WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |

«НАУКА И ОБРАЗОВАНИЕ сборник статей X Международной научной конференции БЕЛОВО 2014 УДК 001:37 (063) ББК 94 Н 34 Печатается по решению ...»

-- [ Страница 8 ] --

Учитывая то, что в своей работе мы рассматривали многодетные семьи, образованные в результате безответственного поведения родителей, их алкоголизма, асоциального образа жизни, можно сказать, что эти факторы влияют на самоотношение подростков наряду со встречающимся в многодетных семьях неравноценным отношением родителей к детям, вызывающим у последних ощущение дефицита родительского тепла и внимания, чувство неуверенности в себе, тревожность.

Рассмотрим графики показателей по шкалам самоотношения подростков из неполных и многодетных семей, представленные на рисунке 4.

Рис.4. Графики показателей по шкалам самоотношения подростков из неполных и многодетных семей.

Сравнивая показатели по шкалам самоотношения в этих группах, можно сказать, что ни по одной шкале не отмечается существенных различий в показателях.

Следовательно, можно сделать вывод о сходстве в особенностях самоотношения подростков из многодетных и неполных семей.

И в неполных, и в многодетных семьях прослеживаются сходные характеристики в самоотношении подростков.

То есть различные факторы, влияющие на личность подростка в неполных и многодетных семьях, могут приводить к формированию сходных особенностей в структуре самоотношения подростков, а именно, к повышению внутренней конфликтности и проявлению тенденций к самообвинению.

Выводы:

1. При сравнении структуры самоотношения подростков из благополучных и неблагополучных семей мы пришли к выводу о том, что подросткам из неблагополучных семей в большей степени свойственно переживание внутренних конфликтов, сомнений в целостности собственной личности, они более склонны к самообвинению.



2. Самоотношение подростков имеет отчетливую связь с уровнем благополучия в семье и почти не связано с типом неблагополучной семьи.

3. Самоотношение подростков из благополучных и неблагополучных семей фактически не отличается по таким шкалам, как открытость, самоуважение, саморуководство, отраженное самоотношение, самопринятие, самопривязанность.

4. Достоверные различия самоотношения подростков из благополучных и неблагополучных семей обнаружены по 3 факторам:

1) Фактор самоценности (подростки из неблагополучных семей меньше ценят собственную личность),

2) Фактор конфликтности (подросткам из неблагополучных семей в большей степени свойственно переживание внутренних конфликтов);

3) Фактор самообвинения (подростки из неблагополучных семей в большей степени склонны к самообвинению) Литература

1. Буянов М.И. Ребенок из неблагополучной семьи. –М.:Просвещение, 1988.-207с.

2. Кон И.С. Открытие «Я». М.:Просвещение,1978.-112 с.

3. Пантилеев С.Р. Самоотношение как эмоционально-оценочная система.-М.: Изд-во МГУ, 1991,-108с.

4. Пантилеев С.Р. Методика исследования самоотношения.-М.:Смысл, 1993.-32с.

5. Соколова Е.Т.Самосознание и самооценка при аномалиях личности.-М.:Изд-во МГУ,1989.-213с.

6. Столин В.В. Самосознание личности.М.:Изд-во МГУ, 1983.-286с.

УДК 377.12 Минникаева Н.В.

НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ПСИХОСОМАТИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ

ГОУ СПО «Беловский политехнический техникум»

Медицина, как наука существует с древних времен и сейчас мы имеем развивающие и прогрессирующие методы лечения. С помощью накопленных человеком медицинских знаний многим людям была оказана квалифицированная медицинская помощь.





Но человек состоит не только из тела – этим телом управляет разум. Психология человека таит в себе множество загадок и тайн и влияние психики на тело человека имеет непосредственное значение. Этому уделялось должное внимание достаточно длительное время, что в последствие позволило выделить одно из направлений в медицине и психологии такое как психосоматика.

Имеются несколько первопричин для возникновения заболевания:

1.Генетическая или конституциональная предрасположенность органа. Например, у человека страдающего гипертонией в семье обязательно есть «гипертоники», а у человека страдающего язвенной болезнью – «язвенники».

Один и тот же эмоциональный стресс вызывает у разных людей различные реакции и заболевания и проявляется это не только генетической предрасположенностью, но и характерологическими особенностями. Например, если человек имеющий вспыльчивый, возбудимый характер склонный к агрессивным реакциям и при этом вынужден себя сдерживать то у него скорее всего будет повышается артериальное давление и наоборот у человека застенчивого, впечатлительного, с комплексом неполноценности может возникнуть язвенный колит.

2.Пережитый стресс или психотравмы. Когда организм человека находится в стрессовом состоянии, то происходит огромным выброс адреналина в кровь нарушая гормональный баланс. В таком состоянии у человека увеличивается потоотделение, частота пульса, дыхания, скорость кровотока, артериальное давление, нарушается обмен веществ, который нелегко восстановить.

3.Конфликт человека с самим собой. Кора головного мозга отвечает за безусловные и условные рефлексы и может влиять на состояние внутренних органов. Когда происходят нарушения на уровне коры головного мозга, то есть условный рефлекс заменяет безусловный и наоборот это является причиной психосоматических заболеваний.

4.Энергетическое воздействие. Оно делится на активное и пассивное. Человек – это энергетическая субстанция. Вокруг нас существует энергетическое поле или как его еще называют – аура. Оно содержит всю информацию о человеке, что то вроде своеобразного ДНК. При активном – энергетическое воздействие осуществляется от другого человека. Воздействие происходит в виде посылании энергетических импульсов мысленно или словами на человека. Энергетическое поле по силе у каждого человека разное. Все зависит от духовного очищения, концентрации воли и силы веры. Когда импульсы пробивают защитную оболочку, чем и служит энергетическое поле они нарушают структуру ДНК, что не может отразиться на физическом теле. Примером может служить энергетический вампиризм.

Лечение психосоматических заболеваний. Обычно при лечении больных страдающих психосоматическими заболеваниями применяются различные психотерапевтические методы и при выборе учитывают характер соматического лечения больного. Например, индивидуальная, групповая, семейная психотерапия; терапия, вскрывающая конфликт; поддерживающие и обучающие методики; лечение, сконцентрированное на теле.

Для восстановления энергетического поля применяются дыхательные упражнения. Если человек подвергся пассивному воздействию восстановление нужно производить во время его сна, то есть тем же способом как оказывалось воздействие для нарушения. Нужно всегда помнить, что при негативном воздействии на человека обязательно начинает работать эффект «бумеранга». Необходимо утвердить в штатном расписании в каждом учреждении ставку психолога, если это образовательное учреждение – ставку детского психолога.

Должны быть обязательные посещения, где психолог будет проводить тестирование, беседы для выявления и предупреждения психосоматических заболеваний и оказания помощи. Осваивать дыхательные упражнения для восстановления энергии. По возможности посещать психотерапевтический кабинет, находящийся в нашем городе по адресу: п. Бабанаково ул. Доватора 11 «а».

–  –  –

Актуальный социально-политический контекст исследований в области оценки молодежной среды России и регионов определяется активной разработкой молодёжной политики в России с 1990-х гг. в связи с проблемой использования творческого потенциала и социальной активности молодёжи. В 2006 г. была утверждена «Стратегия государственной молодежной политики в Российской Федерации на период до 2016 г.». Этот действующий сегодня документ рассматривает молодежную политику в свете обеспечения национальной безопасности страны предметом пристального внимания.

Молодёжь России, и молодёжь Западной Сибири в частности, как особая социальная группа, отличается возрастными рамками и статусом в обществе. Молодежью принято считать часть населения в возрастном интервале от 14 до 30 лет. Однако главная характеристика данной социальной группы это - состояние перехода к социальной ответственности. Это группа, которой общество предоставляет возможность социального становления, обеспечивая льготами, но ограничивая в возможности активного участия в определённых сферах жизни. Молодежь находится в состоянии перехода от материального, культурного, психологического подчинённого положения от родительской семьи, компании сверстников — к самостоятельности. Продвижения по социальной лестнице связано с поисками идентичности и форм социального самовыражения, одной из которых становится социальное творчество в формате ролевых игр.

Неоспоримо особое место игры как одного из компонентов, определяющих самый стержень личности как общественного существа. Чрезвычайно значимо мнение учёных (Л.С.Выготский, Д.Б.Эльконин и др.), которые выработали подход к игре как средствe социализации.[55,112] По мысли Джеймса Селли, сущность детской игры заключается в выполнении какой-нибудь социальной роли. Некоторые исследователи феномена игры пришли к выводу, что с возрастом потребность в игре не исчезает, а видоизменяется.

На поверку оказывается присутствие в жизни молодёжи игровых элементов, которые продолжают обогащать их жизненный опыт.

Практика показывает, что применение игры не имеет возрастных границ. В молодёжной среде сегодня особой популярностью пользуются сюжетно-ролевые игры. В этом случае игра является не только методом творческого развития, но и главным содержанием деятельности целого молодёжного течения. Сюжетно-ролевые игры составляют стержень молодёжной культуры, которая суть ролевое движение, или культура ролевых игр. [51, 48] «Игровики» формируют одну из наиболее значимых культурных сцен текущего момента. Они - фанатство сюжетно-ролевых игр всякого рода. Этих людей объединяет игровой способ проведения досуга.

В историю зарождения молодёжной субкультурной жизни вплетено много факторов. 1.«Игровая» природа человека. Игра является формой проявления и утверждения субьективности, способом самозащиты индивидуальности, средством освобождения от действительности, от власти социальных условностей. Игровое поведение восполняет и компенсирует реальность, создавая новую культурную реальность — новые смыслы, ценности, мифы, роли, отношения. 2. Кризис социализации, обусловленный рассогласованием путей и сроков достижения духовно-интеллектуальной и нравственно-политической зрелости личности и создающий объективные предпосылки для субкультурной активности долго и трудно вступающих во «взрослую жизнь» поколений. 3. Размывание консолидирующих ценностных оснований культуры. С крушением прежних идеологических институтов ослаб механизм ценностной преемственности, который прежде обеспечивал национально-культурную целостность советского общества. Кризис целостности, вторжение ценностей западного образа жизни побуждает молодёжь в рамках своей субкультуры искать новые, адекватные сегодняшней ситуации ценности и формы самореализации.

Произошло разрушение прежних механизмов культурной преемственности. Субкультурные явления рождаются в результате «сбоя» передачи социокультурного опыта, что сказывается на содержании и формах идивидуального освоения культуры, приводит к утрате культурной целостности, изменению привычного хода процессов сохранения и развития культуры и в итоге находит выражение конфликте «отцов» и «детей» на культурной сцене. [41, 98] 4. Предлагаемые социокультурной действительностью в качестве пространства для самореализации формы деятельности (участие в экономической, общественной, культурной жизни страны) не могли удовлетворить часть молодежи. В период перестройки средины 1980-х гг. часть молодёжи, будучи неудовлетворена собственными социальными ролями, утратила возможности избрать реальные общественные функции переметнулась на игровые идентичности. [29,39] У ролевых игр в перестроечной России было много предшественников - психодрама, обучающие игры, социологические игры, театральные студии, клубы самодеятельной песни, туризм, движение хиппи, клубы любителей фантастики, в которых до времени тусуются будущие ролевики.[24,12] Современное ролевое движение молодежи составляют клубы поклонников творчества Дж. Р. Р. Толкиена (толкиенисты), клубы занимающиеся исторической реконструкцией, военно-исторические клубы, клубы любителей фантастики, анимэ-клубы, клубы индеанистов, клубы ролевых игр.

Клубы ролевых игр занимаются проведением ролевых игр, а также связанными с ними различными деятельностями: литературное и музыкальное творчество, театральные постановки, изучение и реконструирование исторических событий, историческое и игровое фехтование, разработка теории ролевой игры, изготовление игрового оружия, доспехов, костюмов, аксессуаров и т.д.

Можно выделить несколько причин, побуждающих молодых людей участвовать в РД: реализации творческих устремлений; общение; досуг; спорт; образование; самореализация, самоутверждение; еscape (от англ. — убегать, избегать, ускользать) – если игра в роли является компенсацией «по-игре» нерешённых «по-жизненных» проблем.

Ролевое движение представляет собственную идентичность по отношению к «большому» обществу. «У ролевиков сложилась своя этика — этика героизма, которая идет от самой игры и философских идей литературы в стиле научной фантастики и фэнтези. В ее основе лежат Поступок и индивидуальное достижение как базис статуса и самоуважения. Для каждого ролевика значимы самореализация и самоутверждение, умелость в какой-то сфере, которые требуют постоянного сравнения с другими, соревнования. Кроме того, Герой всегда несет какую-то миссию, которая глубоко индивидуалистична … и социальна…». [6,9] Литература

1. Асмолов К.В. О Толкине, толкинизме и толкинутых // http://eressea.hmurr.ru/digest/0800shtml

2. Берелехис А.А. Функции ролевой игры // Orc-club journal. – 1996. - №1. – С. 25-29;

http://shuchr.shuchr.ded.tmpnews.ded.orkclub.ru/biblioteka/bibri/bibriteoria/619-funkciirolevykh-igr.html

3. Бочарова Л. История Ролевого Движения в России - от Античности до Нового времени // http://rolport.ru/modules.php?name=Content&pa=showpage&pid=308

4. Васильченко О. Б., Краевский Д. В. Записки из параллельного мира (Психиатры при дворе короля Азерота) // http://tver-roles.narod.ru/psih.htm Галина М. Жизнь по книге. Знамя 5. — (Москва), 1.2.2006 // http://magazines.russ.ru/znamia/2006/2/ga14.html

6. Гончаров В. Болезнь, симптом, лекарство? — журнал «Если», № 3, 1999 // http://esli.ru/rubrics/publicism/20040827081955publicism.html

7. Ивонина Е. Хоббитские Ирища: на заре времён. Журнал по ролевым играм Моё Королевство №37 ноябрь 2010 с.8-33.

8. Карева Е., Дынева Д. Будущее, обращённое в прошлое Комок, 1.6.1999 // http://www.kulichki.com/tolkien/podshivka/990601d.htm Карева Е. Когда хоббиты были хобби 9. // http://www.kulichki.com/tolkien/podshivka/031201a.htm

10. Комин Н. Уж слишком серьёзные игры. — Эхо планеты, 1.11.1990 // http://www.kulichki.com/tolkien/podshivka/901101.htm

11. Кузнецов Ф. Кто такие толкиенисты. От семнадцати и младше, Челябинск, прибл.

7.9.2000 // http://www.kulichki.com/tolkien/podshivka/000709.htm

12. Мамаев В. Ролевое движение в России — истинные правила игры// Игромания. — № г.).

2000.- 4 (апрель 2000 — 12.11.2002 // http://www.kulichki.com/tolkien/podshivka/000400.htm/

13. Меллер А. "Ролевые игры" Журнал "Мир Internet", № 6, 1999 г.

14. Михейкина Э. Ролевые игры: жизнь офлайн — Компьютерра (Москва), 5.4.2006 // http://www.kinnet.ru/cterra/633/262151.html

15. Орлов Д. В. Глобальное и локальное: Ролевая субкультура российских регионов. Журнал "Регионология" №2 2009 // http://regionsar.ru/node/351

16. Речкина М. Полигон для вампира и рыцаря — Вечерний Новосибирск, 25.8.2005 // http://www.kulichki.com/tolkien/podshivka/050825.htm

17. Рожков В. Ролевое движение сегодня и завтра Статья по материалам Зиланткона 1999 14.03.2001 // http://old.alexander6.ru/57154

18. Ряснянская Е. Вперёд в прошлое — Трибуна-онлайн, 15.9.2006 // http://www.kulichki.com/tolkien/podshivka/060915.htm

19. Серавин А. Психология ролевого движения Славянский милитаристский альманах февраль ср С.-Петербург.

2005 30-39 // http://ebourieseeas.my1.ru/news/psikhologija_rolevogo_dvizhenija/2010-04-19-41

20. Толкиен Дж.Р.Р, О волшебных сказках. / Сборник «Дерево и лист» 1991.

СЕКЦИЯ СОЦИОЛОГИЯ

УДК 351.77 Januauskas A.

CONTEMPORARY THREATS FOR LITHUANIAN HEALTH CARE SYSTEM

Faculty of Public Security Mykolas Romeris University, Kaunas, Литва Migration may be regarded rather beneficiary for Lithuanian health care system than damaging. The experience of short-term work abroad brings into Lithuania new ideas, knowledge and strong motivation to work in Lithuania as a home country after working abroad. The negative impact of migration is the fact that usually young people migrate, while older people stay, and this means higher level of expenses in the health system. If emigration of health professionals does not stop, there will be a problem of the lack of specialist in the future, for the next generations. The negative impact has also emigration which is one way, and which in fact deprives Lithuanian health system of qualified workers. And according to some of the experts, this is the problem of emigration of health professionals from Lithuania. The lack of particular qualifications in the health care system cause that those who stayed work more, because they want or have to in order to achieve higher salaries, and the risk of mistakes, accidents at work may be increased. There may be various patterns distinguished while observing emigration of Lithuanian health professionals. However, leaving Lithuania in order to work abroad also took place before the European Union (EU) enlargement in 2004. Membership of the EU brings with it the right to the free movement of people, goods and services anywhere within the EU borders. This right has implications for the movement of both health professionals and patients across borders. On average, the working conditions and pay for healthcare system employees were significantly worse than those in the “old” Member States of the European Union. Satisfaction from work among health professionals was also considerably lower.

There are several factors associated with emigration flows that can stimulate emigration and affect the choice of a destination country [1]. These factors have been identified and discussed in many recent reports. The key ones for the health workforce include: professional, organizational, environmental, individual, family and other factors. That increase the probability of being mobile higher educational level, portability of skills, single status, fluency in the language of a potential destination country, heavy workload, insufficient compensation, a dearth of career prospects or further education opportunities, and lack of recognition, poor economic conditions and the presence of relatives or friends who have already emigrated.

In the context of low salaries and unemployment within Lithuania, labor emigration became a mass phenomenon at the end of the 1990. Health policies and health sector reform, which often result in budgetary and public sector employment cuts, mandatory retirement and uncertainty in the public sector labor market, can also stimulate emigration. This factor is likely to become more pronounced over the next few years in the Region as health funding and health employment levels come under cost-containment pressure. Yet the same factors may also limit employment opportunities in potential destination countries that face economic difficulties. Analysis of the situation of emigration processes in Lithuania has brought about conclusions about chaos and instability in political, economic and health sectors. The significant differences in the political statements and strategies of the officials forming the state policy and the top managers the health care, on the one hand, and the practicing health professionals, on the other hand, are significant in terms of level of information and attitude towards the emigration process. The recent reforms in Lithuania did not affect the emigration process because the Lithuanian health system continued to bear most of the features of the Soviet health care system. The majority of the Lithuanian health professionals who emigrate are physicians and nurses [2]. Emigration certainly worsens the possibilities of the health system to effectively satisfy the needs of the population for health services. According to several respondents, if the conditions for work and the health professionals’ payment get better, many of them would return from other sectors of the healthcare sector to the medical practice. Similarly as in other countries of the region, there is no data on exact numbers of emigrated health professionals available. Any estimation is extremely difficult due to, among others, unregistered flows of health professionals as well as legal and illegal involvement in work performance in countries of destination. The most popular destinations for Lithuanian health professionals include Sweden, Norway, Denmark, Germany, the United Kingdom, and the USA. These countries are characterized by high level of wages, perceived better social security, satisfactory working hours, clearer organization of work and more attractive opportunities to increase qualifications. Recruitment agencies, family and friendship ties as well as social networks in these countries play a significant role, too. It is important to emphasize the role of family status, professional experience, previous migration experience or experience of studies abroad in decisions on migrating or not, which may be particularly observed in individual stories of migrants. This also prompted to study the strategies of migration (in terms of length, character, degree of organization, awareness of the future job before leaving) at individual level and all the factors (both personal and external) leading to changes of these strategies [3].

The EU framework within which Lithuanian health professionals move at the moment may be also treated as a facilitator of decisions about mobility. However, the economic reason still prevails. Health professionals want to work and get such remuneration for their work that will allow them to live on a quite good level, without daily worries about bills, money for clothes, money to support the family, to invest in professional development. Salary of our physicians is not low, but keeping in mind, that physician’s work is very hard, responsible, requiring permanent training and skills development, the salary should be yet higher. Physician’s expenditure are higher, because they should buy new literature, look decent, attend cultural events, finally, they need the own home here and now. Inadequate, since too low, remuneration for medical professionals is accompanied by insufficient respect for some medical specialists. In other countries the medical professions, such as physicians and nurses, are respected, have higher position in the hierarchy of respected professions. It is partly not the case in Lithuania, since only specific categories of health professions are respected, while others seem to occupy much lower positions in the social hierarchy. Although medical field is regarded professional area requiring high qualifications, some occupations are respected to a significantly lower extent than others, like surgeons or oncologists. The only thing that “spoils” the prestigious image of physicians is actually bribe taking that is frequently associated with this medical profession. In general, the low respect for medical professions may also affect the atmosphere of work in the country and motivation to migrate and start working abroad. In case of nurses, more responsibilities followed by higher salary may mean more respect expressed by the decision makers and patients.

In general, migration of health professionals is a loss for the Lithuanian society and the healthcare system, since educating health professionals was very expensive, and if they emigrate, the investments made to qualify health professionals are perceived as lost.

In some areas of healthcare there are also shortages of specialists. Migration of health professionals may be also the result of the lack of adequate calculation of the demand for health professionals. The universities in Lithuania prepare too many new physicians and other medical specialists, who then cannot find the job or who are dissatisfied with the salary and then they decide to migrate. It seems that entering the profession after completing studies or other levels of education may not be easy for the health professionals. Emigration of health professionals from Lithuania has become intensified in recent 5 years, which is rather linked to the Lithuania’s accession to the EU. Health professionals in Lithuania noticed that in this period their colleagues and acquaintances started thinking about migration and some of them actually left Lithuania. In many cases this was supposed to last relatively short and was aimed to earn money that would then constitute a reserve after the return to Lithuania. However, in some cases this experience was prolonged and not planned long-term or permanent migration became the part of health professionals’ lives. All in all, despite many disadvantages migration seems to be not the very first measure to improve someone’s living condition or professional status. Migration is not so simple process, when during one day you pack the luggage and go. It is a whole process beginning in the head. Till physical act of migration there is a very long period. The period of thought is very hard. And this is why foreign healthcare system offering much more attractive conditions of work must also wait for Lithuanian health professionals and will be attractive enough for the minority only. An attractive factor pulling Lithuanian health professionals to work abroad may me some organizational solutions that limits the workload and make the work performance more pleasant. For instance, it is usually thought that there is too much paper work in Lithuania. In many countries there is software used, there are templates and documentation does not take so much time. There is sometimes lack of managerial skills visible. There is no need for separate migration policy encouraging or inhibiting migration of health professionals in Lithuania and there is no such existing. The issue of migration of health professionals should be addressed by the overall social policy, and this rather influences the migration processes. Primarily, the working conditions and salaries must be improved in order to make Lithuanian health professionals more attached to the health system in Lithuania.

According to the experts’ opinions, there should be some agreements worked out between the sending and receiving countries. Such an agreement would assume the reimbursement of education costs of health professionals (receiving country should pay to sending country).

Thus health care system suffering from shortages of health professionals would pay for education of which cost is pre financed by the sending country. Sometimes situation of a family may be an important factor (marriage, reunification, children’s well-being). If a potential destination country, having shortages in health care professionals, performs active recruitment, there are also bigger chances that Lithuanian health worker will be attracted by such actions. Additionally, physicians justify their preference for migration through motivation to work as a physician, and not as an administrator or an office worker. However, the economic motives seem to be the most important. On average 1-2 percent of all doctors leaves Lithuania per year. This number is insignificant. According to the statement of the representative of Ministry of Health, there are no data on exact numbers of emigrated health professionals, and any estimation are extremely difficult due to illegal and legal flows of health professionals as well as legal and illegal involvement in work performance in countries of origin. As a consequence, situation with statistics on mobility of health professionals in Lithuania is similarly bad as in other countries of the region.

The main obstacles preventing migration are very high requirements in destination countries, exceeding even good qualifications obtained on Lithuanian universities. Lack of language knowledge seems to be one of the most important factors making people rather stay than leave for another country. The entry barriers for Lithuanian health professionals in Western countries of Europe are rather high, since the license itself is not enough and professional qualifications must be recognized. Of importance may be also the established, secure position of health professionals in the health care system in Lithuania. The issue of emigration of doctors and nurses from Lithuania is neglected by state institutions, but professional organizations tend to emphasize this subject. International migration of doctors may have positive impact on doctor’s experience. International experience of returned migrant health professionals may improve working conditions and efficiency of work performance due to sharing good practices and experiences acquired abroad. Lithuanian health care system is not open towards students or health workers from abroad unless they know Lithuanian. In general the society is also not so open towards doctors from abroad. It is even resistant towards resident doctors. It is rather impossible to attract health professionals from abroad to periphery of Lithuania. Only single cases of health specialists from abroad, educated in Lithuania decide to stay after completing studies and residency. Usually they stay because of marriages. Recruitment agencies, family and friendship ties as well as social networks in these countries play a significant role, too. The most mobile are health professionals for whom the requirement of knowledge of the foreign language is minimal.

The concrete professions and specializations are deficit in the destination countries, which mean that for instance anesthesiologist or surgeons will easily find a job in their profession. Other specialists prone to migration are cardiologists, surgeons, good midwives, deontologists, pathology specialists. The fact that those who migrate are usually the best qualified health professionals is very painful for the health system in Lithuania.

Moreover, those who migrate are also young health specialist which is an additional loss for the Lithuanian health system. They do not see good opportunities for further development in Lithuania and are not very welcomed by older specialists who achieved some top points in their professional careers and with established position in the system they do not have so many reasons to complain on the salaries and conditions of work. In theory, young physicians are equal actors on the labor market.

The problem of brain drain in the context of migration is present in reflections about health care system in Lithuania, however to a much lesser extent in the state authority representatives, who do not see any problems with brain drain if Lithuanian health professionals decide to migrate, but return, and the volume of migration to other countries is very low. Medical studies are usually free and graduates are interested in going abroad which means that money invested in their education are not returned through medical services they deliver, because they are delivered abroad.

There was a plan to enforce an obligation for residents to work for some time in Lithuania until they will return the cost of education. This idea was, however, heavily criticized by young people.

The emigration of Lithuanian health professionals is caused by better job opportunities.

First of all, health professionals go abroad to take up jobs for fixed term. Sometimes they go to another country for educational purposes and then they find a job. However, the outflow of Lithuanian health professionals was expected to increase dramatically after Lithuania joined the European Union in 2004, due to the forthcoming free movement of employees and economic gap between Lithuania and EU.

As it was already mentioned, the accession raised fears of medical “brain drain” causing severe consequences for the functioning of national healthcare system. These concerns were partly motivated by surveys of health professionals’ intentions to emigrate, which were held before the enlargement.

Basing on the analysis of information, it can be said that emigration of health professionals from Lithuania is not a mass-scale phenomenon. In qualitative terms it may cause some problems for the system, but in quantitative terms emigration are not so important issue. Economic motivation is an important factor taken into account in decision-making related to emigration. However, of a great importance are also social, cultural and family ties.

Simple, individually based, calculation of potential gains and loss with regard to professional career and private life is usually an element preceding departure from Lithuania. Moreover, emigration plans change often, which may cause that primarily assumed short-term emigration becomes a permanent one, while the expected permanent stay of successful health professional from Lithuania finishes with return to Lithuania due to attachment to home country.

Among the individual consequences of emigration there may be indicated the following: financial stability, important experience acquired, improved language and communication skills and possibility of increasing specialist qualification. In a systemic perspective, the consequences of migration of health professionals in Lithuania are perceived rather negatively.

Литература

1. Dauglien, R., & Marcinkeviien, R. (2009). Brain circulation: theoretical considerations.

Engineering economics. Nr. 3(63). p. 49-57.

2. Dussault, G.B., Sermeus, J.W., & Padaiga,. (2010). Assessing future health workforce needs. Copenhagen: World Health Organization; The European Observatory on Health Systems and Policies, 35 p.

3. Jankauskien, D. (2009). The Impact of the Economic and Financial Crisis on the Health Care Sector in Lithuania. Public Health. No.3 (46), p.16-30.

–  –  –

Под «сетевой журналистикой» в данной статье понимается деятельность в гипертекстовом интерактивном пространстве по подготовке журналистского контента, размещению его в сети Интернет и осуществлению диалога с аудиторией. Данный термин выступает как синоним понятий «интернет-журналистика», «веб-журналистика» и отражает деятельностный подход в исследованиях масс-медиа.

Сетевая журналистика, зародившись на российской почве в середине 1990-х гг., начала свой отсчет с сетевого проекта «Demos Online», интерактивного литературного журнала «РОМАН», ежедневного обозрения «Вечерний Интернет» (редактор А. Носик) и постепенно, наращивая мощь и технологически, и содержательно, вылилась в первые Интернет-проекты, которые можно позиционировать как СМИ. Речь прежде всего идет о ежедневной Интернет-газете Gazeta.ru (1999 год) и выделившихся из этого издания новостном портале Lenta.ru и газете Vesti.ru, а также сетевых проектах Zhurnal.ru, «Русский журнал» (russ.ru). В начале 2000-х гг. эксперты уже фиксировали бум сетевых изданий, которые чаще всего возникали как авторские сетевые проекты или клоны СМИ, но существовали в основном недолго.

Первые сетевые проекты, получив новую площадку, канал, среду для распространения информации – Интернет и, в частности, web (www – всемирная мировая паутина), не учитывали во многом специфики этого канала и возможностей среды. Данный период в исследованиях Интернета называют по-разному, но логичнее, на наш взгляд, отметить привязку не только к технологии распространения информации, но и к содержанию, обозначив данный период развития следующим наименованием – сетевая журналистика на основе технологии Веб 1.0.

Технологию Веб 1.0 отличают следующие основные особенности: статичные страницы; бедная гипертекстовая разметка (большая часть контента де-факто являлась простым текстом, зачастую пренебрегавшим правилами HTML); использование фреймов (отдельных, законченных HTML-документов, которые вместе с другими HTMLдокументами могут быть отображены в окне обозревателя Интернета).

Как отмечает свободная энциклопедия Википедия, Web

1.0 является ретронимом понятия, которое относится к статусу WWW и любому стилю дизайна веб-сайта, используемому перед появлением термина Web 2.0. Это — общий термин, который был создан, чтобы описать Сеть перед явлением взрыв пузыря «.com» в 2001 году, который и был замечен как поворотный момент для Интернета.

Именно к этому периоду развития сетевой журналистики, в частности, относятся исследования А. И. Акопова, подразделявшего средства массовой информации на печатные периодические издания – газеты, журналы и аудиовизуальные средства - радио и телевидение, причисляя к категории СМИ и так называемые электронные компьютерные сети (Интернет) [1, с. 4]. К слову, А. И. Акопов один из первых теоретиков журналистики научно сформулировал вопрос об электронных сетях как новом виде СМИ [2, с. 43-51].

При этом исследователь предлагал все сетевое пространство рассматривать как некое средство массовой информации, причем глобальное. «Это как если бы в досетевую эпоху вдруг оказалось возможным выписать домой все газеты, журналы, книги и одновременно включить все каналы телевидения и радио. Возможность иметь практически мгновенный доступ ко всем источникам информации одновременно и при этом делать индивидуальный выбор - это уже чудо!» [3, с. 4-7]. Среди преимуществ сетевых СМИ А. И. Акопов называет оперативность и скорость распространения информации.

Исследователь А. П. Сухов на данном этапе развития сетевой журналистики отмечает недостаточную реализацию уникальных преимуществ, потенциально возможных в сетевых СМИ, что проявляется в преобладании текстовой формы представления информации и в достаточно редком обращении к аудио и аудио-визуальному способам распространения информации [11]. То есть, уточняем мы, отсутствует мультимедийное содержание, что в целом связано с такой особенностью российской сетевой журналистики, которая была отмечена Д. А. Таевским, который считает, что российская Интернетжурналистика была создана «снизу», в отличие западной [12, с. 15-21]. Такой подход позволяет понять некоторую медийную ограниченность первых сетевых проектов, которые создавались как любительские или, как считает, А. А. Калмыков, «авторские» [8].

С середины 1990-х годов в российском Интернете появилось множество альтернативных или независимых медийных ресурсов, что сделало Интернет «неким «иным»

пространством», не черным и не белым, не «за» и «против», а чем-то «своеобразным, созданным исключительно из интереса и энтузиазма» [7]. Другое эмоциональное определение такому состоянию российского сегмента Интернета (Рунет) периода 1990-2000-х годов дала британский исследователь Анна Боулз, определив его как «элита Рунета», «тусовка» [6].

Сетевая журналистика следующего периода – Веб 2.0 – ставила перед собой уже совершенно другие задачи – а именно изящество представления информации, графичность контента и «юзабилити» (usability), т.е. удобство при использовании программного обеспечения, логичность и простоту в расположении элементов управления. Особенностью периода сетевой журналистики Веб 2.0. является усиление принципа привлечения пользователей, обычных граждан к наполнению и многократной выверке информационного материала [10]. Говоря «становятся лучше», имеют в виду скорее «становятся полнее», то есть речь, как правило, идёт о наполнении информацией, однако вопросы её надёжности, достоверности, объективности не рассматриваются.

Среди других ключевых особенностей отмечаются т.н. принцип социализации контента, который заключается во включении возможности индивидуальных настроек сайта и создании личной зоны (личные файлы, изображения, видео, блоги) для пользователя, чтобы пользователь чувствовал свою уникальность, а также одновременное распространение аудио- и видеоинформации на различных страницах или web-сайтах, как правило, с использованием технологий RSS или Atom. Принцип последней особенности заключается в распространении заголовков материалов и ссылок на них (например, последние сообщения новостных порталов, форумов, и т. п.). Первоначально эта технология использовалась на новостных ресурсах и в блогах, но постепенно сфера применения расширилась. Справедливости ради стоит заметить, что Веб 2.0 не является новой версией «Всемирной паутины», а лишь продолжает использовать технологии и концепции Веб 1.0.

Именно на основе принципов, заложенных в технологии Веб 2.0, построено большинство современных сетевых ресурсов, в том числе тех, которые принято относить к сетевым СМИ, поскольку именно эти технологии позволяют проявиться всем особенностям сетевой журналистики и выделить ее продукты из общего массива СМИ.

А речь, прежде всего, о таких особенностях, которые принято считать основой для определения сущностных характеристик сетевых ресурсов: гипертекстуальность и мультимедийность. Предлагаем внести ряд уточнений в данные медийные характеристики сетевых СМИ.

Гипертекстуальность - важнейший параметр, определяющий специфичность сетевой компьютерной коммуникации в целом и, в частности, журналистики в сети Интернет. Под гипертекстуальностью понимают специфическое изменение, которое претерпевает текст при перемещении в электронную среду, при этом один текст находится вне другого текста, а связи между ними устанавливаются в виде гипертекстовых ссылок. При этом гипертекстуальность можно считать неотъемлемым признаком любого текста, так как имплицитно или явно внутри текста существуют ссылки, смысловые корреляции и внутритекстовые, а зачастую и межтекстовые связи. Несмотря на такую широкую трактовку гипертекстуальности, данное понятие все же более характерно для интернета, так как гипертекст представляет собой связь между отдельными текстами, которая осуществляется в единой среде, что позволяет читать текст не только на одном уровне, но благодаря внутренним и внешним ссылкам просматривать его вглубь.

Реализация гипертекстуальности в деятельности сетевых СМИ не только оказывает решающее влияние на архитектонику средства массовой информации, на его внутреннюю структуру, но и предлагает новый способ прочтения и взаимодействия с читателем. А взаимодействие это, на наш взгляд, может идти как по пути объективизации, так и манипуляции сознания аудитории, поскольку выстроенный автором-журналистом материал с использованием ссылок на другие фрагменты в тексте и на другие тексты способствует формированию некоей картины мира в сознании читателей – и какой будет эта картина мира уже зависит от цели автора и способности читателя к критическом осмыслению действительности.

Под мультимедийностью обычно понимается конвергенция (процесс схождения, взаимоуподобления различных СМИ) сообщений (текстов) в разных знаковых системах – вербальной, графической, звуковой, фото, видео, анимационной. Х. Дженкинс называет мультимедийность «трансмедийным повествованием», подразумевая реализацию контента на основе мультимедийной платформы конвергированных СМИ, в совокупности генерирующих содержание, которое невозможно было бы рассказать и в полном объеме донести до аудитории посредством каждого СМИ в отдельности [13].

Выделяется исследователями и такая важная медийная характеристика сетевой журналистики, как интенсивная интерактивность, под которой понимается многосторонний информационный обмен с аудиторией. Принципиальное отличие интерактивности в сетевых СМИ состоит в том, что общение разворачивается в одной и той же среде - Интернете. Редакции сетевых СМИ используют различные формы общения – электронные письма, форумы, рейтинги, голосования и прочие сервисы, предусмотренные в технологии сетевой журналистики Веб 2.0.

Другой важной характеристикой сетевой журналистики исследователи признают и усиление интертекстуальности в пространстве Интернета. Методологические основы теории интертекстуальности были заложены в работах М. Бахтина и его последователей, причем «полифоничность» у М. Бахтина представлена как свойство речи, являвшееся следствием повторяемости – универсального условия функционирования языка. Всякое высказывание, по мнению М. Бахтина, по своей природе есть реакция на уже существующие высказывания, поскольку строится на основе ассоциативных тезаурусов, приобретенных человеком в процессе получения своего жизненного опыта и длительной социализации [5]. Множество текстовых переплетений, их взаимообусловленность порождают «многоголосье» суждений, мнений, точек зрения, множественность форм и способов понимания и экспликации этого понимания в Интернете, т.е. полифоничность.

Другим важным параметром сетевой журналистики, на наш взгляд, является креолизованность создаваемых в ее недрах текстов. Креолизованность текста, представленного в электронном виде, как отмечает Т. Н. Каменская, заключается том, что в целях воздействия на реципиента текста используются не только лингвистические, но и паралингвистические инструменты, такие как рисунок, фотография, различные шрифты, цвета, графические символы и др. [9]. В то же время креолизованный текст – это «особый лингвовизуальный феномен, текст, в котором вербальный и изобразительный компоненты образуют одно визуальное, структурное, смысловое и функциональное целое, обеспечивающее его комплексное прагматическое воздействие на адресата» [4, с. 63]. Вместе с тем креолизованный текст, как и любой другой текст, погруженный в сетевую коммуникацию, может исполнять функции гипертекста: он включает интертекстуальные ориентиры (т.е.

осуществляет связь этого текста с другими текстами) в виде сносок или комментариев.

Специфика компьютерных текстов в целом заключается в том, что они наделены как гипертекстовыми характеристиками, так и элементами креолизации.

Таким образом, вышерассмотренные уникальные медийные характеристики сетевых СМИ – гипертектуальность, мультимедийность, интенсивная интерактивность, усиленная интертекстуальность и креолизованность текста – направлены на формирование уникального медийного контента о событиях в жизни социума и несомненно, фактически призваны раскрыть всю палитру возможностей сетевой журналистики на основе технологии Веб 2.0.

Литература:

1. Акопов, А. И. Периодические издания / А. И. Акопов. – Ростов-на-Дону, 1999.

2. Акопов, А. И. Электронные сети как новый вид СМИ / А. И. Акопов // Филологический вестник Ростовского государственного университета. – 1998. – №3.

3. Акопов, А. И. Глобальное средство массовой информации / А. И. Акопов // Мир медиа XXI. Новые информационные технологии. – 1999. – №1.

4. Анисимова, Е. Е. Лингвистика текста и межкультурная коммуникация (на материале креолизованных текстов) / Е. Е. Анисимова. – М., 2003.

5. Бахтин, М. М. Эстетика словесного творчества / М. М. Бахтин. – М., 1986.

6. Боулз, А. Меняющийся облик Рунета [Электронный ресурс] / А. Боулз //Режим доступа:

www.ruhr-uni-bochum.de/russ-cyb/library/texts/en/anna_bowles_russian.pdf

7. Горный, Е. Интернет для журналистов [Электронный ресурс] / Е. Горный //Режим доступа: www.zhurnal.ru/staff/gorny/texts/internet_for_journalists.html

8. Калмыков, А. А. Интернет-журналистика в системе СМИ: становление, развитие, профессионализация: дис. … д-ра филол. наук / А. А. Калмыков. – М., 2009.

9. Каменская, Т. Н. Конструктивные признаки компьютерного дискурса как новой сферы коммуникативного взаимодействия [Электронный ресурс] / Т. Н. Каменская //Режим доступа: saitmaster.by/lingvistika_4.html

10. О’Рейли, Т. Что такое Веб 2.0 / Т. О’Рейли // Компьютерра. – 18.10.2005.

11. Сухов, П. В. Интернет-СМИ Рунета: системные характеристики: автореф. дис. … канд.

филол. наук / П. В. Сухов. – М., 2005.

12. Таевский, Д. А. Специфика российской Интернет-журналистики / Д. А. Таевский// Проблемы теории и истории журналистики: сб.научн. трудов. – Иркутск: Изд-во БГУЭП,

13. Jenkins, H. Convergence Culture: Where New and Old Media Collide / H. Jenkins. – New York: New York University Press, 2006.

УДК 377.12 Торосян М.

СТАДНЫЙ ИНСТИНКТ: ПОЧЕМУ МНОГИЕ ЛЮДИ СТРЕМЯТСЯ НЕ ВЫДЕЛЯТЬСЯ ИЗ БОЛЬШИНСТВА?

ФГБОУ ВПО «Кемеровский государственный университет»

Проблема поиска своего «я», самоутверждения в жизни, развития личностно значимых качеств - приоритетная в жизни каждого человека. Чем же объяснить то, что многие люди упорно стремятся быть такими как все, не желают выделяться из массы, сливаются с толпой, сознательно жертвуя своей неповторимостью? Оказывается, и человеку свойственно так называемое «стадное поведение». Но его демонстрируют не все люди.

Есть те, кто всегда «плывут по течению», безропотно соглашаясь с большинством, покорно признавая за другими право, командовать и распоряжаться собой. Есть и те, кто готов к разумным компромиссам, может соглашаться или не соглашаться с мнением сообщества, но всегда занимает собственную позицию, и все это признают и уважают.

Нам стал интересен вопрос: что же движет людьми, заставляя одних во что бы то ни стало быть как все, а других, наоборот, быть неповторимыми? Какую роль в поведении и восприятии человеком окружающего мира играет пресловутый «стадный инстинкт»?

Так ли уж его влияние на человека безгранично, или это удобное объяснение собственной малозначимости и «серости»?

Поведение человека, повторяющее общепринятые образцы: что это - биологически объяснимое проявление человеческой природы («стадность» как инстинкт) или сознательно принятая и жизненно оправданная позиция нонконформизма («не трогайте меня - я такой же как все»).

Все вышесказанное позволило сформулировать тему исследования «стадный инстинкт: почему многие люди стремятся не выделяться из большинства?»

Целью исследования я считаю рассмотрение особенностей стадного инстинкта и стадного поведения людей на примере представителей современного городского сообщества.

При работе над темой исследования был определен ряд задач:

1) Изучить проблему изучения психологических особенностей феномена стадного поведения людей в современной научной литературе;

2) Описать психологические особенности и проявление «стадности» в жизнедеятельности современных людей;

3) Провести анкетирование разных возрастных групп горожан с целью исследования их отношения к означенной проблеме, а так же выявить степень влияния изучаемого феномена на людей.

В разное время проблемой стадного инстинкта занимались: Жан Габриель Тард французский социолог и криминолог, один из основателей субъективно-психологического направления в западной социологии, который говорил о психологии масс в своей работе «Социальная логика».[4;558], Эмиль Дюркгейм - французский социолог, философ, основатель французской социологической школы, первый в мире профессор социологии, раскрывающий суть «стадного поведения» в произведении «Элементы социологии».[1;113], Гюстав Лебон - французский ученый, основатель социальной психологии, который в 1895 г. написал труд «Психология народов и масс». [3; 378], выдающийся австрийский психолог первой половины 20 века Зигмунд Фрейд, который изложил свои взгляды в труде «Психология масс и анализ человеческого Я».[5;192], швейцарский психолог середины 20 века Карл Густав Юнг, раскрывший суть «стадного инстинкта» в работе «Психология бессознательного». [6;317].

Большая часть современных ученых отмечает явное сходство «стадного инстинкта» человека и животных. Природа этого феномена одна и та же. В основе лежат механизмы слепого подчинения утвержденным и регламентированным образцам поведения. Отсутствует критическое осмысление происходящего, снижен самоконтроль, наблюдается выраженное стремление подчиниться лидеру и следовать за ним. В случае с животными подобное поведение объясняется самой их природой, объективной невозможностью самосознания и отсутствием рационального мышления. Поведение человека часто приобретает черты «стадности» в силу, так сказать, сознательного выбора: в разных ситуациях людям «удобно» быть в массе, не выделяться, так можно избежать многих проблем. Человек как бы подсознательно выбирает стратегию поведения, которая облегчает жизнь, делает ее пусть не столь яркой и интересной как иногда хотелось бы, но зато размеренной и безопасной. В этом, возможно, и есть причины стадного поведения человека.

В ходе работы над темой исследования мной был проведен социологический опрос. Были опрошены 50 человек, половину из которых составили люди среднего и старшего возраста( это была одна группа респондентов), вторую составили студенты групп МИС-131 нашего института (вторая группа респондентов). Деление на две возрастные группы было обусловлено моим предположением, что ответы людей разных возрастов должны отличаться.

Были заданы различные вопросы, целью которых было выяснить степень зависимости индивида от влияния окружения, от стереотипов поведения и мышления. Мы считаем, что чем выше степень такого влияния, тем более подвержен индивид «стадному»

поведению, тем более он социозависим.

1) «Часто ли Вы поступаете так, как считаете нужным». Большинство респондентов заявили о своей самостоятельности и активности в ходе принятия и реализации важных жизненных решений». (62%-да, я всегда воплощаю свое решение в жизнь; 38%редко).

2) «Принимая решение, советуетесь ли Вы с кем-либо?». Большинство опрошенных не готовы к самостоятельному принятию решений, им требуется авторитетное мнение, резонные доводы, аргументы и убеждения кого-то со стороны. Значит, о самостоятельности, решительности и ответственности личности говорить преждевременно?

(Первая группа респондентов: 40%- иногда я спрашиваю совета у друзей; 40%- стараюсь не советоваться ни с кем, нужно полагаться только на себя; 10%- да, я всегда советуюсь с родителями по любому; 10%- я считаю, что мой жизненный опыт мал, поэтому лушче спросить совета, чем совершить ошибку. Вторая группа респондентов: 57%-иногда я спрашиваю совета у друзей ; 14,5%-да, я всегда советуюсь с родителями по любому вопрос;9,5%-я готов спросить совета даже у малознакомого человека, если считаю, что он может дать хороший совет; 9,5%-я считаю, что мой жизненный опыт мал, поэтому лучше спросить совета, чем совершить ошибку; 9,5%- стараюсь не советоваться ни с кем, нужно полагаться только на себя).

3) «Готовы ли вы изменить свое решение, если кто-то скажет, что оно неверно?». Выяснилось, что люди старшего возраста, принимая решения, больше учитывают реакцию близкого человека, не желают причинить ему неудобство, тогда как студенты ориентируются на авторитет человека и только потом думают от реакции близких людей.( Первая группа респондентов: 60%-да, чтобы в лишний раз не расстраивать своим упрямством близкого мне человека; 30%-только в том случае, если этот человек очень авторитетен в моих глазах; 10%- я всегда так делаю, большинство людей опытнее и умнее меня.

Вторая группа респондентов : 52%- только в том случае, если этот человек очень авторитетен в моих глазах; 43%-да, чтобы в лишний раз не расстраивать своим упрямством близкого мне человека; 5%-я всегда так делаю большинство людей опытнее и умнее меня).

4) «Часто ли вы делаете что-либо потому, что так поступают большинство?».

Ответы разделились почти поровну от полной конформности к резкому неприятию общественных стереотипов и моделей поведения. И все же половина взрослых и более половины студентов не склонны доверяться общественному мнению и нормам поведения в принятии решений. Люди хотят мыслить и решать самостоятельно. (Первая группа респондентов : 30%-как правило, я следую за большинством, так как оно не ошибается; 30%никогда, индивидуальность и дорожу собственным мнением, даже если оно неверно;

20%-редко, но бывают моменты, когда не хочется выделяться среди остальных; 20%только в тех случаях, когда сам не могу определиться, что мне нужно. Вторая группа респондентов : 43%-редко, но бывают моменты, когда не хочется выделяться среди остальных; 39%- только в тех случаях, когда сам не могу определиться, что мне нужно; 14%никогда, я- индивидуальность и дорожу собственным мнением, даже если оно неверно;

5%- всегда, я считаю, что идти против большинства опасно и глупо).

«Купите ли Вы модный предмет одежды в пик его популярности?». Я выяснила, что большинство взрослых и подростков воспринимают модную вещь с позиций удобства, практичности и приобретут ее, если только она им подойдет. Варианты ответов «да, за любые деньги, ведь это же модно» и «да, только для того, чтобы не выделяться из общей массы» среди взрослых и студентов не выбрал никто, что говорит о достаточно развитом самосознании стремлении сохранить индивидуальность. ( Первая группа респондентов: 80%-только, если эта вещь мне идет; 10%- я не обращаю внимания на моду;

10%- я нарочно не куплю эту вещь, чтобы не быть, как все. Вторая группа респондентов : 62%- только если эта вещь мне «идет»; 29%- я не обращаю внимания на моду; 9%- я нарочно не куплю эту вещь, чтобы не быть, как все).

6) Реклама- мощный манипулятор общественного сознания. Готов ли человек противостоять этому могучему психологическому натиску?(80% взрослых и 76% студентов заявили, что они не обращают внимания, и она не влияет на их выбор). Можно утверждать, что современный человек выработал некий «иммунитет» против навязчивого влияния рекламы. Мы более стойкие, чем люди 1990-х годов и не верим рекламе. Подсознательно реклама воспринимается,как попытка повлиять на наш выбор, манипулировать нами.

Но моде, рекламе противостоять все же легче. Как быть, когда противостоять приходится другому человеку? Признанному лидеру, тому, от кого зависит наше благополучие, душевное состояние, кто имеет реальные рычаги воздействия?

7) «Готовы ли вы сделать замечание, указать на ошибку своему начальнику, если видите, что он не прав?». В целом, 80% взрослых и 75% студентов уверены, что истина стоит того, чтобы ей следовать, невзирая на чины и звания. (Первая группа респондентов : 60%- ну, если только очень тактично и необидно; 20%- да, истина превыше всего, ошибиться может каждый; 20%- нет, он - мой начальник, субординацию нарушать нельзя. Вторая группа респондентов : 43%- да, истина превыше всего, ошибиться может каждый; 33%- ну, если только очень тактично и необидно; 14% -нет, он мой начальник, а субординацию нарушать нельзя; 5% - нет, я не проработаю и дня после этого; 5% -нет, я очень уважаю своего начальник и считаю, что он не ошибается никогда). Мы выяснили, что у большинства опрошенных чинопочитания и бездумного преклонения перед начальством нет.

8) «Что же тогда заставляет людей быть такими как все?» (60% взрослых убеждены, что многие люди в силу собственной ограниченности не могут проявить свою индивидуальность; 30% убеждены, что многие из нас просто не желают выделяться из массы, потому что так спокойнее, так меньше проблем; 10%- считают, что виновен страх стать объектом для насмешек. Для учащихся важнее не стать объектом насмешек со стороны сверстников. Групповое мнение - эталон. Нельзя выделяться, это опасно. 57%- стать объектом для насмешек; 19% студентов считают, что «быть такими как все» человек не стремится, но это происходит на уровне подсознания, то есть «стадный инстинкт» в действии ; 14%- отсутствие собственного мнения по большинству жизненных позиций; 5%лень сопротивляться «общему течению»; 5%- так удобнее и спокойнее).

Так можно утверждать, что для большинства людей общество - это большая и важная часть жизни. Все понимают значимость следования сложившимся нормам и образцам поведения. В то же время, как я выяснила, еще большую ценность для человека имеют собственные жизненные принципы, установки, собственная уникальность. При этом возрастной фактор не играет роли. Осознание личности как самоценности характерно как для людей старшего поколения, так и для молодежи. Наличие «стадного инстинкта» признается большинством респондентом, указывается его важная роль в жизни, но при этом она не переоценивается. Люди осознают ответственность за свои поступки и слова. «Стадный инстинкт» не определяет жизнь человека. Каждый сам выбирает линию поведения, вырабатывает манеру общения, формирует личностные качества интересы, создает свои микромир и себя в нем.

Литература

1. Дюркгейм Э. Элементы социологии. -РнД:. Легион,1991.- 113 с.

2. Зимбардо Ф., Ляйппе М. Социальное влияние. - СПб.: Питер, 2001. - 448 с.

3. Лебон Г. Психология народов и масс.- М.: Социум, 2012. - 378 с.

4. Тард Г. Социальная логика. СПб.: ИНАПРЕСС, 1991.- 558 с.

5. Фрейд З. Психология масс и анализ человеческого Я. – М.: Аст-Астрель, 2011. – 192 с.

6. Юнг К.Г. Психология бессознательного. - М.: Канон, 1994. - 317 с.

7. [ Электронный ресурс] http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Sociolog/Osipov/03.php (Дата ознакомления: 5.04.2014)

СЕКЦИЯ ФИЛОСОФИЯ

–  –  –

Несмотря на альтернативное видение сущности проблем изменяющегося российского общества и бурные научные дискуссии о путях его развития, за пределами внимания исследователей так и остался сам феномен реформаторства «по-российски». Изначально, как отметил Ю.Н. Власов, они соединились в двух проекциях проблемы реформаторства – «реформирование по-российски и реформаторство как феномен мировой культуры» [1, с.

5]. Хотя, именно реформаторство как особый вид социально преобразовательной деятельности человека, наделенного властными полномочиями осуществлять реформы, именно возможность его осуществления вызвали столь противоречивые процессы в российском обществе на рубеже конца ХХ-начала ХХIвв., ставшие предметом острых дискуссий отечественных ученых.

В истории социальных изменений России можно выделить три крупных реформационных сдвига, качественно изменивших российское общество и государство. Первый связан с эпохой крещения на Руси и развитием государственности, второй – с реформами

Петра I, а третий – с реформами 60-70-х годов ХIХ в. Характерными чертами реформационных сдвигов в истории России можно назвать:

– мощный фактор традиционализма, являющийся существенно значимой составляющей культурного развития и формирования самосознания славяно-русского общества. Изучение источников, дающих объективное представление о разнообразии и неоднородности традиций культуры в начальный период формирования русского самосознания, показывает то обстоятельство, что само христианство было неоднородным и объединяло собой различные направления. Традиционализм давал мощный внутренний стимул развитию общественной жизни и во многом определял ее неповторимое национальное своеобразие, при всем значении той реформационной перемены, вследствие которой качественные изменения древнерусской культуры, ее сущностные основы и внешний облик определялись преимущественно христианством. Благодаря традиционализму, мыслителям Древней Руси был свойственен оптимизм, а в творчестве писателей утвердилась яркая образность, тонкий психологизм и в обязательном порядке живая связь с действительностью. Традиционализм открыл пути к взаимодействию различных культур [2, с. 144].

Крещение Руси как первый реформационный сдвиг традиционного восточнославянского общества породило не только обогащенное новыми высокими идеями развитие традиционализма, но и положило начало формированию самосознания древнерусского народа, предопределив его последующее духовное возрождение в борьбе с татаромонголами и создание в XV в. централизованного русского государства на интерпретации идеи «Москва - третий Рим». Эта идея была своеобразной точкой роста национального самосознания, поскольку точно отражала политические реалии того времени.;

– во все реформационные эпохи в России определяющую роль успешного осуществления процесса реформ играла личность реформатора. Властный и пекущийся о пользе отечества Петр I сделал немало полезного, несмотря на издержки его правления.

«Отец Отечества, Петр Великий, Император Всероссийский» - такой титул был присвоен Петру I на заседании Сената 22 октября 1721 года. Данный титул как бы знаменовал итог многолетних усилий Петра, направленных на превращение России в одну из ведущих европейских держав, говорящую на равных с крупнейшими государствами. Россия прочно закрепилась на Балтийском море, создала сильный флот и одну из мощнейших в мире армий, полностью обеспечивая их за счет внутренних ресурсов. Страна превратилась в крупнейшего европейского экспортера, обретя экономическую самостоятельность. Новая российская столица - Санкт-Петербург, выросшая по воле Петра среди болот на отвоеванных у противника балтийских землях, стала не только «окном в Европу», но и мировым центром наук и искусств, являя собой шедевр градостроительства. Формирование новой армии и связанный с данным процессом, бурный рост мануфактур, покровительственное отношение к отечественному предпринимателю, светский и прагматический характер реформ в области государственного устройства, просвещения, культуры, местного управления, налогового обложения и многих более мелких сфер общественного жизнеустройства показали свою жизнеспособность и на столетия правления династии Романовых определили развитие России как великой державы.

С другой стороны, такие слабые личности, как Николай II, в переломную эпоху, требующую твердого управления страной, оказываются недееспособными, чем вводят общество в еще более тяжкое состояние, влекущее за собой разрушение устоявшихся общественных структур. Деятельность отдельных ярких политиков без поддержки верховной власти являлась многообешающей, но неудачной на практике, например, успешно начатые реформы П.А. Столыпина, благодаря которым Россия имела шанс быстро продвинуться в своем экономическом и социальном развитии, не получили должной поддержки императора;

– эпоха реформ в России носит драматичный, нередко трагедийный характер. Н. Бердяев писал в 1918 году: «Мы расплачиваемся за долгий период равнодушия к идеям... Но идеи русской общественности, призванной перестроить русскую жизнь и обновить власть, охладели и выветрились раньше, чем наступил час для их осуществления в жизни» [3, С.89]. Трагичны судьбы не только правителей-реформаторов, государственных деятелей, проводящих нововведения в жизнь, но также сторонников и противников реформ в России. Вспомним имена Аввакума, Никона, Александра II, декабристов, Николая II, вышеупомянутого Столыпина, Сперанского и многих других. Реформам, имевшим место в период правления Романовых, можно посвятить не одно исследование - настолько обширен и интересен материал. Мы лишь отметим, что были как удачные примеры таковых (реформы Петра I, Екатерины II, университетская и правовая реформы Александра П), так и неудачные (нововведения в военной области Павла I, попытка либеральных реформ Александра I и прочие многочисленные факты).

На примере определенных тенденций в общественном мнении можно проследить, каким же образом нововведения воспринимались их явными адептами, противниками и народом. Если говорить о явных сторонниках и противниках «петровской вестернизации», то к первым среди современников реформ, прежде всего, следует отнести Феофана Прокоповича (1681-1736), а ко вторым - Стефана Яворского (1658-1722). Прогрессизм, безусловная поддержка и идеологическое обеспечение любых начинаний Петра I, известная жестокость по отношению к инакомыслящим, позволили Прокоповичу стать идеологом утверждавшейся империи, руководителем церковной реформы. В «Правде воли монаршей» им обоснована теория просвещенного абсолютизма, наряду с наполнением отечественной культурной среды идеями М. Вольфа, Т. Гоббса, Г. Гроция и других философов, популярных в XVIII веке в Европе [4, С.497]. Лидер оппозиции петровским реформам, Стефан Яворский (1658-1722) был главным противником Прокоповича. В фундаментальном антипротестантском труде «Камень веры», запрещенном в России и изданном иезуитами в Европе на латинском языке, обосновывается незыблемость христианской веры, протест против секуляризации общества и подчинения церкви государственному аппарату.

Но кроме явных сторонников и противников реформ в петровской России было немало людей, которых принято называть «умеренными сторонниками» реформ, их судьба, несмотря на «умеренность» оценок происходящего, была так же в чем-то трагична, как и судьба реформируемой страны.

Примером тому может служить жизнь представителя ремесленно-торгового сословия И.Т. Посошкова (1652-1726), или биография одного из основателей профессионального философского образования в России Феофилакта Лопатинского (1680-1741). Для процветания России Посошков предлагал освободить крестьян, выделив их в полноправное сословие и позволив, владея собственностью, под монаршим покровительством содействовать всеобщему благу. Однако за допущенные в своем труде антидворянские высказывания, он был заключен в каземат Петропавловской крепости, где и скончался.;

– третий реформационный сдвиг в России, связанный с реформами 1861-1874 гг., отмечен активными попытками завоевания власти слоями, владеющими производственными силами, когда впервые прозвучали требования перехода «гражданской инициативы» от верховной власти к низам, и это была попытка автономизации реформационных стратегий от политики как производства власти. С течением времени, это могло привести к естественному процессу выражения социокультурных, политических и экономических инициатив регионов России, способствующих процветанию. Однако реформаторские традиции были вытеснены левыми радикалами, несущими с собой революционную стратегию в начале ХХ века. Основные концептуальные идеи переустройства общества развивались по нескольким основным направлениям: славянофильство, западничество, утопический социализм, русский либерализм, государственная школа, консерватизм и др.;

– любой радикальный период реформирования болезненен, поэтому для смягчения социальной напряженности следует ставить вопрос о духовных ориентирах политики реформирования, выбор которых предопределяет эффективность и легитимность проводимого политического курса и закладывает характер отношений между государством и общественно-политическими силами;

– всегда достаточно сложным виделся вопрос освещения представлений о наиболее оптимальном пути развития российского общества в современной политологической и социально-философской мысли по причинам давления собственных политических интересов. Авторы многих произведений, публицисты, в состоянии обозначить проблему, но не в силах дать ей объективную научную оценку.

Первой из них является большое давление собственных политических интересов на данную научную область. По этой причине авторы многих произведений, претендующие на научное освещение насущных проблем, являются в лучшем случае публицистами, которые в состоянии обозначить проблему, но не в силах дать ей объективную научную оценку. Поэтому, затрагивая освещение происходящих реформ современной политологией и политической культурологией, мы ограничимся упоминанием идей, основанных на принципах цивилизационного подхода, которые противостоят концепциям «конца истории» Ф. Фукуямы и «борьбы цивилизаций» С. Хантингтона, рисующих довольно мрачную картину недалекого грядущего. Таковы идеи, дающие научно обоснованную картину исторического будущего России как самобытной культурной полиэтнической целостности среди многообразных культур и сообществ. В качестве примера анализа подобных идей можно привести работу А. С. Панарина «Реванш истории»[5], восполняющую отсутствие современных фундаментальных разработок по вопросу стратегии цивилизационного развития России.

Стремление к целостному философско-культурному осмыслению мирового исторического процесса ощущается в отечественной науке со времен В.Н. Татищева, М.В. Ломоносова, Н.М. Карамзина, чьи идеи развил и приумножил Тимофей Грановский.

Стремление к целостному философско-культурному осмыслению мирового исторического процесса ощущается в отечественной науке со времен В.Н. Татищева, М.В. Ломоносова, Н.М. Карамзина, чьи идеи развил и приумножил Т.Н. Грановский, первым в российской исторической науке введя четкое разграничение понятий «всемирной истории», «всеобщей истории» и «философии истории» [6, С.44].

Он так же вводит в историко-культурную терминологию понятие «органической жизни», которое предусматривает ориентацию на факты, учет культурноантропологических, географических, политико-экономических факторов и статистических данных, философски осмысленных в связи с исторической жизнью народа.

История, понятая как развитие органической жизни, есть то средоточие, из которого исходят все остальные ее явления и силы.

Отдавая должное влиянию естественных факторов, решающую роль в развитии культурно-исторического процесса Т.Н. Грановский отводит господствующим идеям, среди которых основной силой наделен народный дух [6, 58], стремящийся к общим целям в истории.

Современный период реформ 1989-2014 гг. можно назвать четвертым периодом, в котором выделяются свои характерные подпериоды, отмеченные ключевыми событиями распада СССР в 1991 г., августовским путчем ГКЧП в 1993 г., передачей полномочий президента России В.В. Путину Б.Н. Ельциным в декабре 1999 г.

Особенностями современного периода являются одновременное осуществление крупных экономических, политических, правовых и социальных реформ в условиях перехода общества от плановой экономики к рыночным отношениям и от тоталитарного режима к демократическим институтам в ситуации борьбы сформировавшихся общественно-политических сил за власть и контроль над государством.

Оценка его особенностей и сущностных характеристик сегодня неоднозначна и требует глубокого исследования.

На наш взгляд [7 ], основными социально-политическими тенденциями реформ в истории России выделяются: во-первых, перманентный прессинг власти по отношению к обществу, порождающий противодействие оппозиционных сил, которые, придя к власти, неминуемо дублируют эти же модели политического действия; во-вторых, историческая неготовность ведущих социальных и политических сил к осуществлению коренных преобразований на основах цивилизованных демократических процедур и консенсуса; втретьих, ситуация конфликта и раскола среди интеллигенции и оппозиции, которые всегда обеспечивали победу властной элите; в-четвертых, примитивность социальной стратификации и неравномерность развития социальных слоев как основы представительных институтов общества; в-четвертых, сплоченность общества и одобрение реформационной стратегии под давлением внешней угрозы, противостояния с ведущими игроками мировой политики.

Можно утверждать о существовании характерных национальных особенностей реформирования в России.

Неудачи реформирования чаще всего заключались в детализации стадий реализации реформы, в скачках с решения одной проблемы к другой, в авторитарном подходе главы государства и недоверии специалистам в той области, в которой осуществлялись реформы. Современный процесс реформирования в истории российского общества является «ответом» на вызов социально-экономического развития современных постиндустриальных держав.

Литература:

1. Власов Ю.Н. Феномен реформаторства в истории России. /Ю.Н.Власов – Москва: Издательский отдел ГАСК, 1998.

2. Муравьев А.В., Сахаров А.М. Очерки истории русской культуры IХ-ХIIIвв./ А.В. Муравьев, А.М. Сахаров.- Москва: Логос, 1984.

3. Бердяев Н.А. Судьба России. -Москва: Наука, 1990.

4. Громов М.Н. Сторонники и противники петровской вестернизации // История философии. Запад-Россия-Восток. Книга вторая. / М.Н. Громов. –Москва: Эйдос., 1996.

5. Панарин А.С. Реванш истории: Российская стратегическая инициатива в XXI веке. – Москва: Русский мир, 2005, 432с.

6. Грановский Т.Н. Лекции по истории средневековья./ Т.Н. Грановский. – Москва: Наука, 1986.

7. Грицкевич Т.И.. Реформационный процесс: анализ взаимодействия субъекта-объекта реформирования (научная монография)- Томск: Изд-во Томского государственного педагогического университета, 2010. 368с.

УДК 316.16:141.7 Жукова О.И., Жуков В.Д.

АМБИВАЛЕНТНЫЙ ОБРАЗ НАУКИ В МЫШЛЕНИИ СОВРМЕННОГО ЧЕЛОВЕКА

ФГБОУ ВПО «Кемеровский государственный университет»

Восприятие социального бытия, в котором находится человек и то, каким образом оно отражается в его мышлении, содержит в себе глубинное противоречие. Особенно наглядно подобная раздвоенность сознания проявляется в аксиологических основаниях видения социореальности, когда индивиду оказывается крайне сложно дать оценку многим явлениям в обществе, в силу отсутствия устойчивости и непротиворечивости в самом социальном бытии. Подобная раздвоенность сознания, крайности суждений касаются самых разных феноменов социальности, в том числе и отношения человека к науке и той роли, которую она играет в обществе. В рамках данной работы мы и остановимся на этой интересующей нас проблеме, а именно: рассмотрим, какой образ науки присутствует в сознании современного человека и каковы причины именно подобного восприятия.

Анализируя сложившийся образ науки в мышлении современного человека, следует обратить внимание на его ярко выраженный амбивалентный характер.

С одной стороны, наука и ее познавательный статус продолжает сохранять свои незыблемые и господствующие позиции над современным мышлением. Принесенные наукой плоды, реализовавшиеся на практике в форме технического прогресса в самых разных сферах социокультурной реальности, показали всю значимость и абсолютную необходимость научного знания. Современное миро – сообщество невозможно представить существующим вне научных достижений. Мир, который окружает человека, представляет собой искусственно смоделированное пространство, в котором любой имеющийся объект (как ни парадоксально, включая самого человека, его психосоматическое состояние) демонстрирует серьезную зависимость от развития наук, связывая и в дальнейшем существование человеческого общества с новыми научно – техническими достижениями. Благодаря наукам техническое мышление и технические понятия самым естественным образом присутствуют в обыденной практике индивида, определяя его жизненный уклад и процесс самоидентификации в современном обществе. Поэтому, каким бы образом не определялась современная цивилизации, в качестве главенствующего критерия берется именно научно – технический фактор, показывающий состояние общественного и культурного развития.

Подобная ситуация непререкаемой веры в науку и в научно – технический прогресс была достаточна типична для индустриального общества вплоть до середины ХХ века, правда в тенденции убывающей стабильности.

С другой стороны, уже к середине ХХ столетия, когда ощутимые свидетельства научной значимости достигают своего наивысшего пика развития, начинаются прямо противоположные процессы по пересмотру прежней безоговорочной веры в науку и ее достижений.

Во многом подобный критический пересмотр был инициирован изнутри самого научного знания, в котором происходит распространение методической силы сомнения на свои собственные основы и практические последствия. Критика изнутри науки параметров, методов, природы научного знания, как известно, получила свое озвучивание в концепциях К.Поппера, Н.Хэнсона, М.Поланьи, Т.Куна, И.Лакатоса, С.Тулмина, П.Фейерабенда и многих других философов и ученых. Можно даже говорить о том, что именно критическая настроенность философии науки и спровоцировала переоценку взглядов на научное знание в общественном сознании. Здесь с очевидностью «сработал»

известный гносеологический принцип «знаю – вижу». Получив критическую информацию о внутренних противоречиях научного знания, общественное сознание стало находить подтверждение данного кризиса в практике общественного бытия.

В трансформирующемся обществе человек оказывается в прямой зависимости от научного знания. Он понимает, что без науки его способность объективно осознавать различного рода риски крайне минимизирована, хотя во многом эти риски детерминированы деятельностью самих ученых. Как следствие, деятельность науки воспринимается амбивалентно: с одной стороны, в науке видят реальную опасность, поэтому возникает подозрение, что наука ведет человечество по ложному пути; с другой,– признают все возрастающее влияние науки. Но, как ни парадоксально, это рост не способствует усилению влияния научной рациональности, а скорее приводит к порождению разнообразных мифологем относительно ценностных аспектов научного знания. Одним из таких сложно воспринимаемых для сознания человека феноменов, приводящих к мифологическим конструкциям, является признания следующего объективного противоречия: не несостоятельность, а именно прагматически успешная деятельность наук привела их к тому кризису, в котором они находятся. Можно даже сказать, что успешность и практическая востребованность наук одновременно порождает релятивные установки относительно их значимости. Если вплоть до 60 – г. наука еще могла рассчитывать на неоспоримое, верящее в ее ценности отношение человека, то сегодняшний индивид смотрит на ее усилия и успехи с явным недоверием (что, в том числе, находит свое отражение в сфере искусства – литературе, кинематографе).

Человек привыкает видеть в социальном феномене наук наличие определенных недоговоренностей, приплюсовывать побочные эффекты от научных достижений и готовиться к худшему варианту развития ситуации.

В любом обществе наука выполняет когнитивные и социальные функции, но если когнитивные функции во многом универсальны, то социальные достаточно вариативны и зависят от особенностей общества. Изменения, произошедшие в современном обществе, во многом и отразились на представлениях человека о ценностях науки и ее практическом значение.

В данном контексте, можно выделить два ведущих и определяющих образа науки в сознании человека трансформирующегося общества. Первый образ можно определить как «идеализированный сциентизм», доминировавший в представлениях человека первой половины двадцатого столетия.

Личностное сознание, следующее данной парадигме, видит в науке могущественную по своим возможностям силу, способную к разрешению большинства социальных и индивидуальных проблем. Подобное умонастроение окрашивает научную деятельность в романтический ореол и ожидает от науки воплощение всех надежд человечества. И сегодня, безусловно, есть те, кто продолжает придерживаться подобного взгляда на науку.

Однако такая романтическая идеализация науки сегодня скорее исключение, чем правило.

Наиболее распространенным является второй образ науки, обозначаемый как «прагматический сциентизм», в котором от науки ожидают практических, конкретных результатов и несомненной сиюминутной пользы для индивида. В рамках прагматической оценки науки интеллектуальный труд превратился в сознании современного человека в весьма непопулярный и противоречивый. Здесь во многом важную роль играет ведущий тип человека современного общества, который можно определить как «homo ludens», но не в хейзинговском смысле этого термина.

Современный человек, достигший стадии homo ludens во многом свою жизнь хочет построить вне ответственности и вне всякого напряжения. Отсюда непопулярность научной деятельности, вызванная не только тем, что она не дает хорошего заработка, а тем, что она требует колоссальных личностных, интеллектуальных усилий (в свое время еще Маркс говорил о том, что творческий труд – адски тяжелое дело). А это для современного ведущего типа личности оказывается крайне тяжелым и неблагодарным занятием.

Итак, науку сегодня по– прежнему высоко ценят, ее по-прежнему во многих отношениях чтят. Однако в сознании современной личности она безвозвратно утратила свой прежний высокий образ освободительницы человечества.

Еще Хайдеггер не случайно замечал, что наука не может раскрыть тайны человеческого бытия, коль скоро она не способна понять пределы и смысл своего собственного развития. Наука утратила пафос искания изначальной целостности, универсальности бытия. Духовные корни науки оказались отсеченными. Она во много потеряла свое метафизическое, нравственное измерение. Поэтому и возникает недоверие к современному научному постижению человека, к тем перспективам, которые оно открывает. Совершенно очевидно, что функциональный кризис науки во многом связан с нравственно – этическими параметрами, вне решения которых наука не может вернуть свой подлинно аутентичный образ.

Литература

1.Бек У. Общество риска. На пути к другому модерну. – М.2000. – 384 с.

2.Козловски П. Культура постмодерна: Общественно– культурные последствия технического развития. – М.1997.– 240 с.

3. Юревич А.В., Цапенко И.П. Функциональный кризис науки // Вопросы философии 1998 №1

–  –  –

История возможна и необходима только потому, что человек – non-finito.

Человек – тотально-перманентная незавершённость, никогда не могущая завершить себя… и не желающая смириться с этим. Человек – единственное существо, способное понять свою частичность, недоисполненность, и – попытаться «достроить» себя. Крупицы совершенного в человеке («образ Бога»), вопреки всему, будят его, толкая вдаль и ввысь. Незавершённость – во всём, потому недосказанность – обо всём. Пока человек есть возможность, он – жив… Потому человек – «это будущее человека» (Ф. Понж) «проект бытия для себя» (Ж.-П. Сартр).

Что такое история? – Попытка завершить эволюцию.

Что такое культура? – Попытка «достроить» природу.

Что такое философия, литература, искусство? – Попытка досказать человеком самого себя.

Что такое эксперимент и наука? – Попытка довыразить вселенную.

Что такое богословие и религия? – Попытка домолвить Бога.

Наука стремится достроить картину мира, философия – картину мироздания;

этика, религия – взывают человека достроить самого себя.

История, практика, наука и философия всё смелее превращаются из стремящегося к завершённости мысле-действия в стремящееся к незавершённости искусство (с его эфемерностью, многомерностью, невыразимостью, уникальностью, недоговорённостью). Искусство – более настоящая философия, чем «философия». «В мышцах микеланджеловского «Раба» – больше философии, чем в философских трактатах» (И. Тэн).

«Мыслить можно только образами. Если хочешь быть философом, пиши романы» (А.

Камю).

Идея конкретности, относительности, частичности, субъективности, незавершённости Истины, с покорением всё новых и новых Монбланов знаний, становится всё актуальнее. Принцип non-finito, ставший ключевым ещё в древней культуре Востока, охватывает все способы и области познания и развития мира. Чем больше я знаю, чем сильнее фокусировка, глубина в постижении какой-то проблемы, тем более размытости, неопределённости (леонардовское сфумато) вокруг. Чем больше я – профессор, тем более – рассеянный. Мудрец не знает больше, чем глупец (потому что знает больше), поэтому считает себя глупцом. Глупец не знает меньше, чем мудрец (потому что знает меньше), поэтому считает себя мудрецом. «Ловушка познания»: знание растёт в арифметической прогрессии, а обнажаемое им непознанное – в геометрической.

Расплатой за «золотые крупицы» познания – всё шире открывающаяся под ногами бездна непознанного.

Мы живём в недопроявленном мире, недостроенном не только человеком, но природой, Космосом…Богом. Мировая история – выражение (и интенция преодоления) незавершённости мира, человечества, моей незавершённости. Если человек – это «недоношенное животное» (Ф. Ницше), то история – это «недоношенная природа», «недоношенная жизнь», «недоношенный век». Через настоящее хочет выразить себя недородившееся, невыкричавшееся прошлое, через меня пытается выразить себя (меня) недожитая жизнь. Во мне страдает, рвётся наружу миронедоговорённость. Потому и нужна «моя»-всеобщая история, чтобы выродить-выпестовать-взлелеять, наконец-то, себя из себя (из меня)… Чем больше человек себя осуществляет, тем больше открывается в нём неосуществлённого («чем больше знаю, тем больше не знаю», «чем больше живу, тем меньше понимаю»). А потому, потенциального – всё больше, актуального – всё меньше. История меня-мира – это нарастание «снежного кома» нереализованных возможностей. В каждый момент времени возможность превосходит действительность, и вот, мы живём мире, в котором осталась только возможность, возможность возможности. Наша жизнь – это переход от одной возможности (недодействительности) – к другой... Мировая история – это (не имеющий ни конца, ни начала) мой путь ко мне… «Такое ощущение, – писал Н. А. Бердяев, – что Россия вечно беременна, и никак не может разродиться». Не только Россия, но и всё человечество – непрерывно беременно, вся многотысячелетняя история мира – это затянувшиеся роды. История рождает человека, чтобы человек родил историю. Человек рождает не рождаясь… Человек всегда в междумирии: материального и духовного, биологического и социального, прошлого и будущего, несовершенного и совершенного, желаемого и действительного, «звериного и ангельского». Он – всегда «середина между Всё и Ничто» (Б. Паскаль). Человек – всегда между недоношенностью и переношенностью, между предчеловеком и постчеловеком, между нелюдем и Богом. Главное достоинство человека, по Ф. Ницше, – возможность быть «переходом», «мостом», «канатом над пропастью», быть становлением возможности в действительность. Если история – это «вечное возвращение» (Ф. Ницше), то человек – вечное становление, становление становления, вечный процесс, и никогда – законченный результат… Человек навсегда – историчен.

Любая цель, поставленная человеком в конец исторического процесса, оказывается не финальной, а промежуточной. Цель растворяется в процессе, «проглатывается» им, иногда не оставляя после себя и следа. «Движение – всё, конечная цель – ничто» (Э. Бернштейн). Обнаружить сущность человека невозможно, она «растеклась» по существованию. Есть только существование без сущности.

Смысл истории – очищение человека (меня) до состояния «ядра». «Всё, что имею, – говорил древнегреческий философ Биант, – ношу с собой» (лучше: в себе)… Я – то, что от меня нельзя отделить, без потери меня. Смысл истории: понять, что это – не «моё», и это – не «моё», и это… То есть, сквозь множество «матрёшек», скорлупок добраться, всё ж таки, до того, что из «меня» невозможно изъять. Но так как самое важное в человеке – образ Божий, то сказать «Вот он я» – то же самое, что сказать «Вот Он, Бог во мне». Всё более углублённое познание себя, рано или поздно, приводит к открытию в себе Бога. Самопостижение – это Богообнаружение.

Бытийствующая в человеке целостность – скомкана-сжата в «зерно-зеро», не прорастая сквозь всего него. В человеке есть целостность, но эта целостность… частична. «Отчасти, целостными» были «титаны» Ренессанса, энциклопедисты Просвещения. Тогда ещё казалось, что можно знать, уметь и осуществить всё… Перестав быть равным миру, человек перестаёт быть равным и самому себе. Потеря связи с Богом равнозначна потере связи с бесконечностью в себе и мире (а в ней – сущность). История-я, едва начавшись, превращается в историю не-я.

Чем больше «умирает» Бог, тем больше умирает человек, тем меньше становится человек. «Смерть» Бога – это смерть сверхчеловеческого в человеке. А что такое человек без сверхчеловеческого – лишь чревопаховечество… Невиданный доселе распускающийся бутон человека-микрокосма, богочеловека, словно соскользнув с американских горок, сколапсировался в сверхмалость-наность, явив миру небывалого доныне наночеловека… История мира – это «моя» история. «Прогресс – это длинный крутой подъем, который ведет ко мне» (Ж.-П. Сартр). Мировая история – это искание человеком себя в себе и мире. Для самоотыскания необходимо отличить себя от иного внутри и снаружи. Первобытный человек соразмеряет себя, прежде всего, со зверем (чаще всего, в наскальных росписях изображался именно он).

Первый вывод (актуальный навсегда):

я – зверь и не зверь одновременно. Формируется представление о человеке как зверочеловеке, человекозвере, человеко-не-звере.

Позже, сравнение с природой, расширяясь до бесконечности, выходит за рамки Земли. Человек начинает соотносить себя с ближним космосом («микрокосммакрокосм» древних греков), вселенной в целом («океанические» мифологии, религии и философии). На новом уровне повторяется вывод: человек подобен вселенной (состоит из тех же стихий, хаоса и порядка, вражды и любви, схожих пропорций и бесконечностей) и... бесподобен (неся в себе уникальные душевно-телесные композиции). Складывается представление о вселенском человеке и о человеческой вселенной.

Человек античности начинает соотносить себя с богами, их достоинствами (красотой, силой, талантом, волей, стремлением к справедливости) и недостатками (тщеславием, гордыней, своеволием). Кардинальное отличие только одно: боги – бессмертны. Но и здесь греки не собирались уступать, создав бессмертную культуру.

Формируется представление о человекобоге (сверхчеловеке). Античность открывает в человеке божественную красоту тела, средневековье – божественную красоту души. Ренессанс пытается их соединить….

Человек прозревает в себе великие силы, способности и таланты. И это открытие ослепляет его. Он пробует сначала обойтись без Бога, а затем, хмелея от дерзости, пробует занять и Его «свято место». Бунт против Бога достигает апогея в Его «убийстве». Место Бога демонически-торжествующе занимает человекобог («сверхчеловек»).

Таким образом, важнейшие уроки мировой истории - Четыре Великих «Не»:

Я – не мёртвый, Я – не зверь, Я – не вещь, Я – не Бог, Я – не не-Я. Чем более человек считает бога умершим, чем более полагается на себя, чем больше себя превозносит – тем более обнаруживает, что он – не Бог. Осуществляемые человеком самоидентификации-самообнаружения ставят его «на место», заставляя его быть самим собой. Смысл истории – самообнаружение человека, самоопределение, самораскрытие, самоутверждение.

Цель мировой истории – МОЁ (!!!) рождение. Для меня – всё что было до меня – было для меня. За моею (именно, моею) спиною – ВСЯ мировая история. Все её метаморфозы, взлёты и падения, смерти и рождения, прозрения и тупики, доблести и измены, трагедии и комедии – свершились для того, чтобы Я явился на свет. Я – незрелый плод мировой истории, её устремлённый в будущее наконечник.

Все умершие – умерли за меня. Все рождённые – рождаются со мной, мной. Всё человечество в прошлом и будущем – часть меня настоящего, я – почти не различимая крупица его. Я проживаю не только свою жизнь, но и продолжаю жизни всех своих предков. Я отвечаю за свою жизнь пред предками. Спасая себя, я спасаю тех, кто за мной, во мне, предо мной. Губя себя, я… Кто я? Мостик меж будущим и прошлым, на котором предки и потомки, узнав друг друга, обнялись... и чрез миг – расстались… Чтоб встретиться вновь и не расставаться уже никогда.

Чем я – живее, тем мои предки – живее. Чем я – мертвее…тем гробовее мои потомки. Всё во мне пребывающее прошлое – моё настоящее. Мне не столь важно, когда жили Пифагор, Будда, или Конфуций: в YI в. до нашей, или нашей эры. Важно, что они живут сейчас во мне, со мной, являются частью меня (иль я являюсь частью их). Все события мировой истории, все исторические личности, которые маятся во мне, вступают со мной в диалог, влияют на меня, являются мною, моей плотью, моей душой, моим настоящим. Я «собран» из них...

То, что есть во мне, только вообще и есть для меня, есть я. Мне в`едомое = моё вед`омое. ВСЁ, мне ведомое (ведущее меня и ведомое мной) – моё настоящее. Волей-не-волей, мне приходится соотноситься с тем, что я знаю; всё, ведомое мне, меня ведёт-взыскует, требует моей оценки, моего сопричастия.

Направленность, этапы онтогенеза и филогенеза соотносимы, но не тождественны. Проживая заново историю мирочеловечества (от эдемского до послеэдемского бытия, от детства до старости), каждый человек не только выявляет, «повторяет», развёртывает, но и продолжает её, добавляя ту конкретику-уникальность, которой ранее не было. С рождением каждого человека мировая история изменяет своё лицо, моё лицо… Я – часть истории, как и история – часть меня. Зачем я мировой истории? Чтобы выстрадать, переосмыслить, переплавить в тигле своей души, сделать «своей», сделаться «своим», «расплатиться», выправить, свершить, спасти-спастись.

Я нужен истории как её бесценный миг-итог, глядя на который она бы отшатнулась от ужасного в себе и возрадовалась прекрасному. История нужна мне, чтобы открыть себя, и не отчаяться от этого, а воспрять духом, и превзойти себя. История Я-человека должна выявить-испить многолико-истинную историю мычеловечества, осуществить её, исполниться вместе с ней. И тогда история мира будет «моей» историей, а «моя» история – историей мира.

Духовная эволюция мира есть результат коэволюции Души Бога и моей души.

Через мои духовные искания происходит «духовная алхимия» вселенной.

От Истории-мы – к Истории-я, от Истории не-я – к Я-истории. И первобытность, и античность состояли из множества самодостаточных монад (племён, полисов). Человек был тождественен миру, мир был равен человечеству (я-человечество).

С развитием торгово-военных отношений, границы «моего» мира сталкиваются с границами «чужого», расширяются-размываются-сужаются. Чем более раздвигаются горизонты мироздания, тем меньше «я» становлюсь. Я уже не равен полисувселенной, «мой» мир всё более уменьшается, умаляя меня, становясь меньше меня… Из равного миру, человечеству, человек всё более становится равным самому себе. Родовой, общинный, вселенский, полисный человек превращается в человекаединичность-частичность-изолированность-самость. Человек умаляется настолько, что оказывается способным себя увидеть, осмыслить, выразить, превознести.

История-мы превращается в историю-я. Мир как единство (нарастающего) многообразия, постепенно превращается в мир как многообразие без (существенного) единства. Единственность, достаточность и синкретичность превращаются в разномастно-суммативную множественность-я.

От истории-я – к истории-не-я. В средневековье открывается, с одной стороны, бесконечность расстояния между несовершенным человеком и всесовершенным Богом; с другой – образ Бога прозревается во всякой человеческой душе. Средневековье остро почувствовало кричащую разорванность человека между мирской малостьючастичностью и божьей величественностью-совершенством. «Человек – слава и хлам вселенной!» – писал Б. Паскаль. Если в человеке есть частица Бога, то в нём есть Всё;

если в человеке есть пустынь не-Бога, то в человеке есть Ничто. Всё – всегда бесконечно, Ничто – всегда конечно… УДК 140.8+159.923.2 Щенников В.П.

И.Г. ФИХТЕ О САМОСОЗНАНИИ

ФГБОУ ВПО «Кемеровский государственный университет»

Как известно, немецкий классический идеализм был теоретическим выражением идеалов и целей французской буржуазной революции. Слабость немецкой буржуазии, ее неспособность к решительным действиям с целью достижения своих интересов породила мощный интеллектуальный взрыв, что было особенно характерно для философии. Кант, Фихте, Шеллинг, Гегель в форме философских теорий поставили и пытались решить те проблемы, за решение которых французская буржуазия взялась с оружием в руках. Идея свободы, за достижение которой самым решительным образом боролась французская буржуазия, нашла в немецкой классической философии свое выражение в категории «свобода», которую не обошел ни один представитель немецкой философской классики. В этом отношении у Фихте нет равных, ибо никто не уделил этой категории столько внимания и места в своем творчестве. Однако эта категория оказывается наполненной у Фихте идеалистическим содержанием, ибо: «Находясь во власти идеалистических заблуждений, он полагал, будто не революционные народы массы изменят данные отношения, а его философия.

В одном из писем 1795 г. он утверждал, что если французская нация с помощью революции освободила человека от внешних оков, то его философия освобождает от оков вещи в себе, то есть человек отныне больше не подчинен никаким общественным необходимостям. Человеку лишь остается признать философию Фихте и положить ее в основу своих действий». Свобода оказывается явлением, зависимым от самосознания субъекта.

Идеализм Фихте имеет и определенные теоретические исходные посылки. И одна из главных посылок такого рода – отождествление субъекта с его осознанием, с необходимостью привело к идеалистическому выводу в плане решения основного вопроса философии. По этому поводу К.Н.Любутин пишет: «по сути дела Фихте подменяет основной вопрос философии, вопрос об отношении сознания к матери, вопросом об отношении субъекта к объекту. Он отождествляет объект с природой, и субъект – с осознание. Понятый таким образом субъект объявляется первичным по отношению к объекту, т.е. миру вообще». Сознание, будучи внешне первичным в философии Фихте, подвергается им структурному анализу. Однако идеалистические исходные посылки остаются доминирующими при анализе сознания, исследование возникновения и функционирования сознания ведется исходя из самого сознания.

Трансцендентальный метод Канта Фихте преодолеть не удалось. Уже в исходной посылке «Я есть Я»сущность сознания сводится к самосознанию. В Вандек во вступительной статье к работе Фихте «О назначении ученого» так оценивает исходный пункт его философии: «От Канта он воспринял то, что надо начать с себя, раскрыть сущность и природу своего разума, начать с самосознания, с исследования способности человеческой души и необходимых форм ее познания». В дальнейшем исходный пункт анализа сознания превращается в основной, сознание оказывается способным выполнять свои функции будучи самосознанием. Философия Фихте дает не знания о действительности, а знание о знании действительности.

Самопознания «Я» превращается у Фихте в источник развития субъекта, осуществляемого посредством «дела - действия» / Tat – handlung /, где активность «Я» достигается посредством самоограничения через внешнее «не - Я». По Фихте самопознание «Я»

невозможно без «не - Я». Взаимодействия с «не - Я». «Я» обогащает свое содержание: «Я»

никогда не осознает себя и не может осознать иначе, как в своих эмпирических определения, и что эти эмпирические определения непременно предполагает нечто вне «Я».

В качестве внешнего «не - Я» могут выступать как объекты природы, так и другие субъекты, с которыми данный субъект взаимодействует. «Описанное воздействие, пишет Фихте, - было необходимым условием всякого самосознания; если оно совершится, то налицо и самопознание… Поскольку описанное воздействие есть нечто ощущаемое, оно есть некоторое ограничение «Я» и субъект должен полагать его как таковое; нет ограничения без чего–то ограничивающего. Поэтому субъект должен поскольку он положил ограничение, полагать также нечто вне себя как основание определения этого ограничения…». Однако результатом активности «Я» является не творчески-преобразовательная деятельность по изменению окружающего мира, а лишь изменения в самосознании «Я».

Внешний мир, во взаимодействие с которым вступает самосознание, оказывается не более как фактором, посредством которого проявляются и становятся доступным ему самому его же собственного качества: «Итак, довольно утверждений о влияниях и воздействиях внешних вещей на меня, посредством которых они будто бы дают мне знание о себе - знание, которого нет в них самих, и которое не может исходить от них.

Основание, в котором я принимаю что–нибудь вне меня, лежит не вне меня, в во мне самом…» Эта фраза наглядно иллюстрирует нам, что начав анализ сознания с отождествлениям его с самосознанием, отожествив субъект и самосознание. Фихте с неизбежностью приходит к субъективизму, превращая функционировании самосознание в бесконечную цепь актов сознании, где в каждом из актов отражается не объективная реальность, а уже отраженное и субъективное.

СЕКЦИЯ ЭКОЛОГИЯ И ВАЛЕОЛОГИЯ

–  –  –

С принятием в 1991 г. федерального закона «Об охране окружающей природной среды» было разрешено создавать региональные Красные книги. В итоге к 1999–2002 гг.

во многих регионах были разработаны собственные Красные книги и стала создаваться соответствующая региональная законодательная база. По мере формирования этой практики возник ряд технических и правовых сложностей, что являлось причиной признания правовой нелигитимности принятых в некоторых регионах Красных книг. К наиболее часто встречающимся ошибкам относились [11]:

• отсутствие видов, включенных в Красную книгу РФ, но обитающих на территории региона;

• включение в региональные списки видов, редкость которых обусловлена естественными, а не антропогенными причинами, что делает любые меры государственной охраны в отношении них заведомо бессмысленными;

• часто нарушалась сама процедура разработки региональной Красной книги, включающая составление списка охраняемых видов, затем, его утверждение уполномоченным органом региональной власти; и, наконец, подготовка и издание собственно Красной книги;.

• часто список видов, включенных в региональную Красную книгу, был больше соответствующего «Перечня редких и исчезающих видов», тем самым Красная книга теряла свое содержание как государственного правового документа.

Нарушение этих процедур привело к тому, что уже изданные Красные книги ряда регионов не имели законодательной силы и не позволяли наладить охрану редких видов.

Даже к 2012 г. у 6 субъектов они не обладают юридической силой (изданы с нарушениями норм), а у 5 – они еще не опубликованы [1, c. 36-37]. В Кемеровской области Красная книга была издана в 2000 г. и полностью соотвествовала федеральным требованиям на момент своего появления.

Для того чтобы упорядочить в регионах все процессы, связанные с ведением Красных книг и их переизданием Минприродой РФ в 2004 г. в соотвествии с требованиями федерального законодательства РФ были разработаны методические указания [7]. Ими определяются основные процедуры ведения Красной книги, порядок занесения, ротации и требования к отбору видов, их учет, мониторинг и охрана, нормативно-правовое, научнометодическое и организационное обеспечение подготовки к изданию Красной книги, её структура и содержание. В связи с этим отклонения от этих норм и требований Минприроды РФ, которые могут возникнуть при переиздании региональных Красных книг, следует считать как ошибки (или нормативно-методические нарушения) второго рода с, пока, ещё не предсказуемыми правовыми последствиями. Эта проблема также осложняется тем, что работы по переизданию Красной книги животных и растений РФ идут с большим запаздыванием, поэтому разработчики региональных книг ориентируются на устаревшее её издания. С середины 2000 г. МСОП разработала также новые подходы к оценке степени редкости вида (иерархическая алфавитно-цифровая система счисления критериев и покритериев) [13, 14], которые уже учтена в проекте Красной книги животных РФ [3], но пока не могут быть использованы в региональной природоохранной практике до её официального утверждения. С учетом этих факторов и того, что постановлением Коллегии администрации Кемеровской области от 06.10.2005 № 98 устанавлена только общая схема описания вида, то при переиздании Красной книге Кемеровской области уполномоченный орган исполнительной власти и научные редакторы должны были обеспечить выполнение требований, изложенных в методических указаний Минприроды РФ в части структуры и содержания региональной Красной книги.

Красная книга субъекта РФ должна включать следующие основные разделы [7].

Раздел 1. Правовые акты, регламентирующие использование и охрану редких и находящихся под угрозой исчезновения объектов животного и растительного мира на территории субъекта Российской Федерации».

Типовой набор документов должен содержать:

– нормативный правовой документ об учреждении Красной книги субъекта Российской Федерации;

– Положение о порядке ведения Красной книги субъекта Российской Федерации в форме утвержденного документа;

– таксы для исчисления размера взыскания за ущерб, причиненный незаконным добыванием или уничтожением объектов животного и растительного мира, занесенных в Красную книгу субъекта Российской Федерации.

Раздел 2. «Перечень объектов животного и растительного мира, занесенных в Красную книгу субъекта Российской Федерации» в форме нормативного акта субъекта Российской Федерации.

Раздел 3. Природоохранный кадастр (свод данных) объектов животного и растительного мира, занесенных в Красную книгу субъекта Российской Федерации.

Его рубрикация и требования к содержанию регламентированы п. 4.3.3.3.

Раздел 4. План мероприятий по организации особой охраны объектов животного и растительного мира, занесенных в Красную книгу субъекта Российской Федерации.

Приложение 1. Аннотированный перечень объектов животного и растительного мира, исчезнувших на территории субъекта Российской Федерации.

Приложение 2. Аннотированный перечень объектов животного и растительного мира, исключенных из Красной книги (в случае её переиздания). Наличие этого списка дает информацию о причинах исключения того или иного таксона.

Приложение 3. Аннотированный перечень объектов животного и растительного мира, подлежащих государственному мониторингу на территории субъекта Российской Федерации (факультативно).

В Кемеровской области правовая основа, регулирующая вопросы в сфере охраны редких и находящихся под угрозой исчезновения объектов животного и растительного мира, стала формироваться с 1998 г. Тогда появилось распоряжение администрации области (действовало 7 лет), а в 2000 г. – областной закон о Красной книге. С 2005 г. законодательная база была дополнена двумя Постановлениями Коллегии областной администрации о порядке ведения региональной Красной книги и о порядке использования видов, занесенных в неё [2, 8, 9, 12]. В 2012 г. после почти двух лет корректив был утвержден новый Список видов животных, растений и грибов, занесенных в Красную книгу Кемеровской области [10].

В 2012 г. после утверждения нового Списка видов, занесенных в Красную книгу Кемеровской области, переизданы два тома Красной книги [4, 5]. В её состав вошло 300 видов растений и грибов, животных. В сравнении с первым изданием, из списка охраняемых видов растений и грибов были исключены 54 вида, а из списка животных – 41 вид.

Среди растений и грибов 25 (15 %) видов имеют статус федеральных краснокнижных, а среди животных таких 42 (31 %) вида. К охраняемым в соседних субъектах РФ таксонам относятся 69 (ок. 42 %) вида растений и грибов и 68 (ок. 50 %) видов животных. К вероятно исчезнувшим (категория 0) видам относятся только пион гибридный (Paeonia hybrida) и рогульник плавающий (Trapa natans).

Однако если проводить анализ на соотвествие структуры и содержания обоих томов переизданной Красной книги Кемервоской области методическим требованиям Минприроды РФ [7], то можно обнаружить ряд серьезных отклонений.

В её структуре отсутствуют обязательные разделы:

– таксы для исчисления размера взыскания за ущерб, причиненный незаконным добыванием или уничтожением объектов животного и растительного мира, занесенных в Красную книгу (этот нормативный документ не существовал и до настоящего времени не разработан);

– план мероприятий по организации особой охраны объектов животного и растительного мира, занесенных в Красную книгу (этот нормативный документ не разработан, в настоящее время существует только проект развития региональной системы ООПТ, который относиться к одному из элементов Плана);

–приложения, содержащие аннотированные списки вероятно исчезнувших и исключенных из Красной книги таксонов (их отсутствие не позволяет сделать вывод об обоснованности проведенной ротации видов, т.е. обоснованности обновления списков видов на треть).

Кроме того, имеется ещё ряд недочетов, касающихся в основном содержания тома о растениях и грибах. Так, в списке таксонов отсутствуют 3 вида, занесенных в федеральную Красную книгу, факт произрастания которых в Кемеровской области указан в текстах очерков [6]: лобария лёгочная (Lobaria pulmonaria, категория 2б), мейсонхэйлеа Ричардсона (Masonhalea richardsonii, категория 3в), гриб–трутовик лакированный (Ganoderma lucidum, категория 3б). В оформлении природоохранных кадастров следующих видов имеется ряд типичных ошибок. Так, в рубрике «Статус вида (подвида, популяции) на территории страны и соседних субъектов Российской Федерации» в повидовых очерках люпинника отменного, термопсиса монгольского, чины венгерской, каулинии гибкой, флокса сибирского, ревеня компактного, ужовника обыкновенного, аномодана Ругеля, схистостегии перистой, лобарии сетчатой, рамалины Асахины, стикты окаймленной, тукнерарии Лаурера, пиксины соредиозной, нормандины красивенькой, гриба-зонтика девичьего, чешуйницы древесинной, паутинника Бюльяра, мицены орегонской, веселки обыкновенной, лангермании гиганской, мутинуса Равенеля, дождевика заостренного, банкеры грязно-буробеловатой, болетопсиса серого, гомфуса булавовидного, рогатика усеченного, рамарии краснеющей, трутовика Каяндера, пилопории саянской, спарассиса курчавого указаны Красные книги не сопредельных к Кемеровской области субъектов РФ.

Некоторые из этих видов редки только в других странах, т.е. произрастают в заведомо других природно-климатических условиях, или находились в недействующих Красной книге СССР или РСФСР, или даже являются только претендентами на статус редкого в удаленном от Кемеровской области регионе (например, дождевик заостренный в Республике Адыгея). Эти факты не позволяют оценить статус вида в РФ, в Сибирском федеральном округе, а сами пос себе не являются убедительным аргументами для включения вида в Красную книгу Кемеровской области, но, наоборот, вызывают сомнения в обоснованности такого решения. В тексте рубрики «Распространение» для подавляющего большинства видов конкретные места находок по муниципальным образованиям приведены без ссылок на источники информации. В связи перечень источников (рубрика «Источники информации») никак не соотносится с текстом рубрики «Распространение», отсюда неясно, кто и когда зарегистрировал вид, где была опубликована информация по конкретной находке вида или откуда она была взята. Даже указание на гербарий КемГУ или КузБС ИЭЧ СО РАН в отсутствие подробных каталогов их коллекций в сочетании с другими источниками не позволяет оценить степень новизны данных, послуживших информационной основой для разработки нового природоохранного кадастра. Следует отметить, что при переиздании требуется изложить сведения только за ревизионный период. Особенно неясно, когда была собрана информации по лишайникам (составитель Седельникова Н.В. В повидовых очерках в списках источников информации указаны публикации за прошлый век или совсем не относятся к территории Кемеровской области, что выглядит очень странным.

Таким образом, при переиздании Красной книге Кемеровской области не был выполнен ряд важных и необходимых федеральных требований, что следует учесть в дальнешем 10-летнем цикле работ по её ведению.

Литература:

1. Государственный доклад «О состоянии и об охране окружающей среды в Российской Федерации за 2011 г.». – М., 2012. – 351 с.

2. Закон Кемеровской области от 03.08.2000 г. № 56-ОЗ «О Красной книге Кемеровской области»

3. Ильяшенко, В. Ю. О проекте Красной книги Российской Федерации [Электронный ресурс] // Режим доступа: www.transparentworld.ru/f/news/redbook_rf_proect.doc (03.05.2013)

4. Красная книга Кемеровской области. – Т. 1: Редкие и находящиеся под угрозой исчезновения виды растений и грибов / отв. ред. А. Н. Куприянов. – Кемерово: Азия принт, 2012. – 208 с.

5. Красная книга Кемеровской области. – Т. 2: Редкие и находящиеся под угрозой исчезновения виды животных / отв. ред. Н. В. Скалон. – Кемерово: Азия принт, 2012. – 192 с.

6. Красная книга Российской Федерации (растения и грибы) / отв. ред. Л. В. Бардунов, В.

С. Новиков. – М.: Минприроды РФ, 2008. – 856 с.

7. Методические указания по ведению Красной книги субъек та Российской Федерации / Министерство природных ресурсов РФ, ФГУ Всероссийский научно-исследовательский институт охраны природы (ВНИИприроды). – М., 2004. – 44 с.

8. Постановление коллегии администрации Кемеровской области от 06.10.2005 г. № 98 «О порядке ведения Красной книги Кемеровской области и комиссии по охране редких и находящихся под угрозой исчезновения животных, растений и грибов»

9. Постановление от 25.04.2007 г. № 100 «О порядке использования объектов животного и растительного мира, занесенных в Красную книгу Кемеровской области»

10. Постановление коллегии администрации Кемеровской области от 17.07.2012 г. № 272 «О внесении изменений в постановление коллегии администрации Кемеровской области от 01.11.2010 г. № 470 «Об утверждении списков видов животных, растений и грибов, занесенных в Красную книгу Кемеровской области»»

11. Присяжнюк, В. Е. Современное состояние законодательной охраны редких и исчезающих видов в субъектах Российской Федерации / В. Е. Присяжнюк, А. Ю. Пузаченко // Редкие виды млекопитающих России и сопредельных территорий. — М., 1999. - С. 303Распоряжение администрации Кемеровской области от 08.10.1997 г. № 958-р «О создании Красной книги Кемеровской области»

13. IUCN Red List Categories and Criteria version 3.1 // IUCN Red List of Threatened Species.

2012.2. [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://www.iucnredlist.org/technicaldocuments/categories-and-criteria/2001-categories-criteria (15.04.2013).

14. IUCN Standards and Petitions Subcommittee. 2013. Guidelines for Using the IUCN Red List Categories and Criteria. Version 10. Prepared by the Standards and Petitions Subcommittee.

Системн. требования: Режим доступа:

AdobeAcrobat Reader. – http://www.iucnredlist.org/documents/RedListGuidelines.pdf (15.04.2013) УДК 387.4:502.1 (571.16) Скалон Н.В., Колесников П.В., Колмыкова В.А.

СИСТЕМА ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ ДОШКОЛЬНИКОВ И ШКОЛЬНИКОВ В КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ

ФГБОУ ВПО «Кемеровский государственный университет»

2013 год в России был назван годом экологической культуры и охраны окружающей среды, что чрезвычайно актуально для Кемеровской области. В Кузбассе, в связи с развитой угледобывающей промышленностью, имеется целый ряд экологических проблем, отрицательно влияющих на уровень жизни людей и их здоровье. За последние годы в экономическом плане Кемеровская область переместилась с 14 на 12 место, одной из причин стало снижение экологических рисков [8], но для того чтобы встать на путь устойчивого развития требуется не только грамотная политика администрации, но и в системе образования региона приоритетом должно стать формирование экологически грамотной и экологически культурной личности.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |
Похожие работы:

«Министерство образования Республики Беларусь Управление образования Витебского облисполкома Учреждение образования "Витебский государственный университет имени П.М. Машерова" ПРАКТИЧ...»

«УДК 321.74 ББК 66.1(2)61 К65 К65 Конструируя "советское"? Политическое сознание, повсе­ дневные практики, новые идентичности : материалы научной конференции студентов и аспирантов (15–16 апреля 2010 года, Санкт-Петербург). — СПб. : Издательство Европейского университета в Санкт-Пет...»

«Ассоциация Нетрадиционных Исследований Торсионные поля и информационные взаимодействия – 2014 Материалы IV-й международной научно-практической конференции Москва 20-21 сентября 2014 г. Москва 2014 УДК 53.04+537.867+537.868+539.143.42...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "АЛТАЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ...»

«98 XVIII ЕЖЕГОДНАЯ БОГОСЛОВСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ колебимым, даже когда Трифон, рассматривая пророчество Исаии о рождении Мессии от Девы, обвиняет христиан в подражании языческим мифам. В заключение хотелось бы заметить, что "Диалог" представляет собой единственное...»

«ГКОУ ВПО "Российская таможенная академия" Санкт-Петербургский филиал имени В.Б. Бобкова ТАМОЖЕННЫЕ ЧТЕНИЯ – 2014 АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ ТАМОЖЕННОГО ДЕЛА: ВЗГЛЯД МОЛОДЫХ ЛИДЕРОВ СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ Всероссийской молодежной научно-практической конференции Санкт-Петербург УДК 001.92:37 ББК 73 Т17 Т 17 Таможенные чтения – 2014. Актуальные...»

«Конференция Сторон Рамочной конвенции ВОЗ по борьбе против табака Четвертая сессия FCTC/COP/4/DIV/6 Пунта-дель-Эсте, Уругвай, 15–20 ноября 2010 г. 6 декабря 2010 г. РЕШЕНИЯ Стр. FCTC/COP4(1) Утверждение повестки дня и организация работы. 3 FCTC/COP4(2) Полно...»

«Государственное казенное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Российская таможенная академия" Санкт-Петербургский филиал имени В.Б. Бобкова ТАМОЖЕННЫЕ ЧТЕНИЯ – 2013 СОВРЕМЕННЫЙ МИР: ПРОБЛЕМЫ ГЛОБАЛИЗАЦИИ СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ Всероссийской научно-практической конфер...»

«АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРАВА НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ: ВЗГЛЯД МОЛОДЕЖИ Вторая Международная научная студенческая конференция (Душанбе, 24 апреля 2015 г.) Сборник материалов РОССИЙКО-ТАДЖИКСКИЙ (СЛАВЯНСКИЙ) УНИВЕРСИТЕТ ...»

«РОЛЬ НАУКИ В РАЗВИТИИ ОБЩЕСТВА Сборник статей Международной научно-практической конференции 17 апреля 2014 г. Часть 2 Уфа РИЦ БашГУ УДК 00(082) ББК 65.26 Р 33 Ответственный редактор: Сукиасян А.А., к...»

«107 Электронное научное издание "Международный электронный журнал. Устойчивое развитие: наука и практика" вып. 2 (7), 2011, ст. 8 www.yrazvitie.ru Выпуск подготовлен по итогам Международной конференции по фундаментальным проблемам устойчивого развития в системе природа – общество...»

«РЕЗОЛЮЦИЯ участников Всероссийской конференции "Новые стимулы трудовой активности и занятости старшего поколения" г. Москва 22 23 сентября 2016 г. Участники Всероссийской Конференции "Новые стимулы трудовой активности и занятости старшего поколения", рассмотрев этот вопрос на пленарном заседании 22 сентября 2016 года в Конферен...»

«антропо праксис praxis антропопраксис VI конференция п ра к т и к и явленности смысла 3–7 декабря 2014 Ижевск УдмУртскИй госУдарственный УнИверсИтет ИжевскИй госУдарственный технИческИй УнИверсИтет Председатель конференцИИ: Проф., д. ПсИхол. н. Б.д. ЭльконИн ! прием заявок anthropopraxis@mail.ru Call for proposals www.a...»

«Рублёв Дмитрий Иванович Статья впервые опубликована в сборнике "Военная интервенция и гражданская война в России (1918 — 1920 годы)". М. 2009. Сделана на основе доклада автора на одноимённой научной конференции, прошедшей в Москве 28 февраля 2009...»

«АГЕНТСТВО ПЕРСПЕКТИВНЫХ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ (АПНИ) ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРИКЛАДНЫЕ АСПЕКТЫ СОВРЕМЕННОЙ НАУКИ Сборник научных трудов по материалам Международной научно-практической конференции г. Белгород, 30 июня 2014 г. Белгород УДК 001 ББК 72 Т 33 Тео...»

«20-06-2011 1 ПОЧЕМУ СТАЛИН ЗАЩИЩАЛ ЛЫСЕНКО М. Алгоритм. Варианты (ЛЫСЕНКО И АФЕРА ГЕНЕТИКОВ) Сигизмунд Сигизмундович Миронин Человек подобен фонтану. Все та же форма – но всегда новая вода (Гераклит) СОДЕРЖАНИЕ АННОТАЦИЯ...»

«МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ТРУДА Административный совет 326-я сессия, Женева, 10-24 марта 2016 г. GB.326/WP/GBC/1(Rev.) Рабочая группа по вопросам, касающимся функционирования WP/GBC Административного совета и Международной конференции труда Дата: 11 марта 2016 г. Оригинал: английский ПЕРВ...»

«Российский государственный гуманитарный университет Russian State University for the Humanities RSUH/RGGU BULLETIN № 2 (124) Academic Journal Series: Records Management. Archives Administration Moscow 2014 ВЕСТНИК РГГУ № 2 (124) Научный журнал Серия "Д...»

«УДК 581+591+631.4+577.4 ББК 28.081я431 0-754 Редакционная коллегия: д. б. н. Т. А. Терёхина, к. б. н. Н. Л. Ирисова, к. б. н. Д. А. Герман, к. б. н. Е. А. Давыдов Особо охраняемые природные территории Алтайского края и сопредельных регионов, тактика сохранения видового разнообразия и генофонда....»

«МОСКВА, 21-23 АПРЕЛЯ 2009 БАЗОВЫЕ МАСЛА И СМАЗОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ РОССИИ И СТРАН СНГ 2-АЯ ЕЖЕГОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ КЛЮЧЕВЫЕ ДОКЛАДЧИКИ Анна Горштейн, Региональный директор, EXXONMOBIL Леон де Браин, Региональный директор, CHEVRON LUMMUS GLOBAL Андрей Романенко, Глава управления реализации мас...»

«Санкт-Петербургский государственный университет. Институт наук о Земле ГНУ Центральный музей почвоведения им. В.В. Докучаева ГНУ Почвенный институт им. В.В. Докучаева Фонд сохранения и раз...»

«XIV Конференция молодых ученых "Фундаментальные и прикладные космические исследования" Проект программы от 26.02.2017 Проект 28.02.2017 Программа XIV Конференции молодых ученых "Фундаментальные и прикладные космические исследования", посвященной Дню космонавтики 12 апреля 2017 г. Регистра...»

«44 УРАЛЬСКАЯ АНАЛИТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ (uAnalytiCon) УДК: 1(091) + 165 + 17.018.2 В. О. Лобовиков ПАРАДОКС МУРА В СВЕТЕ АЛГЕБРЫ ФОРМАЛЬНОЙ ЭТИКИ* Парадокс Мура исследуется путем рассмотрения эпистемических модальностей "знание" и "допущение", "вера" и "сомнение" не как истинных или ложных высказываний, а как мор...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет политологии Санкт-Петербург, улица Смольного д. 1-3, 7-й подъезд http://www.politology.spbu.ru/ Программа Всероссийской научной конференции "ПАРЛАМЕНТ...»

«INIS-mf—14785 АГБНСТВО ПО АТОМНОЙ ЭНЕРГИИ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН ЯДЕРНАЯ ЭНЕРГЕТИКА 1 КАЗАХСТАНЕ ТЕЗИСЫ ДОКЛАДОВ КОНФЕРЕНЦИИ '•'ЯДЕРНАЯ ЭНЕРГЕТИКА В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН: КОНЦЕПЦИИ РАЗВИТИЯ, ОБОСНОВАННОСТЬ, БЕЗОПАСНОСТЬ 13-17 сентября 1993 года • Семипалатинск 21 Алматы 1993 УЧРЕДИТЕЛ...»

«Анализ Владимир Орлов ЕСТЬ ЛИ БУДЩЕЕ У ДНЯО. ЗАМЕТКИ В ПРЕДДВЕРИИ ОБЗОРНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ 2015 Г. 27 апреля 2015 г. начнет свою работу очередная Обзорная конференция (ОК) по рассмотрению действия Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), девятая по счету с момента вступления ДНЯО в действие в 1970 г....»








 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.