WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

«SOME BASE CONCEPTS DEFINING THE MAINTENANCE OF REALIZATION OF THE RIGHT TO PROTECTION AT DELIVERY OF THE PERSON FOR CRIMINAL PROSECUTION Such base concepts ...»

УДК 343.131.5

А. А. Насонов

НЕКОТОРЫЕ БАЗОВЫЕ ПОНЯТИЯ, ОПРЕДЕЛЯЮЩИЕ

СОДЕРЖАНИЕ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВА НА ЗАЩИТУ

ПРИ ВЫДАЧЕ ЛИЦА ДЛЯ УГОЛОВНОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ

Рассмотрены такие базовые понятия, определяющие содержание реализации права

на защиту, как запрашиваемое для уголовного преследования лицо, право на защиту

лица при выдаче для уголовного преследования. Дана классификация запрашиваемым лицам, приведена структура права на защиту указанных лиц, сформулирована дефиниция права на защиту запрашиваемого для уголовного преследования лица.

К л ю ч е в ы е с л о в а: реализация права, право на защиту, выдача лица, запрашиваемое лицо, субъекты права на защиту, уголовное преследование.

SOME BASE CONCEPTS DEFINING THE MAINTENANCE

OF REALIZATION OF THE RIGHT TO PROTECTION AT DELIVERY

OF THE PERSON FOR CRIMINAL PROSECUTION

Such base concepts defining the maintenance of realisation of the right to protection as the person requested for criminal prosecution, the right to protection of the person at delivery for criminal prosecution are considered. In particular, classification is given required persons, the structure of the right to protection of the specified persons is resulted, the definition of the right to protection of the person requested for criminal prosecution is formulated.



K e y w o r d s: right realisation, the right to protection, delivery of the person, the required person, legal subjects on protection, criminal prosecution.

Поступила в редакцию 11 ноября 2015 г.

Прошлым летом не стало декана юридического факультета, заведующего кафедрой организации судебной власти и правоохранительной деятельности Валентина Анатольевича Панюшкина. Данное печальное событие поразило многих, если не всех, своей неожиданностью и несправедливостью по отношению к юридическому факультету ВГУ, коллективу кафедры, которой заведовал Валентин Анатольевич, к его ученикам, а также к его родным и близким. За время обучения на юридическом факультете мне приходилось не только слушать лекции профессора Панюшкина, но и под его научным руководством на протяжении пяти лет выполнять курсовые и дипломную работы. Все они были посвящены актуальным проблемам обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту.

Вспоминаю, с каким вниманием, терпением, участием всегда относился Валентин Анатольевич ко мне, впрочем, как и ко всем своим ученикам. Он очень тонко и ненавязчиво советовал в выборе темы курсовых и дипломной работы, в их структурировании, делал правки в моих первых работах. Валентин Анатольевич как человек высокой культуры, интеллигент всегда проникался к собеседнику уважением, доброжелательностью, и мы – студенты – это особенно хорошо чувствовали. Не могу не испытывать благодарности к своему учителю за помощь, оказанную мне в сборе необходимого научного материала, в формировании правильного взгляда на исследуемые проблемы и их решение. Постараюсь продолжить изучение воНасонов А. А., 2016

–  –  –

просов, которые разрабатывались в мои студенческие годы вместе с Валентином Анатольевичем, но, возможно, в другом контексте. В связи с этим хотелось бы затронуть некоторые проблемы реализации права на защиту при выдаче лица для уголовного преследования.

Выдача лица для уголовного преследования является одним из видов международной правовой помощи по уголовным делам, процессуальные основы которой в российском законодательстве закреплены в ч. 5 УПК РФ «Международное сотрудничество в сфере уголовного судопроизводства», причем преимущественно в главе 54 «Выдача лица для уголовного преследования или исполнения приговора». Такое внимание законодателя к этой проблеме не случайно.

Оно вызвано потребностью взаимодействия российских государственных органов и должностных лиц с соответствующими субъектами иностранных государств и международными организациями в связи с производством по уголовному делу. К числу приоритетных направлений такого взаимодействия относятся борьба с преступлениями в сфере экономики; пресечение незаконного перемещения оружия, боеприпасов, денежных средств; противодействие торговле людьми, предполагающее перекрытие каналов вывоза граждан с целью сексуальной, трудовой и иной эксплуатации за рубеж; борьба с преступным автобизнесом, в котором действуют интернациональные преступные группы с четко распределенными ролями и хорошо замаскированными схемами1; борьба с международным терроризмом и экстремизмом. Что касается соседних государств, то особое внимание обращается совместной борьбе с преступностью в приграничных регионах.

Взаимодействие государств в вопросе выдачи лица для уголовного преследования должно осуществляться при неукоснительном соблюдении требований национальных и наднациональных институтов применительно к защитным механизмам. Обеспечение правозащитного фактора – одна из важнейших составляющих процесса выдачи в целом, оказывающих значительное влияние на принятие решения на всех стадиях экстрадиционного процесса, включая урегулирование коллизионных ситуаций2.

Правда, осуществление на практике этого положения осложняется «напряженностью» между защитными и сотрудническими функциями выдачи как формы международной юридической помощи3. Речь идет о том, что, с одной стороны, необходимо бороться с международной преступностью, а с другой – соблюдать, безусловно, права выдаваемого лица. На это противоречие уже обращалось внимание в литературе4. Однако оно не может отменить порядка, при котором реализация права на защиту выдаваемого лица в виде процессуальной деятельности осуществляется параллельно с деятельностью по его выдаче для уголовного преследования. Иначе пришлось бы отказаться от гарантированных международными документами стандартов в области защиты прав, которые применительно к рассматриваемому вопросу сейчас обязаны соблюдать запрашивающее и запрашиваемое государства.

См.: Шуневич И. А. На перекрестке интересов // Полиция России. 2014. № 12. С. 3.

См.: Сафаров Н. А. Экстрадиция в международном уголовном праве : проблемы теории и практики : автореф. дис. …д-ра юрид. наук. М., 2007. С. 14.

См.: Нестеренко С. С. Механизм защиты прав человека в международном экстрадиционном праве. URL: https://docviewer.yandex.ru/?url=ya- serp%3A%2F%2Fintlawalmanac.

net%2Fv1%2F10.pdf&name=10.pdf&c=561174ffa90d&page=1 (дата обращения: 04.10.2015).

См.: Зелинская Н. А. Международные преступления и международная преступность. Одесса, 2006. С. 101.

СУДЕБНАЯ ВЛАСТЬ И УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС·2016·№ 1 А. А. Насонов Нельзя сказать, что дела с реализацией права на защиту при выдаче лица для уголовного преследования в настоящее время обстоят хорошо. Подтверждением тому являются прежде всего многочисленные решения Европейского суда по правам человека, в которых фиксируются всевозможные нарушения, допущенные Россией в этой области. Это обстоятельство свидетельствует об остроте вопроса совершенствования механизмов реализации права на защиту при выдаче лица для уголовного преследования, делает данную проблему актуальной для науки, законодательства и правоприменительной практики.

Обращаясь к категории «реализация права на защиту при выдаче лица для уголовного преследования», следует отметить, что она базируется на нескольких понятиях, в частности: «лицо, запрашиваемое для выдачи», «право на защиту», «реализация права на защиту».

Имеет смысл остановиться на каждом из них.

Запрашиваемое для уголовного преследования лицо – это физическое лицо, выдача которого запрашивается государством, инициировавшим изобличение его в совершении преступления. Это, как правило, лицо, совершившее преступление на территории государства, обращающегося с требованием к другому государству его вернуть, или являющееся гражданином запрашивающего государства. Лицо, в действиях которого усматриваются признаки преступления, может быть выдано международному уголовному суду.

В зависимости от того, какое государство обращается с запросом о выдаче лица (Российская Федерация или иностранное государство), запрашиваемые лица делятся на две группы. К первой группе относятся лица, в отношении которых иностранному государству поступил запрос Российской Федерации, на территории которой это лицо находится.





Ко второй группе относятся граждане иностранного государства, лица без гражданства, в отношении которых поступил запрос от иностранного государства Российской Федерации, на территории которой это лицо находится. Граждане Российской Федерации и лица, которым предоставлено убежище в Российской Федерации, не могут относиться ко второй группе запрашиваемых лиц, так как их выдача не допускается (п. 1 ч. 1 ст. 464 УПК РФ). Такое положение дел полностью согласуется с большинством международных конвенций и договоров, посвященных вопросам выдачи, и закрепляющих правило, согласно которому каждое договаривающееся государство по просьбе другого договаривающегося государства проводит в соответствии со своим законодательством уголовное преследование против своего гражданина, обвиняемого (подозреваемого) в совершении преступления на территории другого договаривающегося государства. Правда, такое деяние должно быть уголовно наказуемым и в запрашиваемом государстве. Причем приходится учитывать на практике также и международные документы, которые не содержат императивных норм относительно обязательного осуществления уголовного преследования невыданного лица, в частности принятую 13 декабря 1957 г. в Париже Европейскую конвенцию о выдаче5, на что уже справедливо обращалось внимание в литературе6.

Европейская конвенция о выдаче : принята 13 декабря 1957 г. в Париже с изм. и доп. от 15 сентября 1975 г., 17 марта 1978 г. : ратифицирована Россией 25 октября 1999 г. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

См.: Фролова М. А. Уголовное преследование лица, в отношении которого отказано в выдаче : энциклопедия / под общ. ред. О. С. Капинус. М., 2013. С. 194.

СУДЕБНАЯ ВЛАСТЬ И УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС·2016·№ 1 177 Международно-правовые аспекты уголовного процесса и организации суд. власти На примере сотрудничества российских и белорусских государственных органов и должностных лиц, компетентных в вопросе выдачи лица для уголовного преследования, не трудно проследить рассмотренную выше классификацию запрашиваемых лиц. Так, очевидна принадлежность к первой группе запрашиваемых лиц задержанного на территории Беларуси и переданного России находившегося в международном розыске Сергея Кабалова, покушавшегося в 2013 г. на угон самолета, выполнявшего рейс Москва–Хургада.

Что касается второй группы запрашиваемых лиц, то к ней можно отнести:

– задержанного в 2013 г. на территории России белоруса, находившегося 14 лет в межгосударственном розыске за то, что в 1993 г. причинил одному гомельчанину множественные ножевые ранения, не совместимые с жизнью, а на убийство другого покушался с применением холодного и огнестрельного оружия;

– задержанных в 2014 г. на территории России участников преступной группы, организовавших в 2012 г. вывоз в Россию белорусских девушек для участия в порносъемках и их дальнейшую переправку во Францию с целью сексуальной эксплуатации;

– задержанных с поличным в 2013 г. на территории России пятерых участников преступной группы, пытавшихся совершить вооруженное разбойное нападение на бизнесмена в Минской области7, и др.

Все эти лица были выданы для уголовного преследования Российской Федерацией по запросу Республики Беларусь.

Приведенная классификация запрашиваемых для уголовного преследования лиц разработана относительно российского уголовно-процессуального законодательства и существует в рамках уголовно-процессуальных отношений, обязательным участником которых являются российские государственные органы и должностные лица. Однако отношения, связанные с экстрадицией, могут возникнуть и без участия Российского государства. Это касается случаев возвращения совершившего преступление лица, не являющегося гражданином Российской Федерации, одним иностранным государством другому иностранному государству.

Кстати, подобная ситуация может возникнуть вокруг бывшего министра нефти Нигерии Диезани Аллисон-Мадуэке, являющейся в настоящее время директором ОПЕК. Она была задержана 2 октября 2015 г. в рамках расследования британского агентства по борьбе с организованной преступностью по подозрению в отмывании денежных средств, правда, впоследствии освобождена под залог. Как сообщили средства массовой информации, в Нигерии проходили также следственные действия, связанные с коррупцией в нефтяной отрасли, и впоследствии Аллисон-Мадуэк может быть экстрадирована на родину8.

Возвращаясь к такому понятию, как запрашиваемое лицо, необходимо сказать, что в литературе уже предпринимались попытки сформулировать его определение. Так, А. Е. Косарева, удачно обосновывая необходимость регламентации в УПК РФ правового положения лица, выдача которого запрашивается иностранным государством, предлагает ввести в главу 54 отдельную статью (460.1) под названием «Запрашиваемое лицо». При этом под таким лицом, по мнению автора, следует понимать гражданина иностранного государства (лицо без гражданства), в отношении которого компетентными органами Российской Федерации проводится См.: Шуневич И. А. Указ. соч. С. 5.

URL: http://www.mk.ru/politics/2015/10/03/v-londone-glavu-opek-osvobodili-pod-zalog.html (дата обращения: 04.10.2015).

СУДЕБНАЯ ВЛАСТЬ И УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС·2016·№ 1 А. А. Насонов экстрадиционная проверка, а равно в отношении которого Генеральным прокурором Российской Федерации либо его заместителем принято решение о выдаче9.

Не отрицая явных достоинств приведенной дефиниции, нельзя не заметить, что она касается лишь одной группы лиц, в отношении которых выдвигается требование о выдаче. Это лица, в отношении которых поступил запрос от иностранного государства Российской Федерации, на территории которой это лицо находится. Полагаем, такие лица должны называться запрашиваемыми иностранным государством лицами.

Что же касается другой группы лиц, а именно лиц, в отношении которых от Российской Федерации поступил запрос иностранному государству, на территории которого это лицо находится, то она не учтена в приведенной дефиниции.

Думается, это не вполне точно, так как представители и первой, и второй группы являются, по сути, запрашиваемыми лицами в силу того, что применительно к ним направляются запросы, правда, разными государствами. В связи с этим предлагаем расширить границы приведенного определения запрашиваемого лица за счет включения в него также лиц, в отношении которых Российская Федерация обращается с запросом к иностранному государству.

Таким образом, запрашиваемые для уголовного преследования лица представлены двумя группами лиц:

запрашиваемыми Российской Федерацией и запрашиваемыми иностранным государством. Они вместе с запрашиваемыми для исполнения приговора лицами образуют более общее понятие – «запрашиваемые лица». Запрашиваемое лицо, в отношении которого компетентным должностным лицом принято решение о выдаче его другому государству, следует считать выдаваемым лицом.

Запрашиваемые для уголовного преследования лица приобретают определенный статус, включаясь в орбиту уголовно-процессуальных отношений, а значит, они пользуются в уголовном судопроизводстве правом на защиту. Надо сказать, что право на защиту принадлежит в уголовном судопроизводстве не только обвиняемым и подозреваемым. Анализ норм, предусматривающих права иных участников уголовного судопроизводства, не наделенных властными полномочиями (например, потерпевшего, гражданского ответчика и др.), а также возможности лиц без определенного процессуального статуса (например, лица, в помещении которого производится обыск), наконец анализ ст. 6 УПК РФ, ориентирующей уголовное судопроизводство не только на защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, но и на ее защиту от незаконного и необоснованного ограничения прав и свобод, и видящей назначение уголовного судопроизводства в том числе и в защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, позволяет говорить о праве на защиту всех лиц, вовлекаемых в уголовное судопроизводство. Идея о широком круге субъектов права на защиту, включающем не только подозреваемого и обвиняемого, в том или ином виде прослеживается в работе ряда авторов, занимающихся рассматриваемой проблемой10. Безусловно, поддерживая такой подход, следует См.: Косарева А. Е. Выдача лица для уголовного преследования или исполнения приговора в российском уголовном судопроизводстве : автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2005. С. 10.

См.: Беседин А. В. Защита в стадии исполнения приговора : дис.... канд. юрид. наук. Саратов, 1995. С. 12 ; Михеенко М. М. Обеспечение участвующим в деле лицам права на защиту их законных интересов как принцип советского уголовного процесса // Проблемы правового статуса личности в уголовном процессе. Саратов, 1981. С. 54–55 ; Насонова И. А. Защита прав и законных интересов лиц на стадии возбуждения уголовного дела // Вестник Воронежского инСУДЕБНАЯ ВЛАСТЬ И УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС·2016·№ 1 179 Международно-правовые аспекты уголовного процесса и организации суд. власти говорить о безоговорочном праве на защиту всех лиц, вовлекаемых в орбиту уголовно-процессуальных отношений, и уж тем более лица, которого касается процедура выдачи его другому государству для уголовного преследования.

Нельзя не согласиться с оценкой права на защиту как составной частью прав личности, гарантией всех других ее процессуальных прав, как правового явления, создающего возможность участникам уголовного судопроизводства влиять на ход и исход уголовного процесса, служащего охране прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, а также иных лиц, вовлеченных в уголовно-процессуальную деятельность, способствующего успешной реализации назначения уголовного судопроизводства и включающего в себя не только процессуальные права, предоставленные законом данным лицам и используемые им лично для эффективной защиты, но и процессуальные полномочия адвоката указанных лиц, выступающего в той или иной процессуальной роли (например, защитника, представителя потерпевшего и др.), и законного представителя несовершеннолетнего, использующих эти полномочия для защиты этих лиц11.

Взяв за основу существующие в науке представления о структуре права на защиту лиц, вовлекаемых в орбиту уголовно-процессуальных отношений, охарактеризуем структурные особенности права на защиту запрашиваемого лица.

Они связаны с наличием следующих элементов права на защиту указанных лиц:

1) права запрашиваемого лица, необходимые ему для осуществления личной защиты (например, право на обжалование решения о выдаче, принятого Генеральным прокурором Российской Федерации или его заместителем; право на обжалование решения судебного органа об избрании меры пресечения в отношении запрашиваемого лица); 2) право данного лица воспользоваться услугами защитника (причем случаи обязательного участия защитника (ст. 51 УПК РФ) распространяются на участие защитника в судебном заседании по проверке законности и обоснованности решения о выдаче лица для уголовного преследования);

3) полномочия защитника, которые используются для защиты запрашиваемого лица (полномочия по участию в судебном заседании, заявлению ходатайства перед Генеральной прокуратурой РФ об отказе в запросе о выдаче запрашиваемого лица, обжалованию решения судебного органа об избрании меры пресечения в отношении запрашиваемого лица, решения о выдаче и др.); 4) права законного представителя несовершеннолетнего запрашиваемого лица, используемые им в целях защиты этого несовершеннолетнего (например, право законного представителя принимать участие в судебном заседании, заявлять ходатайства и отводы, обосновать жалобу и др.).

Таким образом, право на защиту запрашиваемого для уголовного преследования лица представляет собой отвечающую назначению уголовного судопроизводства совокупность предусмотренных законом возможностей указанного лица, предоставленных ему для эффективной защиты от экстрадиции. Такие возможности направлены на использование запрашиваемым лицом и субъектами, его защищающими (защитником, законным представителем), всех не запрещенных законом способов для отстаивания своих интересов в ходе применения в отношении его процедуры выдачи, предполагающей выполнение определенной систеститута МВД России. 2010. № 1. С. 42–45 ; Смирнов А. В., Калиновский К. Б. Уголовный процесс.

СПб., 2004. С. 17.

См.: Насонова И. А. Теоретическая модель уголовно-процессуальной защиты : монография / под ред. О. А. Зайцева. М., 2011. C. 36–37.

–  –  –

мы действий, в том числе розыск, задержание, заключение под стражу, передачу лица иностранному государству.

Итак, рассмотренные базовые понятия позволяют создать предпосылки для систематизации знания о реализации права на защиту лица при выдаче для уголовного преследования.

–  –  –





Похожие работы:

«Инструкция по созданию запросов "Сведения об административных правонарушениях в области дорожного движения" РУКОВОДСТВО ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ Инструкция по созданию запросов "Запрос на предоставление сведений об административных правонарушениях в области дорожного движения" Инструкция по созданию запросов "Сведения об...»

«1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 1.1 В соответствии с Конституцией Российской Федерации каждый имеет право на труд, который он свободно выбирает или на который свободно соглашается, право распоряжаться своими способностями к труду, выбирать профессию и род занятий, а так же право на защиту от безработицы 1.2. Трудовые отношения государственных...»

«Право публикации данной электронной версии книги в полнотекстовой электронной библиотеке принадлежит БУК УР "Национальная библиотека Удмуртской Республики". Копирование, распечатка, размещение на интернет-сайтах и в базах данных книги или её части запрещено. http://elibrary.unatli...»

«ИНДЕКС СУДЕБНОЙ РЕФОРМЫ ДЛЯ УЗБЕКИСТАНА МАЙ 2002 г. © Американская Ассоциация Юристов Формулировки и анализ, содержащиеся в данном издании, являются работой Правовой инициативы в Центральной и Восточной Европе Американской ассоциации юристов (ABA/CEELI), которая единолично ответственна за ее содержание. Совет упр...»

«Изд-во иностранной литературы, 1963. – С. 243–382. 3. Яглом А. М. Вероятность и информация / А. М. Яглом, И. М. Яглом. – М. : Наука. – 1973. – 512 с.Bibliography (transliterated): 1. Eliseeva, I. I. Statisticheskie metody izmerenija svjazej. Leningrad: Izd-vo Leningr. gos. un-ta, 1982. Print. 2. Shannon, C....»

«ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА К УЧЕБНОМУ ПЛАНУ 7-9 классов муниципального образовательного учреждения Коленовской средней общеобразовательной школы на 2015 2016 учебный год I.Общие положения Учебный план школы разработан на основе федеральной и региональной нормативно-правовой базы: Конституция Российской Федерации (ст...»

«ПУТЕВОДИТЕЛЬ КАК СЕМИОТИЧЕСКИЙ ОБЪЕКТ: К ПОСТАНОВКЕ ПРОБЛЕМЫ (на примере путеводителей по Эстонии XIX в.) ЛЮБОВЬ КИСЕЛЕВА Начнем с трудностей в определении объекта. Во-первых, русское слово "путеводитель" может означать как справочник для путешественников, так и аннотированный указатель по архивам, музеям,...»

«ФИЛИАЛ НЕГОСУДАРСТВЕННОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "МОСКОВСКИЙ ИНСТИТУТ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ И ПРАВА" В СМОЛЕНСКОЙ ОБЛАСТИ Утверждаю Директор филиала НОУ ВПО "Московский институт государственног...»

«1 Кредитная линия – установленное в Индивидуальных условиях право Заемщика неоднократно получать транши под лимит выдачи или лимит задолженности в пределах срока Кредитного договора. Лимит кредитования максимальная сумма денежных средств, предоставляемая Кре...»

«Владимир Андреевич Плешаков Киберсоциализация человека: от Homo Sapiens’а до Homo Cyberus’а Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=8927492 Киберсоциализация человека: от Homo Sapiens’а до Homo Cyberus’а: Монография: Прометей; Москва; 2012 ISBN 978-5-7042-2368-9 Аннотация Моногр...»








 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.