WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

«МОУ «Средняя общеобразовательная школа №1» Внеклассное мероприятие, посвященное В.М. Шукшину Слово о мастере. Художественные зарисовки. Автор: Корохова ...»

МОУ «Средняя общеобразовательная школа №1»

Внеклассное мероприятие, посвященное В.М. Шукшину

Слово о мастере.

Художественные зарисовки.

Автор: Корохова Екатерина Сергеевна,

учитель русского языка и литературы

Бийск 2009

Содержание

Введение …………………………..………………………………………3

Методическая разработка внеклассного мероприятия………………….5

Заключение……………..…………………………………………………..20

Список литературы………………………………………………………...21

Введение

В июле 2009 года Шукшину исполнилось бы 80 лет. В Алтайском крае этот год объявлен Годом Василия Шукшина. Поэтому мероприятие «Слово о мастере. Художественные зарисовки» является актуальным, так как оно вписывается в систему мероприятий, посвященных юбилею писателя.

Педагогические задачи:

1. Привлечь внимание школьников к личности В.М. Шукшина, его творчеству.

2. Актуализировать нравственно-ценностные смыслы в творчестве В.М. Шукшина (кино, публицистика, проза).

3. Активизировать творческое начало в учащихся, через театральную зарисовку.

4. Приобщить школьников к Шукшинским дням на Алтае.

Место мероприятия в общеобразовательной программе школы:

Данный проект реализуется после изучения тематического блока «В.М.

Шукшин» в учебном курсе для 7 класса «Литература Алтая» (Как вариант:

Курс русской литературы, 10-11 класс). С учащимися заранее обговариваются особенности формы, в которой представлен проект, а также распределяются задания. В подготовке к мероприятию занят весь класс. В процессе мероприятия класс разбивается на несколько групп (для экономии времени и сил при подготовке мероприятия).



Заранее необходимо подготовить:

Совместно: декорации, отобрать подходящие фотографии различных уголков России, Алтая, В.М. Шукшина, подготовить видеоряд «По Чуйскому тракту, заранее найти необходимый фрагмент фильма «Калина красная», подобрать музыкальное сопровождение.

Учителем: Структуру постановки, общую идею, предоставить или указать источники, содержащие необходимую информацию, график репетиций и индивидуальных занятий.

Учениками: выучить роли, приобщиться к духу творчества В.М. Шукшина.

Прогноз возможных проблем:

1. Могут возникнуть трудности в подготовке материала учащимися, для этого дается список литературы и Интернет-ресурсов.

2. Трудности с декорациями (здесь все зависит от желаний и возможностей организации. Варианты: декорации в стиле «Шукшинские чтения на Пикете», литературное кафе и др.)

3. Чтобы избежать накладок во время выступлений необходимо продумать строгий график репетиций (3-5), где стоит заранее обрисовать ситуацию, показать школьникам примеры выразительного исполнения стихотворений, художественного чтения, ответить на все интересующие вопросы.

Методическая разработка Внеклассное мероприятие Слово о мастере. Художественные зарисовки.

Действующие лица: Первый ведущий, Второй ведущий, рассказчик 1, рассказчик 2, поэт, Шукшин-писатель, Шукшин-режиссер, Шукшинпублицист, герои рассказов В.М. Шукшина (дядя Ермолай, Гришка, Васька, Чудик, женщина с крашеными губами, мужчина в шляпе, продавщица, сосед по самолету, телеграфистка), писатели (1-5).

В ролях: ученики 7 класса, в роли одного из ведущих – учитель литературы Алтая.

Оформление класса: сцена, на заднем плане экран, где периодически возникают фотографии В.М. Шукшина, панорамные фото: Чуйский тракт, Сростки, Пикет, Шукшинские чтения, природа Алтая.





Картина 1 На сцене появляется поэт. На экране: видеоряд на тему «Россия», последний слайд: В.М. Шукшин.

Поэт:

Я знаю, что счастье большое Родиться на русской земле;

Я знаю, что счастье большое Жить солнечно, а не во мгле, Но трижды почувствую счастье Сознаньем и сердцем своим, Когда я пойму, что России Сам дорог и необходим, Что слово, которое молвлю, Что дело, которым горю, Так дивно к родному порогу Приблизят весну и зарю.

Первый ведущий: Эти стихи Олега Шестинского точно определяют главную цель жизни Василия Макаровича — быть необходимым Родине.

Красива и неповторима земля алтайская. С детских лет видел ее красоту Шукшин, ее простор, ее высокое небо, синие горы на окоеме, степь, омываемую летними грозами. Эта земля стала тем зерном, что проросло потом в его душе и заколосилось золотым колосом творчества.

Белесо-зеленоватая Катунь вырывается из каменных теснин у села Сростки на простор, широко и вольно разливается по степи, неся свои чистые могучие воды все дальше и дальше. Так и самое творчество Шукшина вырвалось из теснин условностей и литературных канонов и разлилось по всему свету, преодолевая пространства и препоны, торжествующе завоевывая мир.

Наверное, еще в детские годы, глядя с горы Пикет на Катунь, на ее протоки и острова, прочитав книгу о Степане Разине, услышав песни о нем, Шукшин «заболел» на всю жизнь Степаном — сквозным образом во всем его творчестве, средоточием национальных особенностей русского народа, — представляя, что вот здесь у Баклани, возле теперешней паромной переправы, «из-за острова на стрежень, на простор речной волны выплывают расписные Стеньки Разина челны...».' Шукшина всегда мучил вопрос о родине, он стыдился, что покинул ее, мечтал вернуться насовсем и вдали еще больше любил ее.

Выходит Шукшин-земляк. На экране фотографии Сросток, Чуйского тракта, природы Алтая. Тихо звучит далекий мотив старообрядческого стиха «Привычка к счастливой мысли».

Шукшин-земляк: Мо ли это — моя родина, где я родился и вырос?

Мо. Говорю это с чувством глубокой правоты, ибо всю жизнь мою несу родину в душе, люблю ее, жив ею, она придает мне силы, когда случается трудно и горько...

Трудно понять, но как где скажут «Алтай», так вздрогнешь, сердце лизнет до боли мгновенное горячее чувство... Когда буду помирать, если буду в сознании, в последний момент успею подумать о матери, о детях и о родине, которая живет во мне. Дороже у меня ничего нет.

Родина... Я живу с чувством, что когда-нибудь я вернусь на родину навсегда. Может быть, мне это нужно, думаю я, чтобы постоянно ощущать в себе житейский «запас прочности»: всегда есть куда вернуться, если станет невмоготу. И какая-то огромная мощь чудится мне там, на родине, какая-то животворная сила, которой надо коснуться, чтобы обрести утраченный напор в крови. Видно, та жизнеспособность, та стойкость духа, какую принесли туда наши предки, живет там с людьми и поныне, и не зря верится, что родной воздух, родная речь, песня, знакомая с детства, ласковое слово матери врачуют душу.

Родина... И почему же живет в сердце мысль, что когда-то я останусь там навсегда? Когда? Ведь не похоже по жизни-то... Отчего же? Может, потому, что она и живет постоянно в сердце, и образ ее светлый погаснет со мной вместе. Видно, так. Благослови тебя, моя родина, труд и разум человеческий!

Будь счастлива! Будешь ты счастлива — и я буду счастлив.

Шукшин замолкает и смотрит в даль. Мотив обрывается. Фоторяд на экране идет.

Второй ведущий: Алтай, Сростки для Шукшина — не только географическое понятие родины, но и социальное, национальное и нравственное понятие. Здесь для него сходится весь сложнейший комплекс человеческих отношений, здесь он нашел своих «чудиков», здесь он нашел своего героя — вечного работягу, строителя и хранителя России, человека доброго и совестливого, глубоко нравственного.

Чтобы познать творца, надо побывать на его родине, увидеть его земляков, природу, небо. Такая земля должна была иметь своего певца — могучего и светлого таланта — и она его получила в Шукшине.

Талант его высок, как небо над Алтаем, могуч, как горы, просторен, как необъятные степи, чист и светел, как родная его Катунь. Только такая земля — неповторимо прекрасная — и могла породить такой уникальный талант, такое диво дивное, как Шукшин.

Первый ведущий: Слава Шукшина не от многократного и назойливого упоминания его имени. Слава Шукшина иного рода, она идет от внутреннего отклика души русской, о чем так верно сказал Михаил Александрович Шолохов.

На экране портрет М.А. Шолохова и голос за кадром (на записи читает ученик): «Не пропустил он момент, когда народу захотелось сокровенного, и он рассказал о простом, не героическом, близком каждому, так же просто, негромким голосом, очень доверительно. Отсюда взлет и тот широкий отклик, какой нашло творчество Шукшина в сердцах многих тысяч людей...»

Первый ведущий: Народ давно ждал именно такого художника, выразителя его характера и дум, и он пришел с земли алтайской.

Сам Шукшин сказал об этом так:

«Нравственность есть правда. Не просто правда, а — Правда. Ибо это мужество, честность, это значит — жить народной радостью и болью, думать, как думает народ, потому что народ всегда знает Правду».

Потому-то сам народ и принял его сразу, поверил ему, признал героев Шукшина, узнал в них самого себя.

Шукшин остался и будет жить в памяти народной вечно… Шукшин-земляк: Есть на Руси еще один тип человека, в котором время, правда времени, вопиет так же неистово, как в гении, так же нетерпеливо, как в талантливом, так же потаенно и неистребимо, как в мыслящем и умном…Человек этот – дурачок…

Сценки по мотивам рассказа В. М. Шукшина «Чудик»:

Рассказчик: Жена называла его – Чудик. Иногда ласково.

Чудик обладал одной особенностью: с ним постоянно что-нибудь случалось.Он не хотел этого, страдал, но то и дело влипал в какие-нибудь истории – мелкие, впрочем, но досадные.

Вот эпизоды одной его поездки.

Зарисовка первая «В магазине».

Очередь Женщина с крашеными губами:

- Представляете, насколько надо быть грубым, бестактным человеком! У него склероз, хорошо, у него уже семь лет склероз, однако никто не предлагал ему уходить на пенсию. А этот - без году неделя руководит коллективом - и уже: "Может, вам, Александр Семеныч, лучше на пенсию?" Нах-хал!

Мужчина в шляпе:

- Да, да... Они такие теперь. Подумаешь, склероз. А Сумбатыч?.. Тоже последнее время текст не держал. А эта, как ее?..

Чудик: Дайте килограмм конфет, пряников и три плитки шоколада.

Чудик отошел в сторонку, чтобы уложить все в чемодан. Раскрыл чемодан на полу, стал укладывать... Что-то глянул на полу-то, а у прилавка, где очередь, лежит в ногах у людей пятидесятирублевая бумажка.

Чудик: Хорошо живете, граждане! У нас, например, такими бумажками не швыряются.

Продавщица: Давайте положим бумажку на видное место на прилавке.

Сейчас прибежит кто-нибудь.

Чудик: Давайте, нужно всегда поступать честно!

Чудик вышел из магазина в приятнейшем расположении духа.

Чудик: А как это у меня легко, весело получилось: "У нас, например, такими бумажками, не швыряются!" Вдруг его точно жаром всего обдало.

Стоп! Так ведь точно такую бумажку и еще двадцатипятирублевую мне дали в сберкассе дома. Двадцатипятирублевую я сейчас разменял, пятидесятирублевая должна быть в кармане... Нету! Моя была бумажка-то!.

Моя бумажка-то.

Надо пойти и сказать: "Граждане, моя бумажка-то Я их две получил в сберкассе - одну двадцатипятирублевую, другую полусотельную. Одну, двадцатипятирублевую, сейчас разменял, а другой - нету". А вдруг подумают многие "Конечно, раз хозяина не нашлось, он и решил прикарманить". Нет, не пересилить себя - не протянуть руку за проклятой бумажкой. Могут еще и не отдать. Да почему же я такой есть-то?- вслух горько рассуждал Чудик.Что теперь делать?.. Домой надо возвращаться!

Зарисовка вторая «В аэропорту»:

Рассказчик: Быстро стали снижаться. Вот уже земля - рукой подать, стремительно летит назад. А толчка все нет. Как потом объяснили знающие люди, летчик "промазал". Наконец толчок, и всех начинает так швырять, что послышался зубовный стук и скрежет. Это читатель с газетой сорвался с места, боднул Чудика лысой головой, потом приложился к иллюминатору, потом очутился на полу. За все это время он не издал ни одного звука. И все вокруг тоже молчали - это поразило Чудика. Он тоже молчал. Стали.

Страх схлынул, и наиболее веселые уже пробовали робко острить.

Лысый читатель искал свою искусственную челюсть. Чудик отстегнул ремень и тоже стал искать.

Чудик (радостно) - Эта?!

Сосед: Почему обязательно надо руками трогать?

Чудик: А чем же?..

Сосед: Где я ее кипятить буду?! Где?!

Чудик: Не знаю… А поедемте со мной? У меня тут брат живет.

Вы опасаетесь, что я туда микробов занес? У меня их нету...

Рассказчик: Сосед удивленно посмотрел на Чудика и перестал кричать.

В аэропорту Чудик написал телеграмму жене.

Чудик: "Приземлились. Ветка сирени упала на грудь, милая Груша меня не забудь. Васятка".

Телеграфистка: Составьте иначе. Вы - взрослый человек, не в детсаде.

Чудик: Почему? Я ей всегда так пишу в письмах. Это же моя жена!..

Вы, наверно, подумали...

Телеграфистка: В письмах можете писать что угодно, а телеграмма это вид связи. Это открытый текст.

Чудик: Хорошо. Так пойдет: "Приземлились. Все в порядке.

Васятка".

Телеграфистка: Дайте-ка посмотрю. Вот так лучше: "Долетели.

Василий". "Приземлились". Вы что, космонавт, что ли?

Чудик: Ну, ладно. Пусть так будет.

Рассказчик: Звали его - ВасилийЕгорыч Князев. Было ему тридцать девять лет от роду. Он работал киномехаником в селе. Обожал сыщиков и собак. В детстве мечтал быть шпионом.

Все покидают сцену.

Картина 2 На сцену выходит Шукшин-писатель, в руках он держит книгу.

Шукшин садится на стул и обращается к зрителям.

Шукшин-писатель: Всякое зрелище, созданное художником ради эстетического наслаждения, есть гармония красок, линий, света, тени, движения. Главное — движения. Мертвым искусство не бывает. А движение не бывает кособоким, кривым, ибо это уже не движение, а развал на ходу.

Совсем разные явления — кино и рассказ. А законы, по которым сработаны хорошие фильмы и рассказ, одни.

Мне нравится в хорошем рассказе деловитость, собранность. Рассказ тоже должен увлекать читателя, рождать в душе его радостное чувство устремления вослед жизни или с жизнью вместе, как хотите. Часто не понимается, что писатель – это обыкновенный человек, тот самый, который встретил на улице знакомого и захотел рассказать тот или иной случай из жизни.

Мастерство есть мастерство, и дело это наживное. Человеческие дела должны быть в центре внимания рассказа, когда они не выдуманы, то находятся в вечном движении, в неуловимом вечном обновлении. И, стало быть, тот рассказ хорош, который чудом сохранил это движение, не умертвил жизни, а как бы «пересадил» ее, не повредив, в наше читательское сознание. Отходит в сторону.

Сценка по рассказу В. М. Шукшина «Дядя Ермолай».

Рассказчик: Вспоминаю из детства один случай. Была страда.

Отмолотились в тот день рано, потому что заходил дождь. Небо – синимсине, и уж дергал ветер. Мы, ребятишки, рады были дождю, рады были отдохнуть, а дядя Ермолай, бригадир, недовольно поглядывал на тучу и не спешил. Ему охота было домолотить скирду. Но… все уж собирались, и он скрепя сердце тоже стал собираться.

Дядя Ермолай: Самая воровская ночь! Ну-ка, Гришка… Гришка с Васькой, идите на точок – там ночуете. А то как бы в такую-то ночку не подъехал кто да не нагреб зерна. Ночь-то… самая такая.

Рассказчик: Мы с Гришкой пошли на ток. Полтора километра, которые мы давеча проскакали мигом, теперь показались нам долгими и опасными.

Мы наконец заблудились. Сбились с дороги и потеряли ту скирду, у какой молотили. Их было много. Останавливались, ждали, когда осветит: опять все вроде подскакивало, короткий миг висело в воздухе, в синем, резком свете, и все опять исчезало, и в кромешной тьме грохотало.

Гришка: Давай залезем в первую попавшую скирду и заночуем, – Васька: Давай, конечно. А утром скажем, что ночевали на точке, кто узнает?!

Рассказчик: Залезли в обмолоченную скирду, в теплую пахучую солому.

Поговорили малость, наказали себе проснуться пораньше… И не заметили, как и заснули, не слышали, как ночью шел дождь. Мы проспали. Но так как ночью хорошо промочило, наши молотить рано не поедут, мы знали. Мы пошли в дом.

Дядя Ермолай: Ну, караульщики, Как ночевали?

Гришка: Хорошо.

Дядя Ермолай: Все там в порядке? На точке-то?

Васька:– Все в порядке. А что?

Дядя Ермолай: Ничего. Спрашиваю… Я посылал, я и спрашиваю. А что? Зерно-то целое?

Гришка: Целое! А что?

Дядя Ермолай: Да вы были там?! На точке-то?

Гришка и Васька (хором): Как это «были»?..

Дядя Ермолай: Ну да, были вы там?

Гришка и Васька (хором): Были. А где же мы были?

Дядя Ермолай: Да не были вы там, сукины вы сыны! Вы где-то под суслоном ночевали, а говорите – на точке! Сгребу вот счас обоих да носом – в точок-то, носом, как котов пакостливых. Где ночевали?

Гришка и Васька (хором): От… Ты чо?

Дядя Ермолай: Где ночевали?!

Гришка: На точке!

Дядя Ермолай: Васька, где ночевали?

Васька: На точке.

Дядя Ермолай: Да растудыт вашу туда-суда и в ребра!.. Ты гляди, что они вытворяют-то! Да не было вас на току, не было-о! Я ж был там! Ну?!

Обормоты вы такие, обормоты! Я ж следом за вами пошел туда – думаю, дошли ли они хоть? Не было вас там!

Гришка и Васька (хором): Ну и что?

Дядя Ермолай: Что?

Гришка: Ну и… мы тоже были. Мы, значит, маленько попозже… Мы блудили.

Дядя Ермолай: Где попозже?! Где попозже-то?! Я там весь дождь переждал! Я только к свету оттуда уехал. Не было вас там!

Гришка и Васька (хором): Были… Дядя Ермолай: Были?

Гришка и Васька (хором): Были.

Дядя Ермолай: (Он схватил узду… Мы – в разные стороны. Дядя Ермолай постоял с уздой, бросил, сморщился болезненно и пошел прочь, вытирая ладошкой глаза.) Обормоты!. Не были же, не были – и в глаза врут стоят. Штыбы бы вам околеть, не доживая веку! Штыбы бы вам… жены злые попались!.. Обормоты. В глаза врут стоят – и хоть бы что! О!.. Да ты скажи честно: испужались, можеть, не нашли – нет, в глаза смотрют и врут.

Обормоты… По пять трудодней снимаю, раз вы такие.

Днем, когда молотили, дядя Ермолай еще раз подошел к нам.

Дядя Ермолай: Гришка, Васьк… сознайтесь: не были на точке? По пять трудодней не сниму. Не были же?

Гришка и Васька (хором): Были.

Дядя Ермолай: Идите суда… Идите, идите. Вот тут вот я от дождя прятался. А вы где же прятались?

Васька: – А мы – с той стороны.

Дядя Ермолай: С какой?

Васька: Ну, с той.

Дядя Ермолай: Да где же с той-то?! Где с той-то? Я же шумел вас, звал!.. Я ее кругом всю обошел, скирду-то. А молонья такая резала, что тут не то что людей, иголку на земле найдешь. Где были-то?

Гришка: Тут.

Дядя Ермолай: Ну, ладно, ладно… Вы, можеть, боитесь, что я ругаться буду? Не буду. Только честно скажите: где ночевали? Не скину по пять трудодней… Где ночевали?

Васька: На току.

Дядя Ермолай: Да где на току-то!! Где на току-то?! Где, когда я… У-у, обормоты!

Рассказчик: Мы убежали. Дядя Ермолай ушел за скирду… Опять, наверно, всплакнул. Он плакал, когда ничего не мог больше. Потом молотили. По пять трудодней он с нас не скинул.

На сцене остаются Шукшин-писатель и Второй ведущий.

Второй ведущий: Кто знает, на судьбы скольких людей прямо или косвенно повлияли и сама жизнь Василия Макаровича, и его творчество. Ясно одно: не так-то прост был этот человек и его дело, если энергетическое поле шукшинского воздействия на людей расходится в их сердцах и сейчас, словно круги на воде, и долго еще не исчезнет.

Картина 3 К Шукшину-писателю подходит Шукшин-режиссер смотрит на него и говорит свою речь.

Шукшин-режиссер: Надо делать фильм интересно. Если разбудить в зрителе любопытство, заставить волноваться, переживать, сочувствовать хорошему человеку, ненавидеть паразита и прохиндея, радоваться умному и справедливому, он выйдет из кинотеатра и не потребует: «Кому я должен подражать?». Только надо, чтобы он сам поверил. А чтобы верил, мы должны открыть ему правду – художественную правду, правду искусства.

На сцену выходит Первый ведущий.

Первый ведущий: Шукшин один из немногих режиссеров, который очень большое внимание уделял музыке вообще, а в кино — особенно. Он считал, что музыка наряду с художественной и операторской работой является неотъемлемым компонентом фильма. Она должна объяснить недосказанное.

Василий Макарович постоянно ориентировал на народную тематику и не просто там на народные темы, бытующие в городе, не на все, что мы слышим, а на подлинно народное, истовое. У него был огромный дар чувствовать эту истовость, подлинность народной песни.

Шукшин-писатель, Шукшин режиссер уходят. На экране отрывок из кинофильма «Калина Красная», звучит песня «Калина Красная» слова народные обр.Е.Синицына, музыка Я. Френкель.

Экран гаснет на сцену выходит поэт.

Поэт (читает стихотворение Михаила Борисова) Не уйти в работу с головой, Если споришь С собственной судьбой.

Если даль дороги столбовой Не всегда лежит перед тобой.

Седина осела в бороде, А еще И видится, и снится Лунная дорожка на воде, Из какой-то сказки колесница.

Я на ней уверенно стою, И коней умело направляю В юность отгоревшую свою, На побывку к древнему Алтаю.

К заводи приткнусь, И босиком Пробегу по лугу легкокрыло...

Вот уже веселым языком Родина со мной заговорила.

Росная Высокая трава, Вперехлест переплетая ноги, Шепчет мне о выбранной дороге Самые заветные слова.

Появляются писатели Писатель 1. Вслед за известными вопросами «что делать?» и «кто виноват?» Василий Макарович поставил вопрос «что с нами происходит?», призванный родить в душе каждого эхо-отклик: «А так ли я живу? Верно ли?

По совести ли? Достойно ли человека?» Для осознания этих вопросов и их разрешения потребуется не одно десятилетие, а может быть, — столетие. И кажется, лучшим способом почтить память Василия Макаровича было бы наше стремление включиться в решение тех проблем, о которых болела его душа, отдаться этому делу самозабвенно и без остатка, как это сделал сын крестьянина, сын земли алтайской, сын России...

Писатель 2. Главная цель наша — ответить с помощью Шукшина на наши больные вопросы. С помощью его рассказов, с помощью его фигуры, его личности. Он ведь на многое отвечал, но читатель не всегда понимает это как ответы. Вот тут-то, может, и необходимо собрать его мысли как ответы и подтолкнуть читателя к более внимательному и правильному чтению Шукшина.

Писатель 3. Шукшин — фигура огромная, он вышел в те пределы литературы, о которой, быть может, она и сама в себе не подозревала, и заговорил тем языком, который прежде позволялся лишь в исключительных случаях герою, но не автору; Шукшин сделал его для литературы родным, его герой, его «чудик» сделался нашей неспокойной совестью. Потому и нельзя, чтобы его рассказы читали как байки, а на «чудика» смотрели как на шута. Шукшин — это сложный и неспокойный, но честный и любящий мир – любящий человека и его родину. Нашу, стало быть, родину.

Любовь к своей земле, почитание национальных святынь помогут избежать многих бед. В этом я твердо уверен.

Писатель 4. Не будет ни обиды, ни неправды, если сказать, что Шукшин не был только писателем, хотя деревенская проза и числила его своим, и сам он себя по этому «ведомству» проводил. В том-то и секрет, и сила, и тайна, и чудо его жизни, что он писал, играл, ставил свои фильмы, ни на минуту не выводя себя на позицию только «автора», властителя текста или киноматериала. Он всем этим жил. Кажется, он автором-то только и был в то краткое мгновение, когда замысел еще только брезжил и горячил воображение, а как доходило до дела, то с первой строки и первого кадра он уже варился в середине действия, плача, смеясь, страдая, ненавидя, мучаясь от тоски и любви, непонимания и восторга.

Писатель 5. Теперь уже несомненно, что он был явлением подлинно единственным, не знающим подобия ни в мировой, ни в русской практике.

Писателями, актерами, режиссерами в одном лице были многие, но сжатой воплощенной мыслью, живущей идеей был он один.

Не потому ли в каждой отдельной области он был как бы не полон и эту неполноту чувствовал. Да и зрители, и читатели это знали и в книгах «дописывали» актера, а в актерских работах «дочитывали» писателя, все время как бы говорили себе: это еще что! здорово, конечно, но вот еще послушайте, как он об этом пишет, или посмотрите, как он это играет или как он это снял... Для коллег во всех областях он как будто был немного дилетантом, и всяк из них норовил его сузить до одной профессии, к себе перетянуть. А смерть не дала.

Свет становится тусклее. На экране появляется видеоряд «По Чуйскому тракту». Звучит мотив старообрядческого стиха «Привычка к счастливой мысли».

Писатели отходят в глубь сцены. Появляются ведущие.

Первый ведущий: Шукшина отличало стремление к правде во что бы то ни стало. Правда, хотя бы в малом: в характере, в интонации, в детали, в языке... Правда, как способ самовыражения, как стиль жизни, как жажда большой правды, как надежда... Недаром он потом скажет: «Нравственность есть правда».

Второй ведущий: Менялся ли Шукшин с годами? Во многом — вряд ли. Конечно, он становился мудрее, сдержаннее, организованнее. Но стиль его и внутренняя суть оставались прежними. Пожалуй, он не изменялся, а раскрывался. Все, что было в нем, было заложено изначально, и его задача состояла в том, чтобы выразить это наиболее полно.

При всем обаянии Шукшина в жизни, при всей симпатичности его экранных героев про него никак нельзя было сказать: ангел. Отнюдь. У Шукшина характер был сложный, заковыристый, занозистый. Да иначе и быть не могло: ему была дана чуткая душа художника, болеющая и страдающая за все грехи мира.

Первый ведущий: Шукшин, так же, как и Есенин, знал нечто исконное, кондовое, нутряное, заветное. И все это связано с русским национальным характером, с простором, открывающимся с обских круч или с Пикета… (пауза) Звучит дудка. На экране появляются фотографии Пикета, памятника В.М. Шукшина (Скульптор Вячеслав Клыков).

Первый ведущий Вот так: был он человеком (продолжает):

обыкновенным, а оказался необыкновенным. Стремился к простоте, а принес всю сложность мира. Очевидно, Шукшин, был «божьей дудкой», передатчиком от народа в космос, он был рожден, чтобы сказать: вот мы какие, вот мы чего ждем и о чем мечтаем.

Вот почему, мне думается, идут люди к Шукшину, на Пикет. Не только для того, чтобы глотнуть простора и почувствовать потребность полета, но и для того, чтобы отметить родство с художником. Потому что он — один из них, один из нас.

Фото памятника В.М. Шукшина (крупный план).

Ведущие кланяются в пояс и уходят, по одному сцену покидают писатель и еще долго звучит песня сростинского ансамбля «Вечрки» с новым куплетом: "Ушел от нас Шукшин, а ты о нем грустишь".

Конец

Заключение В данный момент ведется реализация данного проекта на базе 7 классов МОУ СОШ №1. Учащиеся проявили интерес к «Слову о мастере» и активно готовят материалы. Привлекательной в данной ситуации является сама форма отчетного мероприятия (Художественные зарисовки), которая позволяет раскрыть талант подростка, представить ученика в творческом процессе в роли творца, а не потребителя.

Нужно помнить, что при всем обаянии Шукшина в жизни, при всей симпатичности его экранных героев про него никак нельзя было сказать:

ангел. Отнюдь. У Шукшина характер был сложный, заковыристый, занозистый. Да иначе и быть не могло: ему была дана чуткая душа художника, болеющая и страдающая за все грехи мира.

Только приобщившись к судьбе писателя, поняв его взгляды на жизнь, на искусство, учащиеся смогут открыть для себя богатейший источник народной жизни, полный надежды и веры в лучшее.

Список литературы

1. Каплина В., Брюхов В. С высоты шукшинского Пикета. – Барнаул:

ОАО «Алтайский полиграфический комбинат», 1998.

2. Шукшин, В.М. Надеюсь и верую: Рассказы. Киноповесть «Калина красная». Письма. Воспоминания. – М.: Воскресенье, 1999.

3. Шукшин, В.М. Тесно жить / Василий Шукшин. – М.: Зебра Е, 2006.

4. Стопченко Н.И. Василий Шукшин в зарубежной культуре.– Ростов–на– Дону: Издательство Ростовского университета, 2001.

5. Попова Т.Н., Максимова О.В и др. Всероссийский мемориальный музей-заповедник Василия Макаровича Шукшина в Сростках, – Сростки: ЗАО «Алтайвитамины», 2007.

6. Огнева Е.В. Слово о матери Шукшина: рукописи, документы, фотографии //Коротков И.А., – Барнаул: ОАО «Алтайский Дом Печати», 2008.

7. http://lib.ru/SHUKSHIN/

8. http://www.shukshin.ru/

Похожие работы:

«Мастерская маленькой музы Программа творческого развития детей и взрослых Автор программы: Лопанцева Любовь Викторовна, педагог первой квалификационной категории, филолог, учитель технологии, создатель и мастер арт-студии "Мастерская ма...»

«SWorld – 18-27 December 2012 http://www.sworld.com.ua/index.php/ru/conference/the-content-of-conferences/archives-of-individual-conferences/decemberMO DERN PROBLEMS AND W AYS O F THEIR SO...»

«1п Названия, образованные от имен персонажей детских сказок, обладают одновременно и сказочными коннотациями. 18См.: Земская Е. А., Китайгородская М. В., Ширяев E. Н. Русская разговор­ ная речь: Общие вопросы. Словообразование. Синтаксис...»

«МОЛДОВА 2016 ТЛ (Торговля людьми) ОТЧЕТ МОЛДОВА: 2 уровень Молдова является страной первоначальным источником торговли мужчинами, женщинами и детьми в рамках торговли с целью сексуальной эксплуатации и принудительного труда. Жертвы из Молдовы являются объ...»

«ПСИХОЛОГИЯ И ПЕДАГОГИКА: МЕТОДИКА И ПРОБЛЕМЫ 4. Лэнгли А. Введение в экзистенционально-аналитическую теорию эмоций: прикосновение к ценности // Вопросы психологии. – 2004. – № 4. – С. 3-21.5. Оллпорт Г. Личность в пси...»

«УДК 378.032 ПРОБЛЕМА ПРОФЕССИОНАЛЬНО-НРАВСТВЕННОГО САМООПРЕДЕЛЕНИЯ БУДУЩЕГО БАКАЛАВРА И ВОЗМОЖНЫЕ ПУТИ РЕШЕНИЯ В СИСТЕМЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ Юшкова К.В. Красноярский государственный аграрный университет, Красноярск, Рос...»

«PROBLEMY WCZESNEJ EDUKACJI / ISSUES IN EARLY EDUCATION ISSN 1734-1582 1 (32) / 2016 e-ISSN 2451-2230 Инна Журавлёва Московский педагогический государственный университет, Москва, Россия innaleksandrovna@list.ru Особенности самопрезентации ребенка в дошкольном возрасте Summary Peculiarities of the self-presentation...»

«89 ИВАН СЕРГЕЕВИЧ ТУРГЕНЕВ (1818-1883) И.С. Тургенев родился в 1818 году в богатой дворянской семье. Детство провел в родовой усадьбе своей матери Спасское-Лутовиново. С 1827 года живет в М...»

«МЧС РОССИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ВОЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "АКАДЕМИЯ ГРАЖДАНСКОЙ ЗАЩИТЫ МИНИСТЕРСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ДЕЛАМ ГРАЖДАНСКОЙ ОБОРОНЫ, ЧРЕЗВЫЧАЙНЫМ СИТУАЦИЯМ И ЛИКВИДАЦИИ...»

«Управление образования администрации Ростовского муниципального района Муниципальное образовательное учреждение дополнительного образования детей Станция юных натуралистов "Фантазии цветов" Адаптированная дополнительная общеобразовательная программа педагог дополнительного образования...»








 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.