WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

««КУПИДОН И ПСИХЕЯ» – ОЧЕНЬ МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ: семинар-не-семинар, конференция-не-конференция 28 мая 2012 г. работающий в РГГУ ...»

АРИСТЕЙ VII (2013)

С. 213–222

ХРОНИКА

«КУПИДОН И ПСИХЕЯ» – ОЧЕНЬ МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ:

семинар-не-семинар, конференция-не-конференция

28 мая 2012 г. работающий в РГГУ межвузовский семинар по поздней античной

прозе представил свои результаты в виде конференции своих постоянных участников,

большая часть которых являются сотрудниками РГГУ (ИВГИ, ИВКА, ЦИР, ИСТФИЛ), а также ИМЛИ, МГУ, ВШЭ. Такая форма научной коммуникации – однодневная конференция – была использована во второй раз. Первый раз семинар представлял свои результаты изучения «Жития и мученичества преподобномучеников Галактиона и Эпистемы» в сентябре 2006 г., и итоги этой общей работы были опубликованы в ВДИ 2009–-2010.

В течение четырех семестров семинар занимался медленным чтением «Сказки о Купидоне и Психее», входящей в роман Апулея «Метаморфозы». При быстром чтении можно усмотреть поверхность приключений и занимательных историй, когда скабрезного, когда комического и иронического плана, а иногда роман напоминает мелодраму или триллер. Можно увидеть беспринципную смесь натуралистической новеллы и благочестивой притчи, можно читать и роман и сказку аллегорически, что и делали очень усердно и очень теперь уже многие. И можно посчитать все странности порчей текста, несогласованности – результатом небрежности или забывчивости. Но если у кого-то из участников семинара и были какие-либо нелестные представления о романе как серии эпизодов, кое-как слепленных для продолжения рассказа, то они рассеялись. Задача семинара не была определена заранее и состояла в комплексном изучении знаменитого и влиятельного повествования.



Апулей также очень «приблизился во времени», оказался автором, о котором можно думать пусть не как о современнике, но как об авторах значительно более поздних эпох, его фигура выросла и обособилась на фоне античной литературы: это писатель per se, служащий литературе как таковой.

Особенный язык Апулея, при чтении которого на каждом шагу натыкаешься на гапакс, на уникальную форму, на небывалое сочетание или непринятое управление, обнаружил в нем не выученика риторической школы, которую он, несомненно, прошел, а того, кто ее превзошел и даже от нее дистанцировался. Его любовь к латинскому языку особенная. Он не воспроизводит классический образец, а существует на его сломе или, вернее, создает этот слом специально для своей прозы. Апулей предстал перед нами как новатор языка, новатор формы, но его стиль остался его собственным творением, не подхваченным традицией.

Собственно мысль представить наш семинар публике появилась тогда, когда возникла и сложилась идея о смысле роз в романе, и семинару удалось предложить ноАРИСТЕЙ VII (2013) вую целостную интерпретацию «Метаморфоз». Мария Сергеевна Касьян высказала мысль, что роза, которую съедает осел, чтобы вернуть себе человеческий облик, – это образ самого многосложного романа, «проглоченного» читателем ради своего очеловечения.

Но затем, с подсказки А.И. Шмаиной-Великановой, мы обратили внимание на то, что Луций съедает не розу, а венок из роз. И мы модифицировали свое видение метафорического кода композиции романа: герой должен съесть венок роз, чтобы обрести человеческий облик, а читатель прочесть роман, венок новелл, чтобы осознать свою человеческую сущность. Новеллы подсчитывали разные исследователи, и, при всех разногласиях, число новелл оказывается 12–14, и чаще всего их насчитывают 13.

Если лепестки – это новеллы, то их должно быть 13. Роза о тринадцати лепестках действительно существует как символ в мистической традиции иудаизма, связь с которой предполагать трудно. Да и розы в те времена скорее всего были не махровыми, а пятилистными, как шиповник. Розы венка составляют новеллы, 13 вставных рассказов, вплетенных в сюжет Луция-осла. Венок из 13 новелл мог бы похвастать небесным прототипом – созвездием Южной Короны, так как этот Венок (Corona) состоит, как известно, из 13 звезд. Апулей не был астрологом, хотя ему приписывались сочинения такого рода и внимание к астрологии – неизбежный атрибут исидической религии. Однако в «Апологии» Апулей высказывается о тайнах звезд, и какой-то минимум астрологических ассоциаций не может не быть в распоряжении не только у Апулея, но и у его читателя. Читатель, дойдя до конца романа, «съедает» венок, как съедает свиток библейский пророк, так как он понимает смысл романа и имеет возможность «тоже»

стать человеком.

Поэтому первым докладом на конференции был посвященный композиции доклад Андрея Юрьевича Виноградова, который показал параллельное появление в двух половинах романа характерных элементов и вставок: экфрасисов, представлений, эротических сцен и упоминаний купидонов. Они распределяются поровну между двумя половинами романа, причем так, что центральный элемент приходится обычно на историю Купидона и Психеи. Так, розыгрышу с бурдюками-трупами в кн. 2 соответствует театральное представление в кн. 10, а посередине между ними помещается «театр» богов на свадьбе Амура и Психеи. Историю Купидона-Амура в центре романа фланкируют по три его упоминания в начале и в конце произведения.

Но еще важнее, что точно так же в тексте расположены и упоминания роз: в начале романа розы два раза встречаются в истории Лукия и Фотиды, и затем трижды Луцийосел пытается их съесть; два раза розы мы видим в центральной истории Купидона и Психеи; и наконец в последней части произведения дважды о них мечтает Луций-осел, и дважды они упомянуты в истории его спасения. Более того, оказывается, что число упоминаний роз равно числу книг романа – 11. Они обнаруживают, к тому же, систематическое усложнение по сравнению с сюжетом Лукия Патрского, насколько мы можем судить о нем по Фотию и Псевдо-Лукиану. Так, в «Метаморфозах» вводится случайное, казалось бы, упоминание роз в сцене любовных утех между Луцием и Фотидой но именно этих роз, способных спасти героя, не окажется при следующей их встрече.

Если у Лукия осел пытается лишь раз съесть спасительные розы, то Апулей делает эту попытку троекратной, придавая ей почти сакральный характер. Точно так же появляХРОНИКА ется и дополнительное упоминание роз в пророчестве герою, превращающее спасение через вкушение роз из простой случайности в акт божественного провидения.

Затем докладчик продемонстрировал несколько возможностей читать композицию романа, основываясь на поиске разных центров композиции: математического центра (по количеству знаков = античной «стихометрии»), центра средней книги, центра без одиннадцатой, «исидической» книги, центра находящейся в центре книги истории Купидона и Психеи, центра включающей ее истории разбойников и центра истории Луция-осла. Эти возможности не полностью исключают друг друга, но одни оказываются мало осмысленны: середина 10 книг по книгам – упоминание Цереры в 6, 1; середина истории разбойников – отъезд сестер Психеи в 5, 21. У других осмысленность выглядит возможной, но не бесспорной: это математическая середина 11 книг – приговор осла к смерти, рассуждение о Фортуне и пересечение Луция-человека и осла в 7, 2; середина истории Луция-осла – начало истории Хариты в 8, 2.

Третьи же представляются весьма значимыми, давая своего рода ключи к прочтению всей композиции. Так, середина сказки об Амуре и Психее – это сцена отлета Купидона в 5, 24, т. е., что логично, кульминация сюжета истории. А середина средней из 11 книг и совпадающая с ней математическая середина 10 книг – это мыс Тенар и спуск в Тартар, т. е. крайняя точка странствий героев (ср. Геркулесовы столпы в середине «Жизни Аполлония Тианского» Флавия Филострата). Таким образом, «Метаморфозы»

оказываются композиционно весьма продуманным литературным текстом, где за счет тонких параллелей автор указывает на смысловые узлы всего произведения.

Доклад Марии Сергеевны Касьян был посвящен розам и венкам в романе, причем для понимания семантики Мария Сергеевна нашла ключ в стихотворении из «Апологии» (9). Это пример поэтического послания-венка, где все построено на игре со словами serta и carmina и где обыграны многие мотивы и образы, возможно, использованные впоследствии в сложной структуре «Метаморфоз». Мария Сергеевна обратила также внимание на противопоставление рассыпанных роз и роз в венках (serta et soluta) и на связь того и другого образа с эротической и религиозной семантикой.

В рамках гипотезы «структуры венка» она проследила тему сцепления, которая акцентируется в первой книге (1. 1: At ego tibi sermone isto Milesio varias fabulas conseram...) и в последней (11. 22 – описание таинственного папируса), что можно истолковать как заданную в начале и реализованную в конце метафору романа-венка.





Таким образом текст «Метаморфоз» смыкается и представляет собой не просто набор отдельных рассказов, скрепленных приключениями протагониста (на манер застольных или путевых историй), выстроенных последовательно, а именно в сплетении этих историй в определенной форме. Роман задуман композиционно как закольцованное, а не линейное повествование, где образ «венка» имеет очевидные литературные коннотации – поэтический сборник-венок, венок как дар своему адресату, надгробный венок и, наконец, венок победителю, а спасительный венок из роз (сorona rosea) является ключевым образом для всей композиции.

Михаил Владимирович Шумилин указал на важную роль, которую среди прочих интертекстуальных ориентиров Апулея играет эллинистическая эпиграмма. По дошедшим до нас эпиграммам самого Апулея видно, насколько значимы для него, в частности, эпиграммы из составленного Мелеагром Гадарским собрания «Венок», а 216 АРИСТЕЙ VII (2013) также ориентированные на них римские стихи т. н. «пренеотериков» и poetae nouelli.

Образ собрания стихотворений как венка, присутствующий в одной эпиграмме Апулея (вероятно, вводной эпиграмме сборника Ludicra), автор доклада, впрочем, интерпретирует скорее как отсылку к антологии Мелеагра, чем как связанный каким-то образом с заявленной в предыдущем докладе «венковой темой» «Метаморфоз». В то же время собрание Мелеагра могло восприниматься Апулеем особым образом в связи с тем, что оно включает в себя приписывавшиеся Платону эпиграммы: в «Венке» Апулей мог видеть своего рода поэтическое приложение к корпусу платоновских текстов. Это дополнительно объясняет явные отсылки к мелеагровским эпиграммам о Душе и об Эроте в сказке об Амуре и Психее.

Два следующих доклада – Павла Николаевича Лебедева и Анны Ильиничны Шмаиной-Великановой – посвящены тому, как Апулей преображал в «Метаморфозах» важные события своей жизни и в какой мере и в каком смысле он сделал Луция своим представителем в романе. Многие отмечают, что в конце романа Луций, бывший родом откуда-то из Греции, возможно из Коринфа, вдруг объявляется уроженцем Мадавры, родного города Апулея в римской Африке. Ученые высказали множество гипотез об этой несогласованности: исправляли текст, относили Мадаврийца на счет переписчика, полагали, что автор сам забыл, откуда его герой, подобно авторам современных детективов, и, наконец, признавали в Луции, так сказать, лирического героя Апулея, который раскаялся в своей беспутной жизни и написал аллегорическую повесть об обращении к богу. Однако дело, видимо, обстоит и не так, и не так, и не так.

Рассмотреть «Метаморфозы» как автобиографию можно под разными углами зрения, и «Апология» дает для этого некоторые основания. Павел Николаевич предложил историко-юридический комментарий к «браку, заключенному на вилле», который обсуждается как в «Апологии», так и в «Сказке о Купидоне и Психее». Венера доказывает, что у Психеи не может быть законного сына от Купидона: «брак был неравен, к тому же, заключенный в загородном помещении, без свидетелей, без согласия отца, он не может считаться действительным» (Met. 6. 9).

Аргументация Венеры несомненно откликается на обвинения в адрес самого Апулея в связи с его женитьбой на богатой вдове Эмилии Пудентилле. Сторона обвинения указывала не только на корыстное околдовывание состоятельной вдовы, но и на то, что брачный договор был заключён в сельской местности, не публично (Apol. 67). С точки зрения римского права, аргументы Венеры и родни вдовы были одинаково несостоятельны. Если вступающие в брак не находились в чьей-либо власти (а отец Психеи отдал ее в жены «чудовищу») – то брак был законным при наличии простого согласия сторон (Dig, 35. 1. 15). Отсутствие официального контракта не считалось препятствием для признания брака законным (Dig. 39. 5. 31; Quint. Inst. or. 5. 11. 32). Однако сам факт сетований Венеры насчёт заключения брака на вилле и наличие пояснений со стороны Апулея по данному пункту обвинения (Apol. 87–88) показывают, что между законами и представлениями о приличном браке была дистанция: достойный брак – это публичная церемония в городе и брачный договор со свидетелями.

Неравенство брачующихся – казус и «Апологии», и «Сказки». Купидон – божество, Психею же Венера постоянно именует беглой рабыней. Римский гражданин не мог вступить в matrimonium iustum с рабыней; для этого он должен был сделать её

ХРОНИКА

вольноотпущенницей, так что условный статус Психеи в мире богов – вольноотпущенница.

Однако, по справедливому наблюдению американского исследователя Дж. Озгуда, боги у Апулея ведут себя как члены сенаторского сословия. Например, Зевс в конце сказки созывает божественный Сенат, а сошедшихся на заседание богов он называет “dei conscripti” (Met. 6. 23). А со времён Августа существовал законодательный запрет лицам сенаторского сословия вступать в брак с вольноотпущенниками, Купидон тем самым нарушает Юлиев закон (Met. 6. 22; т. е. принятый Сенатом в 18 г. до н. э.). Разрешение сенатору брать в жены вольноотпущенницу по закону давал император (Dig. 23.

2. 31). Поэтому в «Сказке» Юпитер преодолевает неравенство сторон в браке, давая Психее бессмертие: она как бы обретает сенаторское достоинство.

Анна Ильнична Шмаина-Великанова показала, что многое в «Сказке» прямо пересекается с «Апологией» и многое в романе откликается в преображенном виде на жизненную ситуацию судебного преследования Апулея как околдовавшего Пудентиллу ради женитьбы на ней. Прежде всего общим является мотив завистливой «клеветы на мужа» – муж-зверь, муж-чудовище, который женился с тайным замыслом убить, сожрать. В этом сестры уверяют Психею, а обвинители Апулея – суд.

В «Сказке» и романе Анна Ильинична предполагает увидеть и объяснение того, зачем все-таки Апулей женился на Пудентилле. Он отказывается называть свои мотивы, не считая, что суд может их понять. Докладчик настаивает, что в этом браке его привлекало не счастье, богатство и наслаждение, а покой и воля, необходимые для частной жизни литератора. Женитьба совпадает с временным прекращением адвокатской практики и удалением в деревню, где, видимо, и написаны «Метаморфозы». В романе докладчик находит два символических рассказа об обретении призвания Психеей и Луцием, которые он считает преображенными переживаниями обретения призвания: служить искусству, писательству и ничему другому.

Доклады второй части конференции были посвящены разным формам «обмана ожиданий» в «Метаморфозах». Как показала Дарья Сергеевна Пенская, те, кто ждал трогательной поэтичности народной сказки, будут обмануты. Она сравнивала Сказку с фольклорным типом AT 425 The Search for the Vanished Husband и в нем – с подгруппой А: The Monster (Animal) as Bridegroom (Cupid and Psyche), который Н.П. Андреевым в Сравнительном Указателе Сказочных сюжетов описан следующим образом: «Амур и Психея: девушка отдана чудовищу, превращающемуся ночью в красавца; она хочет взглянуть на него при свете; муж исчезает; она ищет его». (Это соответствует мотивам Н 1385.4 и Н 1385.5). Сюжет 425 – один из самых распространенных в мировом фольклоре, он встречается от Скандинавии до Индонезии, от Мексики до Японии. Собрано более 1500 версий этого сказочного типа.

Зерно сюжета, излюбленного и мифологией (египетский миф об Исиде и Осирисе, ассирийский об Эрешкигаль и Нергале), и сказкой («Снежная королева»), и литературой («Капитанская дочка» и различные переработки Апулеевой Сказки у Лафонтена, Виланда, Богдановича, Стендаля) – героиня ищет героя.

К сказочному относится и инициационный комплекс (жизнь в особом доме и испытания Психеи перед свадьбой, особенно спуск в преисподнюю), и общая структура, и общая коллизия, развивающаяся, словами Проппа, «от начальной недостачи через 218 АРИСТЕЙ VII (2013) промежуточные функции к свадьбе». Начало с формулой «жили-были царь и царица, и было у них….», традиционный набор сказочных персонажей – цари, царицы, боги и чудесные персонажи-помощники; три сестры и младшая – красавица. Отсутствие исторического времени и земного пространства. Героиня перемещается и по земле, и по миру богов, спускается в подземное царство и, в конце концов, оказывается на небесах. Между мирами не всегда проведены границы. Психею, прыгнувшую в пропасть, во дворец Купидона приносит Зефир, но на крыльце дворца она слышит плач сестер;

чтобы возвратиться к себе домой, сестрам нужен Зефир, а сама Психея, отправившись пешком на поиски Купидона, оказывается в городах своих сестер.

Формально большинство мотивов «Амура и Психеи» обнаруживается и в фольклорных вариациях этого сюжета: запродажа-отдание Психеи невестой чудовищу, счастливый брак, нарушение запрета видеть мужа, его поиски, исполнение заданий, свадьба, рождение ребенка.

Но Апулей перерабатывает и обыгрывает фольклорную традицию, обманывая и ожидания героев, и читательские ожидания.

В глаза бросаются два главных отличия от фольклорной традиции: 1) то, как изображена Апулеем фигура супруга; 2) четыре, а не три испытания на службе у Венеры.

Важнейшее отступление от сказочной схемы связано с подачей нарушения запрета. Сказка либо умалчивает о том, что увидела героиня; либо же она видит некие странные вещи, вроде замк на теле супруга. У Апулея взору Психеи является вместо ожидаемого ей по логике сказочного сюжета змея прекрасный бог любви. Также и апулеевская мотивация запрета не имеет ничего общего со сказочной, обладая юридическим «привкусом», – поскольку брак совершен незаконно, в тайне, то и встречи их должны происходить тайно, под покровом темноты.

Во второй части то и дело приходится говорить об отступлениях от сказочной структуры, несмотря на то что общая схема, вроде бы, ей соответствует.

Основные отступления:

1. Психея, встречая в своих поисках могучих богинь, пытается им услужить и молит их, но не обретает в них помощников и не получает из их рук волшебных средств.

2. Во время исполнения заданий Психея проявляет малодушие, не пытаясь взяться ни за одно задание. Появление волшебных помощников, в отличие от сказки, обретает совсем иную мотивацию – они помогают ей из уважения к Купидону или из страха перед ним.

3. Появление четвертого задания, где Психея переступает порог царства смерти и в конце повторяет свою прежнюю ошибку, поддавшись любопытству.

4. В сказках такого типа всегда героиня проходит мучительный путь, в конце которого, исполнив опасные задания, она вновь обретает мужа. Уколом/ упавшей слезой / каплей воска она заставляет его вспомнить об их прежней жизни. Капля горячего масла и укол стрелой в тексте есть, но у них иная функция. И под конец герои меняются ролями – не Психея спасает своего мужа, но он ее.

5. Счастливая развязка, в отличие от сказки, не вытекает из всего предыдущего.

Итак, многие сказочные мотивы в истории Купидона и Психеи имеют «генетические» нарушения. Прежде всего в народной сказке, такой, как «Красавица и чудовиХРОНИКА ще», чудесный супруг в самом деле превращен в чудовище, и любовь девушки ему дарит или возвращает человеческий облик. У Апулея, и только у него, чудовище – это вымысел, представленный оракулом, двусмысленность которого строится на двойном образе Эрота: юного существа и орфического чудовища Эрота-Фанета, и в как бы «списанной» с этого мистериального образа корыстной клевете сестер.

Платонизм, метки которого разбросаны по всей книге, оказывается платонической ересью. Татьяна Александровна Михайлова-Смирнова остановилась на широко известной трактовке истории Психеи как пути души в платонизме (наказанная за любопытство, она вынуждена перенести страдания и скитания, после которых, обретя мужество и благоразумие, она соединится, наконец, с высшим началом). Эта трактовка подвергается критике: Психея не излечивается от своего любопытства, после самого страшного испытания она открывает пиксиду Прозерпины и едва не гибнет, как и Луций открывает коробочку с мазью, чтобы испытать ее на себе. Психея не становится ни благоразумней, ни мужественней той себя, которая исполнила требование оракула.

Она не делает попыток выполнить ни одного задания Венеры, а ее уборка в святилище, доме Цереры, которая в сказочном сюжете должна «сработать», ничего не дает.

Качества, которые приводят ее в итоге к счастливому финалу, вероятно, – чистота, верность, и, что не менее важно, красота. Ее путь – это не постепенное, поступательное восхождение к очищению и благу, за которым следует обращение. Путь Психеи скачкообразен. Находившаяся на вершине славы, она вдруг получает страшный оракул и теряет все. Затем, проходя испытания, поднимается вверх, а потом, нарушая запрет, снова скатывается к началу, а потом так же внезапно оказывается спасенной божеством.

Анна Викторовна Журбина познакомила слушателей с первым аллегорическим толкованием сказки, созданным христианским писателем V–VI вв. Фульгенцием. Он перелагает только первую половину сказки, до мытарств Психеи, последние лишь кратко перечисляет. Психея интерпретируется как душа, которая пострадала из-за любопытства и потеряла место в раю, куда она потом должна вернуться. Персонажи для Фульгенция

– это персонификации, а смысл сказки не представляется ему проблематичным, так как имена говорящие. Все, что не укладывается в аллегорию, диктуемую именами героев, он опускает как лишнее. Время жизни Фульгенция было временем развития экзегезы отцов Церкви, Фульгенций приложил христианскую типологию к языческому сочинению. Как Ветхий Завет предвосхищает Новый, так язычник и платоник предвосхищает историю утраты рая. Аллегорическое толкование Фульгенция продолжит впоследствии Боккаччо. Если задаться вопросом о том, входила ли аллегореза в замысел Апулея, то, кроме имен, как оказывается, ничего аллегорического в сказке нет. А изобилие самоценных бытовых и художественных деталей этому даже противоречит.

Екатерина Викторовна Журбина посвятила свой доклад соотнесению античной изобразительной традиции с образами главных героев Сказки. Изображения, которые отождествляют с позднейшими Купидоном и Психеей, как индивидуальные, так и парные, исследователи усматривают уже в поздней архаике и ранней классике. Однако только в эпоху эллинизма они приобретают те законченные иконографические формулы, которые и переходят в римскую художественную традицию. Образ Психеи в позднем эллинистическом искусстве часто связывают с идеями платонизма, его учением о Душе, актуальное и для Апулея.

220 АРИСТЕЙ VII (2013) Анализируя памятники античного искусства (преимущественно пластические виды искусства – круглая скульптура, рельеф – и декоративно-прикладного), сопоставляя их с платоновскими текстами и сюжетом Сказки Апулея, выявить точные соответствия не удается. Все иконографии либо слишком общи, например, целующиеся и обнимающиеся крылатые мальчик и девочка или юноша и девушка, либо даже противоположные, например, гемма с изображением Купидона, таскающего за волосы Психею и даже мучающего ее и пытающего ее своим факелом. В мелкой пластике редко встречается также Душа, которая мучает связанного Эрота. В романе Психея лишь нечаянно обжигает спящего Купидона маслом из светильника, отчего он, правда, долго страдает.

Иконографии образов Купидона и Психеи в «послеапулеевский» период не приобрели никакого конкретно нарративного характера, свидетельствующего о влиянии Сказки. Образы оставались популярны, как мистериальные, где Эрот выступал мистагогом, но для крылатой Души, а не для живой девушки, так и иные в рамках тех аллегорических представлений, которыми они были наделены до Апулея. Екатерина Викторовна предположила поэтому, что Апулей, несомненно знакомый с образами Амура и Психеи в искусстве, сознательно включает в свой текст сцены и сюжеты, идущие вразрез с художественной традицией.

Доклад Нины Владимировны Брагинской посвящен тому, чт за бессмертие получает Психея в конце сказки и чт за обращение происходит с Луцием в конце романа. Концовки сказки и романа, формально отвечая ожиданиям, – в одном случае ареталогии (чудесное спасение/исцеление богиней и посвящение ей дара или самого человека в услужение ), в другом – сказки (свадьба героев и рождение прекрасного потомства), – тут же и оказываются подорваны.

Ожидание идеального конца сказки повлияло и на переводчиков. Они говорят о «вечном союзе» ставшей бессмертной Психеи с Купидоном, тогда как в оригинале istae vobis erunt perpetuae nuptiae. Это не вечный союз, а вечная свадьба, а переносно – никогда не прекращающиеся любовные утехи. Дочь Купидона и Психеи – Наслаждение, Voluptas. Храмы или алтарь Voluptas были в Риме, и Цицерон называл их храмами, посвященными порокам. Счастливый конец сказки оттеняется ужасной и трагической историей Хариты. Если пассивность и малодушие Психеи вознаграждается браком с богом и бессмертием, а прегрешения ее прощены, то мужество, верность и все добродетели Хариты и Тлеполема ни от чего не спасают, и в их истории чудесное спасение – это ложный финал, отчего настоящий финал еще чудовищней. Сказка окружена самой страшной и самой серьезной историей. В книге только две эти истории любви, остальное – истории похоти, измен и разврата. Итак, сказка несомненно сознательно обернута в контрастное повествование, и это – контраст сказочного и комического с жизненным и трагичным.

Счастливый конец истории Луция также с надломом. Если бы все закончилось посвящением и возвращением в родительский дом! Но после этого несколько ложных концовок, хотя развитие событий имеет не трагический, а скорее сатирический, во всяком случае, иронический характер. Доверчивый Луций, обретший зоркость в ослином образе, вернув себе человеческий облик, становится легковерной жертвой финансовой эксплуатации жрецов, а богиня, являясь ему во сне, их рекламным агентом: речь все

ХРОНИКА

время о деньгах, которые надо издержать на те или иные религиозные нужды. Сомнения в добросовестности жрецов возникают и у самого героя, не говоря о читателе, когда он понимает, что хромого жреца-посвятителя, увиденного Луцием заранее во сне, зовут Азинус Марцелл, Осел Марцелл. При сравнении Элия Аристида с Апулеем не остается сомнений, кто из них описывал свой опыт исцеления, а кто использовал такого рода описание для литературных целей. Но в описании посвящения есть описание мистериального опыта (nocte media uidi solem candido coruscantem lumine, «в полночь видел я солнце в сияющем блеске»), которое повторяет выражение любви у Психеи. Она соглашается не видеть его лица, потому что он для нее свет во тьме: Nec quicquam amplius in tuo uultu requiro, iam nil officiunt mihi nec ipsae nocturnae tenebrae: teneo te, meum lumen. Этот еще один контрапункт романа и сказки не подвержен никакому подрыву. «Мораль» такова:

счастья нет, хотя есть наслаждение, и бессмертия нет, в результате больших финансовых вложений в мистерии есть некоторое загробное благополучие. Однако существует бессмертный союз любви и красоты, и кажется, что это литературное творчество. Во всяком случае, именно оно обеспечило бессмертие Апулею.

Эту коллективную работу, в которой результаты каждого зависят от вклада других участников семинара, предполагается издать в виде «Общей тетради Анонима Миусского».

Видеозапись полностью на сайте Института высших гуманитарных исследований РГГУ: http://ivgi.rsuh.ru/article.html?id=2626034

Программа конференции

Н.В. Брагинская. Вступительное слово.

http://www.youtube.com/watch?v=qo_Xipl4eDI А.Ю. Виноградов. «Метаморфозы» Апулея: от симметрии к центру.

http://www.youtube.com/watch?v=ZCrNmsi0YRw М.С. Касьян. Роман о розе: corona fabularum и композиция «Метаморфоз».

http://www.youtube.com/watch?v=i2EPPFVKIHo М.В. Шумилин. Традиция эллинистической эпиграммы и «Метаморфозы» Апулея.

http://www.youtube.com/watch?v=ZRP2IkIIkzI П.Н. Лебедев. «Брак, заключенный на вилле»: в сочинениях Апулея и римском праве.

http://www.youtube.com/watch?v=7qej5poAJY8 А.И. Шмаина-Великанова. «Метаморфозы» как автобиография.

http://www.youtube.com/watch?v=z4Jnmn_CX1c Д.С. Пенская. Сказка-не-сказка.

http://www.youtube.com/watch?v=LFg3X6LYXHc А.В. Журбина. Фульгенций: аллегореза Купидона и Психея.

http://www.youtube.com/watch?v=4IxIsviJmQ0 Т.А. Михайлова-Смирнова. Воспитание Души: платонизм-не-платонизм.

http://www.youtube.com/watch?v=WXE-KSXScLc 222 АРИСТЕЙ VII (2013) Е.В. Журбина. Образы Купидона и Психеи в античной изобразительной традиции и Сказка Апулея: иконография-не-иконография.

http://www.youtube.com/watch?v=SPcQsdfQGk0 http://www.youtube.com/watch?v=h0W9DnzJizU Н.В. Брагинская. Обращение-не-обращение.

http://www.youtube.com/watch?v=3pBFXHh5TWI После каждого доклада имела место дискуссия, в которой приняли участие как сами члены семинара, так и Н.П. Гринцер, О.Л. Левинская, Д.О. Торшилов, В. Файбышенко, Т.Ф. Теперик и др.

http://www.youtube.com/watch?v=wuoGzknT664 http://www.youtube.com/watch?v=zJmO5RjRmXQ

–  –  –

АДСВ Античная древность и Средние века. Екатеринбург.

ВДИ Вестник древней истории. М.

ЖМНП Журнал Министерства народного просвещения. СПб.

Историко-филологический журнал (- ). Мичиган ИФЖ AJPh American Journal of Philology. Baltimore.

BF Byzantinische Forschungen. Amsterdam.

BSO(A)S Bulletin of the School of Oriental (and African) Studies. London.

BZ Byzantinische Zeitschrift. Mnchen.

CFHB Corpus fontium historiae Byzantinae.

CGL Corpus glossariorum Latinorum. Edd. G. Loewe, G. Goetz, W. Schoell. I–VII.

Lipsiae, 1888–1924.

ClJ The Classical Journal. Monmouth.

ClPh The Classical Philology. Chicago ClRev Classical Review. Camridge.

CQ Classical Quarterly. Oxford.

DACL Dictionnaire d’archologie chrtienne et de Litourgie/Publi par F. Cabrol.

Paris.

FGrHist Die Fragmente der griechischen Historiker. Berlin; Leiden.

GGM Geographi Graeci minores. Ed. C. Mller. I–II. Parisiis, 1855–1861.

G&R Greece and Rome. Oxford.

GRBS Greek, Roman and Byzantine Studies. Durham.

Hermes Hermes: Zeitschrift fr Klassische Philologie. Wiesbaden.

Historia Historia: Zeitschrift fr Alte Geschichte. Wiesbaden.

IF Indogermanische Forschungen. Berlin.

IGLS Inscriptions grecques et latines de la Syrie. I–. Paris, 1929–.

JHS Journal of Hellenic Studies. London.

JGR Jus Graeco-Romanum. III. Novellae constitutiones. Ed. C.E. Zachariae de Lingenthahl. Lipsiae, 1857.

LGPN A Lexicon of Greek Personal Names. Vol. VA. Coastal Asia Minor: Pontos to Ionia / Ed. by T. Corsten. Oxford, 2010.

LSJ Liddel H.G., Scott R., Jones H.S. A Greek-English Lexicon. Vols. 1–2.

Oxford, 1996.

MEFR Mlanges de l’Ecole franaise de Rome ODB The Oxford Dictionary of Byzantium. Ed. A. Kazhdan. 1–3. Oxford, 1992.

OGIS Dittenberger Gu. (ed.). Orientis Graeci inscriptiones selectae. I–II. Lipsiae, 1903–1905.

RE Real-Encyclopdie der classischen Altertumswissenschaft / Hrsg. von A.F. Pauly, G. Wissowa et al. Stuttgart.

328 АРИСТЕЙ II (2010) Revue des tudes byzantines. Paris.

REB Rheinisches Museum fr Philologie. Frankfurt am Main.

RhM Huyse Ph. Die dreisprachige Inschrift buhr I. an der Ka‘ba-i Zardut (KZ).

KZ I–II. (Corpus inscriptionum Iranicarum. III/I/I). London, 1999.

Transactions of the American Philological Association. New York.

TAPhA Zeitschrift der Deutschen morgenlndischen Gesellschaft. Wiesbaden.

ZDMG Zbornik radova Vizantolokog instituta. Belgrad.

ZRVI VOL. VII

PHILOLOGIA CLASSICA ET HISTORIA ANTIQVA

ARISTEAS

–  –  –

Журнал издается Университетом Дмитрия Пожарского

Редакционный совет:

Н.В. Брагинская (Москва), А.Ю. Виноградов (Москва), А.В. Коптев (Хельсинки), А.Е. Кузнецов (Москва), К.Г. Красухин (Москва), В.Ф. Новодранова (Москва), С.Ю. Сапрыкин (Москва), О.В. Сидорович (Москва), И.Е. Суриков (Москва), Г.Р. Цецхладзе (Мельбурн), Ю.А. Шичалин (Москва), Михаэль фон Альбрехт (Гейдельберг)

Editorial council:

Nina Braginskaya (Moscow), Andrey Vinogradov (Moscow), Alexander Koptev (Helsinki), Alexander Kuznetsov (Moscow), Konstantin Krasukhin (Moscow), Valentina Novodranova (Moscow), Sergey Saprykin (Moscow), Olga Sidorovitch (Moscow), Igor Surikov (Moscow), Gocha Tsetskhladze (Melbourne), Yuri Shichalin (Moscow), Michael von Albrecht (Heidelberg)

Редакционная коллегия:

А.В. Подосинов (главный редактор), А.С. Егоров (заместитель главного редактора), С.А. Степанцов (заместитель главного редактора), И.А. Макаров, А.В. Мосолкин, В.В. Файер, А.В. Белоусов (ответственный секретарь)

Editorial Board:

Alexander Podossinov (Editor-in-Chief), Alexander Yegorov (assistant Editor-in-Chief), Sergey Stepantsov (assistant Editor-in-Chief), Igor Makarov, Alexey Mosolkin, Vladimir Fayer, Alexey Belousov (executive secretary) На первой странице обложки – Гермес и Аргус. Краснофигурная аттическая гидрия. 470–460 гг.

до н. э. Museum of Fine Arts, Boston, Massachusetts, USA (Boston 08.417).

Сайт: www.s-end-e.ru/aristeas E-mail: aristeas.classics@gmail.com Информационная поддержка: www.librarius.narod.ru

ОТ ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА

–  –  –

Седьмой том журнала «Аристей» открывается, как уже стало традиционным, латинской статьей – на этот раз Оксаны Цымбал и Алексея Следникова. В этой работе молодых коллег из Ярославля осуществляются все те принципы, на которых стоит журнал, – изучение древних классических языков (вплоть до умения писать на них и говорить), а через изучение языков, чем занимается классическая филология, проникновение в тайны истории в широком смысле слова (в данном случае в политическую борьбу в Афинах в IV в. до н. э.).

В разделе «Статьи» мы публикуем работы не только по античной филологии, космологии, истории и религии (статьи А.В. Подосинова о странствованиях Ио, И.Е. Сурикова об историческом толковании одного изображения на вазе, Н.В. Брагинской об истории почитания «мучеников макковейских»), но и статьи, чьи темы выходят за пределы античного периода истории, перенося нас в мир Византии. Тем не менее эти сюжеты или прямо соотносятся с античными реалиями (как в статье С.Р. Тохтасьева о некоторых топонимах у Константина Багрянородного), или основаны на тонкой эпиграфической работе по прочтению греческих граффити, сохранившихся не только в храме Софии Константинопольской, но и в древнерусских храмах Софии Киевской и Новгородской (статья А.А. Евдокимовой). Именно в этих статьях ярко проявляется тот континуитет, который существует между античной и средневековой культурой.

Раздел «Miscellanea», открывшийся в нашем журнале в предыдущем томе, содержит в этот раз три небольшие заметки историко-филологического характера (авторы – Е.А. Щербакова и А.В. Подосинов). Мы по-прежнему рассчитываем на поступление материалов для этого раздела от наших коллег – филологов и историков.

В «Критике и библиографии» помещены рецензия Н.К. Малинаускене на учебное пособие Л.В. Доровских «Древнегреческий язык», а затем рецензия на книгу самой Малинаускене «Классические языки в высшей школе» (автор рецензии В.В. Файер).

Мы намерены и дальше отслеживать и рецензировать книги, выходящие по античной истории и классической филологии.

«Хроника», помимо традиционного обзора событий, произошедших в прошлом году в классической филологии (автор В.В. Файер), содержит еще три в разной степени подробных отчета о проведенных в 2012 году исторических и филологических конференциях (авторы – А.И. Золотухина, Н.В. Брагинская и Н.В. Бугаева).

В разделе «Personalia» публикуется статья Е.С. Федоровой, посвященная 80-летию выдающегося немецкого филолога-классика Михаэля фон Альбрехта. Нам особенно приятно поздравить Михаила Георгиевича с его юбилеем, поскольку он является членом Редсовета «Аристея» и всячески споспешествует его работе.

В приложении «Классические языки в России» мы публикуем переписку выдающегося русского классика-филолога Аполлона Аполлоновича Грушка (1869/70–1929) 6 АРИСТЕЙ VII (2013) с коллегами из Новороссийского университета (подготовлено к печати Е.В. Скударь) и перевод «Агамемнона» Эсхила, выполненный и опубликованный ровно сто лет назад, в 1913 г., профессором кафедры классической филологии МГУ Сергеем Ивановичем Радцигом (1882–1968) (публикация Я.Л. Забудской). Мне особенно приятно видеть этот перевод в нашем журнале, так как мне посчастливилось в конце 60-х гг. учиться у С.И. Радцига.

В заключение хочу отметить первый отклик в печати на наш журнал: во втором томе альманаха «Scripta antiqua. Вопросы древней истории, филологии, искусства и материальной культуры» (М., 2012. С. 451–460) появилась рецензия на первые два тома «Аристея», написанная И.Е. Суриковым. Рассмотрев подробно и благожелательно материалы этих томов и высоко оценив их научный уровень, Суриков высказал также пожелание «избавиться от филологического “перекоса”» и надежду, что «в дальнейшем в “Аристее” должны занять подобающее место… статьи не только филологов (и искусствоведов), но и историков…». Ну что ж, включение И.Е. Сурикова в члены Редакционного совета нашего журнала и его активная публикаторская деятельность в последующих томах «Аристея» – залог того, что историческая проблематика будет в достаточной мере представлена на страницах журнала. Рецензия Сурикова заканчивается напутственными словами «Перед нами благое и полезное начинание. В добрый путь!». Постараемся оправдать высокую оценку нашего труда.

–  –  –

Латынь сегодня Oxana Tsymbal et Alexius Slednikov Quid Aeschinis oratoris exemplum de partibus Atheniensium saeculi IVi a. Chr. n. tradat................................................. 11 статьи А.В. Подосинов Странствования Ио в «Прометее Прикованном» Эсхила и архаическая картина мира греков........................................ 20 И.Е. Суриков О возможном историко-географическом контексте сюжета обсценного изображения на «вазе Евримедонта»

(малоизвестный эпизод греко-персидских войн)............................. 46 Н.В. Брагинская Почитание «мучеников Маккавейских» у евреев и христиан...................58

–  –  –

А.А. Евдокимова Палеография греческих граффити Софии Константинопольской, Софии Киевской и Софии Новгородской: сравнительный анализ............ 132

–  –  –

А.В. Подосинов О границе между Азией и Европой в Северном Причерноморье.............. 189 КритиКа и бибЛиография Н.К. Малинаускене. Рецензия на учебное пособие: Доровских Л.В.

Древнегреческий язык. 4-е изд., испр. и доп. М., Изд-во Флинта, Наука, 2011, 136 с............................................................... 192 В.В. Файер. Рецензия на книгу: Малинаускене Н.К. Классические языки в высшей школе. М., Изд-во Сретенского монастыря, 2012, 272 с., илл......... 194

–  –  –

А.И. Золотухина Конференция «Классическая филология в контексте мировой культуры.

Чтения, посвященные 90-летию Азы Алибековны Тахо-Годи»

(МГУ, 24 октября 2012 г.)................................................. 207 Н.В. Брагинская «Купидон и Психея» – очень медленное чтение: семинар-не-семинар, конференция-не-конференция........................................... 213 Н.В. Бугаева Круглый стол «Античность и Россия», посвящённый 1150-летию образования Российского государства..................................... 223 PersonalIa Е.С. Федорова «Поэзия и мысль в Риме неразлучны» (М. фон Альбрехт).................... 227 ПриЛожение: КЛассичесКие языКи в россии Е.В. Скударь Аполлон Аполлонович Грушка и Новороссийский университет.............. 239

–  –  –

latIn today Oxana Tsymbal et Alexius Slednikov Quid Aeschinis oratoris exemplum de partibus Atheniensium saeculi IVi a. Chr. N. tradat................................................. 11 artICles A.V. Podossinov Wanderings of Io in the “Prometheus Bound” by Aeschylus and the Archaic Weltbild of Greeks.......................................... 20 I.E. Surikov On a possible historical and geographical context of the obscene picture at the “Eurymedon vase” (An obsolete episode of the Greco-Persian Wars)................................................. 46 N.V. Braginskaya The Jewish and Christian worship of the “Maccabean martyrs”.................. 58

–  –  –

A.A. Evdokimova Paleography of the Greek graffiti from Saint Sophia cathedrals in Constantinople, in Kiev and in Novgorod: a comparative analysis.............. 132 mIsCellanea A.V. Podossinov How to transcribe into Russian the name of Demodamas?...................... 181

–  –  –

A.V. Podossinov On the boundary between Asia and Europe in northern Black Sea Region......... 189 revIews N.K. Malinauskene. Доровских Л.В. Древнегреческий язык. 4-е изд., испр. и доп. М., Изд-во Флинта, Наука, 2011, 136 с........................... 192 V.V. Fire. Малинаускене Н.К. Классические языки в высшей школе. М., Изд-во Сретенского монастыря, 2012, 272 с., илл......... 194

–  –  –

A.I. Zolotukhina The Conference «Classical philology in the Context of the World Culture».

Proceedings to 90th anniversary of Professor Aza A. Takho-Godi.

Lomonosov Moscow State University, 24 October 2012.......................... 207 N.V.

Braginskaya «Cupid and Psyche» – very slow reading:

seminar – not seminar, conference - not conference............................. 213

–  –  –

PersonalIa E.S. Fyodorova «Poetry and thought are inseparable in Rome» (M. von Albrecht)................. 227 suPPlement. ClassIC languages In russIa E.V. Skudar’ Apollon Grushka and the Imperial Novorossiya University..................... 239

–  –  –





Похожие работы:

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ АДВОКАТУРЫ И НОТАРИАТА ВЕРХОВЕНСТВО ЗАКОНА И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА Сборник научных статей Международной научно-практической конференции (Российская академия адвокатуры и нотариата. Москва. 22 декабря 2015 г.) ЮСТИЦИЯ Москва УДК 368 ББК 65.271 В36 Редколлегия: Г.Б. Мирзоев, предс...»

«МОДЕЛЬ ОЦЕНКИ УГРОЗ ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ. МЕТОДЫ И СИСТЕМЫ ЗАЩИТЫ ИНФОРМАЦИИ УДК 004.056 МОДЕЛЬ ОЦЕНКИ УГРОЗ ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ НА ОСНОВЕ МАТЕРИАЛОВ ХАКЕРСКИХ КОНФЕРЕНЦИЙ Э.Р. Хус...»

«ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ГИДРОМЕТЕОРОЛОГИИ И МОНИТОРИНГУ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ ПЕРВЫЙ ДВУХГОДИЧНЫЙ ДОКЛАД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ представленный в соответствии с Решением 1/СР.16 Конференции Сторон Рамочной Конвенции Организации Объединенных Наций об изменении климата Москва...»

«ВТОРОЙ ДВУХГОДИЧНЫЙ ДОКЛАД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ представленный в соответствии с Решением 1/СР.16 Конференции Сторон Рамочной Конвенции Организации Объединенных Наций об изменении кл...»

«Доклад на 6 международной конференции "Состояние и перспективы развития Интернета в России" Москва 13-15 сентября 2005 г. Преподавание систем коммутации: стандарты и потребности Б. С. Гольдштейн, заведующий кафедрой СКиРИ СПбГУТ, зам. директора ЛОНИИС, д.т.н.,...»

«1 Состояние и перспективы развития виноградарства в Узбекистане Уважаемые участники конференции! Разрешите мне приветствовать Вас от имени Холдинговой вкратце рассказать о компании и Узвинпром-холдинг виногра...»

«Medunarodnyj nauno-issledovatel'skij urnal ISSN 2303-9868 www.research-journal.org (с) Оформление типография "Литера" (с) Авторы статей НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ № 2 (9) 2013 Сборник по результатам XII заочной научной конференции Research Journal of International Studies. За достоверность сведений, изложенных в...»

«КОНСАЛТИНГОВАЯ КОМПАНИЯ "АР-КОНСАЛТ" НАУКА И ОБРАЗОВАНИЕ В XXI ВЕКЕ: ТЕОРИЯ, ПРАКТИКА, ИННОВАЦИИ Сборник научных трудов по материалам Международной научно-практической конференции Часть IV 2 июня 2014 г. АР-Консалт Москва 2014 УДК 001.1 ББК 60 Наука и образование в XXI веке: теория, практика, инновации: Н34...»

«Воронежский государстВенный униВерситет Факультет журналистики 50-летию журналистского образования в Центральном Черноземье посвящается КОММУНИКАЦИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ Материалы Всероссийской научно-практической конференции "Проблемы массовой коммун...»

«ВЫСТУПЛЕНИЕ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СОВЕТА ОБЩЕРОССИЙСКОГО ОТРАСЛЕВОГО ОБЪЕДИНЕНИЯ РАБОТОДАТЕЛЕЙ "ГОРОДСКОЙ ЭЛЕКТРИЧЕСКИЙ ТРАНСПОРТ" П.А. БЕРЛИНА Новосибирск, 06.06.2012 г. Тема сегодняшней конференции – современные технологии развития городского пассажирского транспорта. Однако технологии – это не самоцель, а лишь ин...»

«АВТОНОМНАЯ НЕКОММЕРЧЕСКАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ ЦЕНТРОСОЮЗА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ "РОССИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ КООПЕРАЦИИ" САРАНСКИЙ КООПЕРАТИВНЫЙ ИНСТИТУТ (ФИЛИАЛ) МОЛОДЕЖЬ...»








 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.