WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ МИГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ НА ДАЛЬНЕМ ...»

-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

МИГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ

НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ

(с древнейших времен

до начала XX века)

Материалы международной научной конференции

(Благовещенск, 17-18 мая 2004 г.) Благовещенск 2004 ББК 63.51(255) я 431 Печатается по решению редакциМ 57 онно-издательского совета Благовещенского государственного педагогического университета Миграционные процессы на Дальнем Востоке (с древнейших времен до начала XX века): Материалы международной научной конференции (Благовещенск, 17-18 мая 2004 г.). - Благовещенск: Изд-во БГПУ, 2004. – 390 с.

Редакционная коллегия: Д.П. Болотин (отв. редактор);

А.П. Забияко, Н.А. Шиндялов.

©Издательство БГПУ, 2004 ISBN 5-8331 -0065-8 М.А. Акинин

СТАНОВЛЕНИЕ УГОЛЬНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ В ЯКУТИИ

До революции Якутия представляла собой край со слаборазвитой промышленностью, использовавшийся для политической и уголовной ссылки, против чего неоднократно выступала якутская интеллигенция [1]. Постепенное развитие промышленности, включая угольную, вызвало большие изменения в национальной, социальной и демографической ситуации в области.



До прихода русских у якутов было весьма развито кузнечное дело, в качестве топлива использовался древесный уголь, который готовили из пеньков лиственницы.

Эксплуатация местным населением полезных ископаемых, за исключением железной руды, носила случайный характер[2]. Несмотря на удачные опыты по применению угля, его потребление и добыча не развивались. Причина заключалась в общей отсталости горнозаводской техники и сравнительной дешевизне, в отличие от европейской России, древесного угля.

До середины XIX века промышленная добыча угля в России осуществлялась в небольших объемах для отопления жилых домов, кузниц и мелких промышленных предприятий, о чем свидетельствуют незначительные объемы добычи: 1796-1801 гг. – 2,4 тыс. т угля, 1840 – 14,3 тыс. т угля, 1850 – 27,6 тыс. т угля. Ситуация изменилась со второй половины XIX века, когда в связи с развитием металлургии, железнодорожного, водного транспорта потребность в угле резко возросла. Накануне отмены крепостного права в России в 1860 году было добыто 121 тыс. тонн, в 1880 – 2 млн. т, 1900 – 12 млн.

тонн, 1913 – 29 млн. тонн. Доля угля в топливно-энергетическом балансе дореволюционной России составила 48 %. 1916 год принес максимальные объемы добычи угля – 34,5 млн. тонн [3]. Основным угледобывающим районом в начале XX века являлся Донецкий бассейн, где добывалось 87 % угля, в Кузбассе и на Урале – 7 %, наДальнем Востоке и в Восточной Сибири – 4 %, на остальной территории России – 2 %. 99,4 % добычи угля осуществлялось подземным способом.

Работа в шахте была основана исключительно на ручном труде. Производительность труда на одного человека в месяц была в 1,7-1,8 раза ниже, чем на шахтах Германии и Англии. В подавляющем большинстве это были средние и мелкие шахты [4].

Развитие водного транспорта, открытие на реке Лене пароходства, золотодобыча вызвали оживление интереса угольным месторождениям и в Якутии. Первая попытка использования угля для нужд речного флота была предпринята в 1879 году на пароходе Лена, капитан которого пытался заменить им дрова.

Со второй половины XIX века начинается процесс планомерного изучения угольных месторождений.

Первые сведения о Кангаласском месторождении получены в XVII веке, но лишь только в 1909-1910 гг. впервые геологами Резцовым А.А., Трухиным Ф.Д. была проведена оценка месторождения. С 1913 года организуются четыре небольших добычных участка. В 1914-1915 гг. производилась разработка угля на Кангаласском месторождении для золотых приисков в количестве 40-50 тыс. пудов в год[5].

В 1849 году получены первые сведения о Джебарики-Хайском угольном месторождении от Н. Иванова. В.Н. Звереву удалось обобщить в 1913 году данные по месторождению в своем отчете о результатах геологических изысканий, проведенных по ряду месторождений угля, расположенных на берегах рек Алдана, Лены, Вилюя [6].

Месторождение угля было найдено в 1914 году и в районе Сангар, при обследовании береговой части р. Лены – возвышенности Сангар-Хая, а также в районе Жиганска и Булуна. В Сангаре и Жиганске угольные пласты представляли интерес для разработки. В 1915 году Л.А. Либерман дал подробные сведения о Сангарском месторождении [7].

Исследованием рек Яны, Индигирки, Колымы занималась экспедиция под руководством И.Д. Черского. Он впервые указал на угленосные отложения Зыряновского угольного бассейна. В 1913 году В.Ф. Попов обнаружил выходы мощных каменных углей по реке Зырянка, в 70 км от ее устья [8].

Южная Якутия еще в XVII веке была описана экспедицией Василия Пояркова.

По ее территории пролегал маршрут и отряда Е.П. Хабарова. В Приамурье в середине XVII века русские, собирая ясак и приводя в русское подданство даурских князей, столкнулись с молодым агрессивным государством Цин. Действия цинских войск в 1683-1686 гг. создали серьезную угрозу русским владениям на Амуре, на побережье Охотского моря и Якутии. Дело дошло до того, что цинский император Канси потребовал ухода русских в Якутск и превращения последнего в границу между русским государством и Цинскй империей. Противостояние закончилось подписанием 29.08 (07.09.) 1689 года Нерчинского договора, по которому граница была установлена по рекам Аргуни и Горбицы, далее проходила по горному хребту, ближайшему к р. Амур и идущему параллельно ей [9]. Таким ближайшим хребтом оказался Становой хребет. Южная Якутия превратилась в приграничную зону, что затрудняло ее исследование. Попытка создания Алданского уезда в XVII веке не увенчалось успехом [10].

В середине XIX века Дальний Восток посетили ряд научных и военных экспедиций, целью которых было определить, освоено ли Приамурье и Приморье китайцами;

попутно проводилась топографическая съемка и геологическая разведка. Этим и объясняется секретный характер ряда экспедиций. С 1849 по 1852 годы на Дальнем Востоке работала секретная экспедиция подполковника генерального штаба Н.Х. Ахте. В состав экспедиции были включены горные инженеры штабс-капитан М.И. Кованько и поручик Н.Г. Меглицкий. Летом 1850 года Алданской поисковой партией, входившей в экспедицию Н.Г. Меглицкого, под руководством М.И. Кованько был обследован район верховий рек Олекмы и Алдана, и на левом притоке р. Амедичи Алдакае было найдено богатое месторождение бурого угля – это были первые сведения о Южно-Якутском каменноугольном бассейне.

В дальнейшем исследования Южно-Якутского бассейна были продолжены в 1896 году С.П. Протодъяконовым, а в 1912 году – В.Н. Зверевым. В том же году П.В.

Оленин, Н.И.Прохоров зафиксировали юрские отложения в районе озера Токо. Через три года Е.К. Миткевич-Волчасский отмечает в районе р. Нюкжа выходы угольных пластов [11].

Несмотря на то, что к 1915 году было разведано 65 месторождений угля [12], в дореволюционной Якутии добывалось лишь 0,05 % общероссийской добычи угля [13].

За годы революций 1917 года, гражданской войны угледобывающая промышленность пришла в упадок. Советская Россия остро нуждалась в угле. В 20-е годы началось возрождение угольной отрасли на новом качественном уровне.

С 1925 года геологом Г.И. Ивановым по заданию угольной секции геологического комитета начинается систематическое изучение угленосности Якутского региона.

Первыми объектами разведки и эксплуатации стали Сангарское и Кангаласское месторождения, позже – Зыряновское, Джебарики-Хайское, Чульманское.

Этим задачам была подчинена и деятельность Якутской горнотехнической конторы, образованной в 1927 году. Большая работа была проделана геологоразведочными организациями «Главсевморпути», Всесоюзным Арктическим институтом, разведочными экспедициями Дальстроя.

Южная Якутия до войны, за исключением золота, которое добывалось с XIX века старателями, частными артелями, государственными компаниями, была изучена недостаточно на угленосность и содержание угленосных отложений. Исследования, проведенные в 20-40-х гг. XX века позволили составить карту угленосных районов Южной Якутии с общей площадью 25000 квадратных километров, которые были разделены с запада на восток на Усмунский, Алдано-Чульманский, Гонамский, Токинский угленосные районы [14].





С открытием в 1923 году на Алдане золота начался массовый поток людей на ключ Незаметный. Встал вопрос о строительстве постоянно действующей дороги, которая связала бы Алдан с Транссибирской магистралью. С этой целью в 1925 году начинается строительство Амуро-Якутской магистрали (АЯМа). Строительство АЯМа способствовало дальнейшим исследованиям района. Сведения о выходе угольных пластов севернее и южнее п. Чульман были получены при изыскании по трассе АЯМа в 1925-1926 гг. [15]. При строительстве АЯМа в 12 километрах выше Чульмана, в районе будки «Пионер» в 1930 году дорожниками были вскрыты пласты каменного угля [16].

В 1928 году были добыты первые 0,5 тыс. тонн угля на шахте Сангарская техником Некипеловым, проводящим промышленную разведку [17]. С 1929 года начинается эксплуатация Кангаласского месторождения якутской горнотехнической конторой, реорганизованной в конце 1930 года в горнопромышленный трест [18]. Эксплуатация запасов и освоение Джебарики – Хайского месторождения начинается с 1940 года.

В 1934 году в 23 километрах к северу от п. Чульман были заложены первые штольни рудника «Пионер». Через четыре года начальник Якутского горного округа А.П. Монастырский, посетивший шахту «Пионерка», на основании единичных анализов определил уголь коксующимся. В 1941 году геологом Г.Н. Безрадецким была взята проба угля, которая показала, что уголь пригоден для получения металлургического кокса. Это был первый коксующийся уголь на всей территории восточнее озера Байкал [19]. Всего же за период с 1928 по 1940 гг. в Якутии было добыто 533,2 тыс. тонн угля.

В начале XX века и в первые годы советской власти закладывались основы угледобывающей промышленности, система комплектации кадров. Кадры комплектовали, в основном, за счет малоквалифицированного и неадаптированного в условиям Севера контингента, использовался и отсидевший свой срок уголовный элемент. Коллективы угледобывающих предприятий складывались из представителей практически всех национальностей, населявших Советский Союз. Рабочие из числа коренных жителей республики составляли незначительную часть. Это не в последнюю очередь было связано со сложной социально-психологической адаптацией, в силу особенностей ментальности коренных народов Якутии. Социальная инфраструктура рабочих была не развита. Низким был и уровень жизни горняков. Это приводило к большой текучести кадров, на недостаточном уровне была и техника безопасности производства работ.

Негативно сказался процесс создания промышленного потенциала на коренном населении Якутии. С 20-х годов XX в. начинается насильственный их перевод на осдлый образ жизни. Традиционные промыслы, которые составляли жизнеобеспечивающие ресурсы, постепенно приходили в упадок. Огромные по площади участки земли были изъяты из охотничьих, рыболовных угодий, что отразилось на оленеводстве, рыболовстве, охоте. Насильственное включение малочисленных народов Якутии в процесс индустриализации породил у них неуверенность в завтрашнем дне, психологическую напряженность.

За индустриализацию республики заплачена слишком большая цена: разрушение духовного и культурного мира природных сообществ.

1. Якутия. Хроника. Факты. События. 1632-1917. Якутск, 2000. С.378-379.

2. Иванов В.Н. Кузнечное дело у якутов XVII в.//Якутский архив. Якутск, 1966. Вып. 3. С.75;

Докторов П.И. Ремесло и кустарное производство якутов (история и современность). Якутск, 1999. С.38;

Иванов В.Н. Социально-экономические отношения у якутов XVII века. Якутск, 1966. С.161.

3. Хронология развития угольной промышленности России. Страницы истории//Уголь. 1997.

№;7-8. С.103-104.

Малышев Ю.Н. История и будущее угольной промышленности России//Уголь. 1977. № 3.

4.

С.27-28.

5. Митюшкин В.В. Социалистическая Якутия. Якутск, 1960. С.39.

6. Серебренников Л.И. История изучения и освоения территории работ ГУП «Якутуголь»//300 лет спустя. Якутск, 2000. С.167.

7. Якутия. Хроника. Факты. События. С.384, 395; Серебренников Л.И. Указ. соч. С.170.

8. Серебренников Л.И. Указ. соч. С.173.

9. Внешняя политика государства Цин в XVII веке. М., 1977. С.319, 331.

10. Сафронов Ф.Г. Русские на северо-востоке Азии в XVII – середине XIX вв. М., 1978. С.34.

11. Сергеев Ю. Баллада об экспедиции. М., 1997. С.34.

12. Якутия. Хроника. Факты. События. 1632-1917. С.393.

13. Башарин Г.П. Социально-экономические отношения в Якутии второй половины XIX – начала XX вв. Якутск, 1974. С.33.

14. Сергеев Ю. Указ. соч. С.32-33.

15. Серебренников Л.И. Указ. соч. С.174.

16. Сергеев Ю. Указ. соч. С.19; Воробьв С.А. От истоков к современности//Нерюнгри: история и развитие. (1975-1995). Нерюнгри, 1995. С.4.

17. Якутуголь – 35. М., 2001. С.23-25.

18. Там же. С.26.

19. Сергеев Ю. Указ. соч. С.19; Серебренников Л.И. Указ. соч. С.174.

А.В. Алепко

«ПРОАМЕРИКАНСКАЯ» ПОЛИТИКА Н.Н.МУРАВЬЕВА И ВОПРОС ОСВОЕНИЯ ПРИАМУРЬЯ В СЕРЕДИНЕ XIX В.

Проблема привлечения иностранного капитала для освоения Дальнего Востока России является особо актуальной в наши дни. В условиях острого дефицита инвестиций, крайне необходимых для развития региона, массового оттока трудоспособного населения в западные районы страны этот вопрос имеет первостепенное значение.

Возможность его разрешения сегодня имеет стратегическое значение для Российской Федерации. В этом смысле особо полезен опыт деятельности чинов российской администрации на Дальнем Востоке в дореволюционный период, которые решали глобальную задачу его освоения и закрепления за Россией.

Наиболее ярким е представителем является Н.Н.Муравьев-Амурский, внешнеэкономические взгляды и практическая деятельность которого как истинного патриота своего Отечества зачастую не удостаивались внимания и игнорировались консервативной частью правительства Российской империи. В советский период этот выдающийся человек был объявлен «царским сатрапом» и незаслуженно забыт. Опыт его деятельности на Дальнем Востоке искажался и рассматривался догматически с точки зрения непререкаемых постулатов господствовавшей коммунистической идеологии. Поэтому подробное изучение, в частности, экономической политики Н.Н.Муравьева в Приамурье имеет серьзный научный интерес в наши дни.

Освоение районов Восточной Сибири, Дальнего Востока и Аляски в XIX в. поставило вопрос перед правительством России об использовании Амура как важнейшего транспортного пути в этом регионе. Возникла также и проблема защиты дальневосточных рубежей России от угрозы их занятия западными державами. В связи с этим особое значение для России имело открытие экспедицией Г.И.Невельского судоходности Амурского лимана в 50-е гг. XIX в., которое в то же время положило начало проникновению иностранного капитала из бассейна Тихого океана в Восточную Сибирь.

Тем не менее это проникновение официально санкционировалось российским правительством при активной деятельности в этом направлении генерал-губернатора Восточной Сибири Н.Н.Муравьева. В условиях неразвитости российской экономики, узости внутреннего рынка передовые люди того времени прекрасно понимали, что без привлечения иностранных капталов освоить и закрепить за Россией огромные тажные пространства будет невозможно.

Как известно, в 50-х гг. XIX в. российское правительство ведт активную политику и предпринимает практические шаги, направленные на присоединение Приамурья к России. А с началом Крымской войны Россия заняла устье Амура, имевшее стратегически важное положение. В 1856 г. министр иностранных дел направил запрос генералгубернатору Восточной Сибири, суть которого заключалась в возможности разрешения американской торговли на Амуре. Н.Н.Муравьев отвечал, что усиление российской торговой деятельности «посредством плавания по Амуру и особенно сближения с Северо-Американскими соединенными штатами столь важны для будущности России, что должны быть предметом всей нашей заботливости». При этом он предложил объявить в Вашингтоне через посольство России о разрешении американцам привозить беспошлинно всякие, без ограничения, товары в бухту Де-Кастри, к устью р.Амура и на о.Сахалин. Н.Н.Муравьев выступил также за разрешение американским предпринимателям учреждения на Нижнем Амуре торговых контор и аренды земли. В обмен на это, по мнению генерал-губернатора Восточной Сибири, Россия могла «бы требовать, чтобы наши товары, отправляемые с берегов Охотского моря и Тихого океана, были изъяты в портах Северо-Американских штатов от таможенного осмотра и платежа пошлин»1.

При докладе своего решения по поводу предложения Н.Н.Муравьева императору министр иностранных дел К.В.Нессельроде подчеркнул, что Приамурский край «занят нашими военными силами» и «определение границ его с Китайской империей ещ не последовало», а переговоры с Китаем по этому вопросу длятся «без видимого успеха и вообще вопрос этот не определн, путем дипломатическим». В связи с этим, по мнению министра, «следовало бы избегать всяких гласных мер», связанных с Амуром, «которые бы могли обратить на него вс внимание иностранных кабинетов». Тем не менее К.В.Нессельроде, соглашаясь с Н.Н.Муравьевым, предложил Александру II разрешить беспошлинную иностранную торговлю в портах Приамурского края и острова Сахалина, предоставив при этом российской миссии в Вашингтоне «негласно известить о см торгующие сословие Северо-Американских соединнных штатов, не подавая никакого повода к сомнению о принадлежности России, по праву, Приамурского края»2.

Одним из первых иностранцев, приглашенных в Восточно-Сибирское генералгубернаторство, был профессиональный политик и бизнесмен Перри Коллинз. 24 марта 1856 г. по предложению делегации в Конгрессе от штата Калифорнии он был назначен коммерческим агентом США на Амур. Этому назначению предшествовали встречи и беседы самого П.Коллинза с президентом США Ф.Пирсом, госсекретарм У.Марси и русским посланником в Вашингтоне Э.А.Стеклем3.

В обязанности коммерческого агента входило изучение рынка дальневосточной окраины России, осуществление посреднических функций между американскими предпринимателями на Амуре и российской администрацией, а также разработка для правительства США на основании данных экономической разведки рекомендаций и прогнозов американской политики на Дальнем Востоке. Целью деятельности П.Коллинза было создание системы международной торговли на тихоокеанском побережье России, в Сибири и континентальном Китае под контролем США. В центре этой системы, по мнению П.Коллинза, находился бы Амур. Предполагалось, что США использовали бы Россию как младшего партнра, следуя по его пятам и приобретая монопольное положение на дальневосточном, сибирском и среднеазиатском рынках4. Очевидно, что миссия П.Коллинза была важной составляющей официального плана американского госдепартамента по экономическому проникновению на Дальний Восток, т.к. она раскрывала общую экономическую стратегию США в тихоокеанском регионе России. В октябре 1856 г. П.Коллинз прибыл в Санкт-Петербург, где получил санкцию Александра II на поездку в Сибирь в сопровождении сан-францисского купца Б.Пейтона, бывшего юриста и секретного дипломатического агента, который ещ летом этого же года приехал в Петербург с целью получения концессии на навигацию и торговлю в Приамурье. По прибытию в Иркутск П.Коллинз и Б.Пейтон обратились к Восточно-Сибирскому генерал-губернатору Н.Н.Муравьву с предложением о разрешении монополии американской торговли на Амуре, в обмен на это они предлагали оказание всесторонней помощи в русской колонизации Приамурья. Они вели речь о постройке железной дороги от Иркутска до Читы, а затем предлагали продолжить е вдоль Амура до тихоокеанского побережья. Кроме того, П.Коллинз и Б.Пейтон обещали устроить регулярное пароходное сообщение по рекам Ингоде, Шилке, Амуру5.

С этой целью П.Коллинз предлагал основать Амурскую железнодорожную акционерную компанию, акционерами которой могли бы стать не только американцы, но и жители Сибири, заплатив минимальный взнос в 10% от стоимости сторублвой акции. Остальная часть стоимости акции должна была выплачиваться пятью равными ежегодными взносами, по 18 копеек на каждый рубль. Согласно составленному им проекту условий деятельности этого предприятия в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке российское правительство должно было предоставить в распоряжение компании отводы земли по 6 врст с обеих сторон строящейся железной дороги, на которых она имела бы право не только добывать все материалы, необходимые для постройки дороги, но и разрабатывать другие полезные ископаемые6. Кроме того, российское правительство должно было обеспечивать компанию железнодорожными рельсами и скреплениями, производство которых планировалось организовать на Забайкальских металлургических заводах. В качестве компенсации за эту услугу Амурской железнодорожной акционерной компании российское правительство становилось одним из акционеров будущей железной дороги. В случае невозможности организации поставок рельсов забайкальскими заводами компания имела право построить свои металлургические заводы на рудоносных участках Забайкальской области, которые после окончания строительства дороги правительство России могло бы выкупить у компании, причм в покупную стоимость должны были войти расчты за рудники, которыми пользовалась компания для добычи железной руды. Правительство России также в любое время могло бы выкупить железную дорогу, обеспечив даже 7% е стоимости с рассрочкой последующих платежей на 20 лет. Доставка рабочих в количестве 20 тыс. чел.

для строительства дороги должна была осуществляться из европейской России и Сибири, а в случае е невозможности компания имела бы право ввозить их по контракту из Китая7.

Вынашивая планы скорейшего присоединения Приамурья к России, Н.Н.Муравьв принял это предложение и отправил нарочного с письмом в Петербург.

По мнению генерал-губернатора, при относительном бездействии российского правительства, выделявшего мизерные средства на выполнение программы освоения Приамурья, иностранная помощь в любой форме, особенно на производственные цели, объективно способствовала выполнению этой задачи8. Н.Н.Муравьев характеризовал П.Коллинза как человека основательного, осторожного и хорошо расположенного к России. Ввиду чрезвычайной важности железной дороги генерал-губернатор Восточной Сибири предлагал разрешить компании: пользоваться лесом по всей Сибири бесплатно на период строительства дороги, устраивать «железноделательные» заводы везде, где она найдет нужным, привозить рабочих людей, откуда выгоднее, разрабатывать минералы и металлы на отведенных землях. Он предлагал ограничить срок владения компанией железной дорогой 99-ю годами, после чего железная дорога должна была поступить в распоряжение государства со всем движимым и недвижимым имуществом.

Однако при решении этого вопроса вопреки Н.Н.Муравьеву победила консервативно настроенная часть российского правительства. В частности, Сибирский комитет поддержал мнение Главноуправляющего путей сообщения о том, что предложение П.Коллинза малоконкретно, не имеет под собой прочной финансовой и экономической основы. Члены комитета согласились с мнением министра иностранных дел, который говорил о преждевременности строительства этой дороги ввиду предстоящих переговоров с правительством Китая. В апреле 1857 г. предложение П.Коллинза было подробно рассмотрено в Сибирском комитете. Управляющий делами комитета В.П.Бутков заметил по этому вопросу: нельзя… пускать на Амур и в Сибирь республиканцев: они разовьют там свой дух, и Сибирь отвалится от нас 9. Опасаясь большой удаленности края и отсутствия русского населения в неосвоенной долине Амура, большинство членов правительства России признало этот проект преждевременным.

При этом уместно отметить, что в начале 60-х гг. прошлого столетия в американской историографии проявляется интерес к изучению государственной деятельности Н.Н.Муравьева на Дальнем Востоке. В частности, профессор университета г.Мадисон штата Висконсин У.Вевье предпринял переиздание книги П.Коллинза Плавание по Амуру10. Во введении и комментариях к этой книге У.Вевье справедливо писал об ошибочности расчтов Коллинза на проведение Восточно-Сибирским генералгубернатором Н.Н.Муравьвым проамериканского курса на Дальнем Востоке, т.к. у русского правительства в этом регионе были свои цели, не совпадавшие с целями правительства США. Но в то же время У.Вевье сделал ошибочные выводы о том, что преобразовательная деятельность Н.Н.Муравьва в Приамурье означала его поддержку сибирского сепаратизма, а окружение Восточно-Сибирского генерал-губернатора было оппозиционно настроено к политическому режиму в России и стремилось к объединению Сибири с США11.

Тем не менее в том же 1856 г. на основании неоднократных ходатайств Н.Н.Муравьева и доклада К.В.Нессельроде Александр II постановил «разрешить беспошлинную иностранную торговлю в …портах Приамурского края и острова Сахалина» на тех же основаниях, которые предоставлены Камчатской области по 1860 г. на основании «высочайше утвержденного 23 февраля 1855 г. положения Сибирского комитета». При этом извещение об этом законе «торгующего сословия» США предписывалось осуществить «негласно»12.

А несколько позднее, преследуя главную стратегическую цель – закрепление за Россией тихоокеанского региона, российское правительство в январе 1858 г. утвердило устав вновь образованного для торговли на Амуре монопольного отечественного предприятия – Амурской компании. Компании предоставлялось право вести заграничную торговлю через порты Восточного океана, заниматься китобойным промыслом у тихоокеанских берегов и островов Восточной Сибири и Северо-западной Америки. Ей предоставлялось право получать бесплатно казенные земли для строительства верфей, пристаней, магазинов и других объектов, а также бесплатно пользоваться углем и лесом на отведенных для не участках. Амурская компания поручалась особому покровительству генерал-губернатора Восточной Сибири13.

Необходимо отметить, что плавание иностранных торговых судов по Амуру запрещалось. В соответствии с утвержденными царем положениями Амурского комитета от 1 ноября 1856 г. и 4 ноября 1857 г. о разрешении беспошлинной иностранной торговли в Приамурском крае, оно не допускалась выше Мариинска. Однако на Амуре ощущался существенный недостаток российских транспортных судов. В связи с этим Н.Н.Муравьев в сентябре 1858 г. обратился к Александру II с рапортом, ходатайствуя о разрешении плавания иностранных судов под русским флагом до Софийска, который планировалось соединить прямой грунтовой дорогой с бухтой Де-Кастри. Через полтора месяца он отправил новое ходатайство императору, изложив в нем свой новый взгляд на иностранную торговлю на Амуре. Генерал-губернатор Восточной Сибири писал, что российские купцы на Амуре не обладали не только достаточной предприимчивостью, но и «большими капиталами», которых в Приамурье «крайний недостаток».

Изложив подробно сложное положение дел в местной торговле, Н.Н.Муравьев сделал неожиданный смелый вывод, идущий вразрез с охранительной политикой российского правительства на Дальнем Востоке. Он писал, что «при таком незавидном положении здешнего купечества…остается одно средство: предоставить право иностранным торговцам иметь склады своих товаров не в одних только портовых и пограничных городах, но и в других». Далее Н.Н.Муравьев просил дозволения у Его Императорского Величества разрешить «иностранному купечеству учредить склады привезенных товаров по всем приамурским портам и городам на Амуре» и далее «от Читы до Иркутска по тракту». Кроме того, он просил у императора разрешить иностранцам «устраивать дома» и записывать их в иностранные гости, а в портах предоставить им «оптовую и розничную торговлю без ограничений»14.

Второе ходатайство генерал-губернатора Восточной Сибири заставило обеспокоенного Александра I принять меры к его немедленному рассмотрению в Сибирском комитете, заседание которого состоялось 22 ноября 1858 г.(через 21 день после отправки его Н.Н.Муравьевым!). А 8 декабря 1858 г. царь уже утвердил положение Сибирского комитета, которое оставляло торговлю иностранцев в Приамурском крае на прежних основаниях. Тем не менее плавание иностранных судов под русским флагом разрешалось уже от устья Амура до Софийска15.

Очевидно, что подобная деятельность Н.Н.Муравьева не могла не вызывать недовольство у влиятельных петербургских сановников, втайне завидовавшим неоспоримым успехам деятельности Восточно-Сибирского генерал-губернатора, имевшим для России историческое значение. Поэтому вполне возможно предположить, что добровольное прошение 1861 г. Н.Н.Муравьева-Амурского об отставке от должности генерал-губернатора Восточной Сибири было связано не столько с его продолжительной болезнью, сколько с интригами российской придворной бюрократии.

Цит. по: РГИА, ф.1265, оп.6, д.96, лл.7-7(об). Копия доклада министра иностранных дел от 12 сентября 1856 г.

РГИА, ф.1265, оп.6, д.96, лл.8-8(об). Копия доклада министра иностранных дел от 12 сентября 1856 г.

L.Gass to J.B.Clay, Jan.,15, 1859, House Ex., Dok.98. 35 Cong. 1 sess. Wash.,1858. P.4; Collinth to the President, Febr.,29, 1856, House Ex. Doc.98, 35 Cong., 1 sess. Wash.,1858. P.48. Необходимо отметить, что П.Коллинз был отправлен из Петербурга на Амур российским правительством негласно, т.к. Амур официально не принадлежал России( См. РГИА, ф.1265, оп.6, д.95, л.2) Idid. P.49.

Collins Perry. Mc Donough. Siberian journey down the Amur to the Pacific 1856-1857. A new ed of A Voyage down the Amoor… Madison, the University of Visconsin Press, 1962, back flap. P.52, 87-90, 110Stephan J. The Russian Far East. A history. Stanford,1994. P.82; РГИА, ф.1265, оп.6, д.95, л.8.

Там же. Лл.3,3(об),5.

Там же. Лл.4-6.

Там же. Лл. 2,6-8. ).

P.Collinth to W.Marcy, Nov,30. 1856. House Ex. Doc.98, 35 Cong., 1 sess. Wash.,1858. P.1; РГИА, ф.1265, оп.6, д.95, лл.17-18.

Collins P.М.Voyage down the Amur. N.Y.,1860.

Collins Perry Mc Donough. Siberian journey down the Amur to the Pacific 1856-1857. A new ed. of A Voyage down the Amoor. Madison:University of Visconsin Press, 1962. Back flap.

Там же. Л.4. Копия с секретного отношения министра финансов к генерал-губернатору Восточной Сибири от 3.10.1856 г.

ПСЗРИ. Собр. Втор. Т.ХХХIII. Отд.перв. 1858 г. СПб.,1860. №32668.

РГИА, ф.394, оп.1, д.39, лл.4-4(об). Рапорт Н.Н.Муравьева от 13 сентября 1858 г.; там же.

Лл.1-3.Ходатайство Н.Н.Муравьева от 1 ноября 1858 г.

Там же. Лл.5-5(об). Председатель Сибирского комитета – министру финансов от 1.11.1858 г.;

Там же. Лл.20-22. Выписка из журнала Сибирского комитета от 22.11.1858 г.; ПСЗРИ. Собр. Втор.

Т.ХХХIII. Отд.втор. 1858 г. СПб.,1860. №33869.

И.А. Ананьин

ИНФОРМАЦИОННАЯ СЛУЖБА МИНИСТЕРСТВА ВНУТРЕННИХ

ДЕЛ РОССИИ: ТЕНДЕНЦИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ

Восемьдесят пять лет назад, 23 сентября 1918 года, решением коллегии Народного комиссариата внутренних дел РСФСР было утверждено «Положение о статистическом отделе Комиссариата внутренних дел»1. Одним из главных разработчиков этого документа являлся Петровский Григорий Иванович (1878-1958), который с ноября 1917 года был наркомом внутренних дел РСФСР. В Положении впервые записано: «Ст.2.

Статистический отдел сосредоточивает у себя разработку всех статистических материалов, находящихся в ведомстве Комиссариата внутренних дел, а именно:...2) Статистику милиционную (Статистику преступных случаев по родам и видам), раскрытых и нераскрытых преступлений, социального состава привлеченных к милиционному дознанию и т.п....»2. Таким образом, этим документом было положено начало созданию информационных статистических подразделений органов внутренних дел. Несколькими месяцами ранее коллегией НКВД РСФСР в органах внутренних дел созданы архивные подразделения.

Этими двумя решениями было положено начало созданию ныне существующей стройной, оперативной и доступной системы информационного обеспечения.

Сложнее проходил процесс становления аппаратов оперативно-розыскных и справочных учетов. Созданные в дореволюционное время, они в период революции во многих местах были уничтожены, утрачены, приведены в негодность. Поэтому правоохранительным органам молодого советского государства на разных этапах своей деятельности приходилось создавать заново учеты задержанных, арестованных, осужденных и т.п.

История не сохранила всех приказов и распоряжений 1920-1930 годов в отношении оперативных учетов, но некоторые их них дают возможность раскрыть содержание учетной работы в эти годы.

24 апреля 1923 года ГНУ в своем приказе по вопросу дактилоскопирования лиц, задержанных при нелегальных переходах государственной границы, арестованных по подозрению в контрабанде или бандитизме. предлагало для централизации всего дактилоскопического материала организовать при ОУР дактилоскопическое бюро.

При Центральном управлении уголовного розыска создается Центральное регистрационно-дактилоскопическое бюро, осуществляющее регистрацию и учет преступников. В губерниях и автономных республиках с той же целью образуются небольшие подразделения.

В 1935 году в связи с реорганизацией ОГПУ и объединением в одном ведомстве НКВД СССР органов госбезопасности и милиции приказом от 2 июля 1935 года объявляется проведение в лагерях, колониях и тюрьмах единовременной дактилоскопической регистрации заключенных. Инструкцией, объявленной этим приказом, предусматривалось, что «органы НКВД в целях учета преступников и их преступной деятельности ведут алфавитную (по фамилиям) и дактилоскопическую (по пальцевым отпечаткам) регистрацию».

При этом имелось в виду учет преступников и ведение на его основе карточек осуществлять дифференцированно: дактилоскопический учет преступников, независимо от состава преступления - централизованно в Главном управлении рабочекрестьянской милиции (ГУРКМ), а алфавитный - раздельно в ГУРКМ и в ГУГБ. Соответственно картотеки в республиках, краях и областях ведутся в УРКМ НКВД союзных республик, краев и областей; местные - во всех городских и районных отделениях НКВД; лагерные - в управлениях исправительно-трудовых лагерей.

Таким образом, к середине 30-х годов фактически сформировалось третье направление информационно-справочной работы. В этот период все три направления развивались и совершенствовались самостоятельно, но проводившиеся репрессивные мероприятия вынуждали руководство НКВД на одно из первых мест выдвигать вопросы учета и регистрации лиц, подозреваемых в преступной деятельности, содержащихся в местах лишения свободы и спецпоселениях.

С этой целью в августе 1939 года и декабре 1940 года руководство НКВД делает попытку навести порядок в оперативных учетах и, в первую очередь, по учету преступников по линии ГУРКМ. В приказе от 23 декабря 1940 года говорится: «Произведенным обследованием состояния оперативного учета преступников в НКВД СССР выявлен ряд серьезных недостатков в постановке учета. Единого центра, руководящего этой работой в системе НКВД, не имеется. Вопросами регистрации и оперативного учета преступников ведают пять отделов: Первый спецотдел, Спецотдел Главного тюремного управления, Спецотдел ГУРКМ, 2 отдел ГУЛАГ и Отдел трудовых поселений. Отсутствие единой системы учета преступников приводит к параллелизму в работе указанных отделов, к обезличке в учете...»3. В связи с этим было признано необходимым централизовать учет преступников в Первом спецотделе НКВД СССР.

Однако этими приказами не решили полностью вопроса упорядочения оперативных учетов во всех звеньях органов НКВД, что значительно затрудняло борьбу с преступностью в стране.

15 мая 1941 года приказом НКВД «О единой регистрации и централизованного оперативного учета преступников» было предписано:

1. Организовать в первых спецотделах НКВД (в центре и на местах) централизованный алфавитный и дактилоскопический учет преступников, содержащихся в местах заключения НКВД и НКГБ, а также лиц, подвергаемых дактилоскопической регистрации в органах милиции в связи с задержанием и приводом по подозрению в преступлениях.

2. В централизованном учете Первого спецотдела НКВД СССР отражать всех лиц, подвергаемых аресту и содержащихся в тюрьмах НКВД-НКГБ, КПЗ, исправительно-трудовых лагерях и колониях НКВД.

Для организации централизованного учета преступников провести в конце июня 1941 года единовременную перерегистрацию всех заключенных. Со дня проведения единовременной перерегистрации заключенных ввести в действие единые формы регистрации и учета подвергаемых аресту преступников4.

В этот же период времени архивы передаются в подчинение первых спецотделов. Статистика же остается в самостоятельном подразделении НКВД..

В дальнейшем, в связи с преобразованием и созданием министерства (МВД СССР, МВД РСФСР, МООП РСФСР, УЮОП СССР, МВД СССР) и поиском оптимальных оргштатных структур, функции и подчиненность первых спецотделов, а также аппаратов, ведавших статистической отчетностью и архивами, неоднократно менялись.

Так, в июне 1956 года приказом МВД СССР в Первый спецотдел из Главного управления милиции передаются учетно-регистрационные подразделения, на основе которых учреждается отделение статистики.

В 1960 году функции первого спецотдела были переданы в Центральную оперативно-справочную картотеку, образованную при МВД РСФСР. В 1962 году Центральная оперативно-справочная картотека, в связи с переименованием министерства, преобразована в Первый спецотдел МООП РСФСР. В июне 1966 года создается МООП СССР, в состав которого после упразднения МООП РСФСР и вошел Первый спецотдел.

В эти же годы образуется Центральный архив МООП, а затем и МВД СССР, в функции которого входили прием на хранение, учет, обеспечение сохранности, научнотехническая обработка, экспертиза ценности и обеспечение использования архивных документов, образовавшихся в деятельности служб центрального аппарата министерства, а также подразделений, непосредственно подчиненных МВД СССР.

Претерпевая организационные и структурные изменения, информационные подразделения всегда достойно выполняли возлагаемые на них задачи, повседневное решение которых осуществляли их скромные труженики, отдавшие этой работе многие годы.

Поистине революционные изменения в деятельность информационной службы внес научно-технический прогресс, резко повысивший материально-технический и научный потенциал органов внутренних дел. В целях совершенствования информационного обслуживания центрального аппарата МВД СССР в 1968 году при ОТУ МВД организован Информационно-вычислительный центр (ИВЦ) МВД СССР со штатной численностью 18 единиц, который возглавил Б.И. Худоминский. В 1969 году коллектив ИВЦ установил ЭВМ «Минск-22», приступил к комплексной автоматизации и механизации учетно - вычислительньгх работ в органах и подразделениях МВД СССР5.

Для улучшения системы информации и ее использования в оперативнослужебной деятельности МВД СССР 9 ноября 1970 года на базе Информационновычислительного центра, 1-го спецотдела, отдела статистики Организационноинспекторского управления, Бюро учета лиц, занимающихся бродяжничеством, создан Главный информационный центр при МВД СССР со штатной численностью до 500 единиц. Он начал оснащаться новыми отечественными ЭВМ «Минск-32». На местах укреплялись информационные центры, которые планировалось также оснастить вычислительной техникой. Начальником ГИЦ был назначен П.Г. Мясоедов, его заместителями П.А Шленников, Б.И Худоминский и В.И. Иванов.

В ноябре 1971 года на базе ГИЦ создан Главный научно-исследовательский центр управления и информации МВД СССР, введено в действие Положение о ГНИЦУИ как административно-управленческом и научно-исследовательском учреждении, организующем службу оперативной информации и обеспечивающем научную разработку проблем совершенствования системы управления и информации в органах внутренних дел. Основой данного процесса являлось внедрение средств вычислительной техники и автоматизированных систем оперативно-розыскного назначения и статистики. В эти годы впервые стали внедряться автоматизированные системы производственно-экономического назначения.

С 1977 года в Центр стали поступать и вводиться в эксплуатацию ЭВМ ЕС-1022.

В структуре периферийных информационных центров появились и начали активно развиваться вычислительные центры.

На каждом новом историческом этапе в жизни страны перед информационными подразделениями органов внутренних дел ставятся все более сложные и ответственные задачи. Начиная с 1983 года идет процесс обновления материально-технической базы Центра и ИЦ МВД, УВД, поиск наиболее оптимальных организационно-структурных форм подразделений.

В декабре 1985 года после ряда реорганизационных мероприятий ГНИЦУИ переименовывается в Главный информационный центр (ГИЦ) МВД СССР, а в 1992 году, после упразднения МВД СССР и объединения с РИБ МВД России - в ГИЦ МВД Российской Федерации. Вступает в силу новое положение о Центре, в большей степени отвечающее решению как традиционных, так и новых задач, поставленных перед службой.

В настоящее время ГИЦ является многофункциональным информационным аппаратом, в который входит шесть центров и восемь самостоятельных отделов. ГИЦ это головная организация в области обеспечения руководства центрального аппарата, органов и учреждений внутренних дел на местах оперативно-справочной, оперативнорозыскной, криминалистической, статистической, производственно-экономической, архивной и научно-технической информацией.

Техническое оснащение ГИЦ включает мощные ЭВМ, автоматизированные рабочие места на базе современных компьютеров, средства подготовки данных, системы телеобработки. В информационных центрах МВД, УВД действуют вычислительные центры, также оснащенные современной вычислительной техникой и средствами связи.

Ежегодно ГИЦ обрабатывает до 5 млн. запросов. Сюда обращаются правоохранительные органы со всей России, из государств ближнего и дальнего зарубежья, Интерпол, правозащитные организации Европы и Америки, заинтересованные граждане. Изменения, происшедшие за последнее время в правовой системе и деятельности правоохранительных органов государства, а также анализ состояния преступности в стране требуют активной работы в плане обеспечения необходимой информацией в первую очередь служб органов внутренних дел, непосредственно ведущих борьбу с преступностью. Без участия информационных подразделений не проводится ни одна оперативная проверка, не расследуется ни одно уголовное дело. Оперативно-профилактические мероприятия, такие, как «Арсенал», «Гастролер», «Вихрь - Антитеррор», «Путина», «Перехват», обеспечиваются информационной поддержкой.

Роль информационных подразделений возрастает год от года, о чем свидетельствуют следующие факты. Если в 1976 году с помощью оперативных учетов было раскрыто 4% от общего числа совершенных преступлений, в 1996 году - 25%, в 1999 году то в 2002 году эта цифра составляет свыше 60%. В своей деятельности ИЦ использует передовые информационные технологии, внедряет средства вычислительной и организационной техники. Реализует политику министерства в области компьютеризации органов внутренних дел. ИЦ собирает и распространяет информацию об отечественном и зарубежном опыте работы правоохранительных органов. Организует работу по реабилитации лиц, подвергшихся репрессиям в административном порядке, в соответствии с законом о реабилитации жертв политических репрессий. Одна из главных задач органов внутренних дел - борьба с преступностью и охрана общественного порядка. В ее реализации принимают участие аппараты уголовного розыска, следствия, подразделения патрульно-постовой службы и др. Вместе с ними свой вклад в общее дело вносят информационные центры МВД, УВД, УВДТ и ГИЦ МВД России.

Созданные в конце 60-х годов на базе Первых спецотделов, они не только сохранили и умножили банки данных о лицах, привлеченных к уголовной ответственности, но и широко развили сферу информационных услуг, предоставляемых оперативным, штабным и иным службам органов внутренних дел. В наше время только в ИЦ УВД ПК ежедневно обращаются сотни пользователей и корреспондентов. Поток запросов растет, за 2002 год он превысил 900 тысяч6. Рост преступности и, как следствие, неуклонное повышение интенсивности информационного обмена обязывают информационные центры принимать меры для того, чтобы имеющаяся в их распоряжении целевая информация как можно быстрее доходила до заинтересованных в них сотрудников.

На сегодняшний день информационный центр - специализированное информационное подразделение УВД Приморского края, располагающее уникальными многопрофильными централизованными массивами информации. ИЦ - головная организация в области обеспечения руководства УВД ПК, его подразделений оперативносправочной, оперативно-розыскной, криминалистической, статистической, архивной и научно-технической информацией.

Постановление Народного комиссариата внутренних дел РСФСР «Положение о статистическом отделе Комиссариата внутренних дел» от 23 сентября 1918 г. / / СУ РСФСР № 19.

Там же.

Мулукаев Р.С., Малыгин А.Я. Советская милиция: этапы развития. М.: Академия МВД СССР,

1985. С. 114.

Рассказов Л.П. Роль карательно-репрессивных органов в становлении административнокомандной системы в советском государстве (1917-1941). Уфа, 1994. С. 482.

Применение компьютерных систем и новой информационной технологии в правоохранительной деятельности: Информационные материалы. М.: Академия МВД СССР, 1991. С. 16.

Текущий архив УВД Приморского края.

Ю.В. Аргудяева

РОЛЬ КОНФЕССИОНАЛЬНЫХ И ВЕРОИСПОВЕДНЫХ ГРУПП

РУССКИХ В ОСВОЕНИИ ПРИАМУРЬЯ

(вторая половина ХIХ - начало ХХ вв.) В условиях развернувшихся в последние годы в России этнокультурных движений наметилась тенденция к изучению общества и традиционной культуры не только по отдельным этническим общностям, но и через призму их вероисповедных образований. На Дальнем Востоке, население которого всегда отличалось поликонфессиональностью и полиэтничностью, также следует усилить внимание к более серьезному осмыслению положительных традиций этноконфессиональных процессов прошлого, в том числе к учету роли различных конфессиональных и вероисповедных структур в освоении новых территорий страны и опыта правительственных структур по формированию в этом необжитом крае постоянного населения. Действия большинства дальневосточных генерал-губернаторов и региональных чиновников по отношению к конфессиональным группам носили избирательный, компромиссный характер. Практика показала, что при освоении Дальнего Востока можно опереться на наиболее сильный в колонизационном отношении элемент, который местное чиновничество видело в лице старообрядцев и сектантов. Это нередко вызывало недовольство высших церковных властей. Вместе с тем это служило примером гибкости, умелого использования положительных черт конфессиональных течений при заселении и освоении дальневосточного региона.

Сегодня возникла необходимость сконцентрировать внимание не только на роли отдельных этносов в освоении малозаселенного до начала ХХ в. Дальнего Востока, в создании здесь постоянного населения, но и на участии в этом процессе отдельных конфессиональных и вероисповедных групп (старообрядцев, молокан, духоборцев), разных по своему региональному и сословному составу. Особенно важно пристальное внимание к локальным проявлениям традиционной культуры и проблеме взаимодействия культур, в том числе в дальневосточном регионе, где издавна развиты тесные контакты аборигенов с пришлыми — восточнославянскими (русскими, украинцами, белорусами) и некоторыми восточноазиатскими народами.

Обратимся к анализу этих проблем на примере русского населения Приамурья, население которого более чем на 90 % состоит из представителей этого народа. Именно русские были самыми компактными и многочисленными группами мигрантов на первых этапах освоения дальневосточного региона — в 1850-1870-е годы. Среди них немалую долю составляли различные вероисповедные и конфессиональные группы русских крестьян — старообрядцы, молокане, духоборцы, которые, в отличие от приверженцев официально признанного православия (православных), подвергались и на Дальнем Востоке определенным гонениям, и прежде всего со стороны Русской Православной церкви (РПЦ).

В 50 - 70-е годы ХIХ в. в своей переселенческой политике царское правительство опиралось как на свободное переселение, так и на принудительные меры и ориентировалось преимущественно на близлежащие забайкальский, сибирский и отчасти уральский регионы (Иркутская, Енисейская, Пермская губернии; Забайкальская область). Переселение оттуда казаков и крестьян, среди которых было немало старообрядцев, было более выгодно экономически. Среди причин перемещения старообрядцев на восток страны были не только поиски утопического Беловодья, религиозные притеснения, плохие социально-экономические условия в прежних местах обитания, но и стремление к обновлению хозяйственных ниш, необходимость опередить конкурентов, то есть завладеть по праву первопроходцев наиболее выгодными промысловыми и земельными угодьями, завести торгово-обменные отношения с аборигенами. Аналогичные в целом устремления, если не считать принудительную колонизационную ссылку, были и у сектантов — молокан и духоборцев. Они переселялись преимущественно из Центрально-Земледельческого района и южных районов России (Астраханская, Воронежская, Саратовская, Тамбовская губернии), отчасти из Сибири.

В 1880-1890-е годы в миграционном потоке на Дальний Восток превалировали украинцы, но постепенно доля русских вновь возросла. Правда, в этот период не наблюдалось передвижения на восток страны больших компактных групп старообрядцев и молокан. Зато начало ХХ в. ознаменовалось переселением на дальневосточные земли зарубежных старообрядцев, в основном из Румынии и Австрии. Еще большей была переселенческая волна староверов на восток страны в период гражданской войны и в связи с началом коллективизации в Сибири. В эти же годы начинается исход дальневосточных молокан и старообрядцев за рубеж, в основном в Маньчжурию.

В успешной адаптации старообрядцев и молокан на Дальнем Востоке немалую роль сыграли этнические и конфессиональные традиции.

Основное занятие крестьян — молокан и старообрядцев — земледелие и скотоводство. Ими занималась и часть молокан из числа благовещенских мещан. Но если исторически православие было больше связано с крестьянским земледельческим бытом, с хозяйством аграрного типа, то молокане шли по пути, аналогичному западному протестантизму, ориентировались на рациональное ведение хозяйства, с опорой на промышленный и денежный капитализм.

Особое значение для этики труда у молокан имело учение о спасении. Понимание труда как средства спасения и самовоспитания, как обязанности, завещанной богом человеку при его сотворении, — вот та основа, на которой молокане строили свое собственное понимание хозяйственного этноса. Одной из важнейших добродетелей молокан считалось стремление к познанию. Это, в свою очередь, способствовало формированию молоканами того новаторства, которое отличало их от православных и от других сект, — внесение в хозяйственную деятельность рационального начала, что создавало психологические предпосылки и установки на буржуазно-предпринимательскую деятельность, на широкое использование машин (сеялок, сноповязалок, конных молотилок, веялок, косилок, куклеотборников и др.) в сельском хозяйстве. Именно религиозная и моральная санкция молоканским учением рационального капиталистического способа ведения хозяйства, создание особых психологических предпосылок, раскрепощающих индивидуальность и личную инициативу, смогли обеспечить экономическое процветание и предпринимательство молокан. Таким образом, хозяйственные успехи, деятельность молокан во многом были обусловлены их религиозными воззрениями, их миропониманием, определением своего места в жизни. Осознание этого позволяет понять многие стороны традиционного хозяйственного и бытового уклада молоканских общин.

В условиях сложной демографической ситуации — нехватки рабочих рук, использование на полях различных сельскохозяйственных машин, которые молокане заказывали в Америке и доставляли морем, а затем по Амуру, позволило им освоить громадные земельные площади. Нередки были запашки от 40 до 200 десятин, а отдельные молоканские хозяйства имели до 500 десятин земли в личном владении. Такие хозяйства держали по несколько десятков голов рабочего и молочного скота, домашней птицы. Помимо традиционных зерновых культур (пшеница, овес, гречиха, просо), выращивали и различные огородные и технические культуры. Хорошим подспорьем была охота на диких коз, гусей, уток. Из подсобных промыслов следует отметить извоз, перевозку грузов на амурские золотые прииски, доставку красной рыбы и брусники из низовий Амура, различные домашние промыслы и др. Молокане из числа мещан проводили крупные торговые операции, строили промышленные предприятия, развивали банковское дело.

Таким образом, обладая более высоким образовательным потенциалом, молокане сумели в способах ведения хозяйства обогнать во многом православную деревню.

В Приамурье они организовывали крупные хозяйства с использованием передовой техники и достижений агрикультуры, а в ряде отраслей экономики становились монополистами — стояли во главе пароходных обществ, лесной торговли, мукомольного и сыроваренного дела, учреждений денежного кредита.

Не менее интересно другое конфессиональное объединение русских — старообрядцы. Их общины представляют собой своеобразные социально-вероисповедные организации со своим особым миром не только религиозно-бытовой, но и социальноэкономической жизни. Традиции крестьянской мирской общины, патриархальные устои, уходящие корнями в далекое прошлое, являлись ее основой. Здесь, в дальневосточном регионе, старообрядцам удалось не только создать, но и укрепить тот тип свободной крестьянской общины, в основе которой лежала захватная форма землепользования, где, в первую очередь, ценились хозяйственность, трудолюбие, достаток, нажитый честным трудом, взаимопомощь. Это позволило им уже через несколько лет добиться определенного экономического благосостояния.

Старообрядчество, наряду с сектанством, сыграло существенную роль в хозяйственном освоении Приамурья, становлении крестьянской земледельческой культуры.

По официальным отзывам, именно крестьяне-старообрядцы, вслед за молоканами, главенствовали в хозяйственном отношении среди русского населения Приамурья. Несмотря на замкнутость, они отличались сильным духом, трезвостью, трудолюбием. У амурских старообрядцев была слава прекрасных земледельцев. Старообрядцы не только обеспечивали хлебом, но, как и молокане, частично продавали его в Благовещенск прибывшим на Амур переселенцам, поставляли по контрактам казенным ведомствам.

По использованию технических новшеств в хозяйстве старообрядцы стояли на втором месте после молокан. Значительные заработки старообрядцам давали заготовки дров, сена и их продажа, извоз, доставка продовольствия на прииски и в Благовещенск.

В отличие от других переселенцев староверы в своей хозяйственной деятельности использовали все возможности, которыми располагал Приамурский край. Они первыми занялись пчеловодством, и многие старообрядцы по рекам Бурея и Архара в Амурской области имели пасеки, которые давали им значительные доходы. Старообрядцы таежных районов занимались также рыболовством, охотой на копытного и пушного зверя, добычей пантов. Из пантов готовили ценное лекарственное сырье, которое с успехом сбывали китайцам и корейцам.

Таежные и речные угодья разнообразили пищевой рацион крестьянина мясом копытных животных, речной и озерной рыбой, различными дикоросами — черемшой, кедровыми орехами, диким виноградом, лимонником, таежными ягодами и грибами.

Наибольший промысловый доход давала охота на соболя, который старообрядцы добывали, используя традиции разных дальневосточных народов — русских, нанайцев, удэгейцев, корейцев и китайцев.

В способах изготовления охотничьих лыж и орудий лова, рыболовной оснастки, промысловой одежды и обуви и некоторых других элементов материальной культуры велико было влияние аборигенных народов.

Несмотря на комплексное ведение хозяйства, все же главным занятием там, где позволяли природные условия, было земледелие и связанное с ним тягло-молочное скотоводство. Особенно развито оно было на равнинных землях Амурской области, где возникло немало старообрядческих заимок предпринимательского типа. При всем традиционном характере ведения земледельческого хозяйства многие старообрядцы использовали сельскохозяйственную технику — конные сенокосилки, грабли, молотилки.

И все же старообрядческое хозяйство в основе своей оставалось натуральным, базировавшимся почти исключительно на земледелии и промыслах. Мелкотоварное производство и торговая деятельность были лишь отдельными вкраплениями на общем фоне патриархальной в основе хозяйственной жизни. Доминирующая роль патриархального уклада вытекала в первую очередь из самой старообрядческой общины. Сказывалось также и влияние природной среды. Многие семьи староверов, оторванные от основных центров и путей сообщения бездорожьем, огромными расстояниями, жили в основном натуральным хозяйством. Но в то же время старообрядческие хозяйства отличались своей устойчивостью и зажиточностью, что бросалось в глаза всем, кто посещал староверческие общины.

Итак, мы кратко охарактеризовали роль конфессиональных и вероисповедных объединений русских в освоении Приамурья, обратив внимание на приоритет в следовании новациям у сектантов и староверов, в частности, зарождение производства американского типа с немалой долей приамурских хозяйств американского типа предпринимательской буржуазной ориентации (молокане), отказ от монокультурности в результате постоянного хозяйствования в условиях зоны риска как для земледелия, так и для скотоводства (старообрядцы). Их адаптация к новому региону проходила в сложных природно-климатических, социально-экономических и социальнодемографических условиях. И все же богатая природная среда в сочетании с энергией, трудолюбием, вновь приобретенными навыками, практичностью, при опоре на религиозные воззрения и этнические традиции, позволили этнокультурным группам русских — старообрядцам и молоканам - в короткие сроки создать крепкие хозяйства и внести существенный вклад в освоение края. Это стало также положительным примером для успешной адаптации на дальневосточных землях других групп русских — представителей официально признанного православия, и других славянских народов — украинцев и белорусов. В итоге это послужило основой для создания в Приамурье в дальнейшем постоянного сельского населения, так необходимого для дальнейшего освоения дальневосточного региона.

А.А. Артемьева

СТИЛЬ МОДЕРН И АРХИТЕКТУРА

На рубеже XIX–XX веков в европейскую, а вслед за ней и в русскую архитектуру ворвался новый стиль. Это был стиль, само название которого обозначало «современность», – стиль модерн. Возникновение модерна было связано с огромным количеством обстоятельств, и прежде всего в сфере культурной жизни общества, сходных во всех европейских странах - утратой нравственных критериев, духовным разложением общества, обострением классовой борьбы, растерянностью и разочарованностью в прежних идеалах и т.
д. Наследие модерна многолико и сложно. Новый стиль отрицал торжественную регуляцию и симметричную композицию классицизма, долгие годы ему предшествовавшего. Он декларировал раскрепощнность человека в его жилище, которая выражалась в свободе выбора форм внутреннего пространства и планировки здания. Рациональность и удобство должны были соединяться в модерне с красотой и поэтическим смыслом. Представители архитектуры модерна постарались украсить фасады своих зданий монументальной живописью, скульптурой, необычной причудливой конфигурацией окон, дверей и прочих конструктивных элементов. Они стремились к синтезу архитектуры с другими видами изобразительного искусства. Выраженная асимметрия, изогнутые линии придавали постройкам модерна особую индивидуальность. За этим стояло желание объединить весь окружающий человека предметный мир общим декоративным мотивом, графической линией, как бы пытающейся утвердить власть творчества над обыденностью.

В архитектуре европейской России модерн появился в 90-х годах XIX столетия.

Сначала он стал стремительно распространяться в столице как подчркнуто современное архитектурное течение, а затем вошл и в застройку провинциальных городов.

Связь со столичными архитектурными школами очень явственно обнаруживалась в различных провинциальных городах (Саратов, Самара, Нижний Новгород и др.), где, кстати, начинали свою деятельность многие столичные архитекторы, формировавшиеся под воздействием творчества известных мастеров модерна (А.Зеленко, В.Тепфер и др.).

Таким образом, на рубеже XIX–XX веков в архитектуру многих провинциальных городов России вторглись здания «нового стиля», сразу же существенно изменив их архитектурный пейзаж. Как правило, провинциальный модерн чаще всего был эклектичен и представлял собой «сумму механически сведнных друг с другом разноплановых примов обработки форм и сюжетно-декоративных мотивов»1. Поэтому сооружения «чистого» модерна в провинции почти не встречаются, так как эстетика модерна проявилась здесь в большей степени, в отдельных деталях конструкции и декора.

Начало XX века в Хабаровске было отмечено развртыванием городского строительства. В хабаровскую архитектуру тоже вошл стиль модерн. В большинстве случаев в сооружениях хабаровского модерна присутствуют лишь его элементы, но есть здания, вполне соответствующие архитектурным принципам стиля и отвечающие всем требованиям провинциальной архитектуры. Исследования Н.П. Крадина, И.В. Галузовой, В.И. Лучковой, С.Н. Савкова, С.С. Левошко. Л.Е. Баклыской и др., посвященные хабаровской архитектуре, содержат объективный подход к историческому архитектурному наследию города и дают разврнутую историю его возникновения. Согласно их исследованиям, вс строительство в дореволюционном Хабаровске велось в основном по проектам, разработанным инженерами военного ведомства. Наиболее известными среди них были: П.Е.Базилевский, Н.Ф.Александров, Б.А.Малиновский, Ю.З.Колмачевский. Более крупные здания строились в результате проведения конкурсов для местных архитекторов, которые устраивались Санкт–Петербургским обществом архитекторов. Таким образом, можно считать, что к проектированию некоторых образцов хабаровского модерна привлекались и столичные архитекторы.

Как и в столичном модерне, в провинции традиции стиля модерн в архитектуре самым наилучшим образом проявились в особняках. Не случайно самые интересные постройки хабаровского модерна – особняки. Модерн был стилем частной жизни, стилем семейного уюта, окрашенного любовью к изысканности, комфорту, красивым предметам быта. Особняки эпохи модерна будто специально были предназначены являть зрителю своеобразие духовного мира и особую индивидуальность своих владельцев. Со времн Уильяма Морриса общество искренне верило, что прекрасный дом с продуманным интерьером, заполненный подлинно художественными вещами рано или поздно непременно приведт к появлению нового человека, в котором «вс должно быть прекрасно». За этим стояла утопическая мечта архитекторов создать целостно– прекрасную среду, в которой человек становился бы духовно богаче и чище нравственно. Частный особняк то получал образ таинственного и загадочного, волшебного зачарованного замка, населнного фантастическими существами и нереальными людьми, то становился древнерусским теремом с красочными богатыми хоромами, то превращался в итальянское ренессансное палаццо, обретая четкие пропорции и скромный гармоничный декор. Хабаровские особняки являются наиболее органичными сооружениями стиля. Как правило, это небольшие, привлекательные двухэтажные сооружения, выделяющиеся в застройке улиц своей необычной архитектурой. В плане они прямоугольные, их внутреннее пространство разделено на помещения разного типа капитальными стенами и деревянными перегородками. Часто в центре планов – характерные для модерна лестничные холлы с входами в другие помещения. Подобно столичным зодчим модерна, местные архитекторы использовали в своих постройках окна различной конфигурации, применяли разные их пропорции, растягивая или сужая по ширине, группируя по два или три или превращая их в разнообразные арки. Тем самым облик их произведений становился необычным, интересным, индивидуальным. Таковыми примерами могут послужить дом Е.М.Малченко (ул.Шеронова, 113), дом Пахоруковых (ул.Волочаевская, 159) или особняк И.К.Волковинского (ул.Запарина, 63).

Дом Е.М. Малченко – это небольшой, привлекательный двухэтажный особняк, привлекающий внимание своей необычной архитектурой. Как показали исследования Н.П.Крадина, особняк построила Е.М. Малченко, заведовавшая частной женской гимназией. Особняк отличается изысканностью и компактностью. В плане он почти квадратный, с пятигранным выступом со стороны главного фасада. В центре плана – характерный для модерна лестничный холл с входами в другие помещения. Он помещн в выше упомянутый пятигранный выступ фасада и является главным акцентом планировочной композиции. Это своего рода композиционный стержень, на котором строится вся архитектура особняка. Холл второго этажа, расположенный над холлом первого, прорезан тремя окнами, смотрящими в разные стороны. Дом Малченко строили на участке со сложным рельефом, и это обстоятельство сыграло определнную роль в композиции его уличного фасада. Ниже по склону, справа, появляется часть стены подвального этажа, «что вносит некоторый диссонанс в общую симметричную схему фасада»2. С целью преодоления такой асимметрии архитектор, чь имя не известно, сместил влево вход с крыльцом. Так очень органично было достигнуто равновесие в композиции дома. Подобно столичным архитекторам модерна, местный архитектор использовал в своей постройке окна различной конфигурации. Они имеют разные пропорции, то растягиваясь по ширине, то сужаясь, то группируясь попарно. Окна верхнего этажа объединяет карниз.

В качестве декора здесь использован интересный прим:

общему красному фону кирпичных стен контрастно противопоставляются отштукатуренные элементы - лента широкого фриза, карнизов и обрамлений окон. Завершает пятигранный выступ фасада восьмигранная приплюснутая пирамида, одна из граней которой прорезана арочным слуховым промом. Особую выразительность дому придат сильно свисающая крыша. Дом Малченко, пожалуй, один из самых лучших представителей архитектуры модерна в городе. Он содержит в себе основные композиционные принципы архитектурного модерна и отвечает требованиям провинциального города (размеры, характер декора), органично вписываясь в его среду.

Ещ один не менее выразительный представитель архитектуры модерна в Хабаровске – дом И.К.Волковинского. Особняк был построен примерно в 1906 году. Раньше это была целая усадьба с хозяйственными постройками, садом и огородом, окружнная оградой. Интересно решн главный фасад дома Волковинского. Он имеет симметричную композицию, подчркнутую выступом размещнного по оси входа. По обе стороны от этого входа располагаются окна необычной конфигурации. Их округлая форма делится на три части двумя пилястрами, проходящими от земли до верхней кромки аттика. Подобного рода композиционное решение фасада в нашем городе больше нигде не встречается, так как такой прим оформления окон сам по себе уже очень необычен, «чтко выраженная стильность главного фасада дома Волковинского свидетельствует о незаурядном профессионализме неизвестного нам автора этой постройки»3.

Ярким примером использования традиций неорусского направления модерна в Хабаровске является Городской дом (в советское время – Дворец пионеров). Здание было выстроено в 1907–1909 годах по проекту архитектора П.В. Бартошевича. Интересно, что проект этот одержал победу над другими проектами в результате специально устроенного городскими властями конкурса. Кроме того, согласно исследованиям Н.П.

Крадина, он был дополнен доработками известного хабаровского архитектора Б.А. Малиновского. В плане Городской дом представляет собой прямоугольник с выступами по сторонам двух фасадов. Основу композиции дома составляют островерхие крыши. Их дополняет декоративное убранство фасадов, напоминающее о русском зодчестве XVII века. Окна фасадов, как это принято в модерне, имеют разнообразную форму: полуциркульные, лучковые, прямоугольные. Интересно выполнено их обрамление, а также другие декоративные детали, что придат всей конструкции выразительную пластику. В оформлении Городского дома активно применялось художественное лить. Так, крыши здания изобилуют ажурными металлическими гребнями, флюгерами, декоративными рештками, а карниз поддерживают кованные фигуры сказочных птиц.

К описанным выше сооружениям можно добавить ещ один интересный памятник архитектуры времн модерна в Хабаровске. Это дом Пахоруковых–один из лучших проектов военного инженера, архитектора Б.А. Малиновского, который работал не только в Хабаровске, но и в других городах Дальнего Востока. Дом Пахоруковых можно отнести к национально–романтической ветви модерна. Многочисленные элементы декора (вальмовая крыша с гребнем по коньку и прочее) явно были заимствованы архитектором в русском национальном зодчестве либо уже в осуществлнных столичных произведениях неорусского направления модерна. Дом имеет два этажа и подвал. Стены здания были выполнены из кирпича и отштукатурены. Сложный по конфигурации план состоит из нескольких прямоугольников. С восточной стороны один из углов здания дополнен округлым помещением (в четверть окружности). На первом этаже это было помещение, а на втором этаже здесь размещалась лоджия с колоннадой, которая, к сожалению, позднее была перестроена, и вместо колоннады здесь появилась стена с тремя окнами. Главный вход в дом расположен в северном углу. Над ним расположилась открытая терраса с металлическим ограждением между кирпичными столбиками, на которых, согласно исследованиям Н.П. Крадина, раньше стояли декоративные вазы.

Уличный фасад здания прорезан тремя окнами на обоих этажах. На первом этаже они сдвинуты друг к другу. Углы особняка отмечены слабой рустовкой на уровне первого этажа, а в подкарнизной части на уличном фасаде в качестве украшений использованы маскароны–излюбленный декоративный элемент модерна. Помимо этого, над входом в особняк расположились декоративные вставки с растительным орнаментом. Все эти скульптурные украшения были выполнены, как свидетельствует в свом исследовании Н.П. Крадин, М.Д.Языковой–женой архитектора Малиновского. Многочисленные переделки и утраты очень изменили первоначальный облик особняка, и сегодня он выглядит уже не как прежде.

Таким образом, большинство памятников архитектуры г.Хабаровска 1890-1910х гг. содержат в себе элементы распространившегося в те годы стиля–стиля модерн.

Интерес к стилю модерн проявляется в архитектуре и сегодня. Очень часто в наши дни можно встретить сооружения в духе модерна или с элементами этого стиля.

Тенденции модерна актуальны в современной архитектуре г.Хабаровска. Чаще всего, в таком духе возводятся, как это было и во времена самого модерна, частные постройки – особняки, дачные коттеджи. Архитектура, использующая традиции модерна, чаще всего остается фасадной. В современное зодчество проникают новые строительные материалы и объмно–пространственные идеи, которыми пользуются архитекторы. Поэтому создаются лишь своего рода образы архитектуры модерна. Как и тогда, сегодня для многих домовладельцев «лицо» дома играет роль визитной карточки, которая говорит о занимаемом социальном положении, богатстве и культурных предпочтениях. Вот и появляются многочисленные загородные дома с характерными для модерна эркерами, балконами и террасами, причудливыми формами окон, иногда даже заполненными витражами. Причины популярности архитектуры рубежа XIX–XX вв. объясняются е ключевой ролью для самоопределения новейших течений зодчества, ставших для нас современными. Таким образом, современная архитектура, характеризующая облик многих городов, в некоторой степени является порождением модерна. Может, поэтому обращение к данному стилю имеет место и сегодня. Стилистическое и идейное многообразие модерна до сих пор привлекает внимание зодчих, то и дело обнаруживающих в архитектуре этого стиля интересные моменты в области организации и оформления архитектурных композиций.

Проблема сохранения памятников архитектуры, ставшая на сегодняшний день очень актуальной в нашем регионе, требует глубокого изучения архитектурного наследия. Одной из интереснейших страниц в истории архитектуры г.Хабаровска является архитектура стиля модерн. Рубеж XIX-XX веков оставил заметный след в ряде городов Дальнего Востока, украсив их застройку неповторимыми сооружениями модерна. На сегодняшний день эти образцы модерна в архитектуре мало изучены и требуют к себе самого пристального внимания. Социально–экономические изменения в обществе в последнее время также влекут за собой обращение к архитектуре стиля модерн, отвечая желанию обогатить современные сооружения (как правило, частные постройки) своеобразными особенностями конструкции и декора.

1 Баклыская Л.Е. Образные инварианты в архитектуре города: Учеб. пособие. Хабаровск: Изд-во Хабар. гос. техн. ун-та, 2000. С.11.

Крадин Н.П. Старый Хабаровск: портрет в дереве и камне (1858-1938). Хабаровск, 1999. С.

214.

Крадин Н.П. Указ. соч. С. 222.

–  –  –

РЕЛИГИОЗНЫЕ АСПЕКТЫ МЕЖЭТНИЧЕСКИХ БРАКОВ

Для дальневосточного региона проблема межэтнических отношений стала особенно актуальной после открытия границы. Важной стороной межэтнических отношений являются межэтнические браки. Данная статья подготовлена в рамках исследовательского проекта, осуществляемого сотрудниками кафедры религиоведения АмГУ в 2000–2004гг.1.

Заключение межэтнических браков в России – явление заурядное, так как наша страна является многонациональной и такое явление, как межэтнические браки, было свойственно российской действительности как до революции, так и после. Нередкими были русско-китайские браки. Уже в XIX – начале XX вв. были примеры таких браков.

По понятным причинам в советскую эпоху браки между русскими и китайцами почти не заключались. После перемен конца 80-х годов прошлого века тесные отношения между граничащими народами возобновляются. За последние 6 лет в Амурской области зарегистрировано 42 брака. В научной литературе и особенно в СМИ зачастую поднимается проблема китайской экспансии, которая в контексте нашей темы оборачивается вопросом – являются ли межэтнические браки способом экспансии, направленной на ассимиляцию русского населения?

Не требует доказательств тезис о том, что появление детей в таких браках, приводит к тому, что они воспитываются в двух культурах. Преобладающее влияние той или иной культуры зависит от родителей, общества, государственной политики и многих других факторов. В межэтнических семьях происходит влияние одной культуры на другую, в результате этого сливаются традиции не только на бытовом, но и на духовном уровнях. Основой различия этносов является не только язык, географическое положение, история, но и религия, которая очень часто определяет многие стороны этнического своеобразия. Основной функцией религии является интегрирующая функция – религия сплачивает этнос, идентифицирующий себя с этой религией. При этом религия может выступать также конфликтогенным фактором, особенно в межэтнических отношениях. Так и в семье взаимодействие религиозных традиций может быть дезинтегрирующей силой или, напротив, интегрирующей.

Взаимодействие русских и китайских религиозных традиций в смешанных семьях зависит от многих условий. Мы остановимся на одном – уровне и глубине религиозности взрослых членов семьи. Социологические данные, полученные в ходе исследования, показывают, что более половины китайцев не считают себя верующими. Вместе с тем, многие китайцы относят себя к какой-либо религии, в том числе и к христианству.

Во многих случаях религиозность респондентов носит поверхностный характер. Опрос, проведенный непосредственно среди участников межэтнических браков показал, что в ряде случаев в семье китаец или китаянка относит себя к религии супруга или супруги, в данном случае – к христианству или, точнее, к православию. Русские члены межэтнических семей также не обнаружили высокого уровня религиозности. По существу, никто из них не является глубоко верующим человеком. Примечательно, однако, что супруги взаимно интересуются религиозными традициями.

В опрошенных семьях родители предпочитают дать ребенку свободу в выборе своего отношения к религии вообще и к конкретной этнорелигиозной традиции. Высказывалось мнение, что если этот выбор все-таки состоится, то он должен быть осознанным и полностью обдуманным. В некоторых семьях в религиозном воспитании ребенка большую роль принимает один из родителей, чаще всего мать.

Таким образом, религия на данном этапе межэтнических отношений не является конфликтогенным фактором и не вносит разлада в семью.

Но учитывая то, что значение религии, как в русском, так и в китайском обществах возрастает, не исключено, что наличие таких конфликтов возможно. Следует учесть, что сейчас число межэтнических браков невелико. Очевидно, что их количество будет возрастать. Попытки воспрепятствовать росту межэтнических браков, обычно не приводят к успеху: объективный процесс межличностного взаимодействия представителей приграничных народов едва ли может быть оставлен. С ростом количества таких браков могут появиться новые проблемы, в том числе и религиозного свойства.

См. Программу исследования: Забияко А.П., Аниховский С.Э., Кобызов Р.А. Исследовательский проект «Этническое самосознание русских и китайцев в Дальневосточном регионе» // Россия и Китай на дальневосточных рубежах. Вып. 2. Благовещенск, 2001. С. 50–57.

А.А. Ахмедов

К ВОПРОСУ ОБ ОТКРЫТИИ И ОСВОЕНИИ СЕВЕРО-ВОСТОКА

АЗИИ В XVIII ВЕКЕ

После смуты начала XVII века началось медленное возрождение России как великого срединно-европейского государства. Россия, в отличие от западноевропейских государств не имевшая выходов в Балтийское и Черное моря, не обладавшая ни военным, ни торговым флотом, не могла помышлять о захвате колоний в Африке, ЮгоВосточной Азии и Америке. В этой ситуации реальным казался только один путь: на Восток через Сибирь. За короткий срок, чуть более века, в составе Российского государства оказалась огромная территория от Уральского хребта на западе до побережья Тихого океана на востоке, от Амура на юге до Ледовитого океана на севере. Неисчерпаемые природные богатства этого региона, - пушнина, моржовый клык, полезные ископаемые - обогатили царскую казну, вывели в "лучшие люди" многих безвестных завоевателей суровых северных просторов. Огромная территория требовала освоения и защиты от внешних врагов. Следствием слабости Российского государства XVII века стало отторжение более чем на 150 лет от России территории Приамурья и Приморья, фактически уже освоенной русскими. Только после подписания Нерчинского мирного договора 1689 г. земли, вошедшие в состав Албазинского воеводства, были оставлены русскими. Огромный край, за исключением неразмежеванных территорий между р.

Удой и нижним Амуром, на протяжении XVIII - первой половины XIX вв. оставался почти пустынным. Европейские проблемы не позволяли российскому правительству сосредоточить внимание на Дальнем Востоке. Тем не менее освоение края продолжалось, так как значение его для России было очевидным. В восточных районах страны шли интенсивные поиски ценной пушнины, моржового клыка, полезных ископаемых.

В начале XVIII века большое значение приобрели вопросы хозяйственного освоения этой территории.

В 1697-1699 гг. якутский казак Владимир Атласов с небольшим отрядом совершил поход на Камчатку. В 1701 г. по прибытии в Москву с докладом о присоединении Камчатки он покорил столицу богатейшим ясаком и рассказами о загадочной Японии, слухи о которой давно будоражили воображение Петра I. Атласов сообщил о том, что в Анадырском остроге находится японец Денбей, потерпевший кораблекрушение у берегов Камчатки. По высочайшему повелению Денбей был доставлен в столицу, обучен русскому языку с тем, чтобы самому стать учителем японского языка. А Сибирский приказ занялся сбором сведений о далекой Японии и других островах восточных морей.

В 1711 г. началось исследование Курильских островов. Первую экспедицию на Курилы возглавил казацкий атаман Данил Анцифиров. Казаки собрали обстоятельные сведения о первом острове Курильской гряды - Шумшу и взяли ясак с его жителей. Таким образом, в конце XVII - начале XVIII вв. было положено начало освоению русскими людьми Камчатки и Курильских островов. Теперь перед российскими землепроходцами и мореходами стояла задача: найти удобный и короткий морской путь к этим землям. Такой путь был найден Кузьмой Соколовым, который в 1716-1717 гг. возглавлял организованную для этой цели экспедицию. В соответствии с указом Петра I об отыскании морского пути на Камчатку в Охотский острог прибыли архангельские мореходы Кондратий Мошнов, Никифор Треска, Иван Бутин, Яков Невейцын, плотники - кораблестроители Кирилл Пласких, Варфоломей Федотов и другие мастера.

Первое морское судно, построенное русскими мастерами в Охотске - "Восток" было готово к плаванию уже весной 1716 года. А в июне 1716 года корабль вышел в море в поисках пути на Камчатку и подошел к устью р. Тигиль на западном побережье полуострова. Перезимовав на Камчатке, в мае 1717 г. "Восток" взял курс на Охотск.

Морской путь на Камчатку был открыт. После плавания "Востока" длительная, полная опасностей дорога через приполярные остроги Верхоянск, Зашиверск, Уяндинск, Нижнеколымск, Анадырск была оставлена, и на полуостров стали добираться из Якутска через Охотск и далее морем. Охотск стал центром русских владений на тихоокеанском побережье. Из Охотска отправлялись знаменитые экспедиции Беринга, промышленнокупеческие экспедиции, трудами и подвигами которых открыты и исследованы Камчатка, Курильские и Алеутские острова, полуостров Аляска.

23 декабря 1724 г. российский император Петр I подписал указ об организации морской экспедиции на Камчатку. Чуть позднее его же рукой была составлена инструкция, согласно которой перед экспедицией ставилась главная задача: доказать, существует ли пролив между Азией и Америкой. Начальником экспедиции был назначен опытный моряк, капитан 1-го ранга Витус Ионассен Беринг. Его помощниками стали лейтенант Чириков и лейтенант Мартын Шпанберг. 22 августа 1727 г. из Охотска вышли в море и взяли курс на Камчатку два судна - "Фортуна" под командованием Беринга и "Восток" под руководством Чирикова. Полгода экспедиция потратила на подготовку к длительному походу. За это время в Нижнекамчатском остроге был построен и спущен на воду двухмачтовый бот "Святой Гавриил". 13 июня 1728 г. судно вышло из устья р. Камчатка и взяло курс на северо-восток. В августе бот оказался в Чукотском море. Пролив остался позади, но мореходы этого не знали. "Святой Гавриил" повернул назад. Экспедиция собрала ценные материалы по географии и этнографии северовосточной окраины, исследовала морские течения, дала первые сведения о Беринговом и Чукотском морях, открыла залив Креста и острова Св. Лаврентия и Диомид. В июне 1729 г. Беринг предпринял попытку достичь берегов Америки, но из-за сильных штормов и туманов отказался от этого предприятия. В марте 1730 г. он прибыл в Петербург с докладом о результатах экспедиции. Однако сенат отказался признать экспедицию 1725-1730 гг. успешной, так как точного ответа на главный вопрос она не дала.

Кроме Беринга, изучением северо-востока Азии и Тихого океана занималась дальневосточная экспедиция под руководством якутского казачьего головы А.Ф.Шестакова и капитана Тобольского полка Д.И.Павлуцкого. Участники этой экспедиции на боте "Святой Гавриил" в 1732 г. достигли американского берега пролива. Это была Аляска. Достичь ее берега не удалось из-за сильного встречного ветра.

В 1733 г. В.Беринг был назначен начальником второй Камчатской экспедиции.

Помимо окончательного решения о проливе, экспедиции ставилась задача исследовать побережье Ледовитого океана, изучить малоосвоенные пути Сибири и Дальнего Востока, севера Тихого океана, попытаться достичь Японии. Это грандиознейшее предприятие должны были исполнить 5 отрядов, насчитывавших 570 человек. Среди участников экспедиции были С. Малыгин, Д. Овцын, Д. и Х. Лаптевы, В. Прончищев, С. Челюскин, Д. Стерлегов и др. Российская академия наук

направила в экспедицию своих ученых Г. Миллера, И. Гмелина, Л. Делиль де ла Кройера адъютанта Г. Стеллера и студента С. Крашенинникова - будущего автора уникальной книги "Описание земли Камчатки", принесшей ему мировую известность1.

В 1730 г. отряд С. Малыгина закончил исследование побережья Карского моря от Архангельска до Оби. На участке от Оби до Енисея работал отряд Д.Овцына. Им были описаны Гиданский полуостров и значительный район Енисейского залива.

В Охотске тем временем шла усиленная подготовка к плаванию в Америку. Для осуществления этой задачи здесь были построены и спущены на воду пакетботы "Святой Петр" и "Святой Павел". В октябре 1740 г. оба судна встали на зимовку в одной из гаваней Авачинской губы. С этого исторического момента ведет свою историю г. Петропавловск, который получил свое имя в честь двух кораблей Второй камчатской экспедиции. 4 мая 1741 г. Беринг на совете с членами экипажа принял решение идти курсом на юго-восток. Убедившись, что никакой "земли" не существует, Беринг изменил курс и направил корабли на восток. Из-за сплошного тумана корабли часто теряли друг друга из виду и дальнейшее плавание продолжали раздельно. В июле 1741 г. "Святой Петр" под командованием Беринга подошел к берегам Аляски. Первым на американский берег сошел Софрон Хитров. Вслед за ним шлюпка доставила на землю ученого натуралиста Г.Стеллера. За 6 часов пребывания на Аляске он успел описать около 160 видов растений, изучить следы человеческой деятельности, которые навели его на мысль о том, что жители этого американского побережья одного происхождения с камчадалами. Пробыв у берегов Аляски менее суток, Беринг отдал приказ о возвращении.

По пути на Камчатку отважные мореплаватели открыли ряд островов в Тихом океане, изучили их фауну и флору, а также составили этнографическое описание населения Алеутских островов. Впереди их ждали тяжелейшие испытания. "Святой Петр", попав в полосу жестоких штормов, 28 ноября был выброшен на берег неизвестного острова, на котором морякам предстояло провести девять трудных месяцев и похоронить 19 своих товарищей, включая самого командира Витуса Беринга. В нечеловеческих условиях, страдая от мучительной цинги, экипаж "Святого Петра" проявил несгибаемую волю и мужество. Из обломков своего корабля моряки построили новое судно, на котором в августе 1742 г. вернулись в Петропавловскую гавань2.

Судьба экипажа "Святого Павла" была не менее жестокой. Потеряв корабль Беринга и потратив на бесплодные поиски трое суток, А. Чириков принял решение идти к Америке самостоятельно. За время плавания у Американского материка было осмотрено побережье общей протяжнностью около 400 врст, сделаны важные метеорологические наблюдения. На обратном пути были открыты острова Алеутской гряды - Умнак, Адах, Агатту, Атту. Несмотря на нехватку еды и цингу корабль уверенно шл вперд вдоль Алеутских островов. К концу сентября Чириков уже не мог подниматься на мостик. Скитания измученных моряков окончились 12 октября 1741 г. "Святой Павел" вошл в Петропавловскую гавань. Капитан Чириков был доставлен на берег едва живым, страдая от жесточайшей цинги. Из 75 человек, ушедших в плавание на "Святом Павле", в живых остался 51 человек.

Для уточнения полученных сведений в мае 1742 г. капитан А. Чириков вновь повл свой корабль к берегам Америки. На сей раз поход прошл успешно, и 16 августа "Святой Павел" стал на якорь в Охотске.

Вторая Камчатская экспедиция 1733-1743 гг. длилась чуть более 10 лет. Подводя итоги, Сенат пришл к заключению, что результаты экспедиции не стоят затрат, которые понесла казна для е организации, а полученные сведения о северо-восточной окраине отрывочны и неточны.

Благодаря самоотверженной работе отрядов Второй Камчатской экспедиции, Россия получила научное обоснование представления об очертании побережья северовостока Азии, о существовании пролива между Азией и Северной Америкой. Была открыта и вошла в состав Российской империи Аляска с цепью Алеутских островов, найден морской путь в Японию, опровергнут миф о "Земле де Гамы".

Исследования Беринга и Чирикова в 1768-1770 гг. продолжили П.К. Креницин и М.Д. Левашов, завершившие открытие всей гигантской Алеутской дуги (протянувшейся на севере Тихого океана на 1740 км) и положившие начало комплексному исследованию Аляски.

Дальнейшее освоение русскими Северной Америки и Алеутских островов связано с именем промышленника и исследователя Г.И. Шелихова. В 70-80-е гг. XVIII в. он участвовал в организации нескольких экспедиций на Алеутские острова. К этому же времени относится идея организации большой экспедиции к берегам Северной Америки и устройства постоянных русских промысловых поселений. Это было важно, так как англичане и американцы стали проявлять повышенный интерес к богатствам тихоокеанских островов и берегов Северной Америки, создавая русским купцам опасную конкуренцию. Планы Шелихова осуществились в 1783-1786 годах. В предприятии, кроме Шелихова, приняли участие купцы - братья Голиковы. На трх галиотах "Три святителя", "Симеон и Анна" и "Святой Михаил" в августе 1783 г. экспедиция отправилась в Северную Америку. На острове Кадьяк была основана первая русская колония в Америке.

Мечтой Шелихова было создание монопольной компании, ведущей торговлю по всему Тихому океану с Японией, Китаем, Кореей, Индией, а также с Испанией и Америкой. Лишь после смерти Шелихова его верный друг и жена осуществила этот грандиозный проект. Усилиями Натальи Алексеевны Шелиховой в 1799 г. была создана Российско-Американская промысловая компания, получившая монопольные права на пушной промысел, торговлю и открытие новых земель в северо-восточной части Тихого океана.

В XVIII веке благодаря русским землепроходцам, купцам и исследователям были открыты и освоены территории на северо-востоке Азиатского континента, Аляска.

Это позволило России выйти в Тихий океан и стать крупнейшей тихоокеанской державой.

Завалишин А.Ю. История Дальнего Востока России. М., 2001. С.48.

Шопотов К.А. К берегам Тихого океана. М., 1994. С.159.

Л. Е. Баклыская, Н. Е. Козыренко

ХАРБИН: РУССКИЕ ДАЧИ НА СОЛНЕЧНОМ ОСТРОВЕ

Центральной проблемой, рассматриваемой в статье, является культурное наследие русских за рубежом. Социально-экономические изменения после 1917 г. привели к уникальному явлению – разделению русской культуры на два непересекающихся направления. Для одного стало характерным утверждение нового за счет уничтожения культурных ценностей и национальных традиций, для другого - сохранение русской самобытности в новой среде обитания. Революционное становление и развитие своего, нового мира достаточно хорошо изучено. Эволюционное развитие старого мира, происходившее за рубежом, по ряду причин являлось закрытой темой.

Продолжение развития русской культуры стало для представителей второго направления социально значимым действием. Крайняя степень обострения имманентных черт российской культуры в Китае связана как с территориальным, так и с историческим контекстами: стремлением, с одной стороны, сохранить свое лицо в чужом социуме, с другой - дать альтернативу всеразрушающей революционной деструкции, царившей в это время в России. Это происходило путем формирования собственного ментального пространства, в качестве модели которого эмигранты приняли хорошо известный для них образ жизни, основанный на русской специфике среды обитания, традиционно складывавшейся из городского и пригородного жилья.

С этой точки зрения большой интерес представляет среда дачного поселка русских иммигрантов на Солнечном острове Харбина (КНР), сформировавшаяся в конце 1920-х – начале 1930-х гг.

В связи с активной застройкой Солнечного острова объектами туризма в настоящее время остро встал вопрос о дальнейшей судьбе комплекса:

снос или сохранение. Русские постройки в городах вдоль КВЖД в силу высоких эстетических качеств сохранялись в качестве образцов европейской архитектуры как японскими, так китайскими властями1. В последнее десятилетие они стали объектами, имеющими статус достопримечательности в китайских городах. Однако для китайской стороны сохранение исторических зданий или городской среды русского периода развития департамента Харбина является серьезной проблемой в силу своих специфических стилистических особенностей и композиционных построений.

В работах китайских исследователей отмечается, что дачные поселки как место временного бытования городских жителей являются чисто российской особенностью (Чжан Ливэн, Сюй Лифан, Сиа Чадю)2. Они отмечают влияние русских традиций на образ жизни китайцев, которые стали строить по аналогии летние дома в пригородных зонах. Исследуя культурную жизнь русских в Китае, они дают высокую оценку нашей архитектуре, отмечая ее влияние на последующее развитие городской среды.

По понятным причинам китайскими исследователями не затрагиваются специфические вопросы, относящиеся к архитектурным особенностям сооружений, к функциональному пространству сооружений и в целом среды.

Для российской стороны изучение данной части своего наследия является актуальным, поскольку развитие русской культуры в Китае в течение тридцати лет демонстрировало эволюционную модель становления. Русская традиция летнего загородного жилья складывалась во второй половине XIX века. Ведущим стилем того времени в России являлась эклектика, предполагавшая проектирование в исторических стилях и их свободное смешение на принципе равноправности. Стремление к традиционности и внимательное изучение архитектурного наследия привели зодчих и их заказчиков от свободного художественного поиска периода романтизма к копированию. Использовались формы готического, романского, ренессансного, мавританского стилей, но преобладали русские национальные тенденции, которым способствовала волна изучения крестьянского зодчества и строительства по его образцам. При этом даже наиболее талантливые представители этого направления В. Гартман и И. Ропет (Петров) больше уделяли внимание деталям, а не глобальной задаче восстановления целостного облика русского жилища, русской среды обитания.

В 1825 году строится Коттедж в Петергофе: романтическая версия английского загородного дома. Вслед за ним последовало широкомасштабное строительство дач:

великокняжеских, дворянских, мещанских. Вошел в моду семейный уклад жизни, поэтому разные слои общества, не только двор и высшее чиновничество, но и русские граждане среднего достатка - офицеры, врачи, торговцы, зажиточные ремесленники, – строили загородные дома для отдыха.

Дачный строительный бум продолжался до 1914 г., и на рубеже веков ведущим в архитектуре загородных домов стал неорусский вариант модерна. Прежний эклектический подход к освоению древнерусских форм сменился постижением глубинных закономерностей формообразования или же заостренным преломлением характерных мотивов, включаемых в новый образный контекст. При формировании неорусского варианта модерна наблюдались различные модификации от творческого воссоздания традиционной изобразительной лексики и орнаментальных форм предметов крестьянского быта до их серьезной трансформации в новую пластическую систему 3. Важной особенностью среды загородных поселков периода модерна становится формирование единой целостной системы всех ее составляющих: от архитектуры дачного дома в целом до элементов экстерьера и интерьера, предметов быта и декоративно-прикладного искусства, а также природного и рукотворного ландшафта.

Дачный поселок Харбина был построен русскими эмигрантами на правом берегу Сунгари. В настоящее время комплекс состоит из 35 дач, находящихся на стадии разрушения. По оставшимся объектам возможно реконструировать среду летнего поселка на период 30-х гг. На береговой линии, образуя набережную, располагались наиболее крупные дачи, в глубине от реки - небольшие дачные домики, формирующие две параллельные реке улицы с развитым внутриквартальным пространством. Крупные дачи были рассчитаны на нескольких хозяев и имели несколько входов. Территория вокруг них имела вид отдельного участка, все части которого были решены равнозначно, без выделения парадной и хозяйственной функций.

Большинство небольших дач имело два равноценных главных фасада: один, обращенный на улицу, второй – раскрывающийся верандами и открытыми террасами на озелененную внутреннюю территорию. По всей видимости, здесь не существовало четкого деления на участки, вся внутриквартальная территория решалась как целостная ландшафтная композиция, образующая единый сад. Подобное объединение участков является особенностью харбинского дачного поселка и вполне объяснимо добровольным коллективным характером организации отдыха русской диаспоры.

Параллельно улицам через все участки проходила прогулочная аллея. Помимо широко используемых в российском паркостроении средств ландшафтного дизайна – куртин, зеленых кулис, букетных посадок, солитеров, вертикального озеленения, боскетов, газонов и клумб - имели место и традиционные восточные приемы ландшафтной архитектуры. К ним относятся композиции из группы камней различной формы, использование песчаных поверхностей, мхов, миниатюрных каменных пагод и фонарей. Активно применялись малые архитектурные формы: беседки, навесы, перголы, альтанки, садовые скамьи, некоторые из которых (беседки) сохранились, и в их архитектуре наблюдается смешение форм и деталей русской и китайской архитектуры.

Стилистика дачных домов в целом соответствует русской традиции летнего загородного жилья, характерной для конца XIX – начала XX вв. Многие из них сохранили как эклектические черты, так и влияние модерна. Согласно стилистическим характеристикам, можно выделить две группы загородных домов поселка.

Первую группу составляют двух- трехэтажные дома, приближенные не только по своим размерам, но и по образному решению к особнякам или виллам. Их архитектура основана на использовании романтических версий модерна, для которых характерна трансформация форм западноевропейских исторических стилей. В числе восьми загородных домов этой группы можно выделить постройки необарочного, неоренессансного, неоготического, неоклассического направлений. Однако необходимо отметить, что общее композиционное решение, основанное на принципах модерна, и доминирование форм каждого из этих течений модерна не исключают эклектического смешения деталей. В большинстве этих дачных домов наблюдается присутствие элементов русской, а иногда и китайской традиционной архитектуры.

Вторую – более многочисленную - группу составляют постройки в русском стиле. Они сохранились значительно хуже, поэтому об их облике можно судить по фотографиям и свидетельствам очевидцев. Если на архитектуру дачных домов первой группы оказала влияние каменная архитектура западноевропейских и русских особняков, то прототипами этой части поселка явились образцы русского деревянного зодчества, а точнее профессиональные вариации на тему русского стиля, исполненные российскими архитекторами в периоды эклектики и модерна. В основе объемно-планировочного решения второй группы дачных домов лежали две-три простые схемы планов, отличающиеся главным образом пропорциями: от вытянутого прямоугольника до компактного, почти квадрата. Усложнение объема происходило за счет пристроенных веранд и террас. В декоративном оформлении отчетливо прослеживались приемы и мотивы древнерусского зодчества: окна украшались резными наличниками, основной декор был сосредоточен в верхней части дома и представлял собой выполненные в технике пропильной резьбы двухъярусные подзоры, причелины, резные столбики и гирьки, шпили и т.п. Деревянное убранство придавало дачным домам нарядность, красочность и яркость образа. Среди небольших дач, завершенных, как правило, невысокой двускатной крышей, совершенно особое место занимает компактное строение – октаэдр, с пристроенными с трех сторон верандами, увенчанный куполом. Купол вызывает ассоциации с русской культовой архитектурой, но в то же время подобное объемно-планировочное решение встречается в колониальной американской архитектуре 1870-90-х гг. Определение прототипов этого дома, как и других русских дач Солнечного острова, – предмет дальнейших исследований.

С 30-х гг. дачи подвергались неоднократной перестройке, что в значительной степени изменило их первоначальный вид: утрачены детали и элементы, достроены хозяйственные помещения, выполнена внутренняя перепланировка, застекление балконов и т.д. Строительство дамбы на реке Сунгари закрыло дачи. Новое окружение повлияло на среду в целом.

Проведенные первичные натурные обследования и анализ композиционных и архитектурно-стилистических особенностей застройки, а также выявление историкокультурной ценности данного объекта является первым шагом в исследовании среды дачного поселка на Солнечном острове в г. Харбине. Результаты исследования станут основанием для разработки мероприятий и рекомендаций по сохранению уникального историко-культурного комплекса на Солнечном острове.

Методология исследования принята с учетом организации работы в два этапа.

На первом этапе сбор данных включает поиск архивных материалов и документов (проектные чертежи всех типов дачных сооружений, общественных сооружений на территории дачного поселка – станция, Кафе- пляж, Николаевская церковь в Затоне, киоски, павильоны), а также более подробные натурные обследования сохранившихся дач, обмеры, фотофиксацию.

На втором этапе для анализа полученных данных используется ряд методологических подходов, основанием для объединения которых послужат принципы коэволюции. Данный подход уже использовался в исследованиях по проблеме русского наследия за рубежом и показал положительные результаты.

Коэволюция по отношению к выделенному предмету исследования определяется как взаимодействие разных культурных типов и их соразвитие. Обозначенные в начале статьи две ветви русской культуры представляют до определенного времени непересекающиеся направления. Поэтому наиболее адекватным является компаративистский характер анализа данных. Однако в периоды схождения двух культурных ветвей необходимо выявить точки соприкосновения, определяющие взаимопонимание культур. Именно в этом аспекте раскрываются морфологические характеристики объектов, представляющие собой архитектурный конгломерат, в котором произошло соединение старых и новых элементов с сохранением основных свойств.

Применение историко-генетического метода позволит выявить русские направления и школы, которые получили развитие в Харбине. Использование методов имитационного моделирования и средового подхода даст возможность восстановить целостную картину среды дачного поселка и определить особенности формирования ее архитектурных и ландшафтных составляющих.

Применение коэволюционного подхода позволит выявить из всей совокупности эволюционных изменений только те, которые представляют историко-культурную значимость, а также выделить виды и результаты взаимодействия культур.

Необходимо отметить, что определенный задел по данной тематике уже выполнен. В течение пяти лет проводятся исследования по китайской теме – изучение памятников архитектуры Харбина, Дальнего, Порт-Артура, особенностей формирования функционально-планировочной структуры поселений, расположенных вдоль КВЖД.

Результаты исследований опубликованы в научных статьях. По заявленной проблеме проведены обследования физического состояния сохранившихся русских дач, выполнены фотофиксация всех сооружений, сохранившихся интерьеров, сделаны обмеры наиболее ценных объектов.

На протяжении последнего десятилетия в России наблюдается возрождение национальных традиций. Осознание ценности культуры российского зарубежья – это одна из граней растущего интереса к прошлому России. В настоящее время наследие этого периода имеет повышенную актуальность для практической архитектурной деятельности. Изучение среды дачного поселка на Солнечном острове - возврат к утраченному старому, возможность восстановить связь поколений россиян, разрушенную в ходе политических и социальных потрясений. Это акт национальной солидарности, направленной не на разрушение, а на созидание и развитие российской культуры.

Винокур В. Пейзаж города Харбина с японцами. Письмо из Австралии. (Перевод Т.Сакон) //Север. № 7 (июнь). 1998; Н. Учияма. Русские православные церкви в Харбине // Север. №5 (май). 1997;

Ю. Коизуми. Два наброска Харбина // Север. №5 (май). 1997; Ю. Коизуми. Лучшие времена Харбина:

сотрудничество китайских и русских жителей вокруг КВЖД // Север. №4 (декабрь). 1996.

Сюй Лифан. Использование традиционного городского усадебного жилища Китая в современных условиях: Автореф канд. дис. М., 2001; Сюй Лифан. Путь от традиционного жилища к современной модели // Градостроительство Китая. 1996. №11.; Сюй Лифан. Влияние действия жильцов в формировании пространства жилых районов // Архитектура Китая. 1996. №1.

Борисова Е.А., Стернин Г.Ю. Русский модерн. М.: Советский художник, 1990. С.33.

О.В. Барзаковская

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ГЛАВНОГО УПРАВЛЕНИЯ СЕВЕРНОГО МОРСКОГО ПУТИ В СОЦИАЛИСТИЧЕСКОМ СТРОИТЕЛЬСТВЕ СРЕДИ КОРЕННЫХ НАРОДОВ РОССИЙСКОГО ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ 30-Х ГГ. ХХ В.

В Российской Федерации, как явствует из концепции государственной этнической политики, важнейшим вопросом является бережное отношение к судьбам «малочисленных» народов, к их хрупкой культуре, природе регионов расселения. В связи с этим 30 апреля 1999 г. был принят закон «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации»1. Организация Государственного комитета по делам Севера и Ассамблеи малочисленных народов свидетельствует о понимании властями необходимости организации специального органа для коренных народов, отличающихся социально-экономическими и культурными особенностями от других этносов, населяющих Россию. Во второй половине 20-х гг. был создан Комитет Содействия Народностям северных окраин при президиуме ВЦИК РСФСР (Комитет Севера)2. В основу его деятельности был положен принцип содействия планомерному устроению малых народностей Севера в хозяйственно-экономическом, административно-судебном и культурно-санитарном отношениях в соответствии с их географическими условиями их проживания и особенностями быта.

Функционирование Комитета Севера ко второй половине 30-х гг. требовало большего охвата «малочисленных» народностей Севера и, следовательно, расширения его полномочий. В первой половине 30-х гг. он претерпел реорганизацию, которая способствовала его ликвидации и передаче его обязанностей по реализации государственной политики в отношении коренных народов другому органу. В связи с этим необходимо обратить внимание на структурные изменения в его аппарате, чтобы выявить причины ликвидации. На заседании Комитета Севера 26 апреля 1934 г. было решено преобразовать Комитет Севера из содействия ВЦИК РСФСР в Оперативный комитет при СНК СССР3. Теперь в его функции входило руководство социалистическим строительством и освоение богатств Крайнего Севера4. Попытка реорганизации Комитета Севера была сделана еще в 1931 г., когда заместитель председателя Комитета Севера Е. А. Скачко внес в ВЦИК РСФСР проект «Всесоюзного Совета по освоению и развитию Крайнего Севера при ВЦИК СССР»5. Одной из главных причин преобразования Комитета Севера во Всесоюзный Совет послужила хозяйственная деятельность на Крайнем Севере, которая осуществлялась объединенными наркоматами (Внешторгом, Наркомснабом СССР, Наркомводом и Наркомземом СССР), не подчинявшимися ВЦИК РСФСР, поэтому Комитету Севера по вопросам, затрагивающим их работу на Севере, приходилось обращаться через СНК и ВЦИК РСФСР в президиум ЦИК СССР.

Следствием данных обстоятельств было отсутствие единого руководства и согласования между Комитетом Севера, хозяйственными организациями и наркоматами по подъему экономики коренных народов, учета их потребностей. В связи с этим предлагалось реорганизовать Комитет Севера при ВЦИК РСФСР во Всесоюзный Совет при ЦИК СССР и расширить круг его обязанностей от социалистического переустройства хозяйств «малочисленных» народностей до руководства освоением Крайнего Севера.

В ответ были предоставлены аргументы, свидетельствующие об отсутствии необходимости перестройки Комитета Севера. Во-первых, обосновывался обязательный характер координации работы Комитета с республиканскими и местными органами РСФСР, т.к. территория Крайнего Севера находилась в пределах РСФСР. Во-вторых, организация «туземного» населения и вовлечение его в работу советских органов осуществлялись президиумом ВЦИК РСФСР. Поэтому 17 февраля 1932 г. президиум ВЦИК РСФСР ограничился постановлением «Об увязке работы союзных ведомств и хозяйственных организаций в части, касающейся Крайнего Севера, с Комитетом Севера при президиуме ВЦИК РСФСР»6. Необходимо отметить, что отказ от реорганизации Комитета Севера свидетельствовал о понимании советским руководством возможности переориентации деятельности Комитета Севера на хозяйственное развитие Крайнего Севера, нежели на материальный и социально-культурный подъем «туземных» народностей Севера, на вовлечение их в советское строительство и в работу промышленности, кооперации и транспорта. И если в 1931 г. этого избежали, то в 1934 г. основным направлением работы Оперативного комитета при СНК СССР стало освоение Севера посредством транспортного строительства7. В связи с этим председатель Комитета Севера П.Г. Смидович, прежде всего, отмечал приоритетное значение колоссальных хозяйственных ресурсов Севера для союзного строительства, а затем и решения национального вопроса, т.к. народности продолжали вымирать8. Предоставление обязанности Комитету Севера по изучению Крайнего Севера повлекло за собой совмещение функций с органом, изначально созданным в 1932 г. для освоения Крайнего Севера Главным управлением Северного морского пути (ГУСМП).

Существование двух государственных структур по экономическому освоению и развитию Крайнего-Севера ГУСМП и Комитета Севера - было не целесообразно. Это послужило одной их причин ликвидации специального органа по реализации государственной политики в отношении коренных народов Севера, т. к. приоритетным направлением в экономической жизни СССР во второй половине 30-х гг. было мощное развитие индустриализации, требовавшее экономических ресурсов, которые предоставлялись в результате работы ГУСМП. 20 июня 1935 г. последовало постановление ВЦИК РСФСР «О ликвидации Комитета Севера при президиуме ВЦИК РСФСР»9.

Обязанности Комитета Севера по развитию оленеводства, рыбного и охотничьего промыслов, организации национальных кадров, созданию культбаз перешли ГУСМП в соответствии с постановлением президиума ВЦИК РСФСР от 10 августа 1935 г. «О возложении на ГУСМП при СНК СССР функции по хозяйственному и культурному обслуживанию районов Крайнего Севера СССР»10.

Не менее важной причиной ликвидации Комитета Севера явилась реализация поставленной перед ним задачи, а именно преодоление докапиталистической стадии развития среди «малочисленных» народностей. Советское руководство полагало, что функционирование Комитета Севера было нецелесообразным в связи с приближением советского общества к социализму. Необходимость в специальном органе, который реализовывал политику «помощи» в преодолении первобытнообщинных отношений, отпала. 5 декабря 1936 г. в Конституции СССР законодательно была закреплена «победа социалистического строя». Это повлияло на определение обязанностей по исполнению этнической политики по отношению к «малым» народностям. Если Комитет Севера в 30-е гг. должен был применительно к особенностям развития коренных этносов реализовывать политику поднятия их культурного и экономического уровня, тем самым постепенно включать в социализм, то на ГУСМП возлагались обязанности хозяйственного и культурного обслуживания коренных народов Дальнего Востока и Севера. Поэтому Комитет Севера вырабатывал проекты по реализации государственной политики в соответствии с развитием «малочисленных» народностей, способствовал строительству государственных органов, созданию интегральной кооперации и «смешанных» колхозов, поддерживал развитие традиционных отраслей посредством комплексного обслуживания, тогда как ГУСМП в своей работе основной акцент ставил не на строительство, а на функционирование уже существовавших колхозов, культбаз, райисполкомов и сельсоветов. Функции, возложенные на ГУСМП, были сокращены по сравнению с Комитетом Севера.

В связи с новыми обязанностями, возложенными на ГУСМП, в его аппарате был создан отдел по культурно-бытовому обслуживанию. В соответствии с постановлением СНК СССР от 20 августа 1935 г. «Об организации в составе ГУСМП Управления сельским хозяйством Крайнего Севера»11 было организовано Управление сельским хозяйством Крайнего Севера. Было образовано Политическое управление, перед которым стояли многочисленные задачи, в том числе подбор и подготовка кадров, организация идейно-воспитательной работы, культурно-просветительская работа среди полярников и народов Севера и другие12. Функции ликвидированных комиссий Комитета Севера были переданы наркоматам РСФСР: НКПросу, НКЗдраву, НКЗему и отдельным организациям Учрепедгиза, Госполитиздата, Детиздата, Управления Грампласттреста.

Постановлением СНК СССР от 26 июнь 1936 г. на ГУСМП при СНК СССР были возложены контроль и наблюдение за деятельностью данных органов по обслуживанию Крайнего Севера СССР13. На краевом и областном уровнях осуществлением государственной политики занимались отделы национальных меньшинств при исполкомах.

Территориально ГУСМП контролировало развитие «малых» народностей Крайнего Севера (чукчи, алеуты, эвенки, эвены, юкагиры, коряки, ительмены и др.). Коренные народы юга Дальнего Востока (нивхи, негидальцы, орочи, удэгейцы, нанайцы, ульчи) преодолевали первобытно-общинные отношения под руководством отдела Национальных меньшинств при Далькрайисполкоме.

С целью обозначения роли этнической политики в работе ГУСМП автор рассматривает общую направленность его деятельности. ГУСМП был создан 17 декабря 1932 г. при Совете Народных Комиссаров СССР14. Первоначально на него возлагались задачи освоения Северного морского пути от Белого моря до Берингова пролива и обеспечения безопасности плавания по нему15, а в последующие годы: «… превратить к концу третьей пятилетки Северный морской путь в нормальную действующую водную магистраль, обеспечивая связь с Дальним Востоком»16. Были организованы соответствующие органы в составе ГУСМП: автоуправление, полярные станции, хозтресты, Морское управление, экспедиционный отдел и др.17. В основу его создания и деятельности не был заложен принцип работы с коренными народами Дальнего Востока и Севера, следовательно, не было квалифицированных работников в области этнической политики. Сам факт передачи функций О. Ю. Шмидт, возглавляющий ГУСМП, связывал с программой по хозяйственному освоению Севера18. Поэтому в основном деятельность ГУСМП была направлена на изучение Севера с целью предоставления СССР хозяйственных ресурсов, а этническая политика уходила на второй план. Например, в 1933 г. О.Ю. Шмидт делал запрос на 5 тракторов для промышленной разведки на нефть19, в 1936 г. горно-геологическое управление ГУСМП отправило 24 экспедиции на Крайний Север, задачей которых было обеспечение морского пути топливом, углем и нефтью20. 29 июня 1937 г. была отправлена экспедиция на Северный полюс под руководством О. Ю. Шмидта, целью которой была организация научной полярной станции21. В результате установки полярной станции, отмечал О.Ю. Шмидт на седьмом съезде Советов СССР, стало возможным помочь местному несению в области оленеводства, зверобойного промысла, в механизации рыболовного дела и перейти к развернутому товарообороту на Севере22. Станция обеспечила вероятность, но не свидетельствовала о работе ГУСМП с коренным населением.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |
Похожие работы:

«Актуальні питання корекційної освіти УДК 376-056.26:37.011.3-051 О.С. Хруль ОСОБАЯ РОЛЬ ПЕДАГОГА В УЧЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОСОБОГО УЧЕНИКА У статті розглядаються напрямки роботи педагогів з учнями з особливостями психофізичног...»

«Отдел образования Добрушского райисполкома ГУО "Дошкольный центр развития ребенка г. Добруша" Семинар-дискуссия Тема: "Нравственность и ребенокдошкольник".Составитель: заместитель заведующего по ОД Мосина И.Н. До...»

«Задержка психического развития. Что это? Период раннего детства проходит достаточно быстро: казалось бы, ребенка только принесли из родильного дома, а он уже умеет засыпать и просыпаться, кушать, плакать. Через несколько дней — он уже следит за передвигающимися предметами, реагирует на голод и холод, улыбает...»

«Департамент образования города Москвы Государственное автономное образовательное учреждение высшего образования города Москвы "Московский городской педагогический университет" Самарский филиал ПСИХОЛОГИЯ ТРУДА Учебно-методическое пособие к курсу для высших учебны...»

«Муниципальное автономное общеобразовательное учреждение "Средняя общеобразовательная школа № 3 с углубленным изучением отдельных предметов имени Героя России Игоря Ржавитина" Приложение № 16 к ОП ООО (ФК ГОС) Принята Согласована Утверждаю Педагогическим...»

«Практикум по психологическому консультированию "Характерное пережитое для детей разных поколений" или внимательный взгляд психолога консультанта на особенности детской субкультуры (Пре...»

«Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена Технологии гармонизации межвозрастных отношений: Учебно-методический комплекс Допущено Учебно-методическим объединением по направлениям педагогичес...»

«МУНИЦИПАЛЬНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ "ТОГУРСКАЯ НАЧАЛЬНАЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШКОЛА" Адрес: 636460, Россия, Томская область, Колпашевский район, с. Тогур, ул. Свердлова 15, тел./факс: +7(38254) 5-47-85 ИНН 7007005924, КПП 700701001, Л/сч. 02 ТОГНШ О74 e-mail: tnos1...»

«Программа государственного экзамена по дисциплине "Акушерство и гинекология" для специальности 1-79 01 01 Лечебное дело для субординаторов анестезиологов-реаниматологов I. Организация акушерско-гинекологической помощи. Основные этапы развития акушерства и гинекологии. Система охраны материнства и...»

«Серия № 1. Психологические и педагогические науки ВЕСТНИК ПГГПУ УДК 159.9.07 Богомягкова Оксана Николаевна кандидат педагогических наук, доцент кафедры психологии ФГБОУ ВПО "Пермский государственный гуманитарно-педагогический университет", Пермь, Россия 614990 г.Пермь, Сибирская, 24, (342) 212 85 90, e-mail: Bogom-o...»

«Бюджетное образовательное учреждение дополнительного образования города Омска "Дом детского творчества Октябрьского административного округа"Открытое занятие: "Основание Омской крепости. Причины и следствие"Разработала: методист Сердцева А.А. Цель: развитие практических умений си...»

«УДК 008.001 ЕЖОВА Н.А. ЦЕННОСТНАЯ МОРФОЛОГИЯ КУЛЬТУРНОГО ЛАНДШАФТА Ежова Надежда Александровна, кандидат философских наук, доцент Тамбовского государственного музыкально-педагогического института им. С.В. Рахманинова Аннотация. В статье р...»

«Титова А. В. Педагогические условия подготовки будущих учителей физической культуры к формированию спортивных лидерских качеств у учащихся основной школы // Концепт. – 2015. – № 10 (октябрь). – ART 15356. – 0,7 п. л. – URL...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ УО "Мозырский государственный педагогический университет имени И.П. Шамякина" УТВЕРЖДАЮ Проректор по учебной работе УО МГПУ имени И.П. Шамякина _ И.М. Масло "_" 2009 г. Регистрационный № УД-/баз. ПЛОДООГОРОДНИЧЕСТВО Учебн...»

«Дацюк Василиса Витальевна Обучение студентов восточного факультета аргументативным стратегиям англоязычного делового дискурса 13.00.02 – теория и методика обучения и воспитания (иностранный язык) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учной степени кандидата педагогических наук Нау...»

«1 Показатели мониторинга педагогической эффективности и социальных последствий инновационной и экспериментальной деятельности муниципальных инновационных и экспериментальных площадок. (Второй этап реализации инновационных проектов и экспериментальных программ) Вид мониторинга: 1. По масштабу целе...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "КРАСНОЯРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. В.П. АСТАФЬЕВА" (КГПУ им. В.П. Астафьева) Институт социально-гуманитарных технологий ПРОГРАММА вступительны...»

«Государственное бюджетное дошкольное образовательное учреждение детский сад №19 комбинированного вида Московского района Санкт-Петербурга СОГЛАСОВАНО: УТВЕРЖДАЮ: Педагогическим советом ГБДОУд/с № 1 9 Заведующий ГБДОУ д/с №19 Протокол № Приказ №_44/1 от" 28 " 08 2015...»

«Л.Г. Сафина ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ХИМИЧЕСКОГО ЭКСПЕРИМЕНТА ПРИ ПРОФИЛЬНОМ. УДК 372.8 ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ХИМИЧЕСКОГО ЭКСПЕРИМЕНТА ПРИ ПРОФИЛЬНОМ УРОВНЕ ОБУЧЕНИЯ ХИМИИ В СРЕДНЕЙ ШКОЛЕ ©2013 Л.Г. Сафина, кандидат педагогических наук, д...»

«Кальт Татьяна Гавриловна учитель русского языка и литературы Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение "Средняя общеобразовательная школа № 17" г. Усть-Илимск Иркутской области СМЫСЛОВОЕ ЧТЕНИЕ НА УРОКАХ РУССКОГО ЯЗЫКА И ЛИТЕРАТУРЫ Сегодня важно не столько дать уче...»

«  1    ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 1.1. Общероссийская общественная организация "Российское кардиологическое общество", далее "Общество", является основанной на членстве научной творческой общественной организацией, в состав которого входят специалисты здравоохранения, занятые научно-исследовательской, педагогической и практической работ...»

«Online barboskiny.ru biz.barboskiny.ru info@barboskiny.ru +7 (495) 796-12-90 По вопросам размещения рекламы: Рекламное агентство ALP adv@alp.ru +7 (495) 660-28-65 Кто мы Онлайн-представительство • популярного детского сериала о веселой собачей семье в интернете и на мобильных устройствах Детский развлекательнообразователь...»

«Разъяснение по вопросам, связанным с применением Положения Банка России от 22.12.2014 № 448-П "О порядке бухгалтерского учета основных средств, нематериальных активов, недвижимости, временно неиспользуемой в основной деятельности, долгосрочных активов, предназначенных для продажи, запасов, средств труда и...»

«Всероссийская научно-практическая конференция "Обучение и воспитание: методика и практика" в номинации "Качественное образование для всех"Статья на тему: "Организация музыкально-ритмической деятельности в коррекционной школе для детей с задержкой психического развития" Саидова Лола Тахировна, учи...»








 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.