WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 11 |

«Публичная дипломатия как инструмент идеологической и политической экспансии США в мире, 1914–2014 гг. ...»

-- [ Страница 2 ] --

Исходя из этого, Гилбоа расширил толкование термина «публичная дипломатия» и ввел в научный оборот интерпретации публичной дипломатии как одностороннего рычага давления, как инструмента посредничества и дипломатического сигнализирования.

Его идеи были расширены такими учеными, как Дж. Ковэн и А. Арсено. Публичная дипломатия, по их мнению, состоит из трех «слоев»: монолога, диалога и сотрудничества. Форма монологовой публичной дипломатии использовалась в период «холодной войны», когда правительства СССР и США выплескивали поток односторонней информации в зарубежных странах без каких-либо попыток анализа того, как данная информация воспринимается слушателями. Форма диалоговой публичной дипломатии более современна и эффективна, поскольку подразумевает общение между правительством и обществом с целью обмена информацией и создания такого месседжа нации, который бы положительно воспринимался реципиентами и, как следствие, формировал позитивный образ государства. Например, США используют данную модель в странах Ближнего Востока. Наконец, сотрудничество как форма публичной дипломатии подразумевает создание таких совместных проектов между обществами, которые формируют позитивное восприятие друг друга. Авторы данной концепции утверждают, что последняя форма или модель публичной дипломатии наиболее эффективна, но долгосрочна в своем исполнении117.

Другими словами, исследователи утверждают, что от выбора той или иной модели публичной дипломатии будут зависеть ее инструментарий и результаты. Более того, во всех предлагаемых концепциях присутствует новая аргументация о диалоге и двустороннем сотрудничестве как эффективных формах публичной дипломатии.

Gilboa E. Diplomacy in The Media Age: Three Models of Uses And Effects // Diplomacy and Statecraft. Vol. 12, No 2, 2001. P. 1–27; Gilboa E. Searching for a Theory of Public Diplomacy // The Annals of the American Academy of Political and Social Science. Vol. 616, 2008. P. 55–77.

Cowan G., Arsenault A. Moving from Monologue to Dialogue to Collaboration: The Three Layers of Public Diplomacy // The Annals of the American Academy of Political and Social Science. Vol. 616, 2008. P. 10–30.

60 Данный тезис отсутствовал в теоретических работах о публичной дипломатии, например, периода «холодной войны».

Наконец, еще одна коммуникативная модель публичной дипломатии была предложена английскими учеными М. Леонардом, К. Стэд и К. Смевингом. В книге под названием «Публичная дипломатия» они пишут, что существует три модели или измерения публичной дипломатии: реактивное, активное и сотрудничество.

Реактивная публичная дипломатия — это реакция на события. Активная публичная дипломатия — это формирование общественного мнения в зарубежных странах.

Третье измерение — это сотрудничество с другими странами или группами лиц в зарубежном обществе118.

1.2.5 Теории маркетинга в изучении публичной дипломатии США: брендинг

Специалисты в области маркетинга, которые стали доминировать в среде специалистов по американской публичной дипломатии с начала 2000-х гг., привнесли в изучение последней идеи о национальном брендинге.

Впервые концепция национального брендинга была сформулирована в 2004–2006 гг. в трудах известного британского маркетолога и историка Саймона Анхольта, в которых он разработал систему индексации национальных брендов различных стран.

Создание позитивного бренда означает план мобилизации определенных стратегий, инвестиций и коммуникаций из разнообразных сфер деятельности государства для реализации одной цели — доказать миру, что нация заслуживает другого, более позитивного восприятия.

Основной способ успешной реализации цели — формирование имиджа посредством следующих традиционных мероприятий: 1) продвижение туризма; 2) экспорт продукции и услуг; 3) пропаганда политических решений правительства страны — как в области внешней политики, непосредственно влияющей на аудиторию, так и внутренней политики, освещаемой в международных СМИ; 4) привлечение инвестиций и иностранных предпринимателей, исследователей

Leonard M., Stead C., Smewing C. Public Diplomacy. L.: The Foreign Policy Centre, 2002; См. подробнее:

Долинский А. Дискурс о публичной дипломатии // Международные процессы. 2011. Т. 9. № 1. URL:

http://www.intertrends.ru/twenty-fifth/008.htm; http://www.diplomatica.ru/?pl=news&id=1016&lng=ru 61 и студентов; 5) культурный обмен, культурный экспорт и спорт; 6) привлекательность политических деятелей, знаменитостей и спортивных звезд119.

Соединение публичной дипломатии с маркетингом, а также применение законов последнего в продвижении имиджа государства сделало возможным появление идеи, что имидж правительства и политика его страны — это продукт, который необходимо продать иностранной аудитории. В итоге правительственный имидж стали называть национальным брендом. Создатель идеи национального брендинга С. Анхольт так определяет национальный бренд: это «контекст, в котором получаются сообщения, не сообщаемые непосредственно»120.

Анхольт утверждает, что общество воспринимает политику конкретного иностранного правительства в основном через призму сложившихся стереотипных представлений о стране в целом. Соответственно, события, усиливающие отрицательное восприятие страны, обычно пользуются значительным вниманием, в то время как информация, не подтверждающая сложившиеся предубеждения, чаще всего игнорируется. И наоборот, хороший национальный бренд может удержать иностранную общественность от концентрации внимания на отрицательной информации о стране.

В итоге сегодня успешные кампании в области публичной дипломатии — это не просто распространение некой положительной информации о государстве в зарубежных СМИ, а прежде всего интеграция влиятельных политиков, правительственных агентств, корпораций и international celebrities в систему брендменеджмента, поддерживающую единую, долгосрочную национальную стратегию.

Только тогда, когда такая координация реализуется, государство может иметь «реальный шанс воздействия на свой имидж и превращения его в конкурентоспособное преимущество, нежели препятствие или недостаток»121.

Например, администрация Б. Обамы последовательно придерживалась этой идеи:

например, осуществляя контртеррористическую операцию в Афганистане, президент потребовал от всех правительственных ведомств, военных, а также от неправительственных организаций и частных лиц следовать единой стратегической линии, обозначенной им в декабре 2009 г., а именно пропагандировать и Anholt S. The Importance of National Reputation // Engagement. Public Diplomacy in a Globalised World. Ed. by J.

Welsh, D. Fearn. L.: Foreign and Commonwealth Office, 2008. P. 36.

Anholt S. Public Diplomacy and Place Branding: Where’s the Link? // Place Branding. Vol. 2, 2006. P. 272.

Anholt S. Public Diplomacy and Place Branding: Where’s the Link? // Place Branding. Vol. 2, 2006. P. 272.

62 распространять идеи только в рамках обозначенной им стратегии ведения войны в Афганистане. Отход от единого бренд-менеджмента позиции США по афганской войне грозил «участникам» данного проекта отставкой и увольнением. Критические заявления о стратегии Б. Обамы в этой стране главнокомандующего войсками США и НАТО в Афганистане генерала Стэнли Маккристэла в интервью журналу Rolling Stone стоили ему должности в июне 2010 г. Увольняя главнокомандующего, президент официально заявил, что наличие единого мнения о том, что делают и будут делать США в Афганистане, определяет ее успех. Как известно, президент Б. Обама не был здесь оригинальным. О необходимости сохранения единого мнения по отношению к стратегической политике США в период военных конфликтов говорил президент Г.

Трумэн, отправляя в отставку за строптивость национального героя Америки — командующего вооруженными силами США в Тихоокеанском бассейне генерала Д.

Макартура — в разгар войны в Корее в начале 50-х гг.

Сегодня идеи Анхольта стали традиционными для ученых, которые изучают публичную дипломатию США с точки зрения продвижения положительного имиджа, образа или бренда США. Брендинг рассматривается как коммуникационный процесс между США и зарубежным обществом в целях изменения отношения последнего к США или консервации уже существующего позитивного отношения. В этом процессе мобилизованы все возможные национальные силы, ценности и идеи, которые способны создать позитивный образ государства.

Публичная дипломатия участвует лишь частично — как механизм передачи бренда, а не его создания122. По мнению сторонников данного подхода, бренд-менеджмент не может изменить отрицательный или устаревший национальный имидж. Скорее он может продвинуть появившийся на рынке новый продукт, например имидж президента Б. Обамы». Поэтому эксперты ставят вопрос о том, возможно ли изменить укоренившийся образ страны за рубежом. Для ответа на этот вопрос американские стратеги публичной дипломатии применяют концепцию «конкурентоспособной идентичности (competitive identity). Теория конкурентоспособной идентичности подразумевает действия, осуществляемые посредством соединения всех шести компонентов. Стратегия конкурентоспособной идентичности подразумевает формирование ясного рассказа о том, чт страна и ее Melissen J. The New Public Diplomacy: Soft Power in International Relations. Basingstoke. N.Y.: Palgrave Macmillan, 2007. P. 21.

63 граждане собой представляют, чт поддерживают, к чему стремятся и как собираются этого достигнуть.

В итоге можно утверждать, что в работах о публичной дипломатии сложилось две группы исследований, которые используют два разных понимания концепции брендинга.

Первая группа исследований опирается на традиционное понимание бренда и брендинга как способ продвижения имиджа нации, государства с точки зрения законов продажи обыкновенных товаров и маркетинга. Традиционалисты опираются на идею долгосрочной продажи позитивного образа нации через комплекс программ публичной дипломатии. Сюда относятся такие действия, как туризм, культура, роль отдельных граждан и весь комплекс проектов публичной дипломатии. Вторая группа исследований поддерживает понятие о репутации нации или государства, а не их бренде. Исследователи утверждают, что хотя нации и имеют бренды, нации не могут быть встроены в искусственно созданные практиками бренды124. Публичная дипломатия «продает» не бренд нации, а продвигает национальную репутацию125.

Другим поворотом в изучении брендинга и публичной дипломатии является тема о брендинге места (place branding). Данная концепция подразумевает широкий диапазон представлений ученых о месте: сюда включены и регионально-государственные измерения места, такие как Европа или отдельные страны, и структурные единицы как региональные транснациональные организации (например, Европейский Союз). В данном случае публичная дипломатия выступает как механизм передачи неких политических норм от государства к государству или от региональной структуры к другим государствам. Эта роль умело показана в одной из статей голландского ученого П. ван Хама. Ученый показал, как Европейский Союз использует публичную дипломатию для трансляции норм поведения на международной арене другим государствам126.

Dinnie K. Nation Branding: Concepts, Issues, Practice. Amsterdam: Elsevier, 2008.

Anholt S. Place Branding: Is it Marketing, or Isn’t It? // Place Branding and Public Diplomacy, Vol. 4, No 4, 2008. P.

2; Anholt S. Why Brand? Some Practical Consideration for Nation Branding // Place Branding, Vol. 2, No 2, 2006. P.

102.

См., например: Wang J. Managing National Reputation and International Relations in the Global Era: Public Diplomacy Revisited // Public Relations Review. No 32. 2006. P. 91–96.

Van Ham P. Place Branding: The State of the Art // Annals of the American Academy of Political and Social Science.

Vol. 616, 2008. P. 126–149.

64

Заключение к главе 1

История, международные отношения, политическая коммуникация, культурология, антропология, социология и другие науки предлагают нам определенное число концепций, которые возможно применить к изучению публичной дипломатии. Все проанализированные концепции можно объединить в две группы относительно того, как они трактуют отношения между спонсорами или инициаторами (givers или transmitters) программ публичной дипломатии и получателями этих программ в других странах (recipients или receivers). Концепции, которые используют специалисты в области политологии, международных отношений, политической коммуникации, маркетинга и социологии, объясняют в большей степени поведение спонсора (правительства) программ публичной дипломатии, т. е. тех, кто направляет свои программы в зарубежное общество.

В первую группу мы относим сторонников неолиберализма («мягкая» и «умная»

сила), конструктивизма, стратегической коммуникации, брендинга, пропаганды и политической индоктринации. Они акцентируют внимание на деятельности правительства США в рамках публичной дипломатии. Во вторую группу мы относим концепции, которые используют историки, культурологи или антропологи и которые объясняют в большей степени реакцию получателей программ публичной дипломатии США в зарубежных странах. Сторонники культурного империализма, американизации, диалога культур, а также культурной дипломатии хотя и затрагивают вопросы о действиях правительства США по реализации программ публичной дипломатии, все же ставят вопрос о реакции зарубежного общества на эти программы в виде сопротивления или, наоборот, в виде позитивного отклика.

Концепции первой группы применимы к изучению целей публичной дипломатии, в то время как концепции второй группы — к оценке конечных результатов публичной дипломатии США. Вторая группа концепций оценивает публичную дипломатию в более широком диапазоне и способствует более глубокому и комплексному пониманию природы данного аспекта внешнеполитической деятельности США.

65

–  –  –

Источники, которые использовались для подготовки данного исследования, подразделяются на две категории — архивные и опубликованные документы. В свою очередь, эти категории источников имеют несколько подгрупп, речь о которых пойдет в первой части главы.

Перед тем как перейти к дискуссии о документах, используемых в работе, необходимо отметить несколько замечаний об общей природе источниковой базы.

Основной корпус источников в исследовании — это документы правительственных ведомств США, которые вырабатывали, реализовывали или оценивали проекты публичной дипломатии. Почти все документы носят правительственный характер, т. е.

принадлежат авторству служащих Госдепартамента и Белого дома США, членов Совета национальной безопасности (далее — СНБ), конгрессменов и т. д.

«Правительственное происхождение» документов, их официальный и декларативный характер создают условия для критического анализа каждого документа. Открытые официальные документы правительства очень часто повествуют о достижениях программ публичной дипломатии США, скрывая провалы и ошибки, допущенные правительством. Чтобы получить сбалансированную картину развития публичной дипломатии США, необходимо работать с документами экспертного характера, т. е.

отчетами, оценками, подготовленными различными независимыми специалистами или ведомствами. Подобные документы носят более критический характер: в них отмечаются не только достижения, но и провалы и неудачи правительства в осуществлении публичной дипломатии.

Более того, для реконструкции сбалансированной исторической картины развития публичной дипломатии США исследователь должен понимать процедуру создания и прохождения разнообразных типов документов в отдельно взятом ведомстве, а также процесс принятия внешнеполитических решений США. Особое значение имеет знание 66 о том, для каких инстанций были подготовлены, скажем, отчеты дипломатов, решения СНБ, меморандумы ведомств Госдепартамента или отчеты представительств Агентства международного развития в зарубежных странах и др. Например, отчеты Агентства международного развития, подготовленные для Конгресса США, как правило, содержат завышенную оценку осуществленных проектов в области публичной дипломатии с целью получения от законодательной ветви власти одобрения и новых финансовых вливаний. А вот отчеты Счетной палаты Конгресса США, которая осуществляет аудит проектов различных ведомств, очень часто содержат негативные оценки, критику и пр., поскольку основная задача ведомства –– выявить провалы в осуществлении определенных проектов. Отчеты американских специалистов, которые реализовывали проекты Информационного агентства США или Агентства международного развития в зарубежных странах, содержат самую откровенную информацию о сложностях и неудачах реализации проектов, и данные документы предназначалась для внутреннего использования и никогда не выносились за стены ведомства.

Научная работа с правительственными документами США требует от исследователя понимания, что многие официальные документы содержат в основном стратегии, планы или задачи по осуществлению тех или иных проектов в области публичной дипломатии США. Чтобы верифицировать, как и насколько намерения правительства США были реализованы, необходимо отыскать и проанализировать документы о результатах выполнения определенных проектов публичной дипломатии, а в самом лучшем случае, — документы об оценках их эффективности. Задача по поиску таких документов является наиболее трудной, поскольку подобные источники не лежат на поверхности, как документы о планах публичной дипломатии. Поиск требует от исследователя солидного знания не только о ведомствах или их отделах, которые осуществляли проекты или оценивали результаты реализации проектов публичной дипломатии США (а значит, и создавали нужные нам источники), но и понимания того, какие документы могут быть достоверными с точки зрения получения информации о конечных плодах деятельности США в области культуры, образования и информации в зарубежных странах. Поиску и анализу источников, свидетельствующих о результатах конкретных проектов публичной дипломатии в определенный период и в конкретных государствах, мы посвятили немало времени и 67 усилий. Именно анализ конечных результатов проектов публичной дипломатии США создает, как нам представляется, законченную историческую картину — история конкретного проекта публичной дипломатии в каждой отдельной стране имеет свое начало и свой конец, что отличает данное исследование от других работ, в которых анализируются только планы, стратегии и задачи американской культурной дипломатии, перечисляются проекты, но нет анализа результатов подобной деятельности США. Наличие документов о результатах выполнения проектов является самым важным критерием для выполнения полноценного анализа американской публичной дипломатии. В силу этого многие проекты публичной дипломатии, например проекты публичной дипломатии США в странах Азиатско-Тихоокеанского региона (далее — АТР) не были включены в данное исследование, поскольку они имели только одну сторону документального подтверждения — планы, интенции или задачи — и не содержали широкого корпуса документов о результатах реализации проектов публичной дипломатии.

Наконец, признавая источниковедческий подход о делении документальной базы на актовые источники (обязательные для реализации правительственными ведомствами) и нарративные источники в качестве ведущего метода классификации исторических источников, в данном исследовании мы предлагаем деление источников на опубликованные и неопубликованные, а также классификацию источников по месту происхождения.

2.1.1 Архивные документы

Документы, относящиеся к публичной дипломатии США, находятся сегодня в нескольких архивах и архивных коллекциях библиотек США и стран Европы. Фонды Национального архива США (National Archives and Records Administration), которые расположены в его аффилированном отделе в штате Мэриленд, представляют наиболее полный источник архивных неопубликованных материалов по теме исследования. Архивные и неопубликованные коллекции (manuscript collections) библиотек университета штата Арканзас, университета штата Индиана, коллекции президентских библиотек и библиотеки Свободного университета в Берлине также содержат неопубликованные документы о публичной дипломатии США.

68 Фонды Национального архива США Отделение Национального архива США в штате Мэриленд содержит несколько фондов, документы которых относятся к истории развития публичной дипломатии США. Фонды Государственного департамента США, Агентства международного развития, Информационного агентства, оккупационной администрации США в Германии и др. являются основной для нашего исследования.

Как правило, документы помещены в коробки и папки без прошивки и систематизированы по месту своего происхождения — по ведомствам, по отделам Госдепартамента, по странам дипломатических миссий США и т. п. Отсутствие прошивки и нумерации страниц в папках создает полный беспорядок в хронологической последовательности расположения документов, что затруднят работу историков. В основном документы используемых нами фондов — это оригинальные «бумажные» документы, но часть документов представлена в виде микрофильмов.

Центральным источником является фонд Госдепартамента США (Records group № 59). Данный фонд содержит переписку между отделами Госдепартамента и дипломатическими представительствами США по вопросам публичной дипломатии.

Кроме этого, фонд содержит такие документы, как планы проектной деятельности США для каждой отдельной страны и отчеты по реализации проектов публичной дипломатии, которые направлялись атташе по культуре в Вашингтон. Наиболее ценными документами являются письменные отчеты дипломатов о результатах реализации проектов публичной дипломатии США, а также об их наблюдениях за поведением или реакцией реципиентов программ культуры, образования или информации США. Документы фонда относятся к периоду «холодной войны», но также есть документы, которые относятся и к более позднему периоду, к эпохе 1990-х гг. 127 Только частично материалы данного фонда введены в научный оборот отечественными и зарубежными учеными, которые занимаются проблемами «холодной войны». Однако документы отделов по вопросам образования и культуры вводятся в научный оборот впервые.

Вторым важным по значимости для данного исследования является фонд Агентства международного развития (Records group № 286). Удивительно, но документы данного фонда еще не задействованы в научном обороте. Такое National Archives and Records Administration (далее — NARA). Records Group No 59. General Records of the Department of State.

69 невнимание ученых к материалам данного фонда объясняется тем, что публичная дипломатия США ассоциируется чаще с документами фонда Госдепартамента или фонда Информационного Агентства, а не с документами фонда Агентства международного развития. Поэтому два первых фонда привлекают внимание ученых и, как следствие, архивные материалы Госдепартамента и Информационного агентства частично введены в научный оборот. А вот документы Агентства международного развития используются в научном исследовании впервые. Однако именно это ведомство стало основным механизмом правительства США по созданию новых учебных заведений, по реформированию университетов и школ в зарубежных странах, а также по созданию неправительственных организаций, партий, проведению выборов и т. п., что также относится к публичной дипломатии.

Данный фонд содержит широкий корпус документов. Наиболее ценными и интересными являются отчеты американских консультантов и профессуры, а также представительств Агентства международного развития при посольствах США о процессе создания или реформирования зарубежных образовательных учреждений.

Отчеты содержат критические замечания специалистов по поводу неудач в реализации проектов, а также раскрывают подробности взаимоотношений между представителями Агентства международного развития и профессурой в определенном зарубежном университете. Подобные документы позволяют исследователям понять причины сопротивления местного университетского сообщества реформам, которые пытались осуществить США в самых разных странах: Германии, Японии, Эфиопии, Афганистане, Никарагуа, Египте, Иране, Ираке и пр. В фонде также представлены документы отдельных отделов Агентства международного развития, и среди них выделяются документы Отдела по американским учебным заведениям за рубежом, документы Отдела по развитию демократии, а также документы региональных отделов, куда стекались отчеты от американских университетов, специалистов, неправительственных учреждений, которые реализовывали проекты Агентства на местах.

В наиболее полном объеме данное исследование использовало документы Агентства международного развития, касающиеся американских проектов в странах Ближнего Востока, Африки и Латинской Америки, поскольку они имеют полноценные 70 оценки результатов деятельности США. Документы указанного фонда относятся к периоду 1960-х — 2000-х гг. 128 Следующим фондом Национального архива США, документы которого использовались в данном исследовании, является фонд Информационного агентства США (Records group № 306). Фонд содержит отчеты, статистические материалы и пр., собранные представительствами Информационного агентства за рубежом.

Несомненной ценностью являются отчеты об эффективности программ пропаганды, обменов в области культуры и образования. Особый отдел Информационного агентства осуществлял оценку эффективности влияния программ на целевую аудиторию в зарубежных странах, а также оценивал техническую сторону вопроса работы радиостанции «Голос Америки». Ежегодные отчеты ведомства об обменах между США и странами Восточного блока, включая СССР, представляют неоценимый источник информации об успехах и провалах данного направления политики.

Отдельной группой выступают отчеты и материалы, касающиеся программ обмена и обучения иностранных граждан по программам Госдепартамента. Однако они не систематизированы хронологически и часть этих документов хранится в фонде Госдепартамента.

Огромный пласт документов посвящен отдельным странам. Информационное агентство составляло ежегодный план реализации программ публичной дипломатии для каждой страны, выявляя необходимую целевую аудиторию. Как правило, план составлялся посольством США и утверждался в Вашингтоне, в штаб-квартире Информационного агентства. Фонд содержит тысячи новых рассекреченных документов по каждой стране, что раскрывает перед исследователем широкие перспективы для понимания системы отбора граждан, методы реакции США на советскую пропаганду, а также просчеты посольств в отношении формирования той или иной программы.

Другой группой документов выступают отчеты, письменные транскрипты вещания, статистика и оценки эффективности, связанные с деятельностью радиостанции «Голос Америки». Документы позволяют понять, какие ценности США транслировали странам «железного занавеса», своим партнерам, а также ответить на вопрос, являлась ли информационная пропаганда эффективным инструментом решения таких NARA. Records Group No 286. Records of the Agency for International Development.

71 политических задач, как расшатывание советской идеологии в странах Восточной Европы, Ближнего Востока и пр. Несомненный интерес представляют документы о планировании и результатах информационных кампаний США в период «холодной войны». Документы свидетельствуют, что США было крайне непросто выступать против машины советской публичной дипломатии — многие проекты, например в странах Ближнего Востока или Африки, заканчивались неудачей, не достигнув «ушей»

целевой аудитории». Представляют интерес для нашего исследования отчеты американских послов Венгрии о восстании, а также работа радиостанции «Голос Америки» в этой стране. В фонде сохранились материалы о разработке информационной кампании США, например во время Польского кризиса 1982 г.

Отдельным направлением среди документов фонда выделятся такое направление публичной дипломатии, как проведение выставок, которые презентовали культуру США129. В фонде сконцентрированы документы, которые выходят за хронологические рамки существования Информационного агентства (1953–1999 гг.) и относятся к ведомствам — предшественникам агентства, существовавшим в 1917–1952 гг. Кроме этого, сегодня правительство США рассекретило документы, относящиеся к периоду 1990-х гг., что привлекает многих ученых к работе с данным фондом. Однако материалы данного фонда только частично введены в научный оборот.

Наконец, в исследовании задействованы документы таких фондов, как фонды американских оккупационных властей в Германии, 1945–1955 гг. (Records group № 260 и № 466), а также фонд Отдела военной информации (Records group № 208). Фонды 260 и 466 хранят документы о политике отделов по образованию, культуре и информации американских оккупационных властей в Германии на протяжении 1945– 1955 гг. Эти документы способствовали пониманию того, как на местах реализовывалась политика США, какие возникали проблемы, как отбирались студенты, как внедрялись новые дисциплины в немецкие университеты и т. п. 130 Особенно интересными являются документы по созданию Свободного университета в Берлине, поскольку они приоткрывают картину событий, которая отличается от общепризнанной среди зарубежных историков131. Фонд Отдела военной информации NARA, Records Group No 306. Records of the U.S. Information Agency.

NARA. Records Group No 260. Records of U.S. Occupation Headquarters, World War II; Records Group No 466.

Records of the U.S. High Commissioner for Germany.

Зарубежные историки обвиняют СССР в расколе Университета в Берлине, на обломках которого были созданы Свободный университет в Западном Берлине и Университет им Гумбольдта в Восточном Берлине.

72 № 208 предоставил нам интереснейшие документы о создании механизма внешней пропаганды правительства США в виде радиостанции «Голос Америки» в 1940-е гг.132 Архивные фонды библиотек Несколько библиотек, расположенных в США и в некоторых странах Европы, содержат уникальные и неопубликованные документы о публичной дипломатии.

Некоторые из них впервые вводятся в научный оборот.

Библиотека университета штата Арканзас, расположенная в городе Фейетвилль, содержит неопубликованные документы, которые еще не были использованы специалистами по данной теме. Фонд отдела Госдепартамента по культуре и образованию хранит отчеты американских специалистов, которые реализовали многочисленные проекты в области публичной дипломатии в зарубежных странах.

Отчеты действительно уникальны, поскольку содержат подробности, а также имена и биографии тех американцев, которые были приглашены внешнеполитическим ведомством США для выполнения каких-то задач в зарубежных странах. Подобных отчетов нет в фонде Госдепартамента в Национальном архиве США, они хранятся только в данной библиотеке. Причина такого странного положения вещей — отсутствие отчетов, направленных в Госдепартамент, в Национальном архиве — объясняется очень просто. Ректором Университета штата Арканзас одно время был У.

Фулбрайт, известный сенатор и инициатор создания глобальной программы образовательных обменов. Ему удалось перевезти в Арканзас огромное количество документов Отдела по культуре и образования Госдепартамента, которые позже стали доступны для исследователей. Основную часть этих документов и составили персональные отчеты, письма и запросы американской профессуры, экспертов в области пропаганды и пр., которые направлялись Госдепартаментом для реализации задач публичной дипломатии в зарубежные страны133.

Библиотека штата Индиана, расположенная в кампусе университета в Блумингтоне, содержит фонд ректора университета, известного участника различных проектов Госдепартамента в области образования в зарубежных странах Г. Вэлса. Будучи ректором, Г. Вэлс сделал университет штата Индиана одним из постоянных Однако документы данного фонда позволяют нам утверждать, что США стремились создать новый университет еще до того, как состоялся раскол единого Университета в Берлине. См.: Tsvetkova N. Failure of American and Soviet Cultural Imperialism in German Universities, 1945–1990. Leiden, Netherlands: E J Brill, 2013 NARA. Records Group No 208. Records of the Office of War Information.

Arkansas University Library. Manuscript Collection No 468. Bureau of Educational and Cultural Affairs.

73 контрагентов Госдепартамента в реализации проектов по реформированию университетов за рубежом. Сам ректор принимал активное участие в реформировании вузов Германии и Афганистана, в которых он ввел систему вступительных экзаменов и внедрил политологию. Фонд библиотеки содержит откровенные отчеты профессуры университета о проделанной работе, которые были подготовлены для правительственных ведомств в Вашингтоне. Отчеты содержат уникальные сведения о том, как профессура, например, в Афганистане, оказывала сопротивление американским реформам или как студенты выступали против введения вступительных экзаменов и пр.134 Архивные документы библиотеки Свободного университета, находящейся в Берлине, –– это неопубликованные материалы СНБ. Они хранятся в данной библиотеке в виде микрофильмов и были использованы в данном исследовании для детальной реконструкции событий 1945–1950-х гг. Именно в этот период существующие неправительственные программы в области образования и культуры стали частью внешней политики США. Документы СНБ позволили реконструировать дебаты внутри политического истеблишмента США по поводу использования пропаганды в качестве инструмента противодействия распространению советской идеологии, а также реконструировать процесс создания Информационного агентства США в 1953 г.135 Наконец, в данный раздел мы отнесли неопубликованные документы президентской библиотеки имени Р. Рейгана. Из многочисленных документов, относящихся к периоду администрации Р. Рейгана, мы задействовали документы и материалы СНБ за 1982–1985 гг., а также документы Национального фонда в поддержку демократии, который был создан президентом. Данные документы позволили нам в деталях разобрать политику администрации в странах Восточной Европы и СССР, а также сделать вывод о значении пропаганды и культурного наступления во внешней политике Рейгана против идеологии СССР 136. Несомненно, данное исследование задействовало документы и других президентских библиотек. Многие документы библиотек Ф. Д. Рузвельта, Г. Трумэна и Д. Эйзенхауэра размещены в цифровых Indiana University Archives. Archive Collection C 498. Kabul University Administration Program records, 1964– 1972.

Minutes of Meetings of the National Security Council. The Microform Holdings of the John-F. Kennedy-Institut Library.

Executive Secretariat, National Security Council: Records. Ronald Reagan Presidential Library.

74 коллекциях, которые опубликованы на сайтах указанных библиотек, и содержат источники общего характера по периоду «холодной войны», а также документы по культурной дипломатии США 1930-х –– 1950-х гг. 137

2.1.2 Опубликованные источники

Опубликованные документы можно разделить на следующие группы. К первой группе источников относятся международные и двухсторонние соглашения в области культуры, образования и информации; ко второй — документы законодательной ветви власти США; к третьей — документы исполнительной ветви власти США; к четвертой группе источников — мемуары тех политических деятелей, которые принимали непосредственное участие в реализации публичной дипломатии США.

Международные и двухсторонние соглашения в области культуры, образования и информации Анализ публичной дипломатии или внешней культурной политики США мы должны были бы начать с изучения международных конвенций, которые относятся к деятельности таких организаций как ООН, ЮНЕСКО и т.п. Однако необходимо признать, что в документах американского правительства о формировании, реализации и оценках результатов своей деятельности в области публичной дипломатии, нет упоминаний международных документов в области культуры, образования и информации. Публичная дипломатия ставит перед собой строго политические задачи одностороннего характера, которые не всегда соотносятся с международным правом в области культурной дипломатии. Взаимный культурный обмен как основное условие для многосторонней или двухсторонней публичной дипломатии не является основным содержанием американского подхода138.

В силу этого, в исследовании были использованы только те международные и двухсторонние соглашения, которые непосредственно относятся к заявленной теме исследования. Соглашения между США и другими странами, которые фиксировали объемы финансирования, численность участников и т. п., представляют значительный

Harry Truman Presidential Libraty. Online Documents. URL:

//www.trumanlibrary.org/whistlestop/study_collections/; D. Eisenhower Presidential Library. Online Documents. URL:

http://www.eisenhower.archives.gov/research/online_documents.html См., например, международную конвецию ЮНЕСКО о культурном сотрудничестве: Declaration of Principles of International Cultural Co-operation, 1966 // UNESCO. URL: http://portal.unesco.org/ 75 интерес, поскольку предоставляют историкам четкую картину масштабов деятельности программ США в других странах. Например, распространенная точка зрения в зарубежной историографии о том, что Вашингтон осуществлял масштабные проекты в области культуры и образования в странах Латинской Америки в 1930-е гг., не подкрепляется международными соглашениями и документами, которые были основой для осуществления культурной экспансии США в данном регионе.

Соглашения между США и странами Латинской Америки в данной области свидетельствовали о двух-трех участниках в год, которые принимали участие в программах обмена США. Многие соглашения можно найти в так называемых «цифровых» архивах США, которые представляют собой «оцифрованные»

международные соглашения, опубликованные на сайтах университетов или исследовательских центров США139.

В традиционном виде подобные документы опубликованы в известных сборниках документов внешней политики США, издаваемой Госдепартаментом США. В настоящий момент существует несколько десятков томов, повествующих о событиях внешней политики США до начала 1970-х гг. 140 Многие сборники теперь имеют электронную версию, которая доступна на сайте Госдепартамента141. Международные и двухсторонние соглашения сопровождаются другими интереснейшими документами — меморандумами, докладными записками и отчетами различных внешнеполитических ведомств, — которые проливают свет на историю появления того или иного соглашения, а также на переговорный процесс между участниками соглашения.

Документы законодательной ветви власти США Документы Конгресса США представляют широкий пласт самых различных документов, включая законодательные акты, протоколы заседаний Палаты представителей и Сената, а также опубликованные слушания в профильных комитетах, аудиторские отчеты Счетной палаты, экспертные оценки исследовательского центра и пр. Среди этого широкого набора документов мы См., например: National Security Archive // George Washington University. URL: www.gwu.edu/nsarchiv;

Federation of American Scientists. URL: http:www.fas.org Foreign Relations of the United States, 1943–1980. URL http://history.state.gov/historicaldocuments. См. также: A Decade of American Foreign Policy. Basic Documents, 1941–1949; 1950–1955. Wash. D. C., 1985, 1957; American Foreign Policy. Current Documents, 1986. Wash. D. C., 1987.

Office of the Historian // Department of State. URL: http://history.state.gov/historicaldocuments 76 отобрали те, которые существенным образом повлияли на основные выводы нашей работы, или те, которые несут в себе достоверные факты.

Законодательные акты Конгресса США — это законы, резолюции и законопроекты о публичной дипломатии США. Программы публичной дипломатии включены в раздел свода законов США о внешней политике США142. Кроме этого, в разделе опубликованы резолюции, прокламации, международные соглашения и договоры, а также реорганизационные планы, одобренные Конгрессом США по нашей теме143.

Более того, ежегодно Конгресс США принимает законы о приоритетах внешней политики и финансировании внешнеполитической деятельности США. Именно в этих законах указаны действующие программы публичной дипломатии, страны, на которые они распространяются, а также точная сумма денег. Данные источники предоставляют историкам уникальную особенность –– собрать прямые доказательства о роли публичной дипломатии США в политической жизни зарубежных стран. В качестве источников были привлечены тексты законов каждой сессии конгресса, начиная 1943 г. и заканчивая 2014 г.144 Законы США по нашей теме разделены на четыре группы: а) законы об отдельных программах в области информации, образования и культуры; б) законы о программах обучения зарубежных специалистов, политиков, лидеров НПО и партий; в) законы о программах международного военного обучения и г) законы о финансировании публичной дипломатии США. Как правило, три первых группы законодательных актов только анонсируют существование той или иной программы публичной дипломатии. Последняя же группа фиксирует объемы бюджетных средств, расходуемых на реализацию программ и деятельность правительственных ведомств.

Первая группа законодательных актов является источником для определения внешнеполитических задач, на выполнение которых направлены различные программы публичной дипломатии. Законы позволяют проследить историю возникновения программ публичной дипломатии, их распространение по регионам и установить внешнеполитические ведомства, ответственные за осуществление U.S.Code, Title 22 “Foreign Relations and Intercourse” // The Library of Congress. URL: http://thomas.loc.gov См., например: United States Statutes at Large. Vol. 1–73 (1853–1958). Wash.: GPO, 1854–1958.

Под термином «федеральный закон» (public law) понимаются закон, вступивший в силу после подписания его президентом, и совместные резолюции конгресса, имеющие статус закона (joint resolution).

77 программ145. Вторая группа законодательных актов включает в себя по большей части документы о зарубежной помощи США другим странам. Частью зарубежной помощи является обучение в США специалистов, а также лидеров партий и НПО146. Сведения о программах обучения зарубежных военных кадров содержатся в законах о зарубежной военной помощи США, что определило наличие отдельной третьей группы.

Документы этой группы являются источником для понимания причин, скажем, создания программы военного обучения для одной страны и ее закрытия для другой.

По законам можно проследить эволюцию передачи полномочий по администрированию программ международного военного обучения от госсекретаря к министру обороны и наоборот147.

Четвертая группа, как было отмечено, санкционирует ежегодный объем денежных средств на осуществление программ публичной дипломатии. Финансирование ее программ относится к статье расходов правительства США на внешнеполитические операции. Затраты на осуществление программ публичной дипломатии фиксируются в законе «Ассигнования на внешнеполитические операции» или в законе «Финансирование внешнеполитической деятельности США»148. В самой последней редакции данный закон звучит как «Ассигнования на программы Госдепартамента и внешнеполитических операций» 149. Данная группа источников является наиболее важной для понимания смены региональных приоритетов в использовании публичной дипломатии для реализации определенных внешнеполитических задач. Скажем, только благодаря изучению данных документов за 1990-е — 2000-е гг. удалось установить планы правительства США по созданию демократических институтов и новых партий, а также проведению выборов в таких странах постсоветского пространства, как Украина или Грузия. В структуре данного законодательного акта существуют разделы, посвященные финансовой поддержке неправительственных организаций и партий. Это позволило проследить тенденции развития данных См., например: Support Eastern Europe Democracies. Public Law 179, 101st Congress. November 28, 1989;

Freedom Support Act. Public Law 511, 102nd Congress. October 24, 1992; VOICE Act — Victims of Iranian Censorship Act. Public Law 111-84, 2010 // The Library of Congress.

URL: http://thomas.loc.gov Foreign Assistance Act. Public Law 195, 87th Congress. September 04, 1961; The Peace Corps Act. Public Law 293, 87th Congress. September 22, 1961 и др. // The Library of Congress. URL: http://thomas.loc.gov См., например: Dismantling of the Former USSR. Public Law 484, 102nd Congress. October 23, 1992 // The Library of Congress. URL: http://thomas.loc.gov Foreign Operations, Export Financing, and Related Programs Appropriations Public Waws, 1996 – 2002, 2004 – 2007 // Department of State and Related Agencies Appropriations Public Laws, 1995–2014 и др. // The Library of Congress.

URL: http://thomas.loc.gov См., например: State, Foreign Operations, and Related programs Appropriations Bill, 2008, The Committee on Appropriations. House of Representatives, 110th Congress, 1st Session, June 18, 2007. Wash., D.C.: GPO, 2007.

78 программ в указанных странах и определить основных грантополучаталей как в США, так и в странах постсоветского пространства.

Материалы слушаний (hearings) — это протоколы заседаний и выступления (testimony) в профильных комитетах двух палат Конгресса США. Как показывает наш опыт работы с данным типом источников, самые важные документы относятся к деятельности двух комитетов, в которых чаще всего обсуждаются вопросы публичной дипломатии: Комитет по внешней политике сената и Комитет по международным отношениям палаты представителей150. Как правило, протоколы заседаний, а также тексты подготовленных выступлений экспертов и членов исполнительной власти опубликованы в виде особых изданий и могут быть доступны в библиотеке Конгресса США. В последние годы комитеты публикуют тексты выступлений приглашенных экспертов на своих сайтах, а вот процесс самого заседания выкладывается в Сеть в виде видеоролика.

Слушания по своей тематике могут быть самыми разнообразными: по законопроектам о финансировании и осуществлении программ публичной дипломатии 151 ; по новой стратегии публичной дипломатии 152 ; по использованию программ для решения конкретных внешнеполитических задач153; по реорганизации агентств, связанных с публичной дипломатией154, и др. Опубликованные стенограммы слушаний позволяют четко устанавливать позиции различных группировок в Конгрессе относительно публичной дипломатии США, а также выявлять влияние

Cм. Протоколы слушаний: U.S. Senate Committee on Foreign Relations. Hearing. URL:

http://www.foreign.senate.gov/hearings См., например: Budget Testimony of Secretary of State Condoleezza Rice Submitted for the Record to the Senate

Foreign Relations Committee Tuesday, February 14, 2006 // Senate Committee on Foreign Relations. URL:

http://foreign.senate.gov/hearings; Chairman Royce. Ranking Member Engel Introduce U.S. International Broadcasting

Reform Legislation, April 29, 2014 // House Committee on Foreign Relations. URL:

http://foreignaffairs.house.gov/press-release/chairman-royce-ranking-member-ngel-introduce-us-internationalbroadcasting-reform См., например: U.S. Public Diplomacy: Time to Get Back in the Game. A Report to Members of the Committee on Foreign Relations United States Senate. Wash., D.C.: GPO, 2009; Diplomacy in the Age of Terrorism: What is the State Department’s Strategy?. Hearing Before the Committee on International Relations. House of Representatives, 108th Congress, 2nd Session. August 19, 2004. Wash., D. C.: GPO, 2005.

См., например: Afghan Women and Girls: Building the Future of Afghanistan. Hearing Before the Subcommittee on International Operations and Organizations, Human Rights, Democracy and Global Women's Issues and the Subcommittee on Near Eastern and South and Central Asian Affairs Senate Foreign Relations Committee February 23,

2010. Wash., D.C.: GPO, 2010; Radio Free Europe/Radio Liberty and Voice of America: Soft Power and the Free Flow of Information. Hearing Before the Committee on Foreign Affairs, House of Representatives, 111th Cong., 2nd Sess., July 23, 2009. Wash., D. C.: GPO, 2009 и др.

См., например: The Importance of the Independent U.S. Information Agency. Senate. Sep. 12, 1995 // Congressional Record. Sep. 12, 1995. P. S13477; H.R. 4490. To Enhance the Missions, Objectives, and Effectiveness of United States International Communications, and for Other Purposes, 2015. 113th Congress, 2nd Sess., 2014 // House Committee on Foreign Relations. URL: http://foreignaffairs.house.gov/bill/hr-united-states-international-communications-reform-actи др.

79 отдельных конгрессменов и представителей кабинета на формирование основ политики США в этой области и специфику тактической линии лоббистских групп (академические, деловые, военные круги). Как правило, на слушаниях выступают лица из администрации президента, руководители отдельных региональных отделов Госдепартамента, послы США в зарубежных странах, а также представители академических кругов и лидеры неправительственных организаций, участвующие в администрировании программ. В приложениях к материалам слушаний публикуется полный доклад выступавшего, где приведены статистические данные, исторические экскурсы и результаты осуществления на практике программ международного образования. Самым важным источником являются выступления независимых экспертов. Эксперты оценивают результаты реализации программ и выявляют проблемы в функционировании одного из ведомств публичной дипломатии, например радиостанции «Голос Америки». Такие выступления наполнены фактами, статистикой и социологическими опросами, что привносит совершенно иные краски в картину развития публичной дипломатии, которая создана пресс-релизами или отчетами Госдепартамента.

Отчеты о дебатах на пленарных заседаниях обеих палат, публикуемые в официальном издании конгресса Congressional Record, также представляют неоценимый источник выявления порой самых различных мнений законодателей и приглашенных экспертов касательно предложенных законопроектов о программах международного образования. Тексты выступлений включают самый разнообразный материал (перепечатки статей из прессы, научные оценки и проекты исследовательских институтов по осуществлению программ международного образования, письма и др.). Более того, в Congressional Record публикуются послания президента, госсекретаря, других лиц исполнительной власти по поводу очередного законопроекта о программах 155. Немаловажное значение для нашего исследования имеют письменные рекомендации, отчеты, доклады комитетов и комиссий конгресса.

Они обеспечивают детальное и всестороннее рассмотрение таких вопросов, как роль программ обменов во внешней политике США и СССР156, влияние программ обучения на имидж и позицию США в развивающихся странах и многое другое. За разработку Congressional Record, 1945, 1981–1998, 2014 // The Library of Congress. URL: http://thomas.loc.gov См., например: Report on Exchanges with the Soviet Union and Eastern Europe. Report of Department of State. No

18. January 1, 1962. Wash.: GPO, 1962.

80 подобных докладов отвечают квалифицированные специалисты, что способствует объективной оценке политики США в данной сфере.

Среди документов Конгресса выделяются отчеты Счетной палаты (Government Accountability Office). Счетная палата занимается оценкой эффективности стратегий и программ публичной дипломатии США. Данный вид документов представляет собой неоценимый источник результатов использования данного дипломатического инструмента. Палата проводит оценку результатов реализации каждой из программ публичной дипломатии США, фиксируя ошибки, провалы и неудачи. Аудит обычно проводится по странам или по типам программ публичной дипломатии, а также по отдельным ведомствам, которые финансируют и реализуют программы. Тем самым в руки исследователя попадают более сбалансированные данные об истинном положении вещей в данной области, что приводит к получению объективных выводов157.

К материалам Конгресса США относятся издания службы Congressional Quarterly.

Помощь в подготовке данного исследования оказали сборники под названием “Congress and the Nation”. В них систематизированы документы о взаимоотношениях между конгрессом и президентом относительно принятия решений по внешней политике, программам зарубежной помощи и обучения студентов и специалистов в США. В них приводится статистический и нарративный материал о внутренней обстановке США и международных отношениях, что позволяет «не вырывать»

программы публичной дипломатии из исторического контекста158.

Указатели и справочные материалы Конгресса США содержат биографические данные о конгрессменах, их партийной принадлежности; данные о составе комитетов и подкомитетов конгресса, статистику, а также информацию о вспомогательных управлениях Капитолия и об обязанностях служащих Белого дома. Указатели по конгрессам США снабжены исторической информацией относительно формирования функций и полномочий ветвей власти, а также о некоторых важных событиях, происходивших на международной арене и вызвавших острые дебаты в конгрессе, U.S. Public Diplomacy Actions Needed to Improve Strategic Use and Coordination of Research, GAO Report, 2007;

U.S. Public Diplomacy. Key Issues for Congressional Oversight. Washington, DC: United States Government Accountability Office, 2009 // United States Government Accountability Office. URL: www.gao.gov Congress and The Nation. Vol. VIII. 1990–1992. Wash.: CQ Inc., 1993.

81 подробных биографий президентов, их окружения и политиков, сыгравших определенную роль в принятии того ли иного законопроекта159.

Документы исполнительной ветви власти США Документы исполнительной ветви власти США представляют широкий корпус источников, состоящий из таких подгрупп, как документы Совета национальной безопасности, материалы отделов Госдепартамента, отчеты и письменные рекомендации правительственных комиссий в области публичной дипломатии, публичные заявления президента в данной области и, наконец, опубликованные материалы и документы Агентства международного развития и Информационного агентства США.

Документы Совета национальной безопасности США, частично рассекреченные, представляют собой бесценный источник информации о процессе формирования стратегии публичной дипломатии и о ее связи с целями и задачами внешнеполитической деятельности США. Меморандумы, протоколы заседаний членов СНБ, черновики президентских директив, отчеты специальных рабочих групп и др.

раскрывают влияние роли личности и мировоззрения политического истеблишмента США на становление и развитие программ как инструмента внешней политики США в период «холодной войны». Также документы позволяют сделать вывод о влиянии изменяющегося контекста международных отношений на публичную дипломатию США. Большинство документов были исследованы автором в библиотеке института США при Свободном университете в Берлине, а другая часть опубликована на сайтах Национального архива США, различных университетов и исследовательских центров160.

Документы отделов по информационным программам и образовательным обменам Госдепартамента — это краткие справки, отчеты для Конгресса, оценки современной деятельности отдела, который отвечает за реализацию существующих правительственных программ правительства в зарубежных странах. Отчеты позволяют понять приоритеты публичной дипломатии и выявить основные группы лиц, участвующих в ее программах, т. е. ответить на вопрос, кто из представителей См., например: Official Congressional Directory, 105th–113th Congress, 1997–2014 // Government Printing Office.

URL: www.gpo.gov См., например: Documents of the National Security Council (далее –– NSC), 1947–1977. A Microfilm Project.

Wash. D. C., 1980; Minutes of Meeting of the NSC, with Special Advisory Reports. A Microfilm Project. Wash. D. C., 1982; Presidential Memoranda, Presidential Directives, National Security Decision Directives и др. // Federation of American Scientists. URL: http:www.fas.org 82 зарубежной элиты непосредственно вовлекается в программы публичной дипломатии.

Однако большинство документов этой группы засекречены и исследователю приходится в основном иметь дело с формальными пресс-релизами о создании той или иной программы публичной дипломатии США или о достижениях этих программ.

Более широкий корпус документов этих ведомств представлен, как было отмечено выше, в американских и европейских архивах. Однако среди опубликованных документов можно найти ежегодные отчеты отделов Госдепартамента Конгрессу США о проводимой международной образовательной, культурной или информационной политике за 1950-е — 1980-е гг. Они представляют собой подробное описание всех осуществляемых в конкретный период правительственных программ. В отчетах анализируется эффективность политики США в конкретной стране, предоставляются социологические данные об участниках американских программ и др. Такие документы позволяют определить приоритетные страны и регионы публичной дипломатии периода «холодной войны», выявить ее слабые и сильные стороны, а также определить социальные слои и профессиональные группы зарубежных государств, на которые распространялись программы США161. К этому типу источников относятся рекомендации и отчеты различных комиссий, рабочих групп и пр., созданных Госдепартаментом для получения независимой оценки проектов публичной дипломатии. Подобные документы могли быть изданы различными ведомствами, университетами и исследовательскими институтами.

Однако основным заказчиком выступали отделы Госдепартамента по публичной дипломатии. Исследовательской ценностью является непредвзятая оценка экспертов.

Не являясь частью бюрократического аппарата, эксперты представляли свои независимые оценки политики США в области культуры и образования в зарубежных странах, что способствует созданию сбалансированной картины происходящего162. К этому типу источников можно отнести официальные выступления Госсекретаря и его заместителя по вопросам публичной дипломатии. Подобные выступления часто носят th The International Information Educational Exchange Program. The 5–25 Semiannual Reports to Congress by Secretary of Department of State. 1953–1960. Department of State Publication. International Information and Cultural Series. Wash. D. C., 1951–1961; Educational and Cultural Diplomacy, 1962, 1964. Department of State Publication

7612. International Information and Cultural Ser. 85. Wash. D. C., 1963, 1965 и т. д.

Germany 1947–1949. The Story in Documents. Department of State Publication 3356. European and British Commonwealth Ser. 9. Wash. D. C., 1950; Laves W. Toward a National Effort in International Education and Cultural Affairs: A Report Prepared by Laves W. at the Request of the US Advisory Commission on Educational Exchange.

Wash. D. C., 1961 и др.

83 декларативный характер, но порой содержат ценную информацию о начале реализации новой стратегии или новой масштабной программы 163.

Отчеты Межведомственной рабочей группы по оценке программ публичной дипломатии являются самым ценным источником для анализа образовательных программ публичной дипломатии США. Рабочая группа с конца 1990-х гг. занимается исключительно измерением эффективности программ обучения и состоит из большого числа специалистов, которые проводят анализ американских программ по каждой стране мира. Отчеты данного ведомства являются зачастую гораздо более содержательными, чем отчеты отдела Госдепартамента. Статистика количества участников по странам, регионам, а также анализ программ каждого правительственного ведомства США представляют уникальные данные для выстраивания взаимозависимости между внешнеполитическими приоритетами и образовательными программами США. Например, данный вид источника продемонстрировал, как задача по демократизации Украины и Грузии подкреплялись существенным ростом числа граждан этих стран в программах обучениях США, предназначенных для политиков, лидеров неправительственных организаций (далее — НПО) и т. п.164 Рекомендации и оценки Комиссии советников президента по публичной дипломатии представляют собой анализ деятельности всех программ публичной дипломатии Госдепартамента и последующие рекомендации для президента. Комиссия состоит из ведущих представителей академического сообщества и была создана еще в 1947 г.

Однако самый активный период деятельности Комиссии пришелся на 1960-е — 1980-е и на 2002–2004 гг. Используя научный потенциал своих членов, Комиссия, например, сумела в 2003 г. предложить новую стратегию публичной дипломатии США в странах Ближнего Востока, ориентированную на привлечение самой необразованной и экстремистски настроенной части молодежи в программы гражданского обучения165.

Публичные выступления президентов США способствуют выяснению официальной См., например: Departmental Announcement 212. October, 1950 // American Foreign Policy 1950–1955. Vol. II.

Wash. D.C., 1957; Prepared Statement by Secretary of State. March, 1986 // American Foreign Policy. Current Documents. 1986. Wash. D. C., 1987.

См., например: Public Papers of the Presidents of the US. Ronald Reagan. Book II. July 03 to December 31, 1982.

Wash. D. C., 1983.

См., например: Annual Reports, 1994–2013 // Interagency Working Group on U.S. Government-Sponsored International Exchanges and Training. URL: www.iawg.gov

U.S. Advisory Commission on Public Diplomacy. Reports. URL:

http://www.state.gov/pdcommission/reports/index.htm 84 позиции президента по конкретному вопросу. Например, в сборнике документов Р.

Рейгана содержится уникальный перечень предложений американской администрации советскому правительству о расширении программ обменов, выдвинутых на Женевской конференции, а также официальную реакцию М. Горбачева166. Существуют сборники выступлений и заявлений президентов, изданных как в электронном, так и в традиционном виде. К этому же типу источников относятся исполнительные указы президентов, например, о создании различных агентств, реорганизационные планы, а также послания и отчеты президента конгрессу167. Эти документы важны тем, что представляют официальную точку зрения администрации, хотя их содержание порой не совпадает с реальными намерениями администрации. Очень часто официальные заявления президентов, связанные с программами публичной дипломатии в период «холодной войны», публиковались в так называемых «бюллетенях Госдепартамента»168.

Документы Агентства международного развития США представляют собой сложный для исследовательской работы тип источников, поскольку требуют хороших навыков поиска документов на сайте Агентства международного развития169. Многие отчеты Агентства в области реформирования систем образования в зарубежных странах, обучения политиков и бизнесменов в период проведения избирательных кампаний за рубежом и т. д. опубликованы на официальном сайте и публикации охватывают период 1990-е — 2000-е гг. Эти отчеты являются неоценимым источником информации о политике США по построению демократии в России и на постсоветском пространстве в 1990-е — 2000-е гг. или по созданию американских университетов за рубежом 170. Данный тип источников еще слабо задействован специалистами в области публичной дипломатии, хотя представляет из себя (еще раз повторимся) уникальный «концентрат» проектов, связанных с политическими процессами в зарубежных странах, в которых принимала участие публичная The Public Papers of President Ronald W. Reagan // The Ronald Reagan Presidential Library http://www.reagan.utex.edu/archives и др.

См., например: Letter to Congressional Leaders Regarding the Comprehensive Interagency Strategy for Public Diplomacy and Strategic Communication, March 15, 2012 // Governmental Printing Office. URL: www.gpo.gov/;

Executive Order 13584 — Developing an Integrated Strategic Counterterrorism Communications Initiative, 2011 // The White House. URL: http://www.whitehouse.gov Department of State Bulletin. 1946–1977.

Почти ежемесячно документы переносятся из одного раздела сайта в другой, что осложняет их поиск при следующем обращении. Многие документы, которые могут негативно повлиять на имидж США, удаляются с сайта ведомства.

См. базу данных отчетов Агентства международного развития: URL: https://dec.usaid.gov/dec/home/Default.aspx 85 дипломатия США. В данном исследовании мы широко задействовали отчеты Агентства при анализе проектов публичной дипломатии в России, на Украине и в Грузии в 1990-е — 2000-е гг.

Материалы Информационного агентства США сегодня уже стали библиографической редкостью после закрытия ведомства в 1999 г. Публикации Информационного агентства — это комплекс пропагандистских материалов о США или внешней политике США. В 1990-е гг. были доступны многие материалы, которые публиковались ведомством в сети Интернет171, но сегодня они почти все удалены и изучение деятельности работы Информационного агентства связано с исследованием архивных документов.

Мемуары Мемуары американских политических деятелей и представителей академического сообщества, которые принимали непосредственное участие в формировании или реализации программ публичной дипломатии, представляют определенный интерес для нашего исследования. Однако важной характеристикой американской мемуарной традиции по нашей теме является смешение воспоминаний с монографическим научным исследованием.

Самым плодовитым мемуаристом оказался бывший сотрудник Госдепартамента и Информационного агентства в период «холодной войны» Й. Ричмонд. Он опубликовал несколько воспоминаний об обменах между США и СССР в период «холодной войны». Одна из последних его книг — “Practicing Public Diplomacy: A Cold War Odyssey” — это воспоминания о реализации различных программ в таких странах, как Германия, Австрия, Лаос, Польша и СССР, в период «холодной войны». Надо сказать, что в этой книге автор повествует о проектах публичной дипломатии, которые еще никогда не обсуждались в научной и мемуарной литературе. Например, воспоминания автора о публичной дипломатии США в Лаосе в 1950-е — 1960-е гг.

представляют собой новый и совсем не изученный пример публичной дипломатии — как Информационное агентство пыталось подорвать авторитет и имидж королевской власти в Лаосе при помощи информационной кампании. Другим интересным воспоминаем автора является его работа в Национальном фонде поддержки демократии, который был создан Р. Рейганом. Он подтверждает, что фонд USIA Wireless News Bulletin. 1992-98; Washington Files. URL: http:// usia.gov/posts/stpetersburg.html Richmond Y. Practicing Public Diplomacy: A Cold War Odyssey. N.Y.: Berghahn Books, 2008.

86 инвестировал миллионы долларов для поддержки движения «Солидарность» в Польше и сделал свой вклад в развитие демократических движений в странах Восточной Европы в 1980-е гг. Однако, по мнению Ричмонда, фонд показал свою слабость в развитии демократии в России после окончания «холодной войны». Автор пишет, что фонд не нашел поддержки среди российского населения, а демократические партии, которые поддерживались фондом, не получили ни одного места на выборах в Госдуму в 2003 г. Кроме этого, российские получатели грантов фонда не сумели предотвратить приход к власти силовиков и В. Путина. Отсюда автор утверждает, что публичная дипломатия США захлебывается в тех странах, которые никогда не были демократичными. Возвращаясь к периоду «холодной войны», Й. Ричмонд утверждает, что это был период золотого века развития публичной дипломатии, когда большинство проектов были эффективны, а информации, идущей от США, доверяли разные народы мира.

Бывший директор радиостанции «Голос Америки» и представитель Информационного агентства в разных регионах мира Г. Тух дает свое видение публичной дипломатии, а также повествует о проектах «Голоса Америки» в Германии и в СССР в 1980-е гг. Будучи карьерным дипломатом, он определяет публичную дипломатию как средство одностороннего информирования граждан в зарубежных странах. Подобный подход к пониманию публичной дипломатии был распространен в 1990-е гг., однако сегодня, как мы знаем, односторонний подход к распространению информации, т. е. монологовая форма публичной дипломатии, считается неэффективной. Однако автор в своей книге показывает, как работа «Голоса Америки»

была эффективна для распространения идей и культуры США в странах бывшего СССР174.

Представление об атмосфере принятия внешнеполитических решений, межведомственных и межличностных отношениях в 1960-х — 1970-х гг. дают воспоминания У. Фулбрайта, автора знаменитой образовательной программы и главы сенатского комитета по внешней политике175. Воспоминания Т. Соренсена, первого директора Информационного агентства, о его создании обогатили исследование уникальными фактами о международных информационных программах США в 1917– Ibid. P. 189–190.

Tuch H. Communicating with the World: U.S. Public Diplomacy Overseas. N.Y.: St. Martin's Press, 1990.

Fulbright W. The Price of Empire. N.Y., 1989; Его же. Самонадеянность силы. М., 1967.

87 1953 гг. 176 Мемуары профессора, директора центра по обучению американских волонтеров Корпуса мира в Сан-Францисском государственном колледже М.

Виндмиллера касаются таких вопросов, как процесс отбора и обучения волонтеров, а также роль этой организации во внешней политике администраций Дж. Кеннеди и Р.

Никсона177.

Наконец, отдельный пласт мемуаров относится к политике переобучения и демократизации немецкого населения в период оккупации Германии в 1945–1955 гг.

Глава американской военной администрации генерал Л. Клей оставил интереснейшие воспоминания о том, как его подчиненные создавали новые СМИ, открывали и реформировали школы и университеты, проводили денацификацию преподавателей и деятелей культуры 178. Глава отдела по вопросам Германии в Госдепартаменте Г.

Келлерманн оставил историкам воспоминания о том, как Госдепартамент осуществлял политику переобучения студентов, учителей, преподавателей вузов и пр. в университетах США. Самым интересным пассажем являются воспоминания Келлерманна о решении Госдепартамента начать масштабную программу по подготовке новых политиков в будущей ФРГ. Программа была создана, и все канцлеры Германии, начиная с К. Аденауэра и заканчивая Г. Шредером, прошли обучение по данной программе179.

Имеющиеся архивные и опубликованные документы позволяют нам осуществить новую историческую реконструкцию развития одного из важнейших инструментов внешней политики США. Многие архивные документы вводятся в научный оборот впервые, что открывает для исторической науки и американистики новые стороны американской публичной дипломатии, показывает перипетии процесса принятия решений и самое главное — демонстрирует провалы и неудачи, которые очень часто не упоминаются в опубликованных официальных документах правительства США.

Sorensen T. The Word War. The Story of American Propaganda. N.Y.; L.: Harper and Row, 1968.

Windmiller M. The Peace Corps and Pax Americana. Wash.: Public Affairs Press, 1970.

Clay L. Decision in Germany. L.: William Heinemann Ltd., 1950; The Papers of General L.D. Clay, ed. by J. Smith.

Bloomington, Ind.: Indiana University Press, 1974, in 2 vols. Vol. 1, 2.

Kellermann H. J. Cultural Relations as an Instrument of US Foreign Policy: the Educational Exchange Program between the United States and Germany, 1945–1954. Washington, D.C.: Department of State Publications, 1978.

88

2.2 Историография вопроса

Проблематика публичной дипломатии США является междисциплинарной и охватывает такие области знаний, как международные отношения, история, политология, социология и культурология. В данной главе приведен обзор научных направлений по изучению публичной дипломатии США, сформировавшихся в различных дисциплинах. Обзор литературы будет представлен в двух частях. В первой части представлены исследования отечественных ученых, а во второй части — зарубежных.

2.2.1 Отечественная историография

Несмотря на популярность темы о публичной дипломатии или о культурной дипломатии США, отечественная наука еще слабо разработала данную тему. До сих пор специалисты медленно вводят в оборот новые архивные документы. Однако публичная дипломатия США, ее механизм и роль в реализации задач внешней политики США очень часто затрагиваются в исследованиях, посвященных изучению культурной дипломатии различных стран, внешнеполитического механизма США, их экономической и военной помощи зарубежным странам. Нельзя не отметить, что публичная дипломатия США изучается специалистами в области политологии, которые рассматривают в основном механизм и функции ведомств публичной дипломатии в рамках теории «мягкой силы».

Работы отечественных исследователей можно разделить на четыре направления.

Первое направление — это работы общего характера о внешней культурной политике, так называемой «народной» и публичной дипломатии различных государств, в которых вопрос о публичной дипломатии США только затрагивается. Второе направление — исследования о публичной дипломатии как части внешнеполитического механизма, внешнеполитической пропаганды и зарубежной помощи США, в которых авторы также только упоминают публичную дипломатию США. Третье направление — исследования о публичной дипломатии США в отдельных регионах, странах и за отдельные периоды времени. Их авторы более 89 подробно останавливаются на проектной деятельности Вашингтона. Наконец, четвертое направление — это работы о цифровой дипломатии как новейшем компоненте публичной дипломатии США.

Исследования общего характера о внешней культурной политике, народной и публичной дипломатии Российские ученые в области международных отношений, политологии и истории рассматривают американскую публичную дипломатию при изучении института дипломатии и внешней политики, культурных связей разных стран и межкультурной коммуникации. Например, к таким работам относится коллективная монография Д. Н.

Барышникова, Р. В. Костюка и С. Л. Ткаченко Эффективность дипломатии. В книге, в частности, рассматривается деятельность основных акторов американской публичной дипломатии — Госдепартамента и Агентства международного развития», — а также проанализированы ее основные цели180.

Изучая международные культурные связи различных государств, историки обращаются к вопросу о роли культурной дипломатии США. К таким работам относятся, например, исследования В. И. Фокина, Л. Е. Козлова и др.181 Российский исследователь В. И. Фокин реконструировал отношения между США и СССР в научно-технической сфере в 1920-е — 1930-е гг. На основании архивных документов он показывает, как масштабы советско-американских обменов и проектов в 1930-е гг.

превышали советско-немецкие связи в области культуры и науки, что меняет наш традиционный взгляд на советскую политику в те годы. Автор останавливается на таких сюжетах, как деятельность США в Американо-русских институтах, существовавших при Советских обществах дружбы, участие американских писателей и ученых в работе Комиссии международного интеллектуального сотрудничества при Лиге Нации и др.182 В работах российских политологов и международников А. В. Долинского, Е. В.

Паршина, Д. Н. Барышникова, а также в совместных работах Е. В. Мартыненко и В. В.

Матвиенко, Н. М. Боголюбовой и Ю. В. Николаевой и др. затрагиваются аспекты публичной дипломатии США на современном этапе. Каждый из авторов выбирает Барышников Д. Н., Костюк Р. В., Ткаченко С. Л. Эффективность дипломатии. СПб.: ВВМ, 2009.

Фокин В. И. Международный культурный обмен и СССР в 20-е — 30-е гг. СПб.: Изд-во СПбГУ, 1999; Козлов Л. Е. Применение культурных инструментов в современной внешнеполитической практике // Вестник Челябинского государственного университета. 2012. № 12. С. 7–16.

Фокин В. И. Международный культурный обмен и СССР в 20-е — 30-е гг. СПб.: Изд-во СПбГУ, 1999.

90 свой дискурс для анализа публичной дипломатии. Например, политологи Е. В.

Мартыненко и В. В. Матвиенко в совместной статье обозначают публичную дипломатию США и других стран как народную или общественную, что подразумевает слабое участие правительств в данном виде дипломатии 183. В монографии Н. М. Боголюбовой и Ю. В. Николаевой «Межкультурная коммуникация и международный культурный обмен» внешняя политика США в области культуры рассматривается как часть межкультурной коммуникации. Анализируя теоретические аспекты публичной дипломатии и механизм реализации ее проектов, А.

В. Долинский утверждает, что современная публичная дипломатия США основа на концепции диалога и сотрудничества. Открытость и равный диалог являются факторами эффективности проектов публичной дипломатии 185. Исследуя процесс создания позитивного имиджа США в зарубежных странах, Е. В. Паршина затрагивает вопрос об американских методах продвижения положительного имиджа. Автор предлагает читателю ознакомиться со многими известными проектами публичной дипломатии США, которые продавали бренд «Америка» 186. В работах Д. Н.

Барышникова публичная дипломатия США рассматривается в рамках развития многосторонней дипломатии. Исследователь выявляет особенности современной публичной дипломатии, анализируя инициативу ООН — Альянс цивилизаций187.

Наконец, публичная дипломатия США и такое ее звено, как спортивная дипломатия, также затрагивается в общих работах, посвященных вопросу развития спортивной дипломатии многих стран. В монографии «Спорт в палитре международных отношений: гуманитарный, дипломатический и культурный аспекты» Н. М.

Боголюбова и Ю. В. Николаева дают глубокий анализ проектной деятельности Госдепартамента в этой области и отмечают возросшее значение этого Мартыненко Е. В., Матвиенко В. В. Народная (общественная) дипломатия в контексте современного межгосударственного общения // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Международные отношения. 2012. № 1. С. 57–60.

Боголюбова Н. М., Николаева Ю. В. Межкультурная коммуникация и международный культурный обмен.

СПб.: СПбКО, 2009.

Долинский А. В. Дискурс о публичной дипломатии // Международные процессы. 2011. № 25. С. 63–73;

Долинский А. В. Современные механизмы сотрудничества в рамках публичной дипломатии. Дис. … канд. полит.

н. М., 2011.

Паршина Е. В. Роль и место публичной дипломатии в формировании имиджа государства (Политологический анализ на опыте США и СССР/РФ). Дис.... канд. полит. н. М., 2006.

Барышников Д. Н. Публичная дипломатия и многостороннее сотрудничество в альянсе цивилизаций ООН // Политэкс. 2013. № 2. С. 14–23; Барышников Д. Н. Параметры публичной дипломатии: проблемы теории и практики // Вестник Пятигорского государственного лингвистического университета. 2011. № 4. С. 411–413.

91 дипломатического инструмента188.

Исследования о публичной дипломатии как части внешнеполитического механизма, внешнеполитической пропаганды и зарубежной помощи США Исследования о внешнеполитических институтах США затрагивают вопросы о функционировании ведомств публичной дипломатии. Отечественные историки рассматривали частично функции Информационного агентства, Агентства международного развития, Корпуса мира и др. Наиболее известными исследованиями по данной теме являются работы Ю. А. Шведкова. А. В. Валюженича и др.

Монографии и статьи указанных авторов анализируют деятельность Информационного агентства и Корпуса мира как составных частей внешнеполитического механизма США. Исследования являются ярким примером достигнутого уровня изученности вопроса о функционировании Госдепартамента и указанных ведомств как акторов культурной политики США. В работах отображены некоторые внутренние перестройки и функциональные реорганизации Госдепартамента, связанные с увеличением масштабов программ публичной дипломатии США. Представлен анализ процесса создания Информационного агентства в 1953 г. и выявлены взаимоотношения между Госдепартаментом, президентом и независимым агентством на протяжении 1960-х — 1970-х гг.189 В более современных исследованиях Информационное агентство США изучается с точки зрения его роли в политике «мягкой силы» США 190. Однако не существует исследований об этом важнейшем механизме публичной дипломатии, которые бы использовали новые архивные документы Информационного агентства.

Другое ведомство публичной дипломатии США — Корпус мира — рассматривается в исследованиях Ф. А. Тодер, А. В. Вереина, К. А. Хачатурова и др. Объединяет эти работы тезис о том, что Корпус мира также является орудием американской пропаганды в развивающихся государствах 191. В диссертации А. В. Вереина и Боголюбова Н. М., Николаева Ю. В. Спорт в палитре международных отношений: гуманитарный, дипломатический и культурный аспекты. СПб., 2011.

Шведков Ю. А. США: внешнеполитический механизм. М.: Наука, 1972; Манжулина О. А. Публичная дипломатия США. Автореф. дис. … канд. полит. н. СПб.: СПбГУ, 2005; Валюженич А. В. Информационное агентство США. Его роль во внешней политике и место во внешнеполитическом механизме. Автореф. дис. … канд. ист. н. М.: МГИМО, 1969.

См., например: Костарёва Е. А. СМИ как фактор «мягкой силы» США // Перспективы науки. 2011. № 17..

Стр. 57–60.

Тодер Ф. А. «Корпус мира» или миссионеры антикоммунизма // Против фальсификации истории колониализма. М.: АН СССР, 1962. С. 122–163; Вереин А. В. Роль и место Корпуса мира в политике американского неоколониализма. Автореф. дис. …канд. ист. н. М.: АН СССР, Институт США, 1972; Хачатуров 92 исследовании Ф. А. Тодер достаточно глубоко проанализированы внешнеполитические причины появления Корпуса мира и деятельность государственных лиц США, направлявших работу организации. В работе А. В.

Вереина выявлены цели обучения зарубежных специалистов с помощью волонтеров Корпуса мира. Он пишет, что программа помощи Корпуса мира по линии образования и поддержки специалистов преследует такие цели, как установление контроля за воспитанием подрастающего поколения, обучение интеллигенции и политических лидеров зарубежных государств192. К. А. Хачатуров затронул в своей монографии вопрос о деятельности Корпуса мира в государствах Латинской Америки и отметил роль этой организации в деле создания новых учебных курсов в университетах Колумбии193. В более современных исследованиях тема деятельности Корпуса мира США затрагивается в рамках изучения американского волонтерского движения в российских школах, а также в рамках исследования вопроса о роли неправительственных организаций и международных фондов в обеспечении национальной безопасности194.

Если Информационное агентство и Корпус мира исследовались российскими американистами, то Агентство по сотрудничеству в области обороны и безопасности и Агентство международного развития изучались эпизодически, хотя реализуют особые программы публичной дипломатии в рамках оказания технической, экономической и военной помощи зарубежным странам.

К этой же группе исследований можно отнести многочисленные работы о внешней политике США в различных регионах. В таких исследованиях затрагиваются некоторые аспекты публичной дипломатии США. Например, в статьях Я. В.

Лексютиной и С. А. Тарбаева проанализированы некоторые инициативы образовательных программ США в тропической Африке и информационных программ

К. А. Идеологическая экспансия США в Латинской Америке. Доктрины, формы и методы пропаганды. М.:

Международные отношения, 1978.

Вереин А. В. Роль и место Корпуса мира в политике американского неоколониализма. Автореф. дис. … канд.

ист. н. М.: АН СССР, Институт США, 1972. С. 11.

Хачатуров К. А. Идеологическая экспансия США в Латинской Америке. Доктрины, формы и методы пропаганды. М.: Международные отношения, 1978.

См., например: Новак О. Что так тянет волонтеров в русскую семью и школу? // Социология образования.

2002. № 1 С. 15–17; Королев В. Н. Роль общественных объединений в обеспечении национальной безопасности:

оценка зарубежного опыта // Среднерусский вестник общественных наук. 2007. № 1. С. 105–108.

93 на Ближнем Востоке соответственно195.

Многие советские и российские ученые относят деятельность правительства в области культурной дипломатии или в области публичной дипломатии к пропагандистской деятельности США. В отечественной исторической науке существует ряд работ об информационно-пропагандистской деятельности США. К таким исследованиям можно отнести монографии А. В. Валюженича, В. М. Матвеева, Д. Николаева, О. М. Кикнадзе, Э. Я. Баталова, А. М. Бетмакаева, Д. В. Суржика и др.196 Яркими исследованиями являются труды А. В. Валюженича, О. М. Кикнадзе и В. М.

Матвеева. На основании широкого круга источников отечественный американист А. В.

Валюженич реконструировал процесс становления информационной политики США в мире 197. Другой советский историк — О. М. Кикнадзе — на основании источников арабского происхождения проанализировал информационную и образовательную деятельность стран Западной Европы и США в Иране198. В. М. Матвеев в своей диссертации исследовал деятельность университетов и крупных образовательных учреждений во внешней политике США в 1960-е гг.199 Несмотря на то, что работы были написаны в другом историческом контексте, что продиктовало резкость выводов о буржуазной пропаганде, осуществляемой Информационным агентством, университетами или культурными центрами США, в исследованиях представлена глубокая институциональная история использования информации и образования в качестве инструмента пропаганды США. Интересный пример неудачного пропагандистского проекта США воссоздает в своей статье исследователь А. М.

Лексютина Я. В. Конкурирующая экспансия США и Китая в тропической Африке // Политэкс. 2011. № 4. С.

110–126; Тарбаев С. А. Политика США на Ближнем Востоке при Джордже Буше // Вестник Российского Университета Дружбы Народов. Серия: Международные Отношения. 2009 № 2.. С. 71–78.

Валюженич А. В. Внешнеполитическая пропаганда США. Историко-политический очерк. М.:

Международные отношения, 1973; Матвеев В. М. Роль университетов в дипломатической деятельности империализма США (60-е гг.). Автореф. дис … канд. ист. н. М.: МГИМО, 1971; Николаев Д. Информация в системе международных отношений: организация и финансирование информационных органов внешнеполитического механизма США. М.: Международные отношения, 1978; Кикнадзе О. М. Деятельность западных культурных и научных центров в Иране (1960–1975 гг.). Тбилиси: Мецниереба, 1982; Баталов Э. Я.

Идеологическая стратегия США на мировой арене. М.: Международные отношения, 1985; Бетмакаев А. М.

Пропаганда и публичная дипломатия: Американская инициатива «Год Европы» и отношения между США и ЕС в 1973 г. // Алтайская школа политических исследований. 2012. № 28. С. 43–48; Суржик Д. В. У истоков Американской пропаганды // Научно-аналитический журнал обозреватель — Observer. 2012. № 8. С. 84–91 и др.

Валюженич А. В. Информационное агентство США. Его роль во внешней политике и место во внешнеполитическом механизме. Автореф. дис. … канд. ист. н. М.: МГИМО, 1969; Он же. Внешнеполитическая пропаганда США. Историко-политический очерк. М.: Международные отношения, 1973.

Кикнадзе О. М. Деятельность западных культурных и научных центров в Иране (1960–1975 гг.). Тбилиси:

Мецниереба, 1982.

Матвеев В. М. Роль университетов в дипломатической деятельности империализма США (60-е гг.). Автореф.

дис. … канд. ист. н. М.: МГИМО, 1971.

94 Бетмакаев. Проект «Год Европы» был направлен на восстановление идеологического альянса между США и странами Западной Европы, когда появилось новое поколение молодежи, не имеющей исторической памяти об угрозах войны и коммунистической идеологии. Однако различные пропагандистские кампании не принесли должного результата. Молодое поколение европейцев отвергло эту кампанию правительства США200. Наконец, историк Д. В. Суржик реконструирует один из малоизученных аспектов публичной дипломатии США — работу Управления информации в период Второй мировой войны. Это ведомство стало предвестником Информационного агентства и заложило основы пропагандистской деятельности США201.

К группе исследований о внешнеполитической пропаганде можно отнести исследования, которые посвящены анализу роли информационных, образовательных и культурных программ США для распространения демократии в зарубежных странах.

Этому вопросу посвящена работа О. Н. Новиковой202. Автор указывает на программы обучения зарубежных политических лидеров, руководителей государственных и общественных организаций как на метод создания демократических организаций.

Сюда же можно отнести статью М. В. Веньяминова, в которой автор исследует международные информационные программы как способ распространения американского мировоззрения и образа жизни203. Авторы работы Реализация политики «публичной дипломатии» — А. Г. Власенко и Ю. В. Толкачёв — пишут, что проекты публичной дипломатии помогают Америке создавать благоприятный имидж за рубежом, а также добиваться понимания и поддержки своей политики со стороны общественного мнения иностранных государств204.

Кроме этого, различные исследования о публичной дипломатии США как части зарубежной экономической и военной помощи США рассматривают вопрос о том, как правительство США осуществляет обучение зарубежных экономистов, специалистов промышленности, сельского хозяйства и т. п., представителей малого бизнеса, а также военных кадров. Такие программы обучения также являются сегодня частью публичной дипломатии, осуществляемой Госдепартаментом и Министерством Бетмакаев А. М. Пропаганда и публичная дипломатия: Американская инициатива «Год Европы» и отношения между США и ЕС в 1973 г. // Алтайская школа политических исследований. 2012. № 28. С. 43–48.

Суржик Д. В. У истоков Американской пропаганды // Научно-аналитический журнал обозреватель — Observer. 2012. № 8. С. 84–91.

Новикова О. Н. Проблемы экспансии идей «либеральной демократии» в мировом сообществе. М., 1986.

Веньяминов М. В. Информационная экспансия США // США: экономика, политика, идеология. 1983. № 5. С.

120–127.

Власенко А. Г., Толкачёв Ю. В. Реализация политики «публичной дипломатии». М.: ИНИОН, 1989.

95 обороны. Эпизодически эта проблема затрагивалась в различных научных публикациях. Например, в монографии А. А. Сергунина при изучении деятельности президентских лоббистов в области военно-экспортной политики уделяется внимание закону о зарубежной помощи 1961 г., который, кроме всего прочего, санкционирует обучение зарубежных технических и военных специалистов. Кроме этого, автор затронул вопрос о деятельности Агентства международного развития и Агентства по сотрудничеству в области обороны и безопасности с точки зрения участия их членов в лоббистских кампаниях при прохождении программ зарубежной помощи через Конгресс205.

Работы Е. А. Глазуновой посвящены изучению вопроса об оказании США экономической и технической помощи развивающимся странам. По мнению автора, техническая помощь — а значит, и программы обучения зарубежных специалистов, — являлась инструментом расширения стратегического влияния США. Автор исследует историю появления программ технической помощи, указывая, что первые программы появились в 1949 г. как следующий шаг после военных программ помощи и обучения206. Вопросы о датировке и очередности зарождения программ экономической и военной помощи являются наиболее спорными в отечественной науке. Исходя из проанализированных нами источников, еще до появления отдельного закона об экономической помощи и программах обучения технических специалистов, после окончания Первой мировой войны США проводили обучение технических специалистов из государств Латинской Америки. А военная помощь и программы международного военного обучения, точнее — федеральный закон о них, появился после закона об экономической и технической помощи, а не наоборот. В коллективной монографии «Дипломатия и кадры» под редакцией В. Д. Щетинина затрагивается вопрос о подготовке зарубежных специалистов в США и СССР. Авторы подчеркивают роль образовательных программ для расширения рынков сбыта, экспансии идеологии, внедрения американских технологий в развивающихся странах207.

Сергунин А. А. США: аппарат президента по связи с Конгрессом и внешняя политика. Нижний Новгород:

Волго-вятское издательство, 1990.

Глазунова Е. А. Программа технической помощи Г. Трумэна как первая попытка демократизации слаборазвитых регионов // США и внешней мир. Материалы IV Конференции Ассоциации изучения Америки.

М., 1997. С. 60–69; Она же. У истоков содействия международному развитию: американская программа технической помощи развивающимся странам // Вестник Московского Университета. Серия 25: Международные отношения и мировая политика. 2012. № 2. С. 126–158.

Щетинин В. Д. Дипломатия и кадры. М.: Международные отношения, 1968.

96 Программы международного военного обучения затрагиваются в статьях А. Д.

Портягина, А. А. Сергунина, в монографиях К. А. Хачатурова и др. Наиболее подробным исследованием вопроса можно назвать две статьи А. Д. Портягина, которые рассматривают вопрос об оказании США военной помощи зарубежным государствам. В основном его работы касались изучения отношений законодательной и исполнительной ветвей власти относительно вопроса финансирования программ военного обучения. Упоминавшийся К. А. Хачатуров в книге об экспансии США в государства Латинской Америки кратко охарактеризовал некоторые военные вузы США, где проходили обучение студенты из стран западного полушария208. Сегодня данный вопрос также изучается эпизодически, хотя программы международного военного обучения США стали масштабными и направлены в основном в страны Восточной Европы. В работах о военно-техническом сотрудничестве данная тема иногда затрагивается политологами и международниками209.

Исследования о публичной дипломатии США в отдельных регионах, странах и в различные исторические периоды История становления американской публичной дипломатии в 1940-е — 1990-е гг.

является предметом изучения российских политологов, международников и историков. Краткий исторический обзор становления и развития американской дипломатии представлен в статье С. А. Цатуряна «Общественная дипломатия США в новом информационном столетии»210. Более подробный анализ развития американской публичной дипломатии после окончания Второй мировой войны представлен в исследованиях Г. Ю. Филимонова «”Мягкая сила” культурной дипломатии США», «Культурно-информационные механизмы внешней политики США. Истоки и новая реальность» и др. Автор повествует о различных ведомствах публичной дипломатии США, а также представляет некоторые рекомендации для российской общественной Портягин А. Д. Военная помощь США на современном этапе // США и Канада. Научно-информационный бюллетень АН СССР, Института США и Канады. Т. 4. № 32. 1982. С. 93–111; Он же. Программы помощи становятся непопулярными в Конгрессе // США: экономика, политика, идеология. 1983. № 12. С. 77–81;

Сергунин А. А. В поисках новой американской стратегии в Азии // США: экономика, политика, идеология. 1996.

№ 6.; Хачатуров К. А. Указ. соч. и др.

См., например: Конышев В. Н. Военно-техническое сотрудничество США со странами Закавказья (2009–2012 гг.) // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. 2013. № 28. С. 53–62; Аничкина Т. Б.

Африком:

новый стратегический подход США // США и Канада: экономика, политика, культура. 2008. № 11. С. 49–63.

Цатурян С. А. Общественная дипломатия США в новом информационном столетии // США и Канада:

экономика, политика, культура. 2010. № 8. С. 110–115.

97 дипломатии 211. В своей докторской диссертации Г. Ю. Филимонов исследует программы культурной дипломатии США в рамках теории о «мягкой силе» Дж. Ная.

Автор анализирует механизм внешней культурной политики США, а также проекты Голливуда и массовой культуры США, которые выступали в качестве компонентов «мягкой силы». Однако исследование делает акцент на политологических методах исследования и понимания внешней культурной политики США, не вводя в оборот новые исторические источники, не придерживаясь строгой исторической периодизации212. К подобным исследованиям можно отнести и статью О. А. Фроловой «”Мягкая сила” внешнеполитической деятельности США: институты и механизмы формирования». Автор также рассматривает институциональный механизм реализации публичной дипломатии, используя концепцию Дж. Ная о «мягкой силе», и приходит к выводу, что политика «умной силы» (smart power) постепенно заменяет политику «мягкой силы»213.

Тема идеологического противостояния между США и СССР в период «холодной войны» и роли информационных, образовательных программ, а также различных проектов в области культуры в этом противостоянии является сегодня в исторических исследованиях одной из наиболее привлекательных. Такому положению вещей способствует рассекречивание многих документов в архивах США, России и в странах Восточной Европы. Тема культурного противостояния между США и СССР, взаимного влияния и сотрудничества в данной области в период «холодной войны»

привлекает внимание многих авторов 214. Российский американист Э. А. Иванян в нескольких главах своей монографии «Когда говорят музы. История российскоамериканских культурных связей» обращается к периоду 1950-х — 1960-х гг., когда произошло восстановление советско-американских связей после длительного периода затишья. Автор реконструирует историю о том, как советские музыканты, деятели театра и представители культурной эмиграции внесли свой вклад в потепление Филимонов Г. Ю. «Мягкая сила» культурной дипломатии США. М.: РУДН, 2012; Он же. Культурноинформационные механизмы внешней политики США. Истоки и новая реальность. М.: РУДН, 2010.

Филимонов Г. Ю. Роль «мягкой силы» во внешней политике США. Дис. … докт. полит. н. М., 2013.

Фролова О. А. «Мягкая сила» внешнеполитической деятельности США: институты и механизмы формирования // Вестник российского университета дружбы народов. Серия: Политология. 2013. № 3.,С. 49–54.

См., например: Иванян Э. А. Когда говорят музы. История российско-американских культурных связей. М., 2007; Зезина М. Р. «Отвлечь советских людей от американской выставки в Москве»: культурный обмен и соперничество СССР и США, 1959 г // Исторический Архив. 2013. № 5. С. 78–93; Фоминых А. Е. «Картинки с выставки»: Книги отзывов Американской выставки в Москве 1959 года — возвращение источника (Предисловие к архивной публикации) // Ab Imperio. 2010. № 2. С. 151–170.

98 политических отношений между двумя странами. Другим уникальным исследованием, на наш взгляд, является статья российского американиста А. Е.

Фоминых «”Картинки с выставки”. Книги отзывов Американской выставки в Москве 1959 года — возвращение источника (Предисловие к архивной публикации)». Автор вводит в научный оборот новый исторический источник — книги отзывов посетителей выставки США в Москве в 1959 г., — который не был доступен историкам из-за его хранения в частной семейной коллекции одного из организаторов выставки. Сегодня эти отзывы москвичей представляют неоценимый источник для понимания того, как советские граждане оценивали увиденные достижения техники и социальной жизни США. Автор проводит источниковедческий анализ книг отзывов и осуществляет количественный анализ впечатлений советских граждан. Как показывает исследование, большинство отзывов граждан СССР оказались положительными, причем в наибольшей степени москвичей впечатлили фотовыставка о жизни простых американцев и выставка американских автомобилей216. Американское кино как часть публичной дипломатии в период «холодной войны» также является предметом изучения российских американистов. В своих статьях и диссертации исследователь И.

А. Антонова анализирует продвижение американского кинематографа во Франции и СССР. Автор приходит к выводу, что нельзя замыкаться только на роли правительства в процессе продвижения американского кино в период «холодной войны». При несомненном влиянии Вашингтона на распространение американского кино, процессы глобализации и развития потребительского общества как в открытых обществах (Франция), так и закрытых системах (СССР) также играли свою роль в период «холодной войны»217.

К подобным работам об идеологической «холодной войне» относятся исследования Н. А. Цветковой. В монографии «Cultural imperialism: международная образовательная политика в годы “холодной войны”» автор изучает образовательную политику США в Латинской Америке, Западной и Восточной Европе, Азии и Африке и приходит к Иванян Э. А. Указ. соч.

Фоминых А. Е. Указ. соч.

Антонова И. А. Американское кино во Франции после Второй мировой войны: культурная политика или глобализация? // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 6: Философия. Культурология.

Политология. Право. Международные отношения. 2012. № 1. С. 58–65; Она же. Российско-американские отношения в сфере кино в годы Второй мировой войны и в первые послевоенные годы // Клио. 2012. № 4. С. 55– 59.

99 выводу о наличии успешных и провальных проектов публичной дипломатии США218.

В другой своей книге — “Failure of American and Soviet Cultural Imperialism in German Universities, 1945–1990” — Н. А. Цветкова сравнивает политику СССР и США в университетах Восточной и Западной Германии и показывает, что сверхдержавы в конечном счете так и не сумели реформировать немецкие университеты по советскому или американскому образцу в силу жесткого сопротивления со стороны немецкой профессуры. В своих статьях автор осуществляет сравнительный анализ эффективности советской и американской публичной дипломатии в период «холодной войны» в разных странах и регионах и утверждает, что, несмотря на одинаковость масштабов американской и советской публичной дипломатии, правительство США получило больше результатов в силу использования концепции о необходимости оказывать влияние на действующую политическую элиту в зарубежных странах, а не на низшие социальные слои зарубежного общества, к чему призывала публичная дипломатия СССР220.

Тема отдельных стран и регионов в публичной дипломатии США также является предметом изучения отечественными американистами. В эту группу исследований входят работы, посвященные американо-советским, американо-европейским, американо-мексиканским и т. п. академическим и культурным обменам. В статьях Н.

Н. Болховитинова, Н. А. Берденникова, А. В. Андреева, Г. П. Добросельской и др.

изучаются исторические аспекты становления американо-советских научных, культурных и образовательных связей; указываются причины появления подобных программ; представляется деятельность государственных институтов США и СССР, участвовавших в реализации программ221. Исследования о других государствах или регионах, где распространялись американские академические программы, носят Цветкова Н. А. Cultural imperialism: международная образовательная политика в годы «холодной войны».

СПб.: Изд-во СПбГУ, 2007.

Tsvetkova N. Failure of American and Soviet Cultural Imperialism in German Universities, 1945–1990. Leiden, Netherlands: E J Brill, 2013.

Цветкова Н. А. Оценка эффективности международной образовательной политики СССР и США в годы «холодной войны» // 200 лет российско-американским отношениям: наука и образование. Под ред. А. Чубарьяна и Б. Рубла. М., 2007. С. 378–394; Tsvetkova N. International Education During the Cold War: Soviet Social Transformation and American Social Reproduction // Comparative Education Review. 2008. No 2. Vol. 52. P. 199–217;

Tsvetkova N. The Cultural and Educational Policy of the American and Soviet Powers in Eastern Europe during the Cold War // Cultural Exchanges between Central/Eastern Europe and America Conference Proceedings. Center for NorthAmerican Studies. Frankfurt am Main, 2003. P. 208–224.

Болховитинов Н. Н. У истоков российско-американских научных связей // Наука в России. 1992. № 3. С. 40– 43; Берденников Н. А. О состоянии научно-технических связей между СССР и США // США: экономика, политика, идеология. 1985. № 8. С. 3–7; Андреев А. В. Советско-американские культурные и научные связи // США: экономика, политика, идеология. 1986. № 10. С. 14–16; Добросельская Г. П. Обмены интеллектуальными связями // США: экономика, политика, идеология. 1984. № 11. С. 68–73 и др.

100 эпизодический характер. Например, в работах Н. Д. Туктаренко, А. Г. Сушкевича, Ю.

К. Денисова и др. затрагивается вопрос о научных и образовательных связях между США и странами ЕС, которые способствуют продвижению экономических интересов Америки на Европейском континенте222. Статья Э. Ермолаевой посвящена анализу академических связей между США, Канадой и Мексикой в рамках договора НАФТА.

Автор показывает, как образовательные обмены и совместные исследовательские проекты способствуют экономической интеграции в регионе223.

В работах О. А. Манжулиной представлен анализ программ американского правительства на территории России в 1990-е гг. В своей диссертации «Публичная дипломатия США» автор анализирует эволюцию развития данного инструмента внешней политики США, а также изучает различные проекты, которые были направлены на развитие демократии в России224. Кроме этого, современные проекты американской публичной дипломатии, которые направлены на развитие социального активизма российских граждан, стали темой статьи Н. А. Цветковой «Россия в публичной дипломатии США: от поддержки демократии к развитию “социального активизма”» 225. Другой российский исследователь И. В. Кучерук реконструирует процесс влияния США на российское образование и приходит к выводу, что трансформация отечественного образования продолжится и будет направлена на развитие внедренных в 1990-е гг. американских образовательных моделей226.

Публичная дипломатия на постсоветском пространстве также является темой для исследования отечественных ученых. Роль американских проектов демократизации бывших республик СССР и участие публичной дипломатии США в осуществлении «цветных революций» являются основными вопросами, которые поднимают исследователи 227. Результаты проектной деятельности США по демократизации Туктаренко Н. Д. К вопросу о научно-техническом сотрудничестве // США: экономика, политика, идеология.

1987. № 6. С. 82–88; Сушкевич А. Г. США–ЕЭС: эволюция научно-технических отношений // США: экономика, политика, идеология. 1992. № 6. С. 93–100; Денисов Ю. К. США — Западная Европа: научно-технические связи и внешняя политика Вашингтона (1970–1975 гг.). М., 1983.

Ермолаева Э. Мексиканская школа сегодня // Высшее образование в России. 1996. № 2. С. 144–146.

Манжулина О. А. Публичная дипломатия США. Дис. … канд. полит. н. СПб., 2005.

Цветкова Н. А. Публичная дипломатия США в России: от «демократизации» к развитию «социального активизма» // США и Канада: экономика, политика, идеология. 2012. № 10. С. 36–37.

Кучерук И. В. Основные направления диалога культур России и США в образовательной сфере (конец XX — нач. XXI в.). Астрахань: Астраханский ун-т, 2007; Кучерук И. В. Трансформация современного отечественного образования в контексте диалога культур России и США. Автореф. дис. … докт. культурологии. Астрахань, 2011.

См., например: Антонова И. А. Участие Агентства США по международному развитию (USAID) и американских неправительственных фондов в избирательных процессах на территории Грузии, России и Украины (1996–2006 гг.) // Российско-американский семинар в СПбГУ. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2007. С. 192–202;

101 бывших советских республик в Центральной Азии (Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан) являются предметом изучения российского американиста А. Е. Фоминых. В своей статье автор показывает, как США используют традиционные программы публичной дипломатии и интернет-технологии для влияния на аудиторию стран Центральной Азии228.

Латинская Америка и внешняя культурная политика США в странах данного региона являются предметом изучения отечественных историков. Здесь следует отметить работы советского латиноамериканиста К. А. Хачатурова «Противостояние двух Америк» и «Идеологическая экспансия США в Латинской Америке. Доктрины, формы и методы пропаганды США». Несмотря на идеологическую заостренность и ангажированность монографий, объясняющуюся обстоятельствами «холодной войны», эти книги сохранили научную ценность, поскольку написаны на большом фактическом и теоретическом материале. Автор затрагивает многие проекты культурной дипломатии США в данном регионе, подчеркивая их пропагандистскую функцию229.

Публичная дипломатия США в странах Ближнего Востока еще не стала популярной темой для исследования среди российских американистов и востоковедов. Данной теме посвящены такие статьи Н. А. Цветковой, как «Образовательная политика США в странах Ближнего Востока: история и современность» и «Иран в публичной дипломатии США». Автор показывает, как на протяжении 2002–2011 гг.

правительство США реализовало порядка 350 программ, направленных на поддержку демократии и оппозиции в различных государствах региона230.

В эту же группу исследований необходимо отнести работы, которые касаются отдельных программ публичной дипломатии США. После создания в 1946 г. самой знаменитой и успешной правительственной программы академических обменов У.

Фулбрайта появилось отдельное направление по изучению истории и развития Обринская Е. К. Интересы США и деятельность фонда «Евразия» в Украине // Сборник научных трудов по материалам международной научно-практической конференции, 15–25 декабря 2008 г., Одесса. Т. 13.

Одесса:

Черноморье, 2008. С. 9–14; Грецкий И. В. Внешнеполитические факторы президентских выборов 2004 года в Украине. СПб: Изд-во СПбГУ, 2010.

Фоминых А. Е. Проецирование «мягкой силы»: публичная дипломатия США и России в постсоветской Центральной Азии // Центральная Азия и Кавказ. Том. 13. Вып. 3. 2010. С. 73–86.

Хачатуров К. А. Идеологическая экспансия США в Латинской Америке. Доктрины, формы и методы пропаганды. М.: Международные отношения, 1978; Он же. Противостояние двух Америк. М.: Издательство политической литературы, 1976.

Цветкова Н. А. Образовательная политика США в странах Ближнего Востока: история и современность // Вопросы образования. 2009. № 4. С. 272–290; Она же. Иран в публичной дипломатии США // Азия и Африка сегодня. 2012. № 3. С. 29–34.

102 данного проекта в России. Широко известны книги отечественного американиста В. Б.

Воронцова «Сенатор от Арканзаса» и «Сенатор ХХ в.», посвященные жизни и деятельности У. Фулбрайта. Автор впервые в отечественной литературе подробно осветил вопрос об использовании программ фулбрайтовских академических обменов, а также международных культурных, информационных и образовательных обменов в качестве средства реализации внешнеполитических задач США. Воронцов показал, что подобный инструмент использовался для решения таких задач, как укрепление союзнических отношений между США и развивающимися странами, противостояние идеологическому влиянию СССР в государствах третьего мира и осуществление пропаганды американского образа жизни. Работы В. Б. Воронцова интересны и тем, что в них представлены личностные и политические характеристики государственных деятелей, участвовавших в формировании международной образовательной политики США в 1950-е — 1960-е гг., — президента Д. Эйзенхауэра и госсекретаря Дж.

Даллеса231.

В работах другого отечественного американиста А. И. Кубышкина рассматривается роль программы Фулбрайта в осуществлении американской международной политики в области культуры, в развитии международных программ американских университетов, а также изучается личность самого сенатора У. Фулбрайта. Кубышкин подробно анализирует возрастающую роль американских университетов как мощного интеллектуального и политического ресурса внешней политики США, который приобрел особое значение в последние десятилетия, сформировав очевидный международный бренд американской модели высшего образования232.

Российский исследователь А. А. Теплов рассматривает пропагандистские кампании США, связанные с военной интервенцией в Ирак 2003 г. Автор указывает на высокую эффективность информационных кампаний США, проведенных до и во время Иракской операции 233. Автор рассматривает такие методы данной кампании, как сетевые войны, вещание американского телевидения из Ирака, а также «вживление» в Воронцов В. Б. Сенатор от Арканзаса. М.: Международные отношения, 1971.

Кубышкин А. И. У. Дж. Фулбрайт и американское интеллектуальное сообщество // Вестник программы Фулбрайта. 2005. Вып. 7. С. 5–6.

Теплов А. А. Механизмы информационного обеспечения внешней политики. Автореф. дис. … канд. полит. н.

М., 2006.

103 вооруженные силы США журналистов, которые вели круглосуточное освещение конфликта234.

Исследования о цифровой дипломатии как новом компоненте публичной дипломатии США Вопрос об использовании сети Интернет и социальных сетей в публичной дипломатии США все еще остается малоизученным. Это объясняется новизной цифровых программ публичной дипломатии, которые стали появляться в арсенале Госдепартамента с 2009–2010 гг. Кроме этого, изучение данного вопроса требует от исследователя определенного навыка работы в социальных сетях, понимания принципов их функционирования и разработки новых методов анализа деятельности правительства США на всем пространстве сети Интернет. К данной теме обращаются такие исследователи, как Алхименков М. А., Д. Н. Барышников и А. Ю. Туленков, а также Е. С. Зиновьева, А. И. Чернобай, И. В. Тиганов, Н. А. Цветкова и др. 235 Детальное исследование данной темы представлено в статьях Н. А. Цветковой «Программы Web 2.0. в публичной дипломатии США» и «Социальные сети в публичной дипломатии США». В них раскрываются принципы, механизм и основные направления данного инструмента публичной дипломатии США. Автор приходит к обоснованному выводу, что основная задача американских интернет-проектов — это мобилизация политического активизма молодежи в условиях различных авторитарных и недемократических политических режимов. Основываясь на анализе осуществления особой твиттер-дипломатии, Н. А. Цветкова в своей другой статье — «Публичная дипломатия США и революции в арабском мире» — приходит к выводу, что участие Теплов А. А. Механизмы информационного обеспечения внешней политики. Автореф. дис. … канд. полит. н.

М., 2006.

Алхименков М. А. Социальные сети и современная интернет-дипломатия США // США и Канада: экономика, политика, культура. 2014. № 11. С. 51–64; Барышников Д. Н., Туленков А. Ю. «Цифровая дипломатия» и государственный суверенитет в эпоху глобализации // Вестник Санкт-Петербургского университета.

Серия 6:

Философия. Культурология. Политология. Право. Международные отношения. 2012. № 4. С. 121–128; Зиновьева Е. С. Цифровая дипломатия США: возможности и угрозы для международной безопасности // Индекс безопасности. 2013. № 1 (104). С. 213–228; Тиганов И. В. Основные направления ведения сетевой войны США в условиях глобализации // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Политология. 2011. № 1.

С. 82–95; Чернобай А. И. Роль социальных сетей в мобилизации протестных настроений на ближнем Востоке и в Северной Африке в январе-марте 2011 г. // Политические исследования. 2011. № 1. С. 40–47; Цветкова Н. А.

Программы Web 2.0. в публичной дипломатии США // США и Канада: экономика, политика, культура. 2011. №

3. С. 109–122; Она же. Публичная дипломатия США и революции в арабском мире // Мир и политика. 2011. №

4. С. 45–53; Она же. Социальные сети в публичной дипломатии США // Вестник СПБГУ. Сер 6. 2011. № 2. С.

84–90.

104 правительства США в дискуссиях, развернувшихся в блогосфере Туниса и Египта, внесло определенный вклад в мобилизацию протестного движения236.

События «арабской весны» также рассматриваются в статье А. И. Чернобая под названием «Роль социальных сетей в мобилизации протестных настроений на ближнем Востоке и в Северной Африке в январе — марте 2011 г.». Автор утверждает, что «подводить итоги и делать окончательные выводы о роли социальных сетей в мобилизации протестных настроений на Ближнем Востоке и в Северной Африке... в настоящее время преждевременно 237. Тем не менее А. И. Чернобай правомерно показывает, что не являясь основной причиной революций, социальные сети стали их инструментами, активизируя протестные настроения, координируя и информируя население.

Подводя итоги обзора отечественной историографии, необходимо отметить, что такие вопросы, как роль Агентство международного развития в реализации программ публичной дипломатии как, исследована поверхностно. Кроме этого, не существует комплексного исторического исследования, которое раскрывало бы полноту проектов публичной дипломатии США, оценивало бы их эффективность и представило теоретическое обобщение по данному вопросу. Наконец, слабо исследованы многие регионы, в которых активно работают программы публичной дипломатии США на современном историческом этапе. Публичная дипломатия в странах АТР, Латинской Америки, Восточной Европы, Ближнего Востока еще не подлежала детальному анализу. Однако этот анализ стал сегодня возможен в силу рассекречивания американских внешнеполитических документов, которые относятся к данной проблематике. Исходя из вышеизложенного, можно утверждать, что анализ данного вопроса встречается эпизодически либо в рамках исследований, посвященных внешней политике США в целом, либо в научных изысканиях о внешней культурной политике различных государств. Те исследования, которые напрямую изучают американскую публичную дипломатию или политику США в области культуры, упускают из виду различные проекты в указанных выше регионах.

Цветкова Н. А. Программы Web 2.0. в публичной дипломатии США // США и Канада: экономика, политика, культура. 2011. № 3. С. 109–122; Она же. Публичная дипломатия США и революции в арабском мире // Мир и политика. 2011. № 4. С. 45–53; Она же. Социальные сети в публичной дипломатии США // Вестник СПБГУ. Сер 6, 2011. № 2. С. 84–90.

Чернобай А. И. Роль социальных сетей в мобилизации протестных настроений на ближнем Востоке и в Северной Африке в январе-марте 2011 г. // Политические исследования. 2011. № 1. С. 40–47.

105

2.2.2 Зарубежная историография

Исследования зарубежных авторов о публичной дипломатии США также можно разделить на четыре направления. Первое направление — это работы по общей истории внешней культурной политики и публичной дипломатии США. Второе направление исследований посвящено отдельным институтам и отдельным программам публичной дипломатии США. Третье направление — это исследования о публичной дипломатии США в отдельные периоды истории, а также в отношении отдельных регионов или стран. Четвертое направление — исследования о цифровой дипломатии США.

Исследования по общей истории внешней культурной политики и публичной дипломатии США Тема истоков внешней культурной политики США стала основной для американских историков в начале 1960-х гг. В тот период понятие «внешняя политика в области культуры» доминировало в исторических исследованиях о публичной дипломатии США. Одним из первых значительных исследований по данной теме можно назвать работу американских историков Ч. Томсона и У. Лейвиса, опубликованную в 1963 г. Их монография, озаглавленная “Cultural Relations and U.S.

Foreign Policy”, повествует о становлении американской культурной политики в 1930-х — начале 1960-х гг. Авторы демонстрируют процесс включения программ в области культуры и образования в механизм внешней политики США. В этой книге американские исследователи едва ли не впервые заявили о политических причинах использования данных программ в качестве инструмента внешней политики США.

Основным вкладом данного исследования является ответ на вопрос о правительственной природе внешней культурной политики США. Предпосылками использования программ культуры и образования в качестве инструмента внешней политики США авторы называют: во-первых, практику применения академических обменов как метода пропаганды против нацизма в 1930–1940-е гг., во-вторых — активизацию пропаганды СССР в Европе после окончания Второй мировой войны, втретьих — ухудшение международной обстановки после начала Корейской войны, вчетвертых — появление доктрины Трумэна о поддержке дружественных государств 106 для сопротивления возможной агрессии со стороны коммунистических держав посредством оказания экономической, технической, военной, гуманитарной и образовательной помощи и др.

238 Американские историки представляют яркие характеристики некоторых государственных лидеров США, чья деятельность повлияла на процесс формирования международной образовательной политики США:

журналиста и друга президента Вильсона Дж. Крила, который создал первый комитет информации в 1917 г. для осуществления пропаганды в странах Европы; помощника госсекретаря С. Велса в 1930-х — 1940-х гг.; писателя, друга президента и автора программы технической поддержки развивающихся стран и обучения зарубежных специалистов 1949 г. Б. Харди; авторов создания глобальной программы обменов сенаторов У. Фулбрайта, К. Мундта, А. Смита и др.239 Второй подобной работой является монография американского историка Ф.

Нинковича. В книге под названием “The Diplomacy of Ideas: U.S. Foreign Policy and Cultural Relations, 1938–1950” автор подробно анализирует процесс развития международной политики в области культуры, который начался в 1930-е гг. и охватывал страны Латинской Америки. Он доказывает, что внешняя культурная политика США превратилась в правительственный внешнеполитический инструмент из-за наличия угроз, связанных с распространением идей большевизма и нацизма240.

Благодаря монографиям указанных авторов в зарубежной историографии сложилась особая периодизация истории внешней культурной дипломатии США. Исследователи предлагают три этапа ее развития: 1) 1938–1945 гг. — зарождение программ культурного обмена; 2) 1945–1953 гг. — развитие в начальный период «холодной воины»; 3) 1953–1960-е гг. — распространение программ международных академических и культурных обменов в разных регионах земного шара.

Продолжателями данной исторической традиции изучения внешней культурной политики и культурной дипломатии политики являются работы С. Фрейзера, Б.

Уэстерфилда, Р. Рубина, Б. Брейстэда, К. Малкэхи, Дж. Саблоского, Дж.

Местенхаузера и др. В них также отмечается, что академические обмены и программы в области культуры, начиная с конца 1940-х гг., являются важным инструментом Thomson Ch. A., Laves W. H. Cultural Relations and U.S.Foreign Policy. Bloomington: Indiana University Press, 1963.

Thomson Ch. A., Laves W. H. Op. cit.; Ninkovich F. The Diplomacy of Ideas: U.S. Foreign Policy and Cultural Relations, 1938–1950. N.Y.: CUP, 1981.

Ninkovich F. Op. cit.

107 внешней политики США. Их книги, появившиеся в разные годы, не используют термин «публичная дипломатия» для обозначения разнообразных программ обучения и культуры 241. Например, американский исследователь, директор международной организации образовательных обменов, профессор университета штата Миннесота Дж.

Местенхаузер посвятил одну из своих научных работ обзору развития программ академических обменов с 1950-х до 1990-х гг. Он является сторонником концепции о том, что правительство США не является ведущим действующим лицом в процессе формирования международной образовательной политики, регулирования и финансирования программ. По мнению Местенхаузера, основные инициаторы осуществления программ международного обмена — американские университеты, неправительственные организации, финансовые корпорации и частные фонды. Они лоббируют свои интересы в американском правительстве, тем самым направляя его активность в этой сфере. Автор разделяет историю развития международной образовательной политики на четыре этапа: 1) 1940-е —1950-е гг. — «золотое время»

академических обменов; 2) 1960-е — 1970-е гг. — «холодная война» в международном образовании; 3) 1980-е гг. — политическое давление на международное образование;

4) 1990-е гг. — международное образование как статья экспорта. В указанные периоды роль ключевых администраторов международных обменов перемещалась от университетов к фондам и ассоциациям, а правительство США оказывало только дополнительное финансирование широкомасштабных программ, которое не под силу образовательным учреждениям США. На современном этапе, по мнению профессора, три ассоциации играют наиболее заметную политическую роль в сфере международного образования: Американский совет по образованию, Альянс международных образовательных и культурных обменов и Ассоциация консультантов иностранных студентов в США242.

Одной из последних и глубоких монографий, которая использует дискурс о внешней культурной политике США, является книга Р. Арндта под названием “The First Resort of Kings: American Cultural Diplomacy in the Twentieth Century”. Книга Fraiser S. E. Government Policy and International Education. N.Y., 1965; Westerfield B. The Instruments of the American Foreign Policy. New Haven, 1965; Rubin R. I. The Case for Reappraisal of the US Overseas Information Policies and Programs. N.Y., 1970; Braisted B. J. Cultural Affairs and Foreign Relations. Wash., 1968; Mulcahy K. V.

Cultural Diplomacy and the Exchange Programs: 1938–1978 // Journal of Arts Management, Law & Society. Vol. 29, No 1, 1999. P. 7–39; Sablosky J. Reinvention, Reorganization, Retreat: American Cultural Diplomacy at Century’s End, 1978–1998 // Journal of Arts Management, Law & Society. Vol. 29, No 1. P. 30–47.

Mestenhauser G. Time and International Educator // Journal of International Educator. Vol. 6, No 4, 1997. P. 13.

108 появилась в 2005 г. и является новым прочтением истории внешней культурной дипломатии США. Автор подробно останавливается на институциональном развитии культурной дипломатии, ее ведомств и программ. Исторический анализ данного дипломатического инструмента проходит от одной администрации США к другой.

Заканчивает Арндт историю культурной дипломатии США ликвидацией Информационного агентства США в 1999 г. 243 Новизной в книге является анализ деятельности некоторых государственных деятелей внешней культурной политики США. Например, он подробно останавливается на С. Велсе и А. МакЛейш — двух представителях Госдепартамента США, первый из которых инициировал программы обмена в странах Латинской Америки как ответ на нацистскую пропаганду в регионе, а второй возглавлял внешнюю культурную политику США в период Второй мировой войны.

Нарратив книги выглядит традиционным историческим повествованием о внешней культурной политике США, но опыт автора добавляет к нему детали, которые могут изменить мнение читателей. Он разделяет информационные программы от обменов в области культуры и полагает, что первое и есть пропаганда, которая не имеет ничего общего с внешней политикой в области культуры. Его книга полна примеров использования обменов в области культуры для решения задач внешней политики.

Обучение политической элиты в оккупированных Германии и Японии, создание американских библиотек по всему миру, европейские проекты в данной области, которые финансировались ЦРУ, работа Информационного агентства США и Корпуса мира. Действительно, его книга масштабна, но не вводит каких-то новых документов и основана на опыте прошлой работы автора244.

За этим изданием последовала масса книг и статей по данным вопросам, которые что-то добавляли к всестороннему исследованию историка и бывшего дипломата Р.

Арндта. Например, период 1960-х гг. назван расцветом американской внешней политики в области культуры в статье У. Глэйда. Нельзя сказать, что в статье есть новые факты или новые подходы к анализу данной проблемы. Автор представил беглый функциональный анализ эволюции развития культурной дипломатии начиная с

Arndt R. The First Resort of Kings: American Cultural Diplomacy in the Twentieth Century. Washington, D.C.:

Potomac Books, 2005.

Ibid.

109 1930-х и заканчивая 2000-ми гг.245 Однако У. Глейд стал одним из первых молодых исследователей, которые осуществили диффузию двух терминов — «внешняя культурная политика» и «публичная дипломатия», причем последний поглотил первый термин. Это привело к доминированию дискурса о публичной дипломатии в современной зарубежной литературе. Глейд пишет, что из-за развития информационно-пропагандистских ведомств, созданных в период Второй мировой войны (например, Управление военной информацией и радиостанция «Голос Америки»), публичная дипломатия как форма деятельности правительства США, созданная для объяснения позиции и политики зарубежной публике, стала соседствовать с дипломатией в области культуры. В итоге политические цели публичной дипломатии были заметны, а цели культурной дипломатии оставались менее видимыми, хотя программы в области культуры и образования также выполняли политические задачи246.

Новые сдвиги в природе публичной дипломатии США, ее деятельность в странах Ближнего Востока заставляла историков, международников, а также практиков и политиков обращаться к недавней истории американской публичной дипломатии.

Наступил период осмысления наследия публичной дипломатии США в виде солидных сборников статей, раскрывающих дополнительные подробности публичной дипломатии США в разных странах, регионах и в различные исторические периоды.

Одной из таких первых работ стал сборник статей под редакцией английского ученого Ж. Мелиссена. В главе сборника, посвященной американской публичной дипломатии, авторы предлагают рассматривать проекты публичной дипломатии США в рамках концепции Pax Americana или имперского расширения США в мире 248.

Голландский исследователь Питер ван Хам пишет, например, что атаки 11 сентября и реакция американцев на них усилили имперские амбиции США и их статус супердержавы. Война против терроризма реанимировала публичную дипломатию, основной стратегией которой стало продвижение бренда сильной и несломленной Америки, обозначенного как «Пакс Американа». Чтобы оградить себя от новых Glade W. Issues in the Genesis and Organization of Cultural Diplomacy: A Brief Critical History // Journal of Arts Management, Law & Society. Vol. 39, No 4. P. 240–259.

Glade W. Issues in the Genesis and Organization of Cultural Diplomacy: A Brief Critical History // Journal of Arts Management, Law & Society. Vol. 39, No 4. P. 242 Melissen J. The New Public Diplomacy: Soft Power in International Relations. Basingstoke. N.Y.: Palgrave Macmillan, 2007.

Van Ham P. Power, Public Diplomacy, and the Pax Americana // The New Public Diplomacy: Soft Power in International Relations. Ed. by J. Melissen. N.Y.: Palgrave Macmillan, 2007. P. 47–66.

110 ударов, США должны создать империю свободы по всему миру при помощи публичной дипломатии. Однако автор утверждает, что этот проект публичной дипломатии и либеральный империализм США провалились из-за неспособности убедить мусульман следовать за Америкой 249.

За изданием данного сборника английскими учеными последовало издание подобных сборников американскими специалистами. Первый из них — под редакцией известного специалиста в области публичной дипломатии Н. Кулла — сформулировал новую типологию публичной дипломатии. В публичную дипломатию США входят, по мнению автора, следующие программы: аналитические — проведение опросов общественного мнения в зарубежных странах и такое новое направление, как сбор информации о мнении зарубежной аудитории о США (listening); информационные (традиционные и цифровые) — осуществление информирования зарубежной аудитории посредством СМИ, сети Интернет, мобильных телефонов и т. п., а также обеспечение информационной поддержки внешнеполитического действия США (advocacy). Особые программы дипломатического сигнализирования (diplomatic signaling), осуществляемые через СМИ, также являются составной частью информационных программ. Сюда же относятся программы пропаганды (phychological warfare), используемые в период военных действий. Сеть Интернет является самым эффективным инструментом для оказания влияния на активную часть населения в зарубежных странах. Правительство США активно использует виртуальное пространство, и программы публичной дипломатии, идущие через Интернет, получили название «цифровые программы публичной дипломатии» (digital public diplomacy). В число образовательных программ входят: обмены среди академического сообщества;

целевое обучение определенных профессиональных групп, таких как политики, лидеры партий и НПО, бизнесмены, лидеры молодежи и студенты; программы военного обучения. Программы в области культуры — выставки, обмены и конгрессы творческой интеллигенции, издательская деятельность и общение диаспор250.

Другой сборник американских исследователей называется «По направлению к новой публичной дипломатии». Н. Кулл предложил традиционный анализ элементов публичной дипломатии и предысторию развития публичной дипломатии США Ibid. P. 59.

Cull N. J. Lessons from the History of US Public Diplomacy // Conference Papers — International Studies Association, 2007. P. 1–88. См. подробнее о данном специалисте: Кубышкин А.И., Цветкова Н.А. Публичная дипломатия США. М.: Аспект-Пресс, 2013.

111 начиная с момента написания декларации независимости. Декларация независимости США является, по мнению Н. Кулла, проектом публичной дипломатии.

Другие авторы обращаются к традиционной теме о провале проектов публичной дипломатии в странах Ближнего Востока после 2001 г.252 Единственным отличием данного сборника от массы подобных является интеграция точек зрения на американскую публичную дипломатию со стороны китайских, российских, египетских и др. специалистов. Буквально вслед за этим выходит сборник энциклопедического характера, который исследует публичную дипломатию таких стран, как США, Великобритания, Германия, Япония, Австралия и Китай. Упомянутый выше американский исследователь Н. Кулл раскрывает историю употребления термина «публичная дипломатия» начиная с середины XIX в.253, голландский ученый Г. СкоттСмит обращается к своей традиционной теме о программах обмена как части публичной дипломатии США в странах Европы. Он выдвинул следующее значение особой программы обучения элиты зарубежных стран для внешней политики США.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 11 |
Похожие работы:

«Валерий. НЕ ПОТЕРЯТЬ ЧЕРЕПИЦА СВЯЗУЮЩУЮ НИТЬ ИСТОРИЯ ГРОДНЕНЩИНЫ XIX–XX СТОЛЕТИЙ В СОБЫТИЯХ И ЛИЦАХ (исследования, документы, комментарии) Гродно 2003 УДК 947.6 (476.6) ББК 63.3 (4Беи) Ч60 Рецензенты: кандидат исторических наук, доцент Э.С.Ярмус...»

«    Акционерное общество ЦЕСНАБАНК Инвестиционный Меморандум Второй эмиссии купонных облигаций на сумму 3 000 000 000 тенге Июнь 2005 г. ОГЛАВЛЕНИЕ ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ ОБ ЭМИТЕНТЕ 3 I Резюме 3 Лицензии 3 История 3 Рейтинги эмитента 5 Филиалы и представительства эмитента 5 Управление и акционер...»

«Покори Воробьевы горы. История. Очный этап 2012-2013. Вариант 6. Ключи Часть А (по 2 балла за правильный ответ).1. Кто из этих князей никогда не правил в Киеве?1. Даниил Александрович 2. Мстислав Великий 3. Роман Мстиславич 4. Яр...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "Красноярский государственный педагогический университет им. В.П.Астафьева" Факультет истории НАПРАВЛЕНИЕ: 44.03.05 – Педагогическое образование ПРОФИЛЬ:...»

«Колпинская Екатерина Глебовна ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА ВЕЛИКОБРИТАНИИ И ФРАНЦИИ В ОТНОШЕНИИ МУСУЛЬМАНСКИХ ОБЩИН ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ ХХ – НАЧАЛЕ XXI ВВ. (СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ) Специальность 07.00.03 – Всеобщая история Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических...»

«Фомина Татьяна Юрьевна ПРИНЦИПЫ ПОДБОРА КАНДИДАТОВ НА АРХИЕРЕЙСКИЕ ДОЛЖНОСТИ В статье на основе комплекса исторических источников и историографии рассматриваются принципы подбора кандидатов на архиерейские должности в домонгольский период истории Руси. Подбор претенденто...»

«Шкаликов В.В. МИРЫ БЕЗ МИРА Сказочно правдивые истории для взрослых ПРИГЛАШЕНИЕ Поэт сообщил человечеству, что любовь и голод правят миром, но лукаво промолчал о направлении куда именно правят. Не уточнил он также, какая именно любовь и какой именно голод. И...»

«Александр БАШЛАЧЕВ в Филиппов-Граде Page 1 of 6 Лосев В.В. О “русскости” в творчестве Александра Башлачева // Русская литература ХХ века: образ, язык, мысль: Межвуз. сб. науч. трудов. – М.: МПУ, 1995. С. 103-110. Русский рок, зародившийся в 60-е вступает в пору зрелости. История его находится сейчас на...»

«Отзыв официального оппонента о диссертации Огановой Анны Артуровны "Концепт ПРОФЕССИЯ в испанском и русском языковом сознании", представленной на соискание ученой степени кандидата филологических наук по специальности 10.02.20 – сравнительно-историческое, ти...»

«КУРЦЕВ Илья Андреевич ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ ОХРАНИТЕЛЬНОЙ ФУНКЦИИ ПРАВА Специальность: 12.00.01 – теория и история права и государства; история учений о праве и государстве Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Краснодар 2008 Работа выполнена на кафедре теории и истории государства и права Института права при Са...»

«ПО СВЯЩ АЕТСЯ 3 5 5-ЛЕ ТИЮ Р ОССИЙСКОГО Р УБЛЯ 355-ЛЕТИЕ РОССИЙСКОГО РУБЛЯ Через призму истории российского рубля виден путь общая становления российского государства. валюта усиливала центростремительные силы внутри страны, объединяя разные регионы в единое г...»

«Цумарова Елена Юрьевна ПОЛИТИКА ИДЕНТИЧНОСТИ В РЕГИОНАХ РОССИИ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРАКТИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ (НА ПРИМЕРЕ РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ) Специальность 23.00.01 – Теория и философия политики, история и методология политической науки. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени канд...»

«А. Л. ГРИНИН, Л. Е. ГРИНИН КИБЕРНЕТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И ИСТОРИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС (ТЕХНОЛОГИИ БУДУЩЕГО В СВЕТЕ ТЕОРИИ ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ РЕВОЛЮЦИЙ)* В статье на базе анализа технологических изменений, которые произошли во второй половине XX и в начале XXI в., опираясь на возможности теории производственных революций...»

«XIV век и ранние представления о континууме. Г.И. Синкевич, СПбГАСУ Опубликовано: История и педагогика естествознания. Москва, 2015. – Выпуск I. – с. 7-12. В исследованиях по истории математики, особенно древней математики, следует опасаться двух соблазнов – иллюзии того, что сов...»

«УДК 141.7 ББК 87.6 Ф 33 А.П. Федоровский, доктор философских наук, профессор, проректор по науке и связям с общественностью негосударственного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Северо-Кавка...»

«РУССКИЕ ДРЕВНОСТИ 2011 Н.В.Халявин ОЦЕНКА НОВГОРОДСКИХ СОБЫТИЙ 1136 ГОДА В СОВЕТСКОЙ И СОВРЕМЕННОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИОГРАФИИ 1136 год — дата, которую можно считать одной из самых важных для новгородской историографии. Желание...»

«2012 · № 4 ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ И СОВРЕМЕННОСТЬ ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ В.С. МАЛАХОВ Гражданство и иммиграция в странах либеральной демократии: между идеологией и прагматикой Тема статьи – методологическая контроверза в современных исследованиях в области политики иммиграции и граж...»

«АННОТАЦИЯ рабочей программы учебной дисциплины Б1.Б.1. "ИСТОРИЯ" для подготовки бакалавра по направлению подготовки 38.03.02 “Менеджмент”, профили "Менеджмент организации"; " Управление персоналом", "Маркетинг" Цель освоения дисциплины: формирование у студентов системы устойчивых знаний по истории и целостного представл...»

«Я БЫЛ НИЩИМ СТАЛ БОГАТЫМ! Владимир ДОВГАНЬ совместно с Еленой Минилбаевой ИЗДАНИЕ ТРЕТЬЕ, ДОПОЛНЕННОЕ Владимир Довгань, Елена Минилбаева "Я был нищим стал богатым" М.: EDELSTAR, 2007. – 304 c. Сегодня в мире насчитывается семнадцать милл...»

«ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ ПРОЕКТ "ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНЫЙ КОНТЕКСТ ПРЕПОДАВАНИЯ МАТЕМАТИКИ В ШКОЛЕ" Магданова Ирина Владимировна (ivmagdanova@mail.ru), к.п.н. Власова Ирина Николаевна (vlasova@pspu.ru), к.п.н., доцент Пермский государственный педагогический университет (ПГПУ) Аннотация На эффектив...»

«НАТАЛЬЯ НЕСТЕРОВА Редакционно-издательская группа "Жанровая литература" представляет книги Натальи Нестеровой А В ОСТАЛЬНОМ, ПРЕКРАСНАЯ МАРКИЗА. БАБУШКА НА СНОСЯХ ВОСПИТАНИЕ МАЛЬЧИКОВ ВЫЗОВ ВРАЧ...»

«“Телескоп”: наблюдения за повседневной жизнью петербуржцев No 2, 2003 ИЗ XVII СТОЛЕТИЯ В НАСТУПИВШИЙ ВЕК: К СТАНОВЛЕНИЮ ПОСТ-ГЭЛЛАПОВСКИХ ОПРОСНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ Борис Докторов профессор, доктор философских наук, независимый иссле...»

«Есиков Сергей Альбертович В ОЧЕРЕДНОЙ РАЗ О ПЕРЕХОДЕ К НЭПУ Показано, как стремление большевиков к непосредственному переходу к социализму тормозило развитие нормальных отношений между...»

«Микляева А.В., Румянцева П.В. "Трудный класс": диагностическая и коррекционная работа ВВЕДЕНИЕ 3 1. ШКОЛЬНЫЙ КЛАСС КАК СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН 1. 1. Взгляд в историю 5 1. 2. К вопросу о том, мо...»

«АВТОНОМНАЯ НЕКОММЕРЧЕСКАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ "ПЕТЕРБУРГСКИЙ ИНСТИТУТ ИУДАИКИ" Исторический факультет Рапопорт М. А. ВОСПРИЯТИЕ ЕВРЕЙСКОЙ ИММИГРАЦИИ В ПАЛЕСТИНУ АРАБСКОЙ ОБЩЕСТВЕННОСТЬЮ В 1882 – 1948 гг. Выпускная квалификационная работа Научный руководитель: к.ф.н....»

«ГРАНИ GRANI Verlagsort: Frankfurt/Main, Juli September НОВАЯ КНИГА В ИЗДАТЕЛЬСТВЕ "ПОСЕВ" Георгий Владимов Верный Руслан (История караульной собаки) Повесть о трагической судьбе собаки, служившей в кон­ вое, после роспуска лагерей отпущенной на волю, но до конца жизни оставшейся вер...»

«УДК 271.2:316.624 Ильин Алексей Николаевич Ilyin Alexey Nikolayevich кандидат философских наук, доцент, PhD in Philosophy, доцент кафедры гуманитарного образования Assistant Professor, и социологии Liberal Art Education Альметьевского государственного and Social Science Department, нефтяного института Almetyevsk...»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО РЕСПУБЛИКИ АЛТАЙ МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РЕСПУБЛИКИ АЛТАЙ БЮДЖЕТНОЕ НАУЧНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ РЕСПУБЛИКИ АЛТАЙ "НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ АЛТАИСТИКИ ИМ. С.С. СУРАЗАКОВА" ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ "ИНСТИТУТ ИСТОРИИ ИМЕНИ Ш. МАРДЖАНИ АКАДЕМИИ НАУК РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН" ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДА...»

«Публицистика Б. РАУШЕНБАХ РЕЛИГИЯ И НРАВСТВЕННОСТЬ Сегодня вопросы религии, ее места в обществе, ее роли в нем, ее поразительной "живучести" привлекают всеобщее внимание и заставляют по-новому взглянуть на нашу историю. Почти семьдесят лет религиозное мировозрение подвергалось в нашей стр...»

«Бабошина Ольга Николаевна АНГЛО-НОРМАНДСКИЙ СТИЛЬ В АРХИТЕКТУРЕ КАК РЕЗУЛЬТАТ ВЛИЯНИЯ НОРМАНДСКОГО ЗАВОЕВАНИЯ НА КУЛЬТУРУ АНГЛИИ В статье рассмотрен англо-нормандский стиль в архитектуре, сложившийся в конце XI начале XII вв. Автор анализирует изменения, произошедшие в архитектуре Англ...»

















 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.