WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

«И.М. Айзинова РОССИЙСКАЯ ЛЕГКАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ НА ПОРОГЕ ВТО В статье рассматривается современная ситуация в отечественной легкой промышленности: ...»

ОТРАСЛИ И МЕЖОТРАСЛЕВЫЕ КОМПЛЕКСЫ

И.М. Айзинова

РОССИЙСКАЯ ЛЕГКАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ НА ПОРОГЕ ВТО

В статье рассматривается современная ситуация в отечественной легкой промышленности: производство отдельных видов продукции, использование основных фондов, занятость и

оплата труда, удельный вес в общем объеме выпуска обрабатывающих производств, сырьевая

база, давление импорта на внутренний рынок, особенности потребительского поведения отдельных доходных групп. Обсуждаются перспективы инновационного технико-технологического развития отрасли и проблемы, возникающие в связи с присоединением к ВТО.

Вступление России во Всемирную торговую организацию (ВТО) после многолетних переговоров и длительного ожидания стало, наконец, свершившимся фактом. К сожалению, произошло это в нелучший для мировой экономики период, когда финансовые и товарные рынки пребывают в состоянии нестабильности, основные валюты испытывают существенные колебания, реальный сектор не оправился от последствий кризиса и темпы роста многих ведущих экономик оказались ниже ожидаемых. В таких условиях не только экономические, но и политические союзы проходят проверку на прочность, балансируя на грани распада, а системы международной финансовой солидарности используют сужающиеся резервы для поддержки аутсайдеров, при этом жестко вынуждая последних сокращать бюджетные расходы. И вполне естественно, что в данной ситуации национальные интересы вступают в конфликт с коллективными обязательствами.



Отдельные секторы российской экономики подошли к вступлению в ВТО с различными достижениями и потерями, позитивным опытом и накопленным грузом прошлых проблем, инновационными прорывами и устаревшей материальнотехнической базой, недостаточной государственной поддержкой и нехваткой кадров. В легкой промышленности сальдо положительных и отрицательных факторов имеет очевидный минус. Ее отставание было изначально заложено на заре индустриализации, когда исторически оправданный политический выбор был сделан в пользу преимущественного развития производства средств производства. Производству предметов потребления, движущим стимулом к развитию которого являются объективно возрастающие потребности населения, отводилась второстепенная роль.

Между тем первые предприятия легкой промышленности появились в России еще в XVII в., в XVIII в.

возникли мануфактуры: суконные, полотняные и др. Они пользовались государственной поддержкой и выполняли преимущественно казенные заказы. Текстильная промышленность одной из первых стала использовать наемный труд, переходя к крупному промышленному производству. В результате легкая промышленность заняла значительное место в структуре российской экономики и способствовала ее индустриализации.

В 1913 г. в России производилось 2672 млн. пог. м хлопчатобумажных тканей, 107,7 млн. пог. м шерстяных тканей, 121,4 млн. пог. м льняных тканей, 68 млн. пар кожаной обуви. Последствиями Первой мировой войны, гражданской войны и интервенции стало снижение к 1921 г. валового выпуска легкой промышленности до 10-15% от уровня 1913 г. Но всего за семь лет показатели 1913-го года были превзойдены, поскольку были построены новые предприятия: хлопчатобумажной промышленности, суконно-камвольные, шелкоткацкие и шелкомотальные, трикотажные, швейные, обувные. Активное строительство велось в период 1929-1940 гг.: были созданы новые хлопчатобумажные, льняные и шерстяные комбинаты, обувные и кожевенные фабрики, заводы искусственных кож. Нанесенный Великой Отечественной войной урон был восстановлен за 1946-1950 гг., что обеспечило рост продукции по сравнению с 1940 г. на 12%.





В дальнейшие годы география нового строительства предприятий легкой промышленности продолжала расширяться. Она дислоцировалась не только в традиционных регионах центральной России, где зарождались первые промыслы – в Московской, Тверской, Владимирской, Ленинградской областях (бывшей Петербургской губернии), – но и распространялась по всей территории СССР. Многие действующие предприятия были реконструированы и оснащены высокопроизводительным оборудованием. В целом исторический отреИ.М. Айзинова зок от завершения первого восстановительного периода до начала 70-х годов ХХ в. характеризовался высокими темпами положительной динамики.

Производство хлопчатобумажных тканей по сравнению с уровнем 1928 г. увеличилось в 2,9 раза; шерстяных тканей – в 5,9; льняных тканей – в 4,4; кожаной обуви – в 11,1 раза. В 1972 г. в СССР на душу населения производилось всех видов тканей больше, чем в Великобритании и Франции (соответственно в 1,9 и 1,2 раза), а обуви больше, чем в США, и такие показатели были достигнуты, несмотря на то, что легкая промышленность относилась к группе «Б» [1].

Естественно, РСФСР как самая крупная республика в составе СССР занимала ведущее положение и в легкой промышленности. Но по мере расширения географии размещения предприятий, ее удельный вес в производстве отдельных видов изделий в общем объеме выпуска постепенно снижался. Так, к 1985 г. доля РСФСР в производстве тканей всех видов снизилась до 63% по сравнению с 85,3% в 1970 г., доля в производстве трикотажных изделий – с 44,7 до 39,8%, чулочноносочных изделий – с 42,6 до 39,8%, обуви – с 51,5 до 45,8% [2].

После распада СССР в независимой Прибалтике осталась бльшая и лучшая часть трикотажной промышленности, в бывших союзных республиках Средней Азии и Закавказья, ставших суверенными государствами – часть хлопчатобумажной, шелковой и обувной промышленности. Поэтому период 1970-х–1980-х годов в развитии отечественной легкой промышленности для сопоставления с ее сегодняшним положением следует рассматривать в рамках бывшей РСФСР.

Эти годы характеризовались замедлением темпов ее роста. Если прирост производства хлопчатобумажных тканей в 1980 г. по сравнению с 1970 г. составил 7%, то в 1990 г. по сравнению с 1980 г. – только 5%, производство шерстяных тканей, возросшее за 1970-1980 гг. на 8%, в последующие десять лет резко сократилось до -10%, прирост производства шелковых тканей снизился с 19 до 8%, трикотажных изделий – с 22 до 15%, выпуск хромовых кожтоваров, который в 1970-е годы увеличился на 4%, в 1980-е упал на 6%. Сокращение на 23% в 1980 г. по сравнению с 1970 г. производства жестких кожтоваров в 1990 г. увеличилось еще на 33% по сравнению с 1980 г. Рост выпуска ковровых изделий почти в 2,5 раза за 1970-е годы в 1980-е составил всего 14%. Ускорение темпов роста производства в 1980-е годы отмечалось только в обувной промышленности, которые возросли на 10% [3].

В целом российская легкая промышленность к началу рыночных преобразований находилась далеко не в лучшей форме, а затем за первые же четыре года испытала глубокий спад (рис. 1).

–  –  –

Рис. 1. Динамика производства некоторых видов продукции легкой промышленности:

––– ткани всех видов; – – – хлопчатобумажные; ---- шерстяные; –– трикотажные изделия (млн. шт.); –– чулочно-носочные изделия (млн. пар); –– обувь (млн. пар) Производство всех видов тканей сократилось до 26% по сравнению с уровнем 1990 г., шерстяных тканей и обуви соответственно до 20%, жестких и юфтевых

–  –  –

кожтоваров – до 10%. Выпуск трикотажных изделий составил лишь четверть к дореформенному уровню. Его снижение явилось закономерным следствием недоиспользования производственных мощностей. В 1995 г. производственные мощности по выпуску хлопчатобумажных тканей использовались на 28% (в 1990 г. – на 91%), по выпуску шерстяных тканей – только на 16% (на 68%), по производству трикотажных изделий – на 21% (на 93%), по производству обуви – на 23% (в 1990 г. – на 87%) [4].

В последующие десять лет использование производственных мощностей увеличивалось и к 2006 г. значительно возросло, однако так и не достигло уровня показателей 1990 г. (табл. 1), затем вновь наступило снижение, особенно проявившееся в годы экономического кризиса. В 2010 г. по этому показателю улучшили свои позиции только трикотажная и обувная отрасли промышленности.

–  –  –

В 2011 г. показатели использования производственных мощностей продолжали снижаться: по выпуску хлопчатобумажных тканей – до 57%, шерстяных – до 25%, чулочно-носочных изделий – до 60%, трикотажа – до 56%, обуви – до 68% [5].

Действующие производственные мощности из-за большого физического и морального износа не в состоянии обеспечить отвечающих современным требованиям ни потребительских характеристик и качества продукции, ни условий труда, в результате удельная трудоемкость производства в отрасли в 3-5 раз выше, чем за рубежом.

В то же время коэффициент обновления оборудования на российских предприятиях составляет 3-4% в год, причем оно осуществляется за счет собственных и заемных средств, тогда как на зарубежных фирмах этот показатель составляет 15-17%, что в значительной мере обусловлено инвестиционной поддержкой государства [6].

Значения индексов текстильного и швейного производства отрицательны с 2007 г., и в 2009 г. достигли минимума – 83,8% по сравнению с предыдущим периодом.

В целом за 2000-2010 гг. только по пяти из шестнадцати видов продукции текстильного и швейного производства наблюдался рост: чулочно-носочных изделий на 4,8% (детских – на 15,2%), на 11,6% – трикотажных изделий, на 8% – спальных мешков [3]. Самый высокий рост – почти в 2,5 раза – отмечался в производстве ковров и ковровых изделий, которые принадлежат отнюдь не к товарам первой необходимости и массового повседневного спроса, а скорее, к предметам роскоши.

Впрочем, это характерные особенности платежеспособного спроса населения РФ и общей структуры потребления, о чем будет сказано ниже.

И.М. Айзинова

По остальным позициям продолжились деградация и тотальный спад производств в легкой промышленности (табл. 2). Несмотря на общее увеличение выпуска тканей, по отдельным их видам, особенно по шерстяным и льняным, отмечалась отрицательная динамика, что сугубо огорчительно, поскольку последние успешно конкурируют на мировых рынках в силу благоприятных природных условий для выращивания льна в некоторых регионах РФ. Что касается сопоставления с уровнем 1990 г., то удручающие цифры говорят сами за себя: объемы производства ни по одному из основных видов продукции текстильной и швейной промышленности даже не приблизились к предреформенному периоду. (Самый лучший показатель – производство ковров и ковровых изделий, но и он едва превышает 50%.)

–  –  –

Производство основных видов продукции легкой промышленности* 2010/1990, %

–  –  –

То же относится и к производству кожи, кожаных изделий и обуви, хотя за период 2000-2010 гг. выпуск обуви и увеличился в 3 раза. Тем не менее, например, в 2008 г. импорт обуви в 2 раза превышал собственное производство и занимал 70% видимого потребления на внутреннем рынке; свыше 50% на внутреннем рынке Российская легкая промышленность на пороге ВТО занимали импортные швейные и чулочно-носочные изделия, почти 60% – нетканые материалы [6].

Наиболее катастрофическая ситуация сложилась с выпуском товаров детского ассортимента (табл. 3), который по большинству позиций продолжает снижаться, а по швейным изделиям по сравнению с 1990 г. сократился до 1-2% (немного лучше положение с детским трикотажем).

Экономический кризис усугубил ситуацию в легкой промышленности. С 2007 по 2009 г. индекс производства по сравнению с предыдущим годом был ниже 100% в следующих производствах: ткацком и в текстильном, в том числе в отделке тканей и текстильных изделий, ковров и ковровых изделий, трикотажного полотна и трикотажных изделий, одежды, выделке и крашении меха, меховых изделий, кожи, кожаных изделий и обуви. Так, в 2009 г. производство трикотажного полотна составляло 56% к уровню 2008 г., а производство одежды из кожи – всего 35,3% [3].

–  –  –

В 2010 г. на выходе промышленности из кризиса, почти по всем основным видам продукции отмечался рост производства. Однако пиковые показатели 2006 г.

были превышены только в производстве трикотажных изделий, пальто, хромовых кожтоваров и обуви. В то же время выпуск шерстяных тканей по сравнению с 2006 г. упал более чем на 45%, льняных тканей – более чем на 60%, костюмов – более чем на 40%, а выпуск курток в 2010 г. составил менее трети объема 2006 г.

В 2011 г. в связи с критической ситуацией на мировом рынке хлопка и резким (почти троекратным) ростом цен на него выпуск хлопчатобумажных тканей снизился на 20,4% по сравнению с 2010 г. Производство шерстяных тканей сократилось на 11,4% из-за дефицита и низкого качества отечественного сырья наряду с ростом мировых цен на высококачественную шерсть. По аналогичной причине – ограниченности сырьевых ресурсов – было произведено на 10,7% меньше льняных тканей, на 13,8% снизилось производство чулочно-носочных (в том числе детских уменьшилось на 10 млн. пар), и на 5,2% – трикотажных изделий. На 8,7% меньше, чем в 2010 г., было выпущено курток и на 5% меньше – костюмов. Производства жестких кожтоваров стало меньше на 21,6%, а хромовых кожтоваров – на 2,5% по сравнению с предыдущим гоИ.М. Айзинова дом. Положительная динамика отмечалась только в обувной промышленности и сегменте швейного производства, выпускающем пальто и полупальто [5].

Рост цен на сырье, наряду с резким ростом затрат на топливно-энергетические ресурсы (в структуре издержек производства на долю электроэнергии приходится 4,8% и 5,9% – на долю тепловой энергии) и введением повышенного размера страховых отчислений, привел к падению рентабельности в текстильном и швейном производстве в первом полугодии 2011 г. до уровня 5%. В результате доля убыточных предприятий увеличилась в текстильном и швейном производстве до 34,1% по сравнению с 28,1% в аналогичном периоде 2010 г. [7]. (По итогам 2011 г. рентабельность составила немногим более 7%, что весьма далеко от аналогичного показателя зарубежных предприятий данной специализации).

Сокращение производства основных видов изделий легкой промышленности неизбежно вызвало ухудшение ее прежних позиций по объему выпуска, как общему, так и обрабатывающих производств. В далеком 1985 г. продукция легкой промышленности составляла 26,8% общего объема производства группы «Б», в том числе на долю швейных изделий приходилось 11,8%, трикотажных изделий – 3,6%, тканей – 3,2%, обуви – 2,7% [8].

В действующей классификации отсутствует не только деление на производство средств производства и производство предметов потребления, но и само понятие отрасли. По видам экономической деятельности (ВЭД) выделяются текстильное производство; производство одежды, выделка и крашение меха; производство кожи, изделий из кожи и производство обуви. Наибольший удельный вес в ассортиментной структуре выпускаемой продукции занимают текстильная, швейная и меховая отрасли – 75%, связанные вместе не только видами экономической деятельности, но и единой технологической цепочкой. Доля текстильной продукции составляет 45%, швейных и меховых изделий – 30%, на продукцию кожевеннообувного производства приходится около 25%.

Текстильное производство объединяет выработку пряжи и ниток, готовых тканей, трикотажных и чулочно-носочных изделий, нетканых материалов, ковров и ковровых изделий, крученых изделий и шпагата и пр.

В швейное производство входит изготовление швейных изделий и аксессуаров, меховой одежды и головных уборов, кожаной одежды и головных уборов, одежды для спорта и отдыха, спецодежды. Кожевенно-обувной сегмент включает дубление и отделку кожи, выпуск изделий из нее и производство обуви: кожаной, текстильной и резиновой, а также валяной.

В принятых на данный момент терминах ВЭД их суммарный объем, условно охватывающий бывшую отрасль легкой промышленности, имеет тенденцию к уменьшению удельного веса как в объеме продукции обрабатывающих производств, так и в промышленном производстве в целом1 (рис. 2).

В 2003 г. удельный вес суммарного объема выпуска трех ВЭД легкой промышленности в выпуске обрабатывающих производств был в 1,85 раз выше, чем в 2010 г. [9]. Число действующих предприятий в конце 2010 г. в текстильном и швейном производстве было на 6%, а в кожевенном и обувном – на 9% меньше, чем в 2005 г. [3].

Что касается участия ВЭД легкой промышленности в формировании валовой добавленной стоимости, то их роль, несмотря на рост в абсолютном выражении в 3 раза, также постоянно снижается и по отношению к обрабатывающим производствам (в 2003 г. их удельный вес составлял 2,145 по сравнению с 1,94% в 2010 г.), и к промышленности в целом (рис. 3) [9].

Реальные возможности исправить ситуацию и увеличить объем выпуска весьма ограничены. За годы кризиса производство машин и оборудования для изготовления Поскольку доля обрабатывающих производств стабилизировалась и практически не меняется, то и пропорции ВЭД, относящихся к легкой промышленности, по сравнением с объемом обрабатывающих производств и общим объемом промышленной продукции, одинаковы.

Российская легкая промышленность на пороге ВТО текстильных, швейных, меховых и кожаных изделий сократилось на 20%, а численность занятых в этом виде деятельности – на 40%.

% 3,0 2,5 2,0 1,5 1,0 0,5

–  –  –

Рис. 2.

Динамика удельного веса продукции легкой промышленности в объеме выпуска обрабатывающих производств в 2003-2010 гг.:

прямыми линиями ( ) обозначены соответствующие линейные тренды;

суммарный объем выпуска продукции легкой промышленности;

–– текстильное производство; ---- производство одежды, выделка и крашение меха;

––– производство кожи, изделий из кожи и производство обуви % 0,45 0,40 0,35 0,30 0,25 0,20 0,15 0,10 0,05

–  –  –

В самой легкой промышленности во всех видах производств численность занятых также уменьшилась за 2007-2009 гг.: в текстильном и швейном – на 30% (в том числе в текстильном – на 35%, в ткацком – на 44%), в ковровом производстве и производстве трикотажного И.М. Айзинова полотна наполовину; в производстве одежды и меха в среднем на 23%. Таким образом, по уровню безработицы в годы кризиса легкая промышленность лидировала среди обрабатывающих производств, где численность занятых сократилась в среднем на 13% [3].

В отношении оплаты труда легкая промышленность не отличалась высоким уровнем даже в лучшие советские времена. Тем не менее в 1980 г. заработная плата в легкой промышленности СССР составляла 80,9% среднего уровня по промышленности в целом, в 1985 г. это соотношение снизилось до 74,8% [8]. В 2010 г. в РФ заработная плата в текстильном и швейном производстве составляла 54% к уровню оплаты труда в обрабатывающих производствах и 49% к показателю по экономике в целом, а в производстве кожи, кожаных изделий и обуви соответственно 60 и 54%. Среднечасовая начисленная заработная плата работников обрабатывающих производств в 2010 г. равнялась 145,2 руб., а в текстильном и швейном производстве – 70,6 руб., т.е. более чем в 2 раза меньше, в кожевенном и обувном – 83,2 руб., или 57,3%. При этом за 2000-2010 гг. среднемесячная номинальная начисленная заработная плата и в текстильном и швейном, и в кожевенном и обувном производствах возросла в меньшей степени, чем в целом по экономике, хотя и больше, чем во всех обрабатывающих производствах (рост в экономике – в 9,4 раза, в обрабатывающих производствах – 8,1, текстильном и швейном – 8,5, кожевенном и обувном – в 8,4 раза) [3]. В 2011 г. заработная плата по экономике в целом увеличилась на 18,2% [5], в то время как в текстильном и швейном производстве – на 10,1%, а в кожевенном и обувном – на 7,9%, в результате соотношение со среднероссийским уровнем снизилось соответственно до 46 и 51%, а с уровнем оплаты труда в обрабатывающих производствах – до 50 и 56%2.

Помимо низкого уровня оплаты, на конец 2010 г. 26,1% мужчин и 19% женщин, занятых в текстильном и швейном производстве, работали в условиях, не отвечающих гигиеническим нормативам. Первое место среди вредных условий труда занимали повышенные уровни шума и запыленности воздуха рабочей зоны. В кожевенном и обувном производстве во вредных условиях труда работали 14,5% занятых мужчин (из которых 11,4% – на тяжелых работах) и 11,3% женщин.

Преобладание женского труда является традиционной особенностью легкой промышленности: удельный вес женщин в общей численности занятых равнялся в 2009 г. 72,1% в текстильном и швейном производстве и 64,8% – в кожевенном и обувном, причем заработки женщин составляли соответственно 81 и 89% заработков мужчин. Низкому и в относительном, и в абсолютном выражении уровню заработной платы соответствует невысокий престиж работы на предприятиях легкой промышленности. Только за 2005-2010 гг. выпуск квалифицированных рабочих и служащих образовательными учреждениями начального профессионального образования по профессиям легкой промышленности (включая обучавшихся на договорной основе) сократился на 36%, в том числе по текстильным профессиям – на 60%, по швейным – на 36% и только по специальностям обувного производства увеличился на 15%. Численность работников, прошедших дополнительное профессиональное обучение, составила в 2010 г. всего 8,9% общей численности занятых в текстильном и швейном производстве и 7,9% – в кожевенном и обувном [3].

Недостаток квалифицированных кадров является как причиной, так и следствием технического и технологического отставания отрасли. Удельный вес организаций, осуществлявших технологические инновации, в 2009 г. составлял в текстильПри этом в отрасли имелась и просроченная задолженность по выплате заработной платы. Так, за март 2012 г. в текстильном и швейном производстве, несмотря на самую низкую номинальную начисленную зарплату (47% к общероссийскому уровню), сумма просроченной задолженности возросла на 4,4% по сравнению с предыдущим месяцем, а основной причиной невыплат в течение всего года, как и раньше, было отсутствие собственных средств [10].

Российская легкая промышленность на пороге ВТО ном и швейном производстве 6,9%, в кожевенном и обувном – 5,5% общего числа обследованных организаций, а удельный вес инновационных товаров, работ и услуг соответственно равнялся 4,7 и 6,1%. Затраты на технологические инновации за 2005-2009 гг. сократились на 30% в текстильном и швейном производстве и на 62,1% в производстве кожи, кожаных изделий и обуви, причем фактические затраты касались преимущественно самой продукции, а не технологических процессов – затраты на процессные инновации снизились соответственно до 30% и до 5,9% [3].

Но и в отношении продукции, судя по данным статистики, речь шла в основном об усовершенствовании действующих образцов, а не о выпуске вновь внедренных или подвергнувшихся значительным технологическим изменениям изделий.

Вполне объяснимо, что в такой ситуации потребитель предъявляет спрос преимущественно на продукцию зарубежных производителей. Объективности ради следует признать, что такая система предпочтений существовала и в советские времена. Одежда и обувь, текстильная и швейная галантерея, белье и трикотажные изделия, ввозимые в весьма ограниченном объеме из стран социалистического лагеря – Польши, ГДР, Чехословакии, Румынии и Югославии – не говоря уже об импорте из капиталистических стран, всегда пользовались большим покупательским спросом по сравнению с отечественной продукцией, и предметами острого дефицита.

И хотя за период 1960-1985 гг. импорт хлопчатобумажных тканей в СССР увеличился в 2,9 раза, шелковых тканей – в 2,6, верхнего и нижнего трикотажа – в 9,7 и кожаной обуви – в 2,9 раза, его удельный вес в потреблении в 1985 г., в условиях тотального дефицита потребительски товаров, составлял всего 2% хлопчатобумажных тканей, 1 – шелковых и 1,5% обуви. При этом СССР экспортировал товары народного потребления, текстильное сырье и полуфабрикаты, на долю которых приходилось 4,4% общего объема экспорта [8].

После 1990 г. в отношении продукции легкой промышленности тенденция сменилась на противоположную. За 20 лет, прошедшие после распада Союза, удельный вес текстильных изделий и обуви в экспорте упал до 0,2%, а в отношении кожевенного сырья и пушнины произошел «обвал» с 1,8 до 0,1%. В последнее десятилетия на фоне общего роста российского экспорта в 3,8 раза (в основном, за счет углеводородного сырья), вывоз кожевенного сырья, пушнины и изделий из них увеличился всего на 10%, а текстиля, текстильных изделий и обуви вообще остался на уровне 2000 г. (рис. 4), причем экспорт этих товаров в страны дальнего зарубежья сократился ровно наполовину, а в общем объеме российского экспорта в 2010 г. в сумме с кожей и пушниной составлял всего 0,4% [3].

Напротив, импортная экспансия товаров легкой промышленности на российский рынок продолжает набирать обороты. График на рис. 5. даже не требует добавления линий тренда, поскольку при общем увеличении объемов импорта в 6,8 раза, импорт текстиля, текстильных изделий и обуви возрос в 7,1 раза, а кожевенного сырья, пушнины и изделий из них – в 9,9 раза, в том числе, из стран дальнего зарубежья – соответственно в 14,4 и 15,5 раза [3].

Наступление импорта на практически опустевший за предшествующее десятилетие российский потребительский рынок началось в 1992 г., когда восторжествовал новый экономический порядок. Старые хозяйственные связи были разрушены, сырьевая база значительно сузилась в результате отделения бывших союзных республик, легкая промышленность впала в коллапс, и именно импорт не только «одевал» население, но и давал значительной его части хотя бы минимальный доход от занятий «челночным» бизнесом.

Рост денежных доходов в последующие годы сопровождался углублением их дифференциации и концентрацией в верхних доходных группах. Доходы этих групп в основном и формируют платежеспособный спрос: его объем, структуру и направление.

–  –  –

Рис. 5. Динамика импорта продукции легкой промышленности в РФ (в фактически действовавших ценах), млн. долл. США импорт всего; ----- суммарный объем импорта продукции легкой промышленности;

–– текстиль, текстильные изделия и обувь; ––– кожевенное сырье, пушнина и изделия из них Изделия отечественной легкой промышленности оказываются далеко в стороне от этого вектора. Потребительский спрос двух верхних доходных групп, в руках которых сосредоточена значительная часть денежной массы, ориентирован на продукцию зарубежных товаропроизводителей. В полной мере пользуясь, наконец-то, наступившей свободой перемещения людей и товаров через границы, представители этих слоев населения либо приобретают одежду, обувь, аксессуары непосредственно в странах Западной Европы, Америке и Японии – т.е. там, где гарантируется подлинность известных брендов, причем по более низким ценам, чем в России, – либо на ее территории, но в дорогих бутиках иностранных фирм.

Основная масса населения в силу ограничений по доходам продолжает реализовывать свои потребности в предметах гардероба и сопутствующих изделиях легкой промышленности преимущественно на вещевых рынках, на которых также господРоссийская легкая промышленность на пороге ВТО ствуют импортные товары, причем зачастую сомнительного качества. Доля рынков и ярмарок в докризисном 2008 г. в общем объеме продаж соответствующей товарной группы составляла по верхнему трикотажу 54,4%, швейным изделиям – 50,2%, бельевому трикотажу – 47,7%, мехам и меховым изделиям – 43,9%, кожаной обуви

– 42,9%, по чулочно-носочным изделиям – 33,7%. На этих торговых площадках преобладают, как правило, китайские и турецкие товары (на долю Китая приходится 39% объема продаж, Турции – 15%), 80% швейной продукции экспортируется из Кыргызстана. Но небогатый потребитель руководствуется не географией импорта, а размерами своего дохода. И несмотря на то, что в 2010 г. из отобранных образцов импортной продукции 58,2% швейных изделий, 41,6% трикотажных, 32,4% чулочноносочных изделий и 86,7% (!) кожаной обуви (причем по сравнению с 2000 г. этот показатель возрос более чем вдвое [3]), оказались ненадлежащего качества – массовый потребитель делает выбор в пользу невысокой цены.

Собственно, такое потребительское поведение нельзя назвать результатом выбора. Подлинно свободный выбор, основанный на индивидуальных предпочтениях, собственном вкусе или рекомендациях друзей, модных тенденциях или демонстрационных образцах опережающих групп, приверженности определенному бренду или стране-производителю, религиозных догмах, физиологических особенностях, могут позволить себе лишь покупатели с довольно высоким уровнем достатка. Рядовой потребитель приобретает импортный ширпотреб. Но потребительский спрос и высокодоходных, и низкодоходных покупателей направлен на продукцию зарубежных товаропроизводителей, стимулируя развитие не отечественной, а иностранной легкой промышленности. Это тем более обидно, поскольку в России среди стран «большой восьмерки» отмечается самый большой удельный вес затрат на покупку одежды и обуви в потребительских расходах населения. Так, в 2011 г.

он равнялся 9,9%, тогда как в 2005 г. в США – 4,25 и во Франции – 3,7% [5; 11].

Между тем розничный рынок товаров легкой промышленности по значимости является самым крупным среди непродовольственной продукции. Его емкость оценивается специалистами в размере 2 трлн. руб., но на долю товаров отечественного производства по итогам 2010 г. приходилось всего 21,6% [6]. Оставшийся объем заполняет импорт, причем значительную его часть составляют незаконно произведенные и нелегально ввезенные на территорию РФ товары.

Тем не менее, как уже отмечалось, наличие на рынке относительно дешевых по сравнению с российскими импортных товаров позволяет удовлетворить спрос низкодоходных групп, создает видимость конкурентной среды и ограничивает общий рост цен [12].

Однако в ценовой гонке на свои изделия отечественные производители держат сомнительное первенство, хотя это, пожалуй, единственное поле, на котором они могли бы конкурировать за потребительский спрос, поскольку в условиях свободного рынка патриотические чувства требуют материального стимулирования. Например, за 2000-2010 гг. импортные цены на хлопчатобумажные ткани снизились в долларовом выражении почти на 30%, в то время как отечественные производители подняли цену за квадратный метр в 2,5 раза, но влияние импорта, возросшего почти в 4 раза на фоне сокращения на 15% производства в России, заставило розничных продавцов ограничить рост цен для конечного потребителя в 2,36 раза.

Цена за пару импортной обуви за тот же период повысилась на 80%, а российские обувщики увеличили цену в 2,6 раза, но поскольку в абсолютном выражении импорт обуви увеличился в 14,3 раза по сравнению с внутренним производством всего в 3 раза, рост розничных цен составил 2,4 раза, т.е. был ниже, чем рост цен производителей [3].

И.М. Айзинова

По условиям налогообложения и кредитования бизнеса вся отечественная промышленность, а не только легкая, проигрывает иностранным конкурентам. В российской налоговой системе основное бремя налоговой нагрузки несет реальный сектор, тогда как в других странах – физические лица с высоким уровнем доходов.

Так, в 2010 г. налоговые поступления от предприятий и организаций (налог на прибыль, взносы на социальное страхование3 и налог на добавленную стоимость на товары и услуги, произведенные на территории РФ, а также ввезенные4 на ее территорию) составили 42,1% доходной части консолидированного бюджета РФ, тогда как налог на доходы физических лиц – всего 11,2% [3]. В Германии, например, подоходный налог с физических лиц составляет немногим менее 40% общей суммы налоговых поступлений, при этом сверхвысокие доходы облагаются по максимальной ставке в размере 51% [13]. В Турции, которая является одним из основных поставщиков изделий легкой промышленности на российский рынок, при примерно равных с РФ базовых ставках налога на прибыль и НДС, страховые взносы на социальные нужды, установленные для работодателей, составляют 19,5%, по сравнению с 30%, уплачиваемыми отечественными производителями [14].

Что касается условий кредитования российского бизнеса, то самые общие представления о них дает табл. 4, в которой приведены данные на середину II кв.

2012 г. При том, что даже самые минимальные ставки более чем вдвое превышают уровень инфляции (с начала 2012 г. она составила 4,6%), предоставление кредита сопровождается рядом жестких условий. В стандартный набор обычно входят: поручительство, залог имущества на всю сумму кредита5, успешная работа бизнеса в течение года, вложение 30% собственных средств заемщика. Разумеется, в регионах, в зависимости от их экономической ситуации, кредитные ставки ниже, чем в Москве, однако «на местах» действуют, в основном, филиалы все тех же крупных столичных банков, и принципы кредитной политики остаются неизменными.

–  –  –

Деятельность же специального Легпромбанка запомнилась не успехами в развитии соответствующей отрасли экономики, а судебными тяжбами с пайщиками и мошенничеством, завершившимися крупным скандалом 2004-2005 гг., отзывом лицензии и банкротством. Лицензия была отозвана в связи с неисполнением банДо 2010 г. – Единый социальный налог.

Практически все предприятия легкой промышленности работают на импортном оборудовании.

При меньшей сумме залога процентная ставка повышается.

Российская легкая промышленность на пороге ВТО ком федеральных законов, регулирующих банковскую деятельность, и нормативных актов ЦБР, а также неисполнением своих денежных обязательств.

Неслучайно в любом обследовании предпринимательской деятельности на первых местах среди факторов, сдерживающих активность, оказываются тяжесть налогового бремени и высокий уровень ставок по кредитам. По условиям налогообложения и кредитования российский бизнес изначально проигрывает в конкурентной борьбе с иностранными компаниями.

Те же предприятия Легпрома, которые до сих пор работали в протекционистских условиях Особых экономических зон, лишатся своих преимуществ, поскольку со вступлением в ВТО ОЭЗ прекратят (за малым исключением, и то на ограниченный срок) свое существование. При этом следует отметить, что при общем небольшом количестве ОЭЗ промышленного направления, предприятиям Легпрома не нашлось места даже в ОЭЗ «Липецк», расположенной в непосредственной близости от традиционных центров российской текстильной и швейной промышленности.

Наконец, существует технический момент, который может иметь негативные последствия для российского бизнеса. Как известно, ВТО не работает под эгидой ООН, и русский язык не входит в число ее официальных языков. Поэтому в случае возникновения конфликта интересов и споров хозяйствующих субъектов вся документация и арбитражное судопроизводство будут вестись на иностранном языке.

Вряд ли мелким и даже средним отечественным компаниям, в какой бы отрасли экономики они ни работали, удастся содержать штат юристов и переводчиков, обеспечивающих аутентичный перевод письменных документов и устных переговоров. В этом аспекте внешнеэкономической деятельности отечественные компании окажутся в заведомо менее выгодном положении при прямом выходе на международный рынок в новых условиях. Обращение же к посредническим услугам повысит себестоимость производимой продукции, соответственно – и без того неконкурентоспособные цены.

На общем фоне заметно выделяется, пожалуй, единственная по-настоящему успешная подотрасль легкой промышленности – fashion industry – «индустрия моды». Она концентрирует высокий творческий потенциал, лучшие профессиональные кадры, имеет мощную спонсорскую и PR-поддержку, проводит агрессивные рекламные кампании и соперничает на международных показах с ведущими модными домами Европы, Америки и Азии. Однако ее продукция носит элитарный эксклюзивный характер, ориентирована на VIP потребителей как внутри страны, так и за рубежом, и никак не соприкасается с интересами и ограниченным платежеспособным спросом массового покупателя.

Другие подотрасли нуждаются в последовательной полномасштабной государственной поддержке в сочетании с созданием режима наибольшего благоприятствования для частного бизнеса.

Примером государства, проводящего такую экономическую политику можно назвать Турцию. Еще в начале 30-х годов прошлого века правительство организовало специальный банк, кредитовавший строительство государственных прядильных и ткацких фабрик. В результате всего за пять лет объем производства легкой промышленности возрос на 60%: хлопчатобумажных пряжи, тканей и одежды – на 65%, шерстяной пряжи, тканей и одежды – на 40%, кожаных изделий – на 38%.

В течение двух последующих десятилетий, продолжая осуществлять государственный контроль над управлением отраслью, правительство Турции стало активно стимулировать развитие частного бизнеса: был отменен производственный налог, ставка которого прямо зависела от количества единиц эксплуатируемого оборудования, повышены ввозные пошлины на импорт товаров легкой промышленности, снижены таможенные тарифы на ввоз импортного оборудования, организован Турецкий промышленный банк развития (Turkey Sanayi Kalkinma Bankasi), предоставлявший кредиты в иностранной валюте для ввоза оборудования из зарубежных стран. Большое внимание уделялось развитию сырьевой базы. Набор этих мер, являющийся универсальным независимо от страны и исторического периода, приносит вполне ощутимые результаты. Уже к концу 60-х годов в Турции было модернизировано 77% станочного парка. Интенсивный рост частного бизнеса, создание новых предприятий и увеличение занятости заложили основу экспортного потенциала легкой промышленности Турции.

В 2000 г. была принята перспективная программа экспортно-ориентированного развития легкой промышленности, которая включала модернизацию основных фондов, в первую очередь технологического обоИ.М. Айзинова рудования, внедрение прогрессивных методов организации и управления производством, повышение квалификации кадров, что также не является чем-то экстраординарным, но тем не менее способствует успешному развитию отрасли. В первое пятилетие XXI в. легкая промышленность Турции обеспечивала около 11% ВНП, 35% доходов от экспорта, предоставляла 20% рабочих мест. Текстильная и швейно-трикотажная отрасли стали вторым (после туризма) инвестором турецкой экономики. В этих отраслях к 2005 г. было сосредоточено до четверти из 500 крупнейших турецких компаний и до четверти из 1167-ми компаний с участием иностранного капитала. Всего в отрасли действовало более 40 тыс. компаний, из которых 25% экспортировали свою продукцию в большинство стран мира и обеспечивали занятость сотен тысяч людей. Коэффициент использования производственных мощностей в целом по отрасли колебался в эти годы от 75 до 80%. Турция заняла пятое место в мире по темпам обновления технологического оборудования в легкой промышленности после Китая, Кореи, Тайваня и Италии. При этом 63,8% действующего оборудования было установлено с 1995 по 2003 г. (эти производственные мощности способны обеспечивать до трети мирового производства).

В следующие пять лет экспорт текстильной продукции и готовой одежды из Турции составил около 40% общего объема ее экспорта. Так, только за 2008 г. экспорт трикотажа фабричного производства увеличился на 11,2% по сравнению с предыдущим годом. Если в начале 1990-х годов общий объем экспорта одежды турецкого производства составлял лишь около 2,9 млрд. долл. США, то за 20 лет он возрос почти в 4 раза и к 2009 г. достиг 12,9 млрд. долл. США. В результате доля швейной промышленности Турции в мировой торговле составила 3,8% (четвертое место), а в ЕС она считается вторым крупнейшим поставщиком с долей 12,1%.

Рост производства поддерживается внутренними и внешними инвестициями. Государство берет на себя оплату 25% потребляемой предприятиями электрической энергии, 50% выплат в фонд социального обеспечения, 100% отчислений в пенсионный фонд [16].

Перспективным направлением развития легкой промышленности Турции является развитие нанотехнологий, позволяющих производить инновационные текстильные материалы и изготавливать на их основе так называемую «умную одежду», обладающую принципиально новыми потребительскими свойствами [17].

Программа государственной поддержки легкой промышленности действует в Узбекистане. Даже ведущие мировые державы, для которых легкая промышленность не является «профильной», стимулируют ее развитие, благодаря чему доля отрасли в США, Италии, Германии достигает 8-12%, Китая – 13%. В этих странах также реализуются программы поддержки, в целях обеспечения национальной безопасности законодательно защищаются внутренний рынок и интересы национального товаропроизводителя.

При этом вложения в легкую промышленность являются отнюдь не безвозмездным субсидированием и в России. Например, в 2004 г. каждый вложенный в эту отрасль рубль обеспечил дополнительные поступления в бюджеты всех уровней и внебюджетные фонды в размере 6-7 руб., а по некоторым предприятиям – даже 20-30 руб. Основная цель Стратегии развития легкой промышленности на период до 2020 г., принятой в 2009 г., состоит в том, чтобы использовать этот потенциал в качестве источника бюджетных доходов и переломить ситуацию, в которой российский рынок легкой промышленности работает на бюджеты иностранных государств.

Амбициозные задачи по достижению устойчивого и эффективного функционирования группируются по двум основным направлениям: инновационная перестройка производства и совершенствование торговой и внешнеэкономической деятельности. В рамках первого направления путем коренного обновления ОФП на основе инновационного технико-технологического перевооружения и модернизации производства предполагается добиться роста его объема в 3,1 раза, в том числе инновационной продукции – в 16 раз к уровню 2008 г. Эти меры предположительно обеспечат ежегодные поступления в бюджеты всех уровней в размере 30 млрд. руб.

Важная роль отводится созданию собственной сырьевой базы легкой промышленности (удельный вес сырья в издержках производства составляет более 33%), увеличению объемов, расширению ассортимента и повышению качества отечественного сырья, что должно привести к снижению себестоимости и росту конкурентоспособности товаров российских производителей.

Большое внимание должно уделяться обеспечению отрасли трудовыми ресурсами, повышению их квалификации и оплаты труда (к 2020 г. ожидается рост среднемесячной заработной платы в 3,6 раза к уровню 2008 г.).

В торговой и внешнеэкономической сфере ставится цель создания цивилизованного рынка потребительских товаров и рыночной инфраструктуры, развития отечественной межотраслевой и межрегиональной товаропроводящей сети. Неотложной задачей является защита внутреннего рынка от теневого оборота незаконно произведенной и ввезенной продукции. Ликвидация технического отставания от ведущих стран – игроков на мировом рынке продукции легкой промышленности – должна повысить конкурентоспособность российской продукции и привести не только к постепенному импортозамещению (к концу прогнозного периода предполагается довести долю отечественных товаров на внутреннем рынке до 50%, а долю теневого оборота снизить до 10%), но и в 4,2 раза увеличить экспорт. Намечается расширение межгосударственного сотрудничества на товарных рынках продукции легкой промышленности со странами СНГ и дальнего зарубежья.

Совершенствование таможенно-тарифного регулирования призвано снизить товарную и экономическую зависимость российских потребителей и производителей от импорта, обеспечить стратегическую безопасность страны и привлечь дополнительные бюджетные доходы в размере 370 млрд. руб. от сбора пошлин и НДС на импорт тканей, одежды, обуви и прочих товаров и от дополнительных налоговых поступлений. В результате доля легкой промышленности в общем объеме промышленного производства в 2020 г. должна составить 2,5%.

Реализация Стратегии распространяется на многие федеральные округа. Перечень пилотных и инвестиционных проектов включает в ЦФО – Ивановскую (4 объекта), Ярославскую (9 объектов), Тверскую, Владимирскую, Костромскую, Смоленскую и Московскую области. В СЗФО в него входит Вологодская область, в ЮФО – Волгоградская область. ПФО представлен в этом проекте Республиками Татарстан, Башкортостан, Ульяновской, Нижегородской и Самарской областями, УФО – Тюменской областью. Реализация инноваци

<

Российская легкая промышленность на пороге ВТО

онного варианта должна привести к росту производства на основе модернизации и повышению инвестиционной, бюджетной и экспортной привлекательности отрасли и ее роли в экономике страны.

Потребность отрасли в финансовых средствах на 2009-2020 гг. для реализации Стратегии, определена по инерционному сценарию развития в размере 77,62 млрд. руб., по инновационному – 145,63 млрд. руб. Инвестиции на техническое перевооружение и модернизацию текстильного, швейного и мехового производств составят соответственно по вариантам 50,67 и 93,5 млрд. руб., производства кожи, изделий из кожи и обуви – 21,72 и 39,9 млрд. руб.

Финансовые затраты на выполнение НИОКР (инновационный вариант) составят – 1,75 млрд. руб., на реализацию ВИП проектов – 1,58 млрд.руб. В качестве источников финансирования будут задействованы: федеральный бюджет (7,5% общей суммы), бюджеты субъектов Федерации (4,5%), собственные средства и средства инвесторов (44,8%), привлеченные средства (банковские кредиты и прочие источники – 43,2%) [6].

Однако структура источников финансирования реализации Cтратегии, в которой основная тяжесть затрат ложится на предприятия, вызывает серьезные сомнения, поскольку отрасль испытывает постоянную нехватку средств даже на обслуживание текущего оборота. Что же касается привлечения банковских кредитов, то о неблагоприятных условиях кредитования было сказано выше.

Наряду с нехваткой финансовых ресурсов, одним из весомых сдерживающих факторов является недостаточность собственной сырьевой базы. После отделения среднеазиатских республик хлопок стал предметом 100-процентного импорта6.

Однако, если его нельзя выращивать в России по причине не подходящих природных условий7, то лен является традиционной для нашей страны сельскохозяйственной культурой. Но и урожайность, и качество произрастающего в России льна значительно хуже, чем во Франции, Бельгии, Польше, Украине, Беларуси и других странах. Длинное льноволокно (от № 12 и выше), в основном, импортируется.

В настоящее время производство льна в России покрывает потребности в нем отечественных предприятий на 68%.

Превращению производства и переработки льна в одно из наиболее перспективных и успешных направлений развития легкой промышленности, по мнению экспертов, должно способствовать использование не только длинного, но и короткого волокна (доля которого в общем балансе льняного сырья составляет 75%), посредством создания промышленной технологии производства импортозамещающего сырья – модифицированного льняного волокна (котонина) и модернизации прядильного и ткацкого оборудования для его использования.

Положительным примером развития льняной отрасли стал комбинат «Вологодский текстиль», который еще несколько лет назад производил грубые льняные полотна, но за три последних года стал крупнейшим производителем костюмно-плательных тканей в России, увеличив производство вдвое на фоне 50-процентного падения рынка льняных тканей по стране в целом и в 2011 г. выпустив свою первую коллекцию льняной одежды [18].

Тонкая и мериносная шерсть в России почти не производится, шелк полностью импортируется. Доля импортных химических волокон составляет почти 67%, поскольку значительная часть их производства оказалась за границами России, а та, что осталась на ее территории, требует модернизации.

Ее целям служит осуществление инвестиционного проекта «Разработка промышленных ресурсо- и энергосберегающих технологий производства инновационных текстильных материалов двойного назначения с комплексом защитных свойств на основе шерстяных и химических волокон». В рамках проекта разработаны полушерстяные детские и подростковые одежные ткани нового поколения, в том числе для пошива школьной формы, обладающие комплексом защитных свойств – биоактивных, антистатических, гипоаллергенных, которые придают им пластичность, обеспечивают сохранение формы, высокую износостойкость и отсутствие пиллинга. Для отделки новых тканей специально разработаны экологически безопасные композиционные материалы, которые придают им комплекс функциональных, гигиенических и защитных свойств. Производит такие ткани ОАО «Брянский камвольный комбинат» [7].

Замещению импорта химических волокон и нитей продукцией отечественного производства должно способствовать строительство комбината синтетического волокна на территории Ивановской области, рассчитанного на производство 190-200 тыс. т полиэстра, что позволит полностью удовлетворить потребности как вновь строящихся, так и действующих текстильных предприятий [7].

Во время недавнего неурожая хлопка в основных странах, где он выращивается, снижения мирового объема производства и в связи с этим резкого роста цен на него даже поднимался вопрос о размораживании Росрезерва, хотя уровень запасов хлопка составляет немногим более половины от нормы накопления.

В Астраханской области проводится эксперимент по выращиванию хлопка, но даже при его успешном исходе местное производство не обеспечит всю потребность российской хлопчатобумажной промышленности в этом виде сырья, и импортная зависимость сохранится.

И.М. Айзинова В ОЭЗ «Алабуга» в Республике Татарстан намечено реализовать уникальный инвестиционный проект в сфере легкой промышленности. Он включает в себя все стадии производства колготок – от переработки полиамидного гранулята и производства нитей до получения конечной продукции – высококачественных женских колготок. В создание мощностей завода по производству полиамидных нитей типа «найлон-6,6» объемом 2,4 тыс. т в год, а также женских колготок – 30 тыс. пар в год предполагается вложить более 3,7 млрд.

руб. [18]. Однако после вступления в ВТО эта ОЭЗ со всеми ее льготами и преференциями прекратит свое существование, что может отрицательно сказаться на реализации данного проекта.

Однако члены промышленного сообщества и аналитики констатируют, что действующие бюджетное и налоговое законодательства РФ не предусматривают предоставления льгот для создания новых производств в легкой промышленности, а также льготных условий для пилотных проектов в этой отрасли, что тормозит процесс ее технического перевооружения. Эксперты отмечают, что в России производство продукции высокой переработки может стать вообще экономически невыгодным (рентабельность отечественного производства не превышает 5-7%, а зарубежных – 100% и выше), и достижение основной цели Стратегии развития легкой промышленности России до 2020 г. – технологического прорыва и инновационного развития отрасли – окажется под угрозой [7].

В любом случае техническая и технологическая модернизация требует значительных капиталовложений и длительного периода времени, чтобы получить эффективный результат. Пока за три прошедших с момента ее разработки года (2009, 2010 и 2011) показатели ведущей – текстильной – отрасли по производству хлопчатобумажных, шерстяных и льняных тканей оказались ниже прогнозных цифр Стратегии не только по инновационному, но и по инерционному сценарию (табл. 5). Прогнозных значений не достигло и производство чулочно-носочных изделий, и только обувная отрасль во многом превысила намеченные показатели.

Таблица 5 Прогнозные и фактические показатели производства некоторых видов продукции легкой промышленности в 2009-2011 гг.

(I – инерционный сценарий, II –инновационный сценарий)

–  –  –

Основные текущие направления работы по улучшению ситуации в легкой промышленности были обсуждены на VI Международном текстильно-промышленном форуме «Золотое кольцо» [7]. Они состоят в отмене ввозных пошлин и с 2009 г.

взимания НДС на импортное оборудование, аналоги которого не производятся в России, субсидировании процентных ставок по кредитам на техническое перевооружение и снятии ограничений по срокам действия этих кредитов, в осуществлении научных разработок. В принципе, эти меры почти не отличаются от практиковавшихся в Турции и приведших ее легкую промышленность к успеху, но для российского Легпрома, по мнению специалистов, этого недостаточно.

Российская легкая промышленность на пороге ВТО

По поводу непосредственной поддержки отечественного товаропроизводителя путем размещения госзаказа8, эксперты также сходятся во мнении о половинчатости этой меры. Обеспечение вещевого довольствия армии и других силовых структур занимает важное место в системе национальной безопасности. Но особенность госзаказа состояла в том, что он касался только готовой продукции, но не сырья и полуфабрикатов, которые ввозились по импорту, нередко в ущерб качеству. Это вызывало снижение объема закупок российских тканей, по некоторым оценкам, от 30 до 50%. Одновременно с сокращением объема производства предприятия были вынуждены содержать резервные мощности, что вело к убыткам. Чтобы избежать подобной ситуации, фабрики, получившие гособоронзаказ, обяжут шить обмундирование из отечественных тканей. Вначале это будет относиться к шерстяным и полушерстяным тканям, затем – к хлопку и льну.

Обеспечение стабильных условий работы швейного производства и ткацких фабрик имеет и негативную сторону. Стоимость конечной продукции возрастет, поскольку импортное сырье, даже с учетом затрат на его транспортировку, дешевле отечественного, поэтому расходы казны на вещевое довольствие увеличатся.

Что касается экспортных перспектив российского Легпрома, то к числу сдерживающих факторов можно причислить и протяженность территории, что обусловливает отдаленность от возможных рынков сбыта и достаточно длительный период логистики. Подавляющая доля импорта на внутреннем рынке уменьшает размеры доходных поступлений в бюджетную систему, снижает конкурентный потенциал российских предприятий и их рентабельность и препятствует потенциальному увеличению объемов производства продукции легкой промышленности. Со вступлением в ВТО данные факторы не только сохранятся, но и усилят свое давление.

Кроме того, в случае общего ухудшения экономической ситуации легкая промышленность вряд ли окажется на первых позициях в очереди отраслей, которые могут рассчитывать на прямую государственную поддержку.

Ограниченные экспортные возможности российского Легпрома и ценовой барьер на пути вытеснения иностранных конкурентов с внутреннего рынка вкупе с финансовыми, технико-технологическими и кадровыми трудностями, делают на сегодняшний день шанс отечественной легкой промышленности переступить порог ВТО в качестве полноправного и влиятельного участника менее вероятным, чем перспективу этой отрасли остаться за порогом.

Литература

1. http://dc.academic.ru

2. Народное хозяйство РСФСР в 1990 году. М.: Финансы и статистика, 1991.

3. Российский статистический ежегодник. 2010. М.: Росстат, 2011.

4. Промышленность России. М.: Росстат, 2010.

5. Россия в цифрах. М.: Росстат, 2012.

6. Стратегия развития легкой промышленности России на период до 2020 года. http://www.minpromtorg.gov.ru

7. Итоги работы отрасли и основные направления инновационного развития легкой промышленности. Режим доступа: http://www.minpromtorg.gov.ru

8. Народное хозяйство СССР в 1990 году. М.: Финансы и статистика, 1991.

9. Национальные счета России в 2003-2010 гг. М.: Росстат, 2011.

10. www.gks.ru Информация о социально-экономическом положении России в январе-марте 2012 года 11. «Группа восьми» в цифрах. М.: Росстат, 2009.

12. Айзинова И.М. Экономика недопотребления. Ч. II // Проблемы прогнозирования. 2011. № 3.

13. http://forum.addhome.ru

14. www.rustm.net

15. www.moscow-kredit.ru, http://www.absolutbank.ru, http://www.investbank.ru, http://www.rosavtobank.ru, http://www.

uniastrum.ru, http://www.skbbank.ru

16. http://www.legpromsme.ru

17. http://new. inforturk.biz

18. www.cotton.ru Напомним, что еще в начале становления легкой промышленности суконные и полотняные мануфактуры работали по казенным заказам.

Похожие работы:

«Таджикистан Страновой отчет по выполнению Плана действий Стратегии содействия транспорту и торговле Подготовлен: Г-н Рустам Аминджанов, Советник национального координатора Г-н Бахридин Азаматов, Координатор ЦАРЭС 24 Апреля 2009 I. Содействие торговле и транспорту 1. Правительство Таджикистана (далее Правительс...»

«УДК 542.6.063, 621.3, 681.7 Рындин Д.А., Лысенко А.В., Сидорова Е.А. ФГБОУ ВПО "Пензенский государственный университет" ПРИМЕНЕНИЕ ИНДИКАТОРНЫХ ПРОНИКАЮЩИХ ВЕЩЕСТВ ДЛЯ ПОВЫШЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ РАБОТЫ АВТОМАТИЧЕСКИХ СИСТЕМ ОПТИЧЕСКОГО КОНТРОЛЯ ПЕЧАТНЫХ ПЛАТ Аннотация. В статье показана актуальность выявления латентных п...»

«ЗАКОН РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН от 25 сентября 2014 года №ЗРУ-376 О социальном партнерстве Принят Законодательной палатой 18 июня 2014 года Одобрен Сенатом 28 августа 2014 года Глава 1. Общие положения Статья 1. Цель настоящего Закона Целью настоящего Закона является регулирование отношений в области социального партн...»

«ТЕРРИТОРИАЛЬНОЕ СОГЛАШЕНИЕ между Федерацией профсоюзов Новосибирской области, Новосибирским Союзом руководителей предприятий и работодателей и мэрией города Новосибирска на 2014 2016 годы Мэрия города Новосибирска (далее по тексту мэрия) в лице исполняющего обязанности мэра города Новосибирска, действующего...»

«БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ФАКУЛЬТЕТ ФИЛОСОФИИ И СОЦИАЛЬНЫХ НАУК Кафедра социологии Л.Г.Титаренко ГЕНДЕРНАЯ СОЦИОЛОГИЯ Учебно-методический комплекс Для студентов факультета философии и социальных наук по специальности “Социология” Минск УДК 316.346.2 (075.5) ББК 60.54 p Т34 Рецензент...»

«ЗАЩИТА ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ Основные статьи Закона "О защите прав потребителей" с комментариями и образцами претензий Подготовлено с использованием материалов Центра по Защите прав потребителей РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ЗАКОН О ЗАЩИТЕ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ Основные понятия, используемые в настоящем Законе:...»

«питАННЯ глОтОДиДАктики І метОДики ВиклАДАННЯ мОВи R. Grenarov NEW EDUCATIONAL INFORMATION TECHNOLOGIES IN TEACHING THE RUSSIAN LANGUAGE The paper deals with the use of new Educational information technologies in teachi...»

«Обобщение опыта по внедрению ФГОС ДО в опережающем режиме в рамках работы пилотной площадки МКДОУ ХМР "Детский сад "Сказка" п. Горноправдинск" В последние годы происходят существенные изменения в системе дошкольного образования, появило...»

«Департамент образования Администрации МО г. Салехард Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение "Средняя общеобразовательная школа №2" "РАССМОТРЕНО" "СОГЛАСОВАНО" "УТВЕРЖДЕНО" протокол № 1 от 29.08.2016г. протокол №1 от 30.08.2016г. приказ...»

«Публичное акционерное общество "Группа Компаний ПИК" Годовой отчет 2015 год ДОСТОВЕРНОСТЬ УТВЕРЖДЕН Советом директоров ДАННЫХ ПАО "Группа Компаний ПИК" ПОДТВЕРЖДЕНА Ревизионной комиссией (Протокол № 21 от 16 мая 2016 г.) ПАО "Группа Компаний ПИК" ГОДОВОЙ ОТЧЕТ Публичного акционерного общества "Группа Компаний ПИК"...»

«113 Turczaninowia 2010, 13(1) : 113–116 ФЛОРИСТИЧЕСКИЕ НАХОДКИ УДК 581.9 (571.6) Л.А. Антонова L.A. Antonova НОВЫЕ АДВЕНТИВНЫЕ ВИДЫ ВО ФЛОРЕ ХАБАРОВСКОГО КРАЯ NEW ALIEN PLANT SPECIES IN THE FLORA OF KHABAROVSK REGION А...»

«Пресс-релиз Профессионалы со всего мира встретятся на выставке "Мясная промышленность. Куриный Король. Индустрия Холода для АПК / VIV Russia 2017" Международная выставка инновационных технологий и перспективных разработок в сфере АПК – "Мясная промышленность. Куриный Король. Индустрия Холод...»

«164 ФИЛОСОФИЯ РЕЛИГИИ И РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ УДК 2 + 32 Р. В. Светлов Религия и публичная политика В статье рассмотрено место религии в современном пространстве публичной политики. Констатируется новый этап в существо...»

«Отчет экзаменатора Экзамен ДипИФР июнь 2013 Общие комментарии Экзамен состоял из четырех вопросов, один из которых оценивался на 40 баллов, остальные три вопроса на 20 баллов каждый. Кандидаты должны были ответить на все четыре вопроса. Большинство кандидатов отве...»

«Аналитическое Кредитное Рейтинговое Агентство Кодекс этики и профессионального поведения 10 декабря 2015 Оглавление ВВЕДЕНИЕ 2 ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 2 РЕЙТИНГОВАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И ОГРАНИЧЕНИЯ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ АКРА 3 ПЕРЕЧЕНЬ ТЕРМИН...»








 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.