WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

«Философские науки 17 СООТНОШЕНИЕ НАУЧНОГО ЗНАНИЯ И РЕЛИГИИ (ПО РАБОТАМ РУССКИХ РЕЛИГИОЗНЫХ МЫСЛИТЕЛЕЙ) © Воденко К.В. Южно-Российский ...»

Философские науки 17

СООТНОШЕНИЕ НАУЧНОГО ЗНАНИЯ

И РЕЛИГИИ (ПО РАБОТАМ РУССКИХ

РЕЛИГИОЗНЫХ МЫСЛИТЕЛЕЙ)

© Воденко К.В.

Южно-Российский государственный технический университет

(Новочеркасский политехнический институт), г. Новочеркасск

Статья посвящена проблеме соотношения науки и религии. Анализируются существующие в современной философской науке концепции соотношения научного знания и религии. Рассматриваемые концепции иллюстрируются рассуждениями русских религиозных мыслителей по указанной проблеме.

В настоящее время происходит своеобразная реабилитация вненаучнх форм знания, хотя русские философы еще в начале XX века утверждали, что появление научного знания не отменило и не упразднило, не сделало бесполезными другие формы знания. Так, Л.

Шестов писал в этой связи:

«По-видимому, существуют и всегда существовали ненаучные приемы отыскания истины, которые и приводили если не к самому познанию, то к его преддверию, но мы так опорочили их современными методологиями, что не смеем и думать о них серьезно» [1, c. 171].

Идея противопоставления научного и вненаучного знаний уступает место концепции их сосуществования, взаимовлияния и взаимопроникновения. Альтернативой жесткому противопоставлению науки и вненауки предстает концепция цельного мировоззрения, в котором наука сплетена с дугими формами когнитивной активности (философия, религия и т.


д.). Так В.И. Вернадский справедливо указывал по этому поводу: «Научное мировоззрение развивается в тесном общении и широком взаимодействии с другими сторонами духовной жизни человечества. Отделение научного мировоззрения и науки от одновременно или ранее происходившей деятельности человека в области религии, философии, общественной жизни или искусства невозможно. Все эти проявления человеческой жизни тесно сплетены между собою и могут быть разделены только в воображении» [2, c. 50].

К настоящему времени сложились несколько подходов к пониманию соотношения науки и религии. Так, И. Барбур выделяет четыре модели соотношения науки и религии: конфликт, независимость, диалог и интеграция [3, c. 91-127].

Конфликт во взаимоотношениях науки и религии иллюстрируют так называемые «научный материализм» и «библейский буквализм», которые, Доцент кафедры Дизайна и культурологии, кандидат философских наук НАУКА И СОВРЕМЕННОСТЬ – 2010 несмотря на то, что представляют противоположности, все-таки имеют общие отличительные особенности. Представители обоих указанных направлений полагают, что между современной наукой и классическими религиозными представлениями существуют серьезнейшие противоречия в вопросах незыблемости основания знания (в одном случае это логика и чувственные данные, в другом – Священное Писание). И те, и другие считают, что наука и религия предлагают взаимоисключающие точные описания одной и той же сферы – истории природы и что необходимо выбирать один из этих вариантов. Научный материализм, и библейский буквализм обращаются с наукой одинаково: первый исходя из научных представлений, пытается затем делать из них широкие философские обобщения, а второй исходит из богословских представлений, но стремится делать выводы о научных вопросах. Отметим, что оба направления не могут в полной мере удовлетворить современный уровень развития философсконаучной мысли.

Один из способов избежать конфликта между наукой и религией заключается в том, чтобы рассматривать эти две сферы абсолютно независимыми, так как каждая из них имеет свою область приложения и свои характерные методы, которые объясняются в ее собственных терминах.

Сторонники указанной точки зрения полагают, что и у науки, и у религии существует своя собственная юрисдикция и они должны сохранять дистанцию между собой, каждая должна заниматься своими собственными делами и не вмешиваться в дела другой. Каждый способ исследования избирателен и имеет свои ограничения. Такое разделение на изолированные отсеки объясняется не просто желанием избежать ненужных конфликтов, но и стремлением сохранять верность определенному характеру отдельных сфер жизни и мысли. Некоторые авторы считают, что наука и религия скорее изучают одну и ту же область с разных точек зрения, нежели относятся к разным областям.

В контексте критики науки и экспансии научного механистического мировоззрения в трудах русских философов конца XIX – начала XX веков рождаются концепции независимого соотношения науки и религии. Так Н.А. Бердяев строил свой «подход» к проблеме веры и науки исходя из тезиса, что истина бытия вряд ли может быть найдена на путях научного поиска и следует «преодолеть» научный подход к миру посредством его фактического отрицания и переключения сознания на поиск основ бытия в рамках религиозной философии. Однако, что негативное отношение к науке само по себе содержало у Н.А. Бердяева и позитивный момент, потому что он утверждал примат религии перед знанием: само знание и наука в своей основе требуют веры [4, c. 40]. Однако вера, которая неизбежно требуется в научном мышлении, не должна быть спутана с верой в Бога.

Мыслитель усматривает здесь различие между необходимостью, т.е. навяФилософские науки 19 занной неизбежностью веры в реальность материального мира, с одной стороны, и свободой веры в Бога как личного акта верующего, с другой стороны [5, c. 51-52]. Именно в контексте рассмотренных рассуждений мыслитель проводит жирную демаркационную линию между наукой и религией.

Другой мыслитель С.Л. Франк писал о том, что наука, изучающая вторичные предпосылки мира и взаимосвязи между ними, в своей собственной деятельности вполне самодостаточна. Тем не менее, внутри самой науки и в сферах ее собственных интересов есть определенные области и трудности, подход к которым с религиозной точки зрения может трактоваться как спекуляции вокруг базовых положений науки [6].

Концепция диалога исходит из взаимодействия научного и религиозного знаний, что основано на существовании общих черт, свойственных как науке, так и религии. Смыслы так называемого методологического параллелизма заключаются в том, что наука считается объективной, так как ее теории обосновываются четкими критериями и доказываются бесспорными данными, свободными от теоретической нагрузки, а религия, напротив, представляется воплощением субъективности (позитивизм).

Существование такого контраста все чаще подвергается сомнению. Безусловно, между двумя сферами существует значительная разница в акцентах, однако разделение это не столь кардинально, как полагали раньше.

Научные данные несут на себе изначальную теоретическую нагрузку, а источником теорий считается логический анализ данных, а творческое воображение, в котором зачастую значительную роль играют аналогии и модели. Многие из этих черт свойственны и религии. Религиозные данные, включающие религиозный опыт, обряды, священные тексты, в еще большей мере обусловлены концептуальными интерпретациями, метафоры и модели религиозного языка играют большую роль. Конечно, религиозные верования не так легко поддаются строгой эмпирической проверке, однако и к ним можно подходить с тем же исследовательским духом, что свойствен и науке. Научные критерии согласованности, всесторонности и плодотворности находят параллели и в религиозной мысли.

Диалогическая общность науки религии иллюстрируется интересной концепцией соотношения рациональности и теологии. Так, в работе П. Тиллиха «Теология культуры» выжным было предостережение против легкомысленного отношения к христианской теологии, поскольку она на много серьезнее, чем это кажется: «Следует просить критиков теологии обращаться с ней так же тщательно, как это требуется, например, от того, кто имеет дело с физикой» [7, c. 330].

Сходная позиция в отношении теологии присутствовала в работах русских религиозных мыслителей. Так, В.Н. Лосский отмечает, что восточное предание не проводило резкой границы между мистико-личностным познанием Бога и богословием, догматикой. Автор ссылается на слоНАУКА И СОВРЕМЕННОСТЬ – 2010 ва митрополита Филарета Московского, отмечающего, «чтоб никакую, даже в тайне сокровенную премудрость мы не почитали для нас чуждою и до нас не принадлежащую» [8, c. 112]. Религиозный догмат, несущий в себе богооткровенную истину, должен переживаться человеком в таком процессе, следствием которого является глубокое изменение своего ума, внутреннее его преобразование в состояние, способное воспринимать божественные истины.





Не могут противопоставляться богословие и мистика, так как они поддерживают друг друга [8, с. 112]. Таким образом, вопервых, богословие есть общее выражение того, что может быть познано в процессе рационализации божественных истин, их приспособления к восприятию человеческим разумом, и, во-вторых, в богословии как форме рефлексии человека по онто-гносеологическим вопросам косвенно декларируется идея взаимодополнительности религии и естественного знания.

Рассматривая вопросы конфронтации рациональности и православного богословия, рассуждая о «точном познании» предмета веры, Н.Н. Глубоковский писал о рационализации предмета веры: «Если догматы веры должны стать собственными принципами человеческого сознания, то здесь необходимо рациональное оправдание, чтобы разум принял их в неотъемлемое достояние по своим основным запросам и нормам. Вовсе не из-за одних злоупотреблений человеческого противления, но по самой природе вещей принципиально требуется рациональное обеспечение христианской божественности, так как «разумное Божие» может сделаться «разумным человеческим», конечно, лишь разумным способом научной аргументации» [9, c. 3-4]. Гносеологическая недостаточность рационального требует восхождения к вере, в чем проявляется своеобразное прочтение знаменитого credo Ансельма. Глубоковский Н.Н. отмечал: «Рациональное признание чудесности наступает после испытания непригодности всех обычных приемов истолкования и постом бывает уже не гипотетическим постулатом, а живою реальностью по бесспорности комментируемого факта» [9, с. 3-4].

Многие мыслители сегодня настаивают на том, что полное адекватное постижение действительности возможно только при условии интеграции религиозного и научного путей ее познания. Признается возможность построения единой целостной картины мира на основе синтеза науки и религии. В этой связи уместно обратиться к другому представителю русского религиозного мышления В.И. Несмелову, который высказывает гораздо оптимистическую точку зрения на роль поступательного движения мысли от науки к религии: «Теистическое миропонимание может логически развиваться чисто индуктивным путем на почве всех наших научных познаний о составе, природе и жизни мира, и религиозное мышление, стало быть, может совершенно естественно и логически вполне закономерно вступать через посредство философии на почву положительной науки» [10, c. 93]. НеФилософские науки 21 смелов В.И. высказывает мысль о том, что положение познающего субъекта в мире как живого организма и, одновременно, трансцендентального субъекта, через которого раскрывается смысл мироздания и его отношения к Богу могло бы быть в определенном смысле положено в основу взаимоотношения между наукой и религией: «Но, существуя в качестве личности и в то же самое время необходимо связанный механизмом внешних условий в качестве простой вещи физического мира, человек не есть безусловное бытие, а только предметно выражает в себе реальную связь условного и безусловного бытия... Если бы загадочный факт этого выражения не отрицался в мнимонаучных объяснениях его, а действительно объяснялся, как и всякий непонятный факт бытия, то научная мысль вероятно давно бы пришла к библейскому учению о создании человека по образу Бо-жию, потому что существование человека как реального образа Безусловной Сущности строго научно может быть установлено и независимо от Библии, на основании одного только психологического анализа природы и содержания человеческой личности, и к Библии можно обратиться не затем, чтобы почерпнуть из нее это учение, а только за тем, чтобы найти в ней объяснение действительного факта» [11, c. 264-265].

Следует заметить, что признание социокультурной конвергенции науки и религии, вовсе не означает полное исчезновение границ между двумя этими формами духовной деятельности людей. Мы разделяем точку зрения исследователя Т.Н. Климентьевой о том, что «развитие отношений между наукой и религией как двух форм познания мира можно осмыслить сквозь призму диалектики: находящиеся в древности в единстве, они прошли этап противопоставления и борьбы и сегодня вступают в период достижения нового синтеза на особой качественной основе» [12, c. 2]. По мере своего развития указанные две формы духовной деятельности могут и разойтись, а потом синтезироваться уже на принципиальной другой основе, и при этом на всех этапах диалектического развития наука и религия не теряют свое культурной идентичности и роли в обществе.

Список литературы:

1. Шестов Л. Апофеоз беспочвенности. – Л., 1991.

2. Вернадский В.И. Избранные труды по истории науки. – М., 1981.

3. Барбур И. Религия и наука. История и современность. – М., 2001.

4. Бердяев Н.А. Истина и откровение. – СПб., 1996.

5. Бердяев Н.А. Философия свободы. – М., 1989.

6. Франк С.Л. Знание и вера // Бердяев Н.А. Духовный кризис интеллигенции. – М., 1998.

7. Тиллих П. Избранное: Теология культуры. – М., 1995.

8. Лосский В.Н. Боговидение. – М., 2003.

НАУКА И СОВРЕМЕННОСТЬ – 2010

9. Глубоковский Н.Н. Благовестие св. апостола Павла по его происхождению и существу. Кн. 3. – СПб., 1912.

10. Несмелов В.И. Вера и знание с точки зрения гносеологии. – Казань, 1913.

11. Несмелов В.И. Наука о человеке. Т. 1. – Казань, 1905.

12. Климентьева Т.Н. Проблема сближения научного и религиозного мировоззрения: религиоведческий анализ: автореф. дис. … канд. филос.

наук. – Екатеринбург, 2001.

–  –  –

Как социально-философская категория, «общественная информация»

по объему выражает собой все виды информации, циркулирующие в обществе и используемые людьми во всех сферах их жизнедеятельности, независимо от того, каким образом она кодируется, хранится и передается.

Но смысловое содержание данной категории зависит от того, что, собственно, понимается под информацией. В современной научной философской литературе нет ясного ответа на этот вопрос. Поэтому, естественно, возникает потребность в социально-философском анализе, прежде всего, понятия информации.

В процессах управления (особенно в социальных процессах) изучение роли информации показало, что в первую очередь здесь важны качественные характеристики информации, прежде всего ее ценность. Ценна та информация, которая полезна, важна для управления и значима для системы управления. Она ведет к осуществлению цели, поставленной в процессе управления. В этом случае информация включена в отношение: получатель информации – цель управления – информация. К измерению ценности информации существует в настоящее время несколько подходов. Харкевич А.А. (1960 г.) одним из первых обратил внимание на возможность

Похожие работы:

«Марийский юридический вестник Выпуск 9 УДК 343 И. Г. Гаранина ЛЕГАЛИЗАЦИЯ АБОРТА ИЛИ БОЛЬШЕВИСТСКИЙ ПРОЕКТ "НОВАЯ ЖЕНЩИНА" Данная статья посвящена историческому аспекту формирования института регулирования права на репродуктивный выбор в Российской Федерации. В частности, в статье затронут такой период, как становление со...»

«Информационное право БАЧИЛО Иллария Лаврентьевна доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации, заведующая сектором информационного права ИГП РАН МАТЮХИН Владимир Георгиевич доктор технических наук, лауреата Государственной премии РФ, руководитель Федерального агентства по информационны...»

«7803 УДК 519.23 ИНТЕГРАЛЬНАЯ ОЦЕНКА ОБЪЕКТОВ А.И. Пропой Институт системного анализа РАН Россия, 117997, Москва, Пр-кт 60 лет Октября, 9 E-mail: propoi@gmail.com Ключевые слова: анализ данных, многомерный анализ, метод окружающих данных, квантовая механика Аннотация: Рас...»

«Редакционно-издательский отдел Санкт-Петербургского государственного университета информационных технологий, механики и оптики 197101, Санкт-Петербург, Кронверкский пр., 49 МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИНФОРМ...»

«Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Липецкий государственный технический университет" Экономический факультет УТВЕРЖДАЮ Декан ЭФ Московцев В.В. "." _2011 г. РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ДИСЦИПЛИНЫ ТЕОРИЯ ОТРАСЛЕВЫХ РЫНКОВ Направление подготовки: 080100.62 Экономика Профиль по...»

«Munich Personal RePEc Archive Evolution of the idea of social management and control Elena Kuznetsova Omsk state technical university Online at http://mpra.ub.uni-muenchen.de/59160/ MPRA Paper No. 59160, posted 9. October 2014 07:20 UTC УДК 316.42 ЭВОЛ...»

«Попов Сергей Витальевич, Сергеева Владлена Владимировна, кандидат технических наук старший научный сотрудник РИЭПП. зав.отделом проблем научной политики и Тел. (495)916-14-79, развития науки РИЭПП. info@riep.ru Тел. (495)916-14-79, info@riep.ru СРАВНИТЕЛЬНЫЙ...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ТЕХНИЧЕСКОМУ РЕГУЛИРОВАНИЮ И МЕТРОЛОГИИ ГОСТ Р НАЦИОНАЛЬНЫЙ СТАНДАРТ 12.2.143— РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Система стандартов безопасности труда СИСТЕМЫ ФОТОЛЮМИНЕСЦЕНТНЫЕ ЭВАКУАЦИОННЫЕ Требования и методы контроля Издание официаль...»

«ДОГОВОР № 99 с управления многоквартирным домом Санкт-Петербург "01"мая2010 г. Общество с ограниченной ответственностью "СТРОИТЕЛЬ", именуемое далее Управляющая организация, в лице генерального директора Лазуренко Л.В., действующего на основании Устава, с одной стороны, и Собственник жилого (нежилого) помещения_ (Ф.И.О.), расположенно...»








 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.