WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

«МЕХАНИЗМ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВ И ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАННОСТЕЙ В НАСЛЕДСТВЕННОМ ПРАВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ...»

На правах рукописи

Рудик Инна Евгеньевна

МЕХАНИЗМ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВ И ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАННОСТЕЙ

В НАСЛЕДСТВЕННОМ ПРАВЕ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Специальность 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право;

семейное право; международное частное право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Ростов-на-Дону – 2011

Работа выполнена на кафедре гражданского права ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет».

Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор Лукьянцев Александр Анатольевич

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор Цыбуленко Зиновий Иванович кандидат юридических наук Путилина Елена Сергеевна

Ведущая организация: ФГОУ ВПО «Кубанский государственный аграрный университет»

Защита диссертации состоится 12 сентября 2011 года в 16.30 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.208.26 по юридическим наукам при ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет» по адресу: 344002, г. Ростов-на-Дону, ул. Максима Горького, 88, ауд. 302.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет».



Автореферат разослан 28 июля 2011 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, доктор юридических наук, профессор И.А. Иванников

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. Согласно статье 35 (часть 4) Конституции Российской Федерации право наследования гарантируется. Это право включает в себя как право наследодателя распорядиться своим имуществом на случай смерти, так и право наследников на его получение1.

Степень гарантированности права наследования зависит от качества правового регулирования соответствующих отношений, выражающегося, в частности, в установлении такого механизма реализации прав и обязанностей в сфере наследования, который соответствует объективным потребностям общества, отражает изменения в общественно-экономической жизни страны.

Реализация прав и обязанностей участников отношений, регулируемых наследственным правом, протекает в установленной законом процедурной форме, соблюдение которой обеспечивает достижение поставленных целей субъектами такой реализации. Процедура, являясь важнейшим элементом механизма реализации прав и обязанностей, не только отражает его сущностные черты, но и оказывает обратное влияние на весь механизм реализации прав и обязанностей. Отсутствие процедурного обеспечения тех или иных отношений либо установление неполных или ущербных процедур, может затруднить осуществление права или исполнение обязанности, что будет свидетельствовать о неэффективности механизма их реализации.

Это особенно актуально для наследственного права, поскольку в большинстве случаев от правильного выполнения субъектами наследственных правоотношений требований процедурных норм наследственного права зависит, будут ли приобретены наследственные права.

В действующем гражданском законодательстве о наследовании усложнилась процедурная форма реализации прав и обязанностей субъектов наследственного права, усилено влияние процедурных норм. Подробно регламентирован порядок совершения завещания (п.п. 3-4 ст. 1118, ч. 2 Определение Конституционного Суда РФ от 30 сентября 2004 г. N 316-О // СЗ РФ. 2004. N 46. Ст. 4570.

ст.1120, ст.ст. 1124-1127, п.п. 1-2 ст. 1128, ст. 1129 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК)), исполнения завещаний (абз. 2-3 п.1 ст. 1134, ст. 1135 ГК), принятия наследства (ст.ст. 1152-1156 ГК), отказа от наследства (ст.ст. 1157ГК), оформления наследственных прав (ст.ст. 1162-1163 ГК), раздела наследственного имущества (ст.ст. 1165-1170 ГК), охраны наследства и управления им (ст.ст. 1171-1175 ГК). Кроме того, ГК содержит положения, устанавливающие особый порядок реализации наследственных прав при приобретении отдельных видов наследственного имущества (абз. 2 п.1 ст. 1176, п. 2 ст. 1177, п. 2 ст. 1179, ст. ст. 1180, 1182, п.3 ст. 1183 ГК).

В предусмотренных законом случаях детализация механизма реализации наследственных прав и обязанностей в части процедур такой реализации в соответствии с принципом диспозитивности гражданского права может производиться самими субъектами наследственного права. Процедурные положения могут быть установлены в завещании и касаться порядка исполнения завещания, могут вырабатываться при заключении наследниками различных соглашений о порядке реализации наследственных прав. Однако сама эта деятельность также должна соответствовать установленной наследственным законодательством процедуре.

Процедура реализации конкретного права или исполнения обязанности определяет форму такой реализации, что образует специфику механизма реализации этого права или обязанности. Реализация прав и обязанностей в сфере наследования осуществляется как в форме правоприменения, так и в форме непосредственной реализации.

Важнейшая роль в реализации наследственных прав принадлежит самим наследникам, которые обеспечивают движение наследственного правоотношения, совершая соответствующие правовые действия в предусмотренной законом форме, в определенной последовательности и в установленные сроки. Эти действия не связаны с правоприменением и, таким образом, находятся в сфере частного права. Тем не менее, именно они оказывают определяющее влияние на установление наследственного правопреемства.

Другая часть действий по реализации наследственных прав и обязанностей основывается на позитивном применении права нотариусами.

Актуальность исследования процедур такого применения обусловлена, прежде всего, той значительной ролью, которая принадлежит нотариату в реализации наследственных прав граждан. Надлежащее выполнение всех нотариальных формальностей и процедур, соответствие нотариальных актов требованиям процедурных правовых правил являются составляющими нотариальной законности.

Неоднородность механизма реализации прав и исполнения обязанностей в наследственном праве, обусловленная множественностью и многообразием образующих его наследственных процедур и, с другой стороны, в некоторых случаях не соответствующее практическим потребностям гражданского оборота содержание процедур (недостаточно подробная регламентация действий субъектов прав и обязанностей или, наоборот, устанавливающая излишние ограничения в выборе способов реализации прав и обязанностей) порождают вопросы как в процессе теоретического осмысления рассматриваемых категорий, так и на практике. Это обуславливает необходимость специального комплексного исследования юридических процедур в наследственном праве РФ. Осуществление указанного исследования позволит понять ряд важных закономерностей механизма реализации прав и исполнения обязанностей в сфере наследования, и на этой основе выделить процедуры, необходимые и достаточные для достижения эффективности такой реализации. В связи с этим представляется целесообразным рассматривать механизм реализации прав и обязанностей в наследственном праве РФ через призму категории «юридическая процедура».

Этим обусловлен выбор темы исследования, структура и содержание рассматриваемых вопросов.

Степень разработанности проблемы. В целом теоретические положения, касающиеся содержания прав и обязанностей субъектов наследственного права и порядка их реализации, широко разработаны в доктрине российского дореволюционного, советского и современного наследственного права. Анализ норм современного законодательства, регулирующих порядок совершения завещания и процесс приобретения наследства, проводится в комментариях ГК, учебниках по гражданскому праву, диссертациях по вопросам наследственного права. Отдельные проблемные вопросы обсуждаются в юридической периодической печати.

Теоретическую основу для исследования составили, прежде всего, работы общетеоретического характера, посвященные рассмотрению проблем реализации гражданских прав и разработке понятия юридической процедуры, а также те, в которых эти категории исследуются с позиций отраслевых наук. К ним можно отнести труды таких ученых, как С.С. Алексеев, Д.Н. Бахрах, С.Г.





Баширова, О.В. Белянская, Е.В. Вавилин, Н.В. Витрук, В.М. Горшенев, В.П.

Грибанов, Г.И. Давыдова, Ю.И. Мельников, Н.И. Мирошникова, А.С.

Мордовец, Э.М.Мурадьян, П.Е. Недбайло, А.В. Нестеров, П.С. Никитюк, А.А.

Павлушина, В.Н. Протасов, М.Ю. Челышев, Г.Г. Черемных, И.Г. Черемных и др.

Существенное теоретическое значение для настоящей диссертации имели работы, посвященные в целом институту наследования или отдельным правовым вопросам наследования. Это труды таких ученых, как К.Н. Анненков, Б.С. Антимонов, М.Ю. Барщевский, В.А. Белов, Н.И. Бондарев, В.Н. Гаврилов, А.Х. Гольмстен, Ю.Б. Гонгало, М.В. Гордон, К.А. Граве, С.П. Гришаев, Т.И.

Зайцева, Т.К. Крайнова, П.В. Крашенинников, Н.Н. Мисник, Э.М. Мурадьян, П.С. Никитюк, Н.И.Остапюк, Н.Ю. Рассказова, В.В. Плеханова, К.П.

Победоносцев, В.И. Серебровский, В.И. Синайский, М.В. Телюкина, В.С.

Толстой, Ю.К. Толстой, Т.Д. Чепига, Б.Б. Черепахин, Г.Ф. Шершеневич, О.Ю.

Шилохвост, Э.Б. Эйдинова, К.Б. Ярошенко и др.

Исследование механизма реализации прав и исполнения обязанностей в наследственном праве РФ в некоторых случаях породило необходимость обращения также к тем работам, содержание которых прямо не связанно с наследованием, но имеет важное значение для характеристики рассматриваемых в диссертации категорий и процедур. Это труды таких ученых, как В.А. Бублик, И.Л. Бутовец, Б.М. Гонгало, А.С. Гордон, С.В.

Дорохин, С.А. Зинченко, О.А. Красавчиков, Е.В. Пассек, В.А. Рясенцев, Е.А.

Суханов, Ю.А.Тихомиров, В.Ф. Яковлев и др.

Особо следует отметить работу П.С. Никитюка «Наследственное право и наследственный процесс. Проблемы теории и практики» (Кишинев, 1973), которая послужила концептуальной основой данной диссертации. В то же время необходимо констатировать, что в современной российской цивилистике нет работ, комплексно рассматривающих теоретические и практические аспекты реализации прав и исполнения обязанностей в наследственном праве с точки зрения механизма и процедур такой реализации.

Объектом диссертационного исследования являются общественные отношения, возникающие при реализации прав и исполнении обязанностей, предусмотренных наследственных правом РФ.

Предметом диссертационного исследования являются нормы наследственного законодательства, устанавливающие механизм реализации наследственных прав и обязанностей, завещательной правоспособности граждан, а также отдельные правовые категории, составляющие понятийный аппарат науки наследственного права.

Методологической основой исследования являются общенаучные методы: формально-логический, исторический, структурно-системный, функциональный, а также общефилософский диалектический метод научного познания. Из специальных методов использовались методы: формальноюридический, сравнительно-правовой, конкретно-социологический и другие.

Нормативную и эмпирическую базу исследования составили отечественное дореволюционное и советское гражданское законодательство, действующие российские нормативно-правовые акты, устанавливающие механизм реализации прав и исполнения обязанностей в сфере наследования, гражданское законодательство некоторых зарубежных государств, материалы судебной и нотариальной практики.

Цель и задачи исследования. Основной целью настоящей диссертации являются системный анализ сущностных характеристик механизма реализации прав и исполнения обязанностей в наследственном праве на основе анализа теоретических и практических проблем реализации наследственных процедур, выработка научных рекомендаций по совершенствованию действующего гражданско-правового регулирования отношений по реализации прав и обязанностей в сфере наследования.

В задачи исследования, обеспечивающие достижение поставленной цели, входят:

определение понятия механизма реализации прав и исполнения обязанностей в наследственном праве РФ и роли юридической процедуры в этом механизме;

определение содержания понятия наследственной процедуры как ведущего элемента механизма реализации прав и исполнения обязанностей в наследственном праве РФ и осуществление классификации наследственных процедур в зависимости от их цели, а также в зависимости от статуса участника, которому принадлежит ведущая роль в совершении той или иной процедуры;

правовая характеристика некоторых частных наследственных процедур, в том числе опосредующих реализацию завещательной правоспособности гражданина, реализацию наследственных прав наследниками, а также исполнение завещания душеприказчиком;

анализ некоторых публичных процедур, направленных на реализацию завещательной правоспособности гражданина и наследственных прав, возникших после открытия наследства;

выработка предложений по совершенствованию законодательства в целях оптимизации механизма реализации прав и исполнения обязанностей в сфере наследования.

Научная новизна исследования. Настоящая диссертация является первым комплексным монографическим исследованием механизма реализации прав и исполнения обязанностей в современном наследственном праве РФ, рассматриваемого через категорию наследственной процедуры.

В работе определено значение входящих в механизм реализации прав и исполнения обязанностей наследственных процедур, разработано определение наследственной процедуры, осуществлена классификация наследственных процедур; определена юридическая природа отношений по реализации наследственных прав с участием нотариуса и обоснована их принадлежность к организационным гражданско-правовым отношениям; обоснована целесообразность предоставления права завещателю включать в завещание распоряжения неимущественного содержания, не связанные с регламентацией наследственных отношений, и предложен механизм обеспечения исполнения завещательных распоряжений неимущественного характера; обоснована необходимость учета субъективного признака принятия наследства при квалификации действий наследников, прямо не предусмотренных ст. 1153 ГК РФ, как фактического принятия наследства; определена специфика деятельности душеприказчика в механизме реализации наследственных прав и обязанностей, обусловленная определяющим воздействием на нее интереса завещателя, обоснована необходимость расширения компетенции душеприказчика при осуществлении процедур охраны наследства и управления им.

На защиту выносятся следующие положения и выводы диссертационного исследования:

1. Важнейшим элементом механизма реализации прав и исполнения обязанностей в наследственном праве являются наследственные процедуры.

Под наследственной процедурой следует понимать совокупность правовых требований к составу, форме, срокам и последовательности действий субъектов правоотношений, регулируемых наследственным правом, а также требований к самим субъектам этих действий, соблюдение которых необходимо для реализации наследственных прав и (или) обязанностей. Источниками процедур являются непосредственно нормы наследственного права, завещание и предусмотренные ГК соглашения между наследниками. В установленных законом случаях соблюдение наследственной процедуры является условием возникновения, изменения или прекращения наследственных прав и (или) обязанностей.

2. Системно-структурный анализ всей совокупности наследственных процедур позволяет выделить в ней следующие группы, объединенные по признаку единой для всех входящих в группу процедур цели: завещательные процедуры, процедуры охраны наследства и управления им, процедуры принятия наследства, процедуры правового оформления приобретения наследства, а также процедуры распределения наследства между наследниками.

Последняя группа, по общему правилу, состоит из процедур, направленных на определение долей наследников в общей долевой собственности (ст. 1164 ГК РФ) и процедур раздела наследства (ст. 1165 ГК РФ). Раздел наследства, хотя и является частным случаем раздела имущества, находящегося в общей долевой собственности (ст. 252 ГК РФ), тем не менее, обладает значительной спецификой правового регулирования, обусловленной особенностями предмета и цели раздела наследства. Предмет раздела составляет наследственная масса как имущественный комплекс. Действия сособственников этого имущественного комплекса – наследников – при разделе имеют целью установить наследственное преемство каждого из них в отношении конкретных вещей, прав и обязанностей в составе этого комплекса.

3. Наследственные процедуры с целью раскрытия их содержания необходимо классифицировать в зависимости от статуса субъекта, которому принадлежит ведущая роль в реализации той или иной процедуры. По этому критерию процедуры необходимо разделить на частные (реализуемые наследниками, душеприказчиком или иными частными субъектами наследственного права) и публичные (обязательными и ведущими субъектами которых являются нотариус или иные органы и лица, выполняющие государственно-публичные функции). Развитием принципа диспозитивности в наследственном праве обусловлена необходимость развития частных наследственных процедур, в частности, процедур реализации завещательной правоспособности, принятия наследства, исполнения завещания душеприказчиком и др.

4. Необходимость повышенной правовой охраны наследственных прав обусловила введение в гражданско-правовое регулирование наследственных отношений публичного элемента – нотариальных процедур, посредством которых обеспечивается диалектическое единство частных и публичных интересов в реализации наследственных прав и обязанностей.

Правоотношения, складывающиеся при реализации данных процедур, входят в предмет гражданского права в качестве организационных отношений.

5. Предусмотренная действующим гражданским законодательством простая письменная форма совершения завещания в чрезвычайных обстоятельствах в настоящий момент не является единственной формой, позволяющей достоверно установить, что завещание исходит от самого завещателя. Не меньшей достоверностью будет обладать завещание, совершенное в форме электронного документа, содержащего аудио- и (или) видеозапись. Одним из достоинств такой процедуры совершения завещания является возможность передать завещание в форме электронного документа по телекоммуникационным каналам связи на расстояние, тем самым обеспечив подтверждение судом факта совершения завещания в чрезвычайных обстоятельствах в случае невозможности физической передачи носителя завещания заинтересованным лицам для представления в суд.

6. Для определения действий, прямо не указанных в п.2 в ст. 1153 ГК РФ, в качестве актов принятия наследства, следует учитывать субъективный признак принятия наследства, который выражается в отношении наследника к наследственному имуществу как к своему. Такое отношение должно быть установлено исходя из фактических обстоятельств совершения указанных действий наследником.

7. Выявлена юридическая природа непринятия наследства, которое во всех случаях является юридическим поступком, поскольку приводит к юридическим последствиям независимо от намерений наследника. Различие правовой природы непринятия наследства (поступка) и отказа от наследства (сделки) обуславливает несовпадение их правовых последствий, которое проявляется в случаях направленного отказа от наследства, принятия наследства по истечении установленного срока в порядке, предусмотренном ст.

1155 ГК РФ, и наступления наследственной трансмиссии.

8. Обосновывается идея о том, что «чужим интересом», в котором, как указано в п.2 ст. 182 ГК РФ, действует душеприказчик, является интерес завещателя. Однако реализация этого интереса осуществляется с учетом установленных законом ограничений, обусловленных общественным интересом.

9. С введением в действие с 1 января 2008 г. части четвертой ГК РФ, содержащей норму абз. 2 п.1 ст. 1266 ГК РФ, допускающую включение в текст завещания распоряжений, не связанных с регламентацией наследственных отношений, завещание стало документом, который предназначен не только для распоряжения имуществом на случай смерти (п.1 ст. 1118 ГК РФ), но и для закрепления имеющей юридическое значение воли завещателя по иным, неимущественным вопросам. В этой части завещанию законом придается равная юридическая сила с дневниками, письмами и другими письменными источниками, исходящими от лица, составившего завещание. В таком случае распоряжения неимущественного характера, содержащиеся в завещании, могут быть отменены или изменены завещателем посредством указания на это в иных письменных источниках. Такое указание следует считать одним из способов отмены или изменения завещания.

10. Завещательное распоряжение, предусматривающее обязанность наследника неимущественного характера, должно рассматриваться как обременение наследства. Наследник сам должен решать, принимать ли ему наследство, обремененное неимущественным распоряжением, сможет ли он исполнить последнее. Неисполнение неимущественного распоряжения должно давать право иным наследникам и заинтересованным лицам так же, как и в случае с возложением, обратиться в суд с требованием об исполнении этого распоряжения, а в случаях, если приобретение наследства обусловлено в завещании исполнением наследником неимущественного распоряжения – с требованием о возврате полученного им имущества в наследственную массу и перераспределении между другими наследниками.

Научно-практическое значение исследования состоит в том, что сформулированные в работе выводы и предложения могут быть использованы в процессе дальнейшего совершенствования механизма реализации наследственных прав и обязанностей в рамках выработки концепции развития наследственного законодательства, а также могут иметь прикладное значение для совершенствования действующего законодательства о наследовании, использования в правоприменительной деятельности, при подготовке учебнометодических материалов и учебных курсов в образовательных учреждениях высшего профессионального образования.

Апробация результатов исследования. Диссертационное исследование выполнено на кафедре гражданского права Южного федерального университета. Основные положения и выводы, содержащиеся в данной работе, были опубликованы в научных работах, докладывались на научнопрактических конференциях, обсуждались на заседаниях постоянно действующего научно-практического семинара Института права и управления ЮФУ.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во «Введении» обосновывается актуальность темы диссертации, раскрывается степень ее научной разработанности, определяются цель и задачи исследования, формулируются положения, выносимые на защиту.

В первой главе – «ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ О МЕХАНИЗМЕ

РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВ И ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАННОСТЕЙ В

НАСЛЕДСТВЕННОМ ПРАВЕ РФ» – дана общая характеристика механизма реализации прав и обязанностей в наследственном праве РФ.

Первый параграф – «Понятие механизма реализации гражданских прав и обязанностей» – посвящен анализу теоретико-методологических подходов, позволяющих определить понятие механизма реализации гражданских прав и обязанностей и выявить соотношение его с понятиями «процедура реализации прав и обязанностей», «правоотношение».

Автор поддерживает высказанное в литературе понимание механизма осуществления субъективных гражданских прав и исполнения обязанностей как законодательно обусловленного порядка организации юридических способов, средств и действий участников гражданского оборота, обеспечивающих фактическое достижение субъектом правовой цели (Е.В.

Вавилин).

Элементом механизма реализации субъективных прав и обязанностей, наиболее ярко выражающим его сущность, по мнению автора, является юридическая процедура такой реализации. Так же, как и сам механизм реализации прав и обязанностей, процедура характеризуется системностью и динамизмом. Процедура индивидуализирует механизм реализации конкретных прав и обязанностей.

Исследуя содержание понятия «юридическая процедура», автор приходит к выводу, что в юридической литературе оно употребляется в двух смысловых значениях: как нормативно закрепленная модель поведения субъектов права (порядок осуществления той или иной юридической деятельности) и как фактические действия субъектов права, соответствующие этой модели. В связи с этим предлагается во избежание путаницы в понятиях развести эти два правовых явления и обозначить разными терминами.

Под юридической процедурой в гражданском праве следует понимать совокупность правовых требований, предъявляемых к действиям субъектов правоотношений, соблюдение которых необходимо для реализации их гражданских прав и обязанностей и (или) для реализации прав и обязанностей иных субъектов. Фактические действия субъектов, направленные на реализацию прав и обязанностей и совершенные в соответствии с установленной процедурой, следует именовать процедурными действиями.

Последние также являются структурным элементом механизма реализации гражданских прав и обязанностей.

Во втором параграфе – «Правовая характеристика наследственной процедуры как элемента механизма реализации наследственных прав и обязанностей» – раскрывается содержание понятия «наследственная процедура», а также проводится системно-структурный анализ всей совокупности наследственных процедур.

Совокупность требований, составляющих наследственную процедуру, может включать следующие элементы: требования к составу действий субъектов правоотношений в сфере наследования, форме, срокам и последовательности их совершения, требования к субъектам процедуры. В зависимости от специфики той или иной наследственной процедуры в нее могут входить все или некоторые из названных требований.

Последствием соблюдения закрепленных процедурой требований в установленных законом случаях является возникновение, изменение или прекращение наследственных прав и (или) обязанностей.

Выявление особенностей, порожденных целевой направленностью наследственных процедур позволило выделить в их системе процедуры, направленные на реализацию завещательной правоспособности наследодателя (завещательные процедуры); процедуры охраны и управления наследством;

процедуры, направленные на обеспечение реализации права наследников на принятие наследства; процедуры оформления приобретения наследства и процедуры распределения наследства между наследниками.

Анализируя специфику гражданско-правового регулирования отношений по разделу наследства, автор приходит к выводу, что раздел наследства составляет предмет наследственного права, а не института общей долевой собственности. Специфика, обусловлена, прежде всего, тем, что предмет раздела – наследственная масса – представляет собой имущественный комплекс. Цель раздела заключается в установлении наследственного преемства каждого из наследников в отношении конкретных вещей, прав и обязанностей в составе этого комплекса и может быть реализована лишь в результате дробления имущественного комплекса на отдельные его составляющие. При этом каждый из наследников теряет право на долю в этом имущественном комплексе и приобретает самостоятельное право собственности на ту или иную вещь в составе наследства (или иное самостоятельное имущественное право), «замещая» наследодателя уже не во всех имущественных правоотношениях, в которых он находился при жизни, а только в некоторых из них.

Третий параграф – «Субъекты наследственных процедур» – посвящен характеристике субъектов наследственных процедур и классификации наследственных процедур в зависимости от правового статуса того или иного субъекта конкретной процедуры, играющего ведущую роль в ее реализации.

В основе авторской позиции по этому вопросу лежит разделение субъектов наследственных процедур на две категории: к первой принадлежат лица, движимые своим или чужим частным интересом (завещатель, наследники, душеприказчик и др.), ко второй – лица, участие которых в наследственных процедурах обусловлено также публичным интересом и которые выполняют государственно-публичные функции (нотариус или иные органы и лица, выполняющие указанные функции).

Поскольку наследственные процедуры во многих случаях реализуются при взаимодействии лиц, преследующих частный интерес, и участников, выполняющих государственно-публичные функции, в основу разделения автором положен критерий ведущей роли в совершении конкретной процедуры того или иного субъекта. Так, процедура принятия наследства является частной, поскольку при принятии наследства первостепенное значение имеют действия наследника по подаче заявления о принятии наследства нотариусу, либо по осуществлению фактического принятия наследства. Именно они порождают правовые последствия, влияют на развитие наследственного правоотношения, создают права и обязанности его участников. С помощью этой процедуры свободно реализуется частная воля и частный интерес наследника. При этом свобода выражается не только в решении наследника принимать или не принимать наследство, но также в альтернативности процедур такого принятия. Процедура принятия наследства с участием нотариуса опосредует лишь один из способов волеизъявления наследника. Для реализации права на принятие наследства годится также любой другой способ, указанный в п. 2 ст. 1153 ГК.

Напротив, процедуру выдачи свидетельства о праве на наследство следует считать публичной, поскольку реализуется она нотариусом, хотя и инициируется наследниками. Именно благодаря публичному характеру деятельности участвующего в данной процедуре нотариуса обеспечиваемым в ходе ее реализации правам и обязанностям субъектов наследственных правоотношений придается официальный характер. При этом, никаким иным способом (кроме как посредством обращения в некоторых случаях в суд) наследник не сможет легитимировать свое право собственности на полученное в наследство имущество.

Автор отмечает, что предложенная им классификация наследственных процедур не имеет целью противопоставить частноправовые процедуры публично-правовым, умалить значение тех или иных процедур для наследственного права. Тем не менее, в соответствии с авторской позицией, перспективой развития наследственного законодательства должно являться развитие частных наследственных процедур. В диссертации неоднократно проводится идея о том, что при реализации этих процедур ограничения инициативы завещателя, наследников, исполнителя завещания в реализации ими своих прав и обязанностей должны быть максимально сняты, до тех пределов, за которыми возможно нарушение прав и законных интересов иных участников отношений, регулируемых наследственным правом, а также гражданского оборота в целом.

В диссертации рассматривается вопрос о правовой природе отношений по реализации наследственных прав и обязанностей, участником которых является нотариус. Автор соглашается с мнением тех ученых, которые рассматривают нотариат как институт гражданского общества, имеющий делегированные государством полномочия по выполнению его функций, что позволяет ему органически сочетать в качестве целей своей деятельности защиту и частных, и публичных интересов, не противопоставлять эти интересы друг другу.

Обращается внимание на то, что, несмотря на осуществление нотариусом в процессе применения наследственных процедур ряда государственных функций, деятельность его складывается в сфере реализации частных интересов (в гражданско-правовой сфере). Публично-правовое воздействие, осуществляемое при реализации нотариальных процедур, существа реализуемых наследственных прав и обязанностей не изменяет, но оказывает влияние на механизм их реализации. Это влияние проявляется во включении в механизм особых публично-правовых гарантий наследственных прав, действующих как в процессе их позитивной реализации, так и в случае их нарушения.

Основываясь на разработанной в литературе концепции о наличии публичных элементов в гражданско-правовом регулировании (В.А. Бублик, М.Ю. Челышев и др.), автор приходит к выводу, что в ходе осуществления нотариальной деятельности в сфере наследования возникают гражданские правоотношения, которые следует отнести к категории организационных.

Целью этих отношений является упорядочение (организация) отношений по переходу имущества наследодателя к его правопреемникам, либо упорядочение иных материальных отношений, регулируемых наследственном правом.

Глава вторая – «РЕАЛИЗАЦИЯ НАСЛЕДСТВЕННЫХ ПРАВ И

ОБЯЗАННОСТЕЙ ПОСРЕДСТВОМ ЧАСТНЫХ ПРОЦЕДУР» –

посвящена анализу некоторых наследственных процедур, совершаемых завещателем в целях реализации завещательной правоспособности, исполнителем завещания и наследниками при приобретении наследства.

Первый параграф – «Реализация завещательной правоспособности гражданина посредством частных процедур» – посвящен рассмотрению способов реализации гражданином своей завещательной правоспособности без обращения к нотариусу или должностным лицам, имеющим право удостоверять завещания.

Автором выделены особенности процедуры совершения завещательного распоряжения правами на денежные средства в банках (ст. 1128 ГК), отличающие ее от процедуры совершения нотариально удостоверенного завещания. Также рассмотрен вопрос о действительности завещательного распоряжения, составленного в банке, изменяющего или отменяющего распоряжение, содержащееся в нотариально удостоверенном завещании, относительно денежных средств, находящихся на вкладе. Указывается на трудности, обусловленные возможностью двоякого толкования содержания п.6 ст. 1130 ГК, согласно которому завещательным распоряжением в банке может быть отменено или изменено только завещательное распоряжение правами на денежные средства в соответствующем банке. Общепризнанное толкование положения п.6 ст. 1130 ГК как запрещающего изменение нотариально удостоверенного завещания завещательным распоряжением в банке представляется правильным, однако при его сопоставлении с другими нормами о наследовании рождает ряд противоречий. В связи с этим автором указывается на необходимость привести правило п.6 ст. 1130 ГК в соответствие с иными нормами ГК, распространив на завещательные распоряжения в банках общие правила отмены и изменения завещаний.

В диссертации проанализирована также другая частная процедура реализации завещательной правоспособности – совершение завещания в простой письменной форме в чрезвычайных обстоятельствах (ст. 1129 ГК).

Обращено внимание на то, что законодатель не предоставил завещателю права зафиксировать свою волю с помощью современных технических средств:

диктофона, видеокамеры, мобильного телефона и т.д. Автор обосновывает целесообразность установления процедуры совершения завещания с помощью таких средств лицом, попавшим в чрезвычайные обстоятельства, тем, что она позволила бы зафиксировать волю завещателя в краткий (даже несколько секунд) срок; устранила бы необходимость поиска им пишущих средств;

обеспечила бы «доставку» завещания заинтересованным лицам.

Важной перспективой развития процедуры совершения завещания в чрезвычайных обстоятельствах могло бы стать признание достаточным для оформления последней воли завещателя записи его голоса. Фиксация изображения завещателя в момент изложения текста завещания, по общему правилу, не должна являться обязательной, хотя, несомненно, явится дополнительной гарантией подтверждения судом факта совершения завещания в чрезвычайных обстоятельствах. Однако в случае, если немой или глухонемой завещатель способен изложить содержание завещания с помощью жестов, может использоваться только видеозапись.

Завещание, совершенное с помощью аудио- и (или) видеозаписи, записанной на электронном носителе информации, по сути, будет представлять собой электронный документ – документ, в котором информация представлена в электронно-цифровой форме.

Одновременно в диссертации отмечается, что форму такого завещания нельзя отнести ни к устной, ни к письменной. Хотя изложение последней воли завещателя осуществляется устно, оформление завещания в виде электронного документа, содержащего аудио- и (или) видеозапись, существенно отличается от «словесной» сделки тем, что в подтверждение ее остается доказательство, не зависящее от субъективного восприятия происходящего присутствующими при ее совершении. Автор высказывает предположение о том, что в этом случае можно будет говорить о новой форме завещания – в форме электронного документа, содержащего аудио- и (или) видеозапись.

Второй параграф – «Принятие наследства и отказ от него» – посвящен процедурам, которые реализуются наследниками, и посредством которых выявляется и приобретает правовое значение их воля относительно возможности стать правопреемниками наследодателя.

Прежде всего, автором отмечается, что процедура реализации права на принятие наследства имеет определяющее значение для осуществления субъективного наследственного права в целом, поскольку лишь после такой реализации у наследника возникают права на наследство, в том числе права на раздел наследственной массы и на подтверждение законности приобретения им наследственного имущества.

Рассматривая механизм одновременной реализации в процедурах принятия наследства и отказа от него принципа приобретения и осуществления гражданских прав участниками гражданских правоотношений своей волей и в своем интересе (абз. 1 п. 2 ст. 1 ГК) и принципа универсальности наследственного правопреемства, автор обращает внимание на то, что отсутствие четкого законодательного регулирования понятия «основание наследования» (абз.2 п.2 ст. 1152 ГК) обусловило возникновение проблем при применении указанных принципов, в частности, при отказе наследника от причитающегося ему вследствие направленного отказа имущества и принятии той части наследства, которая изначально причиталась ему лично. На основе проведенного анализа этого вопроса автор приходит к выводам о том, что во избежание размывания понятия «основания наследования» необходимо удалить из текста ст. ст. 1152, 1158 ГК открытый перечень таких «оснований», и о целесообразности закрепления права наследника отказаться от доли, причитающейся ему в результате направленного отказа или приращения, независимо от принятия иной части наследства.

Анализируя процедуры принятия наследства, основное внимание автор уделяет фактическому принятию наследства. Обращено внимание на то, что перечень действий наследника, свидетельствующих о фактическом принятии наследства, закрепленный п. 2 ст. 1153 ГК, является открытым, что вызывает трудности при определении границ осуществления права на принятие наследства на практике. В связи с этим автором предложено в качестве критерия оценки действий наследников, не названных в п. 2 ст. 1153 ГК, как имеющих значение принятия наследства, учитывать субъективный признак принятия наследства: отношение наследника к наследственному имуществу как к своему, выразившееся в совершенных им действиях. В ряде спорных случаев можно установить факт принятия наследства наследником только благодаря этому признаку. Так, выдача доверенности на принятие наследства, которая, по мнению Федеральной нотариальной палаты РФ, не образует фактического принятия наследства, если не подкреплена соответствующими действиями представителя1, по мнению автора, сама по себе является актом принятия наследства, поскольку в ней явно выражено отношение наследника к наследству как к своему.

При рассмотрении отказа от наследства автором проводится сравнение его с непринятием наследства. Разная правовая природа отказа от наследства (сделки) и его непринятия (поступка) обуславливает различия в механизме их воздействия на наследственное правоотношение. Так, процедура отказа от наследства предусматривает, что наследник, являясь активно действующим субъектом, может определить дальнейшую судьбу наследственного имущества, указав в заявлении лиц, в пользу которых он отказывается от наследственного имущества. При непринятии наследства (бездействии) такое право немыслимо, поскольку эта форма самоустранения наследника от наследования реализуется Позиция Федеральной нотариальной палаты по поводу отдельных вопросов, возникающих в нотариальной практике при оформлении наследственных прав // Федеральная нотариальная палата: официальный сайт небюджетного нотариата РФ.

URL: http://www.notariat.ru/section81543/text_508_28.htm (дата обращения:

01.03.2011).

в отсутствие какого-либо его волеизъявления. Автором отмечены и другие отличия правовых последствий непринятия наследства и отказа от наследства, обусловленные их разной правовой природой.

Рассматривая процедуру направленного отказа, автор анализирует объем правомочий наследника, отказывающегося от наследства в пользу нескольких лиц, и приходит к выводу о том, что отказ от наследства в силу диспозитивных начал гражданского права РФ должен давать наследнику более широкие возможности влиять на дальнейшее развитие наследственного правоотношения, нежели непринятие наследства, а именно: не только определять лиц, которым передается право на принятие наследства, но и их доли в наследственном имуществе, в отношении которого осуществляется отказ.

В соответствии с абз. 2 п. 2 ст. 1 ГК, гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. В рассматриваемом случае указанных оснований для ограничения прав отказывающегося от наследства наследника нет. Поэтому ограничения полномочий отказывающегося наследника должны быть установлены лишь в той мере, в какой они могут противоречить предполагаемой воле завещателя.

В третьем параграфе – «Реализация наследственных прав с помощью душеприказчика» – определяется значение и правовой статус душеприказчика в механизме реализации наследственных прав и обязанностей и дается характеристика процедур с его участием.

Рассматривая вопрос о правовой природе отношения по исполнению завещания душеприказчиком, автор исходит из того, что п. 2 ст. 182 ГК закрепил положение о том, что исполнители завещаний представителями не являются, включив их в число лиц, действующих хотя и в чужих интересах, но от своего имени. Обосновывается тезис о том, что названный в этой норме чужой интерес является интересом завещателя и именно он определяет деятельность душеприказчика.

Интерес завещателя заключается в обеспечении перехода после его смерти его имущественных прав и обязанностей к указанным в завещании лицам, а также в реализации после его смерти других значимых для завещателя при жизни потребностей. В результате совершения завещания интерес завещателя, до этого существующий лишь в его сознании, остается зафиксированным в завещании, тем самым переходя из разряда субъективных явлений в категорию объективных. Благодаря этому и соответствующим установлениям закона, он получает юридическое значение и правовую защиту.

Тем не менее, выполняя волю завещателя, душеприказчик не может не учитывать положения закона, ограничивающие свободу завещания, независимо от того, совпадает ли их содержание с интересом завещателя. Именно поэтому одно из полномочий душеприказчика сформулировано как обеспечение перехода к наследникам причитающегося им наследственного имущества в соответствии с выраженной в завещании волей наследодателя и законом (подп.

1 п. 2 ст. 1135 ГК).

На основе утверждения о том, что душеприказчик действует в интересах завещателя, должны решаться имеющиеся проблемы правового регулирования отношений с его участием и осуществляться дальнейшее развитие законодательства.

Это должно учитываться, например, при разработке процедуры допущения душеприказчика к исполнению его обязанностей после истечения установленного месячного срока, при освобождении душеприказчика от исполнения своих обязанностей. Так как деятельность душеприказчика направлена на осуществление прав наследников, при реализации этих процедур должно учитываться их мнение. Однако это мнение не должно иметь решающего значения и являться основанием игнорирования воли завещателя.

Анализируя роль душеприказчика в реализации наследственных прав, автор сравнивает полномочия нотариуса и душеприказчика и делает вывод, что возвращение душеприказчика в круг участников наследственных правоотношений обусловлено расширением диспозитивных начал современного гражданского права посредством увеличения частных процедур, альтернативных публичным (нотариальным). Завещатель, поручая исполнение своей воли конкретному частному лицу, с которым, как правило, его связывают личные доверительные отношения, преследует цель усилить гарантии прав наследников и иных заинтересованных в исполнении завещания лиц за счет участия в исполнении завещания своего доверенного лица.

Душеприказчик является, таким образом, частным гарантом этих наследственных прав, в то время как нотариуса можно считать публичным гарантом.

Наиболее ярко роль душеприказчика как гаранта наследственных прав проявляется при реализации процедур охраны наследства и управления им.

Важной перспективой развития этих процедур могло бы стать расширение полномочий душеприказчика. Так, оптимальным для российской правовой действительности будет закрепление в ГК возможности самостоятельного управления душеприказчиком наследственным имуществом, для которого ст.

1173 ГК РФ предусмотрено учреждение доверительного управления, что во многих случаях упростит соответствующую процедуру реализации наследственных прав и будет способствовать более эффективной их защите.

Для регулирования таких отношений можно будет применять правила главы 53 ГК о доверительном управлении имуществом, если они не противоречат существу таких отношений.

Глава третья – «РЕАЛИЗАЦИЯ ПРАВА ЗАВЕЩАТЕЛЬНОГО

РАСПОРЯЖЕНИЯ И ПРАВА НА ПРИОБРЕТЕНИЕ НАСЛЕДСТВА

ПОСРЕДСТВОМ НОТАРИАЛЬНЫХ ПРОЦЕДУР» – посвящена гражданско-правовым характеристикам некоторых наследственных процедур с участием нотариуса и проблемам их реализации.

В первом параграфе – «Реализация завещательной правоспособности гражданина с помощью нотариуса» – анализируются нотариальные процедуры, регламентирующие совершение завещания.

Рассматривая процедуру нотариального удостоверения завещания, которая включает в себя требование осуществить экспертизу его содержания, автор останавливается на вопросе о границах свободы завещания.

Анализ развития гражданского законодательства позволил автору сделать вывод, что от ограничения содержания завещания распоряжениями, направленными на определение судьбы наследственного имущества, а также имеющими организационный характер (назначение исполнителя завещания), законодатель пришел к допущению в тексте завещания распоряжений, не связанных с наследованием. Таким является распоряжение, предусмотренное абз. 2 п.1 ст. 1266 ГК, из которого следует, что воля автора произведения относительно внесения в него после смерти автора изменений, сокращений или дополнений может быть выражена им в завещании, письмах, дневниках и иной письменной форме. Важной перспективой развития завещательных процедур в этом направлении могло бы стать признание права завещателя включить в завещание любые юридически значимые распоряжения, как предусмотренные ГК и другими законами, так и не предусмотренные ими.

Одновременно в диссертации обосновывается необходимость гарантировать исполнение неимущественных распоряжений завещателя (как уже предусмотренных ГК, так и тех, которые могут получить правовую охрану в дальнейшем). При разработке механизма такого обеспечения автор предлагает исходить из того, что право наследования, соединенное с обязанностью наследника выполнить неимущественное распоряжение завещателя, модифицируется, и в этом новом качестве должно оцениваться наследником при решении им вопроса о принятии наследства или отказе от него.

Обеспечить исполнение неимущественного распоряжения возможно путем законодательного признания права завещателя закрепить в завещании условие о лишении наследника, уклоняющегося от исполнения неимущественного завещательного распоряжения, прав на наследство, и последующем перераспределении его доли между другими наследниками.

Наследник, не исполнивший завещательное распоряжение, но уже распорядившийся полученным наследственным имуществом, должен будет компенсировать его стоимость другим наследникам по правилам ст. 1105 ГК.

При этом неимущественное завещательное распоряжение, являющееся обременением наследства, должен будет исполнить наследник, к которому перейдет утраченное предыдущим наследником право на имущество, если иное не будет предусмотрено завещанием.

Второй параграф – «Нотариальная защита гражданских прав при приобретении наследства» – посвящен характеристике некоторых нотариальных процедур, в соответствии с которыми осуществляется охрана наследства и управление им, распределение наследства между наследниками, а также оформление наследственных прав.

Рассмотрение указанных нотариальных процедур автор начинает с вопроса о механизме определения компетентного органа по тому или иному наследственному делу. В связи с этим в диссертации подчеркивается важность правильного установления места открытия наследства, с помощью которого определяется этот орган. Автор обращает внимание на коллизию норм, в соответствии с которыми при отсутствии международного договора определяется место открытия наследства в случае, если последнее место жительства наследодателя, обладавшего движимым имуществом на территории РФ, находится за пределами РФ. Подтверждается целесообразность закрепления «дополнительной» компетенции российских нотариусов в отношении движимого имущества, находящегося на территории РФ, которая обосновывается необходимостью эффективного осуществления охраны и управления этим имуществом, а также указывается на то, что ст. 1115 ГК восполняет пробел в отношении определения места открытия наследства, состоящего из имущественных прав, которые не могут быть отнесены ни к движимому, ни к недвижимому имуществу.

Автором подробно рассмотрена процедура оглашения закрытого завещания, отмечены проблемы, могущие возникнуть при ее реализации и предложены возможные пути их решения. В частности, в случае обнаружения в конверте документа, изложенного на языке, не известном нотариусу, нотариус лишен возможности выполнить требование закона о немедленном оглашении текста завещания. Автор категорически отвергает высказанное в литературе предложение о введении требования об изложении закрытого завещания на языке, имеющем статус государственного (Б.А. Борзенко), поскольку такое решение может повлечь нарушение закрепленного ч. 2 ст. 19 Конституции РФ принципа равенства прав и свобод человека и гражданина и предусмотренного ч. 2 ст. 26 Конституции РФ права на пользование родным языком. В диссертации отмечается, что более верным является установление в законе процедуры приостановления нотариального действия и возобновления его с участием переводчика.

В работе подчеркивается важность роли нотариуса при принятии мер по охране наследства и управлению им, которую не умаляет даже наличие фигуры исполнителя завещания, поскольку некоторые охранительные меры могут быть приняты только нотариусом или только с его участием.

Рассмотрена проблема, возникающая перед нотариусом в случае столкновения требования закона об учете прав пережившего супруга наследодателя на часть имущества, нажитого во время брака с наследодателем и являющегося их совместной собственностью (ст. 1150 ГК), и нежелания супруга получать эту часть имущества.

Автор отрицательно относится к идее предусмотреть право пережившего супруга на отказ от принадлежащей ему доли в праве на совместно нажитое имущество. Однако отмечает, что переживший супруг вправе указать в заявлении о том, что имущество было приобретено в период брака наследодателем по основаниям, которые не влекут установления общей совместной собственности (дарение, наследование), не предоставляя соответствующих доказательств.

При анализе процедур раздела наследства автор останавливается на проблеме определения субъекта, который во исполнение требования ч. 2 ст.

1167 ГК в целях охраны законных интересов несовершеннолетних, недееспособных или ограниченно дееспособных наследников должен уведомить орган опеки и попечительства о составлении соглашения о разделе наследства. Делается вывод о том, что закрепление за нотариусом данной обязанности является нецелесообразным, поскольку в тех случаях, когда наследники имеют реальную возможность оформить раздел наследства без предварительного разрешения органа опеки и попечительства, предусмотренного п. 2 ст. 37 ГК, нотариус также не обладает информацией о наличии такого соглашения и, следовательно, не сможет сообщить о нем органу опеки и попечительства.

При рассмотрении процедуры выдачи свидетельства о праве на наследство, автор дает оценку современной практике принятия нотариусами в качестве доказательства фактического принятия наследства справок о постоянной регистрации наследника по адресу жилого помещения, входящего в состав наследства. Отмечается, что такая практика не противоречит ФЗ "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации", устанавливающему, что факт регистрации или отсутствие таковой не может служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод граждан. Государственная регистрация наследника по соответствующему адресу не является условием приобретения им права на наследство, но создает презумпцию проживания его по этому адресу, которая должна быть принята нотариусом как доказательство фактического принятия наследства.

Если презумпцию принятия наследства может опровергнуть лишь сам наследник, то презумпция проживания по определенному адресу может быть опровергнута в суде заинтересованными лицами.

В «Заключении» подводятся общие итоги работы, формулируются основные выводы.

–  –  –

3. Рудик И.Е. Определение границ осуществления права на принятие наследства неформальным способом // Перспективы взаимодействия национальных правовых систем в условиях глобализации и регионализации:

Сборник научных статей по материалам V Международной научнопрактической конференции. / Рост. гос. эконом. универ. - Ростов н/Д., 2010. п.л.

4. Рудик И.Е. Вопросы, связанные с определением места открытия наследства при международном наследовании // Совершенствование правовых форм международного сотрудничества в современных условиях: Сборник научных статей по материалам IV Международной научно-практической конференции. / Рост. гос. эконом. универ. - Ростов н/Д., 2009. - 0,2 п.л.

5. Рудик И.Е. Процедура совершения завещания в чрезвычайных обстоятельствах // Ученые записки. Сборник научных трудов юридического факультета ЮФУ и Института права и управления. Вып. 7. - Ростов н/Д: ЗАО «Книга», 2009. - 0,3 п.л.

6. Рудик И.Е. Принятие наследства путем вступления в управление наследственным имуществом // Традиции и новации в российском праве:

Сборник статей по материалам Международной научно-практической конференции, посвященной 75-летию МГЮА. - М., 2006. - 0,1 п.л.

7. Рудик И.Е. О судебной защите прав наследников по завещанию // Конституция, судебная власть и права человека в Российской Федерации.

Материалы докладов и сообщений участников межвузовской научнопрактической конференции, посвященной памяти профессора В.А. Ржевского / Отв. ред. проф. Н.С. Бондарь. - Ростов н/Д: Изд-во Рост. ун-та, 2006. - 0,2 п.л.

8. Рудик И.Е. Наследование прав, связанных с участием в хозяйственных товариществах и обществах, производственных кооперативах // Товарно-денежные отношения, собственность, право собственности. Часть 2.

Сборник докладов и тезисов выступлений на научно-практической конференции, 23-24 марта 2006 г. - Ростов н/Д: Изд-во СКАГС. 2006. - 0,3 п.л.

9. Рудик И.Е. Нотариус как участник наследственных правоотношений //Труды аспирантов и соискателей Ростовского государственного университета. Том XI. - Ростов н/Д: Изд-во Рост. ун-та, 2005.

- 0,1 п.л.

10. Рудик И.Е. Эффективность реализации конституционного права наследования (на основе анализа практики Конституционного Суда РФ) //

Проблемы совершенствования российского законодательства. - Ростов н/Д:



Похожие работы:

«ПРОЕКТ ЛЕСОУСТРОИТЕЛЬНАЯ ИНСТРУКЦИЯ Проект лесоустроительной инструкции подготовлен авторским коллективом в составе: Черных Валерий Леонидович, заведующий кафедрой лесной таксации и лесоустройства ПГТУ, д.с.-х.н., профессор, Трейфельд Рудольф Фрицевич, генеральный директор ООО "Лесэкспертиза", к.с.-х.н., Г...»

«Документация о закупке 1. Установленные заказчиком требования к качеству, техническим характеристикам товара, работы, услуги, к их безопасности, к функциональным характеристикам (потребительским свойствам) товара, к размерам, упаковке, отгрузке товара,...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "РЯЗАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРОТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ П.А. КОСТЫЧЕВА" Факультет довузовской подготовки и среднего профессионального образовани...»

«Проект программы форума поставщиков атомной отрасли "АТОМЕКС 2015" 13-15 октября 2015г. 13 октября Регистрация участников 08:30-09:45 Зона регистрации Приветственный кофе-брейк 09:00 – 09:45 Ланч-зона Секционное заседание: "Строительство объектов атомной отрасли" Отв.: ЧУ ОЦК...»

«290 УДК 552.312/552.313 ПЕТРОХИМИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ И ГЕОДИНАМИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ ФОРМИРОВАНИЯ МАГМАТИЧЕСКИХ ПОРОД АМУРСКОГО СТРАТИФОРМНОГО МЕСТОРОЖДЕНИЯ (ЮЖНЫЙ УРАЛ) Сначев М.В. ООО "Газпромнефть НТЦ", г. Санкт-Петербург e-mail: savant@rambler.ru Савельев Д.Е., Сна...»

«2 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ..4 1 СОСТОЯНИЕ ВОПРОСА И ЗАДАЧИ ИССЛЕДОВАНИЙ.7 1.1 Развитие производства сои..7 1.2 Природные факторы Амурской области.12 1.3 Существующие способы и агротехнические требования к посеву сои...20 1.4 Анализ конструкций высевающих аппаратов сеялок и посевных комплексов..26 1.5 Анализ теоретичес...»

«ЭЛЕКТРОННАЯ ТЕНДЕРНАЯ ДОКУМЕНТАЦИЯ по закупке 259435 Услуги охраны способом открытого тендера на понижение (далее – Тендерная документация) Заказчик "Машиностроительный завод им. С.М. Кирова" Организатор закупок "Машиностроительный завод им. С.М. Кирова" Настоящие электронные закупки способо...»

«Федеральное агентство по образованию Ухтинский государственный технический университет Фациальный анализ Методические указания для выполнения лабораторных работ по курсу "Историческая геология" Ухта 2008 УДК 551.7(075.8) Б 19 Бакулина, Л.П. Фациаль...»

«Южный Федеральный Университет Факультет математики, механики и компьютерных наук направление подготовки 010400 – Информационные технологии Биография Алана Тьюринга Выполнила: студентка 1 года магистратуры ИТ А.В. Бондаренко Преподаватель: В.Н. Брагилевс...»

«7/2013 СТРОИТЕЛЬНОЕ МАТЕРИАЛОВЕДЕНИЕ УДК 633.584 Г.И. Горбунов, О.Р. Расулов ФГБОУ ВПО "МГСУ" ПРОБЛЕМЫ РАЦИОНАЛЬНОЙ УТИЛИЗАЦИИ РИСОВОЙ СОЛОМЫ Рассмотрены проблемы текущей утилизации и дальнейшего...»

«ООО "Трубпластснаб" полимерные трубы, монтажные работы, сварочное оборудование и инструмент. Водоснабжение, газоснабжение, канализация, дренаж. Поставки полиэтилена. СНиП 2.06.15-85 1...»








 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.