WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

«ГЕОГРАФИЯ И ПРИРОДНЫЕ РЕСУРСЫ 2014 № 1 С. 100–106 УДК 911.2 (571.53) Ж. В. АТУТОВА Институт географии СО РАН, г. Иркутск РЕКОНСТРУКЦИЯ ЛАНДШАФТНОЙ ...»

ГЕОГРАФИЯ И ПРИРОДНЫЕ РЕСУРСЫ 2014 № 1 С. 100–106

УДК 911.2 (571.53)

Ж. В. АТУТОВА

Институт географии СО РАН, г. Иркутск

РЕКОНСТРУКЦИЯ ЛАНДШАФТНОЙ СТРУКТУРЫ ЛЕНО-АНГАРСКОГО МЕЖДУРЕЧЬЯ

РУБЕЖА XIX–ХХ ВЕКОВ

Для ключевого участка Лено-Ангарского плато составлена ландшафтная схема, характеризующая естественные

и преобразованные геосистемы в конце XIX–начале XX в. Описание природных комплексов дано на основании отчетов Переселенческого управления, составленных по результатам экспедиционных работ 1908 г.

Ключевые слова: ландшафтная карта, реконструкция растительности, преобразование ландшафтной структуры.

The landscape schematic map characterizing the natural and transformed geosystems in the late 19 th–early 20 th centuries has been compiled for the key area of the Lena-Angara plateau. The description of the natural complexes is given on the basis of reports drawn up by the Resettlement Administration from results of expedition work in 1908.

Keywords: landscape map, reconstruction of vegetation, transformation of landscape structure.

Историко-географические реконструкции ландшафтной структуры староосвоенных территорий являются необходимым звеном в цепи исследований динамики и степени трансформации геосистем, обусловленных влиянием природных закономерностей и антропогенных факторов. Лено-Ангарское плато, относящееся к южной оконечности Среднесибирского плоскогорья, является одним из таких районов юга Восточной Сибири. Последствия многовековой хозяйственной деятельности человека находят свое отражение в современной ландшафтной структуре. Цель настоящего исследования — определить специфические черты территории Лено-Ангарского междуречья в конце XIX–начале XX в.



для последующего разновременного сравнительного анализа ландшафтной ситуации.

ОБЪЕКТ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Анализ особенностей функционирования геосистем Лено-Ангарского междуречья проведен на примере возвышенного плато, откуда берут начало р. Куда (правый приток р. Ангары), а также реки Илга и Куленга (левые притоки р. Лены) (рис. 1). Обозначенная территория характеризуется разнообразием природных комплексов, принадлежащих Ангаро-Ленской таежно-плоскогорной провинции юго-западной оконечности Байкало-Джугджурской ландшафтной области [1]. В пределах провинции выделен Верхнеилгинский плоскогорный с фрагментами вершинных поверхностей лиственничнотаежный, местами забо

–  –  –

Положение южных районов Лено-Ангарского междуречья в центре Азиатского материка определяет высокую континентальность климата. Среднегодовая температура воздуха составляет

–4,3 –5,2 °С (–26,8 –28,2 °С в январе и 15,8–17,8 °С в июле) [5]. Продолжительность безморозного периода — 93 дня. Годовая сумма осадков изменяется от 400–460 мм в долинах рек до 600 мм и более на водоразделах. До 80–85 % годовой нормы осадков приходится на летний период с максимумом в июле–августе. Многолетняя мерзлота мощностью до 30–40 м распространена в виде островов на всех элементах рельефа.

Почвенный покров исследуемой территории характеризуется наибольшим распространением здесь дерново-подзолистых почв [6]. В виде разрозненных участков, приуроченных к водораздельным поверхностям, встречаются дерново-карбонатные оподзоленные почвы, фрагментарно развиты дерноволесные остаточно-карбонатные. В долинах рек распространены луговые, болотные и болотно-мерзлотные почвы.





Растительность южных территорий Лено-Ангарского междуречья представлена лиственничными и темнохвойными горно-таежными лесами Среднесибирских формаций [7]. В бассейне Куленги развиты лиственничные с примесью кедра и ели кустарничково-моховые леса, местами в сочетании с ерниковыми лиственничниками. В верховьях р. Куды распространены лиственничные и сосново-лиственничные бруснично-разнотравные комплексы. Склоны верховьев р. Илги покрыты елово-кедровыми, часто с примесью пихты и лиственницы, кустарничково-зеленомошными с таежным мелкотравьем лесами. Кроме этого на территории фрагментарно присутствуют горно-таежные болота, ерники и луга Байкало-Джугджурских формаций, представленные ерниковыми зарослями с отдельными лиственницами и березами, местами в сочетании с травяными болотами и осоково-вейниковыми лугами.

Специфика современного ландшафтного разнообразия Лено-Ангарского плато обусловлена не только физико-географическими особенностями местности, но и длительным воздействием человека на природные комплексы. История интенсивного хозяйственного освоения исследуемой территории насчитывает более 300 лет. Начало его было положено в XVII в., когда по берегам Лены и основных ее притоков основывали свои поселения казаки-переселенцы. До прихода русских землепроходцев и пашенных крестьян территорию населяли эвенки и буряты, первые из которых были кочевникамиохотниками, а вторые — кочевниками-скотоводами [8]. В период освоения территории Верхоленья русскими поселенцами формируется долинный характер расселения, что связано с благоприятными природными условиями для развития земледелия [9].

Следует отметить, что на протяжении долгого времени Российское правительство предпринимало активные действия для развития землепашества в верховьях Лены. Так, в 1908 г. Переселенческим управлением Главного управления землеустройства и земледелия были организованы почвенные исследования в Азиатской России для определения степени пригодности районов к размещению переселенцев и установления «прочных естественно-исторических основ для позднейших агрономических мероприятий, которые Переселенческое Управление имело в виду расширять» [10, с. 3].

Среди 14 районов, выбранных для исследований в связи с названными целями, были части Балаганского и Верхоленского уездов Иркутской губернии, в пределах которых изучение природных условий осуществлял А. Я. Райкин.

Переселенческим управлением в выбранные районы были организованы также и ботанические экспедиции для обследования новых земель с «колонизационными» целями [11]. Территории освоения в Балаганском и Верхоленском уездах изучал М. П. Томин. Исследования, проводимые им в начале прошлого века, охватывали «холмисто-гористую местность, образованную отрогами Березового хребта, являющегося водоразделом между левыми притоками Лены и правыми Ангары» [12, с. 27]. В то время данную территорию подразделяли на Манзурскую возвышенность (продолжение Онотского хребта), которая представляет собой волнообразные горы, тянущиеся от Манзурки до Куды, и собственно Березовый хребет, начинающийся с верховьев р. Илги [12, 13]. Изучаемый район характеризовался повсеместным распространением таежных массивов, состоящих из кедра, пихты, ели и лиственницы [12].

Суровость климата, особенности почвенных условий, а также повсеместная залесенность, отмеченные исследователями в отчетах, позволили сделать выводы о низком колонизационном значении данной территории: «Большая часть почв, вскоре после разработки, потребует удобрения, да и сама подготовка, разделка почвы под пашню сопряжена с затратой значительного труда и капитала. Необходимо также иметь в виду довольно суровые климатические условия и вечную мерзлоту» [12, с. 31].

Вместе с тем отчеты, сделанные по результатам экспедиционных исследований [12–14], содержат подробную характеристику природной среды, что позволило нам реконструировать ландшафтную структуру территории Лено-Ангарского междуречья, соответствующую концу XIX–началу XX в.

ГЕОГРАФИЯ И ПРИРОДНЫЕ РЕСУРСЫ 2014 № 1 101 АТУТОВА

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Для выявления пространственной неоднородности геосистем южной части Лено-Ангарского междуречья составлена карта-схема, выполненная на ландшафтной основе (рис. 2). При работе над картой в качестве классификационного уровня, наиболее детально отражающего разнообразие природных комплексов, выбрана группа фаций, представляющая совокупность фаций с однотипными (в структурно-динамическом плане) растительными сообществами в пределах генетически единых поверхностей [15]. Группы фаций были объединены в классы фаций, а те, в свою очередь, в геомы — наиболее крупные подразделения типологического порядка, несущие в себе черты региональной неоднородности территории. Таким образом, геом — низшее подразделение региональной размерности, объединяющее классы фаций определенной зонально-высотно-поясной принадлежности и характеризующиеся сходными структурными особенностями почвенного покрова и растительности [16].

Ландшафтные единицы, отражающие региональную специфику территории, представлены группами геомов, которые характеризуют внутрипровинциальные особенности развития геосистем.

Назначение данной карты — дать обзорную оценку ландшафтного разнообразия территории на фоне основных структурно-динамических особенностей. Поэтому на ней представлены геосистемы как с естественным состоянием растительности, так и ее производные состояния. Это позволяет не просто показать ландшафтную структуру территории южной части Лено-Ангарского междуречья, но и отразить ее естественную неоднородность с учетом степени нарушенности и преобразованности. За основу при классификации и картографировании ландшафтной структуры территории принята карта «Ландшафты юга Восточной Сибири» [17].

–  –  –

СЕВЕРОАЗИАТСКИЕ ТАЕЖНЫЕ ГЕОСИСТЕМЫ

ГОРНО-ТАЕЖНЫЕ БАЙКАЛО-ДЖУГДЖУРСКИЕ ГЕОМЫ

Горно-таежный лиственничный класс фаций

1. Водораздельных поверхностей лиственничные с примесью ели и кедра кустарничково-травяно-моховые.

2. Водораздельных поверхностей лиственнично-осиново-березовые с кедром и лиственницей в подросте кустарничково-разнотравные, местами травяно-кустарничково-моховые на месте гарей.

3. Склоновые (преимущественно юго-восточной экспозиции) лиственничные травяно-кустарничковые.

4. Склоновые (преимущественно северо-западной экспозиции) лиственничные с примесью ели и кедра кустарничково-осоково-моховые.

5. Склоновые (преимущественно северной экспозиции) елово-лиственничные с примесью кедра, реже пихты осоково-кустарничково-моховые.

6. Склоновые (преимущественно южной экспозиции) сосново-лиственничные кустарничково-травяные.

7. Склоновые лиственнично-сосново-березовые с единичными экземплярами ели кустарничково-разнотравные на месте гарей.

8. Склоновые кедрово-лиственничные кустарничково-травяно-моховые.

9. Склоновые лиственнично-березовые с примесью осины кустарничково-мохово-травяные на месте гарей.

Межгорных понижений и долин таежный лиственничный класс фаций

10. Долинные ерниковые с единичными экземплярами лиственницы и ели осоково-моховые.

11. Долинные луговые (разнотравно-злаковые).

12. Склонов долин луговые (осоково-злаковые) заболоченные с ерниковыми зарослями и с единичными экземплярами ели и лиственницы.

ГОРНО-ТАЕЖНЫЕ ЮЖНОСИБИРСКИЕ ГЕОМЫ

Горно-таежный темнохвойный класс фаций

13. Водораздельных поверхностей кедровые с примесью лиственницы и пихты травяно-кустарничковомоховые.

14. Водораздельных поверхностей кедрово-сосново-березовые с единичными экземплярами лиственницы кустарничково-разнотравные на месте гарей.

15. Водораздельных поверхностей лиственнично-еловые кустарничково-моховые.

16. Склоновые кедровые с елью, пихтой и лиственницей осоково-кустарничково-зеленомошные.

17. Склоновые кедрово-березовые с осиной и лиственницей кустарничково-травяно-зеленомошные на месте гарей.

18. Склоновые лиственнично-еловые с примесью кедра осоково-кустарничково-зеленомошные.

19. Склоновые елово-лиственнично-березовые кустарничково-травяно-зеленомошные на месте гарей.

Культурные земли

20. Сельскохозяйственные угодья.

В целом на территории юга Лено-Ангарского междуречья доминировали горно-таежные БайкалоДжугджурские геомы, которые были представлены горно-таежными лиственничными классами фаций [17, 18]. Как нам удалось установить, водораздельные поверхности бассейна Куленги занимали лиственничные с примесью ели и кедра кустарничково-травяно-моховые группы фаций. Обособление этих комплексов на представленной схеме основано на описаниях р. Куленги по [13], где указывается, что господствующей породой является лиственница, а по сырым склонам к ней примешивается ель, реже кедр, кроме того, в лесу много лишайников и мхов, «растут голубика, багульник, линнея, майник, купальница, грушанка, ветреница» [14, с. 41]. Там же приводятся сведения, что большую часть водораздельных пространств Илго-Куленго-Кудинских междуречий занимали производные лиственничноосиново-березовые леса, произраставшие на месте бывших гарей. Особенно много гарей отмечалось на Манзурской возвышенности. По гарям были распространены густые заросли березы, осины; травянистый покров состоял из иван-чая, клевера, синюхи, изредка встречались всходы лиственницы и кедра. Под пологом леса растительность была представлена прежде всего мхами и лишайниками, также присутствовали брусника, голубика, майник [14].

В описаниях растительности р. Куленги отмечаются геоботанические различия между право- и левобережными склонами. По правому берегу реки склоны были покрыты елово-лиственничным ГЕОГРАФИЯ И ПРИРОДНЫЕ РЕСУРСЫ 2014 № 1 103 АТУТОВА лесом с примесью кедра; травянистый покров состоял из мхов, осок, брусники, голубики и др. [13].

Левобережные склоны были заняты чистыми насаждениями лиственницы, в нижнем ярусе присутствовали ветреница, касатик-узик, фиалка, брусника, костяника и др. [13]. На склонах юго-восточной экспозиции были развиты лиственничные травяно-кустарничковые, а северо-западной — лиственничные с примесью ели и кедра кустарничково-осоково-моховые группы фаций. Кроме этого на склонах долин ряда притоков Куленги присутствовали обособленные кедрово-лиственничные кустарничково-травяно-моховые группы фаций. Как указывается в [14], когда-то по Куленге были распространены «роскошные кедровые леса, но с каждым годом они все уменьшались вследствие частых пожаров» (с. 44); под этими лесами покров состоял из мхов и лишайников, а также из линнеи, майника, голубицы, багульника и др. На месте нарушенных пожарами комплексов сформировались лиственнично-березовые с примесью осины кустарничково-мохово-травяные группы фаций.

Ландшафты склонов р. Илги несколько отличались по составу растительности: на южных склонах произрастали лиственница и сосна, на северных — лиственница, кедр, пихта и ель [14]. В травянистом покрове южных склоновых комплексов преобладали осоки, касатик-усик, подмаренник, брусника, ветреница, фиалка и др.; на северных склонах покров изобиловал мхами, осоками и ягодными [13]. В результате нами выделены группы фаций на склонах северной экспозиции — елово-лиственничные с примесью кедра, реже пихты осоково-кустарничково-моховые, и на склонах южной экспозиции — сосново-лиственничные кустарничково-травяные. После прохождения лесных пожаров на месте всех этих комплексов сформировались производные склоновые лиственнично-сосново-березовые с единичными экземплярами ели кустарничково-разнотравные группы фаций.

Развитие таежного лиственничного класса фаций межгорных понижений и долин характерно для верховий Куды, Илги и Куленги. На основе описаний в [13] нами выделены долины, растительный покров которых представлен ерниковыми осоково-моховыми зарослями с единичными экземплярами лиственницы и ели.

При ботанических описаниях луговых комплексов в долинах Куды, Илги, Куленги [13] отмечается их приуроченность непосредственно к жилищам либо к окрестностям поселений, т. е. к территориям, задействованным в хозяйственном обороте. Поэтому долинные луговые (разнотравно-злаковые) группы фаций выделены нами как производные комплексы. Их образование в результате антропогенной деятельности подтверждается сведениями из отчетов М. П. Томина [13]: «Крестьяне… деревень ежегодными в течение долгого периода лета расчистками долины от кустарников создали условия благоприятные для осушения и вместе с тем и для развития хорошей луговой растительности» (с. 11). «Луга здесь всюду продукт деятельности человека. Стоит долину очистить от кустарников и тем немного ее осушить и года через 2–3 будет хороший сенокос» [14, с. 38].

В верховьях Илги, на правобережье притока Хындыркул нами обособлены лугово-болотные комплексы. В используемых работах их описания очень скудные. Однако в труде М. П. Томина [13] представлена схематическая карта растительных сообществ Верхоленского и Балаганского уездов, на которой обозначены луга и болота в окрестностях озер Большой и Малый Хындыркулы. На основании имеющихся описаний [13, 14] нами выделены группы фаций склонов долин — луговые (осоково-злаковые) заболоченные с ерниковыми зарослями и единичными экземплярами ели и лиственницы.

Среди горно-таежных Южносибирских геомов на исследуемой территории были распространены горно-таежные темнохвойные классы фаций. Небольшие пространства Илго-Кудинского междуречья занимали водораздельные кедровые с примесью лиственницы и пихты травяно-кустарничково-моховые группы фаций [14]. В результате прошедших здесь ранее лесных пожаров получили развитие производные водораздельных поверхностей — кедрово-осиново-березовые с единичными экземплярами лиственницы кустарничково-разнотравные группы фаций [13]. Кроме этих комплексов в междуречье Илги и Куды нами выделены группы фаций водораздельных поверхностей — лиственнично-еловые кустарничково-моховые. Обычно покров в таких лиственнично-еловых насаждениях состоял из мхов и лишайников, реже встречались голубика, багульник, осоки, брусника и др. Подобные описания характерны для склонов в верховьях Куды, Куленги, а также Иды и Осы (правые притоки Ангары), которые когда-то были заняты лиственнично-еловыми с примесью кедра осоковокустарничково-зеленомошными группами фаций. После пожаров на их месте образовались производные склоновые елово-лиственнично-березовые кустарничково-травяно-зеленомошные группы фаций.

Небольшими ареалами в верховьях Илги встречались склоновые кедровые с елью, пихтой и лиственницей осоково-кустарничково-зеленомошные группы фаций. Травянистый покров в этих компГЕОГРАФИЯ И ПРИРОДНЫЕ РЕСУРСЫ 2014 № 1

РЕКОНСТРУКЦИЯ ЛАНДШАФТНОЙ СТРУКТУРЫ ЛЕНО-АНГАРСКОГО МЕЖДУРЕЧЬЯ

лексах состоял из мхов, а также голубики, багульника, купальницы и др. [14]. Производными вариантами названных комплексов являлись кедрово-березовые с осиной и лиственницей кустарничковотравяно-зеленомошные группы фаций на месте гарей. В используемых работах нет описаний обозначенных нами выделов с производными комплексами, тем не менее схематическая карта М. П. Томина [13] и заметки о схожести растительного покрова подвергнутых пожарам территорий позволили обособить их с учетом морфологической и биогеографической специфики.

Помимо воздействия пожаров преобразованию ландшафтов способствовало земледелие. На представленном фрагменте карты-схемы (см. рис. 2) обозначены небольшие участки пахотных угодий правобережья р. Куленги, границы которых заимствованы со схематической карты М. П. Томина [13].

<

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Анализ ландшафтной структуры южных районов Лено-Ангарского междуречья конца XIX–начала XX в. показал, что на данной территории были развиты горно-таежные темнохвойные и лиственничные классы фаций. В бассейнах Илги и Куленги произрастали лиственничные, елово-лиственничные, местами сосново-лиственничные кустарничково-травяно-моховые леса. Водораздельные пространства Илго-Кудинского междуречья, а также склоны верховий Куды занимали кедровые и лиственнично-еловые кустарничково-моховые группы фаций. Несмотря на повсеместное распространение таежных массивов, большая их часть трансформировалась и представляла собой производные группы фаций. В результате прошедших пожаров большое развитие получили хвойно-мелколиственные комплексы, образованные на месте гарей [12].

В рассматриваемый период исследуемая территория была мало заселена, поэтому культурные земли занимали незначительные площади. В верховьях Куленги находились небольшие участки пашен, которые были засеяны «для пробы, не будет ли мерзнуть хлеб» [14, с. 44]. Как отмечено выше, луговые комплексы данной территории являются итогом хозяйственной деятельности, поэтому они в основном были приурочены к жилищам. Берега Илги населяли племена тунгусов, которые занимались охотой, так как луговых пространств не хватало [13]. В верховьях Куленги располагались улусы-летники бурят и «ясачных инородцев», возле которых находились утуки — своего рода искусственные луга, на которых травы не засеивались, а вырастали «сами по себе, без всякого участия человека» [14, с. 36].

Проведенные исследования являются частью работ по изучению разновременных особенностей ландшафтной структуры южных районов Лено-Ангарского междуречья. Следующий этап работ предполагает проведение аналогичных исследований для периода интенсивного развития лесо- и сельскохозяйственной деятельности на данной территории в середине XX в. Полученные материалы будут сравнены с современной ландшафтной структурой, что позволит определить пространственно-временную специфику изменчивости естественных и преобразованных комплексов.

Работа выполнена при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (12–05–00819–а и 13–05–00517–а).

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Ряшин В. А., Михеев В. С. Физико-географическое районирование территории нового освоения (на примере юга Восточной Сибири) // Докл. Ин-та географии Сибири и Дальнего Востока. — 1969. — Вып. 21. — С. 22–32.

2. Михеев В. С. Ландшафтная структура // Природопользование и охрана среды в бассейне Байкала. — Новосибирск: Наука, 1990. — С. 7–29.

3. Воскресенский С. С. Геоморфология Сибири. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1962. — 352 с.

4. Выркин В. Б. Рельеф и речные долины южной части Лено-Ангарского междуречья // Материалы XIII научного совещания географов Сибири и Дальнего Востока. — Иркутск: Изд-во Ин-та географии СО РАН, 2007. — Т. 1. — С. 39–40.

5. Беркин Н. С., Филиппова С. А., Бояркин В. М. и др. Иркутская область (природные условия административных районов). — Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1993. — 304 с.

6. Кузьмин В. А. Почвы Предбайкальского участка зоны БАМ // Почвенно-географические и ландшафтногеохимические исследования в зоне БАМ. — Новосибирск: Наука, 1980. — С. 11–98.

ГЕОГРАФИЯ И ПРИРОДНЫЕ РЕСУРСЫ 2014 № 1 105 АТУТОВА

7. Белов А. В., Соколова Л. П. Растительный покров // Атлас. Иркутская область: экологические условия развития. — М.; Иркутск, 2004. — С. 42–43.

8. Бурова Н. П. Природопользование в жизнеобеспечении населения Верхнеленских районов Иркутской области: Автореф. дис. … канд. геогр. наук. — Иркутск, 1998. — 20 с.

9. Бубис Н. Т. Качугский район // Туристический центр «Магнит Байкал» [Электронный ресурс]. — http:// www.magnit-baikal.ru/publ/pamjatniki_istorii_i_kultury_priangarja_ch_1/kachugskij_rajon_1/36-1-0-1431 (дата обращения 19.04.2013).

10. Предварительный отчет об организации и исполнению работ по исследованию почв Азиатской России в 1908 г. — СПб.: Тип. «Мирный Труд», 1909. — 66 с.

11. Предварительный отчет о ботанических исследованиях в Сибири и в Туркестане в 1908 г. — СПб.: Тип.

«Мирный труд», 1909. — 198 с.

12. Райкин А. Я. Юго-западная часть Верхоленского и юго-восточная Балаганского уездов Иркутской губернии // Предварительный отчет об организации и исполнению работ по исследованию почв Азиатской России в 1908 г. — СПб.: Тип. «Мирный Труд», 1909. — С. 27–31.

13. Томин М. П. Очерк растительности Манзурской возвышенности и отрогов Березового хребта в Верхоленском уезде Иркутской губернии // Труды почвенно-ботанической экспедиции по исследованию колонизационных районов Азиатской России. Ч. 2: Ботанические исследования 1908 года. — СПб.: Тип. Ю. Н. Эрлих, 1910. — Вып. 6. — 16 с.

14. Томин М. П. Экспедиция в Верхоленском и Балаганском уездах // Предварительный отчет о ботанических исследованиях в Сибири и в Туркестане в 1908 г. — СПб.: Тип. «Мирный труд», 1909. — С. 32–46.

15. Семёнов Ю. М. Ландшафтное картографирование для целей рационального природопользования // География и природ. ресурсы. — 1985. — № 2. — С. 22–27.

16. Сочава В. Б. Введение в учение о геосистемах. — Новосибирск: Наука, 1978. — 320 с.

17. Ландшафты юга Восточной Сибири. Карта, м-б 1:1 500 000 / В. С. Михеев, В. А. Ряшин. — М.: ГУГК, 1977.

18. Михеев В. С. Ландшафтно-географическое обеспечение комплексных проблем Сибири. — Новосибирск:

Наука, 1987. — 208 с.

Поступила в редакцию 21 мая 2013 г.

Похожие работы:

«1 Впервые опубликовано на английском языке. Англоязычная версия является оригиналом и используется для цитирования и ссылок. Фотография на обложке: Т. Макеева / УВКБ ООН К ПРОБЛЕМЕ ПЕРЕМЕЩЕНИЯ ВНУТРИ СТРАНЫ: ПАРАМЕТРЫ ОТВЕТСТВЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНЫХ ВЛАСТЕЙ ПРЕДИСЛОВИЕ Представителя Генерального...»

«Блудчий Н.П. КЛАССИФИКАЦИЯ ПОТЕНЦИАЛЬНО ОПАСНЫХ ОБЪЕКТОВ С УГРОЗОЙ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ТЕХНОГЕННЫХ ЧС Организация работ по обеспечению безопасности населения и территорий в любом городе (регионе) требует прежде всего...»

«Всё о попугаях Илья Мельников Кормление попугаев "Мельников И.В." Мельников И. В. Кормление попугаев / И. В. Мельников — "Мельников И.В.", 2011 — (Всё о попугаях) ISBN 978-5-457-22506-0 Важнейшим условием для успешного соде...»

«М. Астапова 7777 лучших заговоров от лучших целителей России 7777 лучших заговоров от лучших целителей России: ACT; M.; 2010 ISBN 978-5-17-065111-5 Аннотация Уважемые читатели! Представляем вам одно из самых полных собраний русских заговоров. В этой книге представлены наиболее мощные заговоры и обр...»

«Приказ Минтруда России от 22.10.2013 N 571н Об утверждении профессионального стандарта Специалист по социальной работе (Зарегистрировано в Минюсте России 06.12.2013 N 30549) Документ предоставлен КонсультантПлюс www.cons...»

«АДМИНИСТРАТИВНЫЙ РЕГЛАМЕНТ предоставления муниципальной услуги Осуществление регистрации (снятии) по месту жительства (пребывания) граждан Раздел I. Общие положения Предмет регулирования 1. Административный регламент предоставления муниципальной услуги Осуществление регистрации по месту жительства граждан(далее –...»

«ПРОБЛЕМА ПИСЬМЕННОГО ОСВОЕНИЯ ЗАИМСТВОВАНИЙ XX – XI ВВ. Берекенова О.А. Астраханский государственный университет Астрахань, Россия THE PROBLEM OF TRANSLATION OF BORROWING XX-ХХI CENTURIES. Berekenova O.A. Astrakhan...»

«010206. Сегнетоэлектрик. Цель работы: экспериментальное определение основных параметров сегнетоэлектриков по петле гистерезиса.Требуемое оборудование: Стенд с объектами исследования С3-СЭ1 "Сегнетоэлектрик"; Генератор напряжений ГН1; Осциллограф ОЦЛ2. Кра...»

«ПРАВИЛЬНЫЙ ВЫБОР Аналитическая Интернет Система учета газа, электричества, воды и тепла "БАЛАНС" 02/01/2017 GEMORO GmbH 1 "Стратегия 20-20-20" и система БАЛАНС Согласно "Стратегии ЕС 20-20-20", к 2020 году уровень выбросов парниковых газов должен сократиться на 20%, доля энергии из возобновляемых источников вырасти...»

«Консультации © 1993 г. В.Н. МАКАРЕВИЧ ГРУППОВАЯ РАБОТА КАК МЕТОД КОНСТРУКТИВНОЙ СОЦИОЛОГИИ (статья первая) МАКАРЕВИЧ Владимир Николаевич — кандидат философских наук, научный сотрудник социологического факульте...»








 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.