WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

«Трансформация современного российского общества характеризуется возникновением новой социальной (в широком смысле) дифференциации, изменяющей мотивацию ...»

©1997 г.

Н.И. ЛАПИН

ЦЕННОСТИ, ГРУППЫ ИНТЕРЕСОВ

И ТРАНСФОРМАЦИЯ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА

ЛАПИН Николай Иванович - член-корреспондент РАН, руководитель Центра исследований динамики ценностей Института философии РАН.

Трансформация современного российского общества характеризуется возникновением новой социальной (в широком смысле) дифференциации, изменяющей мотивацию деятельности и возможности благосостояния различных категорий населения и, в свою очередь, меняющейся под воздействием изменений этих субъектов. Это комплексный процесс, включающий как собственно социальные, так и экономические, политические и культурные компоненты. Он служит одним из проявлений глобальной тенденции, заключающейся в нарастании активного взаимодействия между безличными структурами и личностно окрашенными действующими субъектами - индивидами и группами.

В повседневной жизни новая дифференциация осуществляется в различных формах. Одной из массовых ее форм становится группа интересов, понимаемая как социокультурная ячейка возрождающегося гражданского общества, в которой фокусируются деятельные аспекты новой социальной дифференциации; это социальный субъект, основная функция которого состоит в институционализации новых интересов граждан России. Социальная дифференциация проявляется в данном отношении как возникновение и развитие множества новых групп интересов.

Их появление в нашей стране сопряжено с радикальными изменениями отношений собственности и власти:



это, во-первых, возникновение и утверждение частной собственности в различных ее формах, включая акционерную, и одновременное уменьшение роли государственной собственности; во-вторых, демократизация процессов формирования властных структур, сопровождаемая усугублением бюрократизации и коррумпированности органов управления. В переходный период именно перераспределение собственности и власти служит главным объектом новых групповых интересов, консолидирующих новые и старые элиты и предопределяющих борьбу их между собой. В то же время большая часть населения пока слабо консолидирована по основаниям собственности и власти: по этим основаниям она находится в хаотичном состоянии, а ее интересы остаются неустойчивыми, неразвитыми, не способствующими интеграции в группы. Способна ли эта - основная часть населения страны - к самоорганизации во имя собственных интересов, вплоть до действенного Статья подготовлена в рамках исследовательского проекта "Изменение ценностей и формирование групп интересов в России на исходе XX века", осуществляемого при финансовой поддержке Российского фонда гуманитарных исследований (код 96-ОЗ-О4335а). В статье учтены предложения участников проекта к.филос.н. Л.А. Беляевой и к.с.н. А.А. Климова.

влияния на структуры гражданского общества и государства? Какие виды групп интересов уже возникли не только в элитарной, но и в массовой части российского общества? Какие из них и почему получают наибольшее распространение? Какую роль играют ценности в возникновении и выживании групп интересов? - Таковы исходные вопросы, поиски ответов на которые составляют цель предпринимаемого проекта.

Группа интересов как социокультурная ячейка гражданского общества Термин группа интересов (interest group, заинтересованная группа) используется прежде всего в политической науке. Здесь группа интересов (ГИ) - это объединение людей, стремящихся выразить и отстаивать свои властно значимые интересы в отношениях с государственными органами и другими политическими институтами.





Это выражается: а) в артикулировании группой своих интересов, т.е. преобразовании социальных эмоций и ожиданий, чувств неудовлетворенности или солидарности граждан в определенные политические требования; б) в агрегировании интересов, т.е. их упорядочении, согласовании, иерархизации по приоритетности и выработке общегрупповых целей; в) в трансляции до органов власти и других политических институтов сведений о состоянии той проблемы, в решении которой заинтересована ГИ;

г) в участии в процессе формирования политических элит, властных структур общества [1].

При этом ГИ не пытается сама прийти к власти, в чем и состоит ее отличие от политической партии, стремящейся так или иначе стать у руля государственного управления. От широких социальных движений ГИ отличается компактностью, развитостью межличных контактов, более высокой управляемостью. Вместе с тем, ГИ могут возникать в среде социальных движений и при определенных условиях трансформироваться в политические партии.

Впрочем, теоретическая политология не ограничивается лишь политическими аспектами проблемы и рассматривает, например, типологию ГИ в широком социокультурном контексте. Одной из распространенных является типология ГИ, предложенная Жаном Блонделем [2]. Она представлена в таблице 1.

В этой типологии два идеальных типа как бы обрамляют континуум реальных, эмпирически фиксируемых и достаточно часто встречающихся ГИ.

Группы по обычаю вырастают на почве идеальных общинных групп; они наиболее распространены в развивающихся странах Востока и Юга, но к ним относят и некоторые образования в развитых странах (например, католическая церковь в Италии, Польше, Ирландии). Институциональные группы базируются на формальных организациях внутри государственного аппарата; их влияние связано с непосредственной близостью к процессу принятия решений, они наблюдаются повсеместно, но в разных формах.

Группы защиты и поддержки наиболее распространены и влиятельны в странах зрелой либеральной демократии. К группам защиты относят прежде всего профсоюзы и предпринимательские ассоциации, отстаивающие Таблица I Типология политических групп интересов Идеальный тип Общинные группы

–  –  –

материальные интересы своих сторонников. Группы поддержки стремятся к достижению четко определенных целей - экологические движения, антивоенные организации, ассоциации "за" или "против" чего-либо; среди них есть очень мощные (например, Национальная оружейная ассоциация в США).

Подробнее данная типология изложена в одном из первых российских учебников по сравнительной политологии [3]. Нас она заинтересовала как прецедент более широкой трактовки ГИ, выходящей за рамки собственно политической науки. На другие такие прецеденты мы обратим внимание ниже. А сейчас отметим, что с социологической точки зрения политическая активность - лишь одно из направлений активности ГИ. Другое ее направление заключается в воздействии на компоненты гражданского общества: на его социальную структуру и процессы, на его культуру, прежде всего на сознаваемые гражданами цели и способы их собственных действий и взаимодействий с другими индивидами ради осуществления своих интересов.

Иными словами, мы полагаем правомерным понимать ГИ шире, чем это принято в политической науке: не только как субъект политической жизни, но и как социокультурную ячейку гражданского общества.

Схематически такое понимание ГИ представлено на схеме.

Группа интересов в социокультурном контексте Таким образом, социологически понимаемая группа интересов - это такая социальная группа, которая артикулирует свои интересы в общественной среде и стремится их институционализировать. Любая группа имеет некоторые общие интересы, а также ценности и другие характеристики, но этого еще недостаточно, чтобы стать "группой интересов", "ценностной группой" и т.п.

Группой интересов она становится лишь в том случае, если ее интерес артикулируется в общественной среде (собственно социальной, политической, экономической, культурной), т.е. выражается как настоятельное требование, побуждающее структурные элементы гражданского общества и/или органы государственной власти осуществлять практические действия, способствующие реализации этих требований, в конечном счете - их институционализации.

Группа интересов — не столько стабильная структура, сколько динамичное поле взаимодействий индивидов, пульсирующее на почве их общих интересов. При этом интерес выступает преимущественно как "измерение поля по шкале возможностей (opportunity)", а ГИ может быть представлена как "сеть интересов", выражающая жизненные шансы индивидов, возможности расширить их доступ к ресурсам, выйти за ставшие тесными пределы нынешних статусов. Это "мягкое поле" социокультурных взаимодействий, активно влияющее на свою среду. В субъектном плане ГИ предстает как некая критическая масса личностей, преимущественно одного из двух основных типов: или традиционалистского (послушного, подданнического, конформистского), или инновационного (новаторского, бунтарского, нонконформистского), а также их первых (явных и латентных) последователей.

В целом группа интересов служит ярким индикатором "высокой, или поздней современности", ее динамизма как постоянного самоконструирования, самореализации всевозрастающего числа людей, сознательно действующих в качестве авторов собственной судьбы и субъектов макросоциальных изменений. Это соответствует конструктивистской концепции, которая усматривает движущую силу прогресса в нормальной повседневной деятельности людей, меняющих себя и свою социокультурную среду [4].

Социокультурная типология групп интересов в России на исходе XX века С социологической точки зрения важно также, что интерес существует и реализуется в контексте целой системы социокультурных характеристик ГИ и ее членов: потребностей, ценностей, организационной структуры и др. Любая из них может быть взята за основание при типологии ГИ, если этого требует характер решаемой теоретической или прикладной задачи. Для целей нашего исследования исходно значимыми являются ценности группы и социокультурный или социетальный смысл ее интересов.

Результаты нашего повторного исследования ценностей доказали, что в массовом сознании россиян устойчиво существуют две альтернативные пары ценностных макропозиций: либеральный гуманизм и властолюбивый эгоизм, рациональный конформизм и предприимчивый нонконформизм [5]. Но вопрос о связи каждой из этих позиций с реальным поведением индивидов и социальных групп остается открытым.

Стремясь продвинуться в решении этого вопроса, мы допускаем, что ячейку такой связи как раз и образуют группы интересов. Но при этом приходится понимать интерес не в его непосредственном, повседневном проявлении, а достаточно обобщенно - как заинтересованность в определенном состоянии общества, т.е. имеющий социетальный смысл. Наличие такого интереса у определенных групп индивидов в сочетании с той или иной их ценностной макропозицией можно рассматривать как основание для социокультурной типологии групп интересов.

Всматриваясь в совершающиеся в России политико-экономические и, шире, социокультурные процессы, можно с достаточной уверенностью выделить две пары заинтересованностей в одном или другом (альтернативном первому) состоянии нашего общества.

Вот эти пары:

- заинтересованность в институционализации существующего социального порядка или в обострении социально-политических конфликтов как способе его ослабления и радикального изменения;

- заинтересованность в рационализации социальных отношений (как отношений более или менее эквивалентного обмена социальными услугами и вознаграждениями) или в идеологизации этих отношений с помощью разного рода мифов и утопий.

О существовании такого рода заинтересованностей не только в России, но и в других странах говорит анализ социологических интерпретаций политических групп интересов, проведенный В.П. Макаренко1 [6]. Это, с одной стороны, теории социального порядка и конфликта, а с другой - теории социального обмена и идеологической ангажированности. Проведенный анализ служит также аргументом в пользу социологического подхода к исследованию групп интересов. Использование в различных теориях сходных социально-организационных параметров ГИ (табл. 2) представляется продуктивным для разработки инструментария эмпирических исследований.

Но вернемся к построению социокультурной типологии групп интересов.

Выше мы выделили два ее основания: ценностные макропозиции и социетальные объекты интересов - по две альтернативные пары тех и других.

Остается совместить их в виде матрицы социокультурных типов ГИ (табл. 3).

В данной таблице "крестиками" обозначены "низы", а "крестиками в кружочках" - "верхи" соответствующих групп интересов. Сами же группы обоТеории социального порядка и конфликта. Человек есть "политическое животное" (Аристотель).

Социальные группы состоят из людей с аналогичными интересами и убеждениями, которые поддерживают между собой регулярные контакты. В результате упорядочивания внутренних и внешних отношений возникают формализованные группы интересов. Чем больше численность группы интересов, тем меньше вероятность совпадения позиций ее членов. Чем более формализованы отношения в группе, тем выше вероятность конфликта между руководителями и рядовыми членами группы [7].

(Заметим, что социологические теории конфликта противостоят теориям социального порядка как обращенные к разным механизмам функционирования и изменения общества.) Теория обмена. Индивиды эгоистичны, а организация группы требует затрат. Поэтому ее организаторы в обмен на свои затраты и активность требуют руководящих постов в аппарате группы, т.е. активность направлена на внутренний обмен благами, ради достижения которых организуется и существует группа.

Пока материальных и селективных благ достаточно для поддержания членства, различия между убеждениями руководителей и членов группы не имеют большого значения. Соответствие между ними тем больше, чем выше мотивация членства коллективными политическими благами. Материальные и административно-статусные мотивы усиливаются в группах, возникших по национально-этническому признаку.

В 70-х годах в США наблюдалась тенденция к росту финансирования многих групп интересов за счет государственной казны (правительством), а не членских взносов [8, 9].

Теория ангажированности. Активность руководителей вытекает из их "веры в правое дело", а главным мотивом членства являются ожидаемые коллективные блага. Нередко эгоистическое своекорыстие совпадает со стремлением к улучшению социальных условий. Индивиды маскируют свои материальные интересы идеологическими соображениями, стремясь "выбиться" в лидеры. Ангажированность возрастает по мере продвижения вверх, однако такие индивиды не составляют большинства в группах интересов.

Групповой и социальный паразитизм переплетается с политической безучастностью. Чем более ангажированы руководители, тем сильнее их отрыв от экономических интересов большинства членов группы и выше бюрократизация ее административного аппарата [10].

Таблица 2 Социально-организационные параметры групп интересов в различных социологических теориях Теория Теория Параметры групп Теория социаль- Теория обмена ангажированности непредвиденных интересов ного порядка и последствий конфликта

–  –  –

значены цифрами в кружочках; стрелки к цифрам указывают, каких ориентаций преимущественно придерживаются индивиды, рекрутируемые в соответствующие группы. В итоге мы получаем две альтернативные пары социокультурных типов ГИ:

первая пара:

1) группы рациональной институционализации социального порядка, включая эволюционное его изменение в направлении демократизации;

2) властолюбиво-конфликтные группы, инициирующие и обостряющие социально-политические конфликты для ослабления существующего социального порядка и замены его радикально иным порядком;

вторая пара:

3) группы рационализации отношений социального обмена, прежде всего экономических и политических отношений;

4) группы идеологизации социальных отношений, придерживающиеся как гуманистических, так и антигуманистических взглядов.

В содержательном отношении типы ГИ, относящиеся к одной паре, альтернативны; а типы, относящиеся к разным парам, могут в чем-то пересекаться \ 19 друг с другом. При их интерпретации следует помнить, что речь идет об идеальных типах, которые находятся в сложных опосредованиях с эмпирической реальностью. Но эти опосредования поддаются эмпирической верификации.

Эмпирический контекст социокультурных типов групп интересов Эмпирический контекст возникновения, функционирования и изменения социокультурных типов ГИ разнообразен, как сама жизнь, - можно сказать, что это весь жизненный мир человека. Для целей нашего исследования особый интерес представляют три слоя этого жизненного мира: экономикополитические страты, социокультурные типы отношений к переживаемым Россией реформам и группы повседневных интересов. Общая конфигурация их взаимосвязей с социокультурными типами ГИ дана на схеме. Каждая пара связей, в свою очередь, может быть представлена в виде матрицы.

Общая конфигурация взаимосвязей социокультурных типов ГИ с их эмпирическим контекстом

–  –  –

Экономико-политические страты представляют собой эмпирическое выражение формирующейся новой социальной дифференциации россиян. В основу новой стратификации россиян можно положить два критерия: власть, т.е.

обладание властью, близость к властным структурам, и собственность, т.е.

владение и распоряжение собственностью. Если по каждому критерию принять градацию на три страты, то получим следующую матрицу из девяти экономико-политических страт (табл. 4).

Эту матрицу можно представить как симметричную ко-иерархию страт (рисунок).

–  –  –

Эмпирическое измерение связей целесообразно проводить с помощью двух типов показателей: фактическое положение индивида и его самооценка своего положения.

По-видимому, на самооценку фактического положения влияют ценности индивида. На этой основе формируется его интерес: сохранить или повысить свое положение (в отношениях власти, или собственности, или власти и собственности). Столь же допустимо и обратное влияние: ценности формируются на основе интереса. Одна из сложных задач состоит в том, чтобы изыскать способы верификации этих предположений.

Что касается социокультурных типов отношений россиян к нынешним реформам в стране, то этот вопрос сам по себе мало разработан. Мы понимаем, отношения к реформам как социокультурные, включающие три главных компонента: реальную адаптированность или неадаптированность субъекта к новым правилам экономического поведения; конкурентоспособность субъекта, т.е. его способность или неспособность успешно действовать в конкурентной рыночной среде; ориентированность субъекта на одобрение или отрицание реформ (на их поддержку или противодействие), либо неопределенность его ориентации ("не знаю", "колеблюсь" и т.п.).

Выдвигается гипотеза о неоднозначной сопряженности трех компонентов отношений россиян к экономическим реформам: адаптированность может сочетаться с конкурентоспособностью и неконкурентоспособностью, такие же сочетания может образовывать и неадаптированность, а каждое из этих сочетаний, в свою очередь, может сопровождаться различной ориентированностью индивида в оценках реформ. Если принять, что адаптированность и конкурентоспособность имеют по два значения (плюс и минус), а ориентированность - три (плюс, минус и неопределенность), то возможны 12 типов социокультурных отношений населения к реформам.

Приведем шесть из них, демонстрируя разнообразие типов:

- отношение адаптировавшееся, конкурентоспособное, поддерживающее реформы;

- отношение адаптировавшееся, неконкурентоспособное, поддерживающее реформы;

- отношение адаптировавшееся, неконкурентоспособное, противодействующее реформам;

- отношение неадаптировавшееся, неконкурентоспособное, противодействующее реформам;

- отношение неадаптировавшееся, конкурентоспособное, негативно оценивающее реформы;

- отношение неадаптировавшееся, конкурентоспособное, неопределенное в оценке реформ.

Очень важно осуществить верификацию данного подхода путем: выявления реальных сочетаний социокультурных компонентов, из которых возникают поведенчески значимые типы отношений к реформам; измерения величины этих компонентов и удельного веса каждого социокультурного типа;

обнаружения факторов, влияющих на конфигурацию каждого типа. Например, среди россиян, успешно адаптировавшихся к реформам и демонстрирующих свою поддержку им, может оказаться большое число обладающих псевдорыночным типом поведения, а среди "невписавшихся в рынок" - значительная доля тех, кто потенциально конкурентоспособен, но не желает участвовать в криминально деформированных отношениях.

Для понимания социокультурного механизма формирования, воспроизводства и влияния того или иного типа отношений к экономическим реформам необходимо исследовать: 1) как связано изменение системы ценностей с потребностями индивидов, с возникновением новых социальных групп - групп интересов, артикулирующих свои экономические, социальные и политические интересы в обществе через легитимные и/или "теневые" институты; 2) как группы интересов сопряжены с новыми типами повседневного поведения россиян в основных сферах жизнедеятельности - потреблении, досуге, политике, труде (например, с характером фактической и желаемой занятости:

в государственных организациях, акционерных обществах или частных фирмах); 3) какие комбинации ценностей, мотивационных комплексов, групп интересов и типов повседневного поведения образуют социокультурные типы отношений населения к рыночным реформам российской экономики.

Наконец, группы повседневных интересов представляют собой, выражаясь философским языком, непосредственное бытие социокультурных типов групп интересов, во всем их жизненном разнообразии. Это и есть непосредственный объект наблюдений и измерений. Сложность подготовки соответствующего инструментария состоит в том, чтобы обеспечить возможность перехода от эмпирических данных к обобщениям, относящимся к социокультурным типам ГИ.

Предположения о динамике групп интересов

Помимо структурных характеристик, необходимо исследовать динамику ГИ. Можно предположить существование четырех основных фаз, образующих жизненный цикл группы интересов (период ее формирования и функционирования). Каждая фаза характеризуется специфическим взаимоотношением (влиянием, вектором детерминации) основных элементов группы: ценностей, интересов, организационной структуры. Эта специфика может быть представлена как совокупность допущений и гипотез, формулируемых в виде норм.

На первой фазе жизненного цикла группы (фаза протогруппы) сначала изменяется структура ценностей индивидов - потенциальных членов группы, что служит предпосылкой осознания индивидами своих актуальных интересов и последующего формирования группы, агрегирующей эти интересы.

Гипотезы о протогруппе:

1.1. Чем интенсивнее меняется структура ценностей населения, тем вероятнее возникновение новых протогрупп интересов.

1.2. Чем стабильнее структура ценностей, тем вероятнее консолидация традиционных групп интересов.

На второй фазе жизненного цикла группы (фаза формализуемой группы) происходит формализация отношений в группе между ее членами, что стимулирует потребность в артикулировании ее интересов и стабилизирует новую структуру ценностей.

Гипотезы о формализуемой группе:

2.1. Чем четче формализованы отношения в группе, тем стабильнее структура ценностей ее членов и тем энергичнее группа артикулирует свои интересы.

2.2. Чем стабильнее структура ценностей, тем четче формализованы отношения в группе и тем энергичнее группа артикулирует свои интересы.

На третьей фазе жизненного цикла группы (фаза активной группы) ее интересы реализуются или "зависают". (Эти "или" могут выступать и как последовательные подфазы динамики: сначала первая из них, затем вторая.) Соответственно: или воспроизводятся, становятся все более сплоченными отношения между ее членами и структура их ценностей, или вновь изменяется структура их ценностей, отношения в группе приобретают конфликтный характер.

Гипотезы о сформировавшейся группе:

3.1. Чем полнее реализуются интересы группы, тем сплоченнее ее структура.

3.2. Чем менее реализуются интересы группы, тем вероятнее дестабилизация ее структуры, прежде всего структуры ценностей.

На четвертой фазе группа формирует новые требования к внешней среде, начинается новый жизненный цикл группы, как бы возвращается ситуация протогруппы (см. гипотезу о протогруппе) или же она прекращает свое существование.

ЛИТЕРАТУРА

1. Пугачев В.П., Соловьев А.И. Введение в политологию. М., 1995. Гл. 14.

2. Blondel J. Comparative legislatures, 1973; он же: Comparative government: an introduction, 1990.

3. Голосов Г.В. Сравнительная политология. Новосибирск, 1995. Гл. 5.

4. Штомпка П. Социология социальных изменений. М., 1996, с. 26-31, 59-66, 114-119.

5. Динамика ценностей населения реформируемой России / Отв. ред. Лапин Н.И., Беляева Л.А. М,

1996. Гл. 2.

6. Макаренко В.П. Групповые интересы и властно-управленческий аппарат: к методологии исследования // Социол. исслед. 1996. № 11.

7. Truman D. The Governmental Process. N.Y., 1953.

8. Salisbery R. An Exchange Theory of Interest Groups // Midwest Journal of Political Science. 1969. № 13.

9. Gigler A., Loomis B. Interest Groups Politics. Washington, 1986.

Похожие работы:

«ПАСТАЎСКІ РАЁННЫ ПОСТАВСКИЙ РАЙОННЫЙ ВЫКАНАЎЧЫ КАМІТЭТ ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ КОМИТЕТ (Пастаўскі райвыканкам) (Поставский райисполком) РАШЭННЕ РЕШЕНИЕ 5 лютага 2014 г. № 117 г. Паставы г. Поставы Об обра...»

«Кьелл А. Нордстрем Йонас Риддерстрале Караоке-капитализм. Менеджмент для человечества Текст предоставлен издательством "МИФ" http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=134582 Й. Риддерстрале, К. Нордстрем Караоке-капитализм: Менеджмент для человечества: Манн, Иванов и Фербер.; Москва; 2008 ISBN 978-5-902862-64-2 Оригинал: Kjell...»

«Пояснительная записка. Рабочая программа по английскому языку составлена на основе федерального компонента государственного стандарта основного общего образования. Данная рабочая программа ориентирована на учащихся 11 классов и реализуется...»

«КАСПЕРОВИЧ О.Н. ИМИДЖ СОВРЕМЕННОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯ В БЕЛОРУССКИХ СМИ: ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ Аннотация. В статье рассматриваются некоторые подходы к выделению понятия имидж, его применение к предпринимательству в...»

«УТВЕРЖДЕН Решением единственного учредителя № 10 от 10.12.2015 г. УСТАВ Частного учреждения профессиональной образовательной организации "АКАДЕМИЧЕСКИЙ КОЛЛЕДЖ" (новая редакция) г. Сочи 2015г.1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 1.1...»

«Вячеслав Яковлевич Шишков Емельян Пугачев, т.1 Текст предоставлен издательством "Эксмо" http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=174084 В.Шишков Емельян Пугачев, т.1: Эксмо; Москва; 1998 ISBN 5-04-001163-6 Аннотация Жизнь, полную побед и поражений, хмельной вольной любви и отчаянной удал...»

«Мария Мур Свои, чужие, ничьи Свои, чужие, ничьи: АСТ, Астрель, Хранитель, Харвест; Москва; 2008 ISBN 978-5-17-050773-3, 978-5-271-19802-1, 978-5-9762-6414-4, 978-985-16-5071-8 Аннотация Книга "Свои, чужие, ничьи" – о человеческой любви в самом широком смысле этого слова. О том, как люди соприкасаются и расходятся, хотят быть ближе друг другу и...»








 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.