречивым, поскольку преступлениями против семьи следует признавать посягательства на семейные отношения, субъектами которых выступают члены семьи. Следовательно, для всех норм, включенных в главу о преступлениях против семьи и несовершеннолетних родовым объектом являются интересы личности; видовым объектом – интересы семьи и несовершеннолетних.

Критерием классификации преступлений, содержащихся в гл. 20 УК РФ, выступает основной непосредственный объект.

Бородин С.В. полагает, что все преступления, предусмотренные гл. 20 УК РФ, делятся на две группы: преступления против семьи – ст.ст. 153, 154, 155, 157; преступления против несовершеннолетних – ст.ст. 150, 151, 152, 156, за См.: Нечаева А.М. Семейное право: Учебник. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2006.

С. 12-13.

См.: Ермолаев А.В. Роль уголовного закона в охране семьи. М. :Юрлитинформ,2009. С.

52.

См.: Красиков А.Н. Преступления против личности. С. 162.

основу деления взят основной непосредственный объект106. П.Г. Пономарев, В.С. Савельева, С.И. Никулин в своих работах дают такое же деление преступлений гл. 20 УК РФ на группы107.

Схожего мнения придерживаются Е.В. Виноградова, В.Н. Зырянов, П.Н.

Панченко, за исключением того, что они относят преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 157 УК РФ, группе посягательств против несовершеннолетнего, а предусмотренное ч. 2 ст. 157 УК РФ – к группе преступлений против семьи, критерием классификации выделяется непосредственные объект108.

Данная классификация находит отражение и в работах Л.Л. Кругликова, А.Н. Красикова, Л.Д Гаухмана и С.В. Максимова, которые относят к первой группе только преступления, предусмотренные ст.ст. 150 и 151 УК РФ, а ко второй – ст.ст. 153, 154, 155, 156, 157 УК РФ109.

Такое категоричное деление анализируемых норм вызывает возражения, поскольку из перечня преступлений гл. 20 Особенной части, лишь неисполнение обязанностей по содержанию родителей (ч. 2 ст. 157 УК РФ) не нарушает прав несовершеннолетнего, остальные же каким-либо образом посягают на его права. Подмена ребенка посягает на его право жить и См.: Новое уголовное право России: Учебное пособие. Особенная часть/ Борзенков Г.Н.,

Бородин С.В., Волженкин Б.В., Комиссаров В.С., и др./ Под ред.: Кузнецова Н.Ф. - М.:

Зерцало, ТЕИС, 1996. С. 91.

См.: Пономарев П.Г уголовная ответственность за преступные посягательства на семью и несовершеннолетних // Российский следователь. № 8. 2001. С. 34; Уголовное право российской Федерации. Особенная часть: Учебник. Изд. испр. и доп. / Под ред. Инагамовой

–Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. М.: ИНФА-М: КОНТРАКТ, 2006. С. 153 9автор гл. VI Савельева В.С); Уголовное право России. Части Общая и Особенная: учебн. / М.П. Журавлев [и др.]; под ред. А.И. Рарога. 6-е изд., переаб. и доп. М.: ТК Велби, изд-во Проспект, 2007. С.

364 (автор гл. 26 С.И. Никулин).

См.: Виноградова Е.В., Зырянов В.Н., Панченко П.Н. Краткий курс лекций: Уголовное право России. Особенная часть. Часть первая. преступления против личности. Ставрополь,

1999. С. 62.

См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: (постатейный) / В.К.

Дуюнов и др., отв. ред. Л.Л. Кругликов. М.: Волтерс Клувер, 2005. С. 446 (автор гл. 20 Кругликов Л.Л); Уголовное право РФ Особенная часть. Учебник / Под ред. Б.Т.

Разгильдиева, А.Н. Красиков, Саратов, 1999. С. 126 (автор гл. 6 А.Н. Красиков);Уголовное право РФ. Учебник / Под ред. Л.Д. Гаухмана, С.В. Максимова. М., 2003. С. 53 (авторы гл. 5 Л.Д Гаухман, С.В. Максимов) воспитываться в семье; при незаконном усыновлении нарушаются права несовершеннолетнего на усыновление (удочерение) либо нахождение в приемной семье, а равно на получение опеки и попечительства; разглашение тайны усыновления также следует считать преступлением, если в результате него причиняется вред интересам ребенка; неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего также посягает на права ребенка, а именно на обеспечение необходимых условий для формирования полноценной и всесторонне развитой личности ребенка. Следовательно, неправильно определив объект посягательства, авторы ошибаются и в классификации преступлений.

Некоторые авторы делят все преступления, предусмотренные нормами гл.

20 УК РФ на три110 и даже на четыре группы111, вкладывая в содержание каждой статьи этой главы свой собственный смысл и понимание объекта каждого преступления: «право ребенка жить и воспитываться в семье», «уважение человеческого достоинства», «имущественные права ребенка» и т.п.

Так, например, Г.П. Новоселов подразделяет анализируемые преступления на четыре группы: преступления, связанные с вовлечением несовершеннолетних в совершение каких-либо антиобщественных действий (ст.ст. 150, 151 УК РФ);

преступления, сопряженные с торговлей и подменой несовершеннолетних (ст.ст. 152, 153 УК РФ); преступления, связанные с нарушением правил усыновления (ст.ст. 154, 155 УК РФ); преступления, связанные с нарушением конституционных обязанностей родителей по отношению к детям и детей по отношению к родителям (ст.ст. 156, 157 УК РФ)112. Такая классификация преступлений не имеет общего основания, не понятно что автор признает в качестве такового.

См., напр.: Макаров А.В. Уголовная ответственность за преступления против несовершеннолетних: Автореф. дис. … канд. юр. наук. М., 2001.. 22-23.

См.: Путилов П.Н. Нормальное развитие несовершеннолетних как объект уголовноправовой охраны: Дис. … канд. юр. наук. Омск, 1999. С. 94.

См.: Уголовное право. особенная часть. Учебник для вузов / отв. ред. И.Я Козаченко, З.А.

Незнамова, Г.П. Новоселов. М., 2000. С. 170-181.

Из характера и содержания непосредственного объекта А.Е. Якубов выделяет преступления, способствующие антиобщественной деятельности несовершеннолетних (ст.ст. 150, 151 УК РФ), которые могут сопровождаться причинением вреда их здоровью (ч. 3 ст. 150 УК РФ, ч. 3 ст. 151 УК РФ);

преступления, посягающие на свободу несовершеннолетних (ст.ст. 153, 153 УК РФ), которые могут быть направлены на вовлечение несовершеннолетних в совершение антиобщественных действий или на причинение вреда их здоровью; преступления, посягающие на охрану семьи и создание необходимых условий для содержания и воспитания несовершеннолетних (ст.ст. 154 – 157 УК РФ)113. Не совсем ясно что автор подразумевал под «характер и содержание преступлений». Плюс ко всему, автор не признает преступления, указанные в ст.ст. 150 - 153 УК РФ, нарушающими условия воспитания несовершеннолетних, а преступления, указанные в ст. 153 УК РФ, посягающими на охрану семьи, что, на наш взгляд, неправильно.

И.Н. Туктарова делит на три группы преступления, посягающие на права ребенка: преступления против жизни, здоровья и нормального физического развития несовершеннолетних; преступления против половой неприкосновенности и нормального полового развития несовершеннолетних;

иные преступления против интересов несовершеннолетних и их духовнонравственного развития114.

Основанием деления автор выделяет позитивное социальноориентированное направление развития и формирования личности несовершеннолетнего (физическое, половое, психическое и духовнонравственное развитие). Однако автор не поясняет в качестве какого элемента преступления выступает это направление. Ю.Е. Пудовочкин высказывает предположение, что речь в данном случае идёт об объекте посягательства, однако, во-первых, им выступает скорее не направление, а само развитие, его См.: Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть. Учебник / Под ред. Г.Н.

Борзенкова, В.С. Комиссарова. М., 1997. С. 155-156.

См.: Туктарова И.Н. Уголовно-правовая охрана несовершеннолетних… С. 10-11.

содержание, а во-вторых, основные объекты преступлений, объединяемых автором в рамки одной классификации, совершенно различны115.

Изложенное дает основание утверждать, что по вопросу о сущности преступлений, сосредоточенных в гл. 20 УК РФ нет единства взглядов, как нет и единой классификации этих преступлений.

Анализ непосредственных объектов преступлений, входящих в главу 20 УК РФ, позволяет предложить классификацию всех преступлений, содержащихся в ней, на четыре группы: 1) преступления, посягающие на нормальное нравственное и физическое развитие несовершеннолетних – ст.ст.

150 – 1511 УК РФ; 2) преступления, посягающие только на права несовершеннолетних в сфере семейных отношений – ст.ст. 154, 156, ч. 1 ст. 157 УК РФ; 3) преступления, посягающие в равной степени на права несовершеннолетних и родителей в сфере семейных отношений – ст.ст. 153, 155 УК РФ; 4) преступление, посягающее только на права родителей в сфере семейных отношений – ч. 2 ст. 157 УК РФ.

См.: Пудовочкин Ю.Е. Ответственность за преступления против несовершеннолетних.

СПб.: Юридический центр Пресс, 2002. С. 90.

–  –  –

В ст. 153 УК РФ установлена ответственность за подмену ребенка, совершенную из корыстных или иных низменных побуждений. Указанная статья повторяет норму УК РСФСР 1960 г. (в ред. Закона РФ от 29 апреля 1993 г.).

В Конвенции ООН «О правах ребенка» от 20 ноября 1989 г.116 в ст. 9 установлено, что «Государства-участники обеспечивают, чтобы ребенок не разлучался со своими родителями вопреки их желанию, за исключением случаев, когда компетентные органы, согласно судебному решению, определяют в соответствии с применимым законом и процедурами, что такое разлучение необходимо в наилучших интересах ребенка. Такое определение может оказаться необходимым в том или ином конкретном случае, например, когда родители жестоко обращаются с ребенком, или не заботятся о нем, или когда родители проживают раздельно и необходимо принять решение относительно места проживания ребенка». В ст. 7 признается, что каждый ребенок имеет право знать своих родителей, на заботу с их стороны, право на сохранение индивидуальности, включая гражданство, имя и семейные связи (ст. 8).

Подмена ребенка, как и иные преступления, предусмотренные ст.ст. 153, 154, 155, 156, ч. 1 ст. 157 УК РФ, «представляют собой не просто посягательство на условия надлежащего формирования личности ребенка, подростка, а также посягательства, которые затрагивают область отношений, регулируемых семейным правом, и несут угрозу не только для личности несовершеннолетнего, но и для самой семьи – важнейшей ячейки общества,

Конвенция ООН «О правах ребенка» [Электронный ресурс]/ Режим доступа:

http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/childcon.shtml (20.07.2014).

охрану которой при определенных обстоятельствах принимает на себя уголовный закон. Очевидно, например, что подмена ребенка, будь она открыта в последствии, способна причинить моральный вред не только самому ребенку, но и оборачивается трагедией для семьи, в которой он оказался по злому умыслу виновного в подмене»117.

В юридической литературе существуют разные подходы к определению объекта подмены ребенка. А. Н. Красиков считает, что объектом является неотчуждаемое право ребенка находиться, расти и воспитываться в семье. В качестве дополнительного объекта он выделяет, в данном случае, права родителей, либо лиц, их заменяющих118. Л. Д. Гаухман полагает, что объектом данного преступления являются общественные отношения, обеспечивающие защиту личной свободы ребенка и интересов семьи119. С таким определением трудно согласиться, так как ребенок в полном объеме не обладает личной свободой, его поступки, как правило, контролируются родителями или иными лицами, на которых возложены обязанности по его воспитанию и развитию.

Безусловно, интересы семьи так же страдают при совершении исследуемого преступления. Но необходимо уточнить, в какой части. В противном случае, приведенное определение объекта носит общий характер.

Примерно такой же позиции придерживается и А.Е. Якубов, который пишет, что подмена ребенка посягает на право ребенка на свободу120. Однако, по нашему мнению, ограничивать объект преступления, предусмотренного ст.

153 УК РФ, лишь личностью несовершеннолетнего неверно, так как каждый родитель имеет право жить со своим ребенком и воспитывать его,

Савельева В.С. Совершенствование структуры особенной части УК: Уголовное право:

Стратегия развития в XXI веке: Сб. материалов третьей Международной научнопрактической конференции. М., 2006. С. 136.

См.: Красиков А. Н. Преступления против личности. Саратов, 1999. С. 172.

См.: Уголовное право. Особенная часть. Под общ. ред. Л. Д. Гаухмана и проф. С. В.

Максимова. М., 2003. С. 58; Уголовное право России: Общая и Особенная: Учебник / Под ред. В. К. Дуюнова. 2-е изд. М., 2009. С. 390; Уголовное право Российской Федерации.

Особенная часть. Конспект лекций / Под ред. Л. В. Иногамовой-Хегай. М., 2002. С. 63.

См.: Курс уголовного права. Т. 3: Особенная часть // Под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С.

Комисарова. М., 2002. С. 375-376 (автор гл. 8 – А.Е. Якубов).

соответственно, мы полагаем, что общественная опасность подмены состоит также и в нарушении данного права.

Другие ученые определяют объект данного преступления как отношения по нормальному функционированию семьи, сохранению ребенком родственных связей со своей кровной семьей121. С.И. Мурзаков объектом совершенного деяния признает интересы ребенка, а также право родителей на его воспитание122. В.С. Савельева утверждает, что подмена ребенка грубо разрывает кровные узы родства, нарушает наполненные глубоким нравственным содержанием отношения между родителями и детьми123. По справедливому замечанию Ю.Е. Пудовочкина относительно позиции В.С.

Савельевой, подмена может совершаться и в отношении неродного ребенка, поэтому сужать сферу применения данной нормы только лишь кровнородственными отношениями оснований нет. А также при таком подходе, когда в качестве объекта посягательства выделяются лишь интересы семьи, обеспечение прав ребенка уходит на второй план124.

Большинство же авторов выделяет в качестве объекта данного преступления – семью как целостное образование (Н.И. Ветров, П.Г.

Пономарев, Ю.В. Ускова, Л. Л. Кругликов)125. В данном случае, необходимо задаться вопросом: является ли семья первичным объектом который претерпевает нежелательное воздействие в результате совершения преступления. Ответ на этот вопрос скорее отрицательный, поскольку семья – это союз лиц, не обладающий материальными признаками (в данном случае не См.: Полный курс уголовного права: в 5 т. / Под ред. А. И. Коробеева. Т. II: Преступления против личности. СПб., 2008. С. 655.

См.: Научно-практический комментарий к Уголовному кодеку Российской Федерации.

Нижний Новгород. 1996. С. 387.

См.: Савельева В. С. Похищение или подмен ребенка // Советская юстиция. 1988. №7. С.

28-29.

См.: Пудовочкин Ю. Е. Ответственность за преступления против несовершеннолетних.

СПб., 2002. С. 160-161.

См.: Ветров Н. И. Охрана интересов семьи уголовно-правовыми средствами. С. 39;

Российское уголовное право: В 2 т. Т. 2. Особенная часть /Под ред. проф. А. И. Рарога. М.:

ООО «Полиграф Опт». 2004. С. 152 (автор гл. 6 П. Г. Пономарев); Ускова Ю. В. Уголовноправовая охрана семьи: дисс. … канд. юр. наук. Краснодар, 2001. С. 77.

говорится об общем имуществе супругов и детей, так как посягательства на него относятся к преступлениям против собственности по УК РФ). В свою очередь, нематериальные признаки существуют и воплощаются посредством складывающихся между членами семьи общественных отношений, содержанием которых являются их права и обязанности.

Ю.Е. Пудовочкин полагает, что объектом подмены ребенка должны быть признаны общественные отношения, складывающиеся в процессе реализации права ребенка проживать с родителями и воспитываться в семье126. Более предпочтительной представляется именно такая позиция.

Таким образом, объектом подмены ребенка, по нашему мнению, следует признавать общественные отношения, обеспечивающие реализацию права ребенка жить и воспитываться в своей семье, равно право родителей жить совместно со своим ребенком, воспитывать его и не разлучаться с ним вопреки своей воле. Права перечисленных лиц могут быть ограничены только в случаях, специально предусмотренных в соответствующих нормативно-правовых актах.

Законодательная конструкция ст. 153 УК РФ «подмена ребенка», порождает споры в юридической литературе о предмете данного преступления.

Отдельные авторы отмечают, что в составе рассматриваемого преступления, «ребенок, как подменяемый, так и используемый для подмены, в уголовноправовом смысле равнозначны, т.е. представляют собой одновременно и потерпевшего от преступления, и предмет преступления»127. Считаем, что более верно говорить именно о потерпевшем, так как речь идет об одушевленном предмете, человеке. Причем, несмотря на то, что в уголовно-правовой норме употребляется единственное число – ребенок, на наш взгляд, в наличии имеется два потерпевших – подменяемый ребенок и ребенок, используемый для подмены. Поэтому, правильнее использовать множественное число - детей. Но, с точки зрения уголовно-процессуального закона, есть еще потерпевшие – См.: Пудовочкин Ю. Е. Ответственность за преступления против несовершеннолетних.

СПб., 2002. С. 160-161.

Уголовное право. Особенная часть / Под ред. А. И. Рарога. М., 1996. С. 106.

родители, чьи дети были подменены. В случае совершения подмены одним из родителей (или обоими), потерпевшими будут оба ребенка и семья, которая не знает о совершенной подмене, если же виновным является третье лицо, то потерпевшими будут оба подменяемых ребенка и обе семьи.

В ст. 1 Конвенции ООН «О правах ребенка» 1989 г., в ст. 54 Семейного кодекса РФ 1995 г., в ст. 1 ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» ребенком признается любое лицо, не достигшее возраста восемнадцати лет (совершеннолетия).

Вопрос о возрасте ребенка относительно данного состава преступления стоял всегда достаточно остро. Ученые XIX века, рассуждая о подмене ребенка, употребляли понятие «младенец». Так, С.В. Познышев писал, что подмена может иметь место «лишь в отношении детей самого нежного возраста»,128 но не указывал его при этом, а уделял большое внимание цели подмены. В.В.

Есипов указывал, что «только лишь младенец или дитя могут не иметь представления о своем происхождении или о своих родителях. Ввиду сего преступления эти могут быть учинены только над детьми в самом раннем их возрасте, примерно не более 7 лет, в зависимости от большей или меньшей развитости ребенка»129. А.В. Лохвицкий утверждал, что подмена ребенка возможна в отношении новорожденного или грудного младенца либо в порядке исключения в отношении детей более старшего возраста, если ребенок был отдан на кормление другой женщине, то подмена возможна до тех пор, пока мать не будет ознакомлена со своим ребенком, или ребенок не осознает своего происождения130.

Точки зрения исследователей настоящего времени расходятся в решении проблемы возраста потерпевшего в ст. 153 УК РФ. Так, В.И. Ткаченко считает, Там же.

Есипов В. В. Уголовное право. Часть Особенная. Преступления личные и имущественные. СПб., 1899. С. 72.

Лохвицкий А. Курс уголовного права. СПб., 1867. С. 490.

что при определении возраста ребенка следует отталкиваться от его дееспособности. В связи с чем, предельный возраст подменяемого - 15 лет131.

Козаченко И.Я. и Красиков А.Н. считают, что потерпевшими от подмены должны признаваться дети, которые еще не осознают значимости совершаемой подмены132. А.В. Наумов, В.С. Савельева, А.Н. Игнатов, Е.Е. Пухтий полагают, что подмена возможна только в отношении новорожденного ребенка133.

Ю.Е. Пудовочкин считает, что подмена возможна в отношении любого лица, не достигшего 18-летнего возраста и не осознающего своего происхождения, при условии, что родители не были с ним ознакомлены134.

Во многих работах отражена мысль, что потерпевшим при подмене ребенка следует считать лицо, не достигшее четырнадцати лет135.

Полагаем, что для квалификации деяния по ст. 153 УК РФ не возраст имеет значение, а субъективное восприятие родителей, либо одного из них.

Например, может быть, что родители не видели своего ребенка, либо не могут определить его индивидуальные черты, идентифицировать его как своего.

Такое возможно лишь в отношении новорожденного ребенка. Если же говорить о подмененном ребенке в возрасте до 18 лет, то презюмируется способность родителей осознать подмену. Вместе с тем, полагаем, что подмена может иметь место в отношении любого ребенка в возрасте до 18 лет, при условии, что он не может идентифицировать себя в силу слабоумия, имеет схожие черты с подменяемым лицом, либо в тех случаях, когда родители длительное время в Ткаченко В. И. Преступления против личности. М., 1981. с. 76.

См.: Комментарий к УК РСФСР. Ярославль, 1994; Красиков А. Н. Уголовно-правовая охрана прав и свобод человека в России. Саратов, 1996. С. 201.

См.: Наумов А. В. Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации:

комментарий судебной практики и доктринальное толкование. М., 2005. С. 334; Савельева В.

С. Похищение или подмен ребенка // Советская юстиция. 1988. №7. С. 28. Пухтий Е. Е.

Преступления против семьи и несовершеннолетних: вопросы техники конструирования составов и дифференциации ответственности: Дисс. … канд. юрид. наук. Ярославль, 2004. С.

8.

См.: Там же.

См.: Комментарий к УК РСФСР. Л., 1962. С. 241; Комментарий к УК РСФСР. М., 1984. С.

272; Уголовное право. Часть особенная. М., 1968. С. 238 силу тех или иных причин не видели его и не могут его идентифицировать как своего.

Если подменяются дети, чья принадлежность к конкретным семьям (или, напротив, отсутствие этой принадлежности) очевидна, возникает вопрос о квалификации содеянного по признакам идеальной совокупности преступлений. В связи с этим в литературе указывается на возможность квалификации содеянного по п. «д» ч. 2 ст. 126 УК РФ (похищение заведомо несовершеннолетнего), и по ст. 153 УК РФ136. Представляется, что подобная позиция нуждается в уточнении. Изъятие одного ребенка из места его нахождения и перемещение в новую семью (иное место) образует состав похищения несовершеннолетнего (п. «д» ч. 2 ст. 126 УК РФ), способом которого выступает подмена детей. Содеянное в отношении другого ребенка, предоставленного в качестве замены, следует квалифицировать по ст. 153 УК РФ. В данном случае субъектом преступления будет выступать родитель, осуществивший такую замену.

Существует и другая точка зрения: если подмена является очевидной хотя бы для одной стороны, действия виновного необходимо рассматривать в соответствии со ст. 126 УК РФ137. Считаем, что первая позиция, когда подмена рассматривается в совокупности с похищением человека, вернее, так как в данном случае присутствует два объекта: во-первых, родители осознают, что у них похищен ребенок; во-вторых, имеет место нарушение права воспитываться в своих семьях у обоих подмененных детей или у одного из них, если другой – сирота138.

Конечно, в большинстве случаев, подмена ребенка возможна только в отношении новорожденного ребенка. Можно привести такой довод: если бы См.: Курс российского уголовного права. Особенная часть / Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. С. 298.

См.: Палий В.В., Ашин А.А. Чучаев А.И. Преступления против семьи и несовершеннолетних: Учеб. пособ. С. 70-71.

См.: Энциклопедия уголовного права. Т. 17. Преступления против семьи и несовершеннолетних. СПб.: СПб ГКА, 2011. С. 218. (автор гл. III Анощенкова С.В.).

законодатель рассматривал подмену ребенка в собственно правовом смысле данного понятия (ребенок – человеческое существо в возрасте до восемнадцати лет), то он бы прямо указал: подмена заведомо несовершеннолетнего.

Некоторые авторы убеждены, что необходимо нормативно закрепить этот признак потерпевшего от подмены ребенка, например, Н.В. Гуль считает необходимым указать в диспозиции ст. 153 УК РФ, что подмена может быть совершена лишь в отношении новорожденного ребенка139.

Возражения против такого вывода приводит Ю.Е. Пудовочкин, отмечая, что при признании «ребенком» только новорожденного, необоснованно сужается применение данного понятия: 1) «ребенок» не является чисто уголовно-правовым понятием – другие отрасли права (например, семейное или международное) также используют его (Семейный кодекс РФ (ст. 54), ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в РФ» (ст. 1), Конвенция о правах ребенка (ст. 1) понимают под ребенком лицо, не достигшее 18 лет); 2) при квалификации подмены ребенка важен момент, с которого начинает идентифицировать себя, осознавать своё положение и происхождение – наступление такого момента может означать, что подмена ребенка, наказуемая УК РФ, невозможна; 3) на вопрос, только ли новорожденный ребенок может быть предметом преступления, нельзя ответить положительно, поскольку существуют ситуации, когда при рождении мать и младенец разлучаются и фактически знакомятся, когда ребенок достигнет определенного возраста (вплоть до 18-летнего возраста)140.

Такой подход имеет рациональное зерно, так как диспозиция уголовноправовой нормы должна предусматривать все возможные варианты.

Теоритически можно представить ситуацию, когда, например, мать сразу после рождения ребенка, отправила его в другой город на воспитание к бабушке, не навещала его, не видела его фотографий и т.п. (т.е. не способна его См.: Гуль Н. В. Конституционное право на защиту семьи в уголовном законодательстве России: автореф. дисс… канд.юр. наук. М., 2009. С. 9.

См.: Пудовочкин Ю.Е. Уголовная ответственность за подмену ребенка. С. 43.

идентифицировать), а по прошествии какого-то времени, бабушка умерла и мать решила забрать своего ребенка, но ей вместо её ребенка дают другого, имеющего схожие индивидуальные признаки (пол, возраст, цвет волос и т.д.).

Налицо подмена ребенка (в смысле его кровной принадлежности к конкретным родителям).

Мы считаем, что под ребенком, применительно к ст. 153 УК РФ, не следует понимать только новорожденного ребенка. Тем более, что если провести систематическое толкование уголовно-правовых норм, в частности, использовать положения ст. 106 УК РФ, которое трактуется в совокупности с положениями акушерства и педиатрии, то новорожденным следует признавать ребенка в возрасте до 28 дней (или 1 месяца). Но подменить можно и детей двухмесячного возраста и т.д., поскольку и в этот период многие из них не обладают ярко выраженными индивидуальными особенностями.

На наш взгляд, отсутствие разъясняющих положений по ряду вопросов о признаках преступлений, предусмотренных ст.ст. 153 – 157 УК РФ, создает массу проблем в расследовании таких преступлений, а также может привести к судебной ошибке при разрешении дел данной категории. Поэтому в целях стабильности судебной практики и единообразного применения уголовного закона, считаем, целесообразным разработку проекта постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 153, 154, 155, 156 и 157 Уголовного кодекса Российской Федерации»141.

Понятие ребенка, применительно к анализируемой статье, по нашему мнению, следует отразить в положениях указанного постановления Пленума Верховного Суда РФ. Таким образом, при рассмотрении уголовных дел о преступлениях, заключающихся в подмене ребенка (ст. 153 УК РФ) следует исходить из того, что в качестве подмененного ребенка может выступать лицо, не достигшее восемнадцатилетнего возраста и не способное идентифицировать См.: Приложение. С. 195.

себя как ребенка конкретных родителей, и которого родители не могут идентифицировать как своего.

Объективная сторона данного преступления выражается в замене одного ребенка другим. Подмена совершается путем активных действий.

Состав данного преступления сконструирован как формальный и окончено оно с момента совершения замены одного ребенка другим, в результате чего виновный завладевает подмененным ребенком. Некоторые авторы полагают, что этот момент определяется официальным оформлением подмены одного ребенка другим142. Однако, мы считаем, что преступление окончено, когда родители подмененных детей, не обнаружив подмены, восприняли их как своих.

Большое значение имеет обязательный признак преступления – способ его совершения. Данное преступление должно быть со вершено тайно143. И.К.

Дзуцев описывает ситуации, когда тайность может иметь место:

1) родители обоих детей не осознают, что произошла их подмена, в том случае, если ее выполняет лицо, не являющееся родителем;

2) родители одного ребенка не осознают факта подмены, которая осуществляется родителями другого ребенка;

3) мать (отец) одного ребенка, не уведомляя его отца (мать), совершает подмену этого ребенка на другого144.

Возможным способом подмены представляется и обман. Виновные могут поменять больного ребенка на здорового, живого – на мертвого145.

Так, Т., работая заведующей кафедрой акушерства и гинекологии одного из вузов г. Санкт-Петербурга, обещала помочь одной из своих знакомых См.: Уголовное право. Особенная часть / Под ред. А. И. Рарога. М., 1996. С. 106.

См.: Энциклопедия уголовного права. Т. 17. Преступления против семьи и несовершеннолетних. С. 223; Пудовочкин Ю. Е. Ответственность за преступления против несовершеннолетних. СПб., 2002. С. 162.

См.: Дзуцев И. К. Совершенствование практики применения уголовно-правовых норм о защите семьи и детства. М., 2004. С. 15.

См.: Энциклопедия уголовного права. Т. 17. Преступления против семьи и несовершеннолетних. СПб.: СПб ГКА, 2011. С. 223 обрести ребенка. У Т. была договоренность с женщиной, не имеющей ребенка.

Последняя девять месяцев симулировала беременность. У роженицы Д. в роддоме родился мальчик, ребенка она не видела, ей сообщили, что он родился мертвым. Родители «мертвого» ребенка настояли на генетической экспертизе.

По биоматериалам, предоставленным для экспертизы, было установлено, что либо предоставленные биоматериалы принадлежали не умершему, а другому ребенку, либо супруги Д. не могли быть биологическими родителями умершего ребенка146. В данном случае живой ребенок был заменен мертвым.

Пудовочкин Ю.Е. моделирует ситуацию, когда подмена ребенка совершается путем бездействия: в случае, если родители или иные лица, которые осознают факт подмены и обязаны ему препятствовать в силу профессиональной принадлежности, не противостоят лицам, совершающим подмену, но не осознающим её147. Так как речь в данном случае идет о неосторожности, то такое лицо, при наличии иных признаков, может подлежать уголовной ответственности, например, за халатность. Вряд ли можно согласиться, что заинтересованное лицо совершило преступление «посредством использования» добросовестно заблуждающегося или неосторожно действующего лица. Посредственное использование предполагает такое воздействие на посредственного причинителя, которое корректирует его поведение, направляет его в нужное для заинтересованного человека русло, формирование осмысленного мотива. Трудно себе представить, что желание подменить ребенка из корыстных побуждений совпадает с неосторожными действиями незаинтересованного лица148.

Обмен детьми по обоюдному согласию не подпадает под действие ст. 153 УК РФ. Авторы объясняют это тем, что элементы аморальности присутствуют в данном случае, но «их нельзя приравнять к корысти или иным низменным См.: Известия, 2008. 11мая.

Пудовочкин Ю.Е. Ответственность за преступления против несовершеннолетних по российскому уголовному праву. С. 162.

См.: Энциклопедия уголовного права. Т. 17. Преступления против семьи и несовершеннолетних. СПб.: СПб ГКА, 2011. С. 225.

побуждениям, поскольку обе стороны желают иметь и воспитывать ребенка»149.

Однако такое деяние является общественно опасным, поскольку нарушается право ребенка на воспитание в своей семье. В свое время подобные случаи предлагалось квалифицировать по ст. 152 УК РФ («Торговля несовершеннолетними»)150. Данная позиция была высказана до принятия Федерального закона № 162 – ФЗ от 8 декабря 2003 г., которым ст. 152 УК РФ была декриминализирована. В соответствии с действующим законом, обмен детьми следует квалифицировать по п. «б» ч. 2 ст. 127.1 УК РФ (по признаку совершения иных сделок в отношении человека).

Подмену ребенка следует отграничивать от смежного состава преступления - похищения заведомо несовершеннолетнего (п «д» ч. 2 ст. 126 УК РФ). Похищение может быть, как тайным, так и открытым, в том числе с применением насилия, а подмена всегда только тайное деяние. При похищении и при подмене происходит захват или изъятие ребенка, лишение его возможности находиться со своими родителями, но при этом «замены» другим ребенком при похищении, как при подмене не происходит. Еще одно важное отличие выделяет Л.Д. Гаухман - в качестве потерпевшего по ст. 153 УК РФ «выступает ребенок, несхожесть внешних признаков которого с соответствующими признаками того, с кем он подменятся, не поддается распознанию родителями или законными представителями подменяемого, поскольку при распознавании указанной несхожести налицо похищение несовершеннолетнего, предусмотренного п. «д» ч. 2 ст. 126 УК»151. При подмене ребенка для виновных имеют значения свойства (признаки) подмененного ребенка: здоровый, а не больной и др. При похищении же к Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В.М. Лебедев. М.,

2004. С. 407.

См.: Словарь по уголовному праву / Отв. ред. проф.А.В. Наумов. М., 1997. С. 369.

См.: Уголовное право. Особенная часть / Под ред. А. И. Рарога. М., 1996. С. 106.

признакам ребенка отношение похитителей «индифферентное», им важен сам факт нахождения у них несовершеннолетнего152.

Когда ребенка заменяют другим, первого всегда изымают из места его нахождения и забирают себе, то есть осуществляют похищение, а подмена в данном случае - способ замаскировать совершенное преступление. Если сотрудник роддома подменяет ребенка за деньги, то это, по нашему мнению, является торговлей детьми. Но в этом случае должна быть совокупность преступлений, чтобы оценить общественную опасность деяния в отношении того ребенка, которого подменили. В чистом виде подмена ребенка, полагаем, будет иметь место тогда, когда она совершается в отношении детей, которые остаются на своих местах, не покидают места своего нахождения – роддом, больница, иное детское учреждение, что как раз говорит о том, что в чистом виде это преступление встречается редко.

Субъективная сторона подмены ребенка характеризуется виной в форме умысла и наличием определенных мотивов. Вид умысла – прямой.

«Преступления с формальным составом вообще не могут совершаться с косвенным умыслом, он может быть только прямым. К этому можно добавить, что совершение действий, общественная опасность которых не ставится законодателем в зависимость от наступления каких-то последствий, служит средством удовлетворения потребностей, лежащих в основе преступного мотива. Следовательно, мотив преступления, имеющего формальный состав, свидетельствует о том, что такое преступление может совершаться только с прямым умыслом»153.

Таким образом, подмена детей, совершенная лицом вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей состава преступления не образует. Однако учитывая общественную опасность такого деяния и реальный вред, причиняемый таким поступком, на наш взгляд, См.: Энциклопедия уголовного права. Т. 17. Преступления против семьи и несовершеннолетних. С. 228.

Энциклопедия уголовного права. Т. 4. СПБ., 2010. С. 799.

целесообразно было бы включить в УК новую статью (ст. 1531 УК РФ), предусматривающую ответственность за небрежное исполнение работником медицинского, образовательного, воспитательного или иного учреждения своих профессиональных обязанностей, повлекшее подмену ребенка. Такие случаи имеются и зачастую о них становится известно только когда проявляются отличительные внешние особенности ребенка, то есть спустя длительное время.

Так, например, 17 декабря 1998 г. в роддоме г. Копейска (Челябинская обл.) родились две девочки, Ирина и Анна. Юлия Андрушак (мать Ирины) спустя четыре года после развода с супругом Алексеем пожелала взыскать с него средства на содержание дочери. Однако бывший супруг не признавал ребенка своим и, соответственно, отказывался выплачивать средства на его содержание.

Суд обязал Юлию и Алексея пройти тест ДНК, результаты которого установили, что Ирина не их родная дочь. По факту заявления в правоохранительные органы о возбуждении уголовного дела была проведена тщательная проверка, в ходе которой было выяснено, что акушерка роддома 12 лет назад перепутала девочек, которые родились с разницей в 15 минут154.

Подмена девочек привела к определенным проблемам: определения места жительства детей, в связи с открывшимися обстоятельствами – ни одна из семей не намерена отказываться от воспитываемых, хоть и не родных по крови, девочек; психологической травме, как для детей, так и для родителей. И ведь это не единичный случай.

Обязательным признаком субъективной стороны данного преступления являются корыстные или иные низменные побуждения.

Из формулировки статьи видно, что корыстные побуждения являются одним из видов низменных побуждений.

[Электронный ресурс] / Режим доступа: http://www.1tv.ru/news/social/189574 (Дата обращения: 01.05.2014).

Корысть определяется как стремление получить материальную выгоду в виде денежного вознаграждения, других материальных ценностей или благ материального характера155.

Корыстные побуждения выражаются в намерении виновного незаконно получить материальную выгоду, обогатиться от подмены ребенка, то есть это извлечение выгоды имущественного характера. Например, осуществление за вознаграждение подмены работником родильного дома ребенка у роженицы, которая желает иметь ребенка другого пола, либо здорового ребенка.

Понятие «низменные побуждения» недостаточно определено в юридической литературе, зачастую используется без раскрытия его смысла, а перечень низменных мотивов носит произвольный характер.

Как отмечает Ю.Е. Пудовочкин, к низменным побуждениям можно отнести достаточно широкий диапазон различных по степени асоциальности мотивов. Однако УК РФ не позволяет дифференцировать ответственность в зависимости от содержания этого субъективного фактора, что можно отнести к числу недостатков уголовного закона. В настоящее время мотивы подмены, как отмечает автор, имеют значение только при назначении наказания, поскольку они влияют на степень общественной опасности преступления156.

Котов Д.П. к низменным мотивам относит многие побуждения политического (классовая ненависть, месть со стороны эксплуататорских классов), религиозного (суеверия), а также личного характера (месть, трусость, зависть)157, которые, с точки зрения действующего уголовного законодательства, не могут признаваться отягчающими обстоятельствами и свидетельствовать о повышенной общественной опасности преступления.

См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Н. Ф.

Кузнецовой. С. 343.

См.: Пудовочкин Ю.Е. Уголовная ответственность за подмену ребенка // Уголовное право. 2001. №3. С.44.

См.: Дагель П.С., Котов Д.П. Указ. Соч. С.196-198.

Игнатов А.Н. полагает, что низменными могут считаться «корысть, месть, зависть и другие побуждения, которые суд признает низменными»158.

По мнению А.В. Пушкина, «к иным низменным побуждениям судебная практика, в частности, относит зависть к родителям (подменяемого. – дополнение О. К.) ребенка, месть, хулиганство, то есть такие побуждения, которые резко противоречат требованиям морали и нравственности» 159. В обоих выше указанных трактовках, признание мотива низменным входит в компетенцию суда, а не законодателя, что «чревато необоснованно широким судейским усмотрением»160.

Боровиков В.Б. считает, что «низменными являются побуждения, противоречащие нормам общественной нравственности (например, досадить родителям ребенка, использовать его для шантажа, расистские и националистические мотивы)»161. Приведенный перечень побуждений, которые автор относит к низменным, «носит весьма произвольный характер и наряду с мотивами, которые действительно можно отнести к низменным, включает также мотивы, не носящие низменного характера, например, месть усыновителю, желание внести разлад в семью усыновителей162»163. Также стоит отметить, что законодатель при описании преступлений вообще не использует мотивов, которые бы соответствовали нормам общественной нравственности.

Пудовочкин Ю.Е. в определении понятия «низменные побуждения»

сводится к перечислению конкретных действий, например, желание отомстить, использование ребенка для проведения каких-либо медицинских Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. Ред. Ю.И.

Скуратова и В.М. Лебедева. С.328.

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации с учетом судебной практики.

Кн. 1 / Под ред. О. Ф. Шишова. М., 1998. С. 428.

Энциклопедия уголовного права. Т.4/ Издание проф. Малинина.2-е изд. СПб., 2010. С.808.

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации с постатейными материалами и судебной практикой / Под ред. С.И. Никулина. М., 2002. С.459.

Там же. С. 464.

Энциклопедия уголовного права. Т.4/ Издание проф. Малинина.2-е изд. СПб., 2010. С.809.

(автор гл. V– Рарог А.И.).

экспериментов и др. Автор не формулирует критерии, по которым побуждения могут быть признаны низменными.

Как пишет С.В. Скляров: «подмена ребенка при любых обстоятельствах уже сама по себе является бесчестным, подлым поступком, что свидетельствует о низменности мотивации преступного поведения лица, сознающего сущность своих действий»164. Поэтому автор предлагает исключить из диспозиции ст. 153 УК РФ такой обязательный признак субъективной стороны как «иные низменные побуждения», так как трудно себе представить мотивы подмены ребенка, которые не противоречили бы нормам общественной нравственности.

На неудачность использования при конструировании ст. 153 УК РФ термина «низменные побуждения» указывает и А.И. Рарог и вместо понятия «иные низменные побуждения» предлагает другую конструкцию - «иная личная заинтересованность». Ученый полагает, что понятие «иные низменные побуждения» чрезвычайно расширяет возможности «усмотрения»

правоприменителя, а также, что в судебной практике и юридической литературе понятие низменных побуждений необоснованно широко трактуется165. По мнению других авторов, предлагаемое понятие «иная личная заинтересованность» не подходит для использования в ст. 153 УК РФ, так как не отражает того негативного, антисоциального оттенка, которым обладают «иные низменные побуждения»166. Иная личная заинтересованность – стремление лица извлечь определенную выгоду неимущественного характера.

Соответственно, лицо, руководствуясь удовлетворением собственного интереса, совершая подмену ребенка, посягает на интересы других лиц. По нашему мнению, в этом и проявляется негативный характер деяния.

Понятие низменных побуждений, с одной стороны, является законодательным, а, с другой стороны, носит оценочный характер. Поэтому Скляров С.В. Вина и мотивы преступного поведения. СПб., 2004. С.281.

См.: Рарог А. И. Усмотрение правоприменителя при квалификации преступлений // Уголовное право. 2000. № 1. С. 42.

См.: Энциклопедия уголовного права. Т.17 / Издание проф. Малинина. СПб., 2011. С. 232 (автор гл. III – Анощенкова С. В., Ермолаев А.В. ).

необходимо определить критерии, на основании которых мотив может быть признан низменным. Так, А.И. Рарог выделяет три случая, при которых побуждения, которыми лицо руководствовалось при совершении преступления, можно считать низменными, при условии, что законодатель рассматривает их как повышающие общественную опасность деяния: во-первых, когда с помощью мотива, введенного в число признаков состава, конструируется специальный состав преступления, рассматриваемый по закону как более опасный, чем обладающий теми же объективными свойствами, но лишенный данного мотива. Во-вторых, мотив можно считать низменным, если ему придается значение квалифицирующего признака конкретного преступления.

В-третьих, мотив следует признать низменным, если он включен законодателем в число обстоятельств, отягчающих наказание (п. «е» и «ж» ч. 1 ст. 63 УК РФ)167.

На основании выше указанных критериев признания мотива низменным, мы приходим к выводу, что применительно к ст. 153 УК РФ законодатель не использует понятие низменных побуждений для усиления наказания, а также не предусматривает в перечне обстоятельств, отягчающих наказание, данный мотив является обязательным признаком подмены ребенка.

Представляется, что понятие «иная личная заинтересованность» является наиболее удачным для корректировки диспозиции ст. 153 УК РФ, проработанным в уголовном законе и судебной практике (достаточно вспомнить ст. 285 УК РФ).

Субъектом данного преступления является вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет. Это могут быть родители ребенка, работники медицинских и иных учреждений. По конструкции ст. 153 УК РФ специальных признаков субъекта преступления не требуется, но они могут быть учтены при назначении См.: Энциклопедия уголовного права. Т.4 / Издание проф. Малинина.2-е изд. СПб., 2010.

С.810. (автор гл. V – Рарог А.И.).

наказания, характеризующие личность виновного. Исполнитель подмены может действовать как в своих интересах, так и в интересах других лиц.

Ряд авторов придерживается точки зрения, что субъект преступления должен быть специальным, например, В.С. Савельева полагает, что такой субъект обладает следующим признаком: ребенок по отношению к виновному должен быть чужим168. Думаем, что ограничивать круг субъектов только специальным оснований нет.

Представляется, что субъект может быть и специальный, о чем мы упоминали выше. Подмена детей, совершенная лицом вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей характеризуется достаточно высокой степенью общественной опасности, но на сегодняшний день подобные деяния не получают надлежащей уголовноправовой оценки. Предлагается включить в УК новую статью.

Основываясь на проведенном анализе признаков данного преступления, полагаем, что редакция статьи может выглядеть следующим образом:

«Статья 153. Подмена детей Подмена детей, совершенная из корыстной или иной личной заинтересованности,наказывается…»

«Статья 153.1. Подмена детей, совершенная лицом вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей Небрежное исполнение работником медицинского, образовательного, воспитательного или иного учреждения своих профессиональных обязанностей, повлекшее подмену ребенка, наказывается…»

См.: Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. А. И. Рарога. М., 2004. С. 250.

–  –  –

В ст. 154 Уголовного кодекса РФ предусмотрена ответственность за незаконные действия по усыновлению (удочерению) детей, передаче их под опеку (попечительство), на воспитание в приемные семьи 169, совершенные неоднократно или из корыстных побуждений.

В ст. 20 Конвенции ООН «О правах ребенка» установлено, что «ребенок, который временно или постоянно лишен своего семейного окружения или который в его собственных наилучших интересах не может оставаться в таком окружении, имеет право на особую защиту и помощь, предоставляемые государством». Государство должно обеспечить замену ухода за таким ребенком. «Такой уход может включать, в частности, передачу на воспитание, «кафала» по исламскому праву, усыновление или, в случае необходимости, помещение в соответствующие учреждения по уходу за детьми. При рассмотрении вариантов замены необходимо должным образом учитывать желательность преемственности воспитания ребенка и его этническое происхождение, религиозную и культурную принадлежность и родной язык»170.

Проблема защиты прав детей, утративших родительское попечение стоит достаточно остро, так как их количество постоянно растет. Россия в Восточной Европе и странах СНГ занимает второе место (после Литвы) по числу осиротевших детей (89 человек на 100 тыс. населения)171. По данным государственной статистики на 1 января 2009 года число детей, оставшихся без семьи, составило 681 301 человек172.

Далее – усыновление (удочерение).

[Электронный ресурс] / Режим доступа:

http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/childcon.shtml (10.01.2014).

См.: Куропацкая Е. Г. Опека и попечительство как способ защиты прав детей, утративших родительское попечение. М., 2011. Данные по Юревич А. В. Нравственное состояние современного российского общества // СОЦИС, 2009. №10. С. 71.

См.: Куропацкая Е. Г. Опека и попечительство как способ защиты прав детей, утративших родительское попечение. М., 2011. Данные из Практики применения Федерального закона «Об опеке и попечительстве»: год со дня вступления в силу. / ИнформационноВ ст. 154 УК РФ говорится о незаконном усыновлении (удочерении), передаче детей под опеку, попечительство и на воспитание в приемные семьи.

Это такие действия, которые нарушают установленный законом порядок усыновления (удочерения), передачи детей под опеку, попечительство или на воспитание в приемную семью.

Приоритетной формой устройства детей, оставшихся без попечения родителей, согласно ст. 124 СК РФ является их усыновление.

Усыновление (удочерение) — это «правовой институт, призванный создать между усыновителем и усыновленным отношения, наиболее близкие к тем, которые возникают между родителями и родными детьми»173.

В ст. 13 Декларации «О социальных и правовых принципах, касающихся защиты и благополучия детей, особенно при передаче детей на воспитание и их усыновлении на национальном и международном уровнях»174 говорится, что основная цель усыновления заключается в обеспечении постоянной семьи для ребенка, заботу о котором не могут проявлять его родители.

Согласно ст.

21 Конвенции ООН «О правах ребенка» государстваучастники, которые признают и/или разрешают существование системы усыновления, обеспечивают, чтобы наилучшие интересы ребенка учитывались в первостепенном порядке, и они:

а) обеспечивают, чтобы усыновление ребенка разрешалось только компетентными властями, которые определяют в соответствии с применимыми законом и процедурами и на основе всей относящейся к делу и достоверной информации, что усыновление допустимо ввиду статуса ребенка относительно родителей, родственников и законных опекунов и что, если требуется, заинтересованные лица дали свое осознанное согласие на усыновление на основе такой консультации, которая может быть необходимой;

аналитические материалы к парламентским слушаниям в государственной Думе Федерального Собрания РФ 17.09.2009. С. 4.

Антокольская М. В. Семейное право: Учебник. – Изд. 2-е, переаб. и доп. М., 2002. С.289.

[Электронный ресурс] / Режим доступа:

http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/childpri.shtml (10.02.2014).

b) признают, что усыновление в другой стране может рассматриваться в качестве альтернативного способа ухода за ребенком, если ребенок не может быть передан на воспитание или помещен в семью, которая могла бы обеспечить его воспитание или усыновление, и если обеспечение какого-либо подходящего ухода в стране происхождения ребенка является невозможным;

c) обеспечивают, чтобы в случае усыновления ребенка в другой стране применялись такие же гарантии и нормы, которые применяются в отношении усыновления внутри страны;

d) принимают все необходимые меры с целью обеспечения того, чтобы в случае усыновления в другой стране устройство ребенка не приводило к получению неоправданных финансовых выгод связанными с этими лицами;

e) содействуют в необходимых случаях достижению целей настоящей статьи путем заключения двусторонних и многосторонних договоренностей или соглашений и стремятся на этой основе обеспечить, чтобы устройство ребенка в другой стране осуществлялось компетентными властями или органами175.

Межгосударственное усыновление регулируется положениями Конвенции о защите детей и сотрудничестве в области межгосударственного усыновления от 29 мая 1993 года176. В ст. 1 устанавливается, что усыновление производится только в интересах ребенка и с уважением его или ее основных прав, как это признано международным правом.

В главе II Конвенции приводятся требования к межгосударственному усыновлению, а именно:

усыновление может иметь место только в том случае, когда компетентными властями государства происхождения:

а) установлено, что ребенок может быть усыновлен;

См.: Там же.

Справочно-правовая система Гарант. Россия подписала Конвенцию 7 сентября 2000 года.

(см. распоряжение Президента РФ от 26.06.2000 N 241-рп) [Электронный ресурс]/ Режим доступа: http://base.garant.ru/2556181/ (10.02.2014).

b) определено, после надлежащего рассмотрения возможностей устройства ребенка в государстве происхождения, что межгосударственное усыновление наилучшим образом отвечает интересам ребенка;

с) приняты меры к обеспечению того, чтобы:

1) лица, учреждения и власти, чье согласие необходимо для усыновления, были надлежащим образом информированы о возможных последствиях их согласия, и с ними проведены консультации о том, приведет ли усыновление к прекращению юридической связи между ребенком и его или ее государством происхождения;

2) такие лица, учреждения и власти дали свое согласие свободно, в надлежащей правовой форме и в письменной виде;

3) вышеупомянутое согласие не было получено с помощью какого бы то ни было платежа или компенсации и не отозвано, и

4) согласие матери, если это необходимо, было дано только после рождения ребенка, и

d) обеспечило, принимая во внимание возраст и степень зрелости ребенка, что:

1) он или она надлежаще информированы о последствиях его или ее согласия на усыновление, в тех случаях, когда такое согласие требуется,

2) учтены желание и мнение ребенка,

3) согласие ребенка на усыновление, если оно требуется, дано свободно, в надлежащей правовой форме и в письменном виде, и

4) такое согласие не было получено с помощью какого бы то ни было платежа или компенсации.

Процедура усыновления, по словам К. Фортуны, направлена на удовлетворение естественного стремления ребенка воспитываться в семье, улучшение его материального, морального положения, т.е. усыновление позволяет полнее обеспечить охрану всей совокупности личных прав несовершеннолетнего177.

Схожей позиции придерживается Е.А. Татаринцева, полагая, что последствия усыновления получают не только правовые выражения, а также, что усыновление вызывает важные физиологические и эмоциональные чувства принадлежности к семье178.

В качестве объекта незаконного усыновления некоторые авторы выделяют интересы ребенка, его права на нормальное существование, воспитание и развитие179 в лоне семьи180. Другая часть авторов считает, что объектом данного состава являются интересы семьи181. Вряд ли семью можно отнести к объекту посягательства анализируемого преступления, поскольку действия по усыновлению ребенка, передаче его под опеку (попечительство), на воспитание в приемные семьи ведут к образованию новой семьи, соответственно, такие же действия, в основе которых лежит нарушение закона, не приводят к образованию новой семьи.

Иная точка зрения заключается в признании в качестве объекта незаконного усыновления (удочерения) интересов семьи и несовершеннолетних детей182. В части признания объектом интересов семьи мы согласится не можем, по указанным выше основаниям.

См.: Фортуна К. Уголовно-правовая охрана тайны усыновления // Уголовное право. 2005.

№ 5. С. 63.

См.: Татаринцева Е.А. Усыновление по английскому законодательству // Закон. 2004. № 4.

С. 83.

См.: Пудовочкин Ю. Е. Ответственность за преступления против несовершеннолетних.

СПб., 2002. С 178.

См.: Ускова Ю. В. Уголовно-правовая охрана семьи: Дис…канд. юр. наук. Краснодар,

2001. С. 84.

См.: Новое уголовное право России. Особенная часть…С. 91; Виноградова Е. В., Зырянов В. Н., Панченко П. Н. Краткий курс лекций. Уголовное право России… С. 68; Путилов П.Н.

Нормальное развитие несовершеннолетних как объект уголовно-правовой охраны: Афтореф.

дис. …канд. юрид. наук. Челябинск, 2006. С. 83-84.

См.: Тляумбетов Р. Г. Претсупления против семьи: уголовно-правовые и криминологические аспекты: Дисс. … канд. юр. наук. Уфа, 2006. С. 83-84.

П.Г. Пономарев относит к непосредственному объекту преступления, предусмотренного ст. 154 УК РФ, в том числе, установленный порядок усыновления (удочерения)183, а Г.А. Решетникова добавляет к ним также порядок передачи детей под опеку (попечительство), на воспитание в приемные семьи184. Однако если мы обратим внимание на расположение ст. 154 УК РФ в структуре уголовного закона, то поймем, что название главы, в которую она включена свидетельствует о том, что основным непосредственным объектом может быть личность, причем личность несовершеннолетнего. Нужно отметить, что многие авторы разделяют такую позицию185.

Пудовочкин Ю.Е. полагает, что интересы родительской семьи несовершеннолетнего при незаконном усыновлении (удочерении) не нарушаются, поскольку ее либо вовсе нет, либо она не выполняет своих функций. Интересы же второй семьи – приемной, семьи усыновителей, попечителей, опекунов страдают не всегда. В случае, если новая приемная семья успешно и правильно реализует свои обязанности по воспитанию и развитию несовершеннолетнего, если он сам чувствует себя защищенным в новой семье, то разрушение этой семьи в результате аннулирования акта усыновления (удочерения) в связи с его незаконностью, несомненно, нарушает наряду с интересами несовершеннолетнего и интересы благополучия приемной семьи. Однако, по мнению ученого, случаи незаконного усыновления, не причинившие вред несовершеннолетнему, не стоит рассматривать в качестве преступления, предусмотренного ст. 154 УК РФ. Если же незаконное усыновление (удочерение) никаким образом не улучшило положение См.: Российское уголовное право: В 2-х т. Т. 2: Особенная часть / Под ред. проф. А.И.

Рарога. М., 2004. С. 153. (автор гл. 6 – П.Г. Пономарев).

См.: Решетникова Г.А. Уголовно-правовая охрана семьи и несовершеннолетних: Дисс. … канд. юр. наук. Ижевск, 2005. С. 109.

См.: Почивалова К.Н. Проблемы законодательной техники и правоприменительной деятельности, связанные с преступлениями против семьи и несовершеннолетних: Автореф.

дис. … канд. юрид. наук. Ростов н/Д., 2004. С. 24; Белов В.Ф. Преступления против семьи и несовершеннолетних. С. 32; Красиков А.Н. Уголовно-правовая охрана прав и свобод человека в России. С. 202; Курс уголовного права. Т. 3: Особенная часть // Под ред. Г.Н.

Борзенкова, В.С. Комисарова. М., 2002. С. 377 (автор гл. 8 – А.Е. Якубов).

несовершеннолетнего и изначально не преследовало таковой цели, то распад данной семьи не нарушает интересов семейного благополучия, поскольку такового и не было186.

Как представляется, объектом незаконного усыновления (удочерения) являются общественные отношения, обеспечивающие права несовершеннолетнего на усыновление (удочерение) либо нахождение в приемной семье, а равно на получение опеки и попечительства со стороны надлежащих лиц и с соблюдением прочих требований, установленных нормативно-правовыми актами, регламентирующими данные институты.

Россия учитывает требования международных правовых актов в сфере соблюдения прав и интересов несовершеннолетних, в связи с чем, приводит национальное законодательство в соответствие с международными нормами и принципами. Так, Глава 19 Семейного кодекса РФ посвящена порядку усыновления (удочерения). Процедура усыновления регулируется Правилами передачи детей на усыновление (удочерение) и осуществления контроля за условиями их жизни и воспитания в семьях усыновителей на территории РФ, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 29 марта 2000 г. № 275187, Правилами постановки на учет консульскими учреждениями РФ детей, являющихся гражданами РФ и усыновленных иностранными гражданами и лицами без гражданства, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 29 марта 2000 г. № 275188; Положениями о деятельности органов и организаций иностранных государств по усыновлению (удочерению) детей на территории РФ и контроле за ее осуществлением, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 28 марта 2000 г. № 268189; Положением о См.: Пудовочкин Ю. Е. Ответственность за преступления против несовершеннолетних.

СПб., 2002. С 179.

Справочно-правовая система «Консультант плюс» 1992 – 2014 [Электронный ресурс] / Режим доступа: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=158986 (20.07.2013).

Там же.

Там же.

порядке передачи детей, являющихся гражданами Российской Федерации, на усыновление гражданам Российской Федерации и иностранным гражданам и (или) лицам без гражданства, утвержденное Постановлением Правительства РФ от 15 сентября 1995 года № 917190.

Согласно данным нормативным правовым актам, усыновление допускается в отношении несовершеннолетних детей, единственный родитель или оба родителя которых умерли, лишены родительских прав, признаны в судебном порядке недееспособными, безвестно отсутствующими или умершими, дали согласие на усыновление в письменной форме, не проживают более года совместно с ребенком и, несмотря на предупреждения районного, городского (районного в городе) органа управления образованием, не принимают участие в его воспитании, содержании и не проявляют в отношении ребенка родительского внимания и заботы. Также допускается усыновление (удочерение) покинутых детей (подкинутого ребенка, оставленного в родильном доме). В данном случае для начала процедуры необходимо наличие акта органов внутренних дел о доставлении подкинутого или заблудившегося ребенка.

Если не были соблюдены перечисленные условия, усыновление следует признать незаконным.

При усыновлении должны также соблюдаться определенные требования, которые предъявляются к личности усыновителей и к условиям их проживания.

Усыновителями могут быть совершеннолетние лица обоего пола, за исключением лиц: а) признанных судом недееспособными или ограниченно дееспособными, б) лишенных по суду родительских прав или ограниченных судом в родительских правах, в) в отношении которых усыновление ранее было отменено, г) которые на момент установления усыновления не имеют дохода, обеспечивающего усыновляемому ребенку прожиточный минимум, д) не имеющих постоянного места жительства, е) проживающих в жилых См.: СЗ РФ. 1995. №39. Ст. 3768.

помещениях, не отвечающих санитарным и техническим правилам и нормам,

ж) которые по состоянию здоровья не могут осуществлять родительские права,

з) имеющих или имевших судимость, подвергающихся или подвергавшихся уголовному преследованию (за исключением лиц, уголовное преследование в отношении которых прекращено по реабилитирующим основаниям) за преступления против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности (за исключением незаконного помещения в психиатрический стационар, клеветы и оскорбления), половой неприкосновенности и половой свободы личности, против семьи и несовершеннолетних, здоровья населения и общественной нравственности, против общественной безопасности, а также лиц, имеющих неснятую или непогашенную судимость за тяжкие или особо тяжкие преступления. Несоблюдение перечисленных требований также должно привести к признанию усыновления незаконным. Законом не установлен запрет на усыновление ребенка лицом, не состоящим в браке. Однако ст. 127 СК РФ устанавливает, что лица, не состоящие между собой в браке, не могут совместно усыновить одного и того же ребенка.

Согласно ст. 124 СК РФ усыновление детей иностранными гражданами или лицами без гражданства допускается только в случаях, если не представляется возможным передать этих детей на воспитание в семьи граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории Российской Федерации, либо на усыновление родственникам детей независимо от гражданства и места жительства этих родственников. Соответственно, если были проигнорированы перечисленные требования, в действиях лиц, производивших усыновление, имеются признаки его незаконности.

Несмотря на подробное законодательное регулирование процесса усыновления, данная деятельность достаточно уязвима в криминальном отношении, особенно, когда речь идет об усыновлении лицами, проживающими за пределами РФ.

Прудникова Л.Б. приводит статистические данные, подтверждающие уменьшение количества усыновлений российскими гражданами с 1998 г. на 17% и увеличение показателей межгосударственного усыновления до 72 %.

Данная тенденция подтверждается и в докладе Уполномоченного по правам человека в РФ за 2001 год. Государственным комитетом статистики РФ прогнозируется, что в течение 1998 - 2015 гг. уменьшение численности населения на 8,6 миллиона человек не скажется на уменьшении числа безнадзорных детей191.

Межгосударственное усыновление – прибыльный вид деятельности. По данным А. В. Апариной (депутат Государственной Думы РФ), стоимость одного усыновления, в зависимости от возраста и состояния ребенка, варьируется в диапазоне от десяти до двадцати пяти и более тысяч долларов192, что так же позволяет говорить о высокой общественной опасности данного вида преступления. Если незаконное усыновление (удочерение) производится за взятку, необходима дополнительная квалификация по ч. 3 ст. 290 УК РФ.

Следующий вид действий, составляющий объективную сторону деяния, указанного в ст. 154 УК РФ – передача детей под опеку и попечительство. В ст.

2 ФЗ «Об опеке и попечительстве»193, в ст. 124 СК РФ устанавливается, что опека и попечительство являются формами устройства детей, оставшихся без попечения родителей. Опека устанавливается над детьми в возрасте до 14 лет, а попечительство – над детьми в возрасте от 14 до 18 лет. Данный вид устройства детей достаточно распространенный. Так, в 2009 г. на воспитании в семьях, заменяющих родительскую, состояло 529 530 человек (78 % от числа См.: Прудникова Л. Б. Усыновление (удочерение) детей гражданами РФ, иностранными лицами, лицами без гражданства: Автореф. дисс… канд. юр. наук. Ростов- на- Дону, 2004. С.

4.

Данные из выступления председателя Комитета по делам женщин, семьи и молодежи Апариной А. В. на внеочередном заседании Государственной Думы РФ 25 декабря 1997 г.

[Электронный ресурс] / Режим доступа: http: // www/ lenta. ru (20.01.2013).

Справочно- правовая система «Консультант плюс». 1992- 2014.[Электронный ресурс] / Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_149003/ (10.03.2013).

лишившихся родительского попечения), из них под опекой и попечительством

– 331 407194.

Опека и попечительство устанавливается над детьми в случаях смерти родителей, лишения их родительских прав, ограничения их в родительских правах, признания родителей недееспособными, болезни родителей, длительного отсутствия родителей, уклонения родителей от воспитания детей или от защиты их прав и интересов, в том числе при отказе родителей взять своих детей из образовательных организаций, медицинских организаций, организаций, оказывающих социальные услуги, или аналогичных организаций, при создании действиями или бездействием родителей условий, представляющих угрозу жизни или здоровью детей либо препятствующих их нормальному воспитанию и развитию, а также в других случаях отсутствия родительского попечения.

Органами опеки и попечительства являются органы исполнительной власти субъекта Российской Федерации, на которые возлагается обязанность по выявлению лиц, оставшихся без попечения родителей, установлению над ними опеки и попечительства, а также надзору за деятельностью опекунов и попечителей.

Опекунами (попечителями) детей могут назначаться только совершеннолетние дееспособные лица. Не могут быть назначены опекунами и попечителями лица: лишенные родительских прав, имеющие или имевшие судимость, подвергающиеся или подвергавшиеся уголовному преследованию, имеющие неснятую или непогашенную судимость за тяжкие или особо тяжкие преступления.

Отступление от приведенных требований означает, что передача ребенка под опеку и попечительство была незаконной.

См.: Куропацкая Е. Г. Опека и попечительство как способ защиты прав детей, утративших родительское попечение. М., 2011. Данные из Практики применения Федерального закона «Об опеке и попечительстве»: год со дня вступления в силу. / Информационноаналитические материалы к парламентским слушаниям в государственной Думе Федерального Собрания РФ 17.09.2009. С. 6.

Наравне с рассмотренными выше двумя формами устройства детей, оставшихся без попечения родителей, составляющих объективную сторону преступления, предусмотренного ст. 154 УК РФ являются незаконные действия по передаче детей на воспитание в приемную семью. Положения об институте семьи закреплены в Главе 21 СК РФ и Положением о приемной семье, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 17 июля 1996 г. № 829195.

Приемными родителями могут быть супруги, а также отдельные граждане, желающие принять ребенка или детей на воспитание. Лица, не состоящие в браке между собой, не могут быть приемными родителями одного и того же ребенка.

Приемные родители по отношению к принятому на воспитание ребенку или детям осуществляют права и исполняют обязанности опекуна или попечителя. Приемная семья образуется на основании договора о передачи ребенка (детей) на воспитание в семью, заключаемого между органом опеки и попечительства и приемными родителями (супругами или отдельными гражданами, желающими взять детей на воспитание в семью), в соответствии с которым ребенок передается на определенный срок на воспитание. На содержание каждого ребенка ежемесячно выплачиваются денежные средства.

Основное же отличие состоит в основании возникновения правоотношений.

Опека и попечительство возникает из назначения (административного акта), а приемная семьи – из договора.

В договоре о приемной семье должны содержаться сведения о ребенке, передаваемом на воспитание в приемную семью, установлен срок действия такого договора, условия содержания, воспитания и образования ребенка или детей, права и обязанности приемных родителей, права и обязанности органа Справочно-правовая система «Консультант плюс» 1992- 2014. [Электронный ресурс]/ Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_79596/ (20.10.2013).

Документ утратил силу в связи с принятием постановления Правительства РФ от 18.05.2009 № 423.

опеки и попечительства по отношению к приемным родителям, а также основания и последствия прекращения такого договора.

Анализ документов, регулирующих устройство детей, оставшихся без попечения родителей, показывает, что они призваны обеспечивать интересы детей, их права. Следовательно, преступлением необходимо признавать такие незаконные действия по усыновлению (удочерению), которые нарушают, установленные права ребенка и его интересы.

Незаконные действия, как таковые по усыновлению (удочерению) ребенка, совершенные при отсутствии иных криминообразующих признаков – неоднократности или корыстных побуждений, указанных в ст. 154 УК РФ, преступлением не являются. В данном случае предусмотрена административная ответственность по ст. 5.37 КоАП РФ «Незаконные действия по усыновлению (удочерению) ребенка, передаче его под опеку (попечительство) или в приемную семью».

«Неоднократность преступлений» и «неоднократность» - понятия не тождественные, однако существует тенденция их смешения среди юристов196.

Исключение понятия неоднократности преступлений (ст. 16 УК РФ) из уголовного законодательства ФЗ от 8 декабря 2003 г. не предотвратило толкование признака неоднократности (предусмотренной в УК РФ лишь двумя нормами – ст.ст. 154 и 180 УК РФ) через призму взгляда на множественность преступлений197. Однако неоднократность в ст.ст. 154 и 180 УК РФ не тождественна с неоднократностью преступлений, подразумевавшейся в ст. 16 УК РФ. Полагаем, что законодатель намеренно оставил данный признак в указанных статьях УК РФ и вложил в него иной смысл, отличный от смысла неоднократности преступлений.

См.: Головизнина И.А. Проблема двусмысленности термина «неоднократность», содержащегося в ст. 180 УК РФ, и пути ее преодоления // Российский следователь. 2006. №

11. С. 15.

См.: Энциклопедия уголовного права. Т. 17. Преступления против семьи и несовершеннолетних. СПб.: СПб ГКА, 2011. С. 259.

В юридической литературе понимание неоднократности в ст. 154 УК РФ едино – совершение действий два и более раза198. Встает вопрос о том, однородные или разнородные действия необходимо совершить два и более раза, чтобы признать их совершенными неоднократно.

Под неоднократностью, по нашему мнению, следует понимать совершение любого из перечисленных в диспозиции ст. 154 УК РФ деяния два и более раза, либо совершение какого-либо одного деяния, а затем любого другого деяния, например, незаконное усыновление одного ребенка, а в последующем – незаконная передача другого ребенка под опеку и т.п. Схожей позиции придерживаются, например, Л.Л. Кругликов и А.Е. Якубов199. Такой вывод можно сделать на основании объективной стороны незаконного усыновления (удочерения), которую законодатель сформировал из альтернативных действий, равных по своей юридической значимости.

Поскольку для привлечения лица к уголовной ответственности по признаку неоднократности не требуется установления иных дополнительных обстоятельств, например, корыстных побуждений, следует принимать во внимание, что однократное незаконное совершение того или иного деяния образует лишь административное правонарушение. Поэтому, если истекли сроки давности административного преследования за первое деяние, второе, совершенное после этого деяние, не образует признак неоднократности, и лицо не должно подвергаться уголовному преследованию. Думаем, целесообразно было бы включить данное положение в постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 153, 154, 155, 156 и 157 Уголовного кодекса Российской Федерации».

См.: Красиков А.Н. Уголовно-правовая охрана прав и свобод человека в России. Саратов,

1996. С. 203; Российское уголовное право: В 2-х т. Т. 2: Особенная часть / Под ред. А.И.

Рарога. М., 2004. С. 155; курс уголовного права.Т. 3: Особенная часть// Под ред. Г.Н.

Борзенкова, В.С. Комисарова. М., 2002. С. 377-378; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: (постатейный)/ Отв. ред. Л.Л. Кругликов. С. 459.

См.: Курс уголовного права. Т. 3: Особенная часть // Под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С.

Комисарова. С. 378. (автор гл. 8 – А.Е. Якубов); Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: (постатейный) / В.К. Дуюнов и др., отв. ред. Л.Л. Кругликов.

В 1999 г. Государственной Думой во втором чтении единогласно был принят проект федерального закона о внесении изменений в ст. 154 УК РФ, в котором было предусмотрено выделение в ст. 154 УК РФ части второй с такими квалифицирующими признаками, как неоднократность и совершение преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой200. Ряд авторов201 разделяют такую позицию. Думается, данное дополнение нецелесообразно, поскольку, как мы отмечали выше, однократное совершение деяния, предусмотренного ст. 154 УК РФ, в случае, если в деянии не содержится дополнительных признаков преступления, не образует состава преступления.

По нашему мнению, незаконное усыновление (удочерение) не может выражаться в форме бездействия, так как в ст. 154 УК РФ прямо говорится о действиях. Поэтому нельзя согласиться с Ю.Е. Пудовочкиным202, который в качестве примеров совершения незаконного усыновления (удочерения) путем бездействия, приводит затягивание сроков процедуры, ненадлежащую проверку необходимых документов. Тем более, что даже ненадлежащая проверка документов предполагает некие действия. В связи с чем, ученый предлагает заменить термин «действия» на иной – «деятельность»203. Стремление автора охватить формы активного и пассивного поведения субъекта незаконного усыновления понятно, тем более, что в нормативно-правовых документах функционирование органов опеки и попечительства характеризуют именно как деятельность. Однако использование в ст. 154 УК РФ термина «деятельность»

не представляется удачным, поскольку в уголовном праве он традиционно См.: Усилена уголовная ответственность за незаконное усыновление. // http: // www. lenta.

ru.

См., напр.: Ускова Ю. В. Уголовно-правовая охрана семьи: дисс… канд. юр. наук.

Краснодар, 2001. С. 88; Тляумбетов Р. Г. Преступления против семьи: уголовно-правовые и криминологические аспекты: Дисс… канд. юр. наук. Уфа, 2006. С. 84; Пудовочкин Ю. Е.

Ответственность за преступления против несовершеннолетних. СПБ., 2002. С. 180.

См.: Пудовочкин Ю. Е. Ответственность за преступления против несовершеннолетних.

СПБ., 2002. С. 179.

См.: Там же.

обозначает форму единичного преступления (например, предпринимательская деятельность – ст. 169 УК РФ; террористическая деятельность – ст. 205.1 УК РФ).

В словаре русского языка «корысть» определяется как «выгода, материальная польза»204, «стремление к наживе, к обогащению»205.

Таким образом, корыстные побуждения – мотив преступления, характеризующийся стремлением извлечь материальную или иную выгоду имущественного характера. Однако, как представляется, корыстные побуждения лица, совершающего незаконные действия, могут быть реализованы лишь за счет незаконного вознаграждения, полученного от усыновителя, попечителя и иного лица, но такие действия охватываются составом получения взятки за совершение незаконных действий (ч. 3 ст. 290 УК РФ). В силу этого, нет необходимости указывать в ст. 154 УК РФ в качестве одного из признаков преступления корыстные побуждения.

В то же время, незаконные действия по усыновлению (удочерению) могут совершаться и по иным личным, не корыстным мотивам, например, из мести, карьеризма и подобных мотивов.

Думается, справедливо было бы дополнить диспозицию ст. 154 УК РФ – указанием именно на мотив личной заинтересованности, которая выражается в стремлении извлечь выгоду неимущественного характера.

Состав рассматриваемого преступления сформулирован как формальный, то есть преступление окончено с момента юридического оформления акта усыновления (удочерения), передачи под опеку или попечительство, или приемную семью.

Пудовочкин Ю.Е. предлагает изменить тип состава на материальный и установить в диспозиции ст. 154 УК РФ последствия в виде причинения вреда См.: Ожегов С. И. Словарь русского языка. М., 2003. С. 292.

См.: Словарь современного русского литературного языка. Т. 5. М., Ленинград, 1956. С.

1486.

интересам несовершеннолетнего206. Полагаем, что такие изменения не обоснованы, поскольку все положения гражданского, гражданскопроцессуального, семейного, административного законодательства в области устройства детей, оставшихся без попечения родителей, направлены на защиту интересов таких детей. Поэтому несоблюдение соответствующих норм уже само по себе свидетельствует о нарушении прав ребенка.

С субъективной стороны преступление характеризуется прямым умыслом: виновный осознает общественно опасный характер своих действий по усыновлению (удочерению), передачи детей под опеку, попечительство, на воспитание в приемную семью, которые производятся вопреки требованиям закона, и желает их совершения.

Признаки субъекта преступления в ст. 154 УК РФ не указаны, что позволяет сделать вывод, что им может быть любое физическое лицо, достигшее 16 лет207. Однако это не так, поскольку юридические последствия, т.

е. возникновение прав у усыновителей и усыновленных, опекунов (попечителей) и лиц, находящихся под опекой (попечительством), приемных родителей и детей создаются только деятельностью лиц, наделенных соответствующими полномочиями, принимающими решения в сфере усыновления (удочерения), опеки и попечительства, приемной семье.

Ряд авторов полагает, что субъектом, помимо выше названных должностных лиц, могут признаваться и иные лица – усыновитель, попечитель и др.208 Стоит не согласиться с такой позицией, поскольку усыновление (удочерение), передача под опеку (попечительство), а также передача в приемные семьи – это юридические акты, которые автономно без См.: Там же. С. 178.

См.: Виноградова Е. В., Зырянов В. Н., Панченко П. Н. Краткий курс лекций. Уголовное право России Особенная часть. Часть первая. Преступления против личности Ставрополь,

1999. С. 68.

См., напр.: Российское уголовное право: В 2-х т. Т. 2: Особенная часть / Под ред. А.И.

Рарога. М., 2004. С. 155; Курс уголовного права.Т. 3: Особенная часть// Под ред. Г.Н.

Борзенкова, В.С. Комисарова. М., 2002. С. 376; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: (постатейный)/ Отв. ред. Л.Л. Кругликов. С. 460.

соответствующего официального оформления свершится не могут.

Фактическое устройство ребенка, осуществленное членами замещающей семьи без надлежащего оформления, не является юридически действительным.

Юридическое же оформление находится в ведении специальных органов и их сотрудников. Однако усыновители, опекуны (попечители) и иные лица могут привлекаться к ответственности за подстрекательство или пособничество.

Зачастую, незаконное усыновление (удочерение) сопровождается изготовлением подложных документов или внесением в официальные документы заведомо ложных сведений, совершенные лицом с использованием служебного положения, в таком случае деяния следует квалифицировать по совокупности ст.ст. 154 и 327 УК РФ либо ст. 292 УК РФ, если подделку осуществляет должностное лицо, а также государственный или муниципальный служащий, не являющийся должностным лицом. Если субъектом незаконного усыновления (удочерения) выступает должностное лицо, то их действия (получение взятки или злоупотребление должностными полномочиями) квалифицируются по совокупности ст.ст. 154 и 285, 290 УК РФ. Если в совершении преступления принимали участие иные лица, то они несут ответственность как пособники или подстрекатели.

Считаем необходимым в норме о незаконном усыновлении (удочерении) конкретизировать субъект преступления как специальный и понимать под ним лицо, ответственное за соблюдение процедуры усыновления (удочерения), установления опеки или попечительства, заключения договора о приемной семье, т.е. субъектом незаконного усыновления (удочерения) является должностное лицо.

Поэтому предлагаем дополнить диспозицию ст. 154 УК словами «должностным лицом, с использованием своих служебных полномочий».

Таким образом, норма в ст. 154 УК РФ будет являться специальной по отношению к норме в ст. 285 УК РФ («Злоупотребление должностными полномочиями»), что исключает совокупность преступлений. Однако наказание, предусмотренное в санкции ст. 154 УК РФ значительно мягче, чем в санкции ст. 285 УК РФ. В связи с этим, предлагаем в санкции ст. 154 УК РФ увеличить наказание в виде лишения свободы до четырех лет.

Проанализировав состав преступления, предусмотренный ст. 154 УК РФ, считаем, что данная норма нуждается в совершенствовании.

Полагаем, что ее содержание может быть изложено в следующем виде:

«Статья 154. Незаконное усыновление (удочерение) Незаконные действия по усыновлению (удочерению) детей, передаче их под опеку (попечительство), на воспитание в приемные семьи, совершенные неоднократно или по мотиву личной заинтересованности должностным лицом, с использованием своих служебных полномочий-, наказываются штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет».

§ 3. Разглашение тайны усыновления (удочерения) В статье 23 Конституции РФ установлено право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту чести и доброго имени.

Согласно ч. 1 ст. 139 СК РФ тайна усыновления ребенка охраняется законом.

Для сохранения тайны усыновления (удочерения) семейным законодательством также предусмотрена возможность изменения имени, отчества и фамилии, даты (в определенных пределах) и места рождения усыновленного по просьбе родителей (ст.ст. 132-136 СК РФ).

Таким образом, тайна усыновления (удочерения) охраняется российским законодательством комплексно посредством применения ст. 139 СК РФ, ст. 47 ФЗ «Об актах гражданского состояния» от 22 октября 1997 г. № 143 – ФЗ, ст.

155 УК РФ.

Однако в случае отмены или признания незаконным усыновления (удочерения), разглашение тайны усыновления (удочерения) не образует состава преступления, предусмотренного ст. 155 УК РФ. При этом сведения о факте усыновления (удочерения) могут быть переданы органам следствия, прокуратуры или суду (ст. 86 УПК РФ), а также уполномоченному по правам человека.

Тайна усыновления (удочерения) ребенка возникает в результате вынесенного судом решения об усыновлении (удочерении). До этого момента конфиденциальность сведений о предполагаемом усыновителе и ребенке, которого желают усыновить, уголовным законом не охраняется.

Общественная опасность данного преступления заключается в том, что «раскрытие ребенку тайны усыновления может тяжело травмировать его психику, осложнить его отношения с усыновителями и затруднить его воспитание»209.

Ткаченко В. И. Преступления против личности. М., 1981. С. 68.

В юридической литературе нет единого мнения о том, чему же непосредственно причиняется вред в результате разглашения тайны усыновления (удочерения). Так, некоторые авторы выделяют в качестве непосредственного объекта только личность несовершеннолетнего (нематериальные условия нормального развития и формирования его личности)210.

Другие ученые211 полагают, что непосредственным объектом являются интересы семьи. Например, Ю.В. Ускова считает, что законодатель прежде всего ставил своей целью охрану интересов семьи, в которой будет воспитываться усыновленный (удочеренный) ребенок. Соответственно, право на невмешательство в семейную жизнь, свобода распоряжения тайной усыновления, нематериальные условия нормального развития и формирования личности несовершеннолетнего выходят за пределы непосредственного объекта. Ю.В. Ускова, соглашаясь с Л.Л. Кругликовым212, считает, что нет смысла в выделении дополнительного объекта в виде угрозы интересам ребенка, так как закон охраняет наравне интересы всех членов семьи, как усыновителей, так и усыновленных.

Однако большинство исследователей признают в качестве непосредственного объекта равно интересы семьи и несовершеннолетнего (К.Н.

Почивалова213, С.В. Анощенкова и С.В. Петрикова214, А.Е. Якубов215, Л.Л.

См.: Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть / под ред. Б.В.

Здравомыслова. М., 1996. С. 125; Примаченок А.А. Проблемы борьбы с преступностью несовершеннолетних. Мн., 1980. С. 200; Савельева В.С. Уголовная ответственность родителей за злостное уклонение от уплаты алиментов / ВЮЗИ. М., 1982. С. 34.

См., напр.: Решетникова Г.А. Уголовно-правовая охрана семьи и несовершеннолетних:

Дисс… кагд. юр. наук. Ижевск, 2005. С. 110; Ускова Ю.В. Уголовно-правовая охрана семьи:

дисс… канд. юр. наук. Краснодар, 2001. С. 94.

См.: Уголовное право России. Часть Особенная / Отв. ред. Л.Л. Кругликов. М., 1999. С.

182.

См.: Почивалова К.Н. Проблемы законодательной техники и правоприменительной деятельности, связанные с преступлениями против семьи и несовершеннолетних: Автореф.

дисс… канд. юр. наук. Ростов н/Д., 2004. С. 25.

См.: Анощенкова С.В., Петрикова С.В. Преступления против семьи и несовершеннолетних: Учебн. пособ. Саранск, 2007. С. 38.

Кругликов216, А.И. Чучаев и А.А. Рожнов217). Так, П.Н. Путилов непосредственным объектом признает нормальное развитие подростка, его душевное равновесие, а также семейные отношения, а именно гарантированное законом право семьи, усыновившей ребенка, на сохранение тайны218. Красиков А.Н. определяет объект как право на невмешательство в семейную жизнь, интересы семьи и ребенка219. Мурзаков С.И. признает объектом рассматриваемо преступления интересы семьи и ребенка, в частности, свободу распоряжения усыновителями тайной усыновления (удочерения)220. Гуль Н.В.

выделяет в качестве основного непосредственного объекта охраняемые законом интересы семьи и нормальное формирование и развитие личности ребенка. В качестве дополнительного объектов, по ее мнению, выступают, с одной стороны, закрепленное в Конституции РФ право на независимость личности, включающее в себя право на семейную тайну, а с другой – нормальная, отвечающая закону деятельность организаций и учреждений, представители которых непосредственно вовлечены в процесс усыновления либо иным образом осведомлены о данном факте221.

Схожей позиции по обсуждаемому вопросу придерживаются А.И. Чучаев и А.А. Рожнов, выделяя в качестве дополнительных объектов закрепленное в Конституции РФ право на семейную тайну и нормальную, отвечающую закону деятельность организаций и учреждений, представители которых непосредственно вовлечены в процесс усыновления (удочерения) либо иным См.: Курс уголовного права. Т. 1. Особенная часть // Под ред. Г. Н. Борзенкова, В.С.

Комисарова. С. 379.

См.: Комментарий к Уголовному кодексу РФ: (постатейный) / отв. ред. Л.Л. Кругликов. С.

453.

См.: Чучаев А.И., Рожнов А.А. Нарушение тайны усыновления. С. 15.

См.: Путилов П.Н. Нормальное развитие несовершеннолетних как объект уголовноправовой охраны: Дисс… канд. юр. наук. Омск, 1999. С. 102.

См.: Красиков А.Н. Уголовно-правовая охрана прав и свобод человека в России. Саратов,

1996. С. 204.

См.: Научно-практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. П.Н. Панченко. Нижний Новгород, 1996. С. 390.

См.: Гуль Н.В. Конституционное право на защиту семьи в уголовном законодательстве России: Дисс… канд. юр. наук. М., 2009. С. 142.

образом осведомлены о данном факте. Кроме причинения вреда указанным объектам, авторы выделяют в качестве факультативного объекта преступления здоровье и достоинство усыновленного, поскольку разглашение тайны усыновления может серьезно сказаться на психическом состоянии усыновленного, породить в нем чувство ущербности и неполноценности222.

По нашему мнению, невозможно отнести разглашение тайны усыновления (удочерения) к посягательствам только на семью или только на несовершеннолетнего. Приведенные выше высказывания можно отнести практически к любому из преступлений, содержащихся в гл. 20 УК РФ, поскольку они отражают видовой объект преступлений против семьи и несовершеннолетних. Что касается выделения дополнительного объекта, то такое умозаключение является неправомерным, т. к. из текста ст. 155 УК РФ не следует, что в ней имеется указанное на какие-либо иные объекты, как это имеет место в иных случаях, когда, к примеру, при разбое законодатель прямо указывает на жизнь и здоровье посредством упоминания насилия, применяемого при нападении. На наш взгляд, непосредственным объектом исследуемого преступления являются общественные отношения по обеспечению формирования и существования нормальных семейных отношений между усыновителями и усыновленным в условиях любви и заботы о нем со стороны приемных родителей, как если бы они были его кровными родителями. Опасность разглашения тайны усыновления (удочерения) состоит в том, что данное действие может причинить психологическую травму ребенку и его усыновителям, также способно подорвать устои семьи, стать причиной распада семьи и т. д.

Потерпевшими от разглашения тайны усыновления (удочерения) выступают усыновленные (удочеренные) дети (ребенок) и (или) усыновители.

В ст. 135 СК РФ не усматриваются какие-либо ограничения касательно

См.: Чучаев А.И., Рожнов А.А. Нарушение тайны усыновления // Законность. 2002. № 3.С. 15-16.

возраста ребенка, поэтому в данном случае, термин дети (ребенок) следует толковать расширительно, таким образом, что к ним могут быть отнесены и лица, достигшие восемнадцати лет223. Такая позиция представляется вполне логичной, поскольку интересы семьи и несовершеннолетнего могут пострадать и после достижения усыновленным совершеннолетия.

Так, потерпевшим от преступления, предусмотренного ст. 155 УК РФ, был признан двадцатитрехлетний Б., житель г. Саратова. Преступление было совершено при следующих обстоятельствах. Между семидесятилетней К. и сыном ее племянника Б. сложились личные неприязненные отношения, причиной которого стала оспариваемая часть жилого дома. В ходе ссоры между К. и Б. последний избил К., после чего та обратилась в милицию. Когда в ходе судебного заседания по обвинению Б. потерпевшей К. был задан вопрос: кем ей приходится подсудимый, она заявила, что тот является не родным, а усыновленным ребенком ее племянника, Б. об этом узнал впервые224.

Предметом анализируемого преступления является тайна усыновления.

Рассматриваемая норма законодателем помещена в гл. 20 УК РФ («Преступления против семьи и несовершеннолетних»), остальные же случаи нарушения семейной тайны подпадают под действие ст. 137 УК РФ (нарушение неприкосновенности частной жизни), расположенную в гл. 19 УК РФ («Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина»). Семейная тайна шире тайны усыновления. В связи с чем ряд авторов225 полагает, что нет необходимости выделять в отдельный состав преступление, предусмотренное ст. 155 УК РФ.

Однако тайна усыновления (удочерения) имеет самостоятельное значение.

Так, данные преступления отличаются по непосредственному объекту. В См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: (Постатейный) / Отв.

ред. Л. Л. Кругликов. м., 2005. С. 461.

См.: Энциклопедия уголовного права. Т. 17. Преступления против семьи и несовершеннолетних. СПб., 2011. С. 287.

См., напр.: Диваева И. Р., Нуркаева Т. Н. Уголовно- правовая охрана прав на неприкосновенность частной (личной) жизни человека в России. Уфа, 2006. С. 90.

случае, подпадающем под действие ст. 137 УК РФ, нарушаются интересы отдельной личности. Уголовная ответственность, в последнем случае устанавливается за незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации.

Анализируя эти два состава, можно допустить, что законодатель поместил норму, охраняющую тайну усыновления, в гл. 20 УК РФ, потому что преступление, предусмотренное в ст. 155 УК РФ, посягает на семью, как на целостное образование в лице усыновленного (удочеренного) ребенка и его усыновителей (удочерителей), а не на конкретную личность, что и свидетельствует об охране как интересов семьи и несовершеннолетнего в целом.

Также отличаются эти преступления по субъектному составу. Сведения об усыновлении (удочерении) составляют семейную, служебную и профессиональную тайну, сохранение которой является для виновных правовой обязанностью.

Различия заключаются и в том, что разглашение тайны усыновления (удочерения) являются делами публичного обвинения (ч.ч. 3, 5 ст. 20 УПК РФ), а нарушение неприкосновенности частной жизни (ч. 1 ст. 137 УК РФ) – частнопубличного и возбуждаются только по заявлению потерпевшего.

Качество информации, являющейся предметом преступления, предусмотренного ст. 137 УК РФ, по мнению Т. Д. Устиновой, обусловлено не только объективным отношением к ним, которое определяется нравственными и моральными представлениями общества, но и субъективным отношением самого лица к таким обстоятельствам. «Любой человек, живя в обществе, оценивает свои поступки и поступки других людей с точки зрения господствующей в ней морали, нравственных норм поведения и правовой оценки тех или иных действий. Логично предположить, что если какие-то поступки человека или факты его жизни не соответствуют господствующим в обществе нормам поведения и могут вызвать негативную оценку в глазах посторонних лиц, то сведения о таких обстоятельствах можно отнести к личной или семейной тайне»226.

Исходя из такой позиции, информация об усыновлении (удочерении) можно отнести к сведениям другого характера, положительным, поскольку устройство ребенка, оставшегося без попечения родителей, воспитание его как собственного, поднимает социальную оценку личности усыновителей. И основной целью сохранения в тайне факта усыновления (удочерения) являются интересы ребенка. Думаем, еще и по этой причине законодатель тайну усыновления (удочерения) поместил в гл. 20 УК РФ, а остальные сведения семейного характера охраняются нормами гл. 19 УК РФ.

Выявленные и приведенные выше отличия должны быть положены в основу разграничения преступлений, предусмотренных ст.ст. 137 и 155 УК РФ.

Объективная сторона анализируемого преступления заключается в разглашении тайны усыновления (удочерения) вопреки воле усыновителя, то есть тайны должна быть нарушена без или против его согласия.

Разглашение тайны – сообщение о факте усыновления (удочерения) любым лицам227, т. е. сообщение определенных сведений, говорящих о том, что дочь (сын) фактически не были рождены данными родителями, не являются их кровными родственниками. Форма сообщения не имеет значения (письменно, устно и др.). Преступление считается совершенным, когда сведения стали известны хотя бы одному лицу.

Причем, мы думаем, что разглашаемые сведения должны быть конкретными, содержать информацию, с помощью которой можно Устинова Т.Д. Нарушение неприкосновенности частной жизни граждан // Материалы международной научно-практической конференции «Государство и право: вызовы XXI века (Кутафинские чтения): Сб. тезисов. М., 2009. С. 513.

См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.И. Рарога.

С. 252.

идентифицировать полученные данные с конкретным лицом. Сообщение другому лицу сведений, которые не имеют конкретный характер (например, не содержат фамилии, имени, отчества и др.) не подпадает под действие настоящей статьи.

Разглашение тайны усыновления выражается в форме действия. В законе не указывается конкретное лицо, кому сообщается факт усыновления. Им может быть и сам усыновленный (удочеренный). В этом случае нужно учитывать возраст и развитие ребенка, так как несовершеннолетний может не осознавать сообщаемой ему информации. В ситуации, когда сообщаются сведения малолетнему ребенку, который не может в полной мере вникнуть в их суть, содеянное следует квалифицировать как покушение на совершение преступления, предусмотренного ст. 155 УК РФ.

Ответственность за разглашение тайны наступает лишь в случае, когда это происходит против воли усыновителя, отсюда вытекает, что сам усыновитель может сообщить о факте усыновления. В связи с этим, некоторые авторы228 предлагают установить в диспозиции ст. 155 УК РФ ответственность усыновителя, когда разглашение тайны усыновления (удочерения) противоречат интересам детей. По нашему мнению, это нецелесообразно, так как именно усыновители желают, чтобы факт усыновления остался в тайне. С этой целью они могут проводить ряд действий, описанных выше (изменить фамилию, имя, отчество усыновленного, место его рождения, изменить свое место жительства, имитировать беременность и т. д.). В некоторых странах (Англия, Франция, США и др.) тайна усыновления не охраняется, например, в США ежегодно отмечается День приемной матери229. Некровнородственный ребенок с детства знает о приемных родителях. Не исключено, что такой См.: Куемжиева С.А. Дисс… канд. юр. наук. С. 24-25; Гуль Н.В. Конституционное право на защиту семьи в уголовном законодательстве России: Дисс… канд. юр. наук. М., 2009. С.

143.

См.: Кириченко К.А. Право ребенка знать своих родителей в контексте вспомогательной репродукции человека: национальные и международные тенденции // Международное публичное и частное право № 2 (65) 2012. С. 5.

подход ряда стран к вопросу сохранения (а вернее сказать, не сохранения) в тайне факта усыновления, является верным. Не безынтересно, что в ст. 21 Конвенции ООН «О правах ребенка» 1989 г., содержащей нормы, касающиеся усыновления детей, ничего не упоминается о сохранении в тайне данного факта. В ст. 7 указанной Конвенции говорится, что каждый ребенок с момента рождения имеет право знать своих родителей, насколько это возможно.

Соответственно, не будет ли сохранение в тайне истинного происхождения ребенка являться нарушением его законных прав? Возможно, необходимо установить запрет на разглашение тайны усыновления (удочерения) третьим лицам, а ребенка информировать о данном факте.

Мнения ученых о целесообразности сохранения тайны усыновления (удочерения) расходятся. Большинство считает, что необходимо её сохранять230. Другая часть авторов думает, что не стоит сохранять тайну факта усыновления231.

Разглашение тайны усыновления не исключает ответственности лица в случае, если факт усыновления известен усыновленному лицу (например, после достижения несовершеннолетним десятилетнего возраста необходимо его согласие на усыновление (удочерение) – ст. 132 СК РФ)232. Также остается открытым вопрос о том, есть ли наличие состава преступления, если факт усыновления (удочерения) разглашается после смерти усыновителя.

Чучаев А.И. и Рожнов А.А. предлагают, чтобы после смерти усыновителя вопрос разглашении тайны решал орган опеки и попечительства (как решался данный вопрос в КоБС РСФРС), соответственно, при отсутствии их разрешения См., напр.: Кузнецова И.Н. Охрана интересов детей при усыновлении // Законодательство о браке и семье и практика его применения. Свердловск, 1989. С. 92; Паршуткин В., Львов Е.

Всегда ли оправдано сохранение тайны усыновления? // Российская юстиция. 1999. № 3. С.

22; Ткаченко Т.В. Усыновление по российскому семейному праву. Автореф. дисс… канд. юр.

наук. Ростов- на-Дону, 1999. С. 19.

См., напр.: Нечаева А.М. Правовые проблемы усыновления // Советское государство и право. 1986. № 7. С. 52; Дзугаева А.З. Правовое регулирование усыновления (удочерения) детей // Юридический мир. 1997. № 8. С. 19.

См.: Чучаев А.И., Рожнов А.А. Нарушение тайны усыновления. С. 16-18.

разглашение конфиденциальной информации носило бы противоправный характер233.

Полагаем, что после смерти усыновителей могут появиться иные лица, заинтересованные в сохранении тайны усыновления (удочерения), это, например, могут быть бабушки или дедушки, иные родственники. Факт усыновления (удочерения) может быть известен и самому усыновленному (удочеренному) лицу, при этом он может быть против того, чтобы данные сведения стали известны другим лицам. Чтобы защитить их право на тайну факта усыновления (удочерения), предлагаем внести уточнение в редакцию ст.

155 УК РФ, указав, что разглашение тайны усыновления (удочерения) совершается и вопреки воле усыновленного или иных лиц при отсутствии усыновителя.

Состав разглашения тайны усыновления (удочерения) - формальный.

Преступление будет считаться оконченным с того момента, как сведения, составляющие тайну, станут известны кому-либо, за исключением лиц, которые по закону располагают этими сведениями.

Конституцией РФ гарантируется неприкосновенность личной и семейной тайны (ст. 23). Объясняя понятие тайны, правоведы пишут: «Тайна – это не любые сведения (информация), а лишь такие, которые известны определенному кругу лиц или даже конкретному лицу. Известными для этих лиц такие сведения становятся вследствие профессиональной или служебной деятельности, семейно-брачных отношений последних и по другим основаниям. Общим для всех видов сведений (информации), составляющих тайну, является ограничение к ним доступа в силу предписаний закона (в том См.: Полный курс уголовного права: В 5 томах / Под ред. А.И. Коробеева. Т.II.

Преступления против личности. С. 661.

числе и уголовного). Именно поэтому указанные сведения не подлежат свободному обращению и разглашению (огласке)»234.

Тайна усыновления (удочерения) для потерпевших значима как семейная тайна, для виновного лица – это информация, которую оно обязано сохранять, исходя из возложенных на него служебных, профессиональных или иных, возложенных судом, обязанностей.

В статье 139 СК РФ указываются субъекты, обязанные соблюдать тайну усыновления (удочерения): судьи, вынесшие решение об усыновлении ребенка, или должностные лица, осуществившие государственную регистрацию усыновления, а также лица, иным образом осведомленные об усыновлении, обязаны сохранять тайну усыновления ребенка. К ним, как правило, относятся работники медицинских, дошкольных и иных воспитательных учреждений, педагоги, также родственники усыновителей, их знакомые, если они действуют из корыстных или иных низменных побуждений.

Для перечисленных лиц соблюдение тайны является правовой обязанностью.

Под служебной тайной понимаются служебные сведения, доступ к которым ограничен органами государственной власти в соответствии с ГК РФ и федеральными законами (Указ Президента РФ от 6 марта 1997 г. № 188 «Об утверждении перечня сведений конфиденциального характера»).

Под профессиональной тайной понимаются сведения, которые стали известны лицу в ходе осуществления им своей профессиональной деятельности, например, ст.ст. 7, 8 ФЗ от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» закрепляет обязанность адвоката хранить адвокатскую тайну, под которой понимаются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю.

Также такая информация может стать известна при оказании медицинской Кибальник А.Г., Кузьмин С.В., Соломоненко И.Г. Тайна в уголовном праве. Ставрополь,

2000. С. 7-8; Цит. по: Наумов А.В. Российское уголовное право. Курс лекций: В 3-х т. Т. 2:

Особенная часть. 4-е изд., перераб. и доп. м., 2007. С. 215.

помощи, образовательных услуг, отправлении религиозных обрядов и др.

Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. № 5487 устанавливают право пациента на сохранение в тайне информации о факте его обращения за медицинской помощью, о состоянии здоровья, диагнозе и иных сведениях, полученных при его обследовании и лечении (п. 6 ст. 30 Основ).

Субъективная сторона, рассматриваемого преступления, характеризуется прямым умыслом. Субъект осознает, что разглашает тайну вопреки воле усыновителя, предвидит и желает совершить такие действия.

Обязательным признаком субъективной стороны анализируемого преступления для иных лиц является наличие корыстных или иных низменных побуждений. К корыстным относятся мотивы, связанные с желанием получить определенную выгоду имущественного характера. Иные низменные побуждения могут выражаться в зависти, мести и т. п. Понятие «низменные побуждения» подробно рассматривалось при анализе преступления, предусмотренного ст. 153 УК РФ («Подмена ребенка»), поэтому руководствуясь вышеизложенными аргументами, считаем необходимым, заменить «низменные побуждения» на «иную личную заинтересованность».

Как уже выше говорилось, корыстные или иные низменные побуждения являются признаком субъективной стороны лишь для «иных лиц», указанных в ст. 155 УК РФ. Однако некоторые ученые235 придерживаются другой точки зрения, полагая, что данные мотивы присущи и должностным лицам, связанным с процедурой усыновления, объясняя это тем, что если указанные лица действуют не по этим отрицательным мотивам, то они фактически не совершают преступления. По нашему мнению, законодатель все-таки корыстные или иные низменные мотивы относит только к «иным лицам», так как разглашение тайны лицом, обязанным ее хранить в силу своих служебных Ускова Ю.В. Уголовно-правовая охрана семьи: Дисс… канд. юр. наук. Краснодар, 2001.

С. 100; Уголовное право России / Отв. ред. Л.Л. Кругликов. М., 1999. С. 184.

или профессиональных обязанностей, само по себе несет высокую общественную опасность.

В научной литературе, встречаются различные позиции авторов по поводу того, кого следует относить к «иным лицам». Так, некоторые ученые полагают, что под «иными лицами» понимаются лица, обязанные сохранять тайну усыновления (т. е. специальные субъекты)236, другие – любые лица (т. е. общий субъект)237. При решении данного вопроса надлежит исходить из предмета рассматриваемого преступления – тайна о факте усыновления (удочерения), то есть информация, которая не находится в свободном обращении и охраняется законом. Если толковать буквально, то субъектами преступления могут быть лишь лица, которым информация об усыновлении стала доступна на законных основаниях и которые предупреждены об ответственности за ее разглашение.

Таких лиц сложно отнести к категории общих субъектов. Обязанность хранить тайну – это правовая обязанность. Однако судебная практика исходит из того, что такая правовая обязанность лежит лишь на лицах, выполняющих профессиональные обязанности либо занимающих служебное положение, а к иным лицам относит всех остальных лиц, которые разгласили тайну усыновления (удочерения) из корыстных или иных низменных побуждений.

Так, следственным отделом ОВД по Рузаевскому муниципальному району (Республика Мордовия) было возбуждено уголовное дело по ст. 155 УК РФ в отношении Ю-ной. Обстоятельства дела таковы: сын Ю-ной был женат на Ф., от брака с которой имел сына Д. 1997 года рождения. Однако супруги развелись, а Ф. снова вышла замуж за А., который впоследствии усыновил ее сына от первого брака Д. Ю-на несколько раз пыталась встретиться со своим внуком Д. Родители мальчика были против общения их сына с бабушкой Юной, поэтому А. встречал ребенка после школы. В сентябре 2006 г. А., См., напр.: Уголовное право России: Общая и Особенная части: Учебник / Под ред. В.К.

Дуюнова. 2-е изд. М., 2009. С. 390.

См., напр.: Палий В.В., Ашин А.А, Чучаев А.И. Преступления против семьи и несовершеннолетних: Учебн. пособ. С. 79-80; Уголовное право Российской Федерации.

Особенная часть: Учебник / Под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комисарова. М., 1997. С. 168.

разговаривавший с учителем, увидел, как к Д. подошла Ю-на и стала ему что-то говорить. Впоследствии Д. пояснил, что эта женщина сказала, что А. не его родной отец, а у него другой папа, который живет в Москве. Ребенок стал задавать родителям вопросы, им пришлось сказать ему правду. Ребенок получил моральную травму, впоследствии чего пришлось обращаться к детскому неврологу. Правоохранительные органы, прекращая уголовное преследование в отношении Ю-ной по п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, указали, что Юна не является лицом, обязанным хранить факт усыновления как служебную или профессиональную тайну, она разгласила данные сведения, не имея корыстных или иных низменных побуждений238.

В юридической литературе к «иным лицам» относят: кровных родителей усыновленного либо их родственников, родственников усыновителей, иных лиц239. Некоторые авторы отмечают, что субъектом может быть и один из супругов, разгласивший тайну вопреки воле другого супруга240.

Думается, что под «иными лицами» следует признавать любых иных лиц, не относящихся к специальному субъекту. Как показывает правоприменительная практика, виновными в основном в совершении преступления, предусмотренного ст. 155 УК РФ, являются родственники усыновленного ребенка либо лица, находящиеся в неприязненных отношениях с усыновителями.

В случае, если субъект обладает признаками должностного лица и разглашает тайну усыновления (удочерения) за вознаграждение, то такое действие следует квалифицировать по совокупности преступлений (ст.ст. 155 и 290 УК РФ).

См.: Энциклопедия уголовного права. Т. 17. Преступления против семьи и несовершеннолетних. СПБ., 2011. С. 301. (из Материалов прекращенного уголовного дела № 19569 СО при ОВД Рузаевского муниципального района Республики Мордовия).

См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Л.Л.

Кругликова. М., 2005. С. 462.

См.: Курс уголовного права. Особенная часть. Т.3 / Под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С.

Комисарова. М., 2002. С. 380; Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть / под ред. Л.В. Инагамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. М., 2002. С. 166.

Пухтий Е.Е. в своей работе предлагает следующую редакцию ст. 155 УК РФ: «Разглашение тайны усыновления (удочерения) вопреки воле усыновителя, совершенное из корыстных или иных низменных побуждений». Автор исключила из диспозиции нормы упоминание о субъекте данного преступления.

Таким образом, на ее взгляд, такая формулировка позволяет провести дифференциацию ответственности по признаку субъекта, а именно:

усилить ответственность лиц, обязанных хранить факт усыновления (удочерения) как служебную или профессиональную тайну241. При этом предлагается выделить в качестве квалифицированного состава совершение деяния лицом, обязанным хранить факт усыновления (удочерения) как служебную или профессиональную тайну, а также в ч. 3 статьи установить ответственность за «деяния, предусмотренные частями первой и второй настоящей статьи, повлекшие наступление тяжких последствий»242.

Представляется, что выделение части 3 излишне, поскольку для того, чтобы инкриминировать ее виновному, нужно будет установить, что именно в результате разглашения тайны усыновления (удочерения) наступили тяжкие последствия. Это достаточно сложно сделать, так как ребенок может никак не показывать, что факт его усыновления нанес ему глубокую душевную травму и последствия могут носить отсроченный характер.

Гуль Н.В. предлагает следующую редакцию ст. 155 УК РФ: «Разглашение тайны усыновления (удочерения) вопреки воле усыновителя, а при его отсутствии, иных лиц, совершенное как усыновителем, в случаях, когда разглашение противоречит интересам ребенка, так и лицом, обязанным хранить факт усыновления (удочерения) как служебную или профессиональную тайну, либо иным лицом из корыстных или низменных побуждений»243. Включение См.: Пухтий Е.Е. Преступления против семьи и несовершеннолетних: вопросы техники конструирования составов и дифференциации ответственности. Дисс… канд. юр. наук.

Ярославль, 2004. С. 170.

Там же. С. 183.

Гуль Н. В. Конституционное право на защиту семьи в уголовном законодательстве России: Дисс… канд. юр. наук. М., 2009. С. 149 «иных лиц», на тот случай, если усыновитель отсутствует, на наш взгляд, представляется удачным, т. к. на данный момент прямого указания в законе на это нет. Выделение в качестве субъекта усыновителя нецелесообразно, о чем упоминалось выше. Также Н.В. Гуль предлагает усилить наказание за совершение преступления, предусмотренного ст. 155 УК РФ244. Однако, полагаем, что в данном случае нет необходимости в этом, так как главное, чтобы виновный знал о неотвратимости наказания.

Проанализировав состав преступления, предусмотренного ст.

155 УК РФ, думаем, что оно, может выглядеть следующим образом:

«Статья 155. Разглашение тайны усыновления (удочерения) Разглашение тайны усыновления (удочерения) вопреки воле усыновленного либо усыновителя, а при отсутствии последнего, иных лиц, совершенное лицом, обязанным хранить факт усыновления (удочерения) как служебную или профессиональную тайну, либо иным лицом из корыстных побуждений или иной личной заинтересованности,наказывается…»

–  –  –

§ 4. Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего Первые упоминания о неисполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего встречаются в проекте Уголовного уложения 1903 г., в нем было установлено, что «родитель или имеющий попечение или надзор за малолетним, виновный: 1) в жестоком обращении с не достигшим семнадцати лет, если деяние виновного не составляет весьма тяжкого или тяжкого телесного повреждения…»245. В советском уголовном законодательстве не предусматривалось подобной нормы. Впервые уголовная ответственность за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего была установлена в Уголовном кодексе РФ.

В юридической литературе не сложилось единого мнения о непосредственном объекте преступления, предусмотренного ст. 156 УК РФ246.

Одни авторы полагают, что непосредственным объектом посягательств являются права несовершеннолетнего247. В качестве факультативного объекта выделяют общественные отношения, обеспечивающие альтернативно здоровье, безопасность жизни или здоровья, личную свободу или честь и достоинство несовершеннолетнего, в данном случае авторы не принимают во внимание, что интересы в сфере здоровья, чести и достоинства охраняются комплексом статей, включенных в гл. 16 и 17 УК РФ248.

Уголовное уложение. Проект редакционной комиссии. СПб., 1895. С. 100.

См.: Аккулев А. Ш. Уголовная ответственность за неисполнение обязанности по воспитанию несовершеннолетних. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. Алматы, 2000. С. 3-10, 15-20.

См., напр.: Путилов П.Н. Нормальное развитие несовершеннолетних как объект уголовноправовой охраны: Автореф. дис. … канд. юр. наук: Омск, 1999. С. 17; Анощенкова С.В., Петрикова С.В. Преступления против семьи и несовершеннолетних [Текст]: Учебное пособие. Саранск: Типография «Рузаевский печатник», 2007. С. 44; Белов В.Ф. Преступления против семьи и несовершеннолетних. С. 33; Красиков А.Н. Уголовно-правовая охрана прав и свобод человека в России. С. 205; Российское уголовное право: В 2- томах. Т. 2. Особенная часть / Под ред. проф. А.И. Рарога. М.: ООО «Полиграф Опт», 2004. С. 166 (автор гл. 6 П.Г.

Пономарев) и др.

См. об этом также: Уголовное право России. Т. 2. Особенная часть / Под ред. А.Н.

Игнатова, Ю.А. Красикова. М., 1998. С. 174; Строков А.А. Уголовно-правовая характеристика преступлений: вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления Ю. В. Ускова непосредственным объектом данного преступления считает нормальное функционирование семьи в сфере развития и воспитания несовершеннолетнего, так как, в большинстве случаев, обязанности по воспитанию ребенка появляются в сфере семейных отношений249.

По нашему мнению, выделять в качестве непосредственного объекта анализируемого состава преступления только права несовершеннолетнего или только интересы семьи не является верным, поскольку общественные отношения, возникающие в результате совершения данного преступления, связаны с воспитанием несовершеннолетнего.

Таким образом, объектом неисполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, полагаем, следует признавать общественные отношения, обеспечивающие адекватные, необходимые условия для формирования полноценной и всесторонне развитой личности ребенка, а также обеспечивающие право ребенка на заботу, возникающие между несовершеннолетним и лицами, на которых по закону возлагается обязанность воспитания и заботы ребенка как в сфере семейных отношений, так и отношений, имеющих место в иных сферах (образовательной, воспитательной, лечебной и иных социально значимых сферах). Дополнительный объект прямо не указан в диспозиции уголовно-правовой нормы, но косвенным образом его можно определить посредством словосочетания «…соединено с жестоким обращением с несовершеннолетним». Считаем, что в качестве такового могут выступать честь и достоинство несовершеннолетнего, а также его физическое и психическое здоровье.

В российском законодательстве отсутствует единообразное понимание и законодательное закрепление базовых элементов непосредственного объекта или антиобщественные действия, неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего. Дисс… канд. юрид. наук. Ставрополь, 2009. С. 137; Туктарова И. Н.

Уголовно-правовая охрана несовершеннолетних: дисс. канд. юрид. наук. Саратов, 2000. С.

111; Уголовное право. Особ. часть. Под общ. ред. Л. Д. Гаухмана. М., 2003. С. 57.

Ускова Ю. В. Уголовно-правовая охрана семьи: Дисс… канд. юрид. наук. Краснодар,

2001. С. 104.

рассматриваемого преступления, соответствующих по своему содержанию современным социальным потребностям охраны семьи, материнства, отцовства и детства, внутренним и международным обязательствам российского государства250. Так, принципиальное значение имеют правильное толкование и законодательное закрепление таких понятий как: «здоровье», «развитие ребенка», которые подвергаются негативному воздействию при неисполнении родителями и иными лицами своих обязанностей по воспитанию несовершеннолетних.

Конвенция ООН о правах ребенка в ст.ст. 19, 32, 36 провозглашает право несовершеннолетнего на охрану здоровья, телесную неприкосновенность, обеспечение физического, психического, духовного и нравственного развития, защиту от жестокого и иного ненадлежащего обращения.

Эти важнейшие концептуальные положения до сих пор не нашли должного отражения в современном законодательстве России, в том числе в уголовном праве, которое сохраняет пробельность и нечеткость определения объекта правовой охраны детей, не содержит достаточных правовых гарантий обеспечения охраны здоровья детей, их нормального развития251.

Обращает на себя внимание более узкое, в сравнении с международноправовыми нормами, толкование в российском законодательстве понятий вреда, причиняемого здоровью несовершеннолетнего, а также самого понятия здоровья несовершеннолетнего, сводимого в большинстве случаев к физическому и (или) психическому здоровью ребенка252.

Здоровье ребенка с позиции международного права представляет собой совокупность благоприятных показателей психического, нравственного, См.: Энциклопедия уголовного права. Т. 17: Преступления против семьи и несовершеннолетних. СПб: СПб ГКА, 2011. С. 320 (автор гл. IV О.В. Пристанская).

См.: Пристанская О.В. Симптомы дегуманизации современного законотворчестваа России в сфере защиты детей от преступности // Доклады II Всероссийского социологического конгресса «Российское общество и социология в XXI веке: социальные вызовы и альтернативы». Т. 2. 30 сент. – 2 окт. 2003 г. М., 2004. С. 154-157.

См.: Пристанская О.В. Правовые основы охраны здоровья и информационной безопасности учащихся общеобразовательных учреждений // Защити меня. 2000. № 3. С. 23.

духовного, физического и социального здоровья детей253. Согласно положениям Устава (Конституции) Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) 1948 г. здоровье ребенка определяется как «состояние полного физического, социального и душевного благополучия, а не только отсутствие болезней и физических дефектов».

Отечественное уголовное законодательство не конкретизирует, что охране подлежит, нормальное (гармоничное, здоровое) развитие ребенка», что, в соответствии с международными нормами, включает в себя «психическое, умственное, духовное, физическое и социальное развитие»254, но аналогичное понятие содержится в некоторых российских нормативно-правовых актах, направленных на защиту прав и интересов несовершеннолетних. Так, Федеральный закон «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» от 24 июля 1998 г. в ст. 4 в качестве цели государственной политики в отношении детей провозглашается «содействие физическому, интеллектуальному, психическому, духовному и нравственному развитию детей»; в ст. 14 предусматриваются меры по охране «здоровья, физической, интеллектуальной, нравственной, психической безопасности детей»; в ст. 14. 1.

– меры по содействию «физическому, интеллектуальному, психическому, духовному и нравственному развитию детей».

В «Основных направлениях государственной политики по улучшению положения детей в Российской Федерации до 2000 года (Национальный план действий в интересах детей)», принятых на основе всемирной декларации об обеспечении выживания, защиты и развития детей в 90-е гг., ставилась задача Европейская конвенция о трансграничном телевидении (Страсбург, 05.05.1989); Ст. 12 Руководящих принципов ООН для предупреждения преступности среди несовершеннолетних 1990 г.

См.: ст.ст. 17, 27, 32 Конвенции ООН о правах ребенка, Рекомендация Комитета Министров № R (97) 19 стран – участниц Совета европы о демонстрации насилия в электронных средствах массовой информации от 30 октября 1997 г., ст. 7 европейской конвенции о трансграничном телевидении (Страсбург, 05.05.1989 г.).

«реализации прав детей на полноценное физическое, интеллектуальное, духовное, нравственное и социальное развитие».

В СК РФ закреплена обязанность родителей (лиц, их заменяющих) «заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей» (ст. 63), распространяя эту обязанность на опекунов, попечителей, приемных родителей и других заменяющих родителей лиц.

Одним из ключевых слов при определении уголовно-наказуемого деяния, содержащегося в ст. 156 УК РФ, является «воспитание», которому необходимо дать надлежащее толкование, чтобы в дальнейшем определить, когда обязанность по воспитанию ребенка будет неисполненной или исполненной ненадлежащим образом.

Охрана прав ребёнка на воспитание, заботу и уход уголовно-правовыми способами, со стороны родителей и иных лиц, установленных законом, необходима, поскольку является предпосылкой нормального физического, психического и социального развития личности.

Такие международные акты, как Всеобщая декларация прав человека 1948 г. (ч. 3 ст. 26)255; Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966 г. (ч.3 ст.13)256; Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г. (ч.4 ст.18)257; Декларация о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений 1981 г.

(ч.ч.1, 2, 4 ст. 5)258; Конвенция о борьбе с дискриминацией в области образования 1960 г. (п. b ч.I ст. 5)259; Протокол №1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ст. 2)260 провозглашают право родителей (законных представителей) на свободный выбор образования и воспитания для своих детей.

См.: Международные акты о правах человека // Сборник документов. М., 2002. С. 42.

См.: Там же. С. 47.

См.: Там же. С. 58.

См.: Там же. С. 137-138.

См.: Там же. С. 165.

См.: Там же. С. 576.

В ч. 2 ст. 38 Конституции РФ говорится о праве и обязанности родителей заботиться о своих детях и воспитывать их. В ст. 63 СК РФ закреплена обязанность родителей воспитывать своих детей, заботиться об их физическом, психическом и нравственном развитии. В ст. 65 СК РФ устанавливается, «родители не вправе причинять вред физическому и психическому здоровью детей, их нравственному развитию. Способы родительского воспитания должны исключить пренебрежительное, жестокое, грубое, унижающее человеческое обращение, оскорбление и эксплуатацию детей».

В словаре русского языка С.И. Ожегова «воспитание» определяется как «навыки поведения, привитые семьей, школой, средой и проявляющиеся в общественной жизни»261. В толковом словаре Д.Н. Ушакова термин «воспитание» описывается как «1) систематическое воздействие на ребёнка; 2) обладание навыками, соответствующими требованиям, предъявляемым средой»262. В Большом энциклопедическом словаре «воспитание» трактуется как «целенаправленное развитие человека, включающее освоение культуры, ценностей и норм общества. Осуществляется через образование, а также организацию жизнедеятельности определенных общностей»263.

В российском законодательстве не содержится понятия «воспитание». В преамбуле Закона Российской Федерации «Об образовании» 1992 г.

употребляется смежный с понятием воспитание термин «образование», под которым понимается «целенаправленный процесс воспитания и обучения в интересах человека, общества, государства, сопровождающийся констатацией достижения гражданином (обучающимся) установленных государством образовательных уровней (образовательных цензов)».

В ст. 2 указанного закона дается определение понятия «образование» деятельность, направленная на развитие личности, создание условий для самоопределения и социализации обучающегося на основе социокультурных, Ожегов С. И. Словарь русского языка // Под общ. ред. Л. И. Скворцова – М., 2003. С. 97.

Толковый словарь русского языка под ред. Ушакова Д. Н. – М., 2000. С. 174.

БЭС. Т. 1 // Гл. ред. А. М. Прохоров. – М., «Советская энциклопедия». 1991. С. 247.

духовно-нравственных ценностей и принятых в обществе правил, и норм поведения в интересах человека, семьи, общества и государства»264.

Федеральный закон от 4 декабря 2007 г. № 329-ФЗ (ред. от 27 июля 2010 г.) «О физической культуре и спорте в Российской Федерации» раскрывает термин «физическое воспитание», как «процесс, направленный на воспитание личности, развитие физических возможностей человека, приобретение им умений и знаний в области физической культуры и спорта в целях в целях формирования всесторонне развитого и физически здорового человека с высоким уровнем физической культуры…»265.

Таким образом, под воспитанием следует понимать систематический процесс формирования полноценно развитой личности, её социализации, овладении необходимыми навыками в целях успешного функционирования во всех сферах жизни.

В ст. 156 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего родителем или иным лицом, на которое возложены эти обязанности, а равно педагогом или другим работником образовательного, воспитательного, лечебного либо иного учреждения, обязанного осуществлять надзор за несовершеннолетним, если это деяние соединено с жестоким обращением с несовершеннолетним.

Неисполнение обязанностей выражается в форме бездействия. Лицо, на которое законом возложена обязанность по воспитанию несовершеннолетнего, уклоняется от выполнения таких обязательств, которые, как уже отмечалось выше, должны способствовать нормальному включению несовершеннолетнего в социум, а также должны обеспечить его физическое и психическое развитие, насколько это позволяют природные данные ребенка.

Однако необходимо, [Электронный ресурс] / Режим доступа:

http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_158523/ (02.10.2013) [Электронный ресурс] / Режим доступа:

http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_149841/ (20.10.2013).

чтобы субъект при наличии обязанностей по воспитанию ребенка, обладал реальной возможностью их реализации в конкретном случае. При бездействии субъект полностью не участвует в воспитательном процессе ребёнка, не обеспечивает его физическое и нравственное существование, относится безразлично к судьбе несовершеннолетнего.

Согласно п. 11 Постановления № 10 Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 06 февраля 2007 № 6), «уклонение родителей от выполнения своих обязанностей по воспитанию детей может выражаться в отсутствии заботы об их нравственном и физическом развитии, обучении, подготовке к общественно полезному труду»266.

При ненадлежащем исполнении обязанностей субъект выполняет возложенные на него обязанности несоответствующим образом, что может выражаться в применении запрещенных нормативными актами методов воспитания. Например, пренебрежительное, грубое обращение, систематическое унижение ребёнка.



Pages:   || 2 | 3 |
Похожие работы:

«Фитосанитарные требования, предъявляемые к подкарантинной продукции, ввозимой на территорию Республики Беларусь ГЛАВА 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 1. Настоящие Фитосанитарные требования, предъявляемые к подкарантинной продукции, ввозимой на территорию Республики Беларусь (далее –...»

«325 накажет – уверен русский человек. Список литературы Быков Д. О новом романе Захара Прилепина [электрон. ресурс]. – Режим доступа: http://ru_bykov.livejournal.com (дата обращения: 16.01.2016). Голев М. "У нас власть не советская, у нас власть соловецкая" (специфика раскрытия лагерной темы в творчестве А. Солжениц...»

«Пояснительная записка Рабочая программа по школьному курсу "Геометрия" для 11 класса составлена на основе федерального компонента государственного стандарта основного общего образования.Данная рабочая программа ориентирована на учащихся 11 класса и реализуется на...»

«ПОНЯТИЕ НАЦИОНАЛЬНОГО И МЕЖДУНАРОДНОГО СПОРТИВНОГО ПРАВА А. С. Данилевич 1. Физическая культура и спорт как предмет правового регулиро­ вания. Национальное законодательство Беларуси, России и Украины со­ держит п...»

«Коллектив авторов Введение в политическую теорию для бакалавров. Стандарт третьего поколения: учебное пособие Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=4239165 Введение в п...»

«Эрик-Эмманюэль Шмитт Эликсир любви. Если начать сначала (сборник) Серия "Азбука-бестселлер" Серия "Эликсир любви", книга 1 Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_boo...»

«Вестник Томского государственного университета. Право. 2013. №1 (7) УДК 349.3 А.Ю. Зеленина ПРИМЕНЕНИЕ КАК ОСНОВНАЯ ФОРМА РЕАЛИЗАЦИИ НОРМ ПРАВА СОЦИАЛЬНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ В статье обосновывается позиция, что особенности реализа...»

«/; ' х •' 1 1 \ г..р ; ).1 : • л II | \ & 1! 11 Н.С.МАЛЕИН ПРАВОНАРУШЕНИЕ. ! /10НЯТИЕ, * 1РИЧИНЫ. | (ОТВЕТСТВЕННОСТЬ • •3 •1 1/ й1 ^ ЮРИЛИЧВЖАЯ НТНПТ Я П I М.... тлЕвт МОСКВА "ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА" 67.99(2) М 18 Рецензенты: доктор юридических наук А. А. ПУШКИН, доктор юридических наук С. Н. БРАТУСЬ Мал ей н Н. С. М18 Пра...»

«КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ В РФ Саидова Н. С. Филиал РГСУ в г.Азове Азов, Россия CONSTITUTIONAL AND LEGAL BASES OF SOCIAL PROTECTION IN THE RUSSIAN FEDERATION Saidova N. S. RGSU branch in Azov Azov, Russia Обращение к Конституции Российской Федерации является исходным мом...»

«МУРАНОВ АЛЕКСАНДР ИГОРЕВИЧ ПРОБЛЕМА “ОБХОДА ЗАКОНА” В МАТЕРИАЛЬНОМ И КОЛЛИЗИОННОМ ПРАВЕ Специальность 12.00.03 – Гражданское право; семейное право; гражданский процесс; международное частное право ДИССЕРТАЦИЯ НА СОИСКАНИЕ УЧЕНОЙ СТЕПЕНИ КАНДИДА...»

«ПОНЯТИЕ "ПРАВОНАРУШИТЕЛЬ" И ЕГО ЗАКРЕПЛЕНИЕ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ Петрова Н.В. Научный руководитель – профессор Шафиров В.М. Сибирский федеральный университет В настоящее время вызывает большой интерес проблема опреде...»

«БОГОСЛОВСКИЕ ТРУДЫ, 30 Предисловие к "Слову о Ангелах" В данном труде епископа Игнатия (Брянчанинова) излагается православное учение о сотворенных духах — Ангелах и демонах. Сочинение это ранее не было из­ вес...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова Кафедра уголовного процесса и криминалистики СУДЕБНАЯ ПСИХИАТРИЯ Учебно-методическое пособие Рекомендовано Научно-методическим советом университета для студентов, обучающихся по направлению Юриспруденц...»

«Библия и современное общество Протоиерей Олег Стеняев Беседы на евангелие от Матфея Православное Братство "Радонеж" Москва По благословению Его Высокопреосвященства Высокопреосвященнейшего Ростислава, архиепископа Томского и...»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ (ФИЛИАЛ) АКАДЕМИИ ГЕНЕРАЛЬНОЙ ПРОКУРАТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Д. А. БЕЗБОРОДОВ СОУЧАСТИЕ В ПРЕСТУПЛЕНИИ: ПОНЯТИЕ, ПРИЗНАКИ И ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРИРОДА Учебное пособие Санкт-Петербург ...»

«Методические рекомендации относительно действий профсоюзных органов при ликвидации или реорганизации предприятия и прекращении действия первичной организации профсоюза Содержание I. Порядок проведения ликвидации..2 1. Принятие решения о ликвидации юридического лица.2 2. Создание ликвид...»

«Сергей Некрасов Конституционное право Российской Федерации: конспект лекций Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=179009 Конституционное право Российской Федера...»

«Нормативно-Правовои Статус Собственности на ШМ в Ключевых Странах: замечания для сторон, принимающих решение Июль 2014 Отклонение Данный отчет был подготовлен для Агентства Охраны Окружающей Cреды США (USEPA). При анализе б...»

«АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО: ВОПРОСЫ КОРПОРАТИВНОГО УПРАВЛЕНИЯ ПРАВО НА ВЫТЕСНЕНИЕ: ОПРЕДЕЛЕНИЕ РАЗУМНЫХ МАСШТАБОВ Отечественное корпоративное право законодательно закрепило институт вытеснения миноритариев пос...»

«Институт Государственного управления, Главный редактор д.э.н., профессор К.А. Кирсанов права и инновационных технологий (ИГУПИТ) тел. для справок: +7 (925) 853-04-57 (с 1100 – до 1800) Интернет-журнал "НАУКОВЕДЕНИЕ" №5 2013 Опубликовать статью в журна...»

«В. И. Шкатулла Образовательное право Учебник для вузов Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА—ИНФРА • М) Москва, 2001 ББК 67.404 Ш66 И(Ь|атулла В. ИОбразовательное право: Учебник для вуIH66 Зйв. — М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА—ИНФРА • М), 2001. — 688 с. ISBN...»

«u.gov.ru gov.ru u ДОСТУП К НОРМАТИВНО-ПРАВОВОЙ ИНФОРМАЦИИ В ЭЛЕКТРОННОЙ СРЕДЕ Сборники ПрЕЗиДЕнТСкой бибЛиоТЕки Серия "Электронное законодательство" Выпуск 1 Электронное з а ко н од ат е л ь с т в о : ДоСТуП к нормаТивно-Правовой информации в эЛЕкТронной СрЕДЕ Сборник статей международной научно-практической...»








 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.