WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |

«ИСТОРИЯ КАЗАХСТАНА В ДОКУМЕНТАХ И МАТЕРИАЛАХ Альманах Вып. 1 АЛМАТЫ Ретроспекция УДК 930.25 (574+075) ББК 63.3 (5Каз)я7 И91 Рекомендовано к изданию Советом по рассмотрению ...»

-- [ Страница 1 ] --

Министерство связи и информации труд...

Г. И. Спасский и его Республики Казахстан

Комитет информации и архивов

Национальный центр археографии и источниковедения

ИСТОРИЯ КАЗАХСТАНА

В ДОКУМЕНТАХ И МАТЕРИАЛАХ

Альманах

Вып. 1

АЛМАТЫ

Ретроспекция

УДК 930.25 (574+075)

ББК 63.3 (5Каз)я7

И91

Рекомендовано к изданию Советом по рассмотрению научных проблем в области архивного дела и документации Комитета информации и архивов Министерства связи и информации Республики Казахстан

Редакционная коллегия:

Б. БРАЛИ (председатель), М. Х. АБУСЕИТОВА, И. В. ЕРОФЕЕВА, Е. К. ЖУСУПОВ, Г. Т. ИСАХАН, Н. П. КРОПИВНИЦКИЙ

Ответственный редактор:

Б. Т. ЖАНАЕВ И91 История Казахстана в документах и материалах: Альманах.

Вып. 1. Алматы: «Издательство LEM», 2011. – 436 с. + 16 с. вкл.

ISBN 978-601-239-1770 В 1-м выпуске альманаха публикуются малоизвестные материалы по истории Казахстана XIX–XX вв. из фондов государственных архивов Казахстана, России и Узбекистана. Состав публикуемых документов: этнографические очерки, описания народных обычаев, редкие карты, материалы дискуссии 1920–1930-х гг. о переводе казахского алфавита на латиницу и др.

Альманах является научным изданием и рассчитан на ученыхисториков, преподавателей, аспирантов, студентов, а также на широкий круг читателей, интересующихся историей Казахстана.



УДК 930.25 (574+075) ББК 63.3 (5Каз)я7 ISBN 978-601-239-177-0 (В.1) ISBN 978-601-239-176-3 (Общ.) © Национальный центр археографии и источниковедения, 2011 © ТОО «Издательство LEM», 2011 Г. И. Спасский и его труд...

ОТ РЕДАКЦИОННОЙ КОЛЛЕГИИ

Предлагаемый вниманию читателей альманах «История Казахстана в документах и материалах» является археографическим изданием и предназначен для публикации разнообразных письменных источников по отечественной истории, хранящихся в казахстанских и зарубежных архивах. Словом «археография»

принято называть научную дисциплину, занимающуюся изучением документальных публикаций как одного из проявлений человеческого духа, разработкой принципов, методов, способов их подготовки (теоретическая археография), а также их реализацией (прикладная археография)1. Археография тесно связана с филологией, источниковедением, палеографией, текстологией, дипломатикой, архивоведением и др. гуманитарными дисциплинами. При этом археография в ее прикладной форме, как ни одна из перечисленных специальных дисциплин, оказывала и оказывает преобладающее влияние на развитие исторической науки. Это связано не только с тем, что археография, поставляя «сырье» для историков, занимается расширением источниковой базы исторической науки, но и тем, что письменные источники, воздействуя на эмоциональном уровне на читателя, передают неповторимый колорит эпохи и позволяют ощутить духовную связь поколений. Именно интересом к «живой» истории можно объяснить тот факт, что читателями документальных публикаций являются не только специалисты-историки, но и люди, далекие от профессиональных занятий историей.

Публикация документов по истории Казахстана имеет почти двухвековую историю. В XIX – начале XX в. архивные хранилища Москвы, Оренбурга, Астрахани и Омска впервые обследовали такие видные специалисты своего времени в области истории и этнографии Центральной Азии, как А. И. Левшин, Я. В. Ханыков, В. В. Вельяминов-Зернов, В. В. Григорьев, И. И. Крафт, В. Н. Витевский, А. И. Добросмыслов, А. Е. Алекторов, Г. Н. Потанин, Н. Я. Коншин, А. Н. Букейханов и др. Они плодотворно использовали выявленные там материалы для подготовки своих трудов и публиковали некоторые исторические Козлов В. П. Основы теоретической и прикладной археографии. М.,

–  –  –





документы о казахах в петербургской столичной и провинциальной прессе.

История собственно казахстанской археографии начинается с 30-х гг. XX в., когда увидели свет небольшие по объему документальные издания, подготовленные Казцентрархивом.

В 1936 г. при участии государственных архивов были опубликованы протоколы Тургайского областного съезда Советов 21 марта – 3 апреля 1918 г. и Учредительного съезда Советов Киргизской (Казахской) АССР 4–12 октября 1920 г. Значительными событиями в источниковедении не только Казахстана, но и всего СССР стали публикации архивных документов дореволюционного периода в сборниках «Материалы по казахскому обычному праву» (1948), «Материалы по истории политического строя Казахстана» (1960) и, особенно, созданный казахстанскими историками и архивистами 2-томный труд «Казахскорусские отношения в XVI–XIX веках» (1961–1964), который не имел в то время аналогов с точки зрения археографии и, пожалуй, стал первым казахстанским сборником документов и материалов научного типа. Эти и другие документальные сборники сыграли важную роль в системном археографическом обеспечении советских историков необходимой им аутентичной информацией по широкому кругу вопросов истории Казахстана и немало способствовали плодотворному развитию специальных исторических и историко-этнографических исследований.

Вместе с тем процесс накопления и изучения исторических источников в этот период происходил под сильным давлением тоталитарного режима, который наложил глубокий отпечаток на состояние источниковой и археографической базы исторических исследований, на содержание научных знаний в области отечественной истории и этнографии и характер труда профессиональных историков и археографов. Так, из-за многолетних идеологических запретов и ограничений огромный пласт документальных материалов по истории антиколониального движения казахов XIX – начала XX в. и политических репрессий советского государства против отдельных социальных групп и целых народов страны, отложившийся в центральных союзных и казахстанских архивах, был фактически закрыт для специалистов-историков. Хотя тотальный идеологический контроль советской партийно-государственной системы был не в состоянии полностью искоренить историческую память казахов и других народов республики о своем героическом и трагичеГ. И. Спасский и его труд...

ском прошлом, он, тем не менее, способствовал деформации научных знаний о колониальной и советской эпохах истории Казахстана. Это выразилось главным образом в многолетнем тенденциозном игнорировании различных преступлений российского абсолютизма и тоталитарного режима, а то и в прямой идеализации их роли в историческом развитии народов бывшего СССР, которая получила широкое распространение в советской научной литературе 50–70-х гг. прошлого века и до сих пор имеет место в публикациях части гуманитариев постсоветских государств. К другим серьезным негативным последствиям многолетнего тотального господства официальной идеологии в гуманитарных науках следует отнести появление у многих представителей интеллектуальной общественности бывшего СССР пренебрежительного отношения к историческому источнику и историческому факту, породившего стремление у некоторых из них подменить кропотливый исследовательский поиск исторической истины в научных библиотеках и архивах скороспелыми умозрительными схемами и мифологемами, нередко граничащими с этническим нарциссизмом и мессианскими настроениями.

С первых лет обретения Казахстаном суверенного политического статуса в обществе и государстве стало складываться отчетливое понимание того, что процесс выявления новых исторических источников и издание их в различных тематических сборниках являются необходимыми условиями для появления полноценных исторических исследований и формирования чувства государственного патриотизма и национальной идентичности у граждан страны. Это выразилось в интенсивной археографической деятельности Центрального государственного архива Республики Казахстан, Архива Президента Республики Казахстан и Института истории и этнологии им. Ч. Ч. Валиханова, которые за короткий срок подготовили и опубликовали целый ряд специальных историко-документальных сборников, посвященных наиболее актуальным и малоизученным аспектам истории Казахстана нового и новейшего времени. В числе этих публикаций необходимо отметить такие крупные комплексные издания исторических документов, как «Национально-освободительная борьба казахского народа под предводительством Кенесары Касымова» (1996), «Из истории немцев Казахстана. 1921–1975 гг.»

(1997), «Политические репрессии в Казахстане в 1937–1938 гг.»

(1998), «Грозный 1916 год» (В 2-х т., 1998), «НасильственРетроспекция ная коллективизация и голод в Казахстане 1931–1933 гг.»

(1998), «Из истории поляков в Казахстане. 1936–1956 гг.»

(2000), «История Букеевского ханства. 1801–1852 гг.» (2002), «Страницы трагических судеб. Сборник воспоминаний жертв политических репрессий в СССР в 1920–1950-х гг.» (2002), «Исатай-Махамбет. 1801–1848 гг.» (2003) и др.

Этот археографический опыт приобрел особое значение в свете инициированной Президентом Республики Казахстан Н. А. Назарбаевым государственной программы «Культурное наследие», в рамках которой проводились масштабное выявление и копирование документальных источников по истории Казахстана в архивах зарубежных стран и их последующая публикация в многотомных сериях сборников документов и материалов «История Казахстана в западных источниках XII–XX вв.», «История Казахстана в русских источниках XVI–XX веков», «История Казахстана в персидских источниках», «История Казахстана в арабских источниках» и др.

Таким образом, за годы независимости в Казахстане благодаря целеустремленной подвижнической деятельности широкого круга историков-архивистов и профессиональных исследователей-ученых была создана добротная археографическая база для развития национальной исторической науки. В ходе проделанной работы был накоплен необходимый опыт по системному выявлению, сбору и обработке исторических источников, четко обозначены приоритетные направления их дальнейших эвристических поисков и определены критерии отбора исторических материалов для дальнейшей публикации в фундаментальных изданиях письменных памятников.

Однако впечатляющие успехи казахстанской археографии последних десятилетий все же не отменяют факта определенной неразвитости археографического фонда страны по сравнению с европейскими странами, многие актуальные проблемы отечественной истории нового и новейшего времени до сих пор не обеспечены документальными публикациями. Другой, не менее серьезной проблемой, негативно отражающейся на имидже научных и архивных учреждений, является низкий уровень научной и археографической культуры значительного числа подготовленных ими документальных изданий. Во многом это обусловлено рядом объективных и субъективных причин, в том числе отсутствием преемственности и традиций в работе, ослаблением профессиональных связей внутри научного сообГ. И. Спасский и его труд...

щества. В мировой научной практике такие проблемы обычно решаются путем создания специальных журналов и постоянных изданий, позволяющих более оперативно реагировать на запросы общества в ретроспективной архивной информации и становящихся неформальными центрами овладения практическими навыками археографической работы для широкого круга исследователей. К сожалению, в Казахстане таких изданий до последнего времени не было. Немногочисленные публикации архивных документов в некоторых научных журналах существенного влияния на археографическую ситуацию не оказывали. Предпринятое в 1993–1994 гг. группой ученых и архивистов под руководством председателя Главархива Казахстана Сапара Байжанова издание альманаха «Алаш Мирас» окончилось неудачей. Вышли в свет только два выпуска; отсутствие финансовых средств, а затем и уход с должности инициатора этой работы С. Байжанова положили конец этому интересному и полезному начинанию. Именно эти соображения побудили Национальный центр археографии и источниковедения приступить к изданию альманаха «История Казахстана в документах и материалах», первый выпуск которого вы держите в руках.

В данном выпуске альманаха впервые публикуются записка председателя Оренбургской пограничной комиссии Г. Ф. Генса «Из краткого исторического обозрения управления оренбургскими киргизами», посвященная политической истории Западного Казахстана второй четверти XIX в., очерки барона Ф. А. Бюлера о казахах, татарах, каракалпаках и туркменах Астраханской губернии, записки капитана Н. М. Изразцова об обычном праве казахов Семиреченской области; этнографический очерк Н. Г. Маллицкого о казахах, географические карты XVIII в., выявленные в фондах государственных архивов Казахстана, России и Узбекистана. Здесь же публикуются ставшая библиографической редкостью работа Г. И. Спасского «Киргизкайсаки Большой, Средней и Малой орды», а также материалы периодической печати и архивные документы о переводе казахского алфавита на латиницу в 20–30-х гг. XX в.

Редакционная коллегия надеется, что альманах внесет определенный вклад в развитие археографической базы исторической науки и предоставит казахстанцам возможность ознакомиться с наиболее интересными и оригинальными документами по истории Казахстана XVIII–XX вв.

Ретроспекция

Г. И. СПАССКИЙ И ЕГО ТРУД ПО ИСТОРИИ И ЭТНОГРАФИИ КАЗАХОВ

Публикуемая работа Г. И. Спасского «Киргиз-кайсаки Большой, Средней и Малой орды» является одной из первых обобщающих работ по истории и этнографии казахского народа в русской востоковедческой литературе и по богатству научных сведений не утратила своего значения до настоящего времени.

Григорий Иванович Спасский (1783–1864) родился в Рязанской губернии в городе Егорьевске «от отца духовного звания».

Сам он в «Записке об ученых трудах» так писал о себе: «По достижении надлежащего возраста поступил для обучения в Коломенскую духовную семинарию. Желая приобрести дальнейшее усовершенствование в науках, оставя звание, к которому принадлежал, я отправился в Москву, стараясь определиться в университет»1. Но, не имея средств для учебы в университете, в сентябре 1799 г. Спасский поступил на службу подканцеляристом в Московское губернское правление.

В начале декабря 1800 г. он переехал в Петербург, где устроился на службу в Берг-коллегию, и тогда же начал слушать лекции в Академии наук и в Педагогическом институте. В столице будущий археограф познакомился с некоторыми видными учеными, литераторами и художниками, ставшими впоследствии его корреспондентами. Позднее он был принят в Петербургское Общество любителей наук, словесности и художеств.

В 1803 г. по приглашению губернатора новообразованной Томской губернии В. С. Хвостова Г. И. Спасский переехал в Скоблякова А. В. Русский востоковед Г. И. Спасский. Некоторые сведения о научной и публицистической деятельности // Страны Востока в политике России в XIX – начале XX вв. Иркутск, 1986. С. 66. См.

также:

Алексеенко Н. В. Хранители памяти. Алма-Ата, 1988. С. 30–45; Розен М. Ф.

Очерки об исследователях и исследованиях Алтая (XVIII – начало XX века). Барнаул, 1996. С. 108–117.

Г. И. Спасский и его труд...

Сибирь. Находясь на государственной службе, он был командирован в 1804 г. «по Красноярскому и Кузнецкому округам для исполнения разных поручений, заключающих в себе исторические и топографические сведения и требующих особых познаний и деятельности»2, а в конце того же года назначен дворянским заседателем в Красноярский уездный суд3.

В 1805 г. он был зачислен в свиту графа И. О. Потоцкого, возглавлявшего научную часть посольства графа Ю. А. Головкина в Китай. Предполагалось, что Спасский будет «употреблен к собиранию сведений, относящихся к сибирской истории и филологии»4.

«Несмотря на тогдашнюю мою молодость и неопытность, – впоследствии писал Спасский, – он (т. е. граф И. О. Потоцкий. – И. Е.) при отъезде своем из Сибири удостоил меня разных своих поручений относительно истории и этнографии этой сколько обширной, столько же и неизвестной страны»5.

В 1806 г. Спасский получил назначение в Бийский уезд, а с 1807 по 1809 гг. занимал должность земского исправника в Кузнецком уезде. В эти годы он многократно с разрешения губернатора совершал исследовательские поездки в Восточную Сибирь и другие районы Азиатской России. В это время им были написаны первые работы по археологии и этнографии Сибири. Деятельность по сбору различных материалов Г. И. Спасский продолжал и после того, как в 1809 г. был назначен в штат Колывано-Воскресенских горных заводов на Алтае.

Он внимательно изучил созданный в 1764 г. в Барнауле архив Алтайского горного округа, где сохранились многие ценные документы по истории освоения края, путевые записки различных путешественников и исследователей Центральной Азии, в частности чиновников Колывано-Воскресенских заводов Т. С. Бурнашева и М. С. Поспелова, совершивших поездку в Ташкент и Бухару. Кроме того, исследователь неоднократно совершал специальные поездки из Барнаула на Рудный Алтай и в смежные Смирнов Б. Григорий Иванович Спасский (материалы к биографии) // Сибирские огни. 1927. № 1. С. 111.

Формулярный список о службе Г. И. Спасского за 1830 г. – Центр хранения Архивного фонда Алтайского края (ЦХАФ АК). Ф. 2. Оп. 1.

Д. 64. Л. 824–828.

Скоблякова А. В. Русский востоковед Г. И. Спасский. С. 67.

Спасский Г. И. Археолого-нумизматический сборник. М., 1850. С. 1.

–  –  –

с ним районы Верхнего Прииртышья, где внимательно изучал археологические памятники и наскальные изображения разных эпох, собирал опросный материал об истории, культуре и быте местных казахов.

Большую помощь Спасскому в сборе источников по истории стран Центральной Азии оказал один из чиновников главной канцелярии Колывано-Воскресенских заводов, их будущий начальник в 1817–1829 гг. Петр Кузьмич Фролов. Он дал возможность будущему археографу ознакомиться с ценнейшими рукописными книгами, которые собирал в течение многих лет;

передал копии записок путешественников и другие ценные материалы, хранившиеся в конторе Колывано-Воскресенских заводов. Большая часть этих материалов после переработки была опубликована Спасским в издаваемых им позднее журналах «Сибирский вестник» и «Азиатский вестник»6.

В 1810 г. Г. И. Спасский был избран членом-корреспондентом Петербургской Академии наук по разряду восточной словесности, а год спустя назначен сопровождать караван с серебром в Петербург. Из столицы он не вернулся в Сибирь, так как получил назначение в Горную экспедицию Кабинета его императорского величества с оставлением в «штате» заводов7.

В петербургский период деятельности Г. И. Спасский приобрел известность как издатель журнала «Сибирский вестник», выходившего в 1818–1825 гг., а в 1825–1827 г. – более широкого по тематике журнала «Азиатский вестник». Причем он был не только издателем этих журналов, но и автором многих опубликованных в них статей. После прекращения собственной издательской деятельности исследователь публиковал свои работы в изданиях Русского географического общества, Московского общества истории и древностей российских, Горном журнале и др.

С 1835 по 1837 гг. Г. И. Спасский жил в Крыму, занимая там должность заведующего крымскими соляными промыслами.

Однако как в этот период, так и в последующие годы он не раз обращался в своих работах к историческому прошлому Сибири. В 1838 г. Спасский вышел в отставку и переехал в Москву, где прожил до конца жизни, занимаясь исследовательской деятельностью.

Скоблякова А. В. Русский востоковед Г. И. Спасский. С. 69–70.

ЦХАФ АК. Ф. 2. Оп. 1. Д. 64. Л. 827.

Г. И. Спасский и его труд...

Исторический очерк Г. И. Спасского «Киргиз-кайсаки Большой, Средней и Малой орды» является одной из наиболее крупных специальных работ по истории и этнографии казахов, изданных до выхода в свет классического трехтомного труда А. И. Левшина «Описание киргиз-казачьих, или киргиз-кайсацких, орд и степей» (СПб., 1832). По своему содержанию она носит компилятивный характер, так как включает наряду с собственными наблюдениями автора обширные извлечения из опубликованной в 1795–1796 гг. в журнале «Новые ежемесячные сочинения» основной части историко-этнографического труда капитана И. Г. Андреева «Описание Средней орды киргиз-кайсаков» (в полном объеме он был издан только два века спустя, в 1998 г., в г. Алматы), из рукописных материалов бия Младшего жуза Кубека Шукуралыулы 1803–1804 гг., этнографические замечания П. К. Фролова и другие источники. Так, главы первая («Историческое введение о киргиз-кайсаках») и третья («О чиноначалии и правлении киргиз-кайсаков и о прошедших в их ордах разных переменах») написаны в основном по данным И. Г. Андреева, структурно и стилистически переработанным Г. И. Спасским; а большая часть главы второй, где приводятся подробные сведения о родоплеменном составе трех жузов и местах кочевания разных родовых групп («О прежнем и нынешнем местопребывании киргиз-кайсаков»), представляет собой почти дословное воспроизведение текста специальной «Записки» Кубека Шукуралыулы и татарина Галия Шамутарова 1803 г., хранящейся в фонде Сибирского комитета РГИА в Санкт-Петербурге, хотя в историческом очерке этот источник не упомянут.

Более оригинальный характер носят разделы четвертой главы, посвященной материальной и духовной культуре казахского народа. В ней нашли отражение как заимствованные Г. И. Спасским из трудов П. И. Рычкова, И. Г. Андреева и других авторов разнообразные фактические данные о хозяйственной жизни, быте, культурных обычаях и традициях казахов, так и материалы его собственных полевых изысканий в казахских аулах.

В этом отношении особый научно-практический интерес для современных историков представляют приводимые им сведения о земледелии (гл. 6), барымте, свадебных обрядах и религиозных обычаях казахов, которые стали результатом непосредственных наблюдений автора и не встречаются больше в других Ретроспекция трудах по исторической этнографии кочевого населения Казахстана того времени.

В целом очерк Г. И. Спасского «Киргиз-кайсаки Большой, Средней и Малой орды» заслуживает внимания современных исследователей-номадоведов как один из первых в науке специальных трудов по истории и этнографии казахов-кочевников, содержащий целый ряд оригинальных и достоверных фактических данных об историческом прошлом казахского народа.

Текст научной работы Г. И. Спасского, опубликованной в 1820 г.

в журнале «Сибирский вестник», воспроизводится по современным правилам правописания с сохранением стилистических и языковых особенностей подлинника. Имена собственные, названия казахских родов и географические названия даны в транскрипции подлинника. Примечания, принадлежащие автору исследования, отмечены арабскими цифрами и помещены в подстрочных примечаниях. Примечания редакции по тексту и содержанию документа обозначены звездочками и арабскими цифрами в квадратных скобках и приведены в подстрочнике и в конце текста.

–  –  –

КИРГИЗ-КАЙСАКИ БОЛЬШОЙ,

СРЕДНЕЙ И МАЛОЙ ОРДЫ

[Глава 1]. Историческое введение о киргиз-кайсаках Если происхождение многих образованнейших народов покрыто неизвестностью или теряется в баснословии, то как ожидать противного от киргиз-кайсаков, полудикого необузданного народа, скитающегося в пустых бесплодных степях и занимающегося единственно скотоводством, звериным промыслом и грабежом?

Абулгаз-хан [1] почитает их потомками монголов, происшедшими от Огус-хана [2], жившего за 300 лет до Р. Х.1,8 назначая местопребывание их у реки Икара, или Икран-Мурана, и в верховьях Енисея2.9 Сей же писатель утверждает3,10что при ЧингисРодословная история о татарах. Ч. 1, гл. 3.

Той же истории. Ч. 2, гл. 9.

Той же истории. Ч. 3, гл. 8.

Г. И. Спасский и его труд...

хане [3] Сурус*11владел киргизами, который, видя, что не в силах сопротивляться сему победителю, вступил к нему в подданство и в доказательство верности своей отправил послов со многими подарками.

Другие татарские писатели повествуют, напротив, что киргизы получили начало свое от Чингис-хана, который будто бы по ненависти братьев его Будуйчара, Каинчара и Чалчута удалился с тремя своими единоземцами в Черные горы (Каратау) к черным, или диким, киргизам, называемым иначе бурутами [4], сказав только матери о своем убежище. По прибытии же туда возведен был ими на ханское достоинство; и когда мать упросила его возвратиться в отчизну, то он разделил сей народ на 12 волостей, назначив каждой из них тамги для подписи и печатей. Некоторые из сих волостей будто бы и поныне сохранили названия, данные Чингисом, как-то: кипчак, кирчет, матай и салчут, но имеют другие уже тамги.

После того Чингис-хан распределил владения его между детьми своими: Цуци, или Чучи, получил Великую и Малую Бухарию, Цадай – Индию, Керей – аральцев, Теони, или Таян, – город Туркестан, где наследники Таяна ханствовали до происшедшего междоусобия у жителей Туркестана, при коем до 10 000 человек, оставя отечество свое, отправились чрез степи, в тогдашнее время никем необитаемые, в Кубань к реке Дону и потом поселились под именем турок около реки Прута и Сырета. Во время шествия туда потерялся у них близ реки, известной ныне под именем Ишима, табун лошадей, для отыскания его отделили они тридцать три человека мужчин и двух женщин, которые хотя и нашли табун, но не надеясь настичь ушедших вперед товарищей, решились навсегда остаться в той стране.

Там приняли они название хазак, означающее беглой или потерявшийся; и столько размножилось племя их чрез похищение у окружных татар жен и детей, также чрез принятие всяких беглых людей, что должны были разделиться на тридцать три волости и признали над собою владетеля, постановленного от туркестанского хана Жанибека, из родственников или сыновей его по имени Ишима, от коего будто бы получила название и самая река Ишим; наследство его поныне продолжается беспрерывно.

По некоторым же известиям предки киргизов были три родные брата: Улуюс, Уртаюс и Кисиюс, вышедшие из Кубанской * Так в тексте.

Ретроспекция степи для отыскания потерявшихся лошадей и по незнанию мест заблудившиеся, и что потомки их, впоследствии разделившиеся на три орды, удержали от них названия Улуюс – Большей, Уртаюс – Средней и Кичиюс – Малой орды.

Но, по мнению самих киргиз-кайсаков, происходят они от колена сибирских татар, называемых алаты, что кажется и вероятнее, судя по татарскому их наречию. Долго составляли они с сими алатами один народ, наконец, по внутренним несогласиям отделились от них и были управляемы султанами, из коих один по имени Алача получил верховную власть над ними, но по беспокойному и корыстолюбивому своему духу не мог ее сохранить. Замыслы его обратились на Бухарию, славившуюся тогда богатством и промышленностью жителей.

Не имея, однако же, столь большого числа воинов, чтобы явно напасть на сию страну, Алача решился то исполнить тайным образом с тремястами избранных воинов и, обогатясь добычею, возвратиться; но сие безрассудное предприятие послужило только к его стыду. Бухарцы одержали над ним верх и, взяв его в плен со всеми оставшимися воинами, поселили их в городе Туркестане, или по тогдашнему Азрате, где он и кончил жизнь свою, расположив прежде бывших подданных, а потом деливших уже с ним плен воинов на три отряда или орды: Улуюс – Большую, Уртаюс – Среднюю и Кичиюс – Малую, в воспоминание того, как они находились в прежнем месте до его владычества.

Спустя много лет по смерти Алачи и когда уже число сих пленных довольно возросло, некто из Средней орды по имени Даир-хожа убедил большую часть людей, к ней принадлежащих, свергнуть с себя иго чуждой власти и удалился с ними на берега реки Оры. Сии беглецы признали его своим ханом, и он управлял ими с кротостью и благоразумием. По смерти Даира-хожи наследовал сын его Кара-хожа, разделивший владение пяти сыновьям: Аргыну, Найману, Кипчаку, Уваку и Кирею, коих имена сохранились доныне в названии некоторых киргизских волостей. Вскоре по смерти Кара-хожи Аргын умертвил братьев своих и сделался полным владетелем всей орды, наименовав оную Аргыниею, а жителей – аргынцами. Сие название удерживают и потомки их, принимая оное гораздо охотнее, нежели киргиз-кайсак, почитаемое ими даже поносительным;

хотя оно ничего подобного на языке их не означает, ибо истолГ. И. Спасский и его труд...

ковать его можно следующим образом: кыр – степь, гиз – человек, кай – кто, сак – осторожность, т. е. степной человек, кто осторожен.

Аргын-хан возбудил воинский дух не только в подданных своих, но и в пребывающих в Туркестане киргизах Большой и Малой орды. Первые из них впоследствии довольно доказали монголам и торгоутам, сколь опасным соседям в смежности пределов своих позволяли укореняться: они вытеснили их из древних отечественных владений; последние же, разорив до основания город Туркестан, также присоединились к сим старинным своим единоземцам.

Рычков [5]4,12следуя татарским историкам, производит разделение киргизов Средней орды на 4 отрасли из глубокой древности, и в особенности найманский род, существовавший еще при Огус-хане и имевший Чингиса своим владетелем, почитает он всех сильнее и богатее. Сие подтверждает и Абулгаз-хан5, говоря, что поколение найманов есть самое древнее и богатое, которое некогда занимало место, называемое Каракум (Черный песок), и во времена Чингис-хана Таян оным обладал. 13 [Глава 2]. О прежнем и нынешнем местопребывании киргиз-кайсаков614

При самом покорении Сибири российским оружием киргизкайсаки, или по тогдашнему названию Казачья орда, обитали:

во-первых, от реки Ишима, где ныне город сего имени, до Тобола, где город Курган, и до реки Тары; во-вторых, вверху Енисея, как по берегам сей реки, так по Абакану, Уйбату и Июсам;

в-третьих, за рекою Иртышем, начиная от Калбазинской башни, или Джалин-обо, до реки Сарасу и города Туркестана и от Аральского моря до реки Ембы.

В Оренбургской топографии.

Родословная история о татарах. Ч. 2.

Последующие сведения о киргиз-кайсаках заимствованы частью из рукописи капитана Андреева, сообщенной издателю г-ном оберберггауптманом и кавалером П. К. Фроловым, частью из собственных замечаний и выписок г-на Фролова и самого издателя. Изображения же киргизов и киргизок в обыкновенных их одеждах присланы из Омска инженер-подполковником и кавалером С. А. Булыгиным.

Ретроспекция Сибирская история представляет многие примеры непостоянства, жестокости и вероломства киргизов, особенно живших вверху реки Енисея [6].

Они разоряли тамошние селения и остроги, убивали, грабили и возмущали жителей; нередко же обеспокоивали своими набегами и самые города Томск, Кузнецк и Красноярск и попеременно то переходили в подданство России и платили ясак, то опять отпадали; но сведения об них в сей истории простираются немного далее половины XVII столетия, именно до того времени, когда они побиты были наголову сыном Алтын-хана монгольского Лоузаном7,15который столько возгордился сею победою, что вздумал тогда же напасть на Томск, Кузнецк и Красноярск, разорить сии города до основания и искоренить всех живущих как в них, так и в окрестных местах россиян; и для того каждый воин сверх другого оружия снабжен был четырьмя зажигательными стрелами, но полученное им известие о смерти отца его принудило прекратить сии замыслы.

В архивах помянутых городов, без всякого сомнения, есть еще многие сведения о киргизах, кочевавших вверху Енисея, которые, однако же, не вошли в Сибирскую историю: ибо в архиве города Кузнецка в одном только старинном свитке под 7184 (1676) годом, я нашел об них, между прочим, следующие новые сведения: 1) что киргизы под начальством их князцев Ярначка с товарищи подступали тогда вооруженной рукою под вновь построенный Абаканской острог; 2) что тайша черных калмыков [7] Чокур с монгольским Лоджаном развоевали и побили калмыцкого же тайшу Кегеня, и он убежал из своей земли в Тубинскую; да и киргизские князцы Ярначка с товарищи также были ими побиты; 3) что тайша Кегень, отправясь войною на тайш Чокура и Учюрту-кана, взял с собою киргизских людей, оставя только Ахая и Толджина, но взятые им люди не дошед туда, воротились в свои житья.

Все сие доказывает, что оные киргизы не только не были побиты наголову Лоузаном, но и после того были еще довольно сильны и многолюдны. О дальнейших с ними последствиях я не получил никаких сведений, равно как и о том, когда они оставили жилища свои вверху Енисея и куда оттуда удалились или действительно не были ли все побиты и пленены калмыками и занявшими их места народами монголо-татарского племени.

Сибирская история Фишера. С. 208 и проч.

Г. И. Спасский и его труд...

После того в начале XVIII столетия киргизы опять показались, но не те уже, которые обитали на Енисее, а пребывавшие в стране Юго-Западной Сибири на берегах Иртыша, Тобола и Ишима. При заведении крепостей на Иртышской линии, особенно Ямышевской, которая в расположении близ лежащего соленого озера была первая, киргизы многократно делали на россиян нападения, всегда, однако же, были ими отражаемы. Напоследок должны были они совсем очистить российские границы в Сибири и удалиться за реку Иртыш, откуда по наносимым ими жителям обидам и грабежу воспрещено было допущать их кочевьями к границе ближе десяти верст. Несмотря, однако, на запрещение, вкрадывались иногда они в границы с конскими табунами и от неосторожности своей выжигали постановленное жителями сено и травили находящийся в скирдах хлеб, что производили обыкновенно зимою и во время большой непогоды, дабы при перегонах табунов не были приметны следы;

но посылаемые с российской стороны военные команды тотчас усмиряли их и прогоняли в степные их жилища, а за воровство и грабеж наказывали их телесно, от чего сделались они послушными и спокойными и стали реже появляться на Иртышской линии.

Между тем по представлению управлявшего Сибирскою пограничною линиею генерал-майора Станиславского указом Государственной иностранной коллегии 1771 г., июня 16-го дня, дозволено пропускать киргизов с конскими табунами из-за реки Иртыша и на российскую сторону, но чтобы они располагались в отдаленности от селений и больших дорог и не делали жителям ни малейших притеснений. Каковым дозволением пользуются они доныне, а дабы исполняли предписание в точности, то обязываются в том при пограничных делах подписками и в залог постоянства своего дают аманатов.

Узаконениями же 1788 г., июля 15-го, 1797 г., сентября 30-го и другими разрешено киргизам селиться внутри российских границ, которых уже и водворилось по нынешнее время около девяти тысяч душ одного мужского пола, выключая жен, дочерей и малолетних детей.

По выходе калмыков с князем их Галдан-Череном [8] из так называемой Зюнгорской земли, простиравшейся по Иртышу от самого Джалин-обо за Нор-Зайсан, киргизы распространили свои границы от реки Ембы до Или и от Иртыша до СырРетроспекция дарьи и далее. Места, ими занимаемые, в отношении к удобствам жизни можно разделить на две части: по рекам Иртышу, Селенте, Нуре, в вершинах Ишима, Тургаев и Улькальяка, чрез горы Иреймяктау большею частью состоят они из равнин, способных для земледелия и скотоводства, изобилующих лесом, особливо березовым, а озера там наполнены рыбами;

к реке же Сарасу, равно и в верховье Иртыша почва земли дресвянистая, хрящеватая или песчаная, производящая почти только мелкий терновник, таволгу и самую бедную иссохшую траву, едва питающую малое число домашних животных, и где между каменистыми горами лежат совершенно пустые бесплодные степи, не имеющие ни воды, ни растений. Киргизы, кочующие в сей последней стране, для продовольствия водой себя и домашних животных вырывают колодези, из которых, однако же, получают большею частью горьковатую и соленую воду.

Здесь небесполезно будет включить подробнейшие сведения о родах, отделениях, семействах и числе всех киргиз-кайсаков, кочующих за российскою границею; об управляющих ими ханах, султанах, биях, батырах и старшинах и о местопребывании их в зимнее и летнее время.

–  –  –

Дулатовского рода в 4 отделениях до 40 000 семейств. Управляет султан Адиль под именем хана с особыми старшинами.

Всегдашние кочевья на китайской границе близ городов Кулджи, Кашкара и Кукана; около рек Талаша, Ангереня, Чирчика;

при горе Чингис-Цаган и в Зюнгории.

Сергамского рода в 5 отделениях до 20 000 семейств. Управляет султан Ирали Букеев со старшинами.

Кочуют летом от Туркестана к Акмечети, при вершинах рек Сыра и Кувана и при озерах Алсукуле и Аунамазе; зимою – при реках Сарасу и Караче.

–  –  –

Сара-усюн-джалигирскаго рода в 2 отделениях до 7000 семейств. Управляет старшина Сары-батыр с товарищи.

Кочуют смежно с последними.

Канлы-чанклынского рода в 2 отделениях до 3000 семейств.

Управляет Аджимамет-батыр. Кочуют при Сырдарье к Ташкенту.

Итого в 13 отделениях Большой орды до 70 000 семейств.

–  –  –

Найманского рода в 6 отделениях до 35 000 семейств. Управляет султан Канбаба, пожалованный от китайского двора чином ван и с жалованьем.

Всегдашние кочевья на китайской границе против крепости Кужан-Кайнак, по реке Иртышу и в горах Тарбагатайских.

Главного аргинского рода в 5 отделениях до 30 000 семейств.

Управляют Тиленча-бий, Чун-бий и Байдали-бий, над всеми же султаны Букей и Бупа.

Кочуют зимою в горах Баянабла, Кизылтау, Далбакитаказлык, Чингис-Цаган и в вершинах реки Тургая, при горах Улытау; летом – при горе Иреймяк и по рекам Нуре и Жидису.

Тарактинского рода в 2 отделениях до 4000 семейств. Управляет Бакгазы-батыр с товарищи.

Кочуют летом в вершинах реки Исели и по речке Сарысу, зимою – в песках Ичкунгур и по речке Чу.

–  –  –

Найман-кунгратского рода в 12 отделениях до 15 000 семейств. Управляют Кулян-бий, Талкан-батыр, Джанбай-бий и султан Айчувак Ишимов.

Кочуют летом при реках Чажарае, Куксу, Каратале и при горе Актувартау; зимою же удаляются к Ташкенту.

Аргинского рода в 2 отделениях до 9000 семейств. Управляют Байкул-бий и Караменда.

Кочуют летом и зимою по реке Иртышу.

Седьмиродцы исак-кирейцы в 3 отделениях до 8000 семейств. Управляют бий Дусумбек, Умур и Баяшбат.

Кочуют летом по реке Исели и около озера Жаилыма, зимою – около Иртыша.

Аргинцы в 2 отделениях до 11 000 семейств. Управляют Средней орды хан Вали Аблаев [9] и старшины Кулбек, Байжигат, Акан-бий и Чавпкил-батыр.

Кочуют летом и зимою по рекам Ишиму и Исели, в горах Кукчатау и Мукчатау и в урочищах Учкундак, Учбурлык и Кылчакты.

Аргинцы панджагольского в одном отделении до 2000 семейств. Управляет султан Каип-ханов. Кочуют при речках, впадающих в Ишим, и при урочищах Бикчентей.

Кипчакского рода в одном отделении до 1000 семейств.

Управляет старшина Тюлаган-батыр. Кочуют около реки Исели, Убагана и при урочищах Ясиле и Багаре.

Г. И. Спасский и его труд...

Кирейского рода в 2 отделениях до 1000 семейств. Управляются старшинами Тунгачею и Бикбулатом Бикбововым.

Кочуют в летнее время по реке Ую и Тогузаку; зимою при линии от Верхнеуральска до Степной крепости и против сих крепостей в степи.

Кипчакского рода в 4 отделениях до 3000 семейств. Управляют старшины Маметек и Ишмурат.

Кочуют летом по рекам Тоболу, Аяте и при ее устье зимою от Степной крепости, далее Троицка до Усть-Уйской крепости, по реке Ую к Тоболу и в степи против оных крепостей.

Танабуга-кипчакского рода в 6 отделениях до 2000 семейств.

Управляют старшины Чулпан и Тюлеган.

Кочуют летом и зимою там же, где и предыдущие.

Куделян-кипчакского рода в 4 отделениях до 2000 семейств.

Управляют старшины Ташкемир и Кунакбай, султаны Джегангир и Баба Каип-хановы.

Кочуют там же, где и предыдущие.

Кирейского рода в 4 отделениях до 4000 семейств. Управляют старшины Балыкбай, Даин и султан Истяк Руистамов.

Кочуют летом по восточной стороне реки Ишима; зимою против крепостей Звериноголовской и Пресногорьковской и в степи по реке Убагану.

–  –  –

Чаржитимского рода в 12 отделениях до 8000 семейств.

Управляют Барак-батырь, Саксенбай, Айтувар, Байтан и титулярный советник Уджан Бараков; главный же над всеми султан Джума Худаймендин.

Кочуют летом по рекам Тургаю, Тоболу и впадающим в них со степной стороны речкам; зимою – по реке Убагану при урочище Куюккупа.

Чакчакского рода аргинцы в 5 отделениях до 6000 семейств.

Управляют Муса-батырь, Менлибай-батырь и Чарапас; а над ними тот же султан Джума.

Кочуют летом повыше Тобола, при речке Аяте, зимою – в степи около речек Тургаев, Сарыбутаки до соединения оной с рекою Улкмаяком, по урочищу Соринской купе в камышах при устье Улкмаяка, при озерах, называемых Кизилкуль, Куржан, Тибакуль, при озере Бишкуле и в песках Тусун.

Туры-айгыр-кипчакского рода в 4 отделениях до 3500 семейств. Управляют старшины Исерап-бий, Казыбай-бий и Киикбай, а над всеми султан Усян Каипов.

Кочуют летом ближе к линии в урочищах Аманкарагай и Билибей, около соляных озер, а зимою – при реках Чакияке и Тургае до средины Черных песков (Каракум).

Узун-кипчакского рода в 6 отделениях до 2000 семейств.

Управляют старшины Мангдай-батырь и Дербиш.

Кочуют летом по рекам Тургаю, Муюнле, при вершине реки Убагана, в урочищах Едис и Тирякли, зимою от вершины Сарыбутака к реке Тургаю, с восточной стороны до реки Каиндаташи.

<

–  –  –

Баганалин-найманского рода в одном отделении до 900 семейств. Управляет старшина Байназор-бий.

Кочуют летом при вершине реки Ишима, зимою – около реки Тургая, Белого озера, устья речки Еланчака и у озера Аккуля.

Баганалин-найманского рода в 12 отделениях до 6000 семейств. Управляют старшины Трухменбай-бий и Тулак-батыр, под заведыванием султана Тактамыш Батырханова.

Кочуют летом при вершинах рек Тургая и Ишима, в горах Улытау, Кичитау и урочищах Мурунтарагае, Сандуккискане;

зимою от речных песков по течению речки Караузяк к Сырдарье, около кладбищ Карабадал, Кармакьи, в урочищах Аксавель на Куване и до развалин на Сырдарье.

Найманского рода в 4 отделениях до 4000 семейств. Управляют дети Утямыш-батыря.

Кочуют там же, где и предыдущие.

Аргинцы табуклинского рода в 2 отделениях до 2000 семейств. Управляют старшины Маман-бий и Джанбай-бий, под заведыванием султана Кысраву Батырханова.

Кочуют зимой и летом киргизы 2 родов в одних местах с некоторою переменою.

Итого в 100 отделениях Средней орды до 159 400 семейств.

–  –  –

Отошедших от разных отделений сей орды к Средней до 6000 семейств. Управляют Бутбай-бий, Сасак-бий и Бадрян-батырь.

Ретроспекция Кочуют по речке Чу в песках Ареметей, в вершинах Исели, по речкам Сарысу и Сарыкингире.

Чумучли-табынского рода в одном отделении до 1100 семейств. Управляет старшина Куянчатагай. Кочуют всегда смежно с последними отделениями Средней орды.

Бурючи-алачинского рода в 2 отделениях до 1200 семейств.

Управляют старшины Кулжан-батырь и Уразбай-бий.

Кочуют летом с западной стороны Черных песков, в урочищах Учкизиле и Бельтебезе; зимою по Сырдарье в урочищах Айгыр-супкан и по Кувандарье к Асабан-Мунчуклы.

Байулы-яппаского рода в 6 отделениях до 7200 семейств.

Управляют старшины титулярный советник Кубек Шукуралиев, Нурбай, Аксакал и Байсакал Тлякины; при них султан Сеитгали Нургалиев с 8 братьями.

От седьмиродцев табынского рода в одном отделении до 3000 семейств. Управляет Аккуз-батыр.

Кочуют оба рода: летом – с северной стороны Сыр и Кувандарьи, у Черных песков, по рекам Тургаю и Тоболу, при урочищах Учаят и против Троицка; зимою – по Сырдарье в урочищах Куркут-Куват, с полуденной стороны реки Куваны, Тайкитканысабырюль, при Новой Дарье и в урочищах Баянкаки и Янакаки.

Байулы-алтынского рода в 4 отделениях до 5000 семейств.

Управляют старшины Барка-батыр и Туган-бий.

–  –  –

Байулы-талзарского рода в 2 отделениях до 800 семейств.

Управляют Аскард-султан и старшина Ирмяк-мурза.

От седьмиродцев телавского рода в 4 отделениях до 2800 семейств. Управляют бии Батюра и Ирысбай. Последних 3 (6, 7 и 8) родов кочевья летние – с северной стороны реки Тургая, по речке Караскае и вокруг озера Уркач-Кандикликуль; зимние – с южной стороны Сырдарьи, от урочища Тушурлика, по Куване у перевоза Кияукичува и по Новой Дарье до Тургушкана.

От седьмиродцев киряитского рода в 12 отделениях до 4000 семейств. Управляют бии Манак и Кушкулакх.

Кочуют летом с северной стороны Черных песков по Билшибузу, миновав реку Иргиз, до горы Карачатау; зимою – с южной стороны Сырдарьи в урочищах Тушарлука, Кизылчалибаши и Актюбе до Новой Дарьи.

Алимули-карасакальского рода в 4 отделениях до 1700 семейств. Управляют Суюндук-бий и Айтувар-бий.

Кочуют летом в Черных песках, при урочищах Тугушкане, Куржуке и Тюбяке до реки Алдыкаракая; зимою – по Сырдарье, от места Кимясагана и по Куване от урочища Сулкулдук до Новой Дарьи и при урочище Чулбартупе.

Каракитанского рода в 3 отделениях до 2500 семейств.

Управляют Икунгурбат-бий и Кунурбаш-бий.

Кочуют летом в Черных песках при урочищах Билтебезу и Ювантюбе и по реке Иргизу при Бугультакеле; зимою – по Сырдарье от места Кукубтли, по Кувандарье и в урочищах Минбашман, ближе Новой Дарьи.

Ретроспекция Чумекей-джидлерского рода в 4 отделениях до 6000 семейств. Старшины Китябай-бий, Куран-батыр, Айтеляш-бий и Ярмамет-бий.

Чумекей-каратамурского рода в 4 отделениях до 3500 семейств. Управляют старшины Айтим-бий и Мурзагул-бий.

Чумекей-тукинского рода в 2 отделениях до 2500 семейств.

Управляет старшина Самет-батырь.

Чумекей-куитовского рода в 4 отделениях до 2500 семейств.

Управляют старшины Сидали-бий и Ирак-бий.

Чумекей-кунянкского рода в 4 отделениях до 4000 семейств.

Сии 5 родов кочуют летом – миновав Черные пески и урочища Тугушкан, по реке Иргизу, до горы Карачатау к речке Бактайше; зимою – по Сырдарье в местах Ташкачу, Бишарак, Байгузе по Кувандарье, по урочищам Айтумбету, Аджиркульсу и по Новой Дарье, по ту сторону Карасакала. Над всеми оными родами начальствует Буликей-султан Иралиханов.

Алимулы-дюрткаринского рода в 12 отделениях до 11 000 семейств. Управляют Каракубек-бий, Башикара-бий, Караалтай, Сарыалтай, Яныш-бий, Актуба-бий, Тикмиюс, Алтай-бий и зять Каракубека майор Сиргази-султан.

Кочуют летом за Черными песками в местах Калмасе, подле Тюгушкана, при озерах: Кулакачи, Барбы, Кайракли, ТуГ. И. Спасский и его труд...

мукли и по реке Иргизу до речки Исна и к кладбищу Бактайше; зимою – по Сырдарье в урочищах Майлыбаш, Кинтюб, к Хиве по Кувандарье у перевоза Табынуткаль, Акуйганал и по Новой Дарье у крепостцы, построенной Нуртаем, при кладбище Сарлытам.

Чаклинского рода в 4 отделениях до 1500 семейств. Управляют старшины Янназар, Янузак, Ходжаберган, Чунгай-бий, Мусульман-бий и назвавший себя ханом Аблази-султан.

Алимулы-каракисятского рода в 4 отделениях до 3500 семейств. Управляют старшины Айдарбек и Тукман.

От чумекейцев аккитинского рода в 2 отделениях до 2000 семейств. Управляет старшина Тукбай-бий.

От чумекейцев уджрайского рода в 5 отделениях до 1500 семейств. Управляют старшины Бурку-бий, Исен-бий и Кундровсултан.

Кочевья сих 4 родов летом у Каспийского моря при урочищах Кук-думбан, Киличкары, Бурсукак, по рекам Ембе, Темире, Сагисе, Уил, Хобде, до самых берегов реки Урала; зимою же некоторые кочуют по Сырдарье в урочищах Каратубе, Джангане около устья Кувандарьи, по берегам Аральского моря в камышах, у Черных песков, при Бурсуках, по Ембе, около Каспийского моря, а также и по другим разным речкам.

От седьмиродцев чумишли-табынского рода в 9 отделениях до 4000 семейств. Управляют Барак-батырь и старшина Джиянчур.

Ретроспекция Летняя легкая их перекочевка со скотом бывает от урочища Чинга до Ембы; зимою – с западной стороны Аральского моря к восточному берегу Каспийского в урочищах Кулмаур, Шамматай, в песках при горе Чинг и при кладбище Чулуккушчи.

Главного баюлинцев рода адайского в 12 отделениях до 10000 семейств. При них находится трухменский Пирали-хан [10] и управляют старшина Губер-батыр, Курмантай-бий и Исян-мурза.

Черкесского рода в 8 отделениях до 3000 семейств. Управляют старшины Байчеркас, Кушут, Бекмамет и Кара-султан.

От баюлинцев берического рода в 7 отделениях до 5000 семейств. Управляют старшины Исян-бий, Сотакай, Джабал и Бигали-султан.

Танинского рода в 6 отделениях до 5000 семейств. Управляют старшины Базорбай, Акберда и Исянгильды-бий.

Байбактинского рода в 8 отделениях до 6000 семейств.

Управляют старшины Абель-мурза, Ирсали-батырь и Борганабатырь.

Алачинского рода в 7 отделениях до 5600 семейств. Управляют старшины Муса, Алдыяр, Худыяр и Икзали-султан.

Сыкларского рода в 6 отделениях до 5000 семейств. Управляют старшины Султанбек, Исянгали и Чурман-султан.

Г. И. Спасский и его труд...

Маскарского рода в 5 отделениях 3000 семейств. Управляют старшины Кужак, Сегизбай, Азибай и Аблай-султан.

Тазларского рода в 6 отделениях до 3000 семейств. Управляют старшины Сегизбай и Буркан.

Кызилькуртского рода в 5 отделениях до 3000 семейств.

Управляют старшины Айтуган и Уразали.

Исентемирского рода в 4 отделениях до 3000 семейств.

Управляет старшина Мимбай-батырь.

От байулинцев яппасского рода в 2 отделениях до 1000 семейств. Управляет старшина Бабас.

Из 20 сих отделений некоторые относятся в разбирательствах к султану Каратаю, а более к Айчувак-хану.

Кочевья их летом между реками Уралом и Ембою при речках Кулдугайты, Булдурты, Уджанкаша, Жусалы, Чунгурлау, Анкаты, Чункаты до Хобды; зимою – к Каспийскому морю у Мангишлака, урочища Айраклы, при устьях Ембы, Урала, у заливов против крепостей Гурьева, Сарачиковой и вверх по Уральской линии.

Увакского рода в 8 отделениях до 2500 семейств. Управляют старшины Кинжали, Сапак и Истяхбай.

Летом находится почти вместе с предыдущими родами, а зимою – по рекам Уилу и Киилу в камышах.

–  –  –

От седьмиродцев-джамангарей-елкичи-табийского рода в 11 отделениях до 6500 семейств. Управляют Айчувак-хан и старшины Сагыр-батырь, Кучукбай, Джанабек и Илекбай.

Кердаринского рода в 5 отделениях до 3500 семейств. Управляют старшины Чапак, Ибитик-мурза и Урман-султан.

Таминского рода в 6 отделениях до 2000 семейств. Управляют султан Саргази Айчуваков и старшины Сагырь, Улан и Тюкубай батыри.

Оные 4 рода кочуют летом против Уральской линии по речкам Канлызу, Дарятли, Донгузу, Хобды и Илеку; зимою – во сто верстах ниже Уральска, вверх по Уралу к Оренбургу до Красногорской крепости и по вершинам речки Илека, а некоторые пропускаются и на российскую сторону.

От чумекейцев каракитинского рода в 3 отделениях до 2200 семейств. Управляют султан Турдали Дусалиев и старшина Буздак.

Летние кочевья при вершинах речки Илека в урочищах Майдан-талга до вершин реки Ори; зимою – от Красногорской крепости вверх по Уралу до Верхнеозерной крепости и по речке Илеку в урочищах Баштамаках.

От седьмиродцев джагалбайлинского рода в 12 отделениях до 7000 семейств. Управляют султан Сиргази Алашиев и старшины Колубай, Кутурбаш, Бекет, Алчупбай, Бурумбай и Асау.

Г. И. Спасский и его труд...

Кочевья их летом по реке Кумаке в горах Карачетау и по реке Тоболу; зимою – от Верхнеозерной крепости вверх по Уралу до Верхнеуральска.

От седьмиродцев рамадановского рода в 2 отделениях до 300 семейств. Сверх старшин заведывает Джантюра-султан, сын Айчувак-хана.

Летом кочуют между прочими киргизами последних семи родов.

Итого в 217 отделениях Меньшей орды до 158 200 семейств, а во всех трех ордах до 387 600 семейств.

Примечание

Полагая число людей в трех ордах в рассуждении многоженства, по крайней мере, по три души мужеска пола во всяком семействе, составится всех киргиз-кайсаков до 1 162 600 человек.

Семейства определяются по числу кочевых кибиток, или войлочных юрт. Всякой киргиз, как скоро женится, то переходит в свою кибитку. Старшины, султаны, бии, тарханы богатые и бедные для каждой жены, которых бывает у некоторых по четыре, имеют особые кибитки, в коих они живут с своими детьми.

В общее счисление семейства их не положены.

Каждое отделение, хотя и одного рода, но управляемое особым старшиною, кочует совершенно отдельно.

Всякой род, равно как и отделение, имеет название свое от имени первобытного родоначальника.

[Глава 3]. О чиноначалии и правлении киргиз-кайсаков и о происшедших в их ордах разных переменах Киргиз-кайсаки издревле признавали над собою власть старших в своих семействах и родах. Имена первых из них, или отличнейших, придавались самым даже поколениям, или аймакам, к которым они принадлежали. От сего-то в продолжение времени произошло в киргиз-кайсацких ордах то великое множество родов и подразделений, из коих одни только главнейшие Ретроспекция составили предшествовавшую обширную роспись, почерпнутую из сведений, собранных в 1805 г.816 Время от времени получали также некоторую власть и преимущество над киргизами единоземцы их, отличившиеся храбростью в битвах или благоразумием в советах. Многие из них были родоначальниками в аймаках и имели подобно первым названия батыра, бия, султана и хана.

Ишим [11] был первый хан в Киргизской орде, приобретши сие титло и власть личными своими достоинствами, к которому киргизы доныне имеют особенное уважение и сохраняют в памяти всех происшедших от него ханов и султанов. История сих ханов и других правителей, равно как и самого киргиз-кайсацкого народа, была бы очень важна и поучительна для нас, но, к сожалению, если что и сохранилось доселе в памяти сего народа, издревле дикого и необразованного, то разве одни только баснословные предания, не заслуживающие никакого уважения. Таков жребий всех народов, бывших в подобных обстоятельствах.

Не прежде как около XVIII столетия, по учреждении уже Иртышской и Оренбургской пограничных линий, киргиз-кайсацкая история делается нам известною, хотя и тут она не очень обильна достопримечательными событиями, как покажут последующие относящиеся к оной известия.

Абулхаир [12], хан Малой, или, как обыкновенно говорят, Меньшей, орды был первый, который в 1730 г. чрез нарочно приЧтобы дать понятие о частных разделениях киргиз-кайсаков, здесь приводится в пример Средней орды кирейская волость, состоящая из разных отраслей, или поколений. Она имеет двух главных родоначальников: Ачамайла и Абахту. Первый произошел из племени кирейского, а последний от усюнского, принадлежащего к Большой орде; об уходе его из оной повествуют следующее. Отец Абахты был Усюн, с коим кочевал он вместе и имел довольно собственного скота, но как в его стадах были почти одни только коровы и недоставало быков для приплода, то Абахта просил отца наделить его ими, и когда Усюн, не имея сам в них избытка, отказал ему, то Абахта, осердясь на него, перешел от усюнцев к кирейцам и, водворившись там, прижил от разных жен детей: Сарбыша, Жадыка, Чиркуча и Жастабока, которые сделались родоначальниками известных под сими названиями поколений. Равно как и дети Ачамайлы от четырех его жен: Изенбахта, Кулсара, Кучебалта, Сиван, Именалбет и Акимбет и внуки его, и дети Сивана: Кунган, Чукбатар и Чимоен. От трех последних ведут род свой поныне старшины волостей сиван-кирейской, чукбатаркирейской и чимоен-кирейской.

Г. И. Спасский и его труд...

сланного в Оренбург старшину Алдарбая [13] просил о принятии его со всеми своими людьми в российское подданство. В 1731 г.

примеру его последовал Средней орды хан Шемяка [14], и оба в верности со многими старшинами и киргиз-кайсацким народом присягнули; что учинил также и наследовавший по смерти Шемяки ханское достоинство Абулмамет-султан, сын Кучук-хана [15], который 1739 г., 24 августа с двоюродным своим братом Аблай-султаном [16], старшинами и многочисленным народом, прибыв в Оренбург, письменно и под присягою подтвердили вечное свое подданство России как от себя, так и от всей Средней орды.

Из сих ханов Абулхаир столько же был хитер и завистлив, сколько Абулмамет простодушен и кроток. Он при всяком случае старался вредить сему последнему, бесславил его и разглашал о нем многие небывалые дела, так что напоследок принудил его переселиться из своей орды в город Туркестан, где и жил он до самой своей кончины.

По смерти его следовало бы преемником быть сыну его Абулфеис-султану [17], но как брат его Полат [18] был уже тогда ханом в Туркестане, то сей и не мог получить ханского достоинства, ибо по древнему обыкновению киргизов один только сын мог наследовать оное после отца.

По сей причине вступили в управление Среднею ордою Аблай и Султамет [19] султаны. Первый из них был тот самый, который в 1759 г. присылал к российскому двору родственника своего Юлбарис-султана с разными представлениями и просил себе награды, и которому вследствие того послана была грамота и письмо от вице-канцлера Воронцова [20] и производилось до смерти по назначению Государственной иностранной коллегии жалованья 300 руб. и муки 200 пуд ежегодно. Сверх того построен был для него близ реки Ишима в горах Енгистау деревянный дом.

В 1779 г. сей Аблай-султан признан был с российской стороны настоящим ханом Средней орды и для вручения ему принадлежащих сему достоинству знаков и вызова его на линию в крепость Святого Петра послан был к нему чиновник с переводчиком и 40 человеками воинской команды. Но Аблай ехать в крепость Святого Петра не согласился и прежде того был уже возведен в ханское достоинство самими киргизами и утвержден в оном чрез посланника китайским двором.

Ретроспекция Обряд, бывший при выборе киргизами Аблая в ханы, довольно любопытен. Оной происходил в присутствии созванных из разных волостей султанов и старшин и при великом стечении простого народа. Разостланы были ковры и войлоки, на коих сели вокруг все присутствовавшие в три и четыре ряда по старшинству и достоинству; и когда посредине сего собрания занял свое место на подложенном тонком белом войлоке сам Аблай, то все осыпали его похвалами за храбрость и проворство и пересказывали об одержанных им победах над киргизами других орд и калмыками, утесняемыми китайцами. Он способствовал также китайцам в изгнании калмыков в 1755 г. из Зюнгории, которая ими и была ему за то уступлена [21]; потом разбил их в 1771 г. во время побега их из России и множество пленил [22].

По объявлении Аблаю приговора о выборе его в ханы четверо из знатнейших старшин встали с мест своих и, подняв его на свои головы, опустили на прежнее место. Сему примеру последовали все бывшие в собрании; наконец, сняв с него верхнее богатое платье, изорвали на маленькие лоскутки и разделили оные между собою. Всякой доволен был сею доставшеюся ему безделкою и провозглашал достоинства избранного хана. В заключение всего подали на больших оловянных блюдах вареное мелко изрубленное мясо, коего по горсти клал сам Аблай каждому в рот; потом почивали всех кумызом. Точно такой же обряд наблюдается киргиз-кайсаками при выборе прочих ханов и султанов.

По восстановлении Аблай-хана Даир-султан [23], сын Барак-хана [24], бывшего в Большой орде, 1781 г., июня 21-го представил письменно оренбургскому губернатору, что Аблай завладел достоинством хана совсем несправедливо во время малолетства его с братьями и пребывания в Туркестане и что оное по всей справедливости принадлежит ему; причем описывал, что отец его происходил от знатных предков, а именно: от Турсун-хана, сей же от Шигая, а Шигай, управлявший не только киргизами, но и Ташкентом, от славного Барак-хана и был всегда предан России, имел жалованную от российского двора саблю и получал 200 руб. годового жалованья. Но на сие ответствовано ему, что просьба его не может быть исполнена, тогда как Аблай признан уже ханом от всей Средней орды.

В 1781 г. умер Аблай-хан и на место его в 1782 г. возведен по соизволению российского двора сын его Вали-хан. Что происГ. И. Спасский и его труд...

ходило в крепости Святого Петра в присутствии генерал-поручика Якоби [25] и многих российских чиновников, а со стороны киргизов находилось при том султанов – 15, старшин, биев и батырей – 120 и из простого народа – до 500 человек. По приводе его ахуном к присяге объявлена была ему высочайшая грамота на достоинство хана и даны сабля, шапка и богатая шуба с назначением получаемых отцом его жалованья и хлеба.

Напоследок остается еще сказать об отделенной части Средней орды и о Большой орде, независимых от России. В начале сего было упомянуто, что по смерти Абулмамет-хана вступил в Туркестане во владение сын его Полат; меньший же сын Абулфеис, которому отказано было в ханском достоинстве, признан султаном Средней орды в найманском роде, независимом от Аблайхана. Сей Абулфеис-султан хотя более предан был Китаю, однако же и России оказывал многие услуги, особенно в торговых делах с бухарцами и ташкенцами. По просьбе его, принесенной в 1764 г.

чрез Баймурзу-батыря, дозволено киргизам торговать в Семипалатинской крепости. Он приобрел особенное уважение от киргизов, имел тихий нрав и почитался одним из разумнейших и благонравных султанов. Умер в 1783 г., а в 1784 г. тело его отвезено было сыном его Бупою-султаном в город Туркестан, где брат его находился тогда ханом и существует гробница почитаемого магометанами святым Хазрят, или Азрат-султана.

По кончине Абулфеис-султана произошел между киргизами найманских волостей большой мятеж: одни желали избрать на место его старшего сына Бупу, другие же – пасынка Ханхожу [26], сына Барак-хана. Абулфеис, будучи на поминовении по Бараке, полюбил мать Ханхожи, которая была молодая калмычка очень пригожего лица, и взял ее себе в жены, а с нею перешел к нему и Ханхожа, бывший тогда четырех лет. По причине большинства голосов на стороне Ханхожи он выбран был султаном и по происшествии года получил от китайского двора чрез нарочного амбо [27] и ханское достоинство.

Сей амбо прислан был из Пекина, при нем находились три офицера, калмыков – 50, мунгалов – 50 и манджуров – 6 человек. Ханхожа встретил их в некотором расстоянии от своего кочевья с 4 султанами и многими киргизами, коих собрано было 1000 человек; приготовлены были для амбо и спутников его 12 юрт, вокруг коих постланы были ковры и находилось множество съестных припасов. Как амбо был уже стар и не мог сноРетроспекция сить верховой езды, особенно в зимнее время, то сделана была для него войлочная юрта, в коей он ехал на верблюдах, ведомых пешими тупганами. Пред ним ведены были две верховые его лошади: одна оседланная и на ней находилось его копье, а другая покрыта была богатым ковром. Сверх того спереди и позади его ехали по 10 человек вооруженных монголов. По прибытии на место стали все в ряды; когда же амбо вылез из своего намета [28], то, не сделав ни Ханхоже, ни прочим, тут бывшим, никакого приветствия, прямо вошел в приготовленную для него юрту. Там спросил он предстоящих, кто из них Ханхожа, к которому он прислан от богдохана [29] с объявлением милостивого указа; и когда сей представился, то пригласил всех сесть и, призвав секретаря, приказал ему принести указ богдохана.

Сей немедленно доставил запечатанный ящик, из коего вынут был длинный свиток, писанный по-монгольски: оной свиток двое держали, а секретарь читал, часто повторяя для большого разумения читанное им. В нем содержалось уверение в дружбе и подтверждалось Ханхоже о содержании подданных его в порядке. По прочтении же поданы были присланные от богдохана Ханхоже подарки, из коих главные были 18 концов канф [30].

Напоследок амбо начал со всеми здороваться и приветствовать их; люди же, бывшие в его свите, ставили между тем свои палатки, но киргизских юрт не занимали.

Спустя три дня назначено было от амбо поминовение по покойном Абулфеис-султане. На сей конец даны им были киргизам и приехавшим с ним монголам и калмыкам 50 лошадей, 50 быков и 100 баранов, купленные в других киргизских аулах, которые все были заколоты и употреблены в пищу. Затем поставлены были на четыре угла длинные жерди и от оных протянуты веревки; а к веревкам прицеплены были несколько длинных листов вычерненной тонкой бумаги; и когда все было готово, то амбо и все бывшие с ним стали вокруг сего четвероугольника, бумага по данному знаку была зажжена и все предстоящие тут, захватя свои лица, казалось, горько заплакали. Сим и кончился весь обряд.

Таковая же почесть воздана была другим китайским амбою умершему в 1781 г. Аблай-султану. Он прислан был также по происшествии одного года по смерти Аблая и с таким же числом людей.

При отъезде амбо, последовавшем чрез семь дней, от Ханхожи хотя и были предложены ему, по обыкновению киргизскому, Г. И. Спасский и его труд...

трижды девять, или 27 лошадей и несколько лучших коров, но он ничего не принял, кроме одного ковра, объявя Ханхоже, что не имеет на то позволения от богдохана.

Что же касается до тех киргиз-кайсаков, особенно Большой орды, которые состоят в зависимости Китая и даже платят китайцам подать, как-то находящиеся по ту сторону реки Аягуза, дающие им с каждой юрты по одной лошади, то касательно их хотя и мало известно, однако же и оное будет здесь сообщено.

Июля 13-го дня 1785 г. старшина чашклынской волости, одной из состоящих под влиянием китайцев, Берды-хожа приезжал в крепость Семипалатинскую единственно за тем, чтобы видеть русских и с ними познакомиться, так как он, по словам его, кочуя на границах Китая смежно с дикими киргизами, никогда еще не имел случая быть на российской границе. Ласковый прием и благородное обхождение русских чиновников были ему весьма приятны, особенно в сравнении с высокомерным обхождением китайцев, которое он очень порицал.

Сей Берды-хожа сообщил следующие сведения о происшествиях того края, где он имел пребывание 18 уже лет: осенью 1784 г. меньший брат Вали-хана Чингис с 1000 человеками киргизов был в Ташкенте для усмирения мятежа и возвратился оттуда благополучно; другой же брат его Тыс-султан, въехав с 300 человек для грабежа в кочевья диких киргизов, был ими захвачен, и вместо того, чтобы по общему обыкновению киргизов умертвить его, они положили в насмешку, чтобы он заплатил им за неудачное его покушение 8 калмыков и в залог верности оставил им 10 человек из бывших с ним киргизов. И он должен был сие исполнить, дабы не лишиться жизни. Но его приняли с большим неудовольствием, что он, будучи сыном славного султана и брат хана, приобрел себе свободу выкупом. В то же время и другие степные киргизы беспокоили диких, но не более имели удачи.

Сии нападения подали повод к обоюдному несогласию киргизов и разным жестоким поступкам, чрез кои некоторые из них приведены к конечной погибели. Но главный неприятель диких киргизов был сам Берды-хожа, отличавшийся всегда храбростью и предприимчивостью. Он не преминул учинить на них нападение с 500 подвластных ему киргизов и по возврате своем из Семипалатинской крепости в октябре 1765 г., при коем претерпели они тем большее поражение, что он действовал против них Ретроспекция вместе с китайским войском, состоящим из 1500 человек, прибывшим туда для усмирения киргизов и возврата 2500 лошадей.

Берды-хожа напал на них от реки Аягузы, а китайцы – от Или.

Счастье, благоприятствовавшее доселе Берды-хоже, и вызов киргизов, собравшихся до 100 человек, понудили его в январе 1786 г. предпринять опять поход на диких киргизов, несмотря на сновидение, которое предвещало ему, что он благополучно его не окончит, что сбылось и на самом деле. Достигнув реки Жидиса, остановились они там в ожидании, пока все не соберутся товарищи их и не наступит удобное время к нападению.

Как место сие находилось от аулов диких киргизов в немалом расстоянии, то они почитали себя вне всякой опасности; спокойно спали ночь и пустили лошадей своих на подножный корм.

Но неприятели не оставили воспользоваться такою их оплошностью: отогнав лошадей, сделали они в числе 80 человек нечаянное нападение на них во время сна и некоторых побили;

других, связав, побрали в плен, в том числе и самого предводителя Берды-хожу, которого один киргиз, поймав, посадил за спину себе на верховую лошадь и таким образом повез его к старшине своему Изенгилду. Поблизости уже аула встретились им киргизы, которые радовались сему пленнику и обещали ему неминуемую смерть. Берды-хожа, не видя средства избавиться [от] постигшей его участи и желая ускорить свой конец, вынув нож, заколол оным везущего его киргиза. Посему прочие дикие киргизы, немедленно схватя его, отрубили ему голову, руки и ноги и, распоров живот, склали их туда.

Таковой варварский поступок с храбрым Берды-хожею не остался без отмщения со стороны брата его Аккаяна и детей Лепеса и Чока. Они и единоплеменные с ними киргизы тотчас сделали на диких киргизов нападение, много причинили им вреда и взяли в плен сына старшины Изенгилда. По привозе же сего пленника и мертвого тела Берды-хожи в аул жены сего последнего покрыли несчастного пленника многими ранами, прекратившими его жизнь.

Все сии происшествия ясно удостоверяют, сколь пагубна и ненавистна свобода, не обузданная благоразумием и законами.

Киргиз-кайсаки утратили свое счастье вместе с уважением к своим ханам, правителям и законам.

Следующее известие старшины яппасского рода Кубека Шукуралиева, представленное им на татарском языке в 1804 г., Г. И. Спасский и его труд...

апреля 8-го дня, служит тому доказательством: «Некогда народ киргизский с общего согласия Тявку-султана [31] признал своим ханом, и в то же самое время трех поколений киргизы Большей, Средней и Меньшей орд избрали по одному главному бею: в Большей – Тюля-бея, Средней – Казбек-бея и Меньшей – Айтяку-бея. Сей хан, посоветуясь с сими беями в рассуждении случившихся между киргизами частых ссор, сделал и утвердил нижеследующие положения (прежде у киргизов существовавшие).

1. Если кто умертвит человека, то отмщалась кровь за кровь или за убийство платили по 200 лошадей всем родом того виновника.

2. За увечье мужеского пола, например, плетьми, палками или же ранами; осмотра человека и его увечья, по согласию, платили скотом или за плети – также ударами плетью, за палку – палками, за рану – ранами; а когда полагалось платить скотом, то платили всем родом того убийцы.

3. За честь женского пола, когда кто растлит или насильно учинит блудодеяние, того человека умерщвляли или за бесчестие взыскивали с него 200 лошадей.

4. Кто украдет верблюда и будет в сем обличен, с того взыскивали за одного верблюда трижды по девяти верблюдов и одного слугу. По сему же платили, если украдено и более того.

5. За кражу лошадей также взыскивали за одну трижды по девяти лошадей и одного верблюда. Если и более, то по сему же положению платили.

6. За кражу рогатого скота, за одну – трижды по девяти голов и одного верблюда и так далее.

7. За кражу мелкого скота по вышеописанному же положению платили с придачею одной лошади.

8. За похищение имущества взыскивалось верблюдами или иным скотом на толикую же сумму, сколько у кого украдено, по оценке.

9. Воров за кражу верблюда или лошади, когда сделает сам признание или доказан будет четырьмя свидетелями, для страху другим убивали.

10. Когда убиенных наследники, а похищенному – хозяева не могут и не в силах виновных привести к разбирательству беям, а хан и беи не имеют для взятья их при себе войска, то сделали предположение, чтобы обиженные с отделения причинствующего человека от сильных и хороших людей на четвертую часть против потери отогнали в баранту скотом днем или хотя ночью, Ретроспекция токмо потаенным образом, дабы хозяева отогнанного скота вора отделения своего насильно могли представить на разбирательство беям.

11. Обиженный получает в баранту толикое число, сколько ему следует, и чтобы сие положение было ненарушимо, да объявится при поездке на баранту родовым старшинам и вероятия достойным людям, а при возвращении с добычею всем попавшимся на пути людям или в аулах; и когда кто потаенно пригнав из того скота, сколько возьмет себе в баранту, задержит или куда продаст, за то получает подобное наказание, какое определено ворам.

Во время Тявки-хана положения сии сохранялись без нарушения, со всякою справедливостью, и в народе существовали тишина и спокойствие. После же того, как хан Тявка и избранные при нем беи померли, вступил в сие достоинство Абулхаир-хан и чрез несколько времени пошли в подданство российское, тогда находились главные и почетные беи Меньшей орды в роде яппаском – Утятляв-бей, табынском – Сярка-бей, таминском – Исят-бей, в Средней [орде] в чакчакском роде – Жанибек-бей [32], в Большой орде – Ходжамъяр-бей. В здешнем же крае (в Оренбурге) начальствовали Иван Иванович Неплюев [33] и Тефкелев [34] – в то время в орде существовал порядок в своей силе.

По смерти Абулхаир-хана вступил в сие достоинство Нуралихан [35], в Средней орде утвержден ханом Аблай, а в Большой – Абулгаир-султан. В сие время в Большой орде находился Ходжамъяр-бей, в Средней – Даутбай-тархан Джанбеков и Идга-бей, а в Меньшей – Тляка и Шукурали-бей – дети Утябаша, Утябят-бей, Сырым, Каракубек, Сигизбай и Кудаш-бей.

Тогда между русскими и киргизами открылись друг на друга претензии, и киргизы, не находя у ханов и султанов правосудия, оставили их и почитали некоторое время в орде одних беев.

Между тем, как хан Нурали помер, то от российского двора утвержден ханом Ералий [36], по нем вскоре был Ишим [37], а по смерти его – нынешний Айчувак [38]. И как уже от беев власть была отнята, то народ киргизский, соделавшись развратным, не зная кого почитать или кому повиноваться, друг от друга разделились. Хан и султаны, наблюдая свою честь, остались при Нижнеуральской линии, а беи с киргизами самовольно удалились в степные места, где уже и малые распри решить стало некому, и от малых умножились большие ссоры и несогласия.

Г. И. Спасский и его труд...

В прежние времена по наступлении летнего времени хан обще с почетными беями, выехав в средину подвластных ему киргизов, случающиеся между ими распри и несогласия разобрав, оказывал обиженной стороне удовольствие и водворял тишину. Но когда между самими ханами и султанами открылось несогласие, то киргизы должны сносить разные притеснения».

Вот в каком расстроенном положении находятся киргизы, по собственному их признанию, и как мало имеют ныне над ними власти ханы и султаны их. Несмотря, однако же, на то, они воздают им некоторые наружные почести, как-то: при встрече всякий сходит с лошади и становится на одно колено, причем хан или султан кладет ему на плечо свою руку; таким же образом поступают и в юртах. Иногда султаны приглашаются и к разбирательству дел, особенно в важных случаях, и тогда истцы или ответчики безвозмездно довольствуют их и всю свиту с ними пищею, дают им подарки, и они берут сами, что им понравится. Нередко также предводительствовали они подвластными киргизами при грабеже чрез степь купеческих караванов и в барантах, или насильственных отгонах лошадей, верблюдов и рогатого скота. В обыкновенных распрях по аулам судят старшины.

Следующий случай может послужить примером суда, производимого султанами: в 1787 г., в августе месяце в трех верстах от Шульбинского форпоста за рекою Иртышем найдено было козаками мертвое тело убитого киргиза, имевшего руки связанные. По разысканию оказалось, что это был киргиз буранайманской волости Мегень Манабаев, ехавший с беременною снохою за невестою своей, на коих киргизы сиван-кирейской волости Жапек и Мантак, напав, убили их и ограбили бывшее на них нарядное платье. При совершении же ими сего злодеяния нечаянно приехал к ним отправившийся также к невесте в бура-найманскую волость киргиз Алчей Карамендыев; и как по усталости лошади своей не надеялся он от них удалиться, то должен был остановиться тут и взял от них за то, чтобы о сем молчал, один халат. Но по приезде к невесте он объявил ей о сем происшествии, а она – отцу своему, который и представил его султанам Канбабе, Сырдаку и Дусаку.

Сии султаны, удостоверясь о сем от Алчея и собрав разных волостей старшин и более 200 человек киргизов, 11 декабря приехали к Убинскому форпосту для нападения на сиван-киРетроспекция рейскую волость, близ коего киргизы оной волости кочевали и где жили убийцы.

Сии воители ехали мимо форпоста в стройном военном порядке, предводимые Дусак-султаном и вооруженные большею частью укрючинами, или длинными палками с навязанною на конце петлею, также дубинами, копьями и топориками, насаженными на обожженные деревянные палки; малая же часть имели ружья и луки. Они расположились лагерем на реке Убе на одном сухом (т. е. вокруг обсохшем от воды) острове. В первую же ночь захватили они восемь киргизов сиван-кирейской волости, дабы чрез то понудить к выдаче им Жапека и Мантака.

Между тем сии злодеи, узнав предварительно о нападении на волость, приняли было намерение еще осенью убежать в горы вместе с братьями родными, семействами их и забрав все имущество, но посланными вслед за ними 40 киргизами были возвращены и содержаны под присмотром. Хотя же старшинами оной волости пред приходом султана бура-найманской волости и было собрано до 400 человек, однако же противного действия никакого не произошло, и оные Жапек и Мантак 12 декабря выданы беспрекословно.

По усмотрении сих киргизов близ форпоста отряжен был к ним с российской границы чиновник с 12 казаками при одном сотнике. На вопрос о причине скопища киргизов Дусак-султан ответствовал, что они приехали для разбирательства между киргизами. На сие объявлено было им, чтобы они ни войны, ни драки и особенно смертного убийства на российской границе делать не отважились; и хотя они сие обещали, но в то же самое время изменили своему обещанию.

По приводе Жапека и Мантака первому из них учинен был допрос, и когда он признался в убийстве, то отведен был в сторону; сами же они разделились на артели и, по-видимому, судили о его преступлении; потом, раздевши его донага и прикрыв только верхним платьем, ввели в юрту к султану, который, объявя ему смертный приговор, приказал отдать его отцу, дяде и брату убитого. Сии немедленно умертвили его варварским образом, перерезывая суставы и жилы на шее, руках и ногах. После того допрашиван был и Мантак, который кроме себя доказал еще убийство на двоюродных своих братьев Мурзагалда, Муртазая и Байтуму, что и оные в степи умертвили 8 человек, почему Мантак для улики их и был на время оставлен в живых; но как обвиняемые, узнав о Г. И. Спасский и его труд...

сделанном на них доказательстве, все разбежались, то они, предав Мантака такой же смерти, как и товарища его Жапека, и забрав всего скота и имущество обвиняемых, также жен Жапека и Мантака с тремя дочерьми и юртами и отдав все оное сыновьям убитого киргиза, разделили принадлежащих им верблюдов 50, лошадей 100, быков и коров до 100 и баранов более 200 между бывшими при сем киргизами и 15 декабря оттуда удалились.

Сей то последний раздел, по замечанию сообщившего сие известие, заставил киргизов быть в таком послушании Дусаксултану. Восемь же человек сиван-кирейской волости, сначала взятые, безвредно были отпущены в свои аулы.

Киргиз-кайсаки ханам своим, султанам и другим правителям не платят никакой подати. Один только Аблай-хан, сколько известно, собирал подать, или алым, с волостей атагайской, караульской и кинжигилинской, а изредка и с других отдаленных лошадьми, рогатым скотом и баранами, но весьма умеренную.

Каковую получал также и сын его Вали-хан, бывший по смерти его владетелем.

[Глава 4]. О природных свойствах киргиз-кайсаков, их нравах, пище, одежде, жилищах, женах, детях и разных увеселениях; о болезнях, врачевании оных и обрядах при похоронах

–  –  –

Киргиз-кайсаки сохраняют доселе очевидное сходство с сибирскими татарами, сколь ни много смешались они с калмыками и другими племенами. Они имеют большею частью узкие черные глаза, плоское лицо и нос, малый рот, отвислые уши и черные волосы; телом дородны, крепки и почти всегда от верховой езды косоноги. В главных чертах подобны между собою как мужчины, так и женщины; но сии последние гораздо чаще встречаются с калмыцким образованием лица, некоторые же из них имеют лицо очень красивое.

–  –  –

Нрав киргизов столько же непостоянен, как и самый образ жизни их: нельзя совершенно полагаться на слова и обещаРетроспекция ния их. Они высокомерны и вспыльчивы, велеречивы и легковерны.

–  –  –

Киргизы храбры и отважны более, нежели другие соседственные с ними кочующие народы, но сии знаменитые качества обращают они единственно только на стяжание корыстей и хищнические набеги, не имея ни с кем открытой войны, свойственной народам просвещенным; годных воинов считается между ими менее ста тысяч человек.

Оружие

Главное оружие киргизов огнестрельное; ружья их длинны и без замков: стреляют, зажигая фитилем порох, которой частью приготовляют сами и достают из Бухарии, равно как и свинец.

Употребляют также луки, получаемые от китайцев, калмыков и монголов, и секиры, насаженные на длинные черенья. Часто вооружаются они саблями, надевают медные шлемы, кольчуги и панцири.

Баранта

Одно из обыкновеннейших воинственных занятий киргизов есть баранта (represaille), состоящая в отгоне лошадей и рогатого скота. В сем случае открывают они все свое проворство и домышленность, дабы не быть пойманными и избежать от обиженных равного воздаяния. Пойманные в баранте почитаются виновными, при удачах же не только не подлежат никакому иску, но даже получают от товарищей своих почетное титло батыря; обиженные могут, однако же, мстить им подобным же образом. Это напоминает спартанцев, которые наказывали вора за то только, если он допустил себя поймать. Но смертное убийство во время баранты наказывается куном, или девятерным взысканием по рассмотрению знатнейших султанов и старшин, как-то: людьми, панцирями, лошадьми и рогатым скотом. Если же виновный заплатить кун не согласится или не в состоянии, то вправе повесить его или, привязав за ноги к конским хвостам, умертвить.

Г. И. Спасский и его труд...

Гостеприимство

Невзирая на жестокость нравов и обиды, наносимые от одного другому, гостеприимство почитается между киргизами самою обыкновенною добродетелью. Ни один киргиз, сколько бы в дальний путь ни отправлялся, не берет с собою никакого запаса: везде находит изобильную пищу и все знаки добродушия, хотя бы нигде не имел знакомых. Всякого приезжего почитают они за родного, угощают не только его без всякой платы всем, что имеют лучшего, но и самих гостей, собирающихся для него из всех окружных аулов. Обязанность же его состоит только в том, чтобы он хозяину и собравшимся гостям пересказывал, где что видел или слышал; вести его немедленно сообщаются каждым в своем ауле или юрте и распространяются между народом. Если они довольно важны, то передаются от одного до другого аула с невероятною скоростью чрез посылаемых в ту же минуту нарочных на верховых лошадях. При свидании или встрече гостей друг друга обнимают.

Пища и питье

Пища их так же груба, как и самые нравы. Она состоит в мясе лошадей, верблюдов и всякого рогатого скота, не исключая изгибшего от какой бы то ни было болезни. Любимую их пищу составляет баранье и овечье мясо.

Печеного хлеба они почти не употребляют и даже по причине кочевой жизни в подвижных юртах совсем печей не имеют, но варят рожь, пшеницу, ярицу, просо и ячмень, зерном и мукою вместе с мясом, обжаривая наперед зерна в сале на огне.

Сия, однако же, пища бывает только зимою или на майранах, т. е. праздниках, а летом довольствуются почти только молоком, кумызом и крутом, или сушеным сыром, приготовляемым из коровьего либо овечьего молока, который растирают в теплой воде. Обыкновенное их питье есть согретая вода, но холодной не пьют, равно как и слишком горячей; пищу и питье не прежде употребляют, как по остужении холодной водою или снегом.

Охотно пьют квас, пиво и вино; ложек и вилок не имеют, но всякую жидкую пищу разливают в чашки и пьют, а мясо, искрошив мелко, берут руками. Если случится у кого гость, то он обязан мясо каждому класть в рот. Живущие при озерах и Ретроспекция больших реках довольствуются рыбою. Все вообще стараются доставать от русских инбирь, калган, перец, гвоздику и бальян по приятному от них запаху и лекарственным свойствам.

Сверх того киргизы обоего пола очень охотно курят и нюхают табак. Нюхательный табак держат они в бараньих рогах за поясом или в калте. Трубки для куренья употребляют медные китайские и собственного изделья деревянные. По недостатку трубок курят табак из пустых бараньих или овечьих костей, которые для сего употребления с одного конца отрезывают, а с другого провертывают на них скважину.

Одежда

Киргизы обоего пола носят длинную и полную одежду как из верблюжьей и овечьей шерсти собственного рукоделья, так и из различных шелковых и бумажных тканей, получаемых из России, Китая и Бухарии.

Достаточные люди и ханы стараются иметь свой верхний чапан из хорошего алого сукна или черного плиса [39]. Мужчины летом надевают только легкий халат (егда) из какой-нибудь бухарской бумажной или шелковой ткани, который им служит и вместо рубахи.

Зимою носят крытую сукном либо иным чем шубу и халаты, выстеганные на верблюжьей шерсти, а иногда на хлопчатой бумаге, называемые купа; сверху по большой части имеют еще для тепла ягу, сшитую из козловых или жеребячьих кож, выделанных наверх шерстью, подпоясываясь в том и другом случае кожаным поясом красного или черного цвета, убранным медными бляшками, к коему привешивают нож и сумку, называемую калта, служащую для поклажи огнива, трута и других надобных вещей.

Вообще же зимою и летом носят они шаровары из сукна или выделанных козловых кож, кои бывают столь широки, что в них вбирают верхнее и нижнее платье.

На голове летом носят высокую шляпу из белой овечьей шерсти с загнутыми разрезными полями, выложенную красным шнурком или сукном; зимою же – шапку с большими ушами, крытую сукном и подбитую мехом, имея под ними еще, по обыкновению магометанскому, небольшую остроконечную скуфейку, или аракчин [40]. Султаны для отличия от простых Г. И. Спасский и его труд...

киргизов подбивают свои шапки черно-бурою лисицею и покрывают их сверху какой-нибудь белою тканью.

Сапоги имеют киргизы из красной или черной кожи, с острыми загнутыми носками и выдавшимися назад каблуками, подошвы же их подбивают гвоздями.

Киргизы голову бреют, усы подстригают и подчищают бороду вокруг губ; многие молодые люди волосы на маковке и висках заплетают в косы подобно китайцам; любимые же дети отцов и матерей носят в носовом хряще серебряное кольцо. Приобщенные здесь изображения представляют киргиза в летнем и зимнем платье.

Киргизские женщины заплетают свои волосы в две большие косы, а девушки – во многие маленькие косы. Те и другие прицепляют на концах кос шелковые кисти, достающие почти до полу, и унизывают косы маржаном [41], серебряными бляшками и змеиными головками (Сурrаеа); на головах носят женщины высокий убор, называемой явлул, к коему часто привешивают на лбу множество ниток жемчугу и маржану, которые лежат по обеим сторонам лица по плечам и груди; сверх того явлул обертывают шелковою тканью, а большею частью белым полотном, вышитым шелками, которое спускается по спине клином очень низко, а девушки надевают род конической шапки или аракчина и украшают ее жемчугом, маржаном и птичьими перьями; часто ходят они также и с открытою головою.

Любимые дочери подобно мужчинам носят в носу кольцо.

В ушах женщины и девушки имеют кольца и длинные с жемчужинами серьги; руки же украшают многими перстнями и кольцами.

Платье их большою частью сходно с некоторым длинным полукафтаньем или курткою и бывает до пояса с пуговицами;

шьют же его из бархата, парчи, сукна и из других разных, соответственно состоянию, шелковых, бумажных и шерстяных тканей. Нередко обкладывают его золотыми позументами и опушают выдрами. Они носят шаровары и такие же, как у мужчин, сапоги. На изображениях представлены киргизка и киргизская девушка в обыкновенных платьях.

–  –  –

Жилища киргизов суть подвижные юрты, или так называемые кибитки, покрытые войлоками. Строение их такое же, как Ретроспекция и у народов, кочующих вверху Енисея, но по наружности сии более плоски и сходны с калмыцкими и башкирскими юртами.

Знатные и богатые люди покрывают свои юрты белыми чистыми войлоками, а бедные употребляют на то плохие войлоки и даже травяные циновки, траву и дерн.

Первые большею частью имеют отдельные юрты как для жен своих, так для съестных припасов и стряпни, также для хворого и слабого скота, а последние иногда с нуждою находят и сами себе где приклонить голову.

Убранство юрт подобно тому, как и у кочующих на Енисее;

но здесь часто обиты бывают юрты внутри цветными шелковыми тканями, а на полу постилаются лучшие ковры и войлоки.

Домашняя же утварь и расположение в юртах весьма мало от сказанного отличается. Огонь раскладывают посредине юрты на приготовленном к тому месте, над коим делается для выхода дыму отверстие. Часто аулы киргизские бывают очень обширны: где кочуют ханы или султаны, там иногда находится от 500 до 1000 юрт.

Жены

Жены у киргизов, равно как и у большой части восточных народов, составляют собственность, подобную товару, ибо они покупаются и вымениваются на вещи, и число их соответствует достатку мужей; многие имеют по одной жене, иные же – по семи и сверх того содержат еще любовниц, которые почитаются не хуже настоящих жен; и рожденные ими дети признаются законными. Нередко женятся они на калмычках, состоящих у них в рабстве, чтобы и сии не были праздны и родили детей. По причине дороговизны жен, возрастающей как бы прогрессиею, так что вторая жена стоит гораздо дороже первой, третья – второй и так далее, редкие имеют более одной жены. Каждая из них живет в особой юрте, а некоторые совсем в других аулах.

Первая, или старшая, жена почитается настоящею хозяйкою и матерью семейства, которой повинуются все прочие жены.

–  –  –

Султаны, старшины и другие знатные люди сватают невест за три, семь и более лет до свадьбы. Сватовство состоит в условии Г. И. Спасский и его труд...

между родителями, сколько жениху платить за невесту калыму, который составляют невольники из калмыков или калмычек (вероятно, похищенные в неволю), лошади, верблюды, коровы и овцы. Во время платежа калыма жених и невеста живут у родителей своих, и пока выполнен оный не будет, не совершается и свадебного обряда. Не запрещается жениху не только посещать невесту, но даже и спать вместе с нею, не нарушая же отнюдь благопристойности. По заплате калыма невеста сзывает подруг своих, которые наряжают ее и увеселяют песнями. Когда же приедет жених, одетый также в самое лучшее платье, то призывают муллу. Он становит жениха и невесту посреди юрты, а перед ними – чашу, наполненную водой, которую закрыв белым полотном, читает некоторые молитвы и, написав на бумажке несколько слов, полагает оную в воду; после того дает троекратно пить сию воду как жениху, так и невесте, и тем оканчивается духовный обряд свадьбы.

По совершении сего обряда отводят мужа и жену в сопровождении подруг ее в приготовленную нарочно юрту. По прошествии некоторого времени приходят к ним женщины для узнания о невинности молодой жены. Если она невинна, то начинается свадебный пир: едят, пьют кумыс и веселятся, сколько возможно. В противном же случае, и если вина падет на самого мужа, когда он был еще в женихах, то схватывают лучшее его платье и издирают в мелкие лоскутья, потом убивают лошадь, на которой он приехал, и вместе со всеми гостями употребляют ее в пищу. Сие не всегда, однако же, строго наблюдается, особенно между бедными, которые иногда до замужества еще приживают с женихом детей, и то остается без всякого взыскания.

Когда же муж найдет жену свою лишенную невинности, то имеет право оставить ее у отца, взять назад калым и взыскать с него за все свои издержки. Мщение его увеличивается еще более, если она окажется беременною. Он властен как ее, так и виновника сему бесчестию лишить жизни или повесить на верблюде; может также с досады убивать скот в стадах ее отца, и в том ему никто не препятствует и он не подлежит никакому взысканию. Вправе притом взять от отца другую дочь без всякого калыма. Подобное мщение за невинность жен можно находить и у других некоторых народов, но почему не подлежат никакому преследованию мужья, явно уличаемые в распутстве во время холостой своей жизни и которые почти всегда бывают сами причиною соблазна невинности? Невеста у киргизов должна Ретроспекция принести в приданое юрту, оседланную лошадь, ружье, лук с колчаном, платье, ковры, войлоки и разную домашнюю утварь.

–  –  –

Рождение младенцев сопровождается у киргизов различными суеверными обрядами и невероятным истязанием для женщин. При наступлении родов сзывают они всех близ живущих женщин и мужчин, протягивают чрез юрту веревку и родильница, держась за оную, ходит взад и вперед, причем вешают ей на шею плеть. Во время самых родов держится она обыкновенно за юрточную решетку, а одна из женщин обхватывает ее руками и, вложив пальцы свои одни в другие, давит ей брюхо и выправляет младенца. Если же сего будет недостаточно, то приступают мужчины по два и по три человека, из коих один таким же образом обхватывает страждущую руками, а прочие, держась за него, друг друга сильно тянут, пока она не разрешится. Родильницы с удивительным терпением переносят таковое мучение и очень редко производят на свет мертвых младенцев. Всякой вошедший в юрту обязан страждущую ударить троекратно полою своего платья с произношением слова чик, т. е. выходи.

Имена детям дают отец и мать по своему произволу. Женщины после родов, особливо в зимнее время, нередко одержимы бывают лихорадкою и родимцем (эпилепсиею), что киргизы приписывают обыкновенно, по невежеству своему, действию шайтанов, или злых духов, и просят пособия в них от мулл или бахцей (волхвов). По рождении младенца женщина получает право видеть своего свекра, прежде же того не должна отнюдь сего делать, и если случится нечаянно встретиться с ним, то закрывает свое лицо, и он должен непременно ее чем-нибудь подарить.

Обрезание

Киргизы, хотя во многих отношениях слабо наблюдают магометанский закон, но в обрезании детей следуют оному очень постоянно. Обрезание происходит между тремя, седьмью и десятью годами возраста. Оное совершают муллы или особые искусные в том люди, которым платят за сие щедро; они читают при сем случае некоторые молитвы и детям мужеского пола обрезывают крайнюю плоть в известном месте, а женского остригают и Г. И. Спасский и его труд...

даже бреют волосы. Обрезание детей есть важнейший праздник для родителей. Они угощают всех родных и приятелей, и если оное случится в летнее время, то учреждают конские беги.

–  –  –

Киргизы любят разные забавы и увеселения, которые, однако же, большею частью просты и грубы.

Конское ристание, или бег, составляет одно из главнейших увеселений, которое имеет место не только при свадьбах или каких-нибудь общественных и семейных праздниках, но на самых даже поминках, отправляемых по усопшим. Верховая езда в обыкновении как между мужчинами, так и женщинами. Они ездят на лошадях, верблюдах и быках. При летних перекочевках девушки нередко занимаются даже бегом на конях с молодыми и холостыми мужчинами. В сем последнем случае скачет она во весь опор, обороняясь плетью от мужчины, который, будучи также на лошади, старается ее поймать за груди. Если сие удается ему, девушка почитает себе то за великий стыд, а мужчина признается ловким и проворным. Для обыкновенной езды девушки преимущественно выбирают иноходцев.

Музыка

Киргизы имеют также и музыкальные орудия, каковы суть из струнных – кобыз, величиною с обыкновенную скрипку, только без верхней доски, с натянутыми двумя волосяными струнами, на нем играют смычком без всякой, однако же, приятности; из духовых – зыбызга, род дудки, делается из дерева или толстого травяного стебля, обивается крепко ниткою и имеет несколько отверстий. На ней выигрывают некоторые песни, но очень сиповатым тоном.

–  –  –

Всем известных и складных песен они почти не имеют, а воспевают о том, чем занимаются или на что смотрят; всякий из них импровизатор, хотя и не очень замысловатый; почему соседственные с киргизами русские говорят об них с насмешкою:

они что видят, то и бредят.

–  –  –

Напротив того, сказки сих очень обширны и иногда довольно замысловаты, хотя вообще наполнены волшебством, несбыточными делами и варварством. Герои оных в некоторых отношениях подобны Ариостовым [42]. Сколь ни просты сии произведения детского, так сказать, воображения, но они могут иногда служить к познанию нравственности и обычаев народных. Я имею в переводе одну из известнейших киргизских сказок, которая, дабы не прерывать сего описания, будет помещена при конце его.

Долговечность киргизов

Беспечная простая жизнь киргизов, проводимая почти всегда под открытым небом и в чистом воздухе, споспешествует их здоровью и долговечности. Многие из них до ста и более лет сохраняют крепость тела, твердую память, хорошее зрение и свободно еще ездят на верховых лошадях.

Болезни

Обыкновеннейшие болезни, каким бывают они подвержены, суть лихорадки и любострастная; иногда свирепствует также между ими и оспа, которая в особенности страшна для них в зимнее время, тогда многие умирают от нее мучительнейшею смертью. При появлении сей злой болезни некоторые для сохранения от оной детей своих переходят кочевьем в пустые и необитаемые горные ущелины, но чрез то подвергают их еще большей опасности в летах совершенных.

Врачевание болезней

Во всех болезнях, вместо изыскания надежнейших средств, прибегают они к муллам, бахцам и другим чародеям, врачующим оные пустым только обманом. Первые из них читают больному книгу и плюют ему в лицо9,17а последние играют пред ним Здесь кстати привесть пример, каким образом врачуют сии лекари больных, сообщенный мне одним из моих знакомых. Он, будучи в киргизском ауле, зашел нечаянно в юрту, где увидел сидящую бледную и сухую Г. И. Спасский и его труд...

на кобызе, бьют в бубен, скачут и делают различные кривлянья, даже секут больного плетью для мнимого изгнания нечистых духов, которым приписывают они все болезни.

–  –  –

Главные обряды похорон суть следующие. Вскоре по смерти омывают тело водою и обвивают чистым белым полотном, выправя оное прямо и протянув вдоль его руки. Если смерть приключилась в летнее время, то предают усопшего тогда же земле, а зимою некоторые вешают его на дерево и ожидают наступления весны, пока земля не растает. Землю насыпают не на самого покойника, но на сделанной над ним помост. Сверх могилы накладывают груды камней1018или делают деревянные срубы.

По окончании похорон вывешивают у юрты на длинном шесте небольшой лоскут черного бархата или плису, вырезанный треугольником, а внутри юрты ставят болвана, наряженного в лучшее платье и имеющего сверх оного панцирь или кольчугу, а на голове – шлем.

Пред сим болваном мать, жены и дочери покойного, кроме мужчин, каждое утро и вечер при захождении солнца, стоя на коленях, оплакивают покойника, воспоминая и выхваляя добродетели его, храбрость, рукоделия и домовитость. Причем жена, более прочих его любившая, исцарапывает когтями все лицо свое и повторяет то при всяком почти приезде стороннего человека.

Спустя год после смерти его снимают болвана и черный знак, сзывают родственников и живущих в окрестности киргизов, угощают их лучшим образом и учреждают конский бег, или женщину, которая имела шею покривленную, рот на стороне и в беспамятстве вся тряслась; перед нею сидел человек, читал книгу и плевал ей в лицо. Он спросил о причине сей странной встречи и получил в ответ, что женщина больна после родов, а неучтивый мужчина был мулла, призванный ее лечить.

В случае недостатка каменьев и лесу выбирают кирпичи и плиты из зданий, существующих во многих местах Киргиз-кайсацкой степи, и из них выкладывают памятники над могилами покойников. Таким образом памятники древности обращаются в тленные памятники смерти, и мы, к сожалению, теряем их безвозвратно.

Ретроспекция байгу. На сей конец постановляют несколько мет на пространстве 10 и более верст и на каждую мету назначают по награде тому, кто наперед одной достигнет. Сии награды располагаются по мере расстояния от начальной точки бега и чем далее от оной, тем бывают хуже, как-то: при первой мете назначается калмык или калмычка, второй – верблюд, третьей – лошадь и так далее; при последней же полагается какая-нибудь кожа или конская голова. После сего поминовения жены получают полную свободу выходить замуж, но дабы сохранить заплаченной за них калым, то не иначе, как за братьев покойного или ближних родственников.

–  –  –

Киргиз-кайсаки не имеют никакой господствующей веры.

Они в одно время бывают магометанами и другими язычниками; исполняют предписания Корана и сожигают в жертву невидимым духам кости животных или поклоняются огню пред зажженными фитилями. У них нет храмов, ни мечетей для публичного моления; но всякий ежедневно до восхождения солнца и по восхождении в полдень и в вечеру, услышав молитву, провозглашаемую в каждом почти ауле одним из стариков, или аксакалов, выходит из юрты, становится на колена и, обратясь лицом на запад, молится. Сим аксакалам (по точному переводу – белобородый) предпочтительно вверяют они исполнение подобных обрядов, почитая их сведущими в законе магометанском более молодых людей.

При ханах, султанах и других знатных и богатых людях находятся муллы и даже ахуны, принадлежащие к высшему духовенству, которые бывают из бухарцев или ташкентцев, и кроме священнослужения ведут еще от лица своих покровителей переписки и служат им советниками в делах, почему получают от них изрядное содержание. Сверх того немалым доходом пользуются они также за байтумары, или предохранительные молитвы, изображаемые на лоскутках бумаги, которые Г. И. Спасский и его труд...

каждый киргиз почитает обязанностью носить в сумочке под правой пазухой или зашитые на спине в платье, надеясь, что с сим амулетом во всяком месте будет счастлив и в пути не заблудится.

Все обитающие в Восточной Азии магометане, в том числе и киргизы, почитают священнейшим местом город Туркестан, куда некоторые из их набожные люди ходят по обету для поклонения погребенным там магометанским угодникам, и в особенности гробнице Хазрят-султана, почитаемого одним из важнейших угодников; а знатные люди, подобно прежде упомянутому Абулфеис-султану, завещают перевозить туда по смерти и самые тленные свои остатки для предания земле.

Чародеи и гадатели

Киргизы имеют разного рода чародеев и гадателей, пользующихся уважением не менее самых мулл. Таковы суть фальши, или предсказатели по небесным знакам; бахцы, или багчи, подобные шаманам, которые по мнимой их связи с злыми духами приглашаются для пользования больных и прорицают будущее;

армячи и яранчи, гадающие по брошенным в огонь костям и более всего по передним бараньим лопаткам, также посредством нашептанной воды. Сии чародеи и гадатели бывают из природных киргизов и ташкентцев, а чаще всего из калмыков и обучаются таковому ремеслу с малолетства.

Чтобы дать понятие о действии их, довольно привесть в пример двух из них, представленных в 1787 г. от Чургай-султана [43] графу Мантейфелю [44]. Один из сих бахцей был родом киргиз.

Он надел на себя короткое платье с белыми полосками, сел на войлок посредине юрты и, припевая, играл на кобызе; потом скликал по именам шайтанов, качался всем телом и повертывался, чем далее, тем больше ускоряя игру и возвышая голос.

Когда же шайтаны будто бы собрались и начали его беспокоить, он, подобно беснующемуся, вскочил с места своего, бил в бубен, скакал, вертелся, падал на землю, опять вставал и кричал диким ужасным голосом. Напоследок остановясь на одном месте, вдруг замолк, и чрез короткое время схватив палку, бросал ее во все стороны и бегал с нею по юрте между людьми для изгнания оттуда собравшихся злых духов.

Ретроспекция Другой, именуемый диавана, был ташкентцем степенного вида, имел на голове чалму, подобно хоже или мулле, а на себе – белое полосатое длинное платье, подпоясанное белым же кушаком; в руках держал он высокий костыль, оправленный медью, убранный разноцветными камнями и обвитый проволокою, с привязанными к нему тремя долгими и широкими значками: одним – из белой ткани и двумя – из шелковой. Он сел на скамью посредине юрты, читал молитвы и призывал по именам почитаемых магометанцами угодников, назначая каждому из них занятие, которые будто бы к нему и предстали;

причем чувствовал он великое восхищение и вместе досаду, что один злой дух препятствовал ему слышать их откровения.

Для прогнания его принужден он был соскочить со своего места, бегал с костылем по юрте, даже выскочил из оной вон, сел на оседланную лошадь и ускакал в поле более четверти версты; по возврате же оттуда повертывался, сидя на лошади, несколько раз на все стороны, размахивал костылем и, вошед в юрту, со спокойным духом радовался, что прогнал своего неприятеля. Там сел по-прежнему на скамью и с особенным благоговением призывал угодников, а спустя несколько времени впал в некоторое беспамятство, повалился на землю и производил столь сильные движения, что четыре человека едва могли его держать. Наконец чрез десять минут успокоился, пришел в совершенное чувство и на вопросы присутствующих пересказывал сделанные ему откровения. Он говорил им, что текущий тогда год окончится благополучно без войны и всяких других несчастий для народа; словом, все обещал, что только могло их утешать или питать приятною надеждою. По окончании сего принесли они краткую молитву и благодарили диавана за добрые его предсказания.

–  –  –

Язык киргизский есть истинный татарский, отличающийся от употребляемого казанскими и прочими татарами немногими только словами, заимствованными киргизами от соседственных народов других поколений и от принятых ими в свои орды пришельцев.

–  –  –

Письмена у них те же, как и у татар; но киргизы подвержены столь великой лености и беспечности, что считают за великую тягость учиться грамоте, а потому почти совсем нет между ими грамотных, кроме бухарцев и ташкентцев, на которых смотрят они с большим удивлением и ценят высоко знания их, хотя оные не простираются далее чтения и письма.

Счисление времени

Большая часть киргизов не только не имеют понятия о лунном обращении, но не знают даже, сколько дней в году, и производят счисление единственно по двум временам года, из коих одно, заключающее весну и лето, называют челда, другое, содержащее осень и зиму, – кинтар, а вообще год называют урус и начинают его с равноденствия, бывающего в марте месяце.

–  –  –

Дни недельные имеют у них следующие имена: воскресенье – жума, понедельник – сембе, вторник – иксембе, среда – дюсембе, четверг – сейсембе, пятница – сарсембе, суббота – бейсембе.

–  –  –

Немногие из киргизов, сведущие люди, разделяют год на 12 месяцев и придают каждому название: марту – кокос, апрелю – мамыр, маю – мамрай, июню – арай, июлю – чилдай, августу – саражатамыс, сентябрю – сумбуле, октябрю – карачакаус, ноябрю – юштичаскан, декабрю – кантар, январю – иштунай, февралю – бырдыни.

[Глава 6]. О домашних занятиях киргиз-кайсаков:

земледелии, скотоводстве, зверином промысле и торговле В заключение сказанного мною о киргиз-кайсаках остается еще прибавить некоторые сведения о домашнем их хозяйстве, промышленности и торговле.

Ретроспекция

–  –  –

Обыкновеннейшее занятие киргизов по причине кочующей жизни есть строение юрт, или кибиток, для житья своего с семейством и приготовление всех к оному принадлежностей, както: брусков на юрточные решетки, войлоков для покрова юрт, волосяных веревок и тканых тесем для обтягивания и укрепления юрт.

<

Токари

Многие из киргизов занимаются также токарным и кузнечным делом. Первые из них точат маленькие деревянные чашки и большие в поперечнике до пяти четвертей аршина. Отделка их большею частью столь же груба, как и самая обработка, которую они совершают следующим образом: выкопав яму в земле, ставят по сторонам ее два стола и между ними утверждают дерево, которое один человек, завернув ремнем, оборачивает, а другой, сидя, точит железным орудием.

–  –  –

Некоторые киргизы выковывают из медной латуни бляшки к женским уборам, также к калтам, поясам, седлам и уздам, вставляя в них корольки, маржан и бисер.

–  –  –

В летнее время киргизы приготовляют из кобыльего молока так называемый кумыз. Они берут, положим, 4 ведра свежего кобыльего молока, вливают его в большой кожаный мешок, называемый саба (можно также употребить к сему деревянную закрытую кадку), и бьют оное очень прилежно колотушкою, которая имеет на конце деревянный круг с пробуравленныГ. И. Спасский и его труд...

ми скважинами. Чрез 24 до 48 часов сие здоровое и вкусное питье1119бывает готово. Если хотят, чтобы кумыз не перемежался, то стоит только прибавлять всегда свежего кобыльего молока на кумыз, остающийся на дне сосуда, и поступать с ним таким же образом, как и в первом случае; чрез сие можно иметь неисчерпаемый источник сего питья.

Вино из кумыза

Вот каким образом киргизы получают вино из кумыза. Вырыв в каком-нибудь берегу яму, похожую на печку, ставят над нею чугунный котел (казан), имеющий вид чаши; наполняют его кумызом и покрывают сверху колпаком, сшитым из сырой кожи и обмазанным глиною. Между котлом и колпаком вкладывают ружейное дуло, чрез которое, по согрении котла огнем, выходит вино, поднимающееся парами. Вкус сего вина несколько кисловат, цвет голубоватый, и оно густо как брага. От многого употребления его можно быть пьяным; чрез двойную же или тройную перегонку получается спирт не хуже хлебного и не имеющий признаков кумыза.

Айран

Айран, или окисленное коровье молоко, согретое для отделения сыворотки на огне, дает сырное вещество, называемое крут, которое по слитии сыворотки сжимают в комья величиною с куриное яйцо и сушат на солнце. Киргизы при всяком отъезде запасаются сим кислым сыром, и если случится быть в пустом месте, где нельзя найти гостеприимства, то кладут несколько комьев сего сыра в кожаный мешок (турсук), наливают Сикерс почитает кумыз превосходным противолюбострастным лекарством. Он приводит два примера, коих сам был очевидным свидетелем. Некоторый господин, которого любострастная болезнь иссушила как скелета и которому не помогали уже никакие известные лекарства, от двухмесячного употребления кумыза сделался опять здоров и получил румянец в щеках. Второй пример видел он в одном молодом человеке, который уже 2,5 года имел от любострастной болезни чесотку по всему телу и в 6 недель совершенно от оной исцелился, не употребляя никакого лекарства, кроме кумыза (см. Труды Вольного экономического общества.

1796. С. 246).

Ретроспекция воды и получают прохладительное питье, утоляющее жажду и голод.

–  –  –

Киргизы приготовляют еще некоторый род сыра, называемого на их языке еремтчик. Для сего берут они, положим, два ведра овечьего парного молока (коровье также годится, но первое лучше), ставят его в широком чугунном котле или чаше на слабый угольный жар; когда оно довольно согреется, но прежде нежели закипит, берут сушеные телячьи желудки от таких телят, кои питались одним только молоком, растирают оные в маленькой деревянной чашке с теплым овечьим молоком, употребляя на то около четверти часа, и сие смешение, которое становится столь густо, как студень, кладут в тот же котел, стоящий на огне, и размешав оное, закрывают. Если работа производилась в вечеру, то поутру находят в котле бурое вещество, которое вынимают и сушат на солнце, растирая оное притом руками. Огонь не нужно во время ночи увеличивать, ибо от разложенного с вечера достаточно жару. Еремтчик более служит для лакомства, нежели к утолению голода: киргизы подают его гостям сырой или смешанной с маслом; разведенный в горячей воде, может, кажется, заменять молоко.

Варение мыла

В тех же самых чугунных котлах или чашах, в которых приготовляют сказанные роды сыра и самую даже пищу, варят киргизы мыло, употребляя к тому золу и сало. Мыло их бывает черного цвета и крепкое подобно камню, но для мытья очень хорошо и выводит из белья всякие пятна. Все сии работы отправляют как мужчины, так и женщины.

Упражнения женщин и девушек

Сверх того, сии последние занимаются исключительно некоторыми женскими рукоделиями. Они прядут верблюжью и овечью шерсть, ткут армячину [45] и тесьму, шьют платья и вышивают шелками на нем и конских уборах различные узоры; катают войлоки, снимают и ставят юрты, седлают для мужа Г. И. Спасский и его труд...

лошадь и садят его на оную; имеют смотрение за домашним хозяйством и воспитанием детей. Девушки занимаются почти теми же рукоделиями и, в особенности, плетут искуснейшим образом из камыша циновки наподобие ковров, обвивая каждую камышинку выкрашенную разноцветно шерстью, что делает их очень приятными для глаз. Сими циновками украшают они свои юрты, приставляя их к боковым решеткам.

Скотоводство

Скотоводство у киргизов, равно как и у прочих кочующих народов, составляет главный предмет пропитания и причину непостоянной кочующей жизни. Числом лошадей, верблюдов и рогатого скота определяется благосостояние каждого семейства. Те, которые имеют от 20 до 50 лошадей, в половину против сего быков и коров, по 100 овец и коз и несколько верблюдов, почитаются людьми посредственного состояния;

однако же могут каждый с семейством своим жить безбедно.

Некоторые зажиточные киргизы, особливо в Средней орде, которая многолюднее и богатее прочих, имеют, как сказывают, табуны, содержащие до 5000 лошадей и до 300 верблюдов, от 3000 до 4000 рогатого скота, до 20 000 овец и более 1000 коз12. 20 Лошади и рогатый скот киргизский посредственного роста, но пригожи, бодры. Овцы их с большими головами, повислыми ушами и широкими хвостами. При всем великом множестве овец они не приносят киргизам значительной выгоды, ибо шерсть их большею частью употребляется на войлоки без всякой браковки и отделения хорошей от худой, а овчины идут на одежду; но мерлушками производят они торг. Чтобы мерлушки были курчавее, обшивают ягнят в холстину, которую носят они на себе, пока не лопнет и сама собою не свалится.

Верблюды находятся у киргизов об одном (Camelus Dromedarius) и двух горбах (Camelus Bactrianus). Первые лучше для дальних путешествий, а последние больше дают шерсти, из которой киргизы ткут армячину и делают арканы, а частью производят торг и сырою шерстью.

По крайней мере имели до бывшей после 1796 г. гибели на скота от жестоких морозов и болезней, хотя то легко могло вознаградиться приплодным скотом.

Ретроспекция Они приучают верблюжонков становиться на передние колена, каковую привычку сохраняют они навсегда; и если надобно обовьючивать, то по произнесении слова тчок тотчас становятся на колена.

Годовым верблюдам киргизы прокалывают носовой хрящ и продевают в него тонкую веревку, дабы во время верховой езды лучше править. Если нужно, чтобы верблюд шел в правую сторону, то стоит только дернуть за сию веревку с левой стороны, и он повинуется.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
Похожие работы:

«Назипов Ильгиз Ильдарович СЕВЕРО-ВОСТОЧНАЯ РУСЬ В СИСТЕМЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ ОРДЫ Специальность 07.00.02 – Отечественная история Автореферат Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Ижевск – 2012 Работа выполнена в ФГБОУ ВПО "Пермский государственный...»

«Вячеслав Яковлевич Шишков Емельян Пугачев. Книга 2 Емельян Пугачев – 2 Аннотация Историческая эпопея выдающегося русского советского писателя В.Я.Шишкова (1873-1945) рассказывает о Крестьянской войне 1773-1775 гг. в России. В центре повествования — сложны...»

«Рабочая программа дисциплины составлена в 2014 году в соответствии с требованиями ФГОС ВО по направлению подготовки 09.04.01 "Информатика и вычислительная техника" (уровень магистратуры) от 30.10.2014 г. № 1420. Разработчик(и): Кафедра общей информатики, Иртегов Дмитрий Валентинович, Шунин Станислав Александрович (кафедра, ФИО, ученая степень, ученое...»

«УДК 93/99:37.01:2 РАСШИРЕНИЕ ЗНАНИЙ О РЕЛИГИИ В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ РСФСР – РОССИИ В КОНЦЕ 1980-Х – 2000-Е ГГ. © 2015 О. В. Пигорева1, З. Д. Ильина2 канд. ист. наук, доц. кафедры истории...»

«Марина Федотова Кирилл Михайлович Королев Москва. Автобиография http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=2572455 Москва. Автобиография: Эксмо, Мидгард; Москва, Санкт-Петербург; 2010 ISBN 978-5-699-42831-1 Аннотация Этот город за восемь веков своей истории повидал немало. Об этом городе гов...»

«По благословению Мефодия, Митрополита Астанайского и Алматинского № 16 (320), 6 августа 2006 г. Неделя 8-я по Пятидесятнице СЛОВО ПАСТЫРЯ Насыщение народа пятью Хлебами о имя Отца и Сына и Святого Духа. Из года в год и из поколения в поколение мы читаем Евангелие в новых контекс...»

«МУРАД АДЖИ МУРАД АДЖИ Без Вечного Синего Неба Очерки нашей истории Москва АСТРЕЛЬ АСТ УДК 94(47) ББК 63.3(2) А28 Серийное оформление А. Кудрявцева Компьютерный дизайн Ю. Мардановой В оформлении переплета ипользована репродукция картины Ф. Рубо "Штурм аула Ахульго" Охраняется законом РФ...»

«МОСКВИНА Галина Мефодьевна ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ВИДОВ ИСКУССТВА В ТЕОРИИ И ПРАКТИКЕ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ОБРАЗОВАНИЯ 13.00.01 Общая педагогика, история педагогики и образования АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата педагогических наук...»

«Автор выражает искреннюю благодарность всем историкам, краеведам, этнографам, фольклористам, ученым других направлений, чьими стараниями собраны и сохранены бесценные свидетельства о прошлом Сибири. ОСОБАЯ ПРИЗНАТЕЛЬНОСТЬ Елене Михайловне Дутовой...»

«ДОКЛАДЫ РИСИ 9 УДК 327(5-011) ББК 66.4(533) Российский институт стратегических исследований предлагает вниманию читателей доклад, подготовленный экспертами Центра Азии и Ближнего Востока во главе с заместителем руководителя А. В. Глазовой*. Среди авторов доклада – кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудни...»

«Петр Авен Альфред Кох Революция Гайдара. История реформ 90-х из первых рук Текст предоставлен правообладателем. http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=5828489 Авен П. Революция Гайдара: История реформ 90-х из первых рук : Альпина Паблишер; Москва; ISBN 978-5-9614-2911-4 Аннотация С начала 90-х гг., когда за реформу эконом...»

«Гарольд Исаакс Трагедия Китайской революции (Перевод на русский Б. Ли) РЕВОЛЮЦИЯ И ВОЙНА В КИТАЕ Предисловие к книге Гарольда Айзекса Трагедия Китайской Революции Скажем сразу: одного того обстоятельства, что автор этой книги принадлежит к школе историчес...»

«Игорь ИОНОВ Историческая наука: от "истинностного" к полезному знанию По моему мнению, опыт исторической науки подтверждает положения, высказанные А. Назаретяном. Для историка очевидно, что идеал истинностного знания в науке тесно связан с теологической традицией, приписывавшей истинно...»

«© 2004 г. Т.Е. АЛАЙБА, Е.Н. ЗАБОРОВА СТУДЕНТЫ ОБ ИМИДЖЕ ГОСУДАРСТВЕННЫХ И НЕГОСУДАРСТВЕННЫХ ВУЗОВ АЛАЙБА Тамара Евгеньевна кандидат исторических наук, ректор Института международных связей (г. Екатеринбург). ЗАБОРОВА Елена Николаевна доктор социологических наук, профессор Уральского государственного экономического университета. В после...»

«© 1990 г. В. Л. КУНИН КОНВЕРСИЯ: СОЦИАЛЬНЫЙ АСПЕКТ ПРОБЛЕМЫ КУНИН Вадим Леонидович — кандидат исторических наук, младший научный сотрудник Института международного рабочего движения АН СССР. В нашем журнале публикуется впервые. В практике нового политического мышления важное место занимает проблема перехода от...»

«Колпинская Екатерина Глебовна ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА ВЕЛИКОБРИТАНИИ И ФРАНЦИИ В ОТНОШЕНИИ МУСУЛЬМАНСКИХ ОБЩИН ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ ХХ – НАЧАЛЕ XXI ВВ. (СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ) Специальность 07.00.03 – Всеобщая история Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Т...»

«Жорес Медведев Рой Александрович Медведев Неизвестный Сталин Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=4955129 Неизвестный Сталин.: Время; Москва; 2011 ISBN 978-5-9691-1000-7 Аннотация С распадом СССР были рассекречены многие архивы, у историков п...»

«История медицины Модуль 1. Введение. Врачевание в первобытном обществе План • Периодизация и хронология истории медицины.• Источники изучения.• Медицина народная, традиционная, научная.• Становление первобытного общества и основ врачевания. Врачевание в период зрелого первобытного общества и в пер...»

«Мари Боас Холл Наука Ренессанса. Триумфальные открытия и достижения естествознания времен Парацельса и Галилея. 1450–1630 Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9962986 Наука Ренессанса. Триумфальные открытия и достижения естествознания времен Парацельса и Галилея. 1450—1630 / Пер. с англ. Л.А....»

«По благословению Алексия, архиепископа Алматинского и Астанайского № 15 (015), 6 августа 2000 г. Неделя 7-я по Пятидесятнице ИЗ ИСТОРИИ: Святые благоверные князья Борис и Глеб ыновья равноапостольного кн...»

«История социологии © 2003 г. В.А. АРТЕМОВ К ИСТОРИИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ИССЛЕДОВАНИЙ БЮДЖЕТОВ ВРЕМЕНИ АРТЕМОВ Виктор Андреевич доктор философских наук, главный научный сотрудник Института экономики и организации промышленного производства Сибирского отделения РАН. Общепризнанно, что первые в мире достаточно крупные обследования бюджетов в...»

«Об одной проблеме Смейла Н. Б. Новиков На основе анализа истории научных открытий, а также данных когнитивной психологии и теории искусственного интеллекта установлено, что основными факторами, исключающими алгоритмический характер творческой деятельности в науке, являются вероятн...»

«©1993 г. Г.Г. СИЛЛАСТЕ КОНВЕРСИЯ: СОЦИОГЕНДЕРНЫЙ АСПЕКТ СИЛЛАСТЕ Галина Георгиевна — доктор философских наук, профессор социологии Российской академии управления, президент Международной ассоциации "Женщины и развитие". Постоянный автор нашего журнала. Конверсия; немного истории и современность Конверсия (от латинско...»

«Светлана Александровна Алексиевич Цинковые мальчики Аннотация Без этой книги, давно ставшей мировым бестселлером, уже невозможно представить себе ни историю афганской войны – войны ненужной и неправедной, ни историю последних лет советской вл...»

«В. С. ХАЗИЕВ О ПОНЯТИИ "ОБЪЕКТИВНАЯ ИСТИНА" В статье анализируется категория "объективная истина" в контексте парадигмальных установок советской философии. Ключевые слова: истина, онтология, объективность, гносеология, диалектика. Исторически категория "истина" рассматрива...»

«деятели религиозной истории, мог бы, наряду с крестом, полумесяцем, менорой и знаками иных вероисповеданий, занять видное место в религиозной символике. Не будет большим преувеличением сказать, что он – один из наиболее у...»

«Электронный научно-образовательный журнал ВГСПУ "Грани познания". №6(26). Сентябрь 2013 www.grani.vspu.ru Н.б. СкВоРцоВ (Волгоград) к истории стАрого кАчАлинского кАзАчьего городкА В процессе...»

«СВЯЩЕННИК ЯКОВ ИВАНОВИЧ СМИРНОВ: 60 ЛЕТ СЛУЖЕНИЯ В ЛОНДОНЕ А. А. ОРЛОВ В статье рассказывается о священнике православной церкви российского посольства в Лондоне Я. И. Смирнове (Линицком), который был выдающимся общественным деятелем своего времени, высокообразованным литератором, п...»

«Вячеслав Яковлевич Шишков Емельян Пугачев. Книга 3 Емельян Пугачев – 3 Аннотация Историческая эпопея выдающегося русского советского писателя В.Я.Шишкова (1873-1945) рассказывает о Крестьянской войне 1773-1775 гг. в России. В центре п...»

«ПРОГРАММА ВСТУПИТЕЛЬНЫХ ЭКЗАМЕНОВ ПО ОБЩЕСТВОЗНАНИЮ 1. Общество. Человек. Деятельность. Развитие общества Тема 1. Общество и общественные отношения Общество как сложная динамическая система. Отношения...»








 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.