WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |

«С. Дикман, С. Дьячкова, В. Луховицкий, О. Погонина, Е. Русакова Разум против предрассудков: преодоление нетерпимости Элективный курс ...»

-- [ Страница 1 ] --

С. Дикман, С. Дьячкова, В. Луховицкий, О. Погонина, Е. Русакова

Разум против предрассудков:

преодоление нетерпимости

Элективный курс

Методическое пособие для учителя

Авторский коллектив:

С. Дикман (Что такое расизм?, Радикальные националистические организации в России)

С. Дьячкова (Вводный раздел, Раздел 4, Работа над самостоятельными

исследовательскими проектами, Маленькие игры и игровые разминки)

Н. Клейменова и Л. Коровина (Антицыганские мифы) В. Луховицкий (Раздел 1, гл. 4, Раздел 2, Итоговое занятие, Предисловие, Программа курса и поурочное планирование, Миф об «этносе» и «национальном характере», Антизападные мифы, Антисемитские мифы, Нетерпимость и дискриминация на основе религии или убеждений) Н. Петрова (Миф о «китайской угрозе») О. Погонина (Раздел 1, гл. 1 – 3, Раздел 3, Мифологическое сознание и ксенофобия, Античеченские мифы, Рекомендации по использованию видео) Е. Русакова (Предисловие, Нетерпимость и враждебность с психологической точки зрения) О. Трифонова (Нетерпимость и дискриминация на основе религии или убеждений).

Оглавление

1. Предисловие ………………………………………………………стр. 3

2. Теоретические материалы для учителя:

Мифологическое сознание и ксенофобия……………… стр. 8 2.1 Нетерпимость и враждебность с психологической точки 2.2 зрения…………………………………………………………………… стр. 23 Миф об «этносе» и «национальном характере» ……. стр. 40 2.3



3. Программа факультативного курса и поурочное планирование…………………………………………………. стр. 49

4. Конспекты уроков:

4.1. Вводный раздел ……………………………………………стр. 55

4.2. Раздел 1 ……………………………..….………………….стр. 78

4.3. Раздел 2 ………………………………………………….стр. 97

4.4. Раздел 3 …………………………………………………….стр. 125

4.5. Раздел 4 ……………………………………………………. стр.139

4.6. Итоговое занятие ………………………………………. стр. 184

5. Материалы для самоподготовки учителя:

Работа над самостоятельными исследовательскими проектами …………………………………………………………… стр. 185 Маленькие игры и игровые разминки …………………. стр. 187 Рекомендации по использованию видео ……………… стр.193 Что такое расизм? …………………………………………. стр. 196 Миф о «китайской угрозе» ……………………… стр. 205 Антизападные мифы ………………………………... стр. 214 Антисемитские мифы ………………………………….. стр.219 Античеченские мифы …………………………………. стр. 232 Антицыганские мифы ……………… стр. 236 Нетерпимость и дискриминация на основе религии или убеждений ……………………………………………………………. стр. 244 Радикальные националистические организации в России ……………………………………………………………………… стр. 250 Предисловие

1.В российской педагогике существует три подхода к воспитанию толерантности и профилактике враждебности в обществе:

межкультурное образование развитие навыков межличностного общения и умения мирно разрешать конфликты борьба с нетерпимостью и дискриминацией.

Это не просто разные программы и методики. В основе каждого подхода – определенная концепция, объясняющая причины ксенофобии и, значит, предлагающая свои пути решения проблемы.

Первый подход основан на «гипотезе контакта», которая состоит в следующем.

Люди испытывают страх, неуверенность, негативные чувства по отношению к незнакомым группам, потому что не понимают, чего ожидать от ее членов. Отсюда и наиболее логичный путь воспитания толерантности: снизить уровень напряжения при контактах с представителями незнакомых этнических, религиозных и других групп, познакомив с принятыми в этих группах обычаями, традициями, правилами поведения.

Плюсом этого подхода является его относительная простота и доступность.

Достаточно найти яркий материал о каких-либо внешних отличиях (в типах жилища, пище и одежде, в правилах этикета или фольклоре) и выстроить занятие так, чтобы дети убедились в относительности своих представлений о том, что такое «нормальное поведение». «Как хорошо, что все мы разные!» - таков девиз этого подхода. Наиболее удачный, с нашей точки зрения, пример – учебная выставка «Я и другой», разработанная сотрудниками московского Детского Открытого Музея на основе образовательного проекта Я. Д. Тюрнера и Г. В. Виссера (Нидерланды).

С точки зрения многих сторонников этого подхода, занимающихся воспитанием этнической толерантности, все человечество разделено на «народы» («национальности», «этносы»), между которыми неизбежны «межнациональные конфликты», поскольку самое главное для «этнического самосознания» – противопоставление «мы - они» и враждебное (как минимум, настороженное) отношение к «чужому», «иному». Отсюда – минус, который состоит в том, что – вольно или невольно – мы, фактически, приучаем детей оценивать поведение человека, исходя из его этнической принадлежности. И таким образом, поддерживаем существующие предрассудки в отношении «этносов».

Получается, что «разные» – не мы, личности, а «этносы». Таким образом, поддерживаются существующие в обществе предрассудки и стереотипы.

Кроме того, знание «другого» еще не гарантирует его «принятие»: что если, познакомившись с обычаями другого народа, ребенок найдет их, например, примитивными и начнет относиться к ним с пренебрежением или с опаской.

В российской практике межкультурное образование развивается довольно активно, и российский учитель без труда найдет соответствующие пособия, в том числе подготовленные и изданные в рамках Федеральной целевой программы «Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе».

Сторонники второго подхода рассматривают нетерпимость как неумение сосуществовать вместе. Эти авторы не занимаются обучением разрешения противоречий и конфликтов, в которых стороны апеллируют к национальной принадлежности друг друга. Средствами преодоления этнической нетерпимости (как частного проявления неумения жить вместе) в рамках этого подхода становится развитие навыков общения, умение вести переговоры, разрешать конфликты мирным путем. Иногда в число важных задач включается развитие уверенности в себе, так как человек, обладающий чувством собственного достоинства, более терпим к окружающим и менее остро реагирует на проявления нетерпимости в отношении него самого. Достоинства этого подхода очевидны. Недостатком же является сведение всех проблем нетерпимости и враждебности в обществе к межличностным отношениям и игнорирование проблем, связанных с использованием в политических целях распространенных в современном обществе предрассудков в отношении этнических, религиозных и иных групп.

Наиболее последовательно этот подход реализует авторский коллектив под руководством Б.И. Хасана (г. Красноярск) в программе «Мир без конфронтации».

Третий подход основан на двух главных идеях: этнические группы не являются статическими сущностями, к которым человек “объективно” принадлежит или не принадлежит, этническая ксенофобия не присуща людям от рождения - и на нравственном принципе расового безразличия («мы должны сознательно относиться к людям как к индивидуальностям, а не как к членам этнической группы»). В статьях «Миф об «этносе» и «национальном характере»», «Что такое расизм?» эти идеи изложены более подробно.

Неприязнь к «чужим», негативные стереотипы формируются в процессе социализации только при определенных условиях. Процесс образования и воспитания должен включать в себя и противоположное воздействие.

В частности, необходимо воспитывать в детях невосприимчивость к ксенофобской пропаганде и активную гражданскую позицию по отношению к явным проявлениям нетерпимости и враждебности. Для осуществления этой цели возможны самые разные средства, от изучения Холокоста в курсе истории 20 века до организации массовых молодежных антифашистских акций. В России в этом направлении работают, прежде всего, неправительственные организации.

Некоторые педагоги считают недостатком этого подхода то, что, воспитывая в детях стремление, активно противостоять ксенофобии, можно получить конфликтных и по-своему нетерпимых людей. Однако важно понимать разницу между конфликтностью (агрессивностью) и активной позицией человека, обладающего чувством гражданской ответственности. Как показывает опыт работы в рамках третьего подхода, человек, овладевший навыками критического мышления, видящий свои собственные и чужие стереотипы и предрассудки, осознавший важность противодействия ксенофобии, не становится от этого более конфликтным. Наоборот, научившись адекватно оценивать поступающую информацию, человек меньше поддается влиянию шовинистической и фашистской пропаганды, его труднее втянуть в экстремистскую группировку, он способен занять принципиальную позицию и вступиться за слабого и преследуемого.





Данный факультативный курс разработан преимущественно в рамках третьего подхода.

2. Как мы предлагаем решать поставленные задачи в рамках факультативного курса?

Предметом нашего курса являются те виды враждебности, с которыми наиболее часто сталкиваются современные россияне, в том числе и дети. Это те виды нетерпимости, которые распространяются по каналам СМИ, присутствуют в продуктах массовой культуры и политической риторике. Это острый и актуальный материал, обсуждение которого может вызвать сильную эмоциональную реакцию и бурные споры между учениками. Поэтому основной принцип построения курса: от общего взгляда на механизмы возникновения и функционирования нетерпимости и враждебности в обществе – к анализу конкретных «деталей» в сфере массовых коммуникаций и в сфере межличностных отношений. С этим связано и использование в одном курсе арсенала разных наук: культурологии, политологии, социологии, лингвистики, в значительно меньшей степени – психологии. Данные предметы знакомы российским преподавателям общественных наук, а авторы хотели создать курс, который был бы доступен для широкого круга учителей. Авторы сознательно отказались от идеи построения всего курса как психологического тренинга, чтобы курс мог вести обычный учитель, а не дипломированный психолог.

Изучая этот курс, учащиеся получат уникальные сведения, не входящие, к сожалению, в школьные программы по гуманитарным дисциплинам. Этот материал будет активно использоваться учащимися на уроках литературы, истории, обществознания и граждановедения. Кроме того, на основе этого теоретического материала, может быть построена работа школьного психолога (анализ и изменения проблемообразующих личностных мифов), а также психологическая работа, направленная на личностный рост подростков как в рамках предлагаемого курса, так и вне его.

Курс рассчитан именно на старшеклассников, так как опирается в большей степени не на эмоциональное восприятие или на предъявление общественных норм, а на особенно актуальную в этом возрасте потребность в самоанализе и критическом отношении к действительности.

Курс открывается вводным разделом, в котором учащиеся знакомятся с проблематикой курса, с его структурой и содержанием, актуализируют для себя проблемы нетерпимости и толерантности, задумываются о проблемах нетерпимости в своем родном городе (поселке).

В первом разделе враждебность к определенным группам рассматривается как продукт мифологического мышления. В результате занятий учащиеся смогут увидеть сходство древних и современных мифов, научатся распознавать и анализировать современные мифы, где в качестве «образа врага» фигурируют определенные социальные группы, узнают о приемах мифологизации действительности. Более подробно этот подход раскрыт в статье «Мифологическое мышление и ксенофобия».

Во втором разделе рассматриваются закономерности восприятия информации, дается методика анализа публицистического текста, развиваются навыки оценки объективности материалов СМИ. Учащиеся получают представление о языковых средствах создания «образа врага». В то же время здесь подчеркивается роль СМИ как важнейшего института гражданского общества.

Третий раздел посвящен «образу врага» в политике. Учащиеся узнают, как мифы о «враге» используются в политических целях, какие ситуации способствуют распространению враждебности.

Важным компонентом курса являются занятия, посвященные противостоянию бытовой ксенофобии. Недостаточно только ознакомить учащихся с проблематикой, нужно воспитывать в них способность активно противодействовать конкретным проявлениям ксенофобии в повседневной жизни. При изучении четвертого раздела учащиеся ищут различные стратегии поведения в ситуациях, когда человек оказывается либо жертвой, либо свидетелем проявления этнической нетерпимости. Минимум сведений, которые необходимы учителю для этой работы, изложен в статье «Нетерпимость и враждебность с психологической точки зрения».

Соединение арсенала психологии в четвертом, «практическом» разделе курса и историко-культурологического подхода в первых трех разделах может, на первый взгляд, показаться механическим. Однако авторы курса считают подобное сочетание вполне логичным и оправданным. На занятиях, посвященных ксенофобии в обществе, применение методов общественных наук кажется наиболее адекватным. К тому же этот научный язык частично знаком и школьникам, и учителям из курса «Обществознания».

Смещение акцентов с общественных групп на практические действия каждого отдельного человека в последней части курса требует применения методов иных наук – социальной психологии и конфликтологии.

Важный компонент методики – проектная деятельность учащихся. Начиная примерно с 5–6-го занятия, учащиеся собирают материал (индивидуально или в микрогруппах) для самостоятельных исследований. С результатами исследований они знакомится на заключительном занятии. Методика организации проектной деятельности описана в статье «Работа над самостоятельными исследовательскими проектами».

3. Опыт авторов курса в области воспитания толерантности.

Материалы курса основаны на опыте преподавания, методической и исследовательской работе в рамках серии просветительских проектов по правам человека и толерантности. Эти проекты осуществлялись с 1993 г. на базе Молодежного центра прав человека и правовой культуры (г. Москва) с участием партнеров в 30 регионах России.

Тема «Толерантность» была первоначально разработана в рамках модульного курса «Права человека» для 6-8 классов средней школы1.

Впоследствии была подготовлена серия рабочих материалов для преподавателей старших классов «Нетерпимость и враждебность в российском обществе»2. В 2001 – 2003 годах эти материалы прошли апробацию в ряде регионов России.

Наш опыт показал, что необходимо объяснять школьникам механизмы зарождения и функционирования «образа врага» как важного элемента мировоззрения.

Общий подход к преподаванию и методики, выработанные в процессе этой работы, легли в основу предлагаемого курса.

4. Содержание данного методического пособия.

Методическое пособие состоит из нескольких частей.

Открывается книга программой курса, включающей краткую объяснительную записку, тематическое планирование и перечень знаний, умений и навыков, которыми должны овладеть дети по завершении факультативного курса, а также поурочное планирование.

Вторая часть пособия состоит из нескольких статей, в которых изложены для учителя основные идеи, на которых основан курс. Это статьи «Мифологическое сознание и ксенофобия», «Миф об «этносе» и «национальном характере»», «Нетерпимость и враждебность с психологической точки зрения». Эти статьи адресованы только учителям.

Третья часть представляет собой подробные конспекты всех занятий, снабженные рядом приложений, которые помогут учителю сэкономить время на поиск дополнительной литературы к урокам. В качестве приложения к этим конспектам даны две методические статьи «Работа над самостоятельными исследовательскими проектами»

и «Рекомендации по использованию теле- и видеоматериалов».

Наконец, завершает данное пособие ряд статей, в которых содержится анализ наиболее распространенных в современном российском обществе предрассудков в отношении отдельных этнических групп. Эти статьи не предназначены для непосредственного изучения на уроках. Это тексты для учителя. Знание фактов, изложенных в этих статьях, пригодятся во время консультаций по учебным проектам (см.

статью «Работа над самостоятельными исследовательскими проектами»).

Программа модульного курса «Права человека» рекомендована ФЭС Министерства образования РФ в 1998 году. См.: Преподавание прав человека в 6-8 классах средней школы: Книга для учителя. М., 2000. Права человека. Книга для учащихся 6-х классов, их родителей и учителей. – 2-е изд., перераб. М., 2002. (Допущено ФЭС Министерства образования РФ в 2002 г.) Нетерпимость и враждебность в российском обществе. Рабочие материалы для учителя. Вып. 1–5. М., 2000–2001 гг.

5. Учебно-методический комплект Методическое пособие можно использовать только в комплекте с Учебным пособием для школьников.

Учебное пособие для школьников представляет собой сборник текстовпервоисточников, систематизированных в соответствии с учебными задачами и сопровожденных вопросами и заданиями. В конспекте каждого занятия из Методического пособия есть ссылки на соответствующие тексты и задания из Учебного пособия.

Идея создания учебных пособий такого типа принадлежит данному авторскому коллективу и нашла воплощение в ряде пособий для средней школы по правам человека.

Авторы сознательно отказались от «монологического» изложения содержания курса, предоставив детям возможность «услышать» разные голоса, сравнить противоположные точки зрения. Позиция авторов курса проявляется в кратких комментариях, в общей композиции каждого раздела Учебного пособия, в системе заданий и вопросов.

Задания предполагают две формы работы учащихся: индивидуальную (домашние задания) и групповую (обсуждение в микрогруппах, общая дискуссия в классе). Авторы считают принципиально важным предоставление детям возможности выбрать текста для изучения, вопросов и заданий для самостоятельной и совместной с учителем работы.

В данном учебном пособии представлены тексты трех типов: научнопопулярные, публицистические и художественные. В некоторых случаях (если цитируются малоизвестные современным старшеклассникам произведения) тексты предваряются краткими пояснениями. В каждой учебной теме представлены тексты и задания разной степени сложности, что дает возможность учителю учитывать возможности детей, их индивидуальные особенности.

По содержанию все тексты Учебного пособия можно разделить на две группы. Вопервых, это отрывки из научных и научно-популярных работ зарубежных и российских авторов, в которых объясняется суть того или иного изучаемого на занятиях явления, даются важнейшие определения. Во-вторых, это материалы, в которых речь идет именно о конкретных видах этнической ксенофобии, приводятся образцы националистических высказываний, их критический анализ. Эти материалы пригодятся ученикам не только при подготовке к урокам, но и при работе над самостоятельными исследовательскими проектами. Как правило, учитель должен обсуждать с учащимися не все проблемы, затронутые в текстах, а только те, которые непосредственно относятся к теме урока.

Учителю не следует бояться обсуждения на уроках так называемых «опасных»

текстов, в которых могут содержаться даже призывы к национальной розни. Во-первых, старшеклассники легко могут найти подобные тексты и сами, прежде всего в Интернете, а «запретный плод сладок». Во-вторых, именно на таких, откровенно ксенофобских текстах учителю проще продемонстрировать, как создается тот или иной миф, и отработать с детьми приемы анализа и проверки информации.

Еще раз подчеркнем, что учебное пособие не предназначено для самостоятельного, индивидуального изучения вне данного факультативного курса.

Теоретические материалы для учителя

–  –  –

Человек, мало-мальски знакомый с проблематикой толерантности, уже привык к словосочетаниям «миф о враге», «ксенофобские мифы». Однако следует заметить, что само слово «миф», применительно к сегодняшней реальности, употребляется в совершенно различных контекстах. Давайте попробуем провести некоторый лингвистический анализ.

Вот только несколько примеров.3 Министр по национальной политике Владимир Зорин в интервью по итогам переписи населения, отвечая на вопрос о том, какие мифы развеяла перепись, ответил буквально следующее:

«В основном ушли ксенофобские мифы. Например, о китайском нашествии.

Считалось, что в России живут 5 миллионов китайцев, а перепись показала, что всего 35 тысяч». 4 Если пытаться подобрать замену к слову «миф» в этом контексте, то кажется, что речь идет о «неправде», о недостоверном факте, состоящем в том, что китайцев в России не так много, как считалось до этого. Однако почему тогда министр говорит именно о «мифе»? Любому из тех, кто регулярно читает российскую прессу и следит за публичными выступлениями политиков, да и просто за разговорами людей, вполне понятно, что слова министра отсылают нас к распространенному мифу «о китайской угрозе». То есть недостоверный факт «в России живут 5 миллионов китайцев» является псевдорациональным основанием подозрительного отношения к китайцам и Китаю, суть которого состоит в том, что китайцы подавят нас своей демографией и «скоро пол-России станет желтой». Вот и получается, что мифом в данном случае называется не просто «недостоверный факт», а факт, несущий в себе негативную окраску. Но что здесь первично, а что вторично: невесть откуда взявшаяся цифра (5 миллионов!), или то самое негативное отношение?

Идем дальше. В том же тексте:

«Еще миф: считалось, что якобы «понаехавшие» отбирают рабочие места у россиян.

Так вот, 530 тысяч иностранцев, работающих в России, составляют всего лишь 0, 7 процента всех занятых в экономике России граждан. Причем только 23 процента иностранцев работают в торговле и в сфере обслуживания, а 77 процентов - на стройках, в сельском хозяйстве и выполняют другие непрестижные работы, на которые местные не идут. Так что представление о том, что все мигранты - торгаши на рынках, крайне примитивно. Не говоря уж о том, что если бы те, кто привозит свои товары на наши рынки, вдруг уехали, цены сразу же очень сильно подскочили бы».5 В данном случае словом «миф» министр называет «представление о том, что все мигранты – торгаши на рынках». В этом контексте наиболее подходящей заменой оказываются «стереотип» или «предрассудок» - термины, достаточно хорошо проработанные в психологии (см. статью «Нетерпимость и враждебность с психологической точки зрения»).

Практически все примеры, приведенные в этой статье, взяты из материалов Учебного пособия. Автор надеется, что ее комментарии к этим примерам помогут учителю организовать работу с текстами пособия в классе.

- Какие мифы развеяла перепись? Интервью Лидии Графовой// Российская газета. 2003. 26 ноября.

- Там же.

Даже из этого минимального лингвистического анализа становится ясно, что слово «миф» в современном бытовом контексте чаще всего означает неверное представление о действительности, упрощение, мало подкрепленное реальными фактами и цифрами.

Причем, как правило, мифологизация того или иного явления предполагает однозначную оценку – позитивную или негативную: китайцев много – это плохо, потому что их присутствие на нашей территории предполагает явную угрозу; мигранты в основном работают на рынках и обдирают и обвешивают простой народ.

В приведенных выше примерах министр по национальной политике Зорин пытается опровергнуть расхожие убеждения с помощью цифр, полученных в результате масштабного всероссийского исследования. Риторический вопрос: как Вы думаете, есть ли шансы на успех у подобной попытки? Увы, цифры и факты в этих конструкциях играют второстепенную роль. Первичны – эмоции, желание как-то объяснить неблагоприятную ситуацию, и тем самым восстановить утраченную гармонию. Невесть откуда взявшиеся цифры – это средство рационализировать, обосновать свой страх перед безработицей, социальной нестабильностью, перед демографическим кризисом, перед терактами, катастрофами и так далее.

Миф как особое состояние сознания Конечно, в современном мире существуют и другие объяснения, предлагаются иные схемы исправления действительности: есть экономические теории, которые говорят, что безработица – неизбежное явление в современном мире хотя бы в силу того, что технический прогресс предъявляет свои требования к структуре трудового рынка.

Но зачастую эти объяснения слишком сложны: специальные науки продвинулись далеко вперед, они обладают своим собственным специальным языком. Информационный поток слишком насыщен, мы уже не в силах справиться со всеми поступающими данными, проверить и перепроверить то, что мы слышим или читаем. Кроме того, наука не разрешает такие общие проблемы, как смысл жизни, цель истории, тайна смерти… И тут на помощь приходит миф. «Миф вообще исключает неразрешимые проблемы и стремится объяснить трудно разрешимые через более разрешимое и понятное. Познание вообще не является ни единственной, ни главной целью мифа. Главная цель — поддержание гармонии личного, общественного, природного, поддержка и контроль социального и космического порядка».6 В данном случае значение слова «миф»

понимается уже как не просто упрощение, а особое состояние сознания и связанные с ним процедуры формирования картины мира. Речь идет о системе восприятия действительности, построенной на некритичном усвоении информации и подкрепленной эмоциональным и ценностным отношением к происходящему. Как писал известный исследователь Дж. Кэмпбелл, «в мифах комбинируется то, что люди знают, и то, на что они надеются и чего жаждут, в своего рода путеводные карты, которыми люди руководствуются всякий раз, когда им в жизни приходится делать тот или иной выбор».

Иными словами, миф помогает упорядочить действительность, снять противоречия и, тем самым, облегчить принятие решения. Этим специфическим свойством мифа можно объяснить тот факт, что мифы не умерли вместе с первобытной культурой, но продолжают существовать и в век научно-технической революции.

Один из самых эффективных способов гармонизации действительности в мифе является противопоставление сил «хаоса» и сил «космоса», «добра» и «зла», «своего» и «чужого». В мире, где так много Хаоса, где «завтра» может и не быть (хотя бы в силу того, что человечество уже позаботилось о средствах собственного уничтожения), возможность найти источник всех бед означает возможность обрести желаемый маяк в — Мелетинский Е. М. Миф и двадцатый век.

Интернет-источник:

http://www.ruthenia.ru/folklore/meletinsky1.htm пути. Вот почему «образ врага» так важен для мифа, и вот почему миф так важен для понимания механизмов формирования «образа врага».

В сегодняшних мифах враг может быть таким же всемогущим, как и в мифах первобытных: технический прогресс, достигнутый человечеством, как будто возвращает нас в мифические времена. Мы можем летать по воздуху, передавать информацию так быстро, что никакому «вестнику богов» и не снилось. А уж о способности врага уничтожить мир и говорить не приходится: упомянутая в древних сказаниях «кара небесная» ничто по сравнению с ядерной угрозой.

Еще одно предварительное замечание: не следует думать, что мифы – это лишь удел необразованных масс. Как доказывают исследователи, носителями мифологических конструктов в той или иной степени может быть каждый, даже самый образованный человек: «… для того, чтобы впасть в мифологию, совершенно не обязательно обладать каким-то особым типом мышления. Мифология коренится не в сознании человека, а в его отношении к миру, в системе ценностей, в механизмах социальной регуляции поведения, формах и способах мировидения. Носителями политических мифов вполне могут быть и современные образованные люди».7 Так, например, большая часть российской интеллигенции в начале 90-х годов разделяла миф о совершенном Западе и об универсальности механизмов рынка.

Основные черты мифологического мышления и ксенофобские мифы Сразу оговорюсь: предметом дальнейшего рассмотрения будут только те черты мифологического мышления, которые имеют непосредственное отношение к ксенофобским мифам. Для более глубокого знакомства с мифом как формой сознания отсылаю к списку литературы в соответствующем разделе данного методического пособия. И еще одно: теория мифа не является до конца достроенной и согласованной. В особенности слабо изученными остаются современные мифы. Миф – предмет постоянных споров и обсуждений, так что предлагаемое сравнение – одно из возможных. Однако постараюсь сделать его максимально убедительным.

Оппозиции как принцип построения картины мира Исторически миф был первой формой освоения мира. Чтобы как-то упорядочить окружающую действительность, человек прежде всего отделил «я» от «не-я», «верх» от «низа», «прошлое» от «настоящего». Вот почему практически все мифологические сюжеты строятся на противопоставлении – на так называемых бинарных оппозициях.

Причины появления такого механизма упорядочивания действительности нужно искать не только в психологии, но и в общественной организации архаического сообщества.

Дело в том, что большинство древних общин, как показывают исследования этнологов и лингвистов, придерживались принципа дуальной организации: община была разделена на две части. Члены общины, принадлежащие к разным ее частям, заключали между собой браки.

Вот что рассказывает один из самых авторитетных российских исследователей Вячеслав Иванов, который в начале 60-х годов принимал участие в экспедиции по изучению сибирского народа кетов:

«Мы приехали в одну из деревенек, куда свезли этих в прошлом кочевников, заставили их жить уже на более европейский лад и отстроили для них современного типа школу, где нам предложили жить, — это было лето.

В эту школу к нам пришло несколько человек, в их числе одна старушка и один молодой человек, двадцати с чем-то лет, вполне уже советский. Он был членом Топорков А.Л. Миф: традиция и психология восприятия// Мифы и мифология в современной России. М., 2000.

комсомола, прилично говорил по-русски. И вот целый вечер мы с ними сидим, они переводят мне какие-то фразы, которые я им говорю по-русски, но потом мне надоедает, и я понимаю, что все время говорю им что-то свое. И я говорю молодому человеку: «Знаете, вы лучше что-нибудь мне скажите на своем языке, но такое, что по содержанию вам окажется существенным. Вот первое, что приходит в голову, но свое».

И первое, что он не задумываясь мне сказал: «Всегда бери жену из другой половины племени». И это лозунг, на котором строится то, что мы называем дуальной организацией общества древних и первобытных народов.

Общество делилось на две половины, каждый знал про свою половину. Что касается этих кетов, я могу сказать, что они и некоторых животных также относили к людям. В частности, у медведя несколько душ, как и у людей, поэтому, когда медведя убивают, после охоты устраивается медвежий праздник, во время которого гадают.

Подбрасывают медвежью кость и определяют таким образом, к какой половине племени он принадлежал. Часть животного мира тоже делится на эти половины. И вообще весь мир делится на две половины. Это то, что мы называем дуалистической мифологией.

Все мифологические существа и стихии — небо, земля и так далее — тоже делятся на две группы, которые соответствуют одной из половин племени».8

С помощью этих противоположностей определяется место людей:

в пространстве — верх – низ; правый – левый; близкий – далекий; небо – земля; земля – подземный мир; восток – запад;

во времени — прошлое – настоящее; настоящее – будущее; утро – вечер; день – ночь.

Противопоставления характеризовали и более общие жизненные явления: жизнь

– смерть; свет – тьма; удовольствие – страдание. С помощью оппозиций определялся и статус человека: «старший» – «младший», «женщина» - «мужчина», «свой» – «чужой».

Миф зародился тогда, когда человек еще не выделял себя из окружающей среды и из первобытного коллектива. Эта еще-не-выделенность человека, слияние с природой породила представления о том, что все вещи в мире взаимосвязаны, слиты, все пребывает во всем. А раз так, то все явления в мире были проявлением одного и того же: каждый двучлен соотносился с добром или злом, проявлением порядка (Космоса) или первобытного Хаоса.

Все, что оказывалось знакомым, освоенным, понятным, обозначало проявление доброго, неопасного для человека начала. Все, что таило в себе неизвестность, оказывалось опасным и могло быть проявлением хаоса. Так, женщина могла быть опасна для мира человеческого, поскольку, во-первых, раз в месяц становилась «грязной»,9 вовторых, в роли жены выступала представительницей чужой группы (рода, клана) и в этом качестве вызывала постоянные подозрения во враждебных замыслах (поэтому в ряде традиционных обществ в случае смерти мужа ее могли обвинить в колдовстве и даже убить). Восток во многих мифологиях – место, где находится вход в царство богов, поскольку именно на востоке встает солнце. Запад – место, где солнце каждый день уходит из этого мира, следовательно, именно на западе находится вход в подземный мир.

До сих пор в церкви алтарь находится на восточной стороне, а вход – на противоположной, западной стороне. Как правило, на западной стене церкви рисуют картины Страшного суда и сцены из мучений грешников в аду. У многих народов в мифах о происхождении мира действуют два брата–близнеца, один из которых является прародителем всех культурных достижений, создателем всех положительных вещей, от

- Дуальные структуры в обществах. Лекция Вячеслава Вс. Иванова 1 сентября 2005 года в рамках цикла «Публичные лекции Полит.Ru». Интернет-источник: http://www.polit.ru/lectures/2005/09/06/ivanov.html До недавнего времени в некоторых азиатских странах сохранился обычай запирать женщин на период менструации в сарае. Законодателям и в наши дни приходится бороться с подобными предрассудками.

другого же происходит все мировое зло: так, если один является создателем плодородной земли, другой создает на ней неровности.

«Инакость», «чужесть» в противовес «нашести» в современных условиях достаточно часто переносятся на представителей иной национальной группы, расы или класса. Их непохожесть – налицо, они имеют иные привычки, иной образ жизни, иной язык. Однако, даже в первобытных обществах «они» далеко не всегда воспринимались как «абсолютные чужаки/враги». Тем более в современных условиях восприятие другого вовсе не обязательно должно быть окрашено в цвета ксенофобии. Между тем, части современных «патриотически мыслящих» интеллектуалов, озабоченных потерей Россией прежнего международного престижа, формула «мышления по оппозиции» кажется единственно правильным подходом к оценке ее роли в современном мире. И тогда противопоставление может выходить на метафизический уровень:

«Америка грабит всю планету… Современной западной цивилизации нужен определенный человеческий материал. Ее принцип – все разлагать на крайне простые элементы и уже из них складывать элементы любой сложности. Упрощать и людей до уровня полуроботов и потом создавать учреждения, в которых они выполняют частичные функции. С этой точки зрения западные люди удобнее. Я их не случайно называю западоидами. По сравнению с русскими они психически упрощены. Американцы, немцы, они и выглядят и действуют как полуроботы. А у нас каждый в отдельности – целый космос».10 В страшноватой картинке, нарисованной известным философом Александром Зиновьевым, американцы предстают не просто как «другие», «чужие», но, по сути, - как разрушители цивилизации, культуры, того самого духовного Космоса, который заключен в русском человеке. Характерен тот факт, что в данном случае американцы «посягают» на самое человечность, то есть стремятся превратить людей в недочеловеков, нелюдей. Эта конструкция отчетливо отражает страх человека перед машиной, цивилизацией роботов, который стал популярной темой современной массовой культуры.

Роботы – новое издание нелюдей. В архаических мифах нечеловечность также была непременной чертой враждебных сил, ведь только в этом случае на них не распространяются нормы, принятые внутри своего общества. Только так могут быть оправданы средства, которые в обычной жизни считались бы неприемлемыми. В архаических мифах враги имеют, как правило, звериный облик: сфинкс, лернейская гидра, змеи, драконы. Впрочем, они могут принимать и человеческий облик, но только в целях обмана доверчивых обитателей человеческого мира. Такие враги/чужаки наделяются способностями к вредоносной магии; от них постоянно ожидают каких-то каверз и коварства, и поэтому их окружают недоверием и подозрительностью.

В современных ксенофобских конструкциях нечеловеческий характер врагов также может обосновываться утверждениями об их врожденном и непреодолимом варварстве, как, например, это произошло с представлениями о чеченцах в России.11 Необходимость противостоять чужому, хаосу, оградить хрупкий мир человека делает еще более крепким единство коллектива. Коллектив должен быть бдительным.

Силы хаоса многолики, они могут превращаться и переливаться, плавно перетекать одна в другую. Таким образом, миф связан с практическими потребностями первобытного коллектива, пытающегося, с одной стороны, объяснить окружающий мир, следовательно, иметь инструмент для воздействия на него, с другой стороны, поддержать единство первобытной организации.

- Кузина Н. Никчемный великий народ. Интервью с Александром Зиновьевым// Трибуна. 2000. 2 авг.

- см. статью «Миф о чеченцах» в данном сборнике.

Миф упрощает и тем самым упорядочивает действительность. Он четко делит людей на «друзей» и «врагов», обвиняя последних во всех неудачах и, следовательно, выносит причины несчастий за пределы социума. Это свойство мифа делает невероятно притягательным использование мифологических конструкций в социальной и политической жизни XX и XXI вв. Именно этим можно объяснить тот факт, что удельный вес ксенофобских высказываний в политической риторике невероятно возрастает в периоды предвыборных кампаний. Ведь добиться консолидации группы, указав на ее смертельного врага, гораздо проще, чем предложить обществу серьезную программу политических и социально-экономических преобразований. Однако подробнее эту тему мы будем рассматривать чуть ниже.

В этом смысле противопоставление одних групп другим в современном обществе может быть даже более сильным. Исследования говорят о том, что первобытный миф предусматривал механизмы «снятия» бинарных оппозиций: ведь и силы Хаоса, темная сторона жизни, и светлая были проявлением сверхъестественного начала и находились в неразрывном единстве (символ Инь и Ян в китайской философии). Карнавальные ритуалы в средневековом обществе (о чем в свое время писал Михаил Бахтин) переворачивали представления о «верхе» и «низе», о телесности и духовности. Выскажу собственную точку зрения: секуляризация сознания в Новое время, просвещенческий миф о всемогуществе человека, при всем своем положительном значении, вместе с тем лишили человека возможности «снятия» оппозиций за счет апелляции к сверхъестественным силам. Теперь человечеству приходится искать «земные» способы примирения разных сторон жизни. И эти способы далеко не всегда бывают гуманными.

Мифологический рассказ Итак, миф предстает важнейшим средством поддержания порядка в мире и в коллективе, наделяя его общим знанием. Одной из разновидностей архаического мифа является рассказ о творении мира и всех вещей, которые в нем существуют (космогонические мифы). Этиологические мифы пытаются объяснить причины явлений – например, почему у животных появились те или иные особенности, как возникли особенности данной местности и пр.

Блестящая литературная имитация этой черты мифологического мышления – сказки Р. Киплинга (почему у верблюда горб или почему у слона длинный нос, например).

В стихотворении Бодлера «Благодеяния луны» странные пристрастия и невероятная привлекательность возлюбленной поэта объясняются сакральной историей — подаренным в детстве поцелуем Луны.

Свою сакральную историю, собственную версию происхождения в традиционном обществе имела каждая общность, каждое племя. Так, например, разные австралийские племена объясняли свое собственное появление происхождением от разных зверей – от серых или красных кенгуру, страусов эму, орлов, диких котов и т.д. Однако такая логика не мешала представителям разных племен вступать в контакты, вести культурный обмен, заключать браки. Но в социально дифференцированных обществах миф может обосновывать непреодолимые различия между социальными группами. Достаточно привести в пример известный рассказ о происхождении индийских каст: высшая каста – брахманы – произошли из уст Будды, каста руководителей (властителей и воинов) – кшатрии – из рук Будды, вайшьи – земледельцы – из ног Будды, и наконец, неприкасаемые – из его стоп. Священная история позволяла обеспечивать порядок в общине, устанавливать строгие табу, нарушение которых влекло за собой неизбежные неприятности.

И в современных ксенофобских мифах очень часто злобная природа того или иного врага объясняется какой-либо древней историей, затаенной с древних времен злобой, желанием мести, либо же генетически присущим ему качеством. В последнем случае вполне уместно говорить о расизме. В пример можно привести различные юдофобские мифологизированные «версии» истории еврейского народа, среди которых есть даже такие экзотические, как биопрограммирование, которому евреи якобы подверглись во время 40-летнего скитания по пустыне.12 Время и пространство в мифе Действие мифологического рассказа происходит в некое доисторическое «первовремя», когда существуют и действуют демиурги, первопредки и культурные герои, в более поздних мифах – боги. Миф повествует о том, каким образом из первоначального хаоса появился тот космос, тот хрупкий порядок, в котором живет человек и его род. Следовательно, чтобы отличить полезное для человека от опасного, он должен всего лишь в своей жизни повторять то, что делали первопредки в процессе создания этого мира. Реальное время (или профанное время, как его часто называют исследователи мифа) есть повторение того, что было в доисторическом прошлом племени или рода. Все это есть некий ритуал, способный обезопасить человека от сил хаоса, тьмы, грозящих разрушить хрупкий человеческий мир.

Таким образом, время в мифе циклично, и любое действие человека должно иметь аналог в прошлом: любой поединок есть повторение первого поединка между богами или культурными героями, а процесс добывания огня есть повторение действий, которым обучил людей. Как отмечал известный исследователь мифов Мирча Элиаде, в проявлениях своего сознательного поведения «первобытный» архаичный человек не знает действия, которое не было бы произведено и пережито ранее кем-то другим, и притом не человеком.13 Так, каждый Новый год для жителей древнего Вавилона был возобновлением времени с его начала. Каждый год в Вавилоне начиналась битва между воплощением Хаоса – богиней Тиамат и богом Мардуком, творцом всего сущего. Их представляли две группы участников. Нисхождение бога-творца в преисподнюю символизировало публичное унижение царя, потом верховный жрец изгонял из него болезни и грехи.

Церемония завершалась священным браком бога Мардука с богиней Сарпанитуи, – браком царя с храмовой блудницей.

Цикличность времени в мифе обусловлено цикличностью наблюдаемых человеком процессов: смены дня и ночи, смены времен года и жизненным циклом человека.

Рождение и смерть приходили из одного и того же источника — из мира не-людей. И одним из самых распространенных сюжетов стал сюжет об умирающем и воскресающем боге, звере и т.п. (греческая Деметра, египетский Осирис и т.д.) (см. приложение).

Разделение времен на профанное и первовремя не дает человеку возможности сопротивляться раз и навсегда заведенному порядку вещей. Любое отступление от этого порядка, чревато катастрофами.

Мифологическое время принципиально внеисторично. Однако в мифе можно найти и представление о линии, стреле времен. Образцом для такого представления, очевидно, были наблюдения за постепенным взрослением, дряхлением и умиранием биологических организмов, и человека в том числе. Первым образцом линейного времени были эсхатологические мифы, говорившие о конце времен. Рано или поздно линия времени замкнется в вечности, когда произойдет решающая битва сил Добра и Зла. Понятно, что главными нарушителями космического порядка являются силы зла, злые боги или другие враждебные персонажи. Следовательно, любое изменение привычной и стабильной

- 68 глав своей книги этой теории посвятил В. А. Истархов. См.: Истархов В. Удар русских богов. Сетевая версия: http://udar.s5.com/ И как это ни удивительно, сторонников у этой теории достаточно много.

Разумеется, исследователь несколько упрощает действительность. Если бы человек руководствовался только такими правилами, никакого развития бы не происходило).

ситуации в рамках мифологического мышления может восприниматься как происки враждебных сил.

В скандинавской мифологии богов ждал Рагнарёк – финальная битва с другими сверхъестественными существами, в результате которой верховный бог Один будет убит.

О том, что один из его сыновей свергнет его с престола знал и всемогущий Зевс – верховный бог древнегреческого пантеона. В определенные моменты истории представления о конце света становятся особенно популярными. Часто подобные катаклизмы приурочивают к круглым датам.

Так, например, пресловутая проблема 2000, по мнению некоторых, должна была вызвать необратимые последствия в информационных системах всего мира.

«Техногенные катастрофы, войны с применением новейших средств уничтожения противника, стихийные бедствия (в частности, и те, которые связаны с деятельностью человека), — все это способствует росту эсхатологических настроений. Эти настроения подогреваются слухами о том, что люди погибнут то ли от СПИДа, то ли от озоновой дыры, то ли от потопа, вызванного потеплением климата…. Земля давно оплетена железной паутиной, небо бороздят железные птицы, в городах всю ночь горят электрические солнца — и трудно назвать, какое еще из предсказаний Апокалипсиса мы не увидели своими глазами».14 А вот как рисуют апокалиптическую картинку современные ксенофобские мифы.15 «Ни одного русского директора овощной базы» не осталось, весь овощной бизнес подмяли под себя азербайджанцы. «Закавказские преступные группировки пытаются вытеснить нашу «братву» с насиженных мест», азербайджанцы вытесняют не только местную «братву», но и другие этнические преступные группировки. Захват же азербайджанцами овощного рынка в Москве невозможен без содействия правительства Москвы, «где эти вопросы «курируют» далеко не русские люди». «Захватив официальный контроль над овощными базами и рынками, кавказская мафия сейчас пожинает огромные прибыли. Причем прибыль не только вывозится из России, но и инвестируется в подконтрольные мафии московские структуры». Так, например, в районе «Отрадное»

«построена новая мечеть, а в местном ОВД работают в основном кавказцы. По данным ГУВД г. Москвы уже сейчас 30% в «московской» милиции – это лица кавказской национальности, в основном азербайджанцы. Немало их и в других правоохранительных органах (прокуратуре, судах, таможне и т.д.)». Все это — спланированная азербайджанской разведкой акция по планомерному захвату Москвы – по образцу Косово.

Штаб акции в Москве – Всероссийский азербайджанский конгресс. Русские люди непременно взбунтуются против азербайджанской экспансии («уже созрело новое поколение русской молодежи, силы которой бурлят, а места под солнцем в Москве уже заняты кавказцами»), и в Москве будет «Косово-2». В общем, «наши победят».

Как уже говорилось выше, миф делит пространство на мир людей и мир нелюдей, который в развитых мифологиях дополнен миром высших сущностей (богов) и миром хтонических существ, ползающих гадов, подземелье.

В потустороннем мире все перевернуто с ног на голову, все не так, как в человеческом мире. «На острове Буяне, стоит береза вверх ногами…», — такое описание сказочного острова можно встретить в классических русских сказках.

- А.Л. Топорков. Мифы и мифология XX века: традиция и современное восприятие. Интернет-источник:

http://www.ruthenia.ru/folklore/toporkov1.htm

- Далее излагается основное содержание статьи В. Уварова, помощника депутата Госдумы, полковника МВД запаса «От власти на рынке – к власти в Москве». Данная стать была опубликована в информационноаналитическом бюллетене «Вперед, Россия» № 2, который распространялся в Люблинском избирательном округе № 195 как агитационный бюллетень кандидата Бориса Федорова. Содержание излагаю по Интернетисточнику: http://xeno.sova-center.ru Разные части мироздания друг от друга отделены границами. Граница – еще одна очень важная категория в мифе. Именно она одновременно разделяет и соединяет между собой мир людей и мир нелюдей. Граница может открываться в определенное время (например, в полночь, когда «умирает свет», рождается тьма, в полдень, дни солнцестояния, т. е. тоже в пограничные времена) и в мир начинают проникать силы Хаоса.

И в сегодняшней реальности, граница является не только политической, но и мифологической категорией. А потому охрана границ – это не только политическая, но и символическая акция, гарантирующая незыблемость заведенного порядка на уже «освоенной и окультуренной» территории.

Миф и ритуал Миф предполагает наличие системы ритуалов, в частности, магию как способ практического воздействия на окружающую человека природную и социальную среду или же его телесный или душевный мир.

Магическая обрядность подчиняется двум основным законам:

закону партиципации, или закону соприкосновения. Для того чтобы воздействовать 1.

на субстанцию, нужно воздействовать на ее часть. (До сих пор некоторые верят в то, что ни в коем случае нельзя выбрасывать просто так ногти или волосы. Они – часть нашей субстанции, поэтому черные маги, завладев ими, смогут воздействовать на нас).

Закону подобия – согласно которому «подобное порождает подобное». С точки 2.

зрения первобытного человека, все заключено во всем. Рисунок, появившийся на скале, есть еще одно проявление зверя. Если воздействовать на эту часть, можно воздействовать на целое. Изображение человека – это не просто изображение, это часть того человека, которого оно изображает, одна из его форм. Поэтому достаточно проделать какие-то манипуляции с изображением, и нечто произойдет с изображаемым человеком, например, если проколоть изображение булавкой, человек умрет. Потому что часть – это то же, что целое, одно из проявлений целого.

Именно поэтому всякий переход от одного состояния к другому есть переход от бытия к иному бытию и обратно. С точки зрения первобытного земледельца, земля, на которой ничего не сеяли и которую не пахали, не имеет никакого образца. В этом она подобна первобытному Хаосу, она пребывает в состоянии, предшествующему творению.

И перед тем как начать использовать ранее невозделанную землю, необходимо исполнить обряд, повторяющий акт творения.

Особенно подобная черта проявляется в свадебных обрядах и обрядах инициации (посвящения во взрослое состояние), когда мальчики становились мужами. Эти обряды в большинстве своем призваны охранить человека в опасное для него время от враждебных сил – отсюда и закрывание лица невесты, или даже сохранившийся до недавнего времени в русских деревнях обряд «ложной» свадьбы. В городской традиции сегодня подобное происходит на второй день, когда место жениха и невесты оказывается занятым и за него требуют выкуп.

В русских сказках поход за невестой означал поход в царство мертвых (на границе между мирами сидит сторож – полуживая, полумертвая Яга, которая заставляет Ивана избавиться от запаха человеческого жилья, отведать нечеловеческой пищи, чтобы обитатели иного мира не признали в нем человека). Переодевание в шкуры животных во время колядования, т.е. во время встречи Нового года, также предназначено для обмана потусторонних сил.

Чертами магической обрядности обладало и традиционное имянаречение. Обычно новорожденному давали имя одного из умерших предков, полагая, что тем самым он унаследует от того лучшие его качества. Тому же правилу нередко следуют и современные люди. Например, в современной Осетии необычайно популярны имена Алан, Сармат, Скиф, содержащие идею о происхождении осетин от ираноязычных кочевников.

Во многом именно ритуальный характер, как представляется, носили действия властей после теракта в московском метро 6 февраля 2004 года. Метро в одночасье стало зоной повышенного риска, зоной Хаоса, той самой проницаемой границей. И меры по контролю над этой частью территории были практически такие же, как на государственной границе. Те же люди с собаками, которые якобы способны унюхать запах взрывчатого вещества, хотя сами кинологи - специалисты кинологической службы московского УВД признают, что эта мера – скорее психологическая, чем реально действующая: в большой толпе в часы пик точно определить запахи, исходящие от отдельных людей, практически невозможно. Тот же строгий паспортный контроль, правда, как всегда выборочный – ведь врага у нас, как правило, узнают «по походке», а еще чаще – по лицу… определенной национальности.

Основные роли в мифологии Действующие лица мифологического рассказа выполняют различные функции.

Главными действующими лицами является демиурги (от греч. ремесленник, мастер, созидатель). Они создают все сущее как хорошее, так и плохое: мир, людей, основные законы Вселенной. В ранних мифах создавать мироздание могли и животныепервопредки, и птицы. Довольно часто элементы мира создавалась богами – ремесленниками: кузнецом был древнегреческий Гефест, который сделал щит – модель мировой жизни, египетский бог Хнум, согласно легенде, создал людей на гончарном круге.

Схожими функциями создателей обладают культурные герои. Они добывают или для людей огонь, орудия труда, культурные растения и другие предметы культуры, обучают их ремеслам, охоте и возделыванию земли, обучают магическим обрядам (например, Прометей, Геракл, Тесей в греческих мифах). Культурные герои могут и не быть богами, но обладают магической силой, очень часто в сторону культурных героев в мифологиях эволюционируют великие исторические личности (Александр Македонский).

Как демиурги, так и культурные герои могут создавать не только блага, но и зло.

Этим их свойством активно пользуются современные ксенофобские конструкции.

Уже говорилось о том, что в некоторых вариациях антисемитских мифов действуют некие силы, превратившие евреев в биороботов. Обычно их называют левитами. Якобы именно они создали злых недочеловеков. Свойствами культурного, а точнее антикультурного героя, нередко наделяются и американцы: ведь именно они изобрели «Мак-Дональдс» и Голливуд, которые оболванивают и упрощают остальное человечество. В той цитате Александра Зиновьева, разбор которой уже проводился выше, американцы также превращают людей в полуроботов. В свою очередь, в американских фильмах эпохи холодной войны, например, в фильмах о Вьетнаме, Советский Союз также нередко наделялся свойствами отрицательного культурного героя: в сценах пленения и допроса американских солдат нередко появлялся военный советник – советский полковник или майор, обучавший вьетнамцев воевать против США. Иначе чем объяснить такие большие потери Америки и ожесточенное сопротивление врага? Советское военное присутствие во Вьетнаме, конечно, имело место, но, как утверждают сами очевидцы событий,16 на боевые действия советские военные практически не выезжали.

- честно признаюсь, не помню название того документального фильма, который на неделе 9 – 15 февраля 2004 года показывал «Первый канал», но там называлась цифра военного присутствия, кажется, в 3 тысячи человек.

Трикстеры. В архаических мифах трикстер – тоже сверхъестественное существо.

Он дублирует действия культурного героя, но у него все выходит наоборот; он часто наделяется чертами озорника, плута. Иногда в этом он дублирует сам себя. Так, например, Ворон — птица, причастная как к миру небесному, так и миру подземному. Он, с одной стороны – травояден, с другой – хищное животное, живет на одном месте и зимой и летом

– никуда не перелетает. В мифах древних народов Евразии он с одной стороны, расклевывает в небе звезды, похищает для людей огонь. И одновременно постоянно разводится, ссорится с женой, вечно голоден. Типичный пример трикстера – скандинавский бог огня Локи. Он был посредником между Асгардом – миром богов и миром людей. В голливудском фильме «Маска» герой случайно находит маску этого скандинавского бога. Маска обладала магическими свойствами. Если ее обладателем становился добрый человек, то его действия не причиняли особого вреда. Но если вдруг маска Локи попадала в руки человека с нечистыми помыслами, она могла стать источником больших бед.

Шаманы. Раз существует граница между мирами, то есть и те, кто способен ее пересекать, соединяя между собой два мира. В мифологии практически всех народов есть такие существа: ведьмы, колдуны, оборотни, которые общаются с потусторонними силами, вступают с ними в контакт и приобретают вследствие этого сверхъестественные свойства. Но такие свойства потенциально опасны для человека: ведь неизвестно, с добрыми или со злыми силами больше общается посредник.

Две последних мифологических роли особенно важны для понимания механизмов, на которые опирается «образ врага», в том числе врага другой расы, другой национальности. Нередко, когда речь идет о поиске внутреннего врага, врага, живущего рядом, речь идет как раз таки об оборотнях, тех самых трикстерах. Типичный пример такого использования – всевозможные мифы о так называемой «пятой колонне», пособниках и приспешниках. Вот пример. В передаче «Свобода слова» в 2004 г., обосновывая свою точку зрения о необходимости введения в стране чрезвычайного положения, один из лидеров партии, имеющей значительное количество мест в парламенте, заявил: то, что происходит в Москве (имелся в виду взрыв в московском метрополитене 6 февраля 2004 г.), - это этническая преступность. Свою уверенность он объяснил тем, что когда он «по долгу службы» встречался во время своих поездок в Чечню с лидерами чеченских боевиков (по долгу какой службы, лидер блока не объяснил, хотя представители разных уровней государственной власти неоднократно заявляли, что переговоры с представителями боевиков не ведутся), ему не раз говорилось о том, что боевики не просто надеются, но твердо уверены в том, что представители чеченской диаспоры окажут им помощь при подготовке терактов. В подтверждение своей античеченской позиции он заявил, что ни чеченская диаспора в Москве, ни представители мусульманской общины еще не разу не выступила с осуждением террористических актов.

В ответ на это председатель Центра чеченской культуры сказал, что чеченцы, проживающие в Москве, неоднократно выступали с заявлениями, осуждающими теракты, и выражали соболезнования родственникам погибших: «Но с какой стати должны протестовать именно мы? Почему мы всегда и во всем виноваты? Это же общая боль!»17 Обвинения в пособничестве Западу, проведении идеологической диверсии довольно часто раздаются и в отношении активистов неправительственных организаций, правозащитников. Так что даже высшие лица в России неоднократно заявляли о недопустимости финансирования «политической деятельности» НКО из-за рубежа.

О мифе можно говорить еще очень много – можно было бы остановиться и на основных мифологических образах, которые играют очень важную роль, но в завершение нынешнего разговора о чертах, характерных для мифа, я остановлюсь только на числовой символике – она также нередко используется в мифах о враге.

- цит. по источнику: http://xeno.sova-center.ru Числовая символика Числовая символика играет в мифах огромную роль. Числа в мифах описывают мифологическую модель мира. Самая большая числовая оппозиция – чет и нечет (соответственно со знаком «плюс» и «минус»). Особо сакральные мифологические числа дают основные координаты Вселенной: 1(единство мира) + 2(фундаментальный принцип мироустройства, символ бинарных оппозиций) = 3 (сферы Вселенной: земля, подземелье, небесная сфера).

Четыре (4) стороны света, каждую из которых может оберегать свой хранитель, и еще центр в сумме дают число «5» (в китайской мифологии — пять основных стихий и пять мифических государей). Число космической целостности — число семь — складывается из суммы основных координат (3 по вертикали, 4 по горизонтали). Если 3 умножаем на 4 получаем еще одно сакральное число — 12 (12 знаков Зодиака, 12 часов дня и ночи, 12 главных олимпийских богов, 12 библейских колен, 12 апостолов, 12 дней Рождества). Оно связано с окружностью (геометрическое выражение этого числа – двенадцатиугольник, очень близкий к окружности). Поэтому число двенадцать оказывается столь распространенным для описания различных временных циклов. Многие древние 1 + 2 + 3 + 4 = 10 – также число целостности (10 заповедей). Нарушение числовой гармонии 12 + 1 = 13 или 7 – 1 = 6 (и его вариации типа 666)– дает несчастливые и неправильные числа. Как правило, именно эти числа и сопровождают различные негативные образы.

Современные мифы и мифы архаические Итак, мы рассмотрели некоторые черты архаических мифов, а также проиллюстрировали тот факт, что современные мифы, в частности, различного рода ксенофобские представления зачастую строятся с помощью тех же самых инструментов: и те, и другие в основном мифологизируют прошлые времена, но вместе с тем описывают и новую реальность, которой только предстоит сбыться. У мифов древних и актуальных – одни и те же функции. Они укрепляют общность данной группы, являются инструментом упорядочения жизни коллектива, но вместе с тем, придают осмысленность нашему существованию.

Однако же легко заметить и существенные отличия актуальных мифов от мифов традиционных. Начнем с того, что современные мифы не наследуются от предков. Их создают отдельные люди или они возникают в головах узкой группы людей. В научный век ксенофобские мифы должны иметь наукообразный вид: отсюда и недостоверные факты (чаще всего – непонятные статистические данные, иногда - фальшивки типа «Велесовой книги» или «Протоколов сионских мудрецов»), и псевдоисследовательские методы, и ссылки на псевдоавторитеты. Для достижения цели производится, с одной стороны, тщательный отбор нужной информации или подходящих научных гипотез, с другой стороны — замалчивание фактов или гипотез, противоречащих заданной версии.

Научные факты интерпретируются в нужном ключе, излагаемая гипотетическая версия представляется абсолютной истиной, а дискуссии, ведущиеся по данной проблеме, попросту игнорируются. Основным средством распространения мифов в современном мире являются не устные предания или рукописи, а в основном СМИ и другие коммуникации. Значимость фактора СМИ ни в коем случае нельзя преуменьшать, но и преувеличивать тоже не стоит. Ни одна газета не возьмется транслировать тот или иной ксенофобский миф, если не будет уверена в том, что эти идеи разделяются определенной частью общества. Также в России уже сформировался целый букет масс-медиа (в основном, правда, это газеты), которые являются рупором различных националистических группировок.

Еще одна немаловажная деталь: в традиционных мифах объектом мифологизации являются боги, культурные герои или предки, в современных мифах — реальные люди и события настоящего и недавнего прошлого. В связи с этим хотелось бы обратить особенное внимание на состояние дел с современными школьными учебниками истории, ведь учебник - один из важнейших трансляторов национального мифа. В учебных текстах такие приемы, как замалчивание фактов, не укладывающихся в авторскую концепцию, тенденциозность в изложении материала встречаются сплошь и рядом. Зачастую школьникам предлагается готовый список друзей и врагов, героев и негодяев, и тем самым исподволь формируется основа для нетолерантного поведения. Поэтому и авторы учебников, и школьные учителя должны быть очень внимательны.

Ксенофобские мифы и политика Как мы уже убедились, мифы – весьма действенный способ мобилизации и объединения людей. А уж мифы о «враге» - тем более.

Вообще-то, «враг» – категория, которая постоянно присутствует в политической сфере. Наличие врага придает видимый смысл политической борьбе, показывает степень успешности власти или того или иного политика, задает очевидный для всех критерий оценки действий субъектов политического процесса.

Некоторые исследователи даже считают оппозицию «друг — враг» ключевой для описания политической сферы: «Понятия “друг” и “враг” следует брать в их конкретном экзистенциальном смысле, не как метафоры или как символы…. В экстремальном случае возможны конфликты с ним [с врагом – О.П.], которые не могут быть разрешены ни предпринятым заранее установлением всеобщих норм, ни приговором “непричастного” и потому “беспристрастного” третьего».18 Таким образом, политический враг есть самое крайнее выражение инакости, чуждости.

От врагов, являющихся моральными антагонистами, отличаются соперники. С соперником можно соревноваться, побеждать или проигрывать. Врага можно только уничтожить.

Необязательно лично ненавидеть политического врага, он может быть и морально добр, и эстетически прекрасен. Более того, врага, обладающего массой достоинств, легче представить как врага, его легче ненавидеть: «Мы не можем ненавидеть тех, кого презираем. У японцев было преимущество перед нами, поскольку они восхищались нами больше, чем мы ими. Они могли ненавидеть нас более жгуче, чем мы их». 19 Почему?

Наличие сильного врага должно возвышать нас в наших собственных глазах, ибо в победе над слабым — немного доблести.

Чтобы ввести врага в поле политики, необходимо противопоставить его не отдельному человеку, а целому сообществу. Таких сообществ в политическом мире имеется достаточно много, следовательно, политическая вражда может иметь место на разных уровнях: на уровне противоборствующих олигархических группировок, на уровне партий, на уровне социальных или этнических групп. Однако подлинно публичным врагом, перед которым меркнут все остальные политические враги, может быть только враг государственный. Его появление примиряет между собой различные политические группировки и заставляет объединяться всех вокруг единого центра – будь то лидер или политическая партия: «Массовое движение может возникнуть и распространиться без веры в Бога, но никогда не будет возможным без веры в дьявола. Обычно сила массового движения пропорциональна яркости и осязаемости их [масс — О.П.] дьявола».20 Лучшая иллюстрация данного тезиса — антисемитизм Третьего Рейха.

В зависимости от поставленных задач средства и механизмы, а также степень интенсивности внедрения образа врага в массовое сознание могут быть различными.

— Шмитт К. Понятие «политического»// Вопросы социологии. 1992. Т. 1., № 1. С. 41.

19 — Hoffer E. The true believer. New York, 1951. P. 90.

20 — Hoffer E. Op.cit. P. 86.

Идеология тоталитарных государств предполагает наличие главного смертельного врага — будь то мировой сионизм, мировой коммунизм или мировой капитал. Причем нередко сионизм объединяется то с коммунизмом, то с капиталом. Этим в тоталитарном государстве оправдываются те жестокие меры, с помощью которых режим пытается сохранить собственную власть. Поиски внутренних врагов или пособников внешнего врага превращаются во всеобщую «охоту на ведьм», поддерживают в обществе атмосферу тотальной подозрительности. Происками врага объясняются и все неудачи самого лучшего и самого правильного режима. Идеология тоталитарных режимов ХХ века — это новое издание архаического мифа о противостоянии сил добра и зла.

Почему мифы оказались столь востребованными в новейшую эпоху?

Дело здесь не только в том, что рационально объяснить все явления в мире оказалось невозможно. Новое время подарило человеку свободу, однако зачастую окружающая действительность оставляла его один на один с самим собой. Прежние родовые и цеховые связи распадались, чувство одиночество было особенно тягостным для того, кто не смог преуспеть в этой жизни. Это касалось не только отдельных людей, но и целых народов. В условиях массового общества немалому числу людей важно было почувствовать себя частью великого целого, и многие политики остро почувствовали это еще в конце XIX в., откуда и берет начало современная политическая мифология. Именно эти потребности удовлетворяли величайшие мифы XX в. – миф об особой миссии пролетариата и миф об особой миссии арийской расы.

В демократическом обществе одной из основных сфер применения мифов о враге являются выборы. Наиболее простой способ позиционирования кандидата в предвыборных кампаниях — противопоставить его как представителя группы с положительно заряженным имиджем (честный работяга, врач) оппоненту как представителю отрицательно заряженной, с точки зрения избирателя, социальной, религиозной или этнической группы.

И если еще в 1995 и в 1999 году самым «выгодным» объектом критики, воплощением зла в России были нечистоплотные политики, власть, олигархи, то в 2003 году сразу несколько партий, претендовавших на место в Государственной думе РФ, шли на выборы под радикальными, в том числе, нацоналистическими лозунгами. «Мы за бедных, мы за русских!» - гласили листовки одной из популярных партий. Подобная постановка вопроса – объединение сразу и национального, и социального признака — весьма выгодна в определенной позиции. Один из лидеров этой партии в телевизионном эфире объяснял свой лозунг тем, что «русских богатых», гораздо меньше, чем «нерусских». Вообще, возможности использования образа врага во время предвыборной кампании замечательно показаны в известном фильме «Хвост виляет собакой» (в нашем прокате он шел под названием «Плутовство»).

Однако, в некоторых случаях миф о враге, внешнем или внутреннем, служит не только для завоевания, но и для удержания власти и доверия действующим правителям. В минуты опасности – мнимой или действительной — происходит консолидация народа вокруг власти. Так, власти США в период «холодной войны» запугивали американцев образом «империи зла» - СССР.

Во внешней политике мотив вражды играет значительную роль для оправдания действий правительства. Однако чрезмерная эксплуатация этого мотива приводит к тому, что область функционирования врага расширяется и распространяется на сферу внутренней политики (характерный пример – кампания по борьбе с коммунистической партией США, которая объявлялась пособником Советского Союза, а члены которой заведомо подозревались в шпионаже в пользу СССР. Кампания получила название «маккартизм»). Внутри страны начинают искать пособников и союзников врага. Реальной же подоплекой создания образа врага может быть обычная политическая или экономическая преграда распространению собственного политического влияния.

Нетерпимость и враждебность с психологической точки зрения Когда речь заходит о нетерпимости или толерантности, о предрассудках, многие представляют себе только проблемы, относящиеся к культуре общения. Например, умеет ли человек прощать, договариваться, мирно разрешать бытовые конфликты. А предрассудки – это какие-то устаревшие взгляды, которые сегодня кажутся смешными. В общем, возникает ощущение, что все это имеет значение только для решения личных, индивидуальных проблем. Например, для успешной карьеры.

На самом деле, такие явления, как нетерпимость и предвзятость, представляют ужасную опасность для общества. Нетерпимость порождает конфликты на всех уровнях – от небольших групп до целых народов. На почве этнической и расовой ненависти, религиозной и социальной розни совершаются ужасные преступления. Это жестокие расправы с людьми, которые не совершили ничего плохого и которых убийцы никогда прежде не встречали. Происходят вооруженные конфликты, ведущие к гибели и страданиям сотен тысяч людей. В последнее время (по мнению экспертов) природа войн изменилась. Если в прежние эпохи войны вызывались преимущественно социальноэкономическими причинами, то в основе современных вооруженных конфликтов – ненависть на расовой, этнической, религиозной почве. В сочетании с мощью современного оружия эта ненависть превращается в угрозу самому существованию народов.

Понимание природы этой ненависти и преодоление ее становится условием выживания человечества.

Перед учителем встают практические вопросы: Чем вызвана предвзятость, необъективность, неприязнь - изъянами морали или мышления? Насколько негативное отношение может быть основано на реальности? Является ли ксенофобия врожденной?

Являются ли одни люди по своей природе более предубежденными, чем другие? Можно ли изменить взгляды предубежденного человека, как это сделать?

Психологическая наука (в основном, социальная психология) накопила огромный массив знаний о причинах и механизмах враждебности и нетерпимости. Есть также интересные находки педагогов-практиков. В рамках данной статьи можно лишь бегло рассмотреть некоторые научные данные и педагогические методики, основанные на них.

1. Основные понятия.

Положительной моделью поведения для нас является толерантность- восприятие культурного, этнического и религиозного разнообразия как ценности. ( Декларация принципов толерантности ЮНЕСКО 1995 г.).

Как противоположность толерантности в СМИ и языке социальных наук встречаются понятия «ксенофобия», «нетерпимость» и «расизм».

Вот варианты определений:

Ксенофобия – негативное отношение к людям с иным поведением, взглядами, внешним обликом.

Нетерпимость - неспособность принимать убеждения, чувства, поведение, которое отличается от нашего собственного.

В понятие расизм включают не только принцип различения и определенное отношение к различным группам (не только расовым!), но и социальную практику, т.е.

принципы работы общественных институтов (например, полиции), при которой представителям определенной расы навязывается подчиненное положение.

В психологической литературе вам встретится иная система понятий, причем определения разных авторов могут не совпадать. Вы сами можете выбрать систему определений, которая больше подходит для работы. Приведем здесь один из распространенных (и простых) вариантов.

По отношению к некой категории людей (например, этнической группе) мы можем иметь некоторые мысли и представления (они все ленивы, но веселы и музыкальны), испытывать некие чувства – положительные или отрицательные (например, опасение, любопытство) и определенным образом вести себя.

Эти мысли, чувства, поведение – компоненты единого комплекса, который регулирует наши переживания и действия21.

Вражда, противоречия, конфликты вызываются негативными чувствами к другим людям, негативными представлениями о них, и определенным поведением.

Соответственно, различаются:

Стереотип. Это представления о типичных особенностях людей, принадлежащих к некой группе. (Познавательный, мыслительный компонент).

Предрассудок. Негативное отношение к кому-либо. (Чувственный, эмоциональный компонент).

Дискриминация. Негативные действия по отношению к людям на основании их принадлежности к той или иной группе. (Особая тенденция поведения).

Рассмотрим каждый из этих компонентов.

2. Стереотип, его природа и функции.

Термин «стереотип» ввел журналист Уолтер Липпман еще в 1922 году. Он обратил внимание на то, что в голове возникает некая «картинка», которая позволяет нам упростить сложную и противоречивую информацию из внешнего мира.

Сегодня стереотип определяют как «неоправданно обобщенное представление».

Например: «Все русские - пьяницы», «все цыгане музыкальны», «старики рассеянны», «женщины не могут работать с техникой».

На протяжении долгого времени психологи рассматривали наличие стереотипов как признак слабости мышления, например, его косности, негибкости, как проявление иррационального, неаналитического способа познания, либо даже как признак нравственной ущербности.

Однако исследования познавательных процессов в 70-е годы 20 века заставили изменить взгляды на стереотип.

Ныне стереотипизация рассматривается как нормальный процесс, изначально присущий человеческому мышлению.

Дело в том, что поток информации, ежесекундно обрушивающийся на человека, требует огромных познавательных ресурсов для обработки. На поток разнообразных стимулов нужно реагировать быстро, часто решая одновременно несколько задач.

Идя на работу, мы лавируем в толпе, следим за сигналом светофора, шагаем через лужи, обдумываем предстоящий рабочий день, стараясь отогнать переживания о домашних проблемах, машинально читаем рекламные тексты и т.п. Человек, смотрящий телевизор на диване, и не подозревает, сколько информации он ежесекундно перерабатывает. Если бы мы реагировали на каждый стимул (объект) как на нечто уникальное – мы были бы не в силах адекватно взаимодействовать со средой.

Процесс обработки информации становится проще и быстрее, если стимулы группируются в определенные категории. Этот процесс становится автоматическим, а мозг освобождается для других задач. Таким образом, происходит «экономия ресурсов» Этот комплекс чувств, переживаний, поведения называют установкой.

мышления, внимания, памяти. Мы напряженно размышляем о некой проблеме. Тем временем красный светящийся кружок заставил нас остановиться, хотя мы спешили светофор... Существо, поросшее рыжеватой шерстью, не вызывает у нас интереса – собака… Мы не обращаем внимания на человека, в прохладную погоду бегущего по улице в трусах и майке (спортсмен), машинально сторонимся прохожего, который бредет, шатаясь и размахивая руками (наверное, пьяный). Каждый из встреченных прохожих был отнесен нами к какой-нибудь категории: «женщина», «мужчина», «ребенок», «старик» и т.п. Это происходит бессознательно, автоматически.

Важно знать, что процесс категоризации людей существенно отличается от категоризации прочих объектов.

Для физических объектов категоризация минимальна:

книга – то, что читают. Людей можно распределять по категориям на основании цвета кожи, пола, стиля одежды, деловых качеств, приверженности моральным нормам, традициям, возраста, политических взглядов и т. д.

По какому признаку мы отнесем человека к некой категории – зависит от значимости для нас той или иной характеристики (в данной ситуации или всегда). Выбор признаков зависит от наших интересов, мотивации, от ситуации.

Стереотипизация не только «экономит ресурсы» нашего мышления. Наше восприятие «работает» в соответствии с нашими потребностями, ценностями, интересами. Мы видим то, что хотим увидеть – но чаще не осознаем этого.

Одного и того же мужчину 55 лет один человек в первую очередь воспримет как профессора университета (поскольку для него самые важные категории – образование, профессия), для другого он прежде всего - кореец (так как для этого воспринимающего значима этническая принадлежность), третий отметит, что это человек не бедный, и т.д.

Если оснований для категоризации много, на первый план выходят те, которые в наибольшей степени соответствуют жизненным установкам воспринимающего.

Важно, что при этом человек обычно концентрируется на первичной категоризации и потом игнорирует информацию, которая могла бы побудить придумать другие категории для данного индивида! (Например, имея стереотип «корейцы хитрые», человек будет бессознательно искать у встреченного профессора признаки «хитрости» и игнорировать факты, свидетельствующие об обратном).

Итак, воспринимаемого человека быстро и бессознательно относят к определенному типу на основании данных, хранящихся в памяти. Может ли быть иначе? Да, может.

Если у нас есть особая мотивация, желание учесть индивидуальные особенности человека – включается другой механизм обработки информации. Это гораздо более сложный процесс, он происходит намеренно, осознанно.

Например, нам предстоит работать с этим человеком, и надо правильно оценить его способности. (Кстати, этот механизм используется в методике «мозаичного класса», о которой пойдет речь ниже).

Либо вы помните о существующих в нашем обществе стереотипах относительно данной группы и сознательно стремитесь к тому, чтобы не оценивать человека на их основании. Например, вокруг вас не любят африканских студентов – и потому вы следите за собой, чтобы не допустить предвзятости в общении с одним из них. (На такую именно позицию нацелены курсы и программы против ксенофобии).

Стереотип может быть индивидуальным – это представление конкретного человека о свойствах какой-либо группы, и наряду с этим существуют культурные стереотипы общепринятые или разделяемые многими в данном обществе. Пример столкновения индивидуальных стереотипов: один собеседник считает, что полные люди – добряки.

Другой убежден, что толстяки эгоистичны. Пример культурного стереотипа: в Москве многие, в том числе – работники милиции, думают, что большинство преступлений в городе совершают приезжие – выходцы с Кавказа. Анализ криминальной статистики показывает, что это убеждение лишено оснований. Тем не менее, стереотип сохраняется, и работники милиции продолжают руководствоваться этим представлением. (Кстати, это явление характерно для множества городов мира: вопреки фактам, люди думают, что большинство преступлений совершают приезжие).

Так мы выходим на следующий важный вопрос: есть ли основания для стереотипов?

Люди часто высказывают предположение, что стереотипы возникают не на пустом месте. Например, преподаватель говорит: «Студенты из некоторых автономных республик хуже учатся – это статистика». Что обнаруживается, когда подобную ситуацию начинает изучать психолог?

Если преподаватель убежден, что выходцы из определенных национальных республик

– всегда слабые студенты, он ведет себя с объектом стереотипа (например, студентом из Калмыкии) так, как если бы он в самом деле мало что знал. В итоге, молодой человек начинает сомневаться в своих способностях, и эта неуверенность в себе плохо отражается на его успеваемости. Все воспринимают это как подтверждение стереотипа. Порочный круг замыкается. Сам студент начинает верить, что стереотип имеет основание. Это явление получило название «самоисполняющееся пророчество».

Другое важное свойство стереотипа сравнивают с «ковровой бомбардировкой», которая накрывает всех без разбору. Как правило, стереотип - это чрезмерно грубые обобщения, игнорирующие индивидуальные различия между людьми. Допустим, что каким-то членам группы и в самом деле присущи качества, на которых основан стереотип.

Но это отнюдь не означает, что «они все такие».

Например, исследовали отношение американских, японских и русских студентов к браку без любви. Оказалось, что процент отвергающих /принимающих такой брак существенно отличается в 3-х группах. Русские были гораздо более склонны к принятию брака без любви, чем японцы. Но можно ли сказать «русские положительно относятся к браку без любви»? Даже когда исследователи норм поведения находят какие-то различия между группами, результат они могут описать только как «вероятность». В группе русских вы чаще можете встретить такие-то взгляды, чем в группе японцев. Но какую бы социально-психологическую характеристику мы ни взяли, она никогда не будет принадлежать всем членам группы. Человек – существо сложное, индивидуальные различия оказываются слишком весомыми.

Кроме того, стереотипы характеризуются чрезмерным акцентом на каких-то отдельных характеристиках (положительных или отрицательных), значение которых преувеличивается, так что они заслоняют собою все остальное.

Одно из самых распространенных оснований для категоризации и стереотипизации – национальность. Именно этнические стереотипы лежат в основе опасных общественных конфликтов. Проблема усугубляется тем, что программы, нацеленные на уменьшение межэтнической вражды, порой построены также на стереотипах.

Множество программ «воспитания толерантности» до сих пор строится на предположении, что неприязнь возникает от «незнания» другой группы («другой культуры», «другого народа»). В психологической науке идея о том, что знакомство помогает разрушить стереотипы, получило название «гипотеза контакта» (подробнее будет рассмотрена ниже). Увы, исследования, проводившиеся в течение многих десятилетий, не позволяют считать эту гипотезу подтвержденной. Тем не менее, разница в поведении, обычаях и традициях представителей различных народов нередко подчеркивается с благой целью – чтобы возбудить положительный интерес, и таким образом уменьшить враждебность. К сожалению, реальный эффект программ «знакомства с культурой разных народов» может быть совсем не тем, к чему стремятся организаторы. Подчеркивание особенностей «народов» порождает установку на то, что о человеке нужно судить прежде всего по его этнической принадлежности; возникает идея, будто представители каждой этнической группы обладают комплексом постоянных, чуть ли не врожденных черт22. На базе этой установки могут формироваться новые негативные стереотипы. Многие особенности поведения, на которых фокусируется внимание в программах «знакомства с культурами», необоснованно трактуются как присущие всему этносу. В реальной жизни не так уж часто весь «набор» таких особенностей демонстрируется одним человеком. И главное, носителями одних и тех же норм поведения могут быть представители разных этнических групп, живущие в одной местности. После распада СССР множество русских вернулись из бывших советских республик в Россию. Оказалось, что местные жители (тоже русские) воспринимают приехавших как иностранцев, потому что у них отличались представления о том, как принимать гостей, как строить отношения в семье, общаться с соседями; они предпочитали другие блюда, иногда у них была другая манера одеваться. Репатрианты стали носителями обычаев тех мест, где они жили. В самом деле, в поведении, бытовых привычках, традициях, манерах русского из Эстонии и русского из Таджикистана заметна разница. Бывает, что такие особенности рассматриваются как признаки «национальной самобытности», в то время как их носителями могут быть представители любой национальности. И главное, что эти различия относятся к категории качеств, которые могут меняться со временем: например, репатрианты вскоре привыкнут вести себя так же, как местные жители, а их дети – и подавно.

В то же время, в рамках одного этноса можно найти множество категорий населения, которые различаются по своим привычкам, взглядам, образу жизни. Например, горожане и селяне, люди с разным уровнем образования и т.п. Когда Макса Люшера, создателя знаменитого психологического теста, попросили охарактеризовать отличие немцев от других европейцев, он заметил, что слишком сильно отличается городское и сельское население, а также население разных городов. Добавим, в рамках населения одного города можно выделить разные слои, «круги общения» - в которых обычаи и стиль поведения сильно отличаются.

Между тем, путешественники часто замечают, что крестьяне всего мира похожи друг на друга, также как похожи ученые, торговцы и т.д. Иначе говоря, если вы учительгорожанин, то коллега из Китая окажется больше похож на вас по манерам и взглядам на жизнь, чем соотечественник-крестьянин. (Это явление обсуждается также в статье о «национальном характере»).

Один из современных аргументов против расизма – общие свойства психики людей всего мира, всех народов. Мировая психологическая наука использует и расширяет набор «психологических универсалий», общих для большинства культур Земли. В частности, это пятифакторная структура личности, основные виды эмоций и структура ценностей.

То есть, психику африканца-бушмена и парижского художника приходится описывать через одни и те же механизмы, процессы, характеристики.

Признавая разнообразие как ценность, учителю все же следует не подчеркивать разницу между этническими, религиозными и иными социальными группами, а то общее, что их объединяет – принадлежность к единому человечеству, общность территории, истории, гражданства и т.п. Еще продуктивнее для преодоления стереотипов – установка на то, что о человеке не следует судить по групповой принадлежности.

Если стереотипы слабо связаны с реальностью, почему они не ослабевают и не исчезают под воздействием жизненных впечатлений?

Стереотипы не опровергаются опытом в силу того, что человек ведет себя в соответствии с ними. Например, избегает общения с людьми, от которых ждет «неприятностей». Помните, мы говорили о том, что стереотипы организуют восприятие в соответствии с нашими потребностями? Также стереотипы помогают нам лучше к себе См. статью о «национальном характере» в данном пособии.

относиться, защищают нашу самооценку. Они помогают нам представлять «свою» группу (этническую, профессиональную или иную) как будто она выглядит лучше на фоне прочих. Например, приписывание приезжим негативных качеств нужно человеку для того, чтобы гордиться тем, что он – коренной житель. Поэтому мы стараемся сохранить свои стереотипы (как правило, бессознательно).

Мы тратим много энергии для сохранения своей «картины мира23», и существует множество приемов, позволяющих нам это делать. Например, избирательность запоминания фактов: человек лучше запоминает инциденты, подтверждающие его представления, и непроизвольно забывает факты, противоречащие стереотипу. Либо эти случаи трактуются как «исключения». Ради сохранения стереотипа образуются субкатегории – система «исключений, которые только подтверждают правило». «Мы к вам так хорошо относимся – мы вас даже за евреев не считаем» - говорит женщина своей соседке.

3. Предрассудок.

Напомним, предрассудок – негативное эмоциональное отношение к некой группе (или к человеку – только потому, что он к той группе принадлежит).

Возможно и положительное отношение к человеку только за то, что он принадлежит к «своей», «хорошей» группе. В обоих случаях в человеке видят не индивидуальность, а только представителя группы.

Как формируется такое отношение? Существует ряд моделей, объясняющих этот процесс.

Социальное научение.

По этой теории, предрассудки усваиваются в процессе социализации, наряду с ценностями и нормами поведения.

Устойчивые расовые предрассудки можно обнаружить уже у некоторых детей 5-7 лет.

Есть данные о том, что если предрассудки сформированы к раннему подростковому возрасту, их впоследствии трудно поколебать. Дети могут усваивать предрассудки как в семье, так и вне дома. В каких-то случаях обнаруживается влияние родителей. Например, проследили судьбу детей, чьи родители положительно относились к различиям между людьми и обеспечивали детям более разнообразное окружение. Этим детям впоследствии предрассудки были менее свойственны. С другой стороны, последние исследования показывают, что дети не всегда перенимают установки своих родителей.

Известно, что СМИ способствуют закреплению стереотипов и предрассудков, поскольку журналисты готовят материал, также руководствуясь стереотипами. Например, по данным опросов за некий период, большинство жителей США были убеждены, что среди безработных преобладают черные. На деле, только 29% безработных в тот период были афроамериканцами. Однако в СМИ большинство сюжетов о безработных была посвящена именно афроамериканцам.

Таким образом, негативному эмоциональному отношению можно научиться, но не каждый ребенок или взрослый «усвоит» это отношение под влиянием окружения.

Мотивация как основа предрассудка Так же как и стереотипы, предрассудки связаны с удовлетворением наших индивидуальных потребностей.

1) Защита самооценки через принадлежность к группе.

У каждого человека есть потребность в положительном мнении о себе, положительной самооценке. Этого можно достичь двумя способами: путем собственных достижений и Это понятие будет рассмотрено ниже.

путем принадлежности к «хорошим» группам – например, группе, занимающей высокий статус в обществе. Когда человек имеет основание гордиться личными достижениями, он нравится сам себе, его самооценка высока. А если он не имеет оснований для такой гордости – ничего особенного не добился или, хуже того, получил свидетельства своей неуспешности? В этом случае «спасти» самооценку может только переживание своей принадлежности к «хорошей» группе. В качестве таковой может выступать этническая группа, профессиональная, категория жителей некой местности, группа служащих престижной компании и даже… пол и возраст. На практике это означает, что люди склонны различать «свою» группу и «остальных» по некоему, иногда случайному признаку; и главное, «своя» группа начинает восприниматься как превосходящая остальных. Таким образом, причиной неприязни и враждебных действий (дискриминации) могут быть вовсе не негативные чувства к другим, а потребность в положительных чувствах, которые связаны со «своей» группой. Например, чувства доверия, сопереживания, восхищения. Этот механизм исследован и описан в самых разных обществах и культурах. 24 Потребность в статусе и принадлежности особенно явно испытывают те, кто занимает невысокое социально-экономическое положение или чье положение недавно резко ухудшилось, и те, кто испытал угрозу своему «я». Ситуация унижающего опыта (низкая оценка студента, чьи-то недружественные действия, помехи в работе) – резко повышает уровень предубежденности по отношению к кому-то «чужому».

К сожалению, предрассудки могут намеренно культивироваться и использоваться как средство сплочения группы: соперничество усиливает чувство принадлежности к «своим». Именно этот механизм активно используется политиками. Классический пример

– как это использовал Гитлер. Провозглашение «внутреннего врага» вызвало сплочение немцев перед лицом «еврейской опасности». Точно также сталинский режим использовал кампанию против «врагов народа». Так же для психологической мобилизации и укрепления чувства «мы» организуется агрессия вовне – классический прием «маленькой победоносной войны».

Можно еще дополнить, что наряду с потребностью в принадлежности, человеку свойственна потребность в уникальности. В идеале, эти потребности должны уравновешивать друг друга. Но бывает, что потребность в принадлежности намного сильнее, чем потребность в уникальности. Тогда индивид в большей степени склонен оценивать «чужие» группы предвзято.

Интересен вариант, когда доминирует потребность в уникальности: тогда индивид может отождествлять себя с «группами меньшинства», пусть даже обладающими низким статусом.

2) «Реальная конкуренция» 25 Часто думают, что враждебность между группами вызвана их конкуренцией.

Оказывается, что это предположение в большинстве случаев ошибочно. Да, люди часто ощущают, что «они» соперники и «мы» можем проиграть. Это может быть конкуренция за ограниченные ресурсы (например, государственное финансирование) или за доступ к власти. Например, когда в российские регионы пошел поток переселенцев из бывшего СССР, местные жители были встревожены тем, что на помощь вынужденным переселенцам пойдут средства из местного бюджета, которые могли бы достаться им самим.

Эта модель, построенная американскими психологами Тэджфелом и Тэрнером, называется «Теория социальной идентичности».

Между прочим, эксперименты Теджфела показали, что стремление выделять «свою» группу образуется очень быстро. Если в лаборатории собрать людей, никогда прежде не встречавшихся, и поделить их на основе случайного признака, люди сразу начинают считать «свою» группу лучше другой.

В специальной литературе именуется «Теория реалистичного конфликта».

При оценке «неблагоприятного» положения своей группы, бывает, мы исходим из сравнения с другими, «у которых уже есть то, что мы заслуживаем». Например, приезжих

– мелких предпринимателей «не любят» за то, что у них есть хорошие автомобили и они вообще имели возможность переселиться в другую местность.

Исследования эту модель мало подтверждают. Неоднократно установлено, что чувство соперничества появляется раньше, чем становится известно о конкурентной ситуации. Это чувство появляется тогда, когда люди осознают сам факт деления на группы. И уже потом строится «рациональное» объяснение – почему мы соперники. Примечательно также, что переживание «ущемленности групповых интересов» часто никак не связано с личными интересами человека. Например, в свое время обнаружилось, что недовольство белых американцев программами социальной поддержки афроамериканцев никак не было связано с их опасением потерять рабочие места. Люди острее реагируют на возможность, перспективу ущемления их группы, чем на реальную угрозу их личным интересам.

Информация о том, что помощь переселенцам в Россию финансируется не из местного бюджета, не устранила неприязнь к ним местных жителей.

3) Теория «козла отпущения».

Одним из ранних подходов к определению природы (причин) стереотипов и предрассудков26 было объяснение, что предрассудки и стереотипы возникают из агрессивных побуждений и чувств. Если человек встречает (или ощущает) преграду на пути к цели – это вызывает агрессию, в том числе – негативные чувства.

В качестве примера приводили статистику по южным штатам США с 1882 по 1930 год. При ухудшении экономической ситуации (снижение цен на хлопок) возрастало число случаев линчевания негров. Эта закономерность объяснялась как «перенос агрессии» на доступный объект. Таким образом, «смещенная агрессия» рассматривается как причина предрассудков и дискриминации. Однако, случаев «смещенной агрессии» против других групп удалось найти очень мало. Выяснилось, что не всякое переживание помех ведет к агрессии (и формированию предрассудка) и не всякий предрассудок порождается переживаниями препятствия.

4) Теория социального доминирования.

Одни люди представляют себе отношения между группами как иерархию. Другие ориентированы на равенство.

Индивиды с высокой степенью ориентации на иерархию («социальное доминирование») стремятся к тому, чтобы их группа была наверху иерархической лестницы. Этим людям чаще свойствен политический консерватизм и расистские взгляды, этнические предрассудки, многие из них служат самой идее иерархии (в полиции, органах управления). Этот тип людей старается «сохранить и укрепить свое господство» над другими группами. Делается это двумя способами.

Первый способ – поддержание соответствующих норм поведения. Например, муж может держать жену в подчиненном положении домохозяйки, поддерживая отношения, свойственные «традиционному» типу семьи.

Второй способ – создание «узаконивающих мифов». Это идеологические мифы, доказывающие естественность и незыблемость существующей иерархии. Например, представление о женщине как о зависимом, несамостоятельном существе, неспособном к деловой карьере. Аналогично, национальные меньшинства обвиняются в «дикости», недисциплинированности, неспособности к труду и т.п. С подобного рода развернутыми идеологическими концепциями связаны случаи особо глубоких предрассудков, например, этнических. Идеологические мифы подробно рассматриваются в данном курсе.

Теория Долларда и Миллера, 1939 г.

4. Связь между стереотипом и предрассудком Стереотипы и предрассудки тесно связаны: стереотип практически всегда эмоционально окрашен, а предрассудок сопровождается «рациональным» объяснением негативных чувств. Именно поэтому одно и то же проявление неприязни могут описывать то как стереотип, то как предрассудок. Однако, они «работают» и независимо.

Один и тот же культурный стереотип может сопровождаться положительными или отрицательными чувствами разных индивидов. Скажем, если некой этнической группе приписывается «воинственность и свободолюбие», членами другой группы это качество может восприниматься по-разному: кем-то - с уважением, другими- с осуждением.

Занятно, что при сохранении негативного чувства к некой группе (предрассудок как чувственный компонент) стереотип может меняться. Так, на протяжении 19-20 веков белые американцы, предубежденные против индейцев, приписывали им противоположные качества – сначала воинственность и жестокость, затем пассивность, молчаливость и лень.

5. Предрасположенность личности к предубеждениям.

Многочисленные данные свидетельствуют о том, что люди в разной степени склонны к предрассудкам и стереотипам. Рассмотрим некоторые концепции, объясняющие особую предрасположенность некоторых людей к враждебности.

1. Теория «Авторитарной личности»

Это одна из самых известных психологических теорий, появившаяся как итог многолетнего труда по исследованию предрассудков и психологических корней фашизма.

Приверженность предрассудкам рассматривается как личная проблема. Тип «авторитарной личности» был описан в 1950 году (Т.Адорно и др.)27 как синдром – совокупность качеств. Среди них основными являются такие, как склонность к безоговорочному подчинению власти, повышенная склонность к исполнению общепринятых норм поведения, враждебность к «иному», «чужому», нетерпимость к любой двусмысленности и неопределенности, желание «наказать» любое «отклоняющееся» поведение, в том числе представителей любых меньшинств. Адорно и его коллеги считали, что авторитаризм - глубинная характеристика личности, формирующаяся в детстве. Авторитаризм интерпретировался в психоаналитических традициях, как разновидность невроза. Поэтому считалось, что авторитарные установки могут быть ослаблены только в ходе психотерапии.

Это исследование вызвало огромный поток работ, в том числе тех, в которых концепция авторитарной личности была несколько переосмыслена. В частности, Б.Альтмейер считает, что авторитаризм скорее всего – продукт социального научения, например воспитания в сильно религиозной, консервативной, социально однообразной среде. По Альтмейеру, авторитаризм может быть ослаблен в процессе нового опыта – общения с неавторитарными людьми, разнообразием социального окружения.

Ниже мы еще рассмотрим эту категорию случаев с педагогической точки зрения.

В исследовании Адорно и др. выделялись высокоавторитарные субъекты, склонные к предрассудкам и нетерпимости, и противоположный полюс – люди, ориентированные на равенство, открытость новому опыту и толерантность.

Большое внимание привлекал вопрос, насколько рано формируются эти индивидуальные различия. В одной из работ группу детей изучали с младенчества до 6 лет. Первые различия между 2-мя группами детей - обладающими в 6 лет высокой и низкой склонностью к предубеждениям, проявились уже в младенческом возрасте.

Адорно Т. и др. Исследование авторитарной личности. М.: Академия исследований культуры, 2001 (Оригинал: Adorno T.W. et al. The authoritarian personality. N.Y., 1950) Также есть многочисленные наблюдения – какие качества сопровождают предубежденность. Например, Альтмейер обнаружил, что религиозные ортодоксы демонстрируют высокую предубежденность не только в религиозных вопросах.

Исследования показывают связь между склонностью к предрассудкам и выбором оснований для категоризации: для сильно предубежденного человека на первый план всегда выступает категоризация людей по этническому признаку.

2. Индивидуальная картина мира.

Важная характеристика человеческой психики – так называемая «картина мира28». Это наиболее общие представления об устройстве мира, о закономерностях, о свойствах вещей, о людях и их отношениях – т.е. обо всех сторонах бытия. Картина мира включает и рациональные, и чувственные, эмоциональные компоненты.

У некоторых людей в картине мира чрезвычайно большое значение приобретает фактор угрозы, для них главное свойство мира – опасность. Сам человек, как правило, не осознает этой своей особенности; смутное ощущение угрозы заставляет сознание вырабатывать правдоподобное «рациональное» толкование. Благо окружающая социальная действительность предлагает множество готовых идей, теорий, мифов о разнообразных опасностях и угрозах. Речь не идет о случаях, когда человек боится высоты, темноты или мышей: ощущение «опасного мира» – это ощущение социальной опасности, потому что человек живет прежде всего в социальной среде. «Опасный мир»

населен враждебными людьми и группами людей, враждебными странами и народами.

Человек постоянно ищет «врага», поэтому для него характерны ксенофобия, нетерпимость, предрассудки.

Вообще-то это состояние может возникнуть у любого человека – в период психической травмы, личного кризиса, конфликта и т.п. Но у одних людей это преходящее состояние, у других – постоянное, в течение всей жизни. Массовость этого типа не позволяет говорить о нем как о патологии – скорее, это один из вариантов нормальной психической конституции. К тому же указанная особенность выражена у людей в разной степени.

Очевидно, что в картине мира авторитарного субъекта фактор угрозы очень силен.

Адорно с соавторами назвали это качество «окопной религией». Дело в том, что такой человек страшится своей беспомощности, беззащитности в «опасном мире», для него единственное средство защиты – приобщение к надындивидуальному целому, некоей общности «наших», которая сильнее всех «чужих». Поэтому человек беспокоится о дисциплине, порядке и сплоченности в «своих» рядах. Как правило, сам он убежден, что стоит на защите традиционных идеалов нравственности, порядочности, патриотизма, но на самом деле – озабочен способностью «своей» общности противостоять враждебному окружению.

От «своих» требуют идейной преданности, а лучше – фанатизма, привержены коллективизму и примитивному патриотизму, любят соответствие единому для всех образцу, слепое подчинение дисциплине. Основной идеал для них – это идеал порядка. В качестве идеальной «надежной крыши» воспринимается, например, сильное государство, которое обеспечит покровительство и в случае необходимости защитит от любого врага.

Поэтому носители этого типа сознания – как правило, националисты или шовинисты.

Например, по данным исследований в России начиная с 90-х годов, люди, более уверенные в себе, в большей степени ориентированы на открытость России международному сотрудничеству, а менее уверенные (например, люди старшего возраста, невысокого образовательного уровня) – чаще жаждут статуса великой державы для России и враждебно относятся к другим странам.

1 Термин введен Людвигом Витгенштейном в 1921 г. Перевод: Витгенштейн Л. Логико-философский трактат. М., 1958 Надо сказать, что фактор защиты самооценки, защиты «образа Я» играет большую роль в формировании предубеждения и агрессивного поведения. Соответственно, психологические методики, направленные на осознание личных ценностей и принятие своей индивидуальности, приводят к уменьшению «поисков врага».

В последние годы психологи строят целостную модель факторов предубежденности, которая учитывает и и особенности картины мира, и мотивационные характеристики, и особенности мышления.

А каковы люди, менее склонные к стереотипам, предрассудкам, враждебному поведению? Прежде всего, они уверены в себе и потому терпимы и великодушны к другим. Им не свойственно переживание тотальной угрозы. Терпимые люди обнаруживают бОльшую устойчивость к психическим нарушениям, у них обнаружены некоторые преимущества мыслительных процессов. Например, они способны лучше анализировать противоречивые, неоднозначные ситуации. Этот тип людей менее подвержен внушению и слепому подчинению. Они не только более доброжелательно оценивают окружающих, но и более трезво и реалистично оценивают себя. Их мировоззрение включает в себя идею о ценности всех людей, какими бы разными они не были - например, потому, что все люди «божьи дети», или в силу приверженности идеям прав человека.

6. Дискриминация

Этот термин применяется как характеристика индивидуального поведения, и как обозначение социальной практики и государственной политики.

Реализация предрассудков и стереотипов может идти «снизу вверх» - от индивидуальных установок к широкой социальной практике – и «сверху вниз» - от деятельности существующих в обществе институтов (полиции, администрации, прессы) к индивидуальным взглядам и поступкам.

Например, в первом случае предубеждение против членов некоего национального меньшинства заставляет жителей города отказываться продавать (сдавать) им жилье. Это отражается на работе агентств по недвижимости. В итоге, представители данного меньшинства вынуждены селиться компактно, там, где им удается приобрести жилье. Это уменьшает возможности общения и сближения их с «основным» населением. Что, в свою очередь, укрепляет негативное отношение «большинства» к ним. Под воздействием предубеждений избиратели голосуют за кандидатов-националистов, которые затем могут принимать дискриминационные законы.

Во втором случае - действуют не только писаные законы и гласные распоряжения, но и множество негласных указаний, профессиональных привычек и штампов, корпоративных норм, разнообразных традиций. Например, как изображаются определенные группы в телевизионной рекламе, как относятся к выходцам из некоторых регионов работодатели, каково мнение работников милиции о разных этнических группах.

В самых разных областях жизни – в образовании, трудовых отношениях, в СМИ, в армии, в государственном управлении, в религиозной жизни – мы можем обнаружить варианты практики, основанной на предрассудках и стереотипах. Например, сможет ли выходец из таких-то мест получить постоянную регистрацию в вашем городе? Примут ли его детей в хорошую школу? И т.п. Эта практика порождает и укрепляет негативные установки на индивидуальном уровне. Например, если милиция проверяет документы только у приезжих с юга – значит, они чем-то опасны. (Этот эффект описан у Стругацких: «Ты, сынок, главное, не сомневайся. Если власти делают – они знают, что делают»).

Действие дискриминации «сверху вниз» основано на том, что люди принимают предлагаемую дискриминационную практику, поскольку она кажется им выгодной.

Например, запрет регистрировать приезжих не вызывает возражений, потому что снижает страх конкуренции на рынке жилья.

В конечном счете, оказывается, что процессы на уровне социальных институтов и на индивидуальном уровне тесно переплетены и взаимосвязаны.

7. Агрессивность.

Рассматривая конкретные проявления дискриминации на индивидуальном и групповом уровне, часто применяют термин «агрессия». Это физическое или словесное поведение, направленное на причинение кому-либо вреда. Различают ситуативную агрессию и агрессивность как черту личности. В последнем случае агрессивность – это постоянное враждебное отношение человека к другим людям, животным и неодушевленным объектам, склонность к разрушению и агрессивным действиям, не вызванным объективными обстоятельствами. Часто мотивационной основой агрессивности является постоянное ощущение угрозы самооценке и стремление «защитить» ее.

В любом обществе действуют какие-то культурные нормы, подавляющие агрессивное поведение. Например, не одобряется грубость, рукоприкладство. Одновременно есть сферы, где насилие признается необходимым и желательным. Например, это деятельность полиции, армии, спорт и т.п. У многих людей агрессивные импульсы канализируются в социально приемлемые формы: например, агрессивный подросток с удовольствием вступит в военно-патриотический клуб, или займется соответствующим видом спорта, или будет воспитывать служебную собаку (есть понятие «собаки агрессивных пород»).

Агрессивность в обществе сдерживается, пока сфера социально одобряемого насилия невелика и ограничена жесткими рамками. Например, бокс популярен, но «выяснение отношений» посредством уличной драки сурово осуждается. И весьма опасно расширение сферы применения «легального насилия». Например, когда оправдывается произвольное применение дубинок и даже оружия полицией и охранниками, слабо регламентированное законом применение армии для «наведения порядка» внутри страны, оправдываются силовые методы разрешения конфликтов и т.п. Когда в обществе развивается культ силы, ставка на силовые методы решения проблем, презрение к компромиссам, отказ от переговоров и т.п., агрессивные субъекты получают все больше возможностей – не только для участия в социально приемлемых формах насилия, но и в оправдании иных агрессивных действий. В таком обществе растет преступность, увеличивается число конфликтов. Среди факторов развития агрессивности подчеркиваю роль социального научения. Образцы агрессивного поведения усваиваются в детстве через подражание взрослым. Эту же роль играет и привыкание к сценам насилия в СМИ и усвоение доминирующей идеологии и политических установок. Например, демонстрация на российском телевидении сериала «Бригада», содержащего множество сцен насилия, вызвала всплеск подростковой преступности, причем во множестве случаев подростки копировали сюжет преступления, увиденный на экране.

Агрессивному субъекту важно оправдать свои действия. Поэтому опаснее всего когда ксенофобия, нетерпимость не только существуют в обществе, но и перестают быть постыдными. Тогда для агрессивного поведения нет преград, неприязнь выливается в словесные оскорбления, злобные статьи в прессе и даже физические нападения, вплоть до массовых погромов.

8. Что помогает ослабить предрассудки, стереотипы, враждебность?

Сегодня в мире накоплен огромный опыт противодействия нетерпимости, в том числе через образование и просвещение. Не всегда этот опыт оказывается удачным. Поиск эффективных методик продолжается. Некоторые концепции, привлекающие широкую публику своей убедительностью, не находят подтверждения в ходе экспериментальной проверки; и наоборот, находки практиков (в частности, учителей) оказываются весьма полезными и дают ощутимый эффект.

Начнем с концепций, которые лежит в основе многих просветительских программ, хотя эффективность их недостаточно подтверждена наукой.

1. Гипотеза контакта.

Одно из первых предположений о причинах негативных чувств к «чужой» группе было основано на идее, что людей отталкивает страх перед неизвестным. Логично было предположить, что нужно просто поближе познакомиться: люди «во всем разберутся».

Эта гипотезу следует рассмотреть подробно, потому что множество программ по «воспитанию толерантности» основаны на принципе «знакомства» с другими народами и культурами.

Первоначальный вариант «гипотезы контакта» был сформулирован в середине 50-х.

Но вскоре стало известно, что этот механизм срабатывает лишь изредка.

Тогда исследователи стали разбираться, при каких обстоятельствах контакт помогает снизить предубеждение. Простой случайный контакт чаще всего не уменьшает предубеждение, потому что имеющиеся стереотипы и негативные чувства с первого момента или даже до начала контакта преломляют восприятие так, что в процессе контакта стереотип только подтверждается. (Этот механизм был описан в начале данной статьи). Люди расходятся, получив подтверждение своих подозрений.

Еще Г.Оллпорт, основоположник исследований предрассудков, попробовал описать условия, при которых контакт приведет к позитивному результату. Это равный статус участников, общие цели, межгрупповое сотрудничество, поддержка законных властей (правительственная, либо другая организационная или культурная поддержка).

С тех пор состоялись многочисленные попытки найти другие факторы, способствующие продуктивному контакту. Количество предлагаемых факторов росло. В итоге, многие авторы пришли к выводу, что гипотеза контакта превратилась в простой перечень факторов, способствующих благоприятному контакту между любыми группами.

Тогда была сформулирована «модифицированная теория контакта». Это весьма сложная модель. Помимо условий, описанных Оллпортом, вводится обязательное условие

– потенциал возникновения дружеских отношений с членами чужой группы. Основной элемент модели – декатегоризация: нужно, чтобы люди начали воспринимать друг друга исходя из личных качеств и характера человека, а не из его принадлежности к группе.

Человек должен понять, что «чужая» группа столь же разнородна, как и его собственная, и прежние обобщения бесполезны. Тогда возникает симпатия к некоторым «чужим».



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |


Похожие работы:

«ГОРОДСКОЙ КОНКУРС НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ И ТВОРЧЕСКИХ РАБОТ "ПЕРВЫЕ ШАГИ В НАУКЕ" Секция: математика Тема "Площади фигур" Автор: Козьякова Дарья, ученица 8 А класс Научный руководитель: Райн Г.М., учитель математики Место выполнения работы: МАОУ СОШ № 8 г.о. Красноуральск 2014 г. Содержани...»

«Бюллетень Учебно методического объединения вузов Российской Федерации по психолого педагогическому образованию № 2 (5) — 2013 Психологические показатели как маркеры школьной дезадап...»

«Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение "Средняя общеобразовательная школа № 14 г. Назарово Красноярского края" УТВЕРЖДАЮ Принята на методическом Директор МБОУ "СОШ 14" объединении учителей математики _В.Ф.Цветцых Протокол №10 от 25.06.2016 Приказ №01-04-64/3 от 26.08.2016 Рабочая прог...»

«Государственное бюджетное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования Свердловской области "Институт развития образования" Методика оценки уровня квалификации педагогических работников Свердловской области в соответствии с переходом на новый п...»

«Курс ОРКСЭ Тема урока: Справедливость. Учитель Лисицкая Наталья Витальевна МБУ СОШ № 85 г. Тольятти Самарской области Цель урока: формирование у учащихся представления о справедливости, справедливом поступке.Задачи: • Познакомить учащихся с основными понятиями: справедливос...»

«Министерство образования и науки РФ Красноярский государственный педагогический университет им. В.П. Астафьева Внутренние аудиты Отчет по аудиту № 23-13 УТВЕРЖДАЮ Проректор по образовательной и учебно-методической работе КГПУ им....»

«Октября 21 (3 ноября) Священномученики Иоанн и Василий (Козыревы) Священномученик Иоанн родился 16 января 1885 года в селе Пожарье Весьегонского уезда Тверской губернии, где его отец, Алексей Козырев, служил священником. В 1904 году Иван Алексеевич окончил Твер...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ Государственное учреждение "Южноукраинский национальный педагогический университет имени К. Д. Ушинского"ПРОБЛЕМЫ ОЗДОРОВИТЕЛЬНОЙ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ И ФИЗИЧЕСКОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ Монография Под редакцией А. П. Романчука, В. В. Клапчука Одесса Букаев Вад...»

«27 Планируемые результаты освоения программы. 41 СОДЕРЖАТЕЛЬНЫЙ РАЗДЕЛ ПРОГРАММЫ Ранний возраст. Детство от рождения до 3-х лет Игра как особое пространство развития ребенка 3-го года жизни. 51 Опи...»

«ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА "Музыка. Гармония. Творчество." (подготовительная группа "Ладушки" при музыкальной студии "Лада") ДЛЯ ДЕТЕЙ 3-6 ЛЕТ СРОК РЕАЛИЗАЦИИ 4 года Негодяева Марина Юрьевна, педагог дополнитель...»

«СОВЄТСЬКА СОВЕТСКИЙ КЪЫРЫМ ДЖУМХУРИЕТИ РАЙОННА РАДА РАЙОННЫЙ СОВЕТ СОВЕТСКИЙ БОЛЮГИНИНЪ ШУРАСЫ РЕСПУБЛІКИ КРИМ РЕСПУБЛИКИ КРЫМ РЕШЕНИЕ 21-го (внеочередного) пленарного заседания 1-го созыва от 10.06.2015 г. № 1 пгт. Советский О районной Программе "О...»

«Воронов Дмитрий Игоревич СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ДЕТЕРМИНАНТЫ КОМПЬЮТЕРНОЙ ЗАВИСИМОСТИ И ЕЕ ПРОФИЛАКТИКА СРЕДСТВАМИ ФИЗИЧЕСКОЙ РЕКРЕАЦИИ И ПСИХОКОРРЕКЦИИ 13.00.04 Теория и методика физического воспитания, спортивной тренировки, оздоровительной и адаптивной физической...»

«ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 3 ФИЛОСОФИЯ. СОЦИОЛОГИЯ. ПСИХОЛОГИЯ. ПЕДАГОГИКА 2013. Вып. 3 Философия УДК 32:1 (045) И.В. Соловей ДИСКУРСИВНОЕ БЫТИЕ СУБЪЕКТА В СТРУКТУРАХ ПОЛИТИКИ ЖИЗНИ Рассматриваются современные варианты политики жизни социальных индивидов, которые формируются в преде...»

«"Б У К Е Т" К 8 М А Р Т А Выполнила: Ноздрина Анастасия Алексеевна учащаяся 3 "б" класса МБОУ Школы № 88 Руководитель: Савина Наталья Алексеевна учитель МБОУ Школа № 88 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение..3 Основная часть..4 1.Теоретическая часть..4 1.1. Луковичные растения..4 1.2. Выбор сорта растения для выгонки..4 1.3. Выгонка н...»

«УДК 81’367.332 ББК 81.411.4-22 Шрамко Руслана Григорьевна ассистент кафедра украинского языка Полтавский национальный педагогический университет имени В.Г. Короленко г. Полтава Shramko Ruslana Grigorievna Assistant Chair of Ukrainian Language Poltava Korolenko National Pedagogical...»

«УДК 81.373 ЯЗЫКОВЫЕ ОСОБЕННОСТИ КОРПОРАТИВНОГО ИНТЕРНЕТ-ЖАРГОНА Лосева А. С. Научный руководитель – преподаватель Радыгина Э. Ю. Канский педагогический колледж, г. Канск В наши дни общение в сети Интернет становится все популярнее. В социальных сетях my.mail.ru и vkontakte.ru зарегистрированы...»

«Вестник НГПУ  2011. № 1.  www.vestnik.nspu.ru  УДК 37.0 + 316 Н.А. Прилепская соискатель кафедры педагогики и психологии ФНК ФГБОУ ВПО "Новосибирский государственный педагогический университет" К ВОПРОСУ О СОЗДАНИИ ИННОВАЦИОННОЙ СРЕДЫ ДЛЯ ПРОДУКТИВНОГО ОБУЧЕНИЯ В статье рассм...»

«1  ВЛАДИМИР СИМОНОВ ДЕТИ СВЕТА начато 4 июня 2015 года, LA     2  МИРОЧУВСТВОВАНИЕ НОВОЙ ЭПОХИ Прозрение перспективой востребует новейших ориентиров жизнетворчества Существования. Книги Владимира Симонова позволяют открывать единство мира светом Женщины, посвященной в Красоту как Сознание Вселенной. Гармония поэтич...»

«НАУЧНЫЙ ЦЕНТР "АЭТЕРНА"ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПСИХОЛОГИИ И ПЕДАГОГИКИ КОЛЛЕКТИВНАЯ МОНОГРАФИЯ Уфа АЭТЕРНА УДК 00(082) ББК 65.26 Т 33 Рецензенты: 1. Н. Г. Маркова, д.п.н., доц.2. З. Р. Танаева, д.п.н., проф.Т 33 Теоретические и практические аспекты психологии и педагогики: кол...»

«Обеспечение психологической безопасности в начальной школе Автор: Н. Т. Оганесян, В. В., Ковров Аннотация. Психологическая безопасность образовательного процесса важне...»

«Белановская О.В. Знаково-символическая деятельность как фактор формирования личностной субъективности // Вестник МГЛУ. Серия 2. Педагогика, психология, методика преподавания иностранных языков. – 2010. – №1(17). – С. 40-48. УДК 15...»

«Муниципальное общеобразовательное учреждение "Средняя общеобразовательная школа №4 имени Д. М. Перова " Утверждено приказом директора от 31.08.2016 №116-42-161 РАБОЧАЯ ПРОГРАММА Говорим и пишем правильно курса для 10-11 классов нА 2016/2017 УЧЕБНЫЙ ГОД Состав...»

«Электронный журнал Камской государственной академии физической культуры, спорта и туризма Рег. Эл №ФС77-27659 от 26 марта 2007 г. № 1 ( 2010) (Выпуск 14) УДК 796.01:612 ПРОБЛЕМЫ УСТОЙЧИВОСТИ ОРГАНИЗМА СПОРТСМЕНОВ К ЭКСТРЕМАЛЬНЫМ ВОЗДЕЙСТВИЯМ Ю.В. Высочин...»

«Студенческий электронный журнал "СтРИЖ". №1(12). Январь 2017 www.strizh-vspu.ru ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ НАУКИ УДК 327.874 С.А. АСЛАНЯН (syu9350@yandex.ru) Волгоградский государственный социально-педагогический университет РАЗВИТИЕ КРЕАТИВНОСТИ У УЧАЩИХСЯ НАЧАЛЬНОЙ ШКОЛЫ НА УРОКАХ ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОГО ИСКУССТВА* Р...»

«ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ГОРОДА МОСКВЫ "ШКОЛА № 1130" УТВЕРЖДАЮ Директор ГБОУ Школа №1130 Д.И. Бодер ""_2016г. РАБОЧАЯ ПРОГРАММА дополнительного образования детей дошкольного возраста секция "РИТМИКА" Педагог Кузина О.В. Срок реализации программы 1 год для детей 3-7 лет 2016-2017 учебный...»

«Сулейманова Эльвина Фанузовна магистрант ФГБОУ ВПО "Башкирский государственный педагогический университет им. М. Акмуллы" г. Уфа, Республика Башкортостан СУЩНОСТЬ И СОДЕРЖАНИЕ ПОНЯТИЯ "ЭТНОКУЛЬТУРНАЯ КОМПЕТЕНТНОСТЬ ПЕДАГОГА ДОШКОЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ" Аннотация: в статье анализируются наиболее расп...»

«духовного роста поэта специфическое значение: если лирические и лиро эпические произведения, сопровождая весь процесс мировоззренческого движения автора, отражают все сложные перипетии и тонкости его, выступая в этом смысле в качестве универс...»

«Департамент образования и науки Кемеровской области Государственное образовательное учреждение среднего профессионального образования "Таштагольский горный техникум" Положение о порядке проведения квалификацион...»

«РАССМОТРЕНО педагогическим советом УТВЕРЖДЕНО МКОУ " СОШ № 11 с. Золотое" Приказ № 232 от 02.09.2013г протокол №1 от 29.08.2013 г. Директор школы: О.А. Кусмарцева Образовательная програ...»

«ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ГОТОВНОСТЬ ДЕТЕЙ К ОБУЧЕНИЮ В ШКОЛЕ КАК ПРЕДПОСЫЛКА УСПЕШНОГО ОБУЧЕНИЯ Чершышова М.А., Седых Ю.Н. Тульский государственный педагогический университет имени Л. Н. Толстого Тула, Россия PSYCHOLOGICAL READINESS OF CH...»








 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.