WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

Pages:   || 2 |

«УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС по дисциплине «История гостиничного и ресторанного дела в России» Учебно-методический комплекс по дисциплине «История для студентов ...»

-- [ Страница 1 ] --

УДК 640.4; 642(075.8)

ББК 38.711; 65.431я73

МИНОБРНАУКИ РОССИИ

У 91

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ

УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«ПОВОЛЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ СЕРВИСА»

(ФГБОУ ВПО «ПВГУС»)

Кафедра «Социально-культурный сервис»

Рецензент

к.и.н., доц. Ямашев В. М.

УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС

по дисциплине «История гостиничного и ресторанного дела в России» Учебно-методический комплекс по дисциплине «История для студентов направления подготовки У 91 гостиничного и ресторанного дела в России» / сост. А. В. НиГостиничное дело» колаев. – Тольятти : Изд-во ПВГУС, 2013. – 68 с.

Для студентов направления подготовки 101100.62 «Гостиничное дело».

Учебно-методический комплекс разработан на основании ФедеОдобрено рального государственного образовательного стандарта высшего проУчебно-методическим фессионального образования по направлению подготовки 101100.62 Советом университета «Гостиничное дело» и обращает внимание студентов на историю возникновения и развития гостиничных предприятий и предприятий общественного питания в России.

УДК 640.4; 642 (075.8) ББК 38.711; 65.431я73 Составитель Николаев А. В.

© Николаев А. В., составление, 2013 © Поволжский государственный университет сервиса, 2013 Тольятти 2013

СОДЕРЖАНИЕ

1. РАБОЧАЯ УЧЕБНАЯ ПРОГРАММА

ДИСЦИПЛИНЫ………………………………………

Цели освоения дисциплины……………………………………………………….……….…..4 Место дисциплины в структуре ООП специальности (направления)……………………..….…….…4 Компетенции обучающегося, формируемые в результате освоения дисциплины (модуля)………………………………………………………………………………………….…..5 Структура дисциплины………………………………………………………………………....5 Содержание дисциплины……………………………………………………………………….5 Образовательные технологии…………………………………………………………………..6 Оценочные средства для текущего контроля успеваемости, промежуточной аттестации по итогам освоения дисциплины………………………………………………………………….…..7

2. КОНСПЕКТ ЛЕКЦИЙ………………………………………………………………….…11 Тема 1. Понятие гостеприимства. Становление и развитие гостиничного хозяйства у восточных славян…………………………………………………………………………………………...……...11 Тема 2. Развитие общественного питания в Древней Руси………………….……………….........17 Тема 3 Особенности развития отечественного гостиничного хозяйства в Московской Руси.

Ямская служба……………………………………………………………….……………….....……18 Тема 4. Развитие общественного питания в России XVI–XVII вв. «Государево кабацкое дело»………………………………………………………………………………………..……........23 Тема 5. Развитие общественного питания и гостиничного хозяйства в Российской империи в XVIII – первой пол. XIXв. ……………………………………………………….………...........….27 Тема 6. Развитие ресторанного и гостиничного хозяйства в пореформенный период (вторая пол.

XIX – нач. XX в.)………………………………………………………………………………..…...35 Тема 7. Развитие общественного питания в Советской России и СССР (1917 – 1991гг.) ……………………………………………………………………………………………………........42 Тема 8. Специфика развития гостиничного хозяйства в Советской России и СССР (1917-1991 гг.)…………………………………………………………………………………………………..…46 Тема 9. Состояние и перспективы развития индустрии гостеприимства в Российской федерации на рубеже XX-XXI вв. …………………………………………………...….……………………...53

33. СОДЕРЖАНИЕ СЕМИНАРСКИХ (ПРАКТИЧЕСКИХ) ЗАНЯТИЙ…………………..…... 58

4 4.СОДЕРЖАНИЕ САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ РАБОТЫ …………………………………....…... 61

5. УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКОЕ И ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ

ДИСЦИПЛИНЫ………………………………………………………………………………....…..63 Перечень основной литературы………………………………………………….…......63 Перечень дополнительной литературы ………………………………………….…….63

6. МАТЕРИАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ДИСЦИПЛИНЫ …………….……….64

7. ТЕХНОЛОГИЧЕСКАЯ КАРТА ДИСЦИПЛИН………………………………..……….………65   3

1. РАБОЧАЯ УЧЕБНАЯ ПРОГРАММА ДИСЦИПЛИНЫ

1.1 ЦЕЛИ ОСВОЕНИЯ ДИСЦИПЛИНЫ

Целями освоения дисциплины «История гостиничного и ресторанного дела в

России» являются:

- формирование исторических знаний, в том числе формирование знаний по истории развития гостиничного хозяйства;

- Цель дисциплины «История ресторанного дела в России» заключается в формировании у студентов данной специальности знаний по истории возникновения, становления и развития общественного питания в России как хозяйственной отрасли.

Основными задачами дисциплины в соответствии с Государственными требованиями являются:

- развитие научного представления об основных эпохах в истории развития гостиничного хозяйства и их хронологии;

- глубокое освещение основных исторических фактов, дат, событий и имен исторических деятелей в области гостиничного хозяйства;

- формирование умения выражать и обосновывать свою позицию по вопросам, касающимся целостного отношения к историческому прошлому;

- выявить основные исторические этапы развития общественного питания в России как хозяйственной отрасли;

- изучить основные особенности и факторы развития общественного питания в России;

- рассмотреть особенности возникновения и становления ресторанного дела в России как составляющей сферы общественного питания.

МЕСТО ДИСЦИПЛИНЫ В СТРУКТУРЕ ООП НАПРАВЛЕНИЯ

101100.62 «ГОСТИНИЧНОЕ ДЕЛО»

Дисциплина «История гостиничного и ресторанного дела в России» относится к профессиональному циклу дисциплин по выбору. Дисциплина опирается на фундаментальную дисциплину «История». В свою очередь, знания, приобретенные в результате изучения дисциплины «История гостиничного и ресторанного дела в России» могут быть использованы студентами при изучении таких дисциплин как «Традиции и культура питания народов мира», «Организация обслуживания посетителей предприятий питания».

1.3 КОМПЕТЕНЦИИ ОБУЧАЮЩЕГОСЯ, ФОРМИРУЕМЫЕ В РЕЗУЛЬТАТЕ

ОСВОЕНИЯ ДИСЦИПЛИНЫ

Процесс изучения дисциплины направлен на формирование следующих компетенций: (ПКПК-13).

В результате изучения дисциплины студент должен:

знать:

• историю становления и развития ресторанного и гостиничного дела; подходы к типологизации потребителей ресторанных (ПК-8);

• историю развития сервиса, виды сервисной деятельности, принципы классификации услуг и их характеристики (ПК-13);

уметь:

• выявлять потребности потребителя, работать в «контактной зоне» как сфере реализации сервисной деятельности (ПК-8);

• находить и использовать различные источники информации для осуществления ресторанной деятельности (ПК-13);

владеть:

• способностью к деловым коммуникациям (ПК-8);

• опытом и технологией разработки стандартов предприятия общественного питания (ПК-13).

  4

1.4. СТРУКТУРА ДИСЦИПЛИНЫ

–  –  –

Не менее 20% времени аудиторных занятий будет проводиться с использованием активных и интерактивных форм таких как: диалоговая форма, дискуссия, слайд-лекции, разбор конкретных ситуаций, мозговой штурм    6

1.7 ОЦЕНОЧНЫЕ СРЕДСТВА ДЛЯ ТЕКУЩЕГО КОНТРОЛЯ УСПЕВАЕМОСТИ,

ПРОМЕЖУТОЧНОЙ АТТЕСТАЦИИ ПО ИТОГАМ ОСВОЕНИЯ ДИСЦИПЛИНЫ 

Для проверки эффективности преподавания дисциплины проводится контроль знаний студентов. При этом используются следующие виды контроля:

- текущий контроль, включающий выполнение студентами контрольных заданий с последующей оценкой проделанной работы;

- промежуточный рейтинг-контроль (тестирование)

- рубежный контроль, (итоговое тестирование или экзамен как традиционная форма).

Текущий рейтинг-контроль проводится преподавателем в процессе проведения всех видов занятий. Промежуточный рейтинг-контроль предназначен для практической комплексной оценки освоения разделов курса, и осуществляется путем подготовки студентами ответов на вопросы теста. Он проводится в течение семестра на аттестационной неделе в виде контрольных тестов. Рубежный контроль проводится в конце семестра.

Итоговая оценка учитывает результаты рейтинговой системы; шкала интервальных баллов соответствует следующим оценкам:

- 86-100 баллов – отлично;

- 70-85,9 баллов – хорошо;

- 51-69,9 баллов – удовлетворительно;

- 50 и менее баллов – неудовлетворительно.

При традиционной форме итогового контроля (в случае несогласия с оценкой, полученной в ходе рейтингового контроля) оценки выставляются по следующим критериям:

- свободное владение терминологией;

- умение анализировать материал, сущностное понимание излагаемого вопроса;

- свободная ориентация по вопросам, дополнительные вопросы не вызывают затруднений.

Перечень итоговых вопросов

1. Понятие гостеприимства у древних народов.

2. Гостеприимство и его составляющие в средние века.

3. Гостиничное хозяйство в Древней Руси.

4. Гостиничное дело в России XVII-XVIII вв.

5. Реформы Петра I и развитие гостиничного хозяйства в России: общие тенденции.

6. Развитие трактирного промысла в правление Екатерины II.

7. Государственное регулирование предприятий трактирного промысла в XVIII – первой половине XIX в.

8. Особенности развития гостиничного хозяйства в Российской империи XIX- XX вв.

9. Становление и развитие гостиничного сектора в Советской России и СССР.

10. Развитие индустрии гостеприимства в постсоветский период.

11. Развитие торговли как фактор становления предприятий общественного питания в Древней Руси.

12. Сущность братчины и пиров на Руси.

13. Основные формы организации и характерные особенности древнерусских предприятий питания.

14. «Государево кабацкое дело» как форма осуществления властью винной монополии. Появление и распространение кабаков в России.

15. Откупная система как форма организации питейного дела.

16. Кабацкая повинность местного населения: кабацкие головы, целовальники.

17. «Кабацкая реформа» патриарха Никона: основные мероприятия, результаты.

18. Реформы Петра I и развитие общественного питания в России: общие тенденции и закономерности.

  7

19. Распространение западноевропейской культуры питания и обслуживания в России.

20. Новые формы предприятий общественного питания: австерии, трактиры, герберги.

21. Организация кабацкого дела в XVIII – первой пол.XIX в.

22. Первые рестораны в России: характерные особенности кухни и обслуживания.

23. Классификация предприятий общественного питания в первой пол. XIX в.

24. Характерные особенности развития общественного питания в России после отмены крепостного права.

25. Классификация предприятий общественного питания в пореформенный период.

«Положение о трактирных заведениях» 1861г.

26. Питейная торговля на предприятиях общественного питания после 1861г. Отмена винных откупов.

27. Положение, права и обязанности обслуживающего персонала трактиров и ресторанов в конце XIX – нач. XX вв.

28. Характерные тенденции в развитии предприятий сферы общественного питания в России на рубеже XIX – XX вв.

29. Основные мероприятия большевиков в сфере общественного питания в первые годы советской власти.

30. Сектор общественного питания в годы НЭПа.

31. Организация общественного питания в 1930-е – 1940-е гг.

32. Гостиничное хозяйство СССР в 30-40-е гг.

33. Гостиничное хозяйство в СССР в 50-80-е гг.

34. Коммерческие рестораны в СССР в 1930-е – 1940-е гг.

35. Изменение принципов организации общественного питания с середины 1950-х гг.

«Ресторанный ренессанс».

36. Классификация предприятий общественного питания в СССР.

37. Особенности ресторанного обслуживания иностранцев в СССР. Рестораны системы «Интурист».

38. Новые тенденции в ресторанном сервисе со второй половины 1980-х гг.

Коммерческие рестораны, бары, кафе.

39. Проблемы развития гостиничного хозяйства Российской Федерации 1992-2000 гг.

40. Международные гостиничные цепи и их влияние на развитие гостиничного хозяйства Российской Федерации.

–  –  –

1. Постоялые дворы в Европе получили стимул к развитию вследствие:

А) закрытия многих монастырей;

Б) королевских указов;

В) технического прогресса;

Г) увеличения числа паломников.

2. Первой формой предприятия общественного питания в России является:

А) таверна;

Б) корчма;

В) кабак;

Г) братчина.

–  –  –

4. Братчина в Древней Руси – это

А) предприятие, где помимо размещения и питания также совершались торговопромышленные операции;

Б) праздничные мирские пиры;

В) предприятия, где предоставлялся стол без ночлега;

Г) постоялый двор.

5. Гостиные дворы в России предназначались для размещения…

А) всех путешественников;

Б) русских купцов;

В) иностранных купцов;

Г) нищих и бродяг.

6. Как в России называли казенный питейный дом (выберите два варианта):

А) таверна;

Б) австерия;

В) кружало;

Г) кабак.

–  –  –

8. Купец Н.И. Корзинкин основал в конце XIX века:

А) гостиницу «Метрополь»

Б) Общество любителей пива

В) Товарищество «Большая Московская гостиница»

Г) гостиницу «Европа».

9. Какой категории служащих не было в структуре гостиничного предприятия XIX в.:

А) старший коридорный

Б) коридорный

В) половой

Г) человек

10. Кабацкий голова – это

А) лицо, бравшее кабак на откуп;

Б) лицо, избираемое местным населением по указанию властей для осуществления кабацкой торговли;

В) помощник воеводы, в ведении которого находилась кабацкая торговля в уезде;

Г) чиновник, управлявший всеми кабаками России.

11. Основные мероприятия кабацкой реформы 1652 – 1663 гг. заключались в следующем:

А) ограничивалась продажа водки в одни руки;

Б) ограничивалось время работы и контингент покупателей;

В) ограничивалось количество кабаков;

Г) верно все перечисленное.

  9

12. Прообразом современных гостиниц со «столом» для проезжающих становятся

А) кабаки;

Б) австерии;

В) герберги;

Г) трактиры.

13. В 1818 году в Москве насчитывалось 7 гостиниц, 6 из которых располагались:

А) на Тверской

Б) на Неглинной

В) на Мясницкой

Г) на Красной площади.

–  –  –

15. Первые рестораны появляются в России

А) в XVII в.

Б) в первой половине XVIII в.

В) во второй половине XVIII в.

Г) в XIX в.

16. Увеселительный «Слоновый двор», основанный Яковом Эссеном-Стенбоком в XVIII века, позднее был преобразован:

А) в ресторан «Елефант»

Б) в гостиницу «Дюссо»

В) в ресторан «Словянский двор»

Г) в гостиницу «Знаменская».

17. В ходе реконструкции ряда зданий архитектора К. Росси в 1824-1830 гг., в СанктПетербурге была построена гостиница:

А) Англетер

Б) Грант Отель «Европа»

В) Европейская

Г) Метрополь

18. В соответствии с «Положением о заведениях трактирного промысла» (1821 г.) выделялось 5 категорий заведений (выберите правильный вариант):

А) гостинцы, ресторации, кофейные дома, трактиры, харчевни

Б) ресторации, кофейные дома, трактиры, харчевни, кабаки

В) ресторации, корчмы, трактиры, харчевни, кабаки

Г) австерии, ресторации, трактиры, харчевни, кабаки.

19. Рестораны и трактиры в XIX в. различались по

А) предлагаемой кухне;

Б) формам собственности;

В) особенностям обслуживания;

Г) все ответы верны.

–  –  –

1. Понятие гостеприимства.

Одним из важнейших понятий, которые используется истории туризма и гостеприимства, является гостеприимство. Путешествия были бы невозможны, если путникам негде было бы остановится на ночлег и получить провизию. Гостеприимство имеет долгую историю, оно начинается с древнейшей традиции преломлять хлеб со странниками. У разных народов мира складывались различные традиции и обычаи встречать гостей. Особенности бытовой культуры оказывают влияние на формирование гостеприимства как необходимой составляющей индустрии туризма.

Термин гостеприимство происходит от старофранцузского слова hospice (хоспис), что означает странноприимный дом. В бытовом смысле гостеприимство - это свойство характера человека, отличающегося радушием и хлебосольством, а также традиции встречи гостей в разных культурах. В контексте изучения туризма как раздела культуры это собирательное название системы обслуживания людей, находящихся в путешествии, на отдыхе вдали от своего дома. Гостеприимство включает в себя такие важнейшие направления деятельности, как размещение и питание гостей, предоставление разного рода социокультурных услуг, в том числе развлекательных, проведение конференций, организация экскурсий.

Терминология индустрии гостеприимства многим обязана римлянам. Слово «hospitality» (гостеприимство) произошло от латинского «hospitium» (госпиции).

Однокоренными словами являются «host» (хозяин), «hospice» (приют), «hotel»

(гостиница, отель).

Появление первых прообразов гостиниц и профессий по обслуживанию людей, останавливающихся на ночлег, связано с ранними периодами человеческой истории и отражает особенности и традиции бытовой культуры народов Древнего мира. В обычаях разных народов было широко распространено покровительство путникам, которое выступало формой защиты их личности и имущества.

Гостеприимство – одно из фундаментальных понятий человеческой цивилизации.

Человеку как биологическому существу было всегда непросто выживать на планете Земля: чтобы жить, он, как справедливо утверждается в русской поговорке, должен «уметь вертеться».

История гостиничного дела тесно переплетается с историей цивилизации, друг без друга они немыслимы. Определяя жизнь как непрестанное движение в пространстве и времени, семиотики делят пространство человеческой жизни на два подпространства, или поля, в которых протекает жизнь каждого индивидуума: замкнутое и разомкнутое.

Для того чтобы выжить в разомкнутом мире, человеку стать «своим среди чужих», то есть быть допущенным к временному пребыванию в этом подпространстве теми, для которого оно является замкнутым, и даже получить их поддержку и помощь в обмен на гарантию такого же отношения к себе, когда они окажутся на вашей территории.

История возникновения гостиниц и гостиничного дела связана со всевозможными путешествиями, поездками, совершавшимися людьми. И люди, оказавшиеся вдали от мест своего постоянного жительства, должны были заботиться об обеспечении себя питанием, убежищем и отдыхом.

Путешествия вплоть до новейшего времени были связаны с риском, и путешественники шли на него не ради собственного удовольствия: купцы рассчитывали получить прибыль, паломников влекло в дорогу религиозное воодушевление, ученыхисследователей – познание мира, расширение своего кругозора и т. д.

  11 Следует учитывать, что понятие «гостеприимство» шире, чем понятие «гостиничное дело» и сложилось еще в эпоху каменного века, когда начинаются первые торговые путешествия, складываются первые «торговые» маршруты. Обмен осуществлялся не только с соседними племенами, где он носил характер «дарообмена», если взаимоотношения были дружественными, или «немого» – если натянутыми или враждебными.

Необходимость подобного «дарообмена» вызывалась потребностью общества в широкой кооперации труда, обмене, защите от врагов, поддержании мирных отношений, установлении брачных контактов. На межобщинном уровне такие связи стимулировали и развитие престижной экономики.

Регулярный дарообмен между общинами сопровождался изобильными пиршествами (например, знаменитые «свиные праздники» папуасов). Именно укрепление межобщинных отношений дало толчок к развитию таких общественных институтов как гостеприимство, побратимство, адокция (адаптация).

В процессе обмена «товар» иногда мог пройти сотни, а то и тысячи километров, прежде чем доходил до потребителя. Нужность того или иного продукта порождала спрос на него, его могли специально «заказывать». На примере австралийских аборигенов и ряда племен Южной Америки были выявлены сходные черты в формировании и развитии обменных отношений, для реализации которых необходимо было преодолевать иногда весьма обширные пространства.

К эпохе неолита появляются специальные встречные пункты – прообразы рынков.

Эти встречные пункты для обменных операций располагались, как правило, на стыке границ проживания нескольких дружественных племен. Очень часто праздники, на которые прибывали соседние племена, использовались и для обмена. Известно, что стали возникать специальные праздники, на которые собирались именно для обменных операций, т.е. торговли. Но договориться о получении необходимых товаров можно было и на церемонии похорон.

Фигура странствующего «торговца» считалась неприкосновенной. У австралийских «купцов» существовали специальные «посланнические жезлы», по которым их легко можно было узнать.

В эпоху же появления раннего металла и возникновения ремесел происходит интенсификация обмена. Он превращается из дарообмена в так называемый экономический обмен. Развитие же регулярного экономического обмена между общинами вело к дальнейшему упрочению ряда общественных институтов, в особенности гостеприимства, которое гарантировало чужакам, прибывшим с целью обмена, их жизнь и имущество. Дальнее развитие регулярных обменно-торговых связей вело к развитию института гостеприимства в формы типа куначества и побратимства.

Любопытные примеры бытования обычая гостеприимства у древних народов Европы мы находим в сочинениях римских авторов, описывающих своих северных соседей – германцев. Публий Корнелий Тацит отмечал, что ни один народ не является таким щедрым в гостеприимстве, как германцы. Считается грехом отказать кому-либо из смертных в приюте, каждый угощает лучшими кушаньями, сообразно своему достатку, когда угощения не хватает, то тот, кто сейчас был хозяином, делается указателем пристанища и спутником, и они идут в ближайший дом без всякого приглашения, и это ничего не значит. Обоих принимают с одинаковой сердечностью. По отношению к праву гостеприимства никто не делает различия между знакомым и незнакомым. Если, уходя, гость чего-нибудь потребует, то обычай велит предоставить ему эту вещь. Также просто можно требовать чего-нибудь, в свою очередь, и от него. Они любят подарки, но ни данный подарок не ставится себе в заслугу, ни полученный ни к чему не обязывает. Отношения между хозяином и гостем определяются взаимной предупредительностью.

  12 Традиции гостеприимства, отличавшиеся у отдельных народов некоторыми чертами своеобразия, повсеместно имели сакральное обоснование: «Гость – посланник Бога; Гость от бога – общераспространенная когда-то во всем мире пословица».

2. Развитие гостиничного дела в Средние века.

Развитие гостиничного дела на Востоке в Средние века связано с развитием караванной торговли.

Караван представлял собой большое общество путешественников, особенно купцов, объединявшихся для взаимной помощи и имевших основной целью торговлю или паломничество. В караване насчитывалось иногда более тысячи верблюдов или иных вьючных животных, исходя из условий рельефа или местности. Наиболее известны маршруты караванов из Африки и Сирии в Мекку. Первый формировался в Каире или Александрии, последний – в Дамаске.

В мусульманских странах в караван-сараях путникам и их вьючным животным предоставляли кров и пищу в течение трех дней за счет казны (об этом сообщает, в частности, Афанасий Никитин в своем «Хождении за три моря»). По истечении этого срока путник должен был или платить за проживание и предоставленное ему обслуживание, или отправляться далее.

Караван-сараи или караванные дома служили временным приютом участникам караванов. Они стали предшественниками постоялого двора для почтовых карет, а позднее мотеля и предоставляли услуги караванам и другим путешественникам еще в V веке до н. э. Караван-сараи были расположены на территории современной Турции, Ирана, Афганистана и северной Индии на расстоянии одного дня пути друг от друга. Типичный караван-сарай состоял из внутреннего дворика для животных и простых комнат для путешественников. По дороге от современного Стамбула до столицы Агры Могхула в северной Индии (Дворец Тадж-Махал) путешественник мог отдохнуть и найти защиту от бандитов.

Помещение можно было снять за определенную плату.

Турки-сельджуки, построившие много караван-сараев, исходили из социальных соображений. Каждый путешественник независимо от национальности и религии получал на три дня ночлег с питанием, медицинским уходом, а бедняки получали и новую обувь, и все это – за счет государства.

Учитывая наличие большого количества вьючных животных, перевозимый груз, строились караван-сараи в форме больших общественных строений не только в городах, но и на дорогах, в населенных пунктах. Караван-сарай – это постоялый и торговый двор одновременно. Особенно широкое распространение получили они в IX–XVIII веках в связи с ростом городов и усилением транзитной караванной торговли. Наиболее распространены два типа караван-сараев: зальные и с внутренним двором.

Зальные караван-сараи (встречаются в Армении) – это прямоугольные здания, разделенные на нефы. Средний неф предназначался для людей и товаров, в боковых нефах находились животные.

Во втором типе караван-сараев для размещения людей и хранения товаров служили открытые во внутренний двор небольшие помещения, расположенные в один или несколько ярусов, животные находились во дворе. Караван-сараи на дорогах укреплялись оборонительными стенами либо присоединялись к ремесленнобытовым предместьям и культовым учреждениям. На транзитных путях каравансараи стали терять свое значение с развитием железных дорог и других современных видов транспорта.

Один из сохранившихся до сегодняшнего времени караван-сараев находится в Испании в Гренаде. Вокруг внутреннего двора расположены на трех этажах номера.

Такие караван-сараи встречаются и в Стамбуле. В Турции сохранилось более ста караван-сараев, однако они не функционируют, хотя доступны экскурсантам как музеи.

  13 Массовые поездки купцов, подмастерьев, духовенства, а также многочисленных в средние века пилигримов и паломников дают новое направление в формах предоставления приюта. Сначала этот приют был бесплатным, ради любви к ближнему, даваемый монастырями, церковными организациями, княжескими дворами и т. д. Основным юридическим актом для последующего периода развития гостиничного дела был эдикт Карла Великого (768–814 гг.), императора Священной Римской империи, налагавший на монастыри и церкви обязанность содержания «госпициев», предоставляющих путешественникам ночлег, питание, лечебную помощь и ванну. Особенное развитие эти госпиции получили в Швейцарии, которая благодаря этому имеет самые старые гостиничные традиции и до сегодняшнего дня пользуется в мире самым высоким авторитетом в этой области.

В средневековой Европе церковь играла решающую роль в жизни общества и была единственным авторитетом, который признавали в любой стране. Монастыри и другие религиозные пристанища принимали путешественников (и приветствовали пожертвования). Многие монастыри были рады гостям. Богатых и знатных усаживали рядом с главным прелатом, в то время как бедняков размещали и кормили в отдельных помещениях.

Расценок на комнаты не было, однако всегда ожидались пожертвования. Часто бывало, что монастырский охранник, чьим первостепенным заданием было стоять у ворот (привратник), также распоряжался и помещениями для гостей. Следует отметить, что уже в то время церковь управляла первой «гостиничной цепью».

3. Становление и развитие гостиничного хозяйства у восточных славян Гостиничное дело в России возникло с появлением и развитием потребностей людей в общении, становлением торговых отношений с соседними государствами, необходимостью совершения всевозможных поездок.

С XI века в древнерусском языке прочно закрепляется слово «гость», означающее «приезжий купец». Именно зарубежные купцы, временно оказавшиеся в древнерусских княжествах, нуждались в объектах временного проживания.

Путешествиям «иностранных гостей» придавалось на Руси большое значение. Так, киевский князь Владимир Мономах в своем «Поучении» давал наставление своим сыновьям хорошо принимать «гостей», заботиться о них и следить, чтобы «никакой нужды ни в чем они не имели». Он вполне справедливо полагал, что эти «мимоходящие» люди могут разнести по свету любые вести о стране и о князе.

В эпоху раннего Средневековья (в домонгольское время) Русь вела торговлю с рядом стран Европы, Ближнего и Среднего Востока, а также Средиземноморья.

Почти во всех летописях отдается должное гостеприимству славян. Как пишет русский историк Н. М. Карамзин, «всякий путешественник был для них как бы священным: встречали его с ласкою, угощали с радостию, провожали с благословением и сдавали друг другу на руки.

Хозяин ответствовал народу за безопасность чужеземца, и кто не умел сберечь гостя от беды или неприятности, тому мстили соседи за сие оскорбление, как за собственное. Славянин, выходя из дому, оставлял дверь отворенную и пищу готовую для странника. Купцы, ремесленники охотно посещали славян, между которыми не было для них ни воров, ни разбойников; но бедному человеку, не имевшему способа хорошо угостить иностранца, позволялось красть все нужное для того у соседа богатого: важный долг гостеприимства оправдывал и самое преступление».

Прочные традиции культурного наследия закрепились в быту Древней Руси. От отца к сыну передавались «словеса душеполезные», заветы и наставления молодым, как жить, «как себя блюсти». В древнерусской рукописной книге, в «Изборнике 1076 г.», можно найти «Слово некоего отца к сыну своему» – в нем родитель обучает свое чадо жизни праведной и смиренной. Здесь же есть и другие тексты нравственнопоучительного содержания.

  14 Среди них особый интерес вызывает поучение Василия Великого «Как подобает человеку быти». Религиозно-этический характер подобных текстов обусловливает их особый стиль, когда наставления даются с позиций непририкаемого авторитета, вобравшего в себя всю жизненную мудрость.

Примерно с середины XI в. на Руси представители знатных родов, отцы семейств, умудренные жизненным опытом, давали советы, которыми, осмысливая пережитое ими, напутствовали своих детей. Одним из значительных памятников этого периода является «Поучение» Владимира Мономаха, написанное им незадолго до смерти. С именем Владимира Мономаха связаны блестящие победы и на поле боя, и в дипломатических сферах. «Поучение», адресованное детям князя, охватывает широкий круг вопросов. Оно построено по определенному плану. Во вступлении князь Владимир обращается к детям с характерным для русского писателя самоунижением.

Наставления даются детям не для беспрекословного исполнения, а как советы, наставления старшего по возрасту, и дело каждого принять их по своему усмотрению.

Наряду с советами как управлять государством, «Поучение» содержит и нравственные рекомендации – как должны вести себя юноши.

Владимир Мономах ссылается на слова известного церковного мыслителя Василия Великого, который, наставляя юношей говорил, что должно иметь душу чистую и непорочную, тело худое, беседу короткую и соблюдать слово Господне:

«Есть и пить без шума великого, при старых молчать, премудрых слушать, старшим покоряться, с равными и младшими любови иметь, без лукавства беседуя, а побольше разуметь; не свирепствовать словом, не хулить в беседе, не смеяться много, стыдиться старших, с нелепыми женщинами не беседовать, глаза держать к низу, а душу ввысь, избегая суеты; не уклоняться учить увлекающихся властью, не во что ставить всеобщий почет. Если кто из вас может другим пользу принести, от Бога на воздание пусть надеется и вечных благ насладиться».

Подобное кроткое, смиренное поведение в обществе надо сочетать, как поучал Владимир Мономах, с трудолюбием и гостеприимством. В своем наказе сыновьям он рекомендовал хорошо принимать иностранных купцов, или «гостей», как их тогда называли. Моральные наставления, практические советы, как править государством, как усердно, без лени трудиться, храбро воевать – все это, подкрепленное примерами из личной жизни царя, полной забот и тревог о родной земле и ее сыновьях, делает «Поучение» важнейшим документом истории становления российской бытовой культуры.

С XI века в древнерусском языке прочно закрепляется слово «гость», означающее «приезжий купец». Именно зарубежные купцы, временно оказавшиеся в древнерусских княжествах, нуждались в объектах временного проживания. Путешествиям «иностранных гостей» придавалось на Руси большое значение. Так, киевский князь Владимир Мономах в своем «Поучении» давал наставление своим сыновьям хорошо принимать «гостей», заботиться о них и следить, чтобы «никакой нужды ни в чем они не имели». Он вполне справедливо полагал, что эти «мимоходящие» люди могут разнести по свету любые вести о стране и о князе.

В эпоху раннего Средневековья (в домонгольское время) Русь вела торговлю с рядом стран Европы, Ближнего и Среднего Востока, а также Средиземноморья.

В IХ–ХV вв. н. э. на развитие предприятий гостеприимства во всей Европе огромное влияние оказали религиозные традиции. В этот период увеличилось количество людей совершивших паломничество. Церковь обязала монастыри оказывать гостеприимство паломникам, организовать для них ночлег, предоставить питание, в это время появились и другие заведения осуществляющие подобные функции.

В XII–ХIII в. Постоялые дворы появились на Руси. Они предоставляют уют для всех категорий путешественников и не отличаются особым комфортом. Здесь можно было разместить лошадей и транспортные средства.

  15 В русских городах был распространен другой тип средневековых гостиниц – гостиные дворы. Они отличались от постоялых дворов тем, что помимо размещения и питания здесь имелась возможность совершения сделок, коммерческих операций, т. е. в гостиных дворах были меблированные комнаты, торговые ряды, лавки, склады.

Гостиные дворы в основном предназначались для торговли и складирования товаров, поскольку в то время купцам не разрешалось торговать в своих дворах. Этот запрет распространялся на все категории товаров и на всех купцов и был снят только в XVIII в.

Первые гостиные дворы или дворы для размещения иностранных купцов – «гостей», на Руси были учреждены в XII в. в Великом Новгороде. Размещение иностранных купцов велось по национальному признаку. Так в ХII–ХV вв. в Новгороде существовали «Готский», «Немецкий», «Датский» гостиные дворы. В Москве в ХVI– ХVII вв. были «Английский», «Греческий», «Персидский», «Армянский» гостиные дворы, в Астрахани – «Персидский» и «Индийский». Деятельность средневековых гостиниц регламентировались специальными правилами. В связи с этим можно утверждать что разработка первых правил предоставления гостиничных услуг на Руси была проведена в XII в. Эти правила устанавливали взаимоотношения жителей двора между собой и с местным населением, определяли требования к поведению, осуществлению торговых операций и т. д. Особенно в них акцентировались требования по обеспечению безопасности жизни, имущества, жилища. Большинство статей первых новгородских гостиниц были посвящены именно этим вопросам.

В XIII в. гостиные дворы появляются в следующих белорусских городах: Витебске, Бресте и т.д. В XV–ХVI вв. были построены гостиные дворы в Брянске, Вязьме и Москве.

Трактиры на Руси начинались как постоялые дворы на трактах с кормежкой (у Даля в словаре: «Трактиръ – гостиница, харчевня, где пьют и едят изъ платы»).

Еще в те времена, когда на Руси только начинали намечаться границы отдельных владений, трактир уже на этих границах играл первенствующую роль! К нему стекался пришлый народ, как к единственному в котором находил кров и пищу. В стенах его пришелец впервые получал подробные сведения о своих соседях, завязывал с этими соседями отношения, обменивался знаниями, обсуждал новые нужды и потребности. В корчме-трактире зарождался зачаток культуры, он же служил народу живой почтой.

Конечно, позже и характер деятельности, и физиономия его резко изменились, но необходимость в нем не только не исчезала, но, год от года, все больше и больше возрастала.

Обустройство средств размещения. Если говорить об обустройстве средств размещения, то их уровень определялся общим состоянием инженерно-технических служб, технологиями строительства и представлениями о гигиене и санитарии жилища.

Типовая жилая постройка Древней Руси была деревянной, использовалась в основном древесина прочных сортов (дуб, сосна). Бревна очищались от коры, слегка отесывались и клались в срубы. Гвозди при строительстве не использовались.

Средний дом состоял из одной комнаты площадью метров 15–20. Окон почти не было, топился дом по-черному (так лучше сохранялось тепло). Дома богатых горожан были также сначала деревянные, имели несколько этажей (обычно два) и состояли из нескольких частей (отапливаемой, сеней, галерей и т.д.).

Камень (позднее кирпич) использовали в строительстве жилых домов редко, вопервых, потому что каменное строительство было дороже, во-вторых, на Руси долго бытовало убеждение, что каменные дома холодные. Из бытовых удобств, дополняющих картину жизни наших предков, назовем бани, широко распространенные во всех населенных пунктах (личные и общественные «торговые бани»). Воду брали из колодцев, водопровод появился в XVI веке (в Московском Кремле), канализация распространилась только в конце XIX века в крупных городах (до этого пользовались   16 септик-системой). Примерно такой же набор удобств и комфорта предлагался путешественнику по всей средневековой России. Предложению услуг соответствовала и цена: в эпоху Бориса Годунова ночлег в Москве стоил «две деньги», столько же, сколько разовое мытье в бане. В более маленьких городах оплата была меньше, применялись и «бартерные» расчеты.

1. Братчины на Руси.

В отличие от Европы, унаследовавшей от Античности, в том числе, и общественное питание как хозяйственную отрасль, в России предприятия данной сферы возникают одновременно с процессом становления древнерусской государственности. Однако еще с глубокой древности в городах и селах древней Руси были широко известны братчины, продолжавшие традиции языческих обрядовых трапез и представлявшие собой праздничные мирские пиры. Братчинами первоначально (на Руси – до кон. XVIIв.) назывались также сельские или городские (ремесленные) корпорации, устраивавшие время от времени общинные праздники. Братчины впервые упоминаются в летописях и документах с XIIв., в былинах (о Василии Буслаеве, Садко). Братчины устраивались по случаю храмового праздника, на Масленицу, Пасху, Троицу, в дни памяти особо почитаемых святых; могли иметь обетный характер. Известна братчина также у соседних с восточными славянами народов (финнов, карел, мордвы). В России они просуществовали вплоть до начала XX столетия (особенно на Русском севере).

Известное описание пиров находим в произведении И.Г. Прыжов: «Строй земской жизни проявлялся в том весёлом единении народа и князя-государя, которое мы встречаем на пирах Киевской Руси, древней Польши, ещё жившей по-славянски, в Чехах, и так далее, во всей славянщине. Общины и миры, города и сёла сходились на игpища, сбирались на братчины, пиры и беседы, которые, по старой памяти, доселе ещё именуются у народа почётными и честными. На народный пир приглашали князя, на пир княжеский сбирался народ. Народная память донесла до наших дней известие о пирах князя Владимира. Изяслав и сын его Ярослав осенью 1148 гoда давали пир Новroроду: «Посласта подвойскеи и бориче по улицам кликати, зовучи к князю на обед от мала и до велика; и тако обедавше, веселишася радостию великою и разъидошася в своя домы)..

То же было в Киеве в 1152 rоду:

«Вечеслав же уеха в Киев и еха к святее Софьи, и седе на столе деда cвoero и отца cвoero, и позва сына cвoero Изяслава на обед, и кианы все». В общий строй жизни входила и церковь, которая учила: «Егда творите пир, и зовете и братию и род и вельможи, или кто в вас возможет князя звати, и то все дoбро есть, то бо в свете сем честно. Призовите же паче вcero (прежде всего) убоryю братию, колико моryще по силе».

Всякое мирское дело непременно начиналось пиром или попойкой, и поэтому в социальной жизни народа напитки имели громадное культурное значение. То были старинные ячные и медвяные питья, которые славяне вынесли из своей арийской прародины и пили с тех пор в течение ряда веков, вырабатывая свою культуру: браrа (санск. bgr, bhrj;

нем. brauen, – варительница пива, потом невеста; фр. brasser), мёд (санск. madh, manth сбивать мyтoвкой, madhu медвяный напиток; сканд. тjodhr), пиво (от славянского пити), эль (олуй, оловина) и квас хмельной напиток, чисто славянский, обоготворённый у соседей скандинавов в образе вещеrо Квасира. Браrа называлась хмельной, пиво бархатным, меды стоялыми, квасы медвяными.

Известия об этих питьях идут от самой ранней поры исторической жизни народа. «Се уже иду к вам, rоворит Ольrа древлянам, да пристроите меды многи во rpаде». Ольга   17 пришла, совершила поминки по муже, и «седоша деревляне пити». Поставив церковь в Васильеве, Владимир «створи праздник велик, варя 300 провар меду, и съзываше боляры своя, и посадник, старейшины по всем гpадом и люди многы». По свидетельству Новrородской летописи под 1016 г., дружина Ярослава говорила князю: «Онь си что ты тому велиши творити? Меду мало варено, а дружины много». Андрей Боrолюбский: «…брашно свое и мед по улицам на возах слаще». Как увидим далее, питья эти, несмотря на порушенный уже строй жизни, продолжали славиться своей роскошью вплоть до XVIII века.

Хмельные питья, пиво, брагу и мёд, всякий варил для себя, сколько ему нужно было для обихода; в иных случаях варили питья семьями, миром, поэтому были мирская бражка, мирское пиво. У людей зажиточных заведены были медуши (поrреба), rде стояли бочки медов, пив и иностранных вин. У Олеария находим упоминание о «боrатых», т.е. больших погребах домашних питей, которые существовали до второй половины XVII века. «Пиво сохраняется у русских в поrpебах, в которых сначала кладут снег и лёд, потом ряд бочек, потом опять лёд и опять бочки, и так далее; верх закрывается соломой и досками, так как подобные поrpеба открываются сверху. Устроив таким образом свои поrpеба, они опускают бочку за бочкою и пьют пиво ежедневно. Сохраняясь в подобных погребах, пиво в продолжение целого года остаётся холодным и притом не теряет вкуса».

Основная роль в устройстве братчины всё же принадлежала общине (миру). После решения мира о сроках и порядке ее проведения выбирались устроители («пирровой староста», пивовар, пивонос).

Игравший роль распорядителя братчины пирровой староста проводил сбор в складчину необходимых припасов: муки, солода и прочего. Под его наблюдением варили пиво или брагу, иногда на две-три сотни человек. Уклонение от участия в братчине осуждалось. Основную роль в застолье играли старшие мужчины. К совместной трапезе принято было приглашать духовенство, бедняков и нищих, приезжих гостей. Молодежь во время пира была в основном на улице, за стол допускалась редко.

Обязательной частью этих общинных праздничных пиров являлся обрядовый напиток – мед или, чаще, пиво, разносившееся или пускавшееся по кругу в деревянных или медных (до конца XVII в. – также золотых или серебряных) сосудах – братинах, или ендовах.

2. Кормчество.

Вместе с упрочением торговых связей и возникновением городов, чье население было меньше связано патриархальными традициями, рано или поздно должна была появиться специфически городская инфраструктура – места, где горожане и приезжие могли отдохнуть, остановиться на ночь, поесть и выпить. Так, через территорию Руси, по Днепру и его притокам, являвшемся удобнейшим транзитом из Балтийского моря в Черное, начиная с VIIIв. активно осуществляются торговые связи между странами Северной Европы и Византийской империей. В историю этот торговый путь вошел под названием «Из варяг в греки». В торговый процесс постепенно вовлекаются восточнославянские союзы племен, интенсифицируется уже давно шедший процесс социальной стратификации и расслоения, старые племенные центры превращаются в княжеско-торговые города, возникает древнерусская государственность. Опираясь на соответствующий исторический опыт других стран, можно смело утверждать, что все это не могло не повлечь за собой возникновение и развитие в городах, расположившихся по пути «Из варяг в греки», первых предприятий общественного питания на Руси (Новгород, Полоцк, Чернигов, Переяславль, Смоленск, Киев). Получив название корчмы, они соединили в себе функции постоялого двора и трактира с продажей напитков.

Точная дата возникновения корчмы неизвестна, так как в немногочисленных сохранившихся письменных источниках первое упоминание о таких заведениях встречается только в грамоте 1359г. Однако, уже начиная с XI века корчму можно было встретить у южных славян и чехов, в Польше и Литве, позднее – у венгров и эстонцев, не испытавших на себе столь мощного импульса к развитию торговли и государственности в целом, какой испытала на себе Древняя Русь (торговый путь «Из варяг в греки»).

  18 В помещении корчмы – большой комнате – посредине находился очаг – огнище, а в крыше – отверстие для дыма. Вокруг огнища стояли столы и скамьи для гостей, в углу размещалась лавка, где продавалась всякая всячина: веревки, орехи, фасоль, пшено, там же стояли несколько бочек, откуда в жестяную кружку или глиняный кувшин наливали вино, пиво или квас, которые потом разливали в чаши. Кроме общей комнаты в корчмах имелись помещения для отдыха проезжающих и вместительный сарай для возов и лошадей. Владелец заведения именовался корчмарь, или корчмит, а владелица – корчмарка. Корчма служила местом собраний и распространения новостей, гостиным двором – являлась средоточием городской жизни. К сожалению, до нас не дошли в отличие от стран Западной Европы архивы средневековых русских городов; мы не располагаем также письмами или дневниками, которые раскрывали бы повседневную жизнь людей той эпохи с их бедами и радостями. Только изредка «проговариваются» об этой стороне бытия официальные летописи – и то в связи с делами государственными. Так из псковской хроники можно понять, что местные корчмиты были достаточно влиятельными и состоятельными людьми, поскольку в 1417 г. даже смогли оплатить строительство участка городской стены. Однако в нравоучительных сборниках Средневековья эта профессия характеризуется как предосудительная – в таком перечне: «или блудник, или резоимец, или грабитель, или корчмит». Правда, среди христианских святых известен и Федот Корчемник.

Литература основная: [1]-[5].

Литература дополнительная: [7], [10], [13].

–  –  –

1. Развития отечественного гостиничного хозяйства в Московской Руси.

На протяжении всей истории Московской Руси продолжали сохраняться уже существующие виды различного рода постоялых и гостиничных дворов. Тем не менее, с развитием общества начинают образовываться более современные, соответствующие требованиям эпохи формы гостиничной индустрии. Так, изменению подвергаются гостиные дворы, на территории которых строились ряды лавок, торговых помещений и складов, объединенных крытыми галереями. В XVII в. сооружение таких дворов дополняли прямоугольные площадки, обнесенные стенами с башнями и проездными воротами.

Еще в XVI в. одним из основных торговых центров стал Киев. Через него проходили торговые пути из Польши, Крыма, Турции, Молдавии, Греции, Венгрии и других стран Европы в Московское государство. Для купцов из этих стран устраивались специальные гостиные дворы, очень похожие на новгородские.

При монастырях, святых местах и других объектах поклонения строились гостиницы для паломников, которых часто не хватало из-за массового наплыва верующих со всей территории России и других стран.

Вдоль трактов и крупных дорог стояли лачуги, пивные, корчмы, кабаки, постоялые дворы и почтовые станции.

Для предоставления ночлега приезжего люда предусматривалось строительство почтовых станций. Почтовые станции состояли из двух связанных изб. Изба, которая предназначалась для приезжих, была с печью, трубой, стеклянными окошками и небольшой перегородкой. В ней стояли стол, лавки с примостками и простая кровать.

Другая изба – с окошками, печью, нарами на пол-избы, но меньшего размера располагалась через сени. В ней размещалась охрана (смотритель, солдаты, казаки). Во внутреннем крытом дворе находился амбар для хранения продовольственного запаса и   19 конюшни для почтовых лошадей, приезжих повозок и подвод, амбар для хранения упряжи. Все было огорожено забором или плетнем.

Почтовые станции находились на расстоянии 1-2-х дней пути друг от друга между городами по почтовым трактам, предоставляя ночлег простому люду, путешествующим чиновникам по казенным, частным и служебным делам. Приезжие могли приобрести билеты как за прогоны, так и без, на обывательской лошади (см. подорожная).

Путешествие в почтовой карете было занятием безрадостным, т.к. начиналось рано утром, обычно до восхода солнца, продолжалось до поздней ночи, и нередко было совсем не безопасным. К тому же передвижение затруднялось из-за капризной погоды, темноты, разливающихся рек, грязи, плохих дорог.

Одна пара лошадей везла карету от станции до станции, и на каждой их приходилось менять. Запряжка лошадей длилась от 1,5 до 2,5 часов. Как и на Западе, немалую долю прибыли российских почтовых станций составляло предоставление лошадей для карет путешествующим или совершающим служебные поездки. На некоторых почтовых станциях лошадей было в достатке, в среднем до 5-ти голов, но часто лошади были искалечены, не хватало сена, овса и других кормов.

Внутреннее убранство станций не отличалось комфортом: полуполоманная мебель, убогая обстановка, смрад. Станционные комнаты отапливались остатками сена и поэтому прогревались только до 2-3 °С тепла, заполнялись дымом, который резал глаза.

Наряду с почтовыми станциями, заезжими, постоялыми дворами, широкое распространение в России получили трактирные заведения двух разрядов. К трактирным заведениям низшего разряда относились харчевни, погреба, пивные погреба и лавки, кабаки, позже получившие название питейных заведений. Пьянство, широко распространенное в этот период во многих странах, представляло для России особую проблему, т.к. зачастую было тесно связано с различными противоправными действиями.

Вообще хозяин, не употчевавший своих гостей, считался неласковым, и с ним не хотели знаться. Благовидной причиной для опьянения служили тосты за здравие государя, потом государыни, за каждое царственное лицо, патриарха, знаменитых сановников, за победоносное оружие и, наконец, за каждого из присутствующих. Не опорожнить за здоровье каждого кубок вина, значило иметь неуважение к дому, не желать ему добра, а также и тому, за чье здоровье отказывались пить. Хозяин начинал первым и неотступной просьбой заставлял выпивать всё до капли.

2. Ямская служба.

Первое упоминание, о ямской службе, на Руси, связано с татарами. К этому времени у завоевателей сложилась четкая система особых станций, где проезжающие могли быстро менять лошадей и двигаться дальше. Устройство таких станций относится к правлению Чингисхана, т.е. к началу XIII века. При этом монголо-татары позаимствовали эту систему у китайцев, после их завоевания. Они в период ига обязали русское население платить специальный налог на содержание таких станций, называемых «ямом». Этот термин впервые встречается в грамоте хана Тимура конца XIII века, который освобождал митрополита и церковных людей, от уплаты налога. Важно отметить, что монголо-татары в период ига не вводили на Руси систему ямов, как почтовых сообщений, их функция была несколько иной, скорее это были пропускные и сторожевые пункты. Но русские князья, часто посещающие Орду, были хорошо с ними знакомы и впоследствии использовали систему «ямов» в качестве способа сообщения.

Становление регулярной ямской службы и гоньбы происходило в правление Ивана III, когда завершался процесс оформления единого русского государства. Об этом свидетельствуют сохранившиеся до наших дней подорожные грамоты того времени. В духовной грамоте (завещании) Иван III обращал особое внимание «держать ямы и подводы по тем местам, где были ямы и подводы при мне».

  20 К концу XV столетия с целью регулярного сообщения и перевозки грузов в Московском государстве учреждается ямская служба. Знаменитый Суздальский тракт проходил через деревню Гаврилова. 1580 годом датирован один из документов, который был составлен от имени Ивана Грозного. В нем увековечено в истории имя ямского сборщика Третьяка Околотова, которому давались особые указания царя.

На больших трактах создавались специальные станции, называвшиеся ямами.

Такой ям был обоснован и в Гаврилове, который стал называться Гавриловским Ямом, расположенный на оживленном тогда Суздальском тракте.

Таким образом, к концу XV века ямами стали называться специальные учреждения, обеспечивающие относительно устойчивое и быстрое передвижение по стране. Это уже была ямская система и называлась «ямской гоньбой».

Уже в начале XVI века в документах упоминается Ярославский Ям 1532 года, Романовский, Вокшерский, Угличский и Гавриловский Ямы. А Петр I довел уже ямскую гоньбу до совершенства по тем временам. C 1714 года были установлены: «Оплата по деньге за версту, с ямщиков подати не брать». Время от Ивана III до середины XVI века стало первым периодом ямского дела на Руси. Ямская гоньба на данном этапе выглядела следующим образом.

На основных дорогах, имевших общегосударственное значение, на определенном расстоянии (30 – 40) верст учреждались станции, которые и назывались ямами. Уже в середине XV века в стране действовали важнейшие тракты: Москва – Новгород – Немецкий рубеж, Москва - Муром. В Рязани станции были установлены в XVII веке. А в Сибири в это время прогоны были 80 – 100 верст. Ямы были разного размера. Он состоял из ямского двора, 2 – 3 избы, сенника и конюшни. К ямскому двору прирезывались пашни и земля под сенокос. Выделенные земли отдавались « под условие» т.е. на период службы. Очень часто к ямам придавались не земли, а определенное количество деревень, доходы которых шли к ямщикам. Право пользоваться ямскими подводами и кормом определялось для каждого случая особой подорожной грамотой. И еще «подорожная грамота» подтверждала, что человек заранее оплатил почте дорожные расходы.

Обладатель такой бумаги имел право на каждой почтовой станции «заменять загнанных лошадей свежими».

Таким образом, сама гоньба на данном этапе велась населением, приписанным к ямам, ямщики же ведали распорядком по гоньбе, собирали лошадей, ведали всеми расчетами.

Ямщик избирался населением округа. По избрании, с «поручными записями» (т.е. с поручительством), ямщики отправлялись в Москву к казначеям Московского князя, где приводили избранных к крестному целованию, давали им на ямской расход государевы деньги и отпускали в Ям. Ямщики в Яме вели «специальные расходные книги», где учитывали все расходы и доходы. Получив в счет прогонов аванс, ямщики ежегодно отчитывались о расходовании средств. После этого определялось, перегонял он аванс или не догонял. Перегоны ямщику доплачивались, а в случае остатка деньги отдавались в казну ямщиком. В случае растраты, или какой – либо другой вины ямщика за него несли ответственность поручители. Ямщик был человеком, от которого зависела большая политика. Государство не выпускало его из поля зрения. Работа ямского приказа была под жестким контролем правительства, это особенно касалось сохранности корреспонденции. Ямщика, потерявшего царскую грамоту, ждало жестокое наказание вплоть до смертной казни. Однако число «охотников» гонять почту от этого не уменьшалось. Чтобы быть ямщиком, необходимо было соблюдать 3 условия: рост не ниже 180 см, обязательно женатым быть человеком и иметь наследника, и третье условие

- хорошо уметь свистеть. Возле каждого верстового столба кричал, что было сил:

«Верста! » А когда подъезжал к очередному яму свистел, да так, чтобы его услышали и готовились к встрече.

  21 Для содержания ямов все население страны платило несколько специальных налогов. Ямской сбор в пользу ямщиков не шел. Население деревень приписанных к яму освобождалось от этих налогов, но обязаны были выделять лошадей с людьми, поставлять корм для лошадей, чистить дороги в зимний период, строить мосты. Все эти работы выполнялись крестьянами, набранными по 2 человека «с сохи».

Во второй половине XVII века предпринимались активные попытки реорганизации дорожной службы. Планировалось поставить дорожные указатели, измерить точное расстояние между крупными населенными пунктами, но удалось это сделать только при Петре I. Тогда же ямщики получили стандартную «выходную форму»: зипун синего цвета, шапка – малахай с красной каймой. Зипун подвязывался красным кушаком, непременной деталью костюма был подвешивавшийся нож.

Знакомясь с историей нашей страны, мы редко задумываемся над тем, какую важную роль в судьбе России, в защите от вражеских набегов играли лошади. Еще Дмитрий Донской возлагал большие надежды на конницу, понимая, что для освобождения Руси от ига нужна такая же подвижная конница, как у врага.

Ямская тройка, рожденная ямской гоньбой признавалась исконно русской национальной принадлежностью своего рода символом России. О скорости передвижения может свидетельствовать такой факт. Посланник Священной Римской империи Сигизмунда Герберштейна в XVII веке проехал от Новгорода до Москвы (расстояние 600 верст) за 72 часа. Понятно, что в тех условиях скорость передвижения зимой резко возрастала, а в весеннюю распутицу резко падала. И еще, американский путешественник, Джордж Кеннан, не раз побывавший в России, утверждал, что «русская казенная почта без сомнения, наиболее обширная и лучше всего организованная во всем мире».

Большой вклад в развитие русской почты внес выдающийся государственный деятель Ордин-Нащокин. Им была создана регулярная почтовая служба. Среди ямщиков избирались «почтари», доставлявшие по цепочке письма и документы. Их приводили к присяге и вручали особую форму. Это вначале касалось только двух трактов «Москва Рига» и «Москва – Вильно». Постепенно эта тактика стала распространяться на другие тракты.

Только государственным ямщикам дозволялось пользоваться поддужными колокольчиками, которые появились в начале XVII века. Звон бубенцов сопровождал грузовые обозы, а потом и праздничные выезды.

Ямщикам, не имеющим отношения к государственной службе, не разрешалось пользоваться колокольчиками Предложение гостиничных услуг эволюционировало в строгом соответствии с меняющимся спросом. На рубеже XVI–XVII вв. основные требования, определяющие потребительский спрос на услуги гостиниц, были в целом сформированы. По мере развития средств транспорта, позволяющих сочетать скорость и безопасность путешествий, а также с расширением географии распространения средств размещения, способных принять клиентов разного уровня и достатка, изменяется психология потребителя. Постепенно уходит в прошлое традиция «нести все свое на себе», «страхуясь от превратностей дальнего пути». Соответственно и возрастают требования наиболее платежеспособной клиентуры к ассортименту и качеству гостиничных услуг.

Гостиница, чтобы привлечь богатого клиента, должна была обеспечить его пребывание на таком уровне, чтобы клиент чувствовал себя «как дома». Это вызвало к жизни строительство специальных зданий, оформлявшихся не просто красиво, а роскошно. Нередко случалось так, что путешествующие снимали целые этажи, чтобы разместиться с привычным комфортом и подобающим им размахом. Предполагалось также, что гостиница должна соответствовать требованиям viр-клиентов не только роскошью номеров, но и предоставлением необходимых удобств. В отличие от средних веков, не отличавшихся большой любовью к гигиене, уже с XVI века клиенты гостиниц

–  –  –

1. «Государево кабацкое дело» как форма осуществления властью винной монополии. Организация питейного дела.

2. Кабацкая реформа патриарха Никона.

1. «Государево кабацкое дело» как форма осуществления властью винной монополии. Организация питейного дела.

Состояние общественного питания в России указанного периода, равно как и развитие экономики в целом, было обусловлено планомерным усилением роли государства. Вмешательство последнего во все сферы жизнедеятельности русского общества начиная с XV – XVI вв. было несравнимо более мощным по сравнению с аналогичной ролью государственной власти в других европейских странах.

Столетия относительной изоляции и постоянной борьбы за сохранение национальной государственности привели к глубоким изменениям в социальной структуре общества и его отношениях с властью. На Западе феодальные корпорации, независимые городские общины уже участвовали в создании институтов гражданского общества, ограждавших индивидуальную и общественную жизнь, коммерческую деятельность от произвола или жесткой регламентации со стороны власти, а в России этого не было и в помине.

Начиная с правления Ивана IV (Грозного) (1533 – 1584) Московское государство вступило в период постоянных финансовых затруднений. Последние были обусловлены, прежде всего, необходимостью содержать армию, численность которой, ввиду непрекращающихся войн, неуклонно возрастала. Стремясь сосредоточить в своих руках все важнейшие источники поступления денежных средств, государственная власть утверждает собственную монополию на продажу вина и соли. Олицетворением осуществления властью винной монополии становится «государев кабак» – специальное казенное заведение для продажи «хлебного вина», т.е. относительно низкоградусной водки. Впервые такое название встречается в документе 1563г., став к концу века традиционным обозначением казенного питейного дома. Происхождение же самого термина «кабак» не вполне понятно: филологи полагают возможным заимствование и из тюркских языков, и из нижненемецкого диалекта.

В допетровской России использовались два способа организации кабацкого дела. В первом случае один или несколько кабаков сдавались на откуп любому желающему.

Право на откуп закреплялось откупной грамотой с указанием уплаченных предприимчивым и располагающим свободной наличностью человеком денег и срока, на который кабак передавался в его распоряжение. Надежность откупщика заверяла «поручная запись» его поручителей. После этой процедуры соискатель получал кабацкое хозяйство в свое распоряжение на оговоренный срок (обычно на год), и вопрос о «продажах» и «насильствах» предоставлялся на усмотрение его совести: по Соборному Уложению 1649г. «покаместа за ними откупы будут, суда на них и на товарищев их не давати». Более того, воевода должен был предоставлять откупщику приставов для выколачивания денег с задолжавших и не желавших платить клиентов. Откупщиками становились купцы, зажиточные стрельцы, посадские люди и даже разбогатевшие крепостные крестьяне знатных людей – бояр Салтыковых, Морозовых, князя Д.М.

  23 Пожарского, патриарха Филарета. Там где продажа была выгодна, претенденты на откуп вели за это право активную борьбу, в некоторой степени облегчавшую контроль за слишком ретивыми кабатчиками. Порой только из доносов «конкурирующей фирмы» в Москве могли узнать, что в далеком Иркутске, например, купец Иван Ушаков в 1684г.

незаконно поставил несколько новых кабаков и ввел круглосуточную торговлю алкогольной продукцией.

Если же желающих взять кабак на откуп не находилось, то такая работа становилась одной из повинностей местного населения. Тогда в уездный город из Москвы приходило указание: избрать кабацкого голову – «человека добра и прожиточна, который был бы душею прям». Помимо честности, требовались и финансовые гарантии, ведь своим «прожитком» неудачливый торговец возмещал казенный убыток. Фактически ему «спускали» плановое задание, которое нужно было не только выполнять, но и перевыполнять. Кабацкий голова являлся своего рода правительственным агентом по питейной части в городе и уезде: отвечал за производство вина и его бесперебойный сбыт во всех местных кабаках; должен был преследовать незаконное производство и продажу хмельного – «кормчество». В помощь кабацкому голове избирались один или несколько кабацких целовальников, которые непосредственно продавали вино и пиво в «питейных избах» и вели приходно-расходные книги, подлежавшие последующей проверке. Помимо честности для кабацкой торговли требовались и финансовые гарантии, ведь своим «прожитком» неудачливые торговцы возмещали казенный убыток. Поэтому кабацкого голову и целовальников выбирали обычно на год – чтобы, с одной стороны, не допустить злоупотреблений, а с другой – не дать четным людям окончательно разориться.

Кроме того, вплоть до середины XVII в. представители княжеско-боярской знати обладали привилегией владеть частными кабаками, охотно ею пользуясь. За особые заслуги право открыть собственный кабак могло быть пожаловано в награду, причем исключительно лично государем. Сама же московская знать с середины XVII в. начинает отдавать все большее предпочтение европейским винам, ввозившихся в Россию преимущественно через единственный ее порт – Архангельск. При царе Алексее Михайловиче в московском Китай-городе уже существовали винные погреба, завсегдатаями которых помимо русской знати были и служившие в России иностранцы.

Кабацкое дело интенсивно развивалось. Поначалу кабаки строились только в больших городах – там действовали главный, Красный кабак и несколько заведений меньшего типа. Но как только государство оправилось от потрясений Смутного времени (кон. XVI в. – 1613г.), кабаки стали возникать повсюду. Они ставились на людных местах: на пристанях, ярмарках, таможнях, у торговых рядов, бань. В XVII в. они стали неотъемлемой частью всех российских городов и пригородов, а также в больших торговых селах. Так, по данным Адама Олеария, в середине XVII в. в Московском государстве действовало не менее тысячи кабаков. Никакой еды там не подавали. Для застолий существовали частные харчевни, завести которую мог любой обыватель, однако продавать там какое-либо питье категорически воспрещалось. Кабак был ориентирован исключительно на максимальное привлечение клиентов и быстрое обслуживание непритязательного «питуха». Причем даже «унимать» кабацкое безобразие, в любых формах его проявления, было не принято, чтобы не сокращать питейную прибыль.

В порубежных городах страны в день выдачи жалованья стрелецкий гарнизон строем отправлялся в кабак, где на глазах командиров пропивал не только жалованье, но и оружие и прочие воинские «припасы». Вино выдавалось в долг и даже под заклад вещей и одежды, причем сумма таких долгов иногда доходила до половины годовой выручки. Дополнительным стимулом в кабацкой гульбе были зрелища: при кабаках «работали» скоморохи с медведями. Популярны были в среде «питухов» и азартные игры: – «зернь» (кости) и карты, ставшие в XVII в. весьма популярными. Сами же откупщики и целовальники откупали у властей «зерновой и картовой суд», т.е. право на   24 разбор случившихся во время игры конфликтов и долговых расчетов игроков. В ответ на упреки о всякого рода «непотребствах» целовальники авторитетно заявляли: «как де зерни и карт не будет, и государева де питья никто без того пить не станет».

Отдельные отрасли государственного управления, а также управления отдельными территориями Московского государства начиная с XVI в.

управлялись приказами, численность которых в XVII в. превысила 50. Одному из финансовых приказов – новой четверти – с 1619г. и было подчинено «кабацкое дело». Этот приказ ведал сбором питейных доходов со всей территории страны. Так, если в еще не оправившейся от разорений Смуты стране в 1622–1623 гг. «с сентября по июль в Новой чети в приходе с российских кабаков имелось более 30 тыс. рублей», то к середине XVII в. ежегодный сбор кабацких денег составлял более 100 тыс. рублей. Казна стала крупнейшим производителем и оптовым покупателем вина, а также субсидировала виноподрядчиков.

К середине столетия основная часть вина производилась на примерно 200 казенных винокурнях, создававшихся прямо при кабаках. Прибыль, полученная от торговли вином, становится важнейшей статьей государственных доходов. Кроме того, выгодой от поставки водки на казенные кабаки пользовались как знать, так и царская фамилия. На пяти дворцовых заводах царя Алексея Михайловича выкуривались десятки тысяч ведер вина в год.

На протяжении года деятельность кабацкого головы и целовальников непосредственно контролировалась воеводой, который имел право потребовать к себе в канцелярию отчетные документы. Однако и сам воевода непосредственным образом зависел от кабацкого процветания, поскольку в условиях постоянного денежного дефицита московские власти распоряжались выдавать жалованье местным служилым людям из «напойных денег». Так, документы Новой четверти содержат множество распоряжений о выплате кабацких денег на различные государственные нужды. В конце года «кабацкие деньги» подсчитывали и сдавали, для чего кабатчики ездили в столицу, покупали подарки властям и чиновникам, поскольку имели дело со знаменитой московской приказной волокитой. В случае перевыполнения «плана» кабацких содержателей награждали почетной государевой грамотой и деньгами за то, что «учинили прибыль и многое радение». Особо отличившихся приглашали на торжественный прием в Кремль у «государева стола» и вручали награду — серебряный позолоченный ковш. Но за такую честь приходилось дорого платить: сверхплановый «прибор» кабацкого дохода приказные чиновники прибавляли к прежнему «окладу» данного кабака, и следующие выборные должны были собрать денег еще больше. За недобор же «кабацких денег» с продавцов просто-напросто взыскивали недостающую сумму. Случалось, что денежный штраф налагали не только на самих кабатчиков, но и на местное население за то, что мало пьет «государевых вин».

Однако казенная водка далеко не сразу получила признание, поскольку стоила довольно дорого. Большинство населения страны – крестьяне – по-прежнему отдавали предпочтение «домашним» напиткам – пиву и браге. Кабаки, как правило, доступны были лишь горожанам, составлявших в XVII столетии не более 2% населения России.

Если ведро водки продавалось по цене от 80 копеек до рубля, а в разлив чарками еще дороже, то лошадь в сер. XVII в. стоила от 1 до 3 рублей, корова – 50-70 копеек; при этом все имущество крестьянина или посадского человека могло оцениваться в 5 – 10 рублей.

В целом ряде мест крестьяне и горожане даже просили уничтожить у них кабаки, а ожидаемый доход от них взимать в виде прямых податей. Иногда – например, в 1661г. на Двине – правительство по финансовым соображениям соглашалось уничтожить кабаки за соответствующий откуп. Известны даже случаи своеобразного бойкота кабаков; так, в 1674г. воронежский кабацкий голова жаловался, что посадские люди в течение нескольких месяцев «к праздникам… пив варить и медов ставить, и браг делать никто не явились же… и с кружечного двора нихто вина не купили».

  25 Таким образом, российский кабак, в отличие от западноевропейской таверны, действовал как специфическое государственное учреждение, главная цель которого — максимальное пополнение казны.

2. Кабацкая реформа патриарха Никона.

В отечественную историю патриарх Никон (1652–1666) вошел как инициатор и активный проводник церковной реформы. Ее суть сводилась к приведению русского богослужения, претерпевшего за столетия международной изоляции Руси существенную деформацию, в полное соответствие с изначальными греческими канонами путем исправления и унификации богослужебных книг по греческому образцу. Важнейшей задачей реформы являлось, также, укрепление нравственных устоев в русском обществе.

Кабацкая торговля и пьянство, в том числе и среди духовенства, приобрели к середине XVII в. такие масштабы, что по инициативе патриарха параллельно с проведением церковной реформы была предпринята и первая в нашей истории кампания по борьбе с пьянством (1652 – 1663).

Основные мероприятия ее заключались в следующем:

1. Ограничивалась продажа водки в одни руки;

2. Запрещалось продавать вино в долг и под заклад.

3. Ограничивалось время работы и контингент покупателей.

а) Запрещалась продажа вина духовенству.

б) Продажа допускалась лишь после обеда в течение трех-четырех часов. В Великий и Успенский посты, а также по воскресеньям продажа запрещалась вовсе. В Рождественский и Петров пост запрещалась продажа по средам и пятницам.

4. Сокращалось число кабаков: в городах, и в больших, и в малых допускалось лишь по одному кружечному двору.

5. Запрещалось иметь частные кабаки.

6. Поставлять вино на кружечные дворы должны были отныне в централизованном порядке из Москвы.

Плохо продуманная кабацкая реформа «не пошла» с самого начала. Так, в силу того, что в столице точно не знали, сколько нужно поставить вина на каждый кружечный двор, а также потому, что не оказалось достаточного количества подрядчиков, провалилась централизация дела заготовок вина для кабаков в Москве. Это обернулось значительным ростом цен на водку, причем в провинции – многократным.

Главным конкурентом кабацкой торговли становится кормчество, предлагавшее клиентам хлебное вино по ценам значительно меньшим. Вскоре власть была вынуждена пойти на рассылку по уездам указаний, чтобы кабацкие головы не надеялись на подрядное вино, а курили его сами или подряжали производителей на местах, что несколько нормализовало ценовую ситуацию. Кроме того, сокращение кабацкой торговли в ряде городов вызвало массовые протесты служилых людей, заканчивавшихся нередко погромами и человеческими смертями.

В результате этого и без того скудные доходы российской казны значительно уменьшились, и ее окончательный крах был ускорен невиданной прежде инфляцией от столь же плохо продуманной денежной реформы, обернувшейся в итоге массовым народным выступлением в Москве в июле 1662г., вошедшим в историю как «медный бунт». Восстание было жестоко подавлено царской властью, которая, вместе с тем, была вынуждена завершить в июне 1663г. безграмотный финансовый эксперимент, упразднив медные и восстановив старые серебряные деньги. Тогда же было решено отменить питейную реформу; восстановить прежние кабаки и откупа, ездить с питьем по ярмаркам «как и прежние откупщики и верные головы и целовальники езживали»; по прежнему было запрещено только продавать в долг и под заклады и торговать на первой и Страстной неделях Великого поста, по воскресеньям весь год, а в Великий и Успенский посты по средам и пятницам; но и эти запреты никто всерьез не соблюдал. Власти пошли   26 на встречу даже подпольным виноторговцам: штраф за кормчество был увеличен по сравнению с прежним, но указ об отрезании ушей и ссылки в Сибирь был отменен.

«Государево кабацкое дело» быстро развернулось в еще больших масштабах и с прежними злоупотреблениями. Сами представители администрации в отдаленных городах открыто занимались частной продажей водки, а кабаки превращали в совершенно неприличные увеселительные заведения. Единственными реальными достижениями этой отрасли хозяйства стали к концу столетия некоторое расширение ассортимента (посетителям московских кабаков в 1698г. предлагалось вино простое и «двойное», а также водки анисовая и лимонная в качестве особо дорогих настоек, стоимость которых в четыре с лишним раза превышала цену обычного вина) и требования «плохому вину и водкам опыты приносить», т.е. проверять качество поступавшей от подрядчиков продукции. Государеву казну начала пополнять и закуска:

«харчевные промыслы», в кабаках и рядом с ними, также стали отдавать на откуп всем желающим.

Относительная слабость российской экономики не позволяла отказываться от кабацкой монополии – надежного средства пополнения казны. По подсчетам современных исследователей, питейная прибыль насчитывала в 1680г. примерно 350 тыс.

рублей при общей сумме доходов государства в 1 млн. 220 тыс. рублей.

Литература основная: [1]-[5], Литература дополнительная: [6]-[7], [10], [16].

–  –  –

1. Распространение в России западноевропейской культуры и организации общественного питания.

2. Винокурение и развитие откупной системы в России. Борьба с «кормчеством».

3. Ресторанное дело в первой пол. XIXв.

4. Гостиничное хозяйство в Российской империи в XVIII – первой пол. XIX в.

1. Распространение в России западноевропейской культуры и организации общественного питания.

Петровские реформы традиционно ассоциируются с внедрением на русскую почву западноевропейской «модели» жизни с ее светским началом, шедшей в разрез со старой «московской» традицией. Важнейшей основой для осуществленных Петром I изменений явился процесс «обмирщения» русской социально-культурной жизни, связанный с утверждением в культуре и быте высшей знати и рядового столичного дворянства западноевропейских стандартов, идей и обычаев. В ходе осуществления Петром Великим преобразований в общественной и государственной жизни страны данный процесс, начавшийся примерно в сер. XVII в., значительно ускоряется и принимает необратимый характер. Кардинально изменяется быт всего российского дворянства, в меньшей степени горожан. Происходит его всесторонняя секуляризация, в ходе которой остается все меньше места традиционным домостроевским нормам и обычаям. Осуществляется это посредством как осуществлявшихся в «силовом порядке» целенаправленных петровских мероприятий, так и естественным закономерным образом – через просвещение, культурные связи с иностранцами, а также через подражание, усваивание дворянством норм и правил жизни царского двора. Основная же масса населения страны продолжает жить в согласии с традиционными нормами и правилами допетровской Руси. Очевидно, что для социально-культурного развития России петровские преобразования, помимо их   27 общеизвестного прогрессивного значения, обернулись также культурным расколом общества.

Все это не могло не отразиться на состоянии общественного питания, масштабы развития которого приобретают в XVIII веке широкий разнонаправленный характер.

Появляется значительное число предприятий, ориентированных на западноевропейскую культуру питания и обслуживания. В только что основанном Петербурге открылось первое заведение по западноевропейскому образцу — «австерия четырех фрегатов», куда любил заходить сам Петр I. Вслед за ним в новой столице появляются «вольные дома», винные погреба и прочие заведения, где торговали на вынос и распивочно с 7 утра до 6 вечера. Так, указ 1719г. разрешал иностранцу Петру Тилле завести на Васильевском острове Петербурга «вольный дом». Ассортимент трактирной торговли не должен был дублировать кабацкую продажу: «двойного и простого вина, пива, меду, которое продается из кабаков, бузы, браги, вишневки, яблоневки, грушевки и пьяных, подсыченных квасов, отнюдь не брать». В 1723г. в Петербурге были построены два больших казенных постоялых двора; «всем приезжим в Санкт-Петербург купецким и всяких чинов людям, кои домов свои не имеют», было указано под угрозой штрафа останавливаться в новопостроенных постоялых дворах, а санкт-петербургские жители отнюдь в своих домах постоя не имели». Вслед за ними в новой столице появились питейные погреба – затем они станут называться «ренсковыми погребами» (там торговали импортными – «рейнскими» винами). Примечательно: власти стремились по возможности избавить новые заведения от кабацких традиций прошлого и издавали указы о запрещении продажи вина в долг или под залог вещей и одежды.

Кабаки уже не могли соответствовать запросам дворянства. В силу этого широко распространяется трактирный промысел. В 1736г. в городе было уже несколько десятков трактиров, приносивших казне годовой доход в 1664 рубля 50 копеек. Власти стремились избавить новые заведения от кабацких традиций прошлого и издавали указы о запрете продажи вина в долг или под залог вещей и одежды. С этой целью, а также чтобы не повредить государственному интересу, помещения для трактиров, сдававшиеся с публичного торга, должны были располагаться «от казенной продажи хлебного вина в дальнем расстоянии». В это же время в европеизированном Петербурге появились герберги, которые стали прообразом современных гостиниц со «столом» для приезжающих. Долгое время не существовало законов, регламентировавших работу этих заведений, и лишь в 1746г. появилось положение о трактирах и гербергах, разделившее их на пять категорий по стоимости аренды. Они предназначались для всякого звания людей, «кроме подлых и солдатства», которые должны были пользоваться традиционными харчевнями и кабаками. Поэтому разрешалось устраивать их только «в хороших домах с принадлежавшим убранством и чистотою».

Однако с потоком товаров и людей в Россию проник и бордельный промысел. В 1750 г. императрица Елизавета начала первую в отечественной истории кампанию против «непотребств». Полицейские облава обнаружили в «разных местах и дворах, в трактирах, в шкафах и под кроватями» более 50 сводниц и блудниц иностранного и отечественного происхождения. Выяснилось, что в столице к тому времени действовало около десятка притонов. В результате, поначалу количество трактиров сократилось. В феврале 1755г. даже вышел указ «об уничтожении гербергов, кроме тех, содержателям коих даны особые привилегии». Основанием послужили многочисленные жалобы на то, что владельцы гербергов «допускают подлых людей до питья», варят и продают крепкое пиво, допускают в заведениях драки и азартные игры. Однако, как выяснилось впоследствии, это были происки конкурентов, которые в итоге так и не достигли своей цели.

В 1770г. все герберги и трактиры были разбиты на четыре категории – «номера».

Заведения первого номера, с оплатой годового акциза в 200 рублей, предоставляли «стол, ночлег, продажу вейновой водки, виноградного вина, английского пива, легкого полпива,   28 кофе, чая, шоколада, курительного табака». Вторая категория, с акцизом в 150 рублей, отличаясь от предыдущей отсутствием ночлега, превратились впоследствии в «трактиры с продажею крепких напитков». Третий номер давал ночлег и стол, продажу всех напитков кроме водок – стал впоследствии «меблированными комнатами»; наконец, четвертый, мог продавать все напитки, за исключением крепких, но не мог предоставлять ночлег и стол, лег в основу устройства трактиров без продажи крепких напитков. Во всех из них были разрешены и «биллиярды». В царствование Екатерины II новые заведения распространились очень быстро: с 23 в 1783г. до 135 в 1790-м.

Несмотря на то, что в целом политика императрицы носила ярко выраженный продворянский характер, о чем свидетельствует окончательное юридическое оформление крепостного права и многочисленных дворянских «вольностей», в период ее правления выходит также целая серия хозяйственных указов либерального характера.

Они способствовали развитию в крепостной стране частной предпринимательской инициативы и были направлены на подъем промышленности и торговли страны, а также на укрепление торгово-промышленного сословия России. Все это не могло не затронуть общественное питание как одну из хозяйственных отраслей. Так, в 1783г. было отменено старое ограничение на количество трактирных заведений – развитие новой столицы требовало соответствующей инфраструктуры. В царствование Екатерины II открывались все новые «фартины», трактиры, герберги, ренсковые погреба на любой вкус и карман, несмотря на жалобы, что «умножение оных наносит немалый подрыв казенным напиткам, в казенных домах подаваемым. Жалованная грамота городам 1785г. разрешала купцам всех гильдий и посадские иметь трактиры, герберги, постоялые дворы. В 1783г. в Петербурге было 94 герберга, через год – 106, а еще год спустя – 129. Часто хозяевами трактиров становились предприимчивые иностранцы, хорошо знакомые с практикой такого бизнеса у себя на родине. Французские трактирщики ввели в России и общий стол, когда за умеренную цену постояльцы могли получить в определенное время набор обеденных блюд.

Как и ранее, владельцам заведений предписывалось не допускать крестьян, «господских людей, солдат и всякого звания развратных людей». Хозяин такого заведения должен был потребовать с приезжавшего паспорт и предъявить его в полиции квартальному надзирателю. Цены определялись владельцем заведения; но в условиях конкуренции «содержатели усердствуют друг перед другом сходне и благосклоннее угощать чужестранных».

2. Винокурение и развитие откупной системы в России. Борьба с «кормчеством».

Уже к концу XVII в. доходы от продажи водки составляли свыше четверти от общей суммы ежегодного поступления доходов в российскую казну. И в последующем столетии растущие расходы на двор, фаворитов, административные преобразования и армию (в XVIII столетии Россия воевала полвека) делали питейное дело совершенно необходимым средством увеличения казенных поступлений. Именно из питейных доходов на протяжении всего столетия финансировался созданный Петром I военный флот; оттуда же («из прибыльных кабацких денег») сенат в 1754г. изыскал средства на строительство задуманного Елизаветой и ее зодчим Б. Растрелли Зимнего дворца. При Петре I доход от продажи спиртного вышел на второе место в бюджете и составил, примерно, 1 млн. 370 тыс. рублей; к 1750г. он достиг 2 млн. 666 тыс. 200 рублей.

Торговля водкой в XVIIIв. практически повсеместно осуществлялась откупщиками.

Развитие откупной системы в России с царствования Елизаветы Петровны было обусловлено стремлением правительства перенести тяжести налогообложения с прямых налогов на косвенные. С подачи известного государственного деятеля той эпохи Петра Шувалова в 1740 – 1750 гг. несколько раз повышались цены на вино. Тогда же в середине века параллельно с полным оформлением крепостного права утвердилась и   29 дворянская монополия на винокурение при исключительном праве казны на его продажу.

В 1740г. окончательно было запрещено винокурение церковным властям и монастырям.

Указы 1754 – 1755гг. предназначали этот вид доходов исключительно для дворян. Всем заводчикам-недворянам предлагалось продать или сломать свои заведения. Дворяне же и классные чиновники по указу 1755г. имели право выкуривать для себя определенное количество водки соответственно чину Табели о рангах. В качестве же компенсации «подлым» сословиям указ 1758г. и «Устав» 1755г. разрешали крестьянам и горожанам варить пиво и мед для семейных торжеств без обязательных прежде пошлин и разрешения («явки») местных властей – но исключительно для себя, а не на продажу.

Конечно, не обошлось и без сопротивления. Купцы фиктивно продавали свои предприятия, оставаясь их хозяевами, или заводили их на имя компаньонов дворян.

Представители городских сословий в своих наказах в Комиссию для составления нового Уложения (1767 – 1768) настойчиво просили сохранить за ними право владеть винокуренными заводами – и иногда им это удавалось. С другой стороны, дворянский сенат не менее настойчиво добивался от императрицы Екатерины II закрепление дворянской монополии на винокурение. Энергию дворян-предпринимателей и откупщиков стимулировал неуклонный рост цен на водку с 30-х гг. XVIII в. В 1742г.

ведро его стоили 1 руб. 30 коп. В 1750 – 1.88; в 1756 – 2.23; 1769 – 3; а к 1794г. до 4 рублей; официально эти надбавки объяснялись тем, что с кабаков «напиткам продажа вольная, и к народному отягощению не касающаяся». В итоге наметился известный компромисс: винокурение надолго осталось преимущественно «дворянской» отраслью промышленности, а организацию откупной торговли брали на себя более приспособленные к такому роду деятельности купцы.

Формально же правом торговать водкой могли воспользоваться представители всех социальных слоев русского общества. По закону откупная сумма уплачивалась вперед помесячно. Казна устанавливала продажные цены, которые следовало соблюдать под страхом штрафа за кормчество. Откупщикам бесплатно отдавались в пользование все принадлежавшие государству кружечные и отдаточные дворы, кабаки и магазины; кроме того, они могли открывать питейные дома, где и сколько пожелают. С 1779г. сенат решил отдавать откупа «раздробительно», т.е. не вручать кабаки целой губернии в руки одному откупщику-монополисту, а сдавать их поштучно, чтобы устраивать конкуренцию между желающих.

«Устав о вине» 1781г. объединил все прежние постановления о винной регалии.

Отныне казна – в лице губернских казенных палат – определяло потребное количество вина и заготавливало его либо на собственных винокуренных заводах, либо посредством подрядов с торгов. Преимущество при предоставлении подряда имели заводы своей губернии – сначала мелкие (выкуривавшие от 50 до 100 ведер), потом более крупные (от 100 до 1000 ведер) и т.д. Если вина из своей губернии не хватало, то оно поступало с казенных заводов. В примечании к этой статье устава пояснялось: «Казенная палата дает таковые преимущества или выгоды в подряде или поставки вина одни пред другими поспешествуя хлебопашеству и скотоводству той губернии». Каждые четыре года назначались новые торги на которых все желающие могли соперничать за право торговать водкой. При равных условиях преимущество должно было предоставляться местным жителям: в городах посадским людям, в поместьях – помещикам, в государственных, дворцовых, заводских селах – сельчанам. Победившие получали на очередной срок казенные кабаки города, уезда или даже целой губернии. Казенная палата имела право заключать откупные контракты до 10000 рублей. Сделки выше этой суммы требовали разрешение сената.

«Устав о вине» определял также правила продажи спиртного и наказание за кормчество: корчемное вино конфисковывалось, а с виновных взыскивался штраф, вдвое превышавший продажную цену. При повторении преступления виновные отсылались на два года: мужчины в крепостную работу, а женщины – в рабочий дом. В конечном итоге,   30 искоренить кормчество явилось невозможным: подданные больше боялись методов тогдашнего следствия и доносить не желали, а «корчемников» спасали от наказания высокопоставленные лица – крупнейшие винокуры, реализовавшие на рынке тысячи ведер в свою пользу.

Правительство давало откупщикам, почетные звания «коронных поверенных», право носить шпаги, получать от казны деньги на строительство новых кабаков, содержать свои воинские команды и даже судить собственных служащих. Они могли строить собственные винокуренные предприятия, а с 1795г. были освобождены от необходимости покупать вино из казенных «магазинов»; так государство самоустранилось от контроля за объемом и качеством поступавшей в продажу водки.

Более того, откупщики теперь имели право открывать «питейные дома» в любом месте по своему усмотрению.

Победа откупной системы при Екатерине II привела к наращиванию питейного производства. Общий доход от продажи спиртного увеличился с 5 млн. 308 тыс. рублей в 1763г. до 22 млн. 90 тыс. рублей к концу екатерининского правления. Соответственно, чистый доход казны равнялся в 1763г – 4 млн. 400 тыс. рублей, а в 1796г. – почти 15 млн.

и составлял треть доходной части государственного бюджета.

3. Ресторанное дело в первой пол. XIX в.

Ресторан, как особая категория «заведений трактирного промысла», состоялся в начале XIX в. Если первые современные рестораны появились в гастрономической столице мира Париже в 70-е гг. XVIII в., то в России рестораны французской и итальянской кухни стали распространяться с начала XIX в., в первую очередь при гостиницах. В то время в столице империи открывалось по нескольку гостиниц в год – от самых комфортабельных до весьма заурядных. Многие из них еще носили по старой памяти название трактира. Первый ресторан при «Отеле дю Норд» открылся в 1805г. в Петербурге, и вскоре подобные рестораны открываются и при других гостиницах столицы. К 1814г. в столице функционировали два кофейных дома, 26 трактиров, 22 герберга, 67 кухмистерских столов, 35 харчевен, 109 питейных домов, 259 ренских погребов. Аналогичной была и ситуация в Москве. В отличии от прочих предприятий питания, каждый ресторан имел собственную «изюминку»: в итальянской ресторации Петербурга подавали макароны и сочное жаркое, у французского ресторатора Пьера Талона, упомянутого А.С. Пушкиным в романе «Евгений Онегин» – трюфеля, страсбургский пирог, ростбиф, лимбургский сыр, и, наконец, шампанское, прочно вошедшее в то время в жизнь российского благородного сословия. Тогда же начинает складываться строгая система подачи вин к каждому блюду.

Согласно «Положению о заведениях трактирного промысла» 1821г. они уже прочно занимают свое место в общем перечне предприятий подобного рода. Положение выделяло 5 категорий заведений трактирного промысла: гостиницы, ресторации, кофейные дома, трактиры и харчевни. Все они открывались только с разрешения городских властей, а их владельцы платили акцизный сбор. «Ресторации» работали до полуночи, предлагали блюда иностранной кухни, изысканные вина; входить туда могли только лица «в пристойной одежде и наружной благовидности»; прислуга была обязана носить «приличное одеяние». Женщин, однако, в ресторан не пускали, музыка и «пляски»

запрещались, и этот запрет формально сохранялся вплоть до 1861г. Следующее же «Положение» 1835г. расширяло круг владельцев: отныне открыть заведение могли не только купцы и мещане, но даже крестьяне, однако только при наличии «свидетельства о беспорочности». Были и определенные ограничения: никто не мог владеть более чем одним рестораном. Устанавливался также размер акцизного сбора - от 800 до 1500 руб.

Однако ни тем, ни другим «Положением» трактиры и герберги, как заведения предоставлявшие, и не предоставлявшие помимо услуг питания еще и «покои», не были отделены юридическим образом друг от друга.

  31 В 1841г. итальянский кондитер Доминик Риц-а-Порта предложил российской бюрократии открыть «кафе-ресторан на парижский образец», т.е. соединить под одной крышей продажу вина, кофе, кондитерских изделий, разного рода закусок, чтение газет и журналов, игру в бильярд, шахматы и домино. Однако такой поворот в ресторанном деле не предусматривали действующие в то время законы: ведь кофе и сладости продавали в кофейнях, а бильярд разрешали только в трактирах. Прошение предприимчивого иноземца рассматривали сам генерал-губернатор и Государственный совет, но в итоге итальянский кондитер получил разрешение, и в Петербурге открылся кафе-ресторан Доминика, который завоевал большую популярность среди деловой столичной публики.

Кафе открывали и в новых торговых домах — «пассажах», а также на железнодорожных вокзалах. В последнем случае целью являлось любыми путями завлечь публику проехать по железной дороге. Являясь своеобразными развлекательными центрами, «воксалы»

соединяли в себе сад, буфет и концертный зал. Петербургские газеты отметили как небывалую по тем временам и такую новость: в закусочных появились дамы, чего раньше никогда не бывало.

Ресторации того времени были местом для избранной публики – завтрак «а ля фуршет» или обед ценой в 3 – 4 рубля серебром (без вина) были далеко не всем по карману. Их завсегдатаями становились гвардейские офицеры и дворяне из хороших семейств, а также иностранцы и путешественники. В отличии от более поздних времен, в первой половине XIX в. вечерами жизнь в ресторанах замирала: их постоянные посетители отправлялись в театр или в клуб, а ночь проводили у друзей, на балу, или же в менее приличном обществе «дам полусвета».

4. Гостиничное хозяйство в Российской империи в XVIII – первой пол. XIX в.

XVIII век подарил России новые дороги, первой из которых была дорога, связывающая Санкт-Петербург с Москвой. На ней появились царские путевые дворцы, отмечавшие этапы дневного пути, почтовые станции и первые верстовые столбы. При Павле I сообщения из Петербурга в Москву доставлялись за 2 дня – неслыханная для того времени скорость, которую обеспечивали 120 курьеров.

Именно в XVIII веке в России формировалось понимание «достопамятностей», ради которых стоило бы предпринимать путешествие. К этим достопримечательностям, как их принято называть сегодня, современники относили красивые здания, памятники истории и культуры. То, что среди сохранившихся описаний нет упоминаний о гостиницах, говорит только о том, что гостиничный бизнес, хотя и выделился в самостоятельную отрасль, имел строго функциональную направленность, не переходящую в потребность «обретаться» в зданиях, «которые зрению человеческому сладки». Это восприятие гостиниц сохранялось до конца XIX века, внесшего существенные коррективы в организацию гостиничного дела.

Санкт-Петербург был первым городом России, строившимся по плану. Он представлял собой как бы экспериментальный цех, где отрабатывались передовые идеи устройства городской жизни. Основатель новой столицы Петр I своей волей начал и поддерживал обустройство города на болотах. Однако за годы его правления новая столица, имевшая большое политическое значение, не смогла стать городом, удобным для жизни горожан. Заботясь о красоте города, стремясь придать вид европейской столицы, царь приказывал строить на берегах Невы каменные дома, причем постройки должны были иметь фасады определенного размера, выровненные по единой линии.

каменных домов.

После кончины Петра I обитатели Петербурга, по большей части подневольные и не сочувствовавшие великим преобразованиям, покидали город. Последовавшие затем династические коллизии изменили поступательное развитие города, и в течение нескольких десятков лет строительство и обустройство новой столицы затормозилось. В сороковых годах XVIII века с воцарения императрицы Елизаветы начинается новый этап   32 развития и благоустройства города. Петербург стал привлекать большое количество приезжих, поэтому неудивительно, что в городе постоянно существовал высокий спрос на жилье и услуги размещения. Эта проблема решалась как строительством домов, в том числе и на продажу или для сдачи квартир внаем, так и устройством трактиров и гостиниц. К этому времени застроился Невский проспект, ставший главной улицей города. Поскольку требование каменного строительства на главных улицах города было возобновлено, то Невский проспект был застроен каменными домами.

Первые в России каменные гостиницы были построены также в Петербурге на Невском. До нашего времени дошла гостиница «Европейская», перестроенная в 1873гг. по проекту архитектора Фонтане. Первые каменные гостиницы имели два этажа, внизу находилась общая зала, на верхнем этаже были «номера» – отдельные комнаты (иногда с помещениями для прислуги), в которых располагались приезжие гости. На нижнем этаже, в зале, постояльцы обедали или проводили время в беседах и игре. Перед гостиницей обычно разбивался палисадник. Представители высших классов обычно снимали номер на одного, только в случае отсутствия мест практиковалось более тесное размещение. Отопление номеров было печным (или каминным), вода подавалась слугами, так же как и свечи для вечернего освещения. Бытовые насекомые, бороться с которыми не умели, считались непременным атрибутом и неизбежным злом коллективного жилья.

Примечательно также то, что до начала XIX века на главных улицах города запрещалось украшать дома коммерческими вывесками. Видимо, качество исполнения последних не радовало глаз градоначальников.

Количество трактиров (гебергеров, как их тогда называли) было довольно внушительным (не менее нескольких десятков), что позволило разделить их на пять разрядов и привлечь владельцев к уплате налогов. В зависимости от оборота владельцы трактиров платили в казну от 50 до 100 рублей ежегодно. Очевидно, гостиничный бизнес того времени приносил солидный доход, который к тому же не зависел от качества услуг, поскольку налогообложение основывалось на размерах заведения и его обороте, а не на категории комфортности, места расположения, ценах или иных показателях качества.

Трактиры и постоялые дворы предлагали более скромные услуги, чем гостиницы.

Располагались они не на главных улицах, поэтому строились из дерева и в один этаж.

Самыми известными пригородными трактирами в XVIII–XIX веках были «Желтенький»

и «Красный кабачок» в Екатерингофе, а также «На Крестовском» по Шлиссельбургскому тракту. Удаленность от столицы позволяла этим заведениям стать местами загородных гуляний и развлечений петербургского высшего света.

К началу XIX века Петербург располагал средствами размещения мирового уровня.

Многие гостиницы оставили след в истории города и страны. Некоторые из этих отелей дошли до наших дней, причем благодаря не только своему расположению, но и архитектуре занимаемых ими зданий, являющихся памятниками истории города, эти гостиницы и сегодня составляют «золотой фонд» Петербурга.

Так, например, гостиница «Октябрьская», называвшаяся в разные годы по-разному, и существовавшая на Знаменской площади уже достаточно давно. В XVIII веке здесь был Слоновый двор. В 1851 году известный богач граф Яков Эссен-Стенбок-Фермор построил дом для увеселительного заведения с казино и маскарадами.

Однако вскоре императорским указом развлечения в этом доме были запрещены, поскольку сочли оскорбительным близость увеселительного заведения к железнодорожному вокзалу. Граф продал дом, и в нем устроили гостиницу. Сначала она называлась «Знаменской», затем «Северной» или «Большой Северной». Развлечения, вопреки запрету императора, в гостинице прижились, тем более что в ней имелся неплохой танцевально-концертный зал. Здесь играл оркестр, устраивались публичные чтения с участием известных писателей.

  33 В доме № 16 по Невскому проспекту в конце XVIII столетия находился самый дорогой, престижный и шикарный отель Петербурга – «Лондон». Правда, в то время он назывался скромнее: хозяин гостиницы немец Георг Гейденрейх называл его «трактир город Лондон». В доме №16 этот трактир находился восемь лет, а затем переехал в самое начало Невского проспекта, в дом № 1, рядом с Адмиралтейством. Во второй половине XVIII века, за год до переезда трактира, в нем останавливался некто граф Фалькенштейн.

Под этим именем по приглашению Екатерины II в Россию прибыл австрийский император Иосиф II.

Бывали в «Лондоне» и другие высокопоставленные гости:

«королевской датской посланник», константинопольский патриарх, наследный принц Гессен-Дармштадский... Гейденрейх извещал горожан о том, что все его квартиранты остались довольны «Лондоном»: «их милостивое удовольствие, как в квартире, так и в угощении оказали».

Еще одна гостиница, постройка которой относится к XVIII веку, не пережила революционных бурь. На Мойке, примерно на том месте, которое сейчас занимает дом № 40, в 1770 г. был построен трактир, позднее называвшийся «гостиница Демута». Здесь останавливались, а нередко подолгу жили Пушкин, Грибоедов, Мицкевич, Чаадаев, Тургенев. В октябре 1828 года Пушкин написал в этой гостинице поэму «Полтава».

На канале Грибоедова находилась гостиница «Неаполь», построенная в конце XVIII века. Она знаменита тем, что в ней останавливался декабрист Каховский, здесь он был арестован и увезен на допрос. В 1855 году архитектор Ланге провел реконструкцию здания и оформил фасады в стиле барокко. В 1881 г. здесь собирался исполком «Народной воли», готовивший покушение на императора.

В Москве же в первое столетие существования Российской империи основными средствами размещения продолжали оставаться постоялые дворы и трактиры. В начале XIX века Павел I повелел строить у всех ворот Белого города гостиницы. Типовой проект таких отелей был разработан петербургским архитектором Стасовым; на сегодняшний день в Москве осталось два таких здания: низенькие желтые дома на Чистопрудном и Страстном бульварах. Еще одно уцелевшее от той эпохи здание расположено на ул. Немировича-Данченко, д. 6. Здесь в начале XIX века была гостиница, в которой останавливался А. С. Пушкин, польский поэт А. Мицкевич. В советские годы в этом доме размещался Комитет советских женщин.

Новый период гостиничного строительства в Москве был связан с вхождением страны в эпоху капиталистических отношений, создавших свободный рынок труда и активизировавших межгородские и межрегиональные связи. Возросшая мобильность населения, «кочевавшего» в поисках «лучшей жизни», работы, учебы и т.д., требовала иных подходов к решению вопроса о временном размещении.

Одна из лучших гостиниц Москвы – «Лейпциг» – была построена в первой половине XIX века и находилась на углу ул. Петровки и Рождественского бульвара. Дом принадлежал купцу А. Столбкову. Позднее здесь открылась гостиница «Россия», замечательная тем, что в ней в одной из первых было проведено электрическое освещение, и ряд книжных магазинов.

Таким образом, развитие капиталистических отношений способствовало росту мобильности, увеличение количества путешествующих (причем не только купцов, но и дворян, среди которых распространяется мода на путешествия), как следствие строительство гостиниц, отвечавших новым потребностям.

Литература основная: [1]-[5] Литература дополнительная: [7], [13], [16].

–  –  –

1. Рестораны, трактиры, питейные заведения.

Трактиры и рестораны не без труда и не сразу входили в общественный быт и сознание россиян. Отмена крепостного права и проведение в 1860—70-х гг. XIX в. масштабных преобразований во всех сферах общественной жизни (имущественной, судебной, местного управления и т.д.) постепенно изменило облик страны. Прокладывались железные дороги, строились предприятия, строились новые города, менялся их облик, быстрыми темпами увеличивается городское население. Появились многоэтажные дома, электричество, водопровод и прочие блага цивилизации. Все это ознаменовало также «демократизацию»

отрасли общественного питания. Ресторан и другие предприятия общественного питания тоже стали как бы частью городского пейзажа. Примечательно, что к 1 января 1863г. в России были упразднены винные откупа, взамен которых вводилась акцизная система1.

Вышедшее в 1861г. «Положение о трактирных заведениях» разрешило неограниченное владение ресторанами и трактирами для всех категорий подданных. Предприятия питания находились в ведении органов городского и земского самоуправления. Право на открытие и торговлю (патент) и величину налогов с них определяла особая «раскладочная комиссия»

городской думы «по степени дохода, размерам оборотов, роду и особенностям производимого промысла, по месту нахождения их в городе». Посетителям отныне дозволялось курить и наслаждаться развлекательной программой, в ресторанах также разрешили петь и представлять «каскадные номера» с танцами.

Заведения общественного питания составляли вполне определенную иерархическую пирамиду, на вершине которой находились дорогие рестораны, которые современники единодушно называли «фешенебельными». Так, в Петербурге они сосредоточились в начале Невского проспекта и пересекавших его Морских улиц и Мойки.

Такие рестораны первого разряда посещали и деловые люди — предприниматели средней руки, юристы, чиновники, высокооплачиваемые служащие многочисленных контор и банков, инженеры, артисты. В старом Петербурге это были «Вена», «Палкин», «Доминик», «Квисисана», рестораны при гостиницах «Знаменская», «Северная», «Англетер». В Москве — «Эрмитаж», «Прага», «Метрополь». Там готовили стандартные завтраки и ужины «по карте» с определенным набором блюд, например: «Завтраки от 12 до 2 часов из двух блюд — 75 коп. Обеды от 3 до 8 часов — в 1 руб. и 1 руб. 50 коп. с чашкой кофе». Представители деловой элиты использовали также эти рестораны для переговоров и заключения сделок. Для таких встреч в более или менее узком кругу многие рестораны имели, наряду с основными залами, так называемые «кабинеты». Роскошь досуга обеспечивалась 20-часовой ежедневной работой прислуги: поварят, судомоек, кухонных мужиков, которые должны были приходить рано утром и чистить, мыть, резать, убирать посуду. Да и сам шеф-повар не знал отдыха ни днем, ни ночью, поскольку отвечал за все приготовленное перед посетителями, хорошо знакомыми с лучшими заведениями Парижа. Однако не все рестораны указанной группы следовали европейскому стилю кухни и обслуживания, придерживаясь русской кухни и национального стиля в интерьере и одежде официантов (белые брюки, белые и вышитые рубахи с малиновым пояском). В Китай-городе, центре деловой Москвы, наиболее характерным заведением такого типа стал ресторана гостиницы «Славянский базар».

                                                             Акциз – вид косвенного налога, применявшегося на предметы массового потребления, а также услуги.

Включался в цену товаров или тарифов на услуги. Важный источник пополнения государственного бюджета.

  35 Рестораны второго разряда были рассчитаны на городских обывателей по проще, представителей интеллигенции, служащих и не самых бедных студентов. Они работали до часу ночи; кухня и обслуживание были более скромными, но и цены низкими, от 50 коп. до рубля. Во второй половине XIX века в ресторанах больших городов появилась «беглая»

форма застолья — специальные буфетные комнаты — прообраз нынешнего бара. Там можно было наскоро выпить пару рюмок водки вполне по доступной цене с впервые появившимися бутербродами, кильками в масле, селедкой. Открывались специальные «наемные дома», которые их хозяева сдавали для проведения свадеб, балов, торжественных и поминальных обедов. У содержателей таких домов был свой штат поваров и прислуги. Обеды и балы устраивали на любой вкус и кошелек — от 2-3 до 40-50 руб. с персоны.

Московские рестораны отличались от Петербургских – были более демократичны, рассчитаны на самый широкий круг посетителей. Обед или ужин в обычном московском ресторане – даже с шампанским и привозными фруктами – стоил не слишком дорого.

Посещение ресторана мог себе позволить служащий хорошей фирмы или даже высококвалифицированный рабочий, с зарплатой 500 – 600 рублей в год – и при этом содержал семью: платил за квартиру, лечение и обучение детей, являясь единственным кормильцем (жена обычно не работала). Средняя же зарплата рабочих Российской империи в 1913г. составляла 259 рублей, это, являясь порогом бедности, не располагало к походам по ресторанам.

В 1913 г. в Москве насчитывалось 120 ресторанов, разнившихся по уровню обслуживанию и популярности. В последние десятилетия XIX в. рестораны вошли в моду и в провинции. В 1880г. в Пензе при гостинице «Гранд-отель» был открыт первый в городе ресторан, предлагавший гостям, в том числе, и «свежих устриц, полученных из СанктПетербурга». При ресторане имелся зал для бильярда; можно было брать обеды на дом, как по разовым заказам, так и по месячным «абонементам». Всего в 1910г. в этом губернском городе насчитывалось 8 ресторанов. В 1887г. появляются первые рестораны в промышленном Екатеринбурге, Казани.

С ресторанами европейской кухни соперничали хорошие трактиры с отличной русской кухней, получившие наиболее широкое распространение с 1860–1870-х гг. XIX в. Они были типичными предприятиями общественного питания не только для провинции, но и для старой столицы – Москвы. Трактиры привлекали посетителей различных социальных категорий. В силу этого трактирные заведения делились на три разряда: «для чистой публики», «простонародные с чистой половиной» и «исключительно простонародные». В каждом трактире обязательно был свой зал для извозчиков. В целом, трактир выгодно отличался от ресторана своим демократизмом. Здесь практические не было блюд европейской кухни, не играли венгерские оркестры и не пели цыгане. В 1870-е годы среди интеллигенции распространилась мода, продолжавшаяся более полувека, заканчивать вечера не только в ресторанах, но и в простых трактирах – «среди народа». Более того, многие московские миллионеры, вышедшие из бедноты, любили здесь полакомиться, старину вспомнить. Таким образом, по словам известного журналиста и писателя, автора произведения «Москва и москвичи» В. Гиляровского «трактир заменял и биржу для коммерсантов, делавших за чашкой тысячные сделки, и столовую для одиноких, и место деловых свиданий и разгула для всех – от миллионера до босяка».

Цены в трактирах были вполне умеренными при весьма солидных порциях, ниже, чем в ресторанах — в конце XIX в. там можно было вволю наесться снеди за 20 – 50 коп. Даже при весьма низком жалованье чиновника в 12 руб. посещение им трактира было делом обычным.

Вот типовой набор блюд, которые можно было встретить в любом, самом что ни на есть захудалом трактире:

Солянка, уха, ботвинья, рассольник;

Пироги и кулебяки;

Поросята и дичь;

Потрошки отварные;

  36 Каши, блины, икра, рыба холодного и горячего копченья, балыки;

Чай (без которого не обходился ни один посетитель трактира).

Продолжают открываться также питейные заведения, в особенности после отмены в 1862г. государственной монополии на производство и торговлю водкой. В Москве их число увеличилось с 218 в 1862г. до 919 в 1863-м. Всего же по России их было 265 тыс., т.е.

возросло в три раза по сравнению с дореформенным временем. Закон 1885г. предписывал ликвидировать обычные распивочные и «забегаловки» и торговать спиртным лишь в заведениях трактирного типа с непременной подачей закусок и горячих блюд. Городские власти и сельские общества теперь не имели полномочий, у них отняли право на разрешение мелкой торговли и передали его особым органам — губернским и уездным «по питейных делам присутствиям». В селах одна винная лавка должна была приходиться не менее чем на 500 человек, закрываться по воскресеньям и праздникам до завершения церковной службы.

Впервые законодатели попытались внедрить – хотя бы только в столицах — более прогрессивную торговлю водкой в закупоренной посуде. Но запрещенные заведения тут же воскресали вновь под новыми названиями, а на закуску посетителям, чтоб не нарушать правил, предлагали ломоть хлеба, ржавую селедку или печеное яйцо.

2. Обслуживающий персонал трактиров и ресторанов: половые и официанты.

Развитие общественное питание на рубеже XIX – XX вв.

Если в ресторанах гостей обслуживали официанты во фраках, то в трактирах данную функцию выполняли остриженные «в кружок» половые в белых рубашках-косоворотках. Их также называли «белорубашечниками», «шестерками». На вопрос, почему «шестерками», заданный В.

Гиляровским половому одного из московских трактиров, был получен следующий ответ:

«– Потому, что служат тузам, королям и дамам… И всякий валет, даже червонный, им приказывает… – объяснил мне старый половой Федотыч, и улыбаясь, добавил: – Ничего!

Козырная шестерка и туза бьет!»

К концу XX в. рестораны и трактиры разного класса уже были практически в любом большом городе империи. Так, если в Москве к середине XIX в. было чуть более 300 трактиров, то к 1890г. их насчитывалось 644. В Петербурге же к этому времени насчитывалось 650 трактиров. Их обслуживала целая армия трактирных слуг (в одних московских трактирах трудилось к 1890г. более 11 тыс. человек). В самом низу трактирной иерархии находились «кухонные мужики» — чернорабочие, посудомойки и взятые из деревни для обучения мальчики, они с утра до полуночи мыли посуду, кололи дрова, убирали помещения, кипятили воду. Наиболее толковые из них со временем становились настоящими половыми. В старой России складывались потомственные кадры таких половых;

по традиции еще дореформенных времен прислугу многих столичных заведений набирали из ярославцев, отличавшихся, по словам знатоков, особой расторопностью, тактом и умением услужить посетителям. С ними соперничали в лучших петербургских трактирах казанские татары. Старые половые, посылаемые на крупные ресторанные заказы, носили фраки. Гости же их звали: «Человек!». Половые должны были уметь раскрыть клиенту все достоинства меню, назубок знать названия сложной ресторанной кухни и особенности сервировки стола под каждое блюдо. Чтобы угодить придирчивому или не в меру хмельному гостю, от половых требовалась особая сноровка и железная выдержка.

Деньги, поданные на чай, вносились в буфет, где записывались и делились поровну.

Часть денег, а иногда и большую, прятали. Эти деньги назывались у половых подвенечные.

Зарплата официанта состояла из чаевых, размер которых никем не определялся. В среднем они составляли от 5 до 10% от счета. После особо бурного кутежа этот процент порой доходил до трехсот, пятисот и даже тысячи золотых рублей. Постоянное жалованье получала только ресторанная элита — «винные буфетчики», заменявшие хозяина, старшие приказчики в трактирах, метрдотели и их помощники — «контр-метры». Многолетняя служба в престижных и дорогих ресторанах приносила официантам неплохой доход. Основная же   37 масса работников этой сферы в качестве чаевых получала копейки и гривенники; их доход составлял 8-10 руб. в месяц. В любое время официанта или полового могли уволить.

Безработные трактирные слуги в Москве собирались на своей «бирже» в одном из трактиров у Петровских ворот.

Жалованья официанты и половые не получали. Более того, они сами платили хозяевам, начиная от трех рублей в месяц и выше, или 20% с чаевых, вносимых в кассу. Единственный московский трактир «Саратов» был исключением: там хозяева никогда не брали с половых, более того, сами выплачивали им, а также всей кухонной обслуге жалованье. Владелец «Саратова» купец Севостьянов говаривал: «Чаевые – их счастье. Нам чужого счастья не надо, а за службу мы платить должны». Часто именно официант из своих средств оплачивал весь заказ и уже сам должен был получить ее с клиента без всякого участия администрации — вплоть до иска от собственного имени в суд. В 1902г. удалось создать «Московское общество взаимопомощи официантов и другой гостиничной и трактирной прислуги», которое объединяло всего несколько сотен человек из многотысячного числа работников трактирного промысла. Оно объединило всего несколько сотен человек из 50 – 60 тыс.

работников трактирного промысла: деятельности этого объединения препятствовали не только хозяева, но и рознь в среде самих официантов: «фрачники» считали себя выше «белорубашечников»-половых, а те отделяли себя от низшей трактирной прислуги. И все же в результате деятельности его активистов в газетах стали появляться статьи о тяжелом положении прислуги; начались первые забастовки и даже судебные процессы с хозяевами, в которых официанты отстаивали свои права. Вот, в частности, как выглядели требования московских и петербургских официантов в 1905г.:

1. Введение свободного дня в неделю для служащих в трактирных заведениях.

2. Освобождение от всяких обязанностей, не касающихся нашей специальности, как-то: уборка, выколачивание мебели, чистка посуды.

3. Полное освобождение от ночных дежурств.

4. Отмена всяких поборов за хозяйское имущество и отмена залогов.

5. Отмена всяких штрафов.

6. В случае неуплаты посетителями ресторана за выпитое и съеденное отвечает хозяин заведения.

7. Обязательное жалованье для каждого не менее 10 руб. в месяц.

Кроме того, официанты добивались «невмешательства» хозяев в их личную жизнь, не увольнения без уважительных причин и «вежливого обращения» со стороны клиентов.

Только после революции 1905-1907 гг. официанты стали получать твердое жалованье.

Тогда же появилось и первое объединение рестораторов — «Общество взаимопомощи владельцев заведений трактирного промысла».

Стали выходить первые отраслевые журналы:

«Ресторатор» (М., 1910-1912), «Ресторанная жизнь» (М., 1912-1915), «Ресторанное дело»

(СПб., 1912-1916).

В начале XX в. наиболее знаменитые и любимые широкой публикой трактиры поспешно переименовывались. Так, «Большой Патрикеевский трактир» стал «Рестораном Тестова», а известный же с 1870-х гг. извозчичий трактир «Прага» на Арбатской площади был перестроен купцом С.П. Тарарыкиным в фешенебельный ресторан. Но, в то же время, появляется множество новообразованных ресторанов и ресторанчиков с дешевой и скверной едой; началось увлечение кавказской кухней – москвичи приучались к шашлыкам. Самым «нижним» уровнем для городской публики стали дешевые столовые и кухмистерские, отпускавшие обеды на дом. Их содержали обычно хозяин, хозяйка или целая семья. В них не подавали напитков, но за маленькую плату в 10—20 коп. бедные служащие или студенты могли получить обед из двух блюд с мясом, хлебом и чаем. Открытием таких заведений специально занимались две благотворительные организации — «Общество дешевых столовых» и «Общество народных столовых».

Сфера общественного питания в стране развивается в сторону все большей специализации, что нашло отражение в «Положении о трактирном промысле» 1893г. В нем   38 можно найти «трактиры, рестораны, харчевни и духаны, овощные и фруктовые лавки и ренсковые погреба, в которых подают закуски или кушания; столовые, кухмистерские, буфеты при театрах, на пароходах, пароходных пристанях, станциях железных дорог».

Примечательно, что указанные заведения, не имевшие «покоев» наконец-то были юридически отделены указанным положением от гостиниц, меблированных комнат и подворий, заезжих домов, постоялых дворов.

3. Гостиничное хозяйство в пореформенный период

Гостиничное хозяйство пореформенного периода характеризовалось стремлением соответствовать уровню комфортности лучших европейских гостиниц. Как следствие реконструкция старых гостиниц и возведение новых гостиниц высокого класса.

На углу Невского проспекта и ул. Бродского расположена гостиница «Европейская», она возникла в 1873–1875 гг. в результате перестройки более старых домов по проекту архитектора Фонтана (интерьеры переделаны в 1905 г. Мак-Кензеном и в 1908–1910 гг.

Лидвалем). В гостинице останавливались И. Штраус, К. Дебюсси, И. С. Тургенев, A. M.

Горький и В. В. Маяковский.

В доме № 96 по Невскому проспекту находились меблированные комнаты «Сан-Ремо».

Они оставили свой след в революционной истории России. В середине XIX века здесь проживал один из народовольцев, участвовавших в покушении на Александра II. Хозяйка комнат, А. Кутузова, помогла понравившемуся ей жильцу устроиться на работу в Третье отделение, где он получил доступ к секретной информации. В 1905 году здесь недолго жили В. И. Ленин и Н. И. Крупская.

Привокзальное положение «Знаменской», она же «Северная» обеспечивало гостинице приток постояльцев, среди которых бывали и знаменитости. В 1859 году здесь останавливался герой Кавказской войны легендарный имам Шамиль, сдавшийся в плен русским войскам и положивший конец кровопролитию на Кавказе. Другим обитателем гостиницы был Д. Каракозов, стрелявший в Александра II у решетки Летнего сада. Именно в этой гостинице террорист жил накануне покушения, служители отеля его опознали и оказали большую помощь следствию. Но значительно больше нашумел в гостинице другой гость. 31 марта 1904 года гостиница вздрогнула: в одном из номеров произошел мощный взрыв.

Прибывшая на место полиция обнаружила остатки большого склада взрывчатки. Оказалось, что в гостинице жил член «Боевой организации» партии эсеров А. Покатилов. Вместе с Б.

Савенковым он готовил покушение на министра внутренних дел Плеве. Покушение сорвалось, но Плеве не избежал своей участи: его убил другой эсер, Сазонов, в том же 1904 году.

Гостинице «Северной» повезло: запас взрывчатки у Покатилова был не так уж велик.

Куда меньше посчастливилось отелю «Бристоль» у Исаакиевского собора. Столь же случайный взрыв произошел в нем в ночь на 26 февраля 1905 года. Номер, в котором жил эсер Швейцер (он готовил взрывчатку для Сазонова, Савенкова и других), был полностью разрушен, также как и все соседние номера. Взрыв был такой силы, что взрывной волной вещи постояльцев перенесло через площадь в расположенный рядом сквер.

На перекрестке Невского и Владимирского проспектов в старину, когда эта местность еще не была освоена, располагалась Вшивая биржа – место, где собирались носильщики и работал уличный парикмахер. Затем по одну сторону Владимирского проспекта появился ресторан «К.П. Палкин», а по другую – гостиница «Москва». Соседство Вшивой биржи показалось хозяевам заведений малопривлекательным, и она была изгнана.

Гостиница «Москва» существовала до недавних пор в качестве ресторана. Раньше, до революции, это была гостиница с тем же именем, и еще в 1896 году путеводители относили ее к тому разряду отелей, которые «при сравнительной дешевизне дают приезжающему известные удобства и даже некоторый комфорт». Цены в гостинице колебались от 75 копеек до 5 рублей. Среди постояльцев был А. Чехов, нечастый гость Петербурга.

  39 В номерах «Москвы» жил юный Суриков; здесь останавливались народовольцы. В первые послереволюционные годы «Москва» своей репутации не сохранила. Облава, проведенная в ночь с 1 на 2 сентября 1919 года, установила, что «гостиница является в полном смысле этого слова притоном, где проделывают свою вакханалию женщины, продающие себя, и уголовные элементы... Арестовано 25 человек, найден кокаин...».

Гостиницу закрыли.

На канале Грибоедова находилась гостиница «Неаполь», построенная в конце XVIII века. Она знаменита тем, что в ней останавливался декабрист Каховский, здесь он был арестован и увезен на допрос. В 1855 году архитектор Ланге провел реконструкцию здания и оформил фасады в стиле барокко. В 1881 г. здесь собирался исполком «Народной воли», готовивший покушение на императора.

В путеводителе по Петербургу, изданном накануне перестройки, читаем: «На Исаакиевской площади расположено здание, облицованное серым гранитом с мансардной кровлей. Это гостиница «Астория», построенная в 1911–1912 гг. по проекту архитектора Лидваля. В настоящее время в комплекс гостиницы входит и соседний дом – бывшая гостиница «Англетер». К моменту своей постройки «Астория» считалась лучшей гостиницей в России». Этот отель тесно связан с историей революционного Петрограда. Во время Первой мировой войны в ней жили высшие командные чины. В 1917 году гостиницу штурмовали отряды матросов, проникшие в здание через окна первого этажа. В первые годы Советской власти гостиница называлась «Первый дом Петроградского Совета», в ней жили руководящие работники первого Советского Правительства. В 1914 и 1934 годах в «Астории» жил писатель-фантаст Г. Уэллс. В бывшей гостинице «Англетер», входящей в комплекс «Астории», 27 декабря 1925 г. в одном из номеров покончил с жизнью С. А.

Есенин.

Новый период гостиничного строительства в Москве был связан с вхождением страны в эпоху капиталистических отношений, создавших свободный рынок труда и активизировавших межгородские и межрегиональные связи. Возросшая мобильность населения, «кочевавшего» в поисках «лучшей жизни», работы, учебы и т.д., требовала иных подходов к решению вопроса о временном размещении. К концу XIX века население Москвы увеличилось до 700 тыс. человек, а в 1912 г. жителей города было уже 1 млн 398 тыс. 853 человека (с пригородами 1 млн 617 тыс. 157 чел.). Население города увеличивалось ежегодно примерно на 1% за счет естественного прироста и на 3% за счет пришлого рабочего населения. Уже с конца XIX века в городе обостряется жилищная проблема, которую решали путем возведения новых доходных домов, дешевого муниципального жилья, а также строительства коллективных средств размещения: гостиниц, трактиров, меблированных комнат, ночлежных домов.

Внешний вид города существенно не менялся, но появились новые специфические сооружения – банки, торговые ряды; лавки и лабазы уступают место магазинам, меблированные комнаты и трактиры превращаются в гостиницы.

Конец XIX века начал новую страницу в гостиничной летописи: именно в это время получают распространение величественные каменные здания, возведенные специально для гостиниц, которые должны были соответствовать статусу города, служить его украшению и процветанию.

В 1882 году на прилавках книжных магазинов появилась новая книга «Москва и её окрестности», предназначенная прежде всего для приезжих и носившая утилитарный характер. Приведем цитату из этого произведения, где описывается интересующий нас предмет: «Поезд пошел тише; еще две-три минуты, и он, сделав несколько последних движений, остановился у дебаркадера. Первою заботой путешественника – выбор гостиницы, если у него нет родных или знакомых, у которых он заранее предположил остановиться...». К первоклассным гостиницам Москвы принадлежат: «Дюссо» близ Театральной площади, «Славянский базар» на Никольской, «Дрезден» близ Тверской, «Париж» на углу Тверской и Охотного ряда, «Лоскутная» на Тверской. К второклассным   40 принадлежат «Гранд-отель» на Сретенке, «Европа» против Малого театра, Ечкина на Трубе, бывшая Кокорева на набережной Москвы-реки, «Берлин» на Рождественке. О третьеклассных и так называемых меблированных комнатах мы здесь не говорим: на каждой улице Москвы их по нескольку штук, все они по большей части содержатся плохо, а ценами подчас не уступают второклассным гостиницам...

Из семи первоклассных московских гостиниц шесть находились на Тверской улице:

«Англия», «Германия», «Север», «Дрезден», «Париж» и гостиница Шевалдышева. Все эти гостиницы (исключая здание, занятое «Дрезденом») были снесены в ходе реконструкции Тверской улицы в 1935–1937 годах. Гостиница «Дрезден», занимавшая д. № 6 по Тверской улице, была в ходе той же реконструкции передвинута, надстроена и превращена в жилой дом.

История московских гостиниц неожиданно открывается на старинных фотографиях столичных улиц: фотограф запечатлел городской быт конца XIX века с присущими ему чертами, а комментарии к фотоснимкам позволяют словесно дополнить зрительные ощущения.

Респектабельная Ильинка не была «богата» на гостиницы, на ней размещались в основном банки, биржа, магазины, здесь же находились Верхние и Средние торговые ряды.

В 1875 году коллекция торговых и банковских зданий была «разбавлена» гостиницей – по проекту архитектора Скоморошенко было возведено Троицкое подворье с трактиром и гостиницей.



Pages:   || 2 |
Похожие работы:

«Арутюнян Акоп Жораевич ПРОБЛЕМНОЕ ОБУЧЕНИЕ СТУДЕНТОВ-ИСТОРИКОВ НА ПРАКТИЧЕСКИХ ЗАНЯТИЯХ Адрес статьи: www.gramota.net/materials/1/2011/2/20.html Статья опубликована в авторской редакции и отражает точку зрения автора(ов) по рассматриваемому вопросу. Источник Альманах современной науки и образования Та...»

«Российская академия наук МУЗЕЙ АНТРОПОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ им. ПЕТРА ВЕЛИКОГО (КУНСТКАМЕРА) ЛАВРОВСКИЙ СБОРНИК МАТЕРИАЛЫ XXXVI и XXXVII СРЕДНЕАЗИАТСКО-КАВКАЗСКИХ ЧТЕНИЙ 2012–2013 гг. ЭТНОЛОГИЯ, ИСТОРИЯ, АРХЕОЛОГИЯ, КУЛЬТУРОЛОГИЯ Санкт-Петербург Электронная библ...»

«Рубеж № 10 11 Социальная стратификация Представление об интересующих социологов темах дополняют работы по стратификации общества проблеме, активно исследуемой в российской социологии. Большая часть...»

«УДК 327 Магомедова Роза Мусаевна кандидат исторических наук, доцент. Дагестанский государственный педагогический университет magomedovaroza@yandex.ru Гамзатова Патимат Ахмедовна старший преподаватель. Дагестанский государственный педагогический университет gamzatova1963@mail.ru Roza M. Magomedova candidate of historical sciences, associate professo...»

«АКАДЕМИЯ НАУК РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН ИНСТИТУТ ИСТОРИИ им. Ш. МАРДЖАНИ Центр этнологического мониторинга Сергей ОРЛОВ ПИРАМИДА САЛАВАТА Казань "Мастер Лайн" УДК 94(470.57) ББК 66.3(2Рос. Баш) О66 Ответственный редактор доктор исторических наук Д. М. Исхаков Рецензенты кандидаты исторических наук И. М. Габ...»

«М.Дафермос ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИЯ СОЦИАЛИЗМА: ИСТОРИЯ И РЕАЛЬНОСТЬ Кому нужна наука о социализме? Буржуазная контрреволюция и разрушение раннего социализма воспринимаются в обыденном сознании...»

«В. А. Денисова Зима встречается с весной Ярославль УДК 94(470.316) ББК 63.3(2Рос-4Яро-5Дан-2) Д 33 Денисова В.А. Зима встречается с весной. — Ярославль: Литера, 2011, — 156 с. Книга рассказывает об истории сельского поселения Середа, Даниловского района, Ярославской области. Впервые в...»

«Gardarika, 2015, Vol. (2), Is. 1 Copyright © 2015 by Academic Publishing House Researcher Published in the Russian Federation Gardarika Has been issued since 2014. ISSN: 2409-6288 Vol. 2, Is. 1, pp. 18-25, 2015 DOI: 10.13187/gard.2015.2.18 www.ejournal26.com UDC 94 (477) 16/17 The Fortress of...»

«Аксютин Денис Эдуардович ОСОБЕННОСТИ ВЕРТИКАЛЬНОГО КОНТЕКСТА ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТЕЛЕФИЛЬМА: ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ (НА ПРИМЕРЕ БРИТАНСКОГО СЕРИАЛА ДОКТОР КТО) В статье художественный телефильм рассматривается как текст массовой коммуникации и как с...»

«Серия Философия. Социология. Право.НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ 5 2016. № 10 (231). Выпуск 36 ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ И СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНЫХ НАУК УДК 1 (091) МОДЕЛИ АЛЬТЕРНАТИВНОГО ОБЩЕСТВА В СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИХ УТОПИЧЕСКИХ ПРОЕКТАХ XIX НАЧАЛА XX В...»

«Д іевъ. его судьба и значені съ XIV по XVI столтіе (1 3 6 2 — 1569). При изученіи исторіи К іе в а и всей юго западной Р уси мы находимъ въ доіпедшихъ до н асъ источникахъ значительный проблъ. Съ того времени, какъ кончились свднія южныхъ лтописей въ исход X I I I столтія и до поавленія новаго цикла л то пи сн ы хъ и ар хи вн...»

«Российская международная академия туризма Негосударственное образовательное учреждение высшего профессионального образования МОСКОВСКИЙ ФИЛИАЛ "СОГЛАСОВАНО" " УТВЕРЖДАЮ" Декан факультета Директор Московского...»

«Электронная версия книги: Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.ru || Icq# 75088656 || http://yanko.lib.ru.html || Номера страниц вверху update 16.04.08 АНОНС книги История Древнего Рима Под редакцией В.И.КУЗИЩИНА ИЗДАНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ, ПЕРЕРАБОТАННОЕ И ДОПОЛНЕННОЕ Рекомендовано Министерством образования Российской Феде...»

«Сетевой семинар по информатике. Тема 1. Основные понятия криптографии Содержание: П 1. Введение П 1.1. Угроза разглашения информации П 1.2. По страницам истории. Шифр "Цезаря". Шифр "Сцитала". 5 П 2. Математические основы Задачи для самостоя...»

«ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ Мы возродимся, если сделаем серьезные выводы из опыта холодной войны, если будем помнить слова В. Ключевского: "История ничему не учит, а только наказывает за...»

«Эссе как новая форма творческой работы студента на уроках истории Павлюкович Наталья Ивановна, преподаватель ГБОУ СПО "СПбПК" Эссе-способ рассказать о мире через себя и о себе с помощью мира. А.Эльяшевич "Эссе – жанр философской, литературно-критической, исторической, публици...»

«МЕТОДОЛОГИЯ ИСТОРИИ И ПРОБЛЕМА ИСТОРИЧЕСКОЙ О Б Ъ Е К Т И В Н О С Т И А.А. Громыко Вопрос "Может ли история быть объективной?" влечет за собой целый ряд не менее сложных, а то и риторических вопросов: История субъективистская л...»

«Библиотека ИРО и ПК им.С.Н.Донского-II Он прожил всего 37 лет и формально — по образованию — не был психологом. Но он так много сделал для развития научной психологии, что вошел в историю как выдающийся психолог ХХ века. Исаак Юдовин Лев Симхович Выгодский (в 1917 и 1924 годах и...»

«Вестник ПСТГУ II: История. История Русской Православной Церкви.2008. Вып. II:2(27). С. 144–151 ПАМЯТИ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННОГО МИТРОПОЛИТА ЛАВРА, ПЕРВОИЕРАРХА РУССКОЙ ЗАРУБЕЖНОЙ ЦЕРКВИ (1928–2008) 3/16 марта 2008 г., в день празднования Торжества Православия, в Джорданвилле почил выдающийся иерарх Русской Православ...»

«Г. Е. Дубровин, Н. Н. Фараджева СВЕДЕНИЯ О НАСЕЛЕНИИ И УСАДЬБАХ СЛАВКОВОЙ И КОРЖЕВОЙ УЛИЦ ПО АКТАМ ПЕРЕДАЧИ НЕДВИЖИМОСТИ КОНЦА XVI— НАЧАЛА XVII в.* " % В процессе подготовки к изданию материалов Федоровского раскопа был изучен широкий круг письменн...»

«Вопросы к промежуточной аттестации для группы 11-1 по истории России: Восточный вопрос во внешней политике Российской империи. 1. Россия в системе военно-политических союзов 2. Русско-японская война 3. Духовная жизнь российского общества во второй половине XIX начале ХХ в. Критический 4. реализм. Русский авангард. Развитие наук...»

«1 А. А. ЯМАШКИН ПРИРОДНОЕ И ИСТОРИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ КУЛЬТУРНОГО ЛАНДШАФТА МОРДОВИИ Монография САРАНСК УДК [911:574](470.345) ББК Д9(2Р351–6Морд)82 Я549 Рецензенты: доктор географических наук профессор Б. И. Кочуров; доктор географических наук профессор Е. Ю. Колбовский Работа выполнена по гранту Российского...»

«СИМЕОН ПОЛОЦКИЙ ИЗБРАННЫЕ СОЧИНЕНИЯ АКАДЕМИЯ НАУК СССР ЛИТЕРАТУРНЫЕ ПА М Я ТН И К И СИМЕОН ПОЛОЦКИЙ ИЗБРАННЫЕ СОЧИНЕНИЯ ПОДГОТОВКА ТЕКСТА, СТАТЬЯ И КОМ М ЕНТАРИИ И. П. Е Р Е М И Н А И З Д А Т Е Л Ь С Т В О А К А Д Е М И И Н А К С СС Р МОСКВА ЛЕНИНГРАД і Р Е Д А...»

«Сергей Викторович Соболев Скриптер Текст предоставлен автором http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=3147455 Аннотация Жизнь молодого программиста Даниила Логинова в одночасье переменилась после визита в клуб с многозначительным названием Enigma. Его...»

«МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ "СИМВОЛ НАУКИ" №12-1/2016 ISSN 2410-700Х Таким образом, обобщение проблем, существующих в сфере розничного банковского кредитования, позволяет перейти к возможным путям их решения, а именно:– создание эффективной инфраструктуры бюро кредитных ист...»







 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.