WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

«В поисках убийц Эльмара В Азербайджане заключен в тюрьму редактор печатного издания, проводивший расследование нераскрытого убийства коллеги. Данное дело ...»

В поисках убийц Эльмара

В Азербайджане заключен в тюрьму редактор печатного издания, проводивший

расследование нераскрытого убийства коллеги. Данное дело приоткрыло завесу

над масштабными нарушениями закона в этом жестко контролируемом

властями государстве на Каспийском побережье.

Нина Огнянова

Эмин Фатуллаев нервничает. Его сын, редактор газеты Эйнулла Фатуллаев, уже

год как в тюрьме, и Эмин убежден, что ветхий одноэтажный кирпичный домик его

семьи на окраине города прослушивается. Он проводит посетителя на задний двор, где по его словам не так опасно говорить. На вопрос, почему власти пошли на крайние меры, возбудив против сына уголовное дело по обвинениям в «в дефамации» и «терроризме», за которые он получил восемь с половиной лет тюрьмы, Эмин, зажигая сигарету, отвечает: все связано с газетными материалами – с проводимым Эйнуллой расследованием убийства в 2005 году своего руководителя и наставника редактора Эльмара Гусейнова.

«Эйнулла нашел убийц Эльмара»,- шепчет Эмин, описывая журналистскую поездку своего сына в Грузию всего за несколько месяцев до ареста.

Гусейнова застрелили второго марта 2005 года на лестнице многоквартирного дома в Баку, где он проживал. Преступление имело все признаки так называемого заказного убийства. Как сообщили свидетели представителям КЗЖ, лампа освещения у входа в здание была разбита, а телефонная связь в округе выведена из строя. Тридцатисемилетний Гусейнов, редактор еженедельника «Монитор», резко критиковал администрацию президента Ильхама Алиева. После смерти журналиста еженедельник закрыли.



Фатуллаев основал еженедельное издание «Реальный Азербайджан» на русском языке, которое унаследовало редакторский стиль гусейновского «Монитора».

Кроме того, он всерьез занялся поисками убийц своего друга. «Я буду продолжать вести расследование этого политического убийства до последнего дыхания»,заявил Фатуллаев газете «Ени Мусават».

В память о второй годовщине со дня убийства Гусейнова Фатуллаев опубликовал материал от первого лица под заголовком «Свинец и розы», где обвинил власти в умышленном противодействии расследованию и игнорировании улик, которые могли бы изобличить заказчиков преступления. Он утверждал, что убийство совершено преступной группой, куда входило несколько граждан Грузии, нанятых не названным чиновником из Баку. Хотя публично официальные лица Азербайджана заявляли о розыске грузинских граждан по этому делу, Фатуллаев писал, что они не предоставили грузинским властям ни ордеров на арест, ни подкрепляющих доказательств.

Через четыре дня после публикации, шестого марта 2007 года, матери Фатуллаева позвонил по телефону неизвестный и сказал, что она, как «мудрая женщина», должна «образумить» своего сына, или «мы пошлем его к Эльмару». Фатуллаев сообщил об угрозах в полицию, но в ответ сам попал под расследование. Через восемь месяцев его обвили, признали виновным и осудили по четырем уголовным статьям, причем наиболее серьезным было обвинение в «терроризме». Данное обвинение основывалось на публикации в «Реальном Азербайджане», в которой анализировались последствия для Азербайджана возможного нападения США на Иран. Между тем власти провели обыск в помещении газеты и в офисе параллельного ежедневного издания на азербайджанском языке «Гундалик Азарбайчан» и, сославшись на нарушение правил противопожарной безопасности, фактически закрыли обе газеты.

Данный случай отражает весь диапазон нарушений свободы прессы в этой богатой нефтью стране, расположенной на Каспийском море.





В результате проведенного КЗЖ расследования за три года зафиксированы по меньшей мере ещё восемь серьезных случаев нападения на журналистов и редакторов с применением насилия, ни в одном из которых виновные не были арестованы. За последние пять лет власти подвергли тюремному заключению по ложным обвинениям не менее одиннадцати журналистов и приостановили деятельность или закрыли по меньшей мере четыре важнейших СМИ.

Теперь, когда Фатуллаев находится за решеткой, а другие журналисты подвергаются гонениям, пресса практически не занимается расследованием убийства Гусейнова. Закрытое официальное расследование не привело ни к каким арестам, и КЗЖ не обнаружил реальных признаков его продвижения. Хотя азербайджанские власти время от времени заявляют, что заручились поддержкой полицейских органов других стран для задержания подозреваемых в убийстве Гусейнова, открытыми источниками эти заявления не подтверждаются.

На недавней встрече с представителями КЗЖ официальные лица из администрации Алиева заявили, что двое граждан Грузии азербайджанской национальности Таир Хубанов и Теймураз Алиев являются главными подозреваемыми по делу Гусейнова. «Азербайджан по-прежнему твердо намерен раскрыть это ужасное преступление», - утверждает Арастун Мехдиев, заместитель руководителя Департамента по общественно-политическим вопросам.

Однако он и руководитель отдела прессы и информационных структур Вугар Алиев сказали, что в настоящий момент главную ответственность за задержание подозреваемых в убийстве несёт международная полицейская организация «Интерпол». Обсуждать действия азербайджанских властей по задержанию подозреваемых упомянутые официальные лица отказались, переадресовав все вопросы следователям из министерства национальной безопасности (МНБ). МНБ на письменные запросы КЗЖ о предоставлении информации не отреагировало.

Когда убили Гусейнова, президент Алиев незамедлительно осудил это преступление, назвав его варварским актом, направленным на дестабилизацию страны накануне назначенных на осень парламентских выборов. Он обещал, что убийство будет раскрыто в течение сорока дней, и пригласил представителей Федерального бюро расследований США и сотрудников турецкой полиции присоединиться к проведению расследования. Вскоре он охарактеризовал это убийство как террористический акт, и такое определение впоследствии сыграло в деле существенную роль.

Ввиду «террористической» классификации в апреле 2005 дело было передано из Генеральной прокуратуры в МНБ. В течение месяца в Баку было на короткое время задержано несколько подозреваемых, которых затем отпустили из-за недостатка улик. В мае власти официально объявили грузинских граждан Хубанова и Алиева главными подозреваемыми, но не сообщили никакой информации об их предполагаемой роли. Алиев отрицает свое участие; местонахождение Хубанова остается неизвестным. В течение следующих трех лет МНБ не обнародовало фотографии этих двух находящихся в розыске подозреваемых и не раскрыло никакой информации о них и их предполагаемой роли в преступлении.

По сообщению независимого агентства новостей «Туран», имеется информация о том, что азербайджанские власти обратились с запросом об экстрадиции Хубанова и Алиева, но 28 июля 2005 года генеральный прокурор Грузии заявил, что не будет удовлетворять такие запросы без достаточных доказательств. Генеральная прокуратура Грузии на письменные запросы КЗЖ о предоставлении информации также не отреагировала.

В августе 2005 года азербайджанские средства массовой информации сообщили, что Хубанов и Алиев разыскиваются Интерполом. На пресс-конференции в ноябре 2006 года в одном из своих последних публичных выступлений в связи с этим делом президент Алиев сообщил журналистам, что «убийцы находятся в розыске, личности их установлены». По сообщению регионального новостного вебсайта EurasiaNet, президент при этом добавил: «Однако они находятся за пределами страны, что усложняет задачу их задержания. Мы ждем, когда их найдет Интерпол, чтобы привлечь их к ответственности».

Однако реальное участие Интерпола далеко не так очевидно. В открытой базе данных лиц, разыскиваемых этим агентством, не упоминается ни один из подозреваемых, на которых указывают азербайджанские власти. Интерпол в своем письменном заявлении известил о невозможности предоставления информации по конкретным делам, добавив при этом, что агентство может объявить кого-либо в розыск, включив в так называемый «красный список», только после того, как страна-участница представит «законный ордер на арест» этого лица. Интерпол также сообщил, что, оказывая содействие странам-участницам в обнаружении подозреваемых, это агентство не предоставляет своих сотрудников для проведения арестов.

Представители Интерпола также заявили, что страна-участница может обратиться с просьбой не публиковать информацию о включении того или иного лица в список разыскиваемых лиц. Однако в данном случае такое обращение вряд ли существует, учитывая неоднократные публичные заявления азербайджанских властей, в которых упоминаются имена подозреваемых и сообщается о том, что их разыскивает Интерпол.

На внутреннем фронте следователи МНБ оказались не в состоянии воспользоваться очевидными уликами. К примеру, перед убийством Гусейнова его жена Рушана видела, как за ним шел какой-то мужчина, но по ее словам следователи МНБ не заинтересовались его описанием. Рушана говорит, что при попытке обратиться к официальным представителям МНБ осенью 2006 года ей «было отказано в официальной записи и проверке её показаний. Меня попытались убедить, что я ошибаюсь, и требовали, чтобы я не рассказывала никому о беседе с ними». В испуге Рушана Гусейнова покинула страну.

Эйнулла Фатуллаев был крайне разочарован. В октябре 2006 года с тремя другими журналистами он решил поехать в Тбилиси с целью найти подозреваемых в убийстве, имена которых установили азербайджанские власти. На прессконференции после своего возвращения журналисты сообщили, что им удалось встретиться с Теймуразом Алиевым, который открыто проживает в Тбилиси, и сфотографировать его. Фотографии раздали собравшимся.

Вскоре сотрудники МНБ подвергли журналистов допросу по поводу их поездки.

По сообщениям местной прессы, это ведомство утверждало, что на фотографии изображен не Алиев, и предупредило четверку о необходимости прекратить их расследование. Но Фатуллаев на этом не остановился и дал несколько интервью местным средствам массовой информации. 17 ноября 2006 года в интервью независимой ежедневной газете «Эхо» Фатуллаев подверг сомнению добросовестность властей в расследовании убийства Гусейнова.

«Правоохранительные органы ведут себя довольно подозрительно», - сообщил он газете. «Как только нам удается докопаться до чего-нибудь - они сразу же пытаются замести следы».

Через месяц после выхода статьи «Свинец и розы» в «Реальном Азербайджане»

Фатуллаев оказался в тюрьме. С тех пор из-за бездеятельности следствия и нехватки информации его дело стало обрастать многочисленными, иногда головокружительными теориями. Ибрагим Баяндурлу, один из репортеров независимой ежедневной газеты «Зеркало», выходящей на русском языке, который сопровождал Фатуллаева в Грузию, вернулся оттуда с версией, отличающейся от версии своего коллеги. Он считает, что убийство организовали российские службы безопасности с целью уронить имидж Азербайджана в глазах Запада.

Директор агентства новостей «Туран» Мехман Алиев, внимательно следящий за развитием этого дела, сообщил представителям КЗЖ, что по его мнению убийство было подготовлено внутри страны заговорщиками, которые служили в президентской гвардии покойного Гейдара Алиев, отца нынешнего лидера. По словам директора агентства, сотрудник МНБ сообщил ему, что бывшие члены гвардии планировали убийства известных журналистов и политических активистов для того, чтобы вызвать общественные волнения. Некоторые элементы этой версии нашли отражение в местных средствах массовой информации.

В июле 2006 года один из бывших военных чинов даже «сознался» в убийстве Гусейнова по приказу бывшего министра экономического развития Фархада Алиева. Это заявление было сделано во время открытого судебного разбирательства Хаджи Маммадовым, бывшим сотрудником Министерства внутренних дел, привлеченным к суду по обвинениям в убийстве и похищении, не связанным с делом Гусейнова. Однако через несколько недель данное заявление было полностью опровергнуто, в частности после того, как министр экономики выступил с опровержением своей причастности и не было найдено никаких доказательств в поддержку такого заявления. Маммадов по делу Гусейнова к ответственности не привлекался.

Совсем не удивительно, что отец Гусейнова Сабир кажется таким расстроенным, когда его спрашивают о расследовании. «Какое там расследование? Три года прошло! О каком расследовании может идти речь?»,- говорит он во время посещения могилы своего сына. «Им бы только сбить людей с толку».

После того как его невестка и внук покинули страну, опасаясь за свою безопасность, Сабиру Гусейнову остается только вспоминать своих уехавших близких, которых он не видел уже больше года, и сына, которого не увидит уже никогда. «Эльмар не боялся ничего и никого. Он называл вещи своими именами. Я обычно читал его журнал и иногда говорил ему: ‘Эльмар, может быть, следует немного сбавить тон?’. А в ответ слышал: ‘Я не могу. Так ничего не получится. Я буду писать как есть или не буду писать совсем’. Знаете, конечно я любил своего сына. Но я любил его вдвое сильнее за «Монитор»».

Ильхам Алиев фактически унаследовал президентство своего отца в 2003 году и с тех пор укрепил свое положение верховного правителя, которому подчиняется кабинет министров, законодательные, военные и судебные органы. Теснимая и раздробленная оппозиция не смогла оказать ему хоть сколько-нибудь серьезное противодействие.

Алиев ощущает себя все более уверенно благодаря стратегической важности своей страны для Соединенных Штатов Америки и Европы.

Нефть в бассейне Каспийского моря обеспечивает альтернативу поставкам из России и Персидского залива, а Азербайджан является узловой точкой на линии трубопровода БакуТбилиси-Джейхан. Имея общую границу с Ираном, Азербайджан является устойчивым стратегическим партнером Соединенных Штатов в регионе. Из-за этих интересов наблюдается тенденция к приглушению реакции Запада на нарушения прав человека со стороны администрации.

Внутри страны успех Алиева в значительной мере построен на ограничении деятельности независимых средств массовой информации. Телевидение, представляющее собой наиболее влиятельный источник новостей в стране, находится под контролем администрации или напрямую, или через лояльных Алиеву владельцев каналов. Единственный независимый национальный канал АNS не столь резко критикует администрацию с тех пор, как Национальный Совет по телевидению и радиовещанию (государственный орган, регулирующий средства массовой информации), в ноябре 2006 года приостановил действие его лицензии.

Местные журналисты сообщили КЗЖ, что, вернувшись в эфир через пять месяцев, ANS изменил свою редакционную политику; к примеру, он больше не предоставляет прямой эфир представителям политической оппозиции.

Большей редакционной свободой обладают малотиражные печатные средства, однако их воздействие на общественное мнение незначительно. А при том что власти обрушиваются на критически настроенных журналистов, все меньшее их число настроено освещать чувствительные темы, наиболее опасной из которых являются сообщения об Алиеве и его семье. Задетые журналистами чиновники часто прибегают к уголовным обвинениям в клевете, требуя для них тюремного заключения и возмещения морального ущерба в крупных размерах для себя.

Правительство не реагирует на настойчивые призывы международных организаций, в том числе Совета Европы и Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, к декриминализации законов о клевете.

Кроме того, наиболее критически настроенные журналисты подвергаются насилию. С тех пор, как в начале 2005 года был убит Гусейнов, КЗЖ зафиксировал случаи похищения, избиения, нанесения колотых ранений и других видов применения физического насилия в отношении восьми оппозиционно настроенных независимых журналистов. Все эти нападения остаются нераскрытыми.

20 апреля 2007 года на Узеира Джафарова, который освещал военную тематику в «Гундалик Азарбайчан» до закрытия этого органа, было совершено нападение:

двое мужчин несколько раз ударили его по голове металлическим предметом в тот момент, когда он выходил из своего офиса. Незадолго до избиения он написал ряд статей о коррупции в Министерстве обороны Азербайджана. Джафаров получил серьезные ранения головы, в результате чего был госпитализирован. Он заявил, что опознал в одном из нападавших сотрудника полицейского управления Ясамальского района города Баку, и передал полиции имена пяти свидетелей.

Однако свидетели сообщили журналисту, что из полиции к ним не обращались.

Вместо этого министр внутренних дел Рамиль Усубов публично заявил, что Джафаров сам нанес себе травмы. «Как может вести расследование полиция, если сам министр внутренних дел практически дает указание этого не делать?» - задает вопрос Джафаров.

В мае 2006 года в Баку пять человек похитили и избили Бахаддина Хазиева, главного редактора оппозиционной ежедневной газеты «Бизим Йол». Нападавшие проехали на машине по его ногам, что привело к серьезным травмам и хромоте. За время расследования арестов не производилось, ни о каких результатах также не сообщалось. «Когда на меня напали, и президент, и министр внутренних дел осудили это преступление»,- говорит Хазиев. «Министр Усубов даже заявил, что для него раскрытие этого преступления является делом чести. Но, к сожалению, за два года никаких результатов не наблюдается». По словам Хазиева, он регулярно посылает запрос в Бакинскую прокуратуру и полицию, но получает неизменный ответ: «Расследование продолжается». Незадолго до нападения Хазиев опубликовал ряд статей в «Бизим Йол» с критикой высокопоставленных сотрудников МНБ.

Хакимелдосту Мехдиев, нахичеванский корреспондент «Ени Мусават», сообщает, что на него совершили нападение собственно представители органов власти. Он рассказал представителям КЗЖ, что 22 сентября 2007 года в Нахичевани несколько сотрудников МНБ затолкали его в автомобиль и отвезли в свой опорный пункт в деревне Джалилканд, где избивали в течение нескольких часов и требовали прекратить критические выступления. На следующий день к нему в дом ворвалась полиция, его арестовали по обвинению в неподчинении представителям органов правопорядка и доставили к районному судье, который тут же посадил его на 15 суток. За несколько недель до этих издевательств Мехдиев напечатал материал о нарушениях прав человека, экономических преступлениях и коррупции в Нахичевани. Кроме того, он подготовил комментарий об экономических трудностях и несоблюдении трудового законодательства, который вышел в эфир в передаче азербайджанской службы «Радио Свободная Европа/Радио Свобода».

Не веря в то, что его дело может быть рассмотрено должным образом на местном уровне, Мехдиев направил обращения к президенту Алиеву, в Генеральную прокуратуру, Министерство внутренних дел, МНБ и к омбудсмену по вопросам прав человека. «Они даже не ответили на мои письма», - говорит Мехдиев.

Что у Азербайджанских властей получается хорошо – это сажать в тюрьму журналистов, работающих в независимых или оппозиционных средствах массовой информации. По данным КЗЖ, в течение последних двух лет Азербайджан занимает первое место в Европе и Центральной Азии по числу находящихся в заключении журналистов. В определенный период 2007 года по меньшей мере 10 критически настроенных журналистов и редакторов были заключены в тюрьму по сфабрикованным обвинениям в клевете, хранении наркотиков, хулиганстве и терроризме. В конце прошлого года под давлением международной общественности президент Алиев помиловал нескольких из них, но как минимум четверо до сих пор находятся за решеткой.

Власти стремятся держать их в изоляции и скрывать от общественности. На официальные просьбы КЗЖ о посещении заключенных журналистов последовал ряд туманных и уклончивых ответов: в факсимильном аппарате государственной организации закончилась бумага; заявление попало не в тот почтовый ящик;

чиновник, отвечающий за принятие решения, находится в отъезде. Просьба КЗЖ, представитель которого в мае в течение недели находился в Азербайджане, о посещении этих журналистов была фактически отклонена, хотя формально в ней отказано не было.

Среди заключенных журналистов - братья Генимет и Сакит Захидовы, сотрудники газеты «Азадлыг». В июне 2006 года Бакинская полиция арестовала Сакита Захидова, известного репортера, поэта и сатирика, пишущего под именем Мирза Сакит, якобы за хранение героина. Сакит отрицал свою вину и заявил, что наркотик в его карман подложил полицейский во время инсценированного ареста, однако этого полицейского допрашивать не стали. В октябре того же года Бакинский суд приговорил Сакита к трем годам тюремного заключения. За три дня до ареста исполнительный секретарь правящей партии Ени Азербайджан Али Ахмедов публично призывал власти утихомирить Сакита. «Ни один государственный чиновник или член парламента не избежал его клеветы. Ктонибудь должен положить этому конец»,- цитирует слова Ахмедова EurasiaNet.

Рена Захидова, жена Сахита, говорит, что публикации ее мужа давно вызывали гнев властей. Его последняя книга сатирических стихов о жизни в Азербайджане под заглавием «Ей Дади-Бидад! (Горе мне!)» в стране запрещена. «Ни один книжный магазин, ни один продавец не отважится иметь ее у себя, поэтому я держу весь тираж здесь»,- говорит Рена, показывая на составленные в ее гостиной ящики. Рена, живущая в бедности с пятью детьми в ветхом доме на окраине Баку, рассказала КЗЖ о том, что ее двенадцатилетнего сына Джахандара школьная администрация преследует из-за произведений отца, а ее саму никто не хочет принимать на работу. «На прошлой неделе я пыталась получить работу в кондитерской. Им сначала понравились мои пирожные»,- рассказывает она. «А на этой неделе они передумали. Мне сказали: «Ты же понимаешь, правда? Мы просто не можем [нанять тебя]». Рена говорит, что Сакит продолжает писать в тюрьме на кусочках материи, которые он отрывает от простыней и штанов.

Еще одна странная история произошла 7 сентября 2007 года, когда власти арестовали Генимета Захидова, редактора газеты «Азадлык», после того, как незнакомые мужчина и женщина совершили на него нападение на улице возле здания в Баку, где расположен его офис. Захидову удалось отбиться от них при помощи прохожих, но они подали на него заявление в полицию. Адвокат Захидова Эльчин Садыгов сообщил КЗЖ, что 7 марта 2008 года Бакинский районный суд приговорил Захидова к четырем годам тюрьмы по обвинению в хулиганстве и нанесении телесных повреждений – и это несмотря на противоречивые показания свидетелей обвинения и отсутствие [у потерпевших] каких-либо засвидетельствованных травм. По его словам, свидетели защиты были не допущены к даче показаний. При всем этом Генимет Захидов был приговорен к максимальному наказанию, предусмотренному по закону.

Но дело Фатуллаева особенно ясно показывает, как далеко готово зайти государство, чтобы заставить журналистов молчать. Власти творчески воспользовались широким набором уголовных законов – статьями о клевете, возбуждении этнической и религиозной розни, терроризме и уклонении от налогов,

– чтобы Фатуллаев оставался в заключении длительное время.

Обвинения в терроризме и разжигании межнациональной розни, по которым он получил восемь лет тюремного заключения, основаны на статье в «Реальном Азербайджане» от 30 марта 2007 года под заголовком «Алиевы идут на войну», в которой анализировались возможные последствия для Азербайджана в том случае, если бы Соединенные Штаты Америки развязали войну с Ираном. В материале остро критиковалась внешняя политика президента Алиева. Адвокат Фатуллаева Исахан Ашуров заявил КЗЖ: «В азербайджанской и российской прессе уже выходило множество статей на ту же тему, [что и публикация Фатуллаева], и мы представили их в суде. Тем не менее только Эйнулла был привлечен к суду». По словам Ашурова, в обвинении по статье «терроризм» утверждается, что на публикацию поступили жалобы от иностранных бизнесменов и дипломатов. Такое утверждение оказалось настолько неубедительным, что его даже не удалось подкрепить свидетельскими показаниями. А на деле, продолжает Ашуров, суд исходил в своем приговоре из показаний ряда государственных служащих, которые уверяли, что статья Фатуллаева «задела их чувства» и «напугала».

Для обвинения в клевете была использована приписываемая Фатуллаеву интернетпубликация, авторство которой журналист отрицает. В ней утверждается, что именно азербайджанцы виновны в истреблении жителей Нагорно-Карабахского города Ходжали в 1992 году. «Никто не смог доказать, что именно он выступил с этим заявлением. Это и понятно. Ведь все это дело – сплошная фальшивка»,говорит Ашуров, указывая на то, что закон вообще не признает юридического факта клеветы в адрес целой группы людей. «Честь и достоинство азербайджанцев как нации не защищены законами Азербайджана».

Ашуров сказал, что и обвинение в уклонении от уплаты налогов не было подкреплено доказательствами. Дело готовилось прокуратурой в то время, как Фатуллаев находился в заключении по другим обвинениям, что чрезвычайно затрудняло защите сбор документации. В июне Верховный суд Азербайджана подтвердил приговор по делу Фатуллаева, что по словам Ашурова явилось «вполне ожидаемым результатом». «У нас отсутствует независимый суд.... Суды в Азербайджане не что иное, как символ без содержания».

Отчаявшись добиться справедливого суда у себя дома, Ашуров и семья Фатуллаевых убедили Европейский суд по правам человека в Страсбурге, рассмотреть это дело. Они просят суд отменить приговор по делу Фатуллаева и возместить ему ущерб. Как член Совета Европы и страна, подписавшая Европейскую конвенцию по правам человека, Азербайджан обязан выполнить решение этого суда. « Страсбург», - говорит мать журналиста Гульшан Фатуллаева,

- «это наша единственная надежда».

Похоже, что администрация Алиева не стремится преодолевать кризис средств массовой информации, вызванный насилием, безнаказанностью и тюремными сроками по сфабрикованным обвинениям. Как заявили КЗЖ высокопоставленные чиновники, журналисты сами виноваты в своих бедах. «Одна из главных проблем азербайджанской журналистики заключается в том, что те, кто приходят в эту профессию, не обладают достаточным профессионализмом», - говорит Мехдиев, заместитель главы Департамента по общественно-политическим вопросам.

«Большая часть проблем возникает именно из-за этого».

Нина Огнянова - координатор европейской и центрально-азиатской программы Комитета по защите журналистов __________________

Правительству Азербайджана рекомендуется:

Освободить всех журналистов, заключенных в тюрьму в связи с • исполнением своих профессиональных обязанностей, в том числе Эйнуллу Фатуллаева, Сакита Захидова, Генимета Захидова и Новрузали Мамедова.

Отказаться от практики заключения журналистов в тюрьму в отместку за их репортерскую деятельность.

Информировать общественность о ходе расследования убийства Эльмара • Гусейнова, в частности о выданных ордерах на арест, запросах об экстрадиции и лицах, объявленных в международный розыск. Раскрыть содержание мер, принимаемых министерством национальной безопасности для установления и задержания лиц, совершивших это преступление.

Периодически информировать близких родственников Гусейнова о ходе расследования. Обеспечить тщательное и своевременное проведение всех следственных мероприятий.

Прекратить преследование критически настроенных журналистов и членов • их семей. Отказаться от таких методов, как принуждение работодателей к увольнению или отказу в найме журналистам и членам их семей;

причинение ущерба предпринимательской деятельности и источникам дохода членов их семей с применением карательного механизма системы нормативного регулирования; и допросы журналистов после публикации критических материалов.

Декриминализировать законы о клевете и отказаться от использования • уголовного кодекса для наказания критически настроенных журналистов Прекратить использовать контролируемые государством СМИ для травли • критически настроенных журналистов.

Обеспечить тщательное, открытое и своевременное расследование случаев • нападения на журналистов с применением физического насилия.

Привлекать к ответственности лиц, совершающих такие нападения.

Отказаться от метода создания законодательных препятствий для • деятельности критически настроенных журналистов. В частности, прекратить практику отказа в выдаче вещательных лицензий, блокирования доступа к источникам и информации и отказа в аккредитации независимым журналистам и органам СМИ.

Соблюдать статью 19 ратифицированного Азербайджаном Международного • пакта о гражданских и политических правах, которая гарантирует “право беспрепятственно придерживаться своих мнений” и свободу “искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи, независимо от государственных границ, устно, письменно или посредством печати или художественных форм выражения, или иными способами”. Привести законодательство страны в соответствие с международными принципами свободы прессы.

Европейскому суду по правам человека рекомендуется:

• Безотлагательно рассмотреть дело Эйнуллы Фатуллаева против государства Азербайджан. Предоставить все возможные средства судебной защиты, в том числе отмену приговоров и возмещение убытков.

Контактное лицо Нина Огнянова Координатор европейской и центрально-азиатской программы Комитета по защите журналистов Тел: +212.465.1004 (доб. 106) Факс: +212.465.9568

Похожие работы:

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ КАЗАНСКИЙ (ПРИВОЛЖСКИЙ) ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Институт социально-философских наук и массовых коммуникаций Кафедра конфликтологии Т.З. МАНСУРОВ КОНФЛИКТОЛОГИЯ ( для студентов конфликтологов) Конспект лекций Казань-2014 Направлен...»

«Acta BalticoSlavica, 40 Warszawa 2016 DOI: 10.11649/abs.2016.006 Елена Коницкая Вильнюсский университет Вильнюс Бируте Ясюнайте Вильнюсский университет Вильнюс Метафоры утренней и вечерней зари в литовской и русской поэзии Утренняя и вечерняя заря, восход и закат – яркие природные явления, вс...»

«СТЕНОГРАММА заседания круглого стола на тему Особенности законодательного регулирования осуществления консалтинговой и аудиторской деятельности иностранных компаний: российский и зарубежный опыт 24 апреля 2015 года вш К.Э. ДОБРЫНИН Уважаемые коллеги, добрый день. С...»

«Растениеводство В результате проведенного исследования оптимизирована методика клонального микроразмножения некоторых представителей рода Ficus, которая позволяет получить большое количество генетически однородного, оздоровленного посадочного материала. Литература 1. Жизнь растений / под р...»

«! объединенный ИНСТИТУТ ядерных исследований дубиа Р15-87-641 Б.М.Сабиров, В.М.Абазов, В.Вагнер, Н.А.Воинова-Елисеева*, В.А.Гордеев*, Ш.Гербиш, Е.Н.Комаров*, С.А.Кутузов, М.Левандовски, Х.-Г.Ортлепп, Г.Е.Солякин* МЕТОДИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЭКСПЕРИМЕНТА ПО ПОИСКУ...»

«Лев Давидович Троцкий Преданная революция: Что такое СССР и куда он идет? http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=138457 Аннотация Летом 1936 года Троцкий закончил книгу "Что такое СССР и куда он идёт?", изданную во многих странах под названием "Преданная революция". Само это название указывает на главную...»

«© Современные исследования социальных проблем (электронный научный журнал), Modern Research of Social Problems, №1(33), 2014 www.sisp.nkras.ru DOI: 10.12731/2218-7405-2014-1-11 УДК 616.31-08...»








 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.