WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

Pages:   || 2 |

«Я З Ы К. К У Л ЬТ У Р А. О Б Щ ЕС Т В О. Сборник научных трудов Выпуск 4 Материалы III Международной научной конференции «Межкультурная ...»

-- [ Страница 2 ] --

Один из наиболее распространённых стереотипов об англичанах и Англии – погода. Согласно общепринятым представлениям, в Англии постоянно пасмурная погода, вследствие чего все англичане ходят с зонтиками и в пальто. Так же считается, что англичане всегда говорят о погоде. Этот стереотип достаточно правдив, однако дело кроется не в странностях англичан, а в их национальных традициях ведения разговора. Дело в том, что вопрос о погоде, например «Прохладно сегодня, не так ли?», скорее предполагает под собой предложение начать разговор, а вовсе не патологический интерес к погоде. И, следуя их традициям, на подобный вопрос нужно ответить, иначе молчание может быть расценено как оскорбление и нарушение этикета. Таким образом, данный стереотип является достаточно правдивым, однако истинная причина его возникновения, как правило, мало известна иностранцам. Представление же о том, что в Англии постоянно стоит туманная погода, так же не совсем соответствует действительности и в большей степени навеяно книгами о Шерлоке Холмсе [1].

Следующим распространённым стереотипом об англичанах является их пристрастие к чаю: «чайные церемонии», перерывы на чай, «five o’clock tea».

Этот стереотип возник благодаря литературным произведениям, историческим фильмам и относится в первую очередь к английской аристократии. Этот стереотип можно назвать одним из наиболее устойчивых, однако в настоящее время он не столь правдив. Эта старинная английская традиция уже достаточно давно не существует для подавляющего числа населения Англии и в настоящее время мало кто придерживается специального «чайного расписания». Можно сказать, что англичане пьют чай так же часто как и русские, однако одна особенность всё же есть, заключается она в следующем: если кто-то предлагает вам чашечку чая, единственными возникшими вопросами могут быть: «Слабый или крепкий и «Сколько сахара?». Никто не станет вас спрашивать, добавить ли в чай молока – оно добавляется автоматически [1].



Наряду с вышеперечисленными представлениями также весьма распространён стереотип об исключительной вежливости англичан и пожалуй, данный стереотип наиболее близок к истине. Действительно, вежливость и хорошие манеры очень важны для англичан, но об истинных причинах такого поведения иностранцам мало известно. Дело в том, что согласно правилам поведения в обществе, англичане очень сдержанны и не могут открыто выражать свои чувства и эмоции или вести себя так, как им вздумается. Однако постоянная сдержанность в эмоциях постепенно превращается в полный антипод знаменитой английской вежливости – в не менее известных английских футбольных фанатов, или футбольных хулиганов, которые также перешли в разряд стереотипов. Действительно, английские футбольные фанаты известны по всему миру своими далеко не вежливыми действиями и уже стали своего рода легендой, своеобразным мерилом для футбольных болельщиков из других стран. Тем не менее, хотя традиции вежливости ещё очень сильны в английском обществе, они постепенно уходят в прошлое и начинают восприниматься как старомодные.

В Англии ездят большие двухэтажные автобусы. Этот стереотип можно назвать устаревшим. Действительно, раньше красные двухэтажные автобусы были почти во всех городах страны, но теперь они есть только в Лондоне (в основном для туристов). Та же ситуация и с красными телефонными будками. В Британии есть и обычные одно- и двухэтажные автобусы, не красного цвета [1].

Этот стереотип так же навязан в первую очередь телевидением, фильмами и СМИ.

Англичане любят свои традиции и не дают им умереть – этот стереотип нельзя назвать абсолютно истинным, особенно что касается молодого поколения англичан. У русских этот стереотип возникает потому, что они узнают об Англии из редких телевизионных или интернет-новостей, в которых королева в очередной раз посвящает кого-либо в рыцари. Большинство этих старых традиций связаны с королевской семьей или парламентом. И они также кажутся странными англичанам, как и русским. Еще одной причиной возникновения такого стереотипа у русских является то, что туристам бесконечно рассказывают об истории Англии. Английская история приносит много денег туристическим компаниям в самом Лондоне и за его пределами, что является серьёзным стимулом придерживаться своих традиций хотя бы внешне.

Англичане сходят с ума по футболу. В Англии футбол называют «красивой игрой». И это о многом говорит. Для них футбол – это своего рода религия, которая влияет на социальную жизнь многих людей (особенно мужчин). Футбольные матчи – единственная возможность для англичан выразить свои чувства и эмоции, не боясь строгих социальных ограничений.

Вообще, спорт очень важен для англичан. Существуют даже чисто английские игры, такие как крикет, которые мало кто принимает всерьез за пределами Англии и государства. Не меньшей популярностью обладают теннис и «аристократическая» игра – гольф. Этот стереотип, пожалуй, распространён по всему миру и достаточно справедлив, что и не мудрено, ведь считается, что Англия – родина футбола, что даёт основания считать, что эта игра – номер один для англичан.

Англичане очень законопослушны. Этот стереотип очень верно описывает англичан. Чувство справедливости и благоразумия является основной чертой английского менталитета и образа жизни. В то время, как русские автолюбители моргают фарами, призывая других водителей сбавить скорость, чтобы тех не остановили сотрудники ГИБДД, англичане вряд ли стали бы так делать. В такой ситуации они были бы более склонны к тому, чтобы нарушитель был наказан! Может быть, это чересчур положительное поведение и нежелание нарушать правила приводит к тому, что англичан считают скучными или «лишенными спонтанности». Однако, дело кроется скорее в том, что англичане просто слишком обеспокоены общественным мнением [1].

Англичане консервативны. В какой-то степени это связано с «островным менталитетом». У англичан много общего с японцами, не беря во внимание географическое расстояние между этими странами. По натуре своей они не авантюристы и предпочитают стабильный прогресс спонтанности и революциям.

Это является причиной того, что многие считают англичан неэмоциональными и скучными, но, возможно, проблема в непонимании англичан и их менталитета.

Англичане склонны к более размеренной жизни, где буквально каждый шаг, каждое действие спланировано, они менее спонтанны. Пожалуй, поговорка «семь раз отмерь, один раз отрежь» идеально подходит к англичанам.

Все англичане ходят в паб. Паб — один из главнейших элементов культуры и жизни англичан. Значение пабов в английской культуре невозможно переоценить. В пабы ходит более трех четвертей взрослого населения Великобритании, из них одна треть — завсегдатаи, посещающие пабы как минимум раз в неделю; для многих паб — это второй дом. Для любого социолога клиентура паба — это «репрезентативная выборка» состава населения Англии, поскольку пабы посещают люди всех возрастов, социальных классов, уровней образованности и профессий. Пожалуй, данный стереотип можно считать очень близким к действительности. Кроме того, сюда же можно отнести и ещё один стереотип – англичане любят пиво – этот стереотип тоже близок к истине, пожалуй, англичане любят пиво не меньше немцев.

Англичане – сторонники жёсткой классовой системы. Этот стереотип можно одновременно назвать и правдивым, и ложным. Такое представление было навязано нам посредством книг и фильмов, как правило, исторических.

Этот стереотип правдив потому, что классовая принадлежность действительно важна для английского общества, однако, в современные «политически корректные» времена многие англичане всё больше стыдятся своих сословных предрассудков и стараются их не выказывать, либо скрывать. Представители среднего класса в этом вопросе особенно щепетильны. Они предпочитают не употреблять выражение «рабочий класс», которое они заменяют следующими выражениями: «группы населения с низкими доходами», «менее привилегированные», «простые люди», «менее образованные», «человек с улицы», «читатели бульварной прессы», «синие воротнички», «бесплатная школа», «муниципальный микрорайон», «народный» и т. д.

Рассмотрев наиболее распространённые стереотипы об англичанах, можно сделать вывод, что не всегда наши представления об этой нации истинны, зачастую они являются устаревшими или вовсе ложными, сформированными под влиянием Интернета, СМИ, литературы, фильмов. Тем не менее, многие из стереотипов не так далеки от истины.

Стереотипы – очень устойчивы и их достаточно сложно сломать, но несмотря на их правдивость или ложность, они достаточно важны и будут присутствовать в нашей жизни всегда.





1. Jude, A. Эти странные англичане: Разрушая стереотипы / A. Jude. [Электронный ресурс]. URL: http://www. englishinrussia. ru/ru/blog/culture/эти-странные-англичанеразрушая-стереотипы (дата обращения: 07.10.2012).

КОММУНИКАТИВНЫЕ ПОМЕХИ

В ПРОЦЕССЕ МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ

URL: http://yazik.info/2012-24.php Е. М. Загарина, Н. Р. Данилова Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева (г. Саранск) Ключевые слова: коммуникативные помехи, коммуникативные барьеры, вербальные и невербальные помехи.

В статье рассматриваются коммуникативные сбои, которые возникают в результате межкультурной коммуникации и снижают ее эффективность. Предлагаются классификации коммуникативных барьеров определенными учеными, а также рассматриваются различные виды коммуникативных помех со стороны отправителя, получателя и окружения.

Представители различных лингвокультур, добиваясь взаимопонимания в процессе межкультурной коммуникации, вынуждены преодолевать различные коммуникативные трудности, которые могут привести к возникновению конфликтных ситуаций. Как отмечает И. А.

Фешкина, подобные проблемы возникают в связи с различиями в ментальности, поведении, восприятии и оценке реальной и воображаемой действительности представителей различных социоэтнических общностей [1; С. 143]. Коммуникативные сбои, мешающие оптимальному взаимодействию партнеров, называют коммуникативными помехами или барьерами, которые невозможно устранить сразу при межкультурном общении.

К коммуникативным барьерам и помехам в отечественной науке существует весьма неоднозначный подход. Большинство ученых определяет явления, снижающие эффективность коммуникации, термином «барьеры».

Некоторые исследователи предлагают использовать термины «барьеры» и «помехи» как равнозначные и взаимозаменяемые. Нет единого мнения среди ученых и в классификациях коммуникативных сбоев по различным основаниям.

Так, В. М. Шепель выделяет шесть основных барьеров:

– дискомфорт физической среды, в условиях которой воспринимается сообщение;

– инерция включенности слушателя (озабоченность другими проблемами);

– антипатия к чужим мыслям, стереотипы;

– языковый барьер;

– профессиональное неприятие – некомпетентное вторжение коммуникатора в профессиональную сферу коммуниканта;

– неприятие имиджа коммуникатора [2, С. 118-119].

Некоторые исследователи выделяют следующие типы барьеров понимания: фонетический, семантический, стилистический, логический и социально-культурный. К барьерам общения они относят темперамент, гнев, страх, стыд, презрение и т. д. [3, С. 7]. Отечественный исследователь Ф. И. Шарков классифицирует коммуникационные барьеры следующим образом: технические, психологические, психофизиологические, социальные и культурно-национальные [4, С. 117]. С. П. Боброва и Е. Л. Смирнова подразделяют коммуникативные сбои на географические, исторические, государственно-политические, ведомственные, экономические, технические, терминологические, языковые, психологические, резонансные [5, С. 95].

Заслуживает внимания точка зрения на проблему о коммуникативных препятствиях О. А. Леонтович. Исследователь предлагает дифференцировать термины «помехи» и «барьеры», однако тут же отмечает, что непроходимой границы между ними нет, как и то, что коммуникация без определенных проблем возможна только теоретически [6, С. 229].

Как отмечает О. А. Леонтович, коммуникативные помехи могут быть трех видов: 1) со стороны источника/отправителя; 2) со стороны получателя;

3) со стороны окружения [6, С. 229].

Помехи со стороны окружения – это шум и плохая видимость, физическое расстояние (например, при передаче информации по телефону или факсу).

Помехи со стороны участников коммуникации делятся на физиологические (дефекты речи и слуха, потеря зрения и др.); языковые (фонетические, лексические и грамматические ошибки в процессе речепроизводства и др.); поведенческие (неумение внимательно слушать собеседника и др.); психологические (неблагоприятные черты личности узость кругозора и др.) и культурологические (различия менталитетов и национальных характеров и др.) [6, С. 230].

Заслуживают особого внимания вербальные и невербальные помехи.

Вербальные помехи на фонетическом уровне межкультурной коммуникации включают неправильное понимание и произнесение звуков. Фонетические ошибки возникают из-за различия между фонетическими системами языков.

Так, звуки, не имеющие аналогов в родном языке (как, например, [] и [] для русскоязычных, [ц] и [щ] для американцев) оказываются сложными для воспроизведения, но достаточно легко распознаются среди родных звуков, так как не похожи на них. Основной помехой на графическом уровне в процессе коммуникации между русскими и американцами является использование двух разных алфавитов – кириллицы и латиницы.

Существуют также определенные вербальные помехи на морфологическом уровне.

Так, в русском языке используется большое количество аффиксов, которые невозможно адекватно передать средствами английского языка:

плавать, приплыть, приплывать, наплывать, отплывать, поплыть, уплыть и т. д. Одной из помех на лексическом уровне становится безэквивалентная лексика, т. к. она обозначает предметы и явления, не известные иностранцу и не являющиеся частью его картины мира (borsch, kasha, czar, muzhik, troika, balalaika и т. д.). Помехами на синтаксическом уровне являются различия грамматического строя, ошибки в строении фраз, порядке слов и т. д.

Невербальная коммуникация является одной из важных функций успешного общения партнеров в процессе межкультурной коммуникации, однако, используемые неязыковые знаки могут иметь различное значение для участников взаимодействия. Невербальными помехами могут служить – не совпадающие в различных культурах мимика, жесты, движения тела, внешний вид, дистанция в межличностных взаимодействиях, отношение ко времени как параметру коммуникации и др., даже если коммуникант прекрасно владеет иностранным языком. Так, к примеру, американцы считают в Европе бесцеремонными из-за того, что они более громко разговаривают, чем европейцы [6, С. 282]. Европейцы же часто жалуются на русских, что они слушают с таким видом лица, как будто ничего не происходит и их не касается, и расценивают это как равнодушие. Русских же, в свою очередь, удивляют достаточно демократичные, на их взгляд, отношения между студентом и преподавателем в США: свободная неформальная одежда, жевательная резинка во рту, манера садиться на стол во время занятия или класть ноги на стул или стол.

Таким образом, эффективная межкультурная коммуникация возможна при достижении равновесия между взаимодействующими культурами, взаимном уважении и психологическом комфорте. Появление и преодоление коммуникативных помех в процессе общения способствуют вхождению иностранца в новое культурно-языковое пространство, повышают его компетенцию, а также развивают способность правильно выбирать коммуникативные средства в зависимости от ситуации общения.

1. Фешкина, И. А. Коммуникативный инцидент в русле межкультурной коммуникации / И. А. Фешкина // Вестник Челябинского государственного университета. Филология. Искусствоведение. Вып. 30. 2009. № 10. С. 143-146.

2. Шепель, В. М. Настольная книга бизнесмена и менеджера: Управленческая гуманитарология / В. М. Шепель. М.: Финансы и статистика, 1992. 237 с.

3. Воробьева, В. Л. Основы социально-бытовых знаний / В. Л. Воробьева. М.:

Колледж сферы услуг, 2005. 156 с.

4. Шарков, Ф. И. Основы теории коммуникации / Ф. И. Шарков. М.: Социальные отношения; Перспектива, 2002. 248 с.

5. Боброва, С. П. Основы теории коммуникации / С. П. Боброва, Е. Л. Смирнова.

Иваново: Иван. гос. энерг. ун-т, 2005. 124 с.

6. Леонтович, О. А. Русские и американцы: парадоксы межкультурного общения / О. А. Леонтович. Волгоград: Перемена, 2002. 344 с.

–  –  –

Ю. Н. Мусенко Бердянский государственный педагогический университет (г. Бердянск, Украина) Ключевые слова: концепт, парадигма, компонент, картина мира, когнитивная лингвистика.

В статье анализируется типизированная образная парадигма «вежливость» как средство вербализации концепта «немецкий язык» на материале военной прозы Юрия Бондарева. Автором исследована структура данной парадигмы, выделены ее тематические группы.

Язык как неотъемлемая составляющая национального сознания является средством выражения основных особенностей ментальности.

Каждая нация имеет свое мировосприятие и воплощает его в своей особенной, неповторимой проекции, то есть имеет свой способ концептуализации.

В настоящее время следует признать, что концепт является ключевым понятием когнитивной лингвистики. Однако, несмотря на то, что понятие «концепт» можно считать для современной когнитивистики утвердившимся, его содержание очень существенно варьирует в направлениях разных научных школ и отдельных ученых.

С. Г. Воркачев определяет концепт как «операционную единицу мысли» [4, С. 43], как «единицу коллективного знания (отправляющую к высшим духовным сущностям), имеющую языковое выражение и отмеченное этнокультурной спецификой [4, С. 51–52].

Концепт, безусловно, имеет ментальный характер, на что указывает Ю. С. Степанов, по его утверждению, концепт является «сгустком культуры в сознании человека, то, в виде чего культура входит в ментальный мир человека» [8, С. 43].

Общеизвестно, что немецкий язык – язык богатой немецкой культуры, язык выдающихся писателей, поэтов. И хотя, в сознании европейцев его восприятие приобрело негативные черты в связи со Второй мировой войной, немецкая нация по-прежнему воспринимается как олицетворение пунктуальности и вежливости. Эта черта немецкой ментальности и определила тему нашего исследования.

Целью нашей статьи является исследование концепта «немецкий язык» в типизированной образной парадигме «вежливость» (далее – ТОП).

Поставленная цель предусматривает решение следующих задач:

1) установить смыл и объем концепта «немецкий язык»;

2) определить представление исследуемого концепта в типизированных образных парадигмах;

3) исследовать прагматику концепта «немецкий язык» в ТОП «вежливость».

Объект – способы вербализации концепта «немецкий язык».

Предметом исследования является ТОП «вежливость» как составляющая концепта «немецкий язык».

Источниками фактического материала для нашего исследования стали произведения Ю. Бондарева «Берег», «Батальоны просят огня».

Для определения ядра концепта мы исследовали лексикографические источники [5; 7; 10]. Как видно из словарных статей, лексема «немецкий»

имеет семантику с нейтральным потенциалом в источниках, изданных в России. Согласно толковому словарю, термин «немецкий» определяется как «относящийся к немцам, к их языку, национальному характеру, образу жизни, культуре, а также к Германии, ее территории, внутреннему устройству, истории» [7, С. 348]. В толково-словообразовательном словаре русского языка Т. Ф. Ефремовой, «немецкий» обозначает: 1) относящийся к немцам, связанный с ними; 2) свойственный немцам, характерный для них;

3) принадлежащий немцам [5, С. 322].

Что же касается оригинальных лексикографических изданий, то здесь четко прослеживается мелиоративная оценка: «Deutsch» als Volkssprache im Gegensatz zur lateinischen Sprache der gebildeten Kreise entwickelte sich zur Bedeutung «ehrlich, unverstellt, offen» 15 Jh. » [10, С. 164]. «Das Wort «deutsch» bedeutete ursprnglich volkssprachlich im Gegensatz zum Latein der Geistlichen» [9, С. 186].

Методом сплошной выборки нами были отобраны контексты, репрезентирующие концепт «немецкий язык». Фактический материал дал нам возможность распределить их по следующим типизированным образным парадигмам: 1) сложность восприятия, произношения; 2) вежливость; 3) грубость, резкость, угроза; 4) точность, педантичность; 5) быстрота; 6) робость, покорность; 7) любовь; 8) страх; 9) горе; 10) фанатизм; 11) война; 12) СМИ, учреждения, торговые марки; 13) школьный предмет; 14) топонимы.

Как известно, немцы – вежливые и обходительные люди. Вежливость и приветливость для них являются общепринятыми нормами поведения.

Лингвистический анализ художественных произведений Ю.

Бондарева показывает, что парадигма «вежливость» подразделяется на следующие тематические группы:

1) приветствие: «…вышел навстречу из-за стойки человек (Гутен тааг!)» [2, С. 21]; «…и сейчас же обернулась в затемненный зал. – Герр обер!»

[2, С. 24]; «– Гутен морген, товарищ лейтенант» [2, С. 106]; «– Guten Morgen, Herren Offiziere, guten Morgen… Рус карашо, Гитлер капут… аллес… Сталин гут, карашо, Гитлер плехо, капут» [2, С. 126];

2) прощание: «…к своему голосу и неестественно вежливой интонации удовлетворенного полученным удовольствием человека: – Данке шён…Ауф видерзеен…» [2, С. 43]; «Эмма, ауф видерзеен!» [2, С. 91];

«Гитлер капут! Auf wiedersehen!.. Рус карашо!» [2, С. 126];

3) благодарность: «уже расположено сказали ему «данке» » [2, С. 22];

«…и не слышно было ни… ни этих вежливых «данке шен», «битте зер» [2, С. 94]; «О! Nur zwei Zigaretten, danke schn, danke schn, – заговорил благодарно немец» [2, С. 126];

4) извинение: «O, «Juno», deutsche Zigaretten! Danke schon, entschuldigen Sie, bitte, Herr Offizier» [2, С. 126]; « – Entschuldigen Sie, bitte, Herren Offiziere, geben Sie mir, bitte, ein Stck Zigarette» [2, С. 126];

5) просьба: «Bitte, nehmen Sie noch Zigaretten, bitte, bitte!» [2, С. 126];

«Нун, битте, херайн! – добавил он по-немецки. – Бит-те!» [2, С. 105]; «Ihr Kaffee, Herr Offizier. Bitte schon» [2, С. 168]; «Noch einmal… Langsamer sagen Sie, bitte» [2, С. 171].

Количественные показатели парадигмы «вежливость» по тематическим группам представлены в таблице №1.

Таблица №1 Концепт «немецкий язык» в типизированной образной парадигме «вежливость»

–  –  –

Анализ прагматического потенциала концепта «немецкий язык»

показывает, что в большинстве случаев, он имеет мелиоративный характер, что выражается вербальными формулами вежливости («Guten Morgen», «danke schn», «bitte» и т. п.); контекстуально («благодарно», «вежливо», «расположено» и т. п.).

Однако, нами зафиксированы и случаи негативного восприятия немецкой вежливости в русском сознании, что обусловлено как тематикой романов, так и отношением к немцам как к врагам во время войны.

Эта пейоративность выражается контекстуальным окружением, эмотивами:

«…бормотали с покорностью: «Гутен таг, гер зольдат!», «Гутен таг, герр оффициир!» [2, С. 104]; «– Guten Morgen, Herren Offiziere, guten Morgen… Рус карашо, Гитлер капут» [2, С. 126]; «Гитлер капут! Auf wiedersehen!.. Рус карашо!» [2, С. 126]; фонетически и графически: «– Guten Morgen, Herren Offiziere … Сталин гут, карашо, Гитлер плехо, капут» [2, С. 126]; «– Guten Morgen, Herren Offiziere, guten Morgen… Рус карашо, Гитлер капут» [2, С.

126]; «Нун, битте, херайн! – добавил он по-немецки. – Бит-те!» [2, С. 105].

Анализ типизированной образной парадигмы «вежливость» как составной части концепта «немецкий язык» показывает, что в его ядро входят следующие компоненты: приветствия; к приядерной части относятся: просьба; к ближней периферии – благодарность, прощание; к дальней периферии – извинение.

Концепты, которые представлены в национальном языке, становятся своеобразными маркерами, проявляя разнородную деятельность человека.

Можно отметить, что концепт «немецкий язык» обозначает модели поведения человека, уровень его воспитанности, которые проявляются не только в художественной речи, но и в обыденном языке.

Перспективой к дальнейшим исследованиям является изучение концепта «немецкий язык» в представлениях по другим образным парадигмам и в сравнительно-историческом аспекте.

1. Бацевич, Ф. С. Смисл: сутність і сфери вияву у мові / Ф. С. Бацевич // Вісн. Львів.

ун-ту. Сер.: філологія. 2004. Вип. 34. Ч. 1. С. 246–353.

2. Бондарев, Ю. В. Батальоны просят огня: [повести] / Ю. В. Бондарев. М.: Сов.

Россия, 1971. 209 с.

3. Бондарев, Ю. В. Берег: [роман] / Ю. В. Бондарев. М.: Советский писатель, 1979.

416 с.

4. Воркачев, С. Г. Счастье как лингвокультурный концепт / С. Г. Воркачев. М, 2004.

С. 43–52.

5. Ефремова, Т. Ф. Новый словарь русского языка: [толково-словообразовательный] / Т. Ф. Ефремова. М.: Русский язык, 2000. 1222 с.

6. Зусман, В. Г. Концепт в системе гуманитарного знания / В. Г. Зусман // Вопросы литературы. 2003. № 2. С. 3–29.

7. Ожегов, С. И. Толковый словарь русского языка / С. И. Ожегов, Н. Ю. Шведова.

М.: Аз, 1996. 928 с.

8. Степанов, Ю. С. Константы: словарь русской культуры / Ю. С. Степанов. М.:

Академический проект, 2001. 990 с.

9. Bertelsmann. Universal Lexikon / Bertelsmann. Gtersloh Mnchen: Wissen Media Verlag GmbH, 2004. 1056 s.

10. Kper, H. Wrterbuch der deutschen Umgangssprache / H. Kper. Stuttgart: Ernst Klett Verlag fr Wissen und Bildung GmbH, 1987. 959 s.

ФОЛЬКЛОРНЫЕ ТРАДИЦИИ В СОВРЕМЕННОЙ КУЛЬТУРЕ

БОЛГАР СЕВЕРНОГО ПРИАЗОВЬЯ

URL: http://yazik.info/2012-27.php О. Б. Червенко Бердянский государственный педагогический университет (г. Бердянск, Украина) Ключевые слова: болгарский фольклор, аутентичность, ансамбль, фольклорный фестиваль, Северное Приазовье.

В статье описывается функционирование современной народной культуры болгар Северного Приазовья. Исследуется история и деятельность некоторых фольклорных коллективов данного региона.

Сегодня этнические болгары компактно проживают в Запорожской области Украины, а именно: в Бердянском, Приморском и Приазовском районах.

Культуру, быт и язык болгар Северного Приазовья со времен их переселения на эту территорию (1860–1862 гг.) в разные периоды фиксировали, публиковали, изучали и анализировали русские, болгарские и украинские фольклористы, музыковеды, а также лингвисты, среди которых: А. Варбанский [12], Н. Державин [5; 6], И. Тодоров [3], А. Бурмов [1], Н. Кауфман [8], Н. Шумада [13], И. Горбань [4], Я. Конева [9], Н. Задорожнюк [7], В. Пейчев [11], В. Изотов [2], Л. Ноздрина [10] и многие другие.

В наши дни все больше внимания уделяется процессу взаимодействия традиционных и новых форм бытования народного творчества в системе современной культуры. Нам представляется актуальным изучение болгарского фольклора и фольклорных коллективов на территории Северного Приазовья.

Цель статьи – представить современное состояние и функционирование болгарского фольклора и фольклорных коллективов на территории Северного Приазовья.

В Запорожской области Украины сегодня активно функционирует 10 болгарских обществ, главной задачей которых является возрождение и популяризация болгарского языка, истории и культуры. С этой целью организовываются и проводятся конкурсы, конференции, круглые столы, фестивали, мастер-классы, а также традиционные праздники, связанные с памятными датами приазовских болгар и всего болгарского народа.

На ежегодных региональных фестивалях болгарского народного творчества «Извор» (болг. извор – рус. источник) в городе Бердянске Запорожской области, первый из которых прошел в 2002 году, регулярно выступают фольклорные коллективы Запорожской области, а также демонстрируют свое мастерство гости из Болгарии. В городе Приморске и в болгарских селах Запорожской области проходят т. н. «соборы» болгар. Это народные праздники с песнями, танцами, выставками, ярмарками, представлением национальной кухни, спортивными состязаниями и конкурсами. Также в селах стараниями руководителей и участников коллективов, учителей школ инсценируются календарные и семейные праздники, например, «Бабиндень» – народный женский праздник в честь женщины-повитухи, которая в прошлом помогала при рождении ребенка.

Женщина-акушерка в этот день, посещая дома, где она принимала роды, совершала необходимые ритуалы, желала детям здоровья и счастливой судьбы. Или «Лазаровден» – праздник девушек, которые одеты в новую одежду, украшенные цветами «лазаруват». Девушки посещают дома в селе, поют обрядовые лазарские песни всем членам семьи, благословляют на здоровье, счастье и процветание.

Целью данных мероприятий является создание условий для общения между болгарами региона. На праздниках широко представляется народная культура и обрядовость болгар, как в репертуаре фольклорно-этнографических, вокальных и танцевальных коллективов, так и отдельных исполнителей.

Народный фольклорно-этнографический ансамбль «Вайсал» – единственный в Запорожской области, который репрезентирует болгарский аутентичный фольклор. Ансамбль самый старый в Северном Приазовье. Создан в 1937 году и с небольшими перерывами существует уже более семи десятилетий.

Руководителем был Петр Лазарев, ныне – Ирина Кара, музыкальный руководитель – Михаил Киров. Сегодня коллектив продолжает свое существование при Доме культуры села Лозоватка Приморского района, директором которого является Евгений Желязков. Члены ансамбля постоянные участники Всеукраинского фестиваля искусств национальных культур «Мы украинские», который ежегодно проходит в городе Приморске Запорожской области, Регионального фестиваля болгарского народного творчества «Извор».

«Вайсал» брал участие в отчетном концерте лучших коллективов в городе Киеве.

Участники коллектива на одном из фестивалей представили присутствующим зрителям народный обычай «валявицу», который переняли от своих отцов и дедов. Молодежь собиралась для того, чтобы ткать. «Валявицей»

называется процесс, во время которого ткань поливали водой и мяли, чтобы сделать ее мягче. В то время как одна часть присутствующих работала, другая – пела и танцевала для поднятия настроения, потом менялись ролями. Через некоторое время встреча продолжалась, ели национальные блюда, пели и танцевали.

Маря Арабаджи, Анна Статева, Раиса Димитрова, Анна Стоянова, Раиса Жежулова, Раиса Желязкова и др. – участницы ансамбля «Вайсал». Они знают народные праздники и обряды, хорошо помнят прошлое, поэтому являются хранительницами аутентичных народных песен и танцев этого села.

К коллективам с многолетней деятельностью принадлежит также болгарский народный фольклорный коллектив «Врътеница» из села Гюновка Приморского района, который был основан в конце 1960-х гг. (художественный руководитель – Тетьяна Златева, хореограф – Инна Ончева). В 1992 году колективу присвоено звание «народный», после чего руководителем стала Лидия Златева, аккомпаниатором – Виталий Кабанов.

В начале своего создания коллектив состоял из танцевального дуэта (Николай Пройчев и Анна Кепкова) и аккомпаниатора-скрипча Афанасия Ончева.

В репертуаре коллектива были болгарские танцы («хоро» и «ръченица»).

Постепенно к ним присоединялись другие жители села. С приходом в коллектив Григория Велчева (в прошлом – руководитель коллектива) и его сестры Клавдии коллектив стал также сосредоточением песен и обрядов. Евдокия Карастоянова, исполнительница болгарских народных песен, – участница коллектива «Врътеница» с начала его основания. Песни, которые исполняет Евдокия Георгиевна, знает от мамы, с которой вдвоем пели на свадьбах, «гуляй», «субат» и на «трапеза». С годами коллектив рос, мастерство исполнителей совершенствовалось, репертуар расширялся. Народные песни собирали по всем селам Приморского района у бабушек и дедушек.

Отличительной чертой этого творческого коллектива является его количественный состав. Среди всех коллективов Северного Приазовья «Врътеница» имеет наибольшую численность участников – около 60, причем самый старший участник и один из его основателей Николай Пройчев и сегодня танцует в составе ансамбля. Николай Иванович родился в 1911 году. Ему предоставлено почетное право поднимать знамя Всеукраинского фестиваля искусств национальных культур «Мы украинские». В 85 лет вместе с другими участниками «Врътеница» он посетил Болгарию, чтобы принять участие в фестивале. Николай Иванович – «дедушка Коля» – является символом коллектива «Врътеница» и болгарской культуры Северного Приазовья.

Болгарский народный фольклорный коллектив «Врътеница» смело можно назвать «коллективом семейных династий».

В состав коллектива входят семьи:

Пройчевы, Златевы, Ончевы, Иленкуцы, Буцановы, Чебановы. Совсем не случайно поэтому участие в конкурсе «Семейные таланты», который проходил в городе Приморске. Сейчас коллективом руководит невестка Лидии Златевой – Татьяна Златева. Она включила в состав коллектива группу детей, которые дополняют своими танцами выступления старшего поколения.

Народный болгарский фольклорный коллектив «Седянки» при Ботиевском сельском Доме культуры (село Ботиево Приазовского района) создан в 1982 году, а в 1995 году получил звание «народный». Данный коллектив является участниками и лауреатами многих музыкальных конкурсов и фестивалей.

Народный болгарский фольклорный ансамбль «Червена китка» села Петровка Приморского района, художественный руководитель – Лидия Болжеларская, хореограф – Ирина Шопова, также активно функционирует и пропагандирует культуру болгар. В селе и поныне бытуют староболгарские обряды «Пеперуда» и «Калаялник», инсценировку которых участники ансамбля представляют во время различных фестивалей.

Следует отметить, что молодежь продолжает традиции старшего поколения.

Детско-юношеский танцевальный коллектив «Богдановски перли» из села Богдановка Приазовского района не оставляют зрителей болгарской культуры безразличными, исполняя популярные болгарские народные танцы.

Продолжателями традиций является Молодежный болгарский хор «Приморски лазарици» города Приморска (руководитель Александр Семененко), который в 2011 году был участником VIII общеболгарского молодежного фольклорного собора «С Болгарией в сердце» в городе Каварна (Республика Болгария). В репертуаре коллектива – календарно-обрядовые, лирические и юмористические песни. Активно развивается и детско-юношеский танцевальный коллектив «Приморски жар» города Приморска, действующий на базе Приморского регионального украино-болгарского лицея.

Творчество коллективов, состоящих их молодого поколения, отличается от аутентичных фольклорных ансамблей сознательным и целенаправленным усвоением народных традиций. Народные традиции, передаваемые из поколения в поколение, сохраняют культурное наследие, способствуя формированию у подрастающего поколения национального самосознания.

В целом в Запорожской области действует около 20 болгарских творческих коллективов. Сохранение национальной культуры для последующих поколений этнических болгар – одна из основных задач фольклорных коллективов. Важное место в современной культурной жизни, народного наследия и фольклорной традиции региона принадлежит аматорскому творчеству в сельской местности.

Приобщаются новые творческие силы, увеличивается количество коллективов, находит место поддержка болгарских обществ области и средств массовой информации. Благодаря всему этому является возможным продолжение жизни болгарских фольклорных произведений в культурном и национальном кругу этнических болгар в иноязычном культурном окружении.

Таким образом, существование болгарских фольклорных коллективов в течение многих десятилетий и создание новых, свидетельствует о функционировании и развитии народного творчества на современном этапе.

1. Бурмов, А. Народни песни на приазовските българи / А. Бурмов // СбНУ. Кн. 42.

София: Придворна печатница, 1936. С. 1–16.

2. Български народни песни записани от В. Изотов в българските села на Северното Приазовие. Бердянск: Модем, 2003. 47 с.

3. Български народни песни (събрани в с. Преслав и с. Строгановка, Русия, Бердянски уезд от Ив. С. Тодоров). Ловеч: Скоро-печатница «Труд», 1903. 48 с.

4. Горбань, І. Фольклор і фольклористика болгар в Україні / І. Горбань. Львів: Інститут народознавства НАН України, 2004. – 253 с.

5. Державин, Н. С. Болгарские колонии в России (Таврическая, Херсонская и Бессарабская губернии): материалы по славянской этнографии / Н. С. Державин // СбНУ.

София: Държавна печатница, 1914. Кн. 29. 259 с.

6. Державин, Н. С. Болгарские колонии в России. Петроград, 1915. Т. 2.: Язык. 325 с.

7. Задорожнюк, Н. І. Семантика символічно-обрядової системи болгарської весільної поезії:

дис. … канд. філол. наук: 10. 01. 09 «Фольклористика» / Н. І. Задорожнюк. К., 1994. 142 с.

8. Кауфман, Н. Народни песни на българите от Украинска и Молдавска ССР: в 2 т.

София: Издателство на Българската академия на науките, 1982. Т. 1. 720 с.; Т. 2. 943 с.

9. Конева, Я. П. Народно-песенная культура болгарской диаспоры в Украине: дис. … канд. филол. наук: 10. 01. 09 «Фольклористика» / Я. П. Конева. К., 1992. 225 с.

10. Ноздрина, Л. Ф. Фольклор болгарских сел Бердянского района Запорожской области (к 150-летию переселения болгар из Бессарабии в Таврию) Запорожья, Дикое Поле, 2010. 88 с.

11. Пейчев, В. В. Българското национално малцинство в Приазовието в етнолингвистичен аспек (с оглед на битовата лексика): автореф. дис. … канд. филол. наук: 05. 04. 17 «Български език» / В. В. Пейчев. София, 2003. 34 с.

12. Песните на бердянските българи / [събрал и наредил Ат. Вас. Върбански]. София:

Академично из-во «Проф. Марин Дринов», 2002. 626 с.

13. Шумада, Н. Жанровый состав и особенности функционирования песенного фольклора болгарского населения в УССР / Н. Шумада // Доклади. София: Българска академия на науките, 1988. Т. 15: Фолклор. С. 493–498.

ТРАДИЦИЯ КОНСЕРВАТИВНОГО ЛИБЕРАЛИЗМА

В ТВОРЧЕСТВЕ М. АРНОЛЬДА

URL: http://yazik.info/2012-02.php Е. Ф. Черемушкина Российская правовая академия Министерства юстиции Российской федерации, Средне-Волжский (г. Саранск) филиал Ключевые слова: традиция, консервативный либерализм, творчество, М. Арнольд.

В статье рассматриваются идеи М. Арнольда, воплотившие консервативно-либеральные взгляды современного ему британского общества середины XIX века.

Середина XIX в., викторианская эпоха, в искусстве Великобритании отмечена полемикой традиционно господствующего романтизма и идеи консервативного либерализма, что нашло наиболее яркое выражение в творчестве одного из авторитетных мыслителей этого времени – поэта, педагога, культуролога Мэтью Арнольда (1822–1888).

Главной работой М. Арнольда, посвященной изучению социальных и культурных процессов в Великобритании XIX века является работа «Культура и анархия» [1], в которой он выступил с резкой критикой эпохи «викторианского просвещения».

Консервативная Великобритания не желала резких перемен и боялась их.

По мнению Арнольда сохранение вековых традиций, исторически присущих этой стране, возможно только при сохранении высоких патриотических и религиозных чувств. Индустриальная революция ослабила религиозные чувства, и на долю культуры выпала миссия стать новой религией современного индустриального общества, поскольку культуре присущи исконные религиозные чувства – благость, свет, стремление к совершенству. Исходя из одного своих этимологических значений, полагал он, она может стать новым культом.

Культуру как органическое целое, ученый пытается противопоставить механическим и поверхностным эффектам индустриальной цивилизации. В качестве средства сохранения этнической идентичности и объединения нации Арнольд называет литературу, которая вытесняет философию. Губительной неразберихе окружающей его повседневности он пытается ответить высоким стилем изложения, отмеченным бесстрастностью, обобщенностью, эстетизмом.

Он высоко ценит поэзию, которая для современного человека, якобы может заменить религию, ведь именно к ней обращаются за истолкованием жизни, в ней ищут моральной поддержки и утешения. В своих стихах он обращается к прошедшим эпохам. Идеал человека Арнольд видит в античной Греции, красота и гармония которой резко противостоят хаосу и несовершенству современной ему жизни. В традиционно романтическом духе Арнольд поэтизирует европейское средневековье: как готику, так и скандинавскую мифологию. Значение подлинной культуры для человека, по мнению Арнольда, возрастает в силу того, что цивилизация становится все более «механизированной и неорганичной», быстрый рост индустриализации грозит уничтожить культуру.

Для Арнольда культура – это «культивирование» личности, стремящейся узнать все лучшее и заставить это знание работать на пользу всего человечества.

Главной функцией культуры он считает всеобщее освобождение человечества, его защиту от любого вида социальных манипуляций, проповедь истины и свободы.

Будущее культуры Арнольд связывал с искусством, предсказывая, что в скором времени оно займет в обществе то место, которое традиционно занимают религия и философия.

Свои предложения по культурному преобразованию британского общества Арнольд назвал «революцией по закону». «Революция по закону» должна предотвратить народную революцию, т.к. реформа, спущенная сверху, всегда лучше, чем реформа, продвинутая давлением снизу или ожесточенной борьбой. В «революции по закону» социальные требования народа выполнены, но так, чтобы ослабить его стремление к дальнейшим преобразованиям. Это не означает, что Арнольд не стремился к совершенному обществу с меньшим количеством нищеты, бедности, невежества, и т. д., но для него совершенное общество не может быть иным, кроме как буржуазным.

Арнольд подчеркивал ценность элитарного центра вкуса и разума, способность меньшинства удерживать культурные ценности.

Он пишет:

«Стремление и конечная цель всего порядка бытия – беречь запасники и охранять сокровища прошлой цивилизации, связывая, таким образом, настоящее с прошлым; улучшать и приумножать и, соответственно, соединять настоящее с будущим; но особенно важно внедряться в общество в целом и в сознание каждого гражданина в качестве законов и прав, через определенное количество и качество знаний, которое необходимо для понимания этих прав и для выполнения соответствующих обязанностей» [2]. Согласно Арнольду, история показывает, что общества всегда разрушались «с молчаливого согласия равнодушного большинства». Видение Арнольда основано на любопытном парадоксе: люди культуры знают лучшее из созданного человечеством, но для кого они сохраняют эти сокровища, когда большинство было и остается равнодушным?

Напрашивается неизбежный ответ: для себя, для бессмертной культурной элиты.

От элиты требуется лишь признать свое культурное отличие и подтвердить тем самым уважение к себе.

Арнольд утверждает, что дорогой к культуре является образование. Но вместе с тем он не допускает, чтобы дети из рабочего класса, среднего класса и аристократии одной дорогой шли по этому пути. Для аристократии образование – это постепенное растворение ее как класса на просторах истории. Представителей рабочего класса образование должно готовить к подчиненному наемному труду в уважении к правящему классу. Образование принесло бы рабочему классу такую культуру, которая в свою очередь удалит искушения профсоюзного движения, политической агитации и «низкой» культуры рабочего класса.

Все эти изменения должны проявиться в сильном централизованном государстве с высокоразвитой культурой. О необходимости государственной власти свидетельствуют два фактора. Во-первых, снижение роли аристократии как центра власти. Во-вторых, продвижение демократии. Эти факторы создают ландшафт, благоприятный для «анархии». Решение проблемы состоит в том, чтобы заполнить этот ландшафт смесью культуры и принуждения. «Культурное государство», согласно Арнольду, должно функционировать, чтобы управлять и сводить к минимуму социальные, экономические и культурные амбиции рабочего класса, пока средний класс не достаточно культурен, чтобы принять на себя эту функцию.

Таким образом, консервативно-либеральные взгляды М. Арнольда легли в основу традиции «культуры и цивилизации», которая, в свою очередь, получила дальнейшее развитие в трудах его современников и последователей, а также дала толчок возникновению нового направления в британских исследованиях культуры

– «Культурных исследований» («Cultural Studies»).

1. Arnold, M. Culture and Anarchy: an Essay in Political and social criticism / M. Arnold [Электронный ресурс]. URL: http://www.guttenberg.org (дата обращения: 17.10.2012).

2. Ashley, L. R. N. Еlizabethan popular culture / L. R. N. Ashley. Bowling Green (Ohio):

Bowling Green state unitv. popular press, Cop. 1988.

КУЛЬТУРНЫЕ СВЯЗИ РОССИИ И БРИТАНИИ В XVIII ВЕКЕ

URL: http://yazik.info/2012-25.php И. Г. Четверов Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева (г. Саранск) Ключевые слова: культура, отношения, иностранцы, XVIII век.

В статье анализируются культурные отношения России и Британии, рассматривается особенности этих отношений.

Культурные взаимосвязи России и Британии становятся в XVII в. все более заметными. В 1621 г. в Москве появляется британец Христофор Галовей, отрекомендовавшийся как часовых дел мастер. В 1624 ему поручается сменить часы на Фроловской (ныне Спасской) башне Московского Кремля, что он и исполняет, а затем неоднократно исправляет эти часы после пожаров (в 1626 и 1628 годах). Часы состояли из подвижного циферблата, нанесенного на вращающийся цилиндр, и неподвижной стрелки, изображающей луч солнца;

при вращении циферблата нужное число, обозначающее час, приближалось к стрелке. Галовей был знаком и с архитектурой, так как при смене часов башня получила шатровую надстройку, вместившую колокола для часового звона, украшенную в духе смешения элементов готической и ренессансной архитектуры. В нишах на новой башне были поставлены белокаменные скульптуры, смутившие москвичей своей наготой, для прикрытия которой по указу царя им были сшиты суконные одежды.

Под руководством Христофора Галовея в Кремле был построен новый водопровод. Вода шла самотеком из Москвы-реки в белокаменный колодец внизу Водовзводной башни. «За создание водоподъемной машины Христоферу Галовею было уплачено царем несколько бочонков золотой монеты» [1].

Помимо Галовея в Москве работал еще один мастер – Джон Талер, построивший придворную церковь Екатерины в Кремле и оснастивший Кремль водопроводом, устроенным в Свибловой башне, получившей после этого имя Водовзводной. Очевидно, что работа этих архитекторов оказала некоторое воздействие на направление дальнейшего развития русской архитектуры, которая с 1630-х годов начинает ориентироваться на использование элементов маньеристической архитектуры северной Европы (в противоположность итальянским мотивам в зодчестве XVI в.).

Знания русских о Британии никак нельзя назвать достаточно обширными.

Тем не менее, в России XVII в. были переведены лучшие европейские труды по географии, включавшие описания быта, культуры и достопримечательностей многих стран, в том числе и Британии. Среди них «Атлас, или космографические размышления о строении мира» Герарда Меркатора, опубликованный в Амстердаме в 1606 г. (переведен в 1637), «Theatrum orbis terrarum…» голландского автора Блеу (1643), переведен в середине XVII в. как «Позорище всея вселенныя…». Сохранилась восходящая к XVII в. анонимная «Роспись городу Лундау и всей Английской земли» (хотя некоторые ученые склонны приписывать этот труд секретарю посольства Герасима Семеновича Дохтурова, осуществляющего свою деятельность в Лондоне в середине XVII века) [2, С. 18]. В «Описание Британии Уильяма Кэмдена» описывается Лондонский мост через Темзу, Кембридж, Оксфорд, Эдинбург и другие достопримечательности страны.

XVII век оставил также свидетельства о попытках русских людей изучать английский язык. Сохранилась составленная в 1640-е годы рукопись посадского человека города Ярославля, содержащая английскую азбуку, словарь и разговорник. Несомненно, основным стимулом к изучению языка была необходимость понимать продолжавших торг в России британских купцов.

События английской революции стали причиной внезапного разрыва поступательно развивающихся в течение уже почти ста лет дипломатических отношений. Причиной разрыва стала казнь короля Карла I. Первого июня 1649 года появился указ Алексея Михайловича о высылке всех британских купцов с такими словами: «а ныне … всею землею учинили большое злое дело, государя своего, Карлуса короля, убили до смерти … и за такое злое дело в московском государстве вам быть не довелось».

После казни Карла I в Москве появляются переводы английских брошюр и памфлетов, изданных роялистами. В перечне переводов, сделанных Епифанием Славинецким, упоминается не дошедшее до нас сочинение «о убиении краля Аггельского с латинска языка…». Более известно «Сказание как английского короля Карлуса Стюварта казнили…».

С 1649 г. все дипломатические и торговые отношения с Британией были прерваны. Это, несомненно, ослабило интерес к России. Кроме того, с 1649 по требованию пуритан были закрыты все театры, с шекспировских времен бывшие источником широкого распространения сведений о "Московии".

Восстановление отношений относится к 1661 году, в Москве в Посольском доме на Покровке был устроен спектакль у английского посла графа Карлейля (прибывшего к Алексею Михайловичу для нового налаживания торговых отношений). Этот английский спектакль в Москве пришелся на время становления русского театра.

Однако именно в Британии, в Оксфорде, была напечатана первая русская грамматика для иностранцев, «Grammatica Russica» (1696), составленная выходцем из Саксонии Вильгельмом Лудольфом В 1682 году в Британии была опубликована «Краткая история Московии" (A brief history of Moscovia and of other less known Countries lying eastward of Russia as far Cathay. Gather from the writings of several eyewitness. By John Milton. London, 1682), написанная поэтом и политиком, идеологом английской революции и автором "Потерянного рая" Джоном Мильтоном около 1650 г.

Мильтон никогда не был в России и его труд – анализ собранных сочинений и дневников путешественников.

Культурные отношения между Россией и Англией разорванные в период революции охлаждаются и после восстановления. Основная причина – отношение русских к иностранцам. В 1689 году в предместьях Москвы живет «более тысячи купцов английских, голландских, фламандских, гамбургских и итальянских» [3, С. 56]. Приезжающие в Россию британцы – в большинстве своем торговцы, часто исполняющие дипломатические поручения; из приглашаемых специалистов несомненное большинство – военные и представители инженерных специальностей, представителей искусства среди них практически нет. Приезду последних в XVI, а особенно в XVII в. стала мешать политика московского государства, направленная на то, чтобы не выпускать из России однажды нанявшихся на службу мастеров. Отчасти это было обусловлено опасением разглашения каких-либо тайн, отчасти – желанием удержать приглашенных с большим трудом специалистов.

Необходимо подчеркнуть, что иностранцы, жившие в России, подвергались жестким ограничениям. Они жили на специально отведенных территориях, контакты с местным населением практически отсутствовали. Да и сами православные русские крестьяне относились к «чужим» с подозрением.

Иностранцы исповедовали другую веру и этот факт был одним из решающих в их восприятии большинством русских людей.

Несмотря на это культурные отношения России и Британии продолжают развиваться. В течение XVII в. в Москве работают два британских архитектора, многие медики, появляются первые попытки русских людей знакомиться с английским языком, а в конце века публикуется первая грамматика для изучения русского языка. Ко времени начала нового столетия обе страны были уже достаточно знакомы с культурой и традициями друг друга, и достаточно стабильные отношения между ними можно было считать налаженными.

1. Черкасов, А. Московский водопровод: от кремлевского до мытищенского / Черкасов А. // «Квартира, дача, офис», №12, 22. 01. 2000.

2. Левин, Ю. Д. Английская литература в России XVIII века / Ю. Д. Левин // История русской переводной художественной литературы: В 2 т. Т. 1. СПб.: 1995. 225 c.

3. Невилль, Де Ла. Любопытные и новые известия о Московии // Россия XV–XVII вв.

глазами иностранцев. Л., 1986. С. 490.

–  –  –

С. О. Филоненко Бердянский государственный педагогический университет (г. Бердянск, Украина) Ключевые слова: массовая культура, массовая литература, глобализация, украинская литература.

В статье рассматриваются процессы глобализации в соотнесении с распространением массовой культуры и литературы. Проанализированы разные точки зрения: от негативистской по отношению к этим явлениям до восприятия их как шанса на популяризацию украинского культурного продукта и на более четкое национальное самоопределение. Популярные формы массовой культуры и литературы (жанры и «формулы»), наполненные национальным содержанием, способны стать «визитной карточкой» Украины в культурно разнообразном мире.

Украинская гуманитаристика, для которой вопрос национальной идентичности всегда был одним из ключевых, не обошла стороной проблему роли отечественной массовой литературы в глобализационных процессах. Как известно, в основе последних лежат интеграционные тенденции, которые приводят к унификации практически всех сфер человеческой жизни. Это наиболее очевидно в политике, экономике и культуре. Как утверждает Мария Кушнарева, «…в культурной сфере действие глобализационных тенденций проявляется прежде всего в определенной стандартизации, унификации культурного продукта, его коммерциализации. Другими словами, глобализация проявилась в том, что, собственно, произошло окончательное превращение культуры в товар, который, как и любой товар, прежде всего должен продаваться» [10].

Глобализация в указанной сфере вызывает мировое распространение национальных вариантов культуры, которое осуществляется благодаря современным коммуникационным технологиям и, в первую очередь, телевидению и Интернету. Таким образом, национальные культуры, например американская, приобретают значение интернациональных, или «суперкультур».

Происходит так называемая «американизация», «вестернизация» культуры.

Кто боится Бритни Спирс?

Кирилл Разлогов вспоминает: «Когда … европейцы говорят массовая культура, они обычно подразумевают ужасный призрак американизации, который угрожает людям во всем мире; неизвестно, как с ним бороться, как противодействовать его «отрицательным» последствиям» [13]. При этом аутентичная культура определенной страны может вытесняться на периферию, маргинализироваться, что воспринимается как угроза и вызывает распространение так называемого «алармистского» гуманитарного дискурса (от англ. alarm – тревога, паника, смятение). По словам Анны Пронькиной, «по уже сложившейся традиции о массовой культуре принято говорить как о некой универсальной модели, не просто подходящей абсолютно каждой национальной культуре, а подчиняющей ее своим интересам и правилам, стандартизирующей, замещающей все внутрикультурные отношения и процессы» [12, С. 5]. Кирилл Разлогов отметил важные факторы глобализации массовой культуры: ее разнообразие и способность быстро переключаться (с одной мелодии, бестселлера на другие), что дает возможность «…непрерывно приспосабливаться к разным типам аудитории, объединяя их в более или менее глобальную сеть» [13].

Традиционно считается, что массовая культура и литература лишены национального облика. Мария Домбровская подчеркивает: «Массовая культура …не имеет национальных истоков, национальных черт характера, быта или культуры того или иного народа. Это искусственно созданная культура, рассчитанная на потребление ее народными массами любой национальности»

[6, С. 61]. По словам Сергея Зенкина, массовая культура ориентируется на «транснациональный код «масскультурных» знаков, опознаваемых и потребляемых во всем мире» [8]. Мария Черняк отмечает, что новейшей массовой культуре свойственен «прогрессирующий космополитический характер» [15, С. 11], в результате чего происходит унификация ее поэтики.

Подобный тезис обосновал Петр Рыхло, по мнению которого массовая литература «стандартизирует и унифицирует место действия, обстоятельства, человеческий характер» [11, С. 317]. Исследователь говорит об условности национального начала в популярной литературе.

В украинской культурной среде в последние 15–20 лет негативизм относительно массовой культуры умножается на страх перед глобализацией, что приводит к активизации «дискурса угрозы». Так, Иван Дзюба в многочисленных выступлениях по поводу глобализации часто упоминает массовую культуру: «…во все уголки мира проникают нелучшие образцы т. н.

«массовой культуры» и нелучшие стандарты т. н. «американского образа жизни». Культурное разнообразие человечества поставлено под угрозу, а многообразие – это способ бытия культуры» [3, С. 27]. Академик неоднократно подчеркивал, что массовая культура является «очень опасным явлением», так как по сути это «бескультурье» [5, С. 4–5]. Ученый опасается, что в глобализированном мире человек станет винтиком, манипулируемой единицей статистики. Однако Иван Дзюба далек от того, чтобы видеть в экспансии американской или иной массовой культуры признаки «международного заговора для морального разложения …общества», он признает, что массовая культура отражает реальные интересы, спрос современного социума [5, С. 4–5].

Глобализация – это шанс?

Украинская исследовательница Мария Кушнарева апеллирует к идеям Тайлера Кона и Джона Сибрука, которые увидели в глобализации положительные моменты. Первый в книге «Творческое уничтожение»

«…приводит интересные примеры культурного экспорта в сфере кулинарии».

Распространение ресторанов с разными национальными кухнями в Америке (азиатских, латиноамериканских и т. д.) способствует культурному обмену, популяризации национальных форм культуры. Джон Сибрук отмечает, что процесс глобализации «…позволяет уменьшить масштабы ксенофобии и создает предпосылки для лучшего взаимопонимания разных народов.

Глобализация сама по себе делает невозможной культурную гегемонию одной страны – она только означает огромную возможность выбора» [Цит. по 10].

Роман Кись в книге «Глобальное – национальное – локальное (социальная антропология культурного пространства)» (2005) утверждает, что «…глобализация …способствует аккультурации – сближению и взаимопроникновению парадигм культур, которые взаимодействуют, и еще более диверсифицирует мир в этнокультурном плане. Парадоксально – в некоторых проявлениях и на определенной фазе глобализация может даже стимулировать напряженные поиски национальной идентичности, самоутверждения и этнокультурной самоактуализации» [9, С. 49].

Среди украинистов есть и те, которые воспринимают глобализацию как шанс и спасение для национальной культуры.

Так, польская ученая Оля Гнатюк считает, что унификация массовой культуры вследствие глобализации должна привести к расширению сферы использования украинского языка:

отечественный бестселлер, дублирование сериалов на украинском – эти факторы могли бы сработать в пользу украинской культуры, привлечь к ней самые широкие массы [2, С. 28].

Украинизация массовой культуры Идею украинизации массовой культуры озвучивают даже «алармисты».

Так, Иван Дзюба предложил «адаптировать к украинскому национальнокультурному субстрату разные формы масскультуры, молодежной субкультуры и т. д., придать украинский характер современной индустрии развлечений» [4, С. 6]. Роман Кись призвал создавать «…органично украинский урбанистический досуг»: украинофонные видео, кино, шоу-бизнес [9, С. 25].

Постепенно в дискуссии акцент переносится с намерения заклеймить массовую культуру как ужасное порождение глобализации на призыв создавать конкурентоспособный национальный продукт. Подобные тенденции отметили и российские ученые. Например, Григорий Тульчинский проанализировал «патриотические» рассуждения российских гуманитариев о засилье американского масскульта в кино, рекламе и на телевидении: «Показательно, что по мере становления российского кинематографа, освоения им блокбастерных жанров, громы и молнии в адрес засилья голливудского кино сменилось гордостью за отечественные фильмы, «ничем не уступающие голливудским образцам» – вроде «Севильского цирюльника», «Ночного дозора», «Турецкого гамбита» [14].

Таким образом, перед украинским обществом стоит задача: создать национальный вариант массовой культуры и литературы, со всеми ее жанрами и «формулами». Вместо того, чтобы импортировать американский вариант, следует самим стать экспортером своего развлекательного продукта. При всем тяготении массовой культуры к стандартизации, она, по словам Григория Тульчинского, «…не исключает реализацию ярких, своеобразных и самобытных явлений в искусстве, культурной жизни. Наоборот – дает им дополнительные возможности. Только уникальное глобально» [14]. В качестве примера ученый приводит Японию, Сингапур, Финляндию, Индию и Китай, которые смогли создать популярные в мире варианты массовой культуры.

Кирилл Разлогов в статье «Глобальная массовая культура и культурное разнообразие» упоминает о всеобщей популярности локальные явлений массовой культуры: бразильской ламбады (звучала даже в русской Твери!), японских боевых искусств и традиций ниндзя (например, во французских мультфильмах) [13].

Огромный потенциал создания глобально популярной культурной модели Григорий Тульчинский увидел в Украине. Возможность успеха доказала победа на песенном конкурсе «Евровидение» 2004 года поп-исполнительницы Русланы Лыжычко, которая эксплуатировала в шоу «Дикие танцы» мотивы украинской и региональной (гуцульской) идентичности. Как считает Марко Павлышин, это выступление символизировало «…культурную энергию, оригинальность, вновь найденную архаическую аутентичность, витаизм и эрос», которые способны «омолодить» Европу, «изнуренную и медлительную» [7, С. 73].

Идеал современной украинской литературы оригинально сформулировали братья Виталий и Дмитрий Капрановы в статье «Кобзарство как альтернатива глобализации»: «…украинская литература, в соответствии с заветом Великого Кобзаря [Тараса Шевченко. – С. Ф. ], должна быть читабельной по форме, современной по методу и национальной по содержанию» (перифраз известного высказывания Сталина 1925 года) [1].

Считаем, что перспективный путь развития отечественной массовой литературы – наполнение давно известных жанров самобытным национальным содержанием. Детективы на материале загадочной украинской истории, боевики на тему казачины и борьбы отрядов Нестора Махно, фэнтези на материале богатейшей украинской демонологии, фольклора, костюмноисторические романы по образцу «Анжелики» о временах Киевской Руси или Гетьманщины могли бы соединить интернациональные «формулы» и аутентичную культуру. Частично этот процесс уже происходит в массовой литературе (отметим для примера произведения Василия Кожелянко, братьев Капрановых, Симоны Вилар, Светланы Пыркало, Юрия Винничука и др.). На наш взгляд, обществу стоит избавиться от страха перед массовой культурой и глобализацией, а вместо этого направить их положительное влияние на модернизацию украинской культуры и литературы для более отчетливого самоопределения в современном разнообразном мире. Успешные и десятилетиями отработанные формы популярного искусства способны сделать известными и востребованными украинский язык, фольклор, народный быт, историю, литературу, чтобы они стали «визитной карточкой» нашей страны во всем мире.

1. Брати Капранови. Кобзарство як альтернатива глобалізації / Брати Капранови // Сайт братів Капранових. [Электронный ресурс]. URL: http://www.kobzar.com.ua/index.

php?id= 4&theme_id=37 (дата обращения: 07.10.2012).

2. Гнатюк, О. Прощання з імперією: Українські дискусії про ідентичність / О. Гнатюк.

К.: Критика, 2005. 528 с.

3. Дзюба, І. Глобалізація і майбутнє культури / І. Дзюба // Слово і Час. 2008. № 9.

С. 23–30.

4. Дзюба, І. Деякі проблеми і перспективи української культури / І. Дзюба // Кур’єр Кривбасу. 2002. № 153. С. 3–7.

5. Дзюба, І. Злам тисячоліть: фантом чи реальність? / І. Дзюба // Кур’єр Кривбасу.

2002. № 147. С. 3–8.

6. Домбровська, М. Дефініції «масової літератури» / М. Домбровська // Слово і Час.

2005. № 11. С. 54–65.

7. Європейська меланхолія. Дискурс українського окциденталізму [за ред.

Т. І. Гундорової]. К.: ВД «Стилос», 2008. 160 с.

8. Зенкин, С. Н. Массовая культура – материал для художественного творчества: к проблеме текста в тексте / С. Н. Зенкин // Популярная литература: Опыт культурного мифотворчества в Америке и в России [под ред. Т. Д. Венедиктовой]. М.: МГУ, 2003.

[Электронный ресурс]. URL: http://ivgi.rsuh.ru/article.html?id=73403 (дата обращения:

07.10.2012).

9. Кісь, Р. Глобальне – національне – локальне (соціальна антропологія культурного простору) / Р. Кісь. Львів: Літопис, 2005. 300 с.

10. Кушнарьова, М. Б. Основні тенденції розвитку масової культури в сучасній Україні в контексті глобалізації / М. Б. Кушнарьова, І. В. Петрова, С. І. Цимбалюк, Т. В. Шумейко. [Электронный ресурс]. URL: http://www.culturalstudies.in.ua/ zv_2005_s6.php (дата обращения: 07.10.2012).

11. Лексикон загального та порівняльного літературознавства. Чернівці: Золоті литаври, 2001. 636 с.

12. Пронькина, А. В. Национальные модели массовой культуры США и России:

культурологический анализ: монография / А. В. Пронькина; Ряз. гос. ун-т им.

С. А. Есенина. Рязань, 2009. 156 с.

13. Разлогов, К. Э. Глобальная массовая культура и культурное разнообразие / К. Э. Разлогов. [Электронный ресурс]. URL: http://www.ifapcom.ru/files/Monitoring/ razlogov_glob_mass_cult. pdf (дата обращения: 07.10.2012).

14. Тульчинский, Г. Л. Культура в шопе / Г. Тульчинский // Нева. 2007. № 2.

[Электронный ресурс]. URL: http://hpsy.ru/public/x2960.htm (дата обращения:

07.10.2012).

15. Черняк, М. А. Массовая литература ХХ века: [учеб. пособие] / М. А. Черняк. М.:

Флинта: Наука, 2007. 432 с.

ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ

И СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ПРОЦЕССЫ

–  –  –

А. Л. Вусик Бердянский государственный педагогический университет (г. Бердянск, Украина) Ключевые слова: официальный язык, государственный язык, языковая ситуация.

Автор статьи поднимает проблему использования терминов «государственный язык» и «официальный язык», приводит примеры влияния конкретной историко-языковой ситуации на развитие национальных языков и придание языку положения государственного или официального.

В последнее время ведутся споры относительно понятий «государственный язык» и «официальный язык». Однако экспертами ЮНЕСКО ещё в 1953 году было предложено разграничение этих понятий и выработаны их определения.

Так, «государственный язык» – язык, выполняющий интеграционную функцию в рамках данного государства в политической, социальной и культурной сферах, выступающий в качестве символа данного государства, а «официальный язык» – язык государственного управления, законодательства, судопроизводства.

Анализируя конституции разных стран, мы наблюдаем, что в Кипре (ст. 3), Польше (ст. 27), Словении (ст. 11), Болгарии (ст. 3), Турции (ст. 3), Княжестве Андорра (ст. 2) закрепляется официальный язык, а в конституциях Австрии (ст. 8), Словакии (ст. 4), Франции (ст. 2) – государственный язык.

На практике мы наблюдаем, что представленные определения носят рекомендательный характер и в законодательстве большинства стран, где введён «государственный язык» или «официальный язык», рассматриваемые понятия используются как синонимичные, например в конституциях Испании (ст. 3), Княжества Лихтенштейн (ст. 6), Княжества Монако (ст. 8) говорится о государственных и официальных языках одновременно.

Нужно не забывать, что «государственный язык» – символ государства (наряду с флагом, гербом, гимном), подчеркивающим его связь с конкретным этносом, и отношение к нему как национальному достоянию, требующему охраны и поддержки. Понятие «государственный язык» имеет тесную связь с наличием конкретного государства. Он является рабочим языком органов государственной власти и местного самоуправления, государственных учреждений, используется в судопроизводстве и законодательстве, а также в системе воспитания и образования, в сфере распространения информации.

При выборе государственного языка немаловажное значение имеет численность его носителей и степень распространения.

По сферам использования и набору выполняемых функций «официальный язык» в отличие от «государственного» является более узким понятием. Так, Конституция Испании предусматривает существование официальных языков в автономных сообществах (ст. 3). «Официальный язык» тождественен понятию «рабочий язык», которое употребляется для обозначения языка официального общения и официального делопроизводства учреждения, общественной или международной организации, политической партии.

Терминологическое совпадение во многом происходит из-за того, что они оба понятия и «государственный язык», и «официальный язык» включают такой элемент, как сфера официального использования национального языка.

Государственный или официальный язык не может быть установлен произвольно, его выбор всегда обусловлен рядом объективных причин. Прежде всего, это касается требований, предъявляемых к самому языку. Например, русский язык является государственным языком в следующих государствах: Россия, Белоруссия (наряду с белорусским), в частично признанной Южной Осетии (наряду с осетинским). Является официальным языком государственных учреждений (во всех случаях другой язык или другие языки выступает как государственный или второй официальный) в следующих государствах: Казахстан, Киргизия, частично признанная Абхазия и непризнанная Приднестровская Молдавская Республика. В Таджикистане русский язык признан по конституции «языком межнационального общения». В некоторых округах штата Нью-Йорк на русский язык должны переводиться документы, связанные с выборами.

Итальянский язык признан вторым официальным языком в нескольких округах Хорватии и Словении со значительным итальянским населением.

Английский и французский языки признаны Конституцией Канады в качестве «официальных». Это означает, что все законы на федеральном уровне обязаны приниматься как на английском, так и на французском языке, и что услуги федеральных органов должны быть доступны на обоих языках.

А вот в Америке статус государственного языка не закреплён никакими государственными актами. Так повелось ещё с XVIII века, с момента образования страны. Правда, не так давно специальная сенатская комиссия пыталась разобраться в проблеме, но признать официальным языком английский не решилась, поскольку «американский и английский» теперь заметно отличается от исконного.

Арабский язык является официальным языком всех арабских стран, а также Сомали и Джибути. Кроме этого, арабский язык признан официальным рабочим языком Генеральной Ассамблеи ООН.

Так, в соответствии с Конституцией, официальный язык республики Болгария – болгарский. Изучение болгарского языка – право и обязанность каждого болгарского гражданина. Граждане, чей родной язык не болгарский, имеют право изучать свой родной язык наряду с обязательным изучением болгарского языка. Принимая во внимание конституционные постановления, подготовительные курсы организовываются для детей, которые плохо знают болгарский язык (главным образом турецкого или романского происхождения).

Нужно заметить, что в зависимости от конкретной историко-языковой ситуации уровень функционального развития национальных языков различен и не всегда отвечает социолингвистическим потребностям общества при установлении государственного или официального языка.

Это хорошо видно на примере «стран, освободившихся от колониальной зависимости». Практически во всех этих странах язык бывшей метрополии был признан в качестве официального; в большинстве случаев официальным является также и один из местных языков (как правило, это язык наиболее многочисленной и влиятельной этнической общности). Например: в Бенине, в Конго официальный язык – французский, в Нигерии – английский, в Кении и Уганде по два официальных языка – суахили и английский.

Интересная ситуация наблюдается в Вануату (бывшие Новые Гебриды) государственным языком является бислама, а официальными – английский и французский; в Малайзии государственный – малайзийский, официальные – английский, китайский и тамильский.

Показательно с этой точки зрения и законодательство такой европейской страны как Ирландия с её сложной историей языкового развития. В соответствии со ст. 8 Конституции Ирландии ирландский язык является государственным и одновременно первым официальным языком, английский язык признан вторым официальным языком.

Нужно учитывать, что на распространение какого-либо языка влияет и субъективное отношение к нему говорящих на нем людей. А они по-разному оценивают складывающуюся этнолингвистическую ситуацию в зависимости от социально-политических перемен, состояния национальной культуры, экономических и идеологических причин.

Придание языку положения государственного или официального часто рассматривается как наиболее эффективное средство его защиты. В парламенте Исландии поддержали законопроект, который присваивает языку жестов, используемому глухонемыми, статус государственного языка. Отныне глухие, а также глухонемые граждане страны смогут указать язык жестов как свой первый язык. Ранее же государственным языком в Исландии был только исландский.

Однако в условиях многонационального населения, многообразия этнолингвистических интересов и сложного национально-государственного устройства не представляется возможным решить проблемы развития и защиты всех национальных языков подобным образом. Нельзя не учитывать также того, что наиболее эффективная поддержка и защита языка возможна с помощью специальных государственных программ развития и охраны национальных языков.

1. Словарь лингвистических терминов Т. В. Жеребило [Электронный ресурс]. URL:

lingvistics_dictionary.academic.ru (дата обращения: 12.09.2012).

2. Словарь русских синонимов (онлайн версия) [Электронный ресурс]. URL:

http://www.classes.ru/all-russian/russian-dictionary-synonyms-term-14802.htm (дата обращения: 12.09.2012).

3. Официальные языки ООН [Электронный ресурс]. URL:

http://www.un.org/ru/aboutun/languages.shtml (дата обращения: 12.09.2012).

–  –  –

Е. А. Пискун Институт искусствоведения, фольклористики и этнологии им. М. Ф. Рыльского НАН Украины (г. Киев, Украина) Ключевые слова: Слобожанщина, идентификация, гражданство, граница, ценность, сотрудничество.

На основе результатов анкетирования и собственных полевых материалов автора, раскрыты особенности этнонациональной идентификации населения обследованной территории (Харьковской, Донецкой, Луганской, Полтавской, Сумской областей Украины и Белгородской области Российской Федерации), проанализированы типы идентичностей, векторы развития Украины.

На двадцать втором году независимости Украины особенно актуальным является этносоциологическое изучение региональной системы государства. Так как именно региональные сообщества являются главными структурными подразделениями национальной жизни, это будет содействовать прогнозированию развития страны в разных отраслях, объединению украинского этноса.

Данное исследование проводилось с помощью анкеты «Российскоукраинское пограничье: проблемы идентификации и взаимовлияний», с помощью которой опрошено 1600 жителей Южной Слобожанщины, из них 1294 горожанина (80,9% от общего количества опрошенных) и 306 представителей сельской местности (19,1%). На вопросы ответили 523 мужчины (32,7%) и 1077 женщин (67,3%) [1, Лист 2].

В первую очередь нас интересовало мнение представителей студенческой молодёжи, так как именно они являются ровесниками нашого независимого государства и от них зависит его будущее. Также учтены результаты опроса респондентов средней и старшей возрастных категорий, что позволяет исследовать эволюцию идентификационных процессов представителей изучаемого историко-этнографического региона.

Обобщив полученные ответы, утверждаем, что 1010 (63,1%) представителей Слобожанщины положительно оценивают факт наличия гражданства Украины, но не смотря на это 656 (41%) опрошенных хотели бы получить второе Росийской Федерации либо стран Европейского союза – 294 (18,4%) – Великобритания, Греция, Италия, Германия, Польша, Франция, Швеция, Болгария, Бельгия, только 222 (13,9%) украинца исследуемой территории хотели бы принять второе гражданство США.

818 (51,1%) респондентов убеждены, что граница между Украиной и Россией не нужна. Такого же мнения и опрошенные нами представители Корочанского района Белгородской области: «Думаю, что люди у нас, для людей вот эта граница – это кошмар. В общем, обидно и очень обидно то, что, я вообще не люблю вот эти границы, для меня это было ужасно. Ну а то, что с Украиной связано очень много. Я, например, считаю, что мы как одна страна, мы не должны не в коем случае делиться. Жалко, жалко, конечно.

Пусть бы, допустим, я всё время об этом думаю, пусть даже каждая страна суверенная, имеет полное право. Это, наверно, лучше, как штаты в Америке, каждый штат сам по себе, там законы свои создают... И у нас бы так, ну уже до такой степени, когда границы перекрыты и прочее. Когда на границах это всё проверяют» (жительница г. Короча, 1948 г. р.) [2, Лист 9].

В ходе исследования нам также удалось оценить ценностные ориентации представителей Южной Слобожанщины. Так, для жителей исследуемой территории самым ценным является здоровье (1026 (64,1%) опрошенных), любовь близких, семья (1011 (63,2%) человек), успех в трудовой деятельости (430 (26,8%) представителей), друзья (395 (24,7%) респондентов), образование (349 (21,8%)), деньги, материальное благополучие (339 (21,2%) опрошенных), мир (315 (19,7%) жителей), украинская культура и язык (313 (19,6%)), принадлежность к украинскому народу (296 (18,5%) представителей), возможность творческой самореализации (208 (13%) украинцев), русская культура и язык (168 (10,5%) человек), работа на возрождение и процветание Украины (140 (8,8%) опрошенных), существование независимой Украины (122 (7,6%) респондента), религия (107 (6,7%) ответов), принадлежность к русскому народу (67 (4,2%) опрошенных).

Как известно, для дальнейшего развития государственности необходимо активное сотрудничество нашего государства с политическими партнёрами, которыми на сегодня, по убеждению опрошенных с помощью метода анкетирования, являются Российская Федерация (505 (31,6%) представителей) и Европейский Союз (362 (22,6%) человека). Также стоит заметить, что респонденты стремятся к созданию восточнославянского блока (Украина, Россия, Белорусь) (350 (21,9%)), укреплению государственной независимости (315 (19,7%) респондентов), расширять связи в рамках стран СНГ (186 (11,6%) жителей). Соответственно, результаты анкетирования подтверждают, что для представителей Южной Слобожанщины характерен так называемый восточный (пророссийский) вектор развития Украины. Что же касается возможных путей внешней политики Российской Федерации, опрошенные склоняются к поддержке отношений с Украиной (527 (32,9%) слобожан), укреплению восточнославянского блока (340 (21,3%) респондентов), ещё 390 (24,4%) представителей исследуемой территории затрудняются ответить.

По нашему мнению, стремительный рост межнациональных браков предполагают выяснение отношения к ним респондентов и оценку состояния уровня сохранённости традиций в межнациональных браках. Так, 1028 (64,3%) слобожан поддерживают их, в то же время по 226 (14,1%) представителей так и не смогли определиться с вариантом ответа на предложенный вопрос – получено равное количество голосов в поддержку брака со «своими», с иностранцами, столько же опрошенных затрудняются ответить, ещё 104 (6,5%) представителя края однозначно отрицательно относятся к межнациональным бракам.

Респонденты убеждены, что в межнациональных браках чаще всего сохраняются украинские и русские традиции (858 (53,6%) жителей Слободской Украины). К сожалению, почти опрошенных слобожан (367 (22,9%)) не нашла однозначного ответа на этот вопрос. Однако 191 (11,9%) представитель исследуемой территории искренне убеждён, что именно украинские национально-культурные традиции чаще сохраняются в украинско-русских смешанных браках. Таким образом, продолжают функционировать тенденции, о которых писала ещё Л. Н. Чижикова, и межнациональные браки служат фактором межэтнической интеграции и ассимиляции в этноконтактных зонах, которой и является территория Слободской Украины [3, С. 56]. Следовательно изучение процессов этнонациональной идентификации чрезвычайно важно для современного общества, особенно на территории пограничья.

Результаты анкетирования и настроение опрошенных представителей украинского общества стимулируют к эффективному противодействию ассимиляции традиционной культуры и быта украинцев, так как именно с помощью этих факторов прослеживаются духовный и моральный уровни развития общества, которые полнее всего раскрываются в процесах самосознания и самоидентификации. Позиция общества и государства должна заключаться в проведении культуроохранных и образовательных мероприятий, содействующих процессу оздоровления и развития общества через самоосознание, самоидентификацию с целью его объединения. Таким образом, именно от грамотной поддержки развития духовности, традиционности, сохранения народной культуры, обрядовости и быта зависит дальнейшее развитие этнонациональной идентификации украинской нации в общем и каждого её гражданина в частности.

1. Архівні наукові фонди Інституту мистецтвознавства, фольклористики та етнології ім. М. Т. Рильського НАН України. Фонд 14-5. Експедиції (Од. зб. 732. Піскун О. О.

Зведені таблиці, укладені за результатами опитування мешканців Південної Слобожанщини та Чернігівської області. 2012 р. 218 арк.).

2. Архівні наукові фонди Інституту мистецтвознавства, фольклористики та етнології ім. М. Т. Рильського НАН України. Фонд 14-5. Експедиції (Од. зб. 734.

Бондаренко Г. Б., Піскун О. О. Експедиційні матеріали, зібрані в рамках спільного проекту Інституту етнології та антропології РАН та ІМФЕ НАН України «Російськоукраїнське пограниччя: етносоціологічний моніторинг». 2012 р. 150 арк.).

3. Чижикова, Л. Н. Русско-украинское пограничье: история и судьбы традиционнобытовой культуры / Л. Н. Чижикова. М., 1988. 256 с.

«ДЕЦЕНТРАЛИЗАЦИЯ» И «ДЕВОЛЮЦИЯ»:

ОПЫТ КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИИ

URL: http://yazik.info/2012-29.php А. В. Пузаков Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева (г. Саранск) Ключевые слова: децентрализация, деконцентрация, деволюция, сепаратизм.

В статье проводится анализ работ современных зарубежных исследователей, занимающихся вопросами децентрализации власти, рассматриваются трактовки понятий «децентрализация», «деконцентрация» и «деволюция».

Процессы глобализации характеризуются тем, что государства предоставляют свою территорию для международной торговли, информационных сетей и т. д. и, зачастую, теряют свою доминирующую роль.

В то же время, субнациональные органы власти стали требовать все больших полномочий, что привело к широкому распространению регионализма во всем мире, сопровождаемого учреждением новых политических органов на региональном уровне или расширением полномочий и укрупнением существующих [1, P. 3-4].

Изучая такие процессы, исследователи говорят о децентрализации, деконцентрации или деволюции (в зависимости от контекста), зачастую употребляя эти понятия весьма свободно, как взаимозаменяемые. Поэтому необходимо разграничить эти понятия и определить нюансы и степень власти, с которой они сопряжены.

Сотрудники Международного института демократии и содействия выборам «IDEA» в докладе «На пути к освобождению демократии:

передача властных полномочий» предлагают свои трактовки.

Децентрализацию они определяют как передачу полномочий местным органам власти с целью инициации, финансирования и осуществления программ, предназначенных для развития регионов, основанную на том принципе, что решения должны приниматься при широком общественном участии как можно чаще и на уровне власти, максимально близком к общественности.

Деволюция предполагает, что местные органы управления наделяются некоторыми полномочиями, касающимися возможности самостоятельно принимать решения и управлять делами местного значения, в том числе – вопросами предоставления государственных услуг местному населению.

Исследователи называют деволюцию формой административной децентрализации.

Деконцентрация власти, согласно трактовке ученых, подразумевает передачу ограниченного объема ответственности, властных полномочий и ресурсов центральной властью (министерствами и агентствами) в органы местного и регионального уровня. При этом правительство становится ближе к гражданам, в то же время, местные органы власти остаются в подчинении центральной власти и действуют от её имени, под её управлением и контролем [2, P. 9].

Ж. Боннал отмечает, что в самом широком понимании, децентрализация

– это передача центральным правительством части полномочий региональным или местным органам. Централизация – это ответ на потребность в единстве государства, а децентрализация – на потребность в диверсификации, разнообразии [3].

Исследователь также отмечает, что с конца 80-х гг. ХХ в. существует понимание того, что излишняя централизация, как и абсолютная местная автономия в равной степени вредны, что необходимо улучшать системы сотрудничества национальных, региональных и местных центров управления [3].

Ж.

Боннал выделяет три основные тенденции, относящиеся к децентрализации:

постепенное появление новой системы распределения обязанностей между национальным, региональным и местным уровнями управления в форме деконцентрации;

все меньшая вовлеченность государства и экономическая либерализация в форме деволюции;

все большее участие местных органов и гражданского общества в управлении, применение новых форм участия, консультации и партнерства [3].

Деконцентрация означает, что решения принимаются в центре, а другие уровни управления сводятся к передаче приказов и исполнению решений. Хотя решения по важнейшим вопросам принимаются в центре, нижестоящим уровням власти могут быть делегированы полномочия по принятию решений по менее значимым вопросам.

Ж. Боннал приходит к заключению, что деконцентрация – это не вариант децентрализации, а отдельный процесс. Деконцентрация – это полномочия принимать решения, переданные центральным правительством своим собственным местным агентам, в то время как децентрализация, в строгом понимании, – это передача полномочий органам или людям, избранным населением [3].

Начиная с ХIХ в. в большинстве развитых стран, и во второй половине ХХ в. в развивающихся странах прошли волны деконцентрации, положившие начало новому распределению полномочий между центральными и региональными органами управления [3].

Процессы, связанные с демократизацией, закрепили тенденцию к деконцентрации, которая оказалась средством снижения недовольства граждан по отношению к местному управлению. В 80-е и еще более интенсивно в 90-е гг. ХХ в. правительства пытались устранить изъяны деконцентрации путем передачи властных полномочий не местным органам, являющимся представительствами центральной власти или полуавтономными государственными органами, а избранным на местах чиновникам и организациям, продвигающим идеи гражданского общества.

Поэтому децентрализация посредством деволюции, согласно определению Ж. Боннала, – это передача функций, ресурсов и полномочий самим гражданам в лице органов местного самоуправления. Таким образом, деволюция – это переход от административной децентрализации к политической [3].

Политическая децентрализация предполагает наличие у органов местного самоуправления собственных источников дохода и всенародное избрание глав этих органов. Административная децентрализация означает, что местные органы власти остаются под надзором государства, главы этих органов назначаются, и у них нет достаточно полномочий для использования ресурсов.

Исследователь выделяет четыре основных признака, присущих реформам, осуществляемым посредством деволюции:

создание новых субнациональных органов на региональном или местном уровне;

всеобщие выборы на всех субнациональных уровнях;

предоставление субнациональным органам достаточного количества финансовых ресурсов для осуществления их полномочий;

трансформация надзирающей роли центральной власти в юридический административный контроль и контроль за целевым расходованием бюджетов [3].

Как отмечает А. Родригез-Позе, любая форма деволюции подразумевает некоторую степень субнациональной легитимности и некоторую форму децентрализации власти. Сложность процесса деволюции вызвана конфликтами интересов различных сторон, вовлеченных в него: в то время как национальные правительства хотели бы при передаче полномочий региональным правительствам выделить последним как можно меньше ресурсов, субнациональные органы управления предпочли бы получить их в максимальном объеме. Баланс между этими двумя крайностями зависит от относительной силы, легитимности участвующих в процессе уровней власти [1, P. 5-6].

Эффективная политическая и демократическая система способствует влиянию волеизъявления электората. Сочетание исторических и политических факторов является основанием легитимности различных уровней власти в демократических странах. В странах, не имеющих демократических систем, влияние электората фактически игнорируется [1, P. 7]. По сути, деволюция возможна только в демократическом государстве, в котором власть вынуждена прислушиваться к мнению своих граждан, избирателей.

Общественное мнение по поводу деволюции оказывает влияние на легитимность различных уровней власти. Одобрение общественностью деволюции будет означать укрепление легитимности центральной власти, а неодобрение – относительное ослабление [1, P. 8].

Сам факт наличия деволюционных процессов в государстве свидетельствует о достаточно высоком уровне демократии: это означает, что население регионов имеет возможность выразить свои претензии, а центральная власть готова их услышать и попытаться принять адекватные меры для мирного, политического и экономического разрешения или смягчения существующих противоречий.

Вряд ли можно ожидать чего-либо подобного в странах с жестким, тоталитарным режимом: в таких государствах общественное недовольство будет подавлено на корню, ни о каких уступках не будет и речи. Это, в свою очередь, создает потенциал для разного рода всплесков недовольства, которые, в том числе и при поддержке внешних сил, заинтересованных в дестабилизации обстановки в стране или в смене правящего режима, способны вылиться в вооруженные конфликты, революции и т. п.

Таким образом, деволюция является цивилизованным ответом сепаратизму, ее основной функцией является сохранение целостности государства, снижение социальной напряженности.

1. Rodriguez-Pose, A. The Global Trend Towards Devolution and Its Implications / A. Rodriguez-Pose, N. Gill. London: London School of Economics, Department of

Geography and Environment. [Электронный ресурс]. URL:

http://personal.lse.ac.uk/RODRIGU1/e&p%20c.pdf. (дата обращения 15.09.2012).

2. Towards Liberating Democracy: Devolution of Power Matters. Report of the Regional Workshop, Bangkok, 16-17 January 2007. Stockholm: International IDEA, 2007.

3. Bonnal, J. A History of Decentralization / J. Bonnal. [Электронный ресурс]. URL:

http://www.ciesin.org/decentralization/English/General/history_fao.html (дата обращения 15.09.2012).

СТАНОВЛЕНИЕ ТАМОЖЕННОЙ СЛУЖБЫ

В РЕСПУБЛИКЕ МОРДОВИЯ

URL: http://yazik.info/2012-21.php Т. П. Суродеева, В. Ф. Савкин Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева (г. Саранск) Ключевые слова: таможенный кодекс, таможенная служба, внешнеэкономическая деятельность.

В статье рассматриваются основные этапы становления таможенной службы на территории республики Мордовия.

Таможенная структура была и остается одним из важнейших элементов системы государственного управления внешнеэкономическими связями. С ее помощью государство обеспечивает, с одной стороны, свободный доступ российской экономики к системе мирового хозяйства, с другой – защиту экономической безопасности страны путем установления запретов и ограничений на ввоз и вывоз отдельных товаров, лицензирования, квотирования и применения ряда иных мер.

Таможенное дело на территории России, в том числе Мордовии, прошло длительный и сложный путь становления и развития. Анализ важнейших вех этого пути необходим для правильного понимания национально-исторических, социокультурных, социально-экономических и иных особенностей таможенного дела в современной России, формирования и эволюции основных таможенноправовых институтов и норм, для более ясного представления тенденций и перспектив совершенствования деятельности таможенной службы [1, С. 6–7].

Исследуя процесс становления таможенного дела, можно прийти к выводу, что дореволюционное развитие таможенных органов имело поступательный характер, шло планомерное совершенствование таможенной системы. Принимались правовые акты, издавались указы в соответствии с внутри- и внешнеэкономическими интересами и потребностями государства.

Существовавшее таможенное законодательство и структура таможенных органов в целом отвечали мировым стандартам в данной области и позволяли существенно пополнять государственный бюджет за счет таможенных доходов, регулировать внешнюю торговлю, защищать отечественную промышленность и экономические интересы страны.

Процессы национализации и государственной монополизации внешней торговли страны в советский период привели систему таможенного дела к функциям фактического контроля за ввозом и вывозом товаров, обслуживания граждан, выезжающих за границу. Таможня стала формальным инструментом регулирования внешней торговли. Участником внешнеэкономической деятельности практически было только государство. Это продолжалось до конца 1980 – начала 1990-х гг., т. е. до начала демократических преобразований в таможенной политике.

Либерализация внешнеэкономической политики страны привела к тому, что в 1989 г. все физические и юридические лица страны получили экономическую и торговую свободу, т. е. стали потенциальными участниками внешнеэкономической деятельности. Вновь создаваемые таможни встали на стражу интересов государства во взаимоотношениях отечественных организаций и россиян с зарубежными партнерами. Организация действенного таможенного контроля стала главной целью таможенной службы. Таможня – служба, расположенная на границе, сегодня переместилась и внутрь страны.

5 августа 1992 г. Государственным таможенным комитетом РФ был издан приказ № 310 о создании в стране 12 новых таможенных органов, в том числе и Мордовской таможни. Создание в Мордовии таможни, явилось признанием государством возросшего значения внешнеэкономических связей нашей республики. Таможенные органы начали освоение новой системы учета перемещения грузов через таможенную границу участниками ВЭД. В соответствии с Таможенным кодексом РФ принятым в июле 1993 г., одними из основных функций таможенных органов стали фискальная (взимание таможенных платежей) и правоохранительная (борьба с правонарушениями и преступлениями в сфере внешнеэкономической деятельности) [2, С. 52].

В последующее время активно совершенствуются процедуры таможенного оформления и контроля. В 2004 г. был принят новый таможенный кодекс, который внес значительное количество нововведений в таможенное оформление и таможенный контроль товаров и транспортных средств. Кодекс построен на принципиально иных основах, которые используют наиболее развитые страны, работающие в условиях огромных объемов внешней торговли. Одним из основных принципов является выборочность таможенного контроля, основанная на концепции управления рисками (под риском понимается вероятность несоблюдения таможенного законодательства РФ). В соответствии с новым Таможенным кодексом главной задачей являются ускорение процедуры таможенного оформления и выпуска товара, максимальное исключение волокиты при таможенных процедурах.

Приказом ГТК РФ № 1445 «О совершенствовании системы управления таможенными органами, расположенными в Приволжском федеральном округе» от 11 декабря 2003 г. создан с 1 февраля 2004 г. Саранский таможенный пост Мордовской таможни. За время существования на посту оформлено более 6 000 грузовых таможенных деклараций [2, С. 57].

Саранск является одним из промышленных городов Российской Федерации, поэтому таможня в первую очередь оказывает поддержку внешнеэкономической деятельности тех предприятий, в развитии которых заинтересована отечественная экономика, способствует развитию современного производства, науки и препятствует ввозу наркотиков, оружия и т. д. Участники ВЭД получают грамотные и четкие консультации в вопросах таможенного оформления внешнеторговых сделок. Подобное содействие таможни позволяет предприятиям и организациям республики достойно представлять свои интересы при осуществлении внешнеэкономических связей, ускорять процессы таможенного оформления и, значит, укрепляет экономический потенциал Мордовии.

1. Агабалаев, М. И. Организационно-правовые основы деятельности и основные функции таможенных органов Российской Федерации / М. И. Агабалаев. М.:

Экономика, 2006. 254 с.

2. Мордовская таможня на рубеже веков: 1992 – 2007 / рук. проекта Е. А. Севостьянов; НИИ гуманитар. наук при Правительстве Республики Мордовия.

Саранск, 2007. 208 с.

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ

Алексахина Татьяна Алексеевна – Сумской государственный университет (г. Сумы, Украина), преподаватель.

Алексеева Лариса Александровна – Бердянский государственный педагогический университет (г. Бердянск, Украина), кандидат педагогических наук, доцент.

Бальсанка Вита Витальевна – Бердянский государственный педагогический университет (г. Бердянск, Украина), студентка.

Боговин Ольга Владимировна – Бердянский государственный педагогический университет (г. Бердянск, Украина), старший преподаватель.

Болотина Алина Валерьевна – Бердянский государственный педагогический университет (г. Бердянск, Украина), студентка.

Вусик Анна Леонидовна – Бердянский государственный педагогический университет (г. Бердянск, Украина), кандидат филологических наук, доцент.

Горбунов Алексей Юрьевич – Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева (г. Саранск), студент.

Данилина Валерия Сергеевна – Бердянский государственный педагогический университет (г. Бердянск, Украина), студентка.

Данилова Наиля Равилевна – Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева (г. Саранск), студентка.

Данилова Ольга Анатольевна – Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева (г. Саранск), кандидат филологических наук, доцент.

Дмитриева Людмила Леонидовна – Бердянский государственный педагогический университет (г. Бердянск, Украина), студентка.

Загарина Елена Михайловна – Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева (г. Саранск), кандидат филологических наук, доцент.

Качор Маргарита Ивановна – Бердянский государственный педагогический университет (г. Бердянск, Украина), студентка.

Кузнецова Анна Юрьевна – «МАТИ» – Российский государственный технологический университет имени К. Э. Циолковского, кандидат педагогических наук, доцент.

Лемайкина Людмила Михайловна – Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева (г. Саранск), кандидат культурологии, доцент, зав. кафедрой лингвистики и межкультурных коммуникаций.

Мусенко Юлия Николаевна – Бердянский государственный педагогический университет (г. Бердянск, Украина), магистрант.

Николова Донка Стоянова – Бердянский государственный педагогический университет (г. Бердянск, Украина), старший преподаватель.

Пиняева Татьяна Николаевна – Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева (г. Саранск), старший преподаватель.

Пискун Елена Александровна – Институт искусствоведения, фольклористики и этнологии им. М. Ф. Рыльского НАН Украины (г. Киев, Украина), аспирант.

Пономаренко Анна Сергеевна – Бердянский государственный педагогический университет (г. Бердянск, Украина), аспирант.

Попова Антонина Александровна – Бердянский университет менеджмента и бизнеса, кандидат филологических наук, доцент.

Пузаков Александр Владимирович – Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева (г. Саранск), кандидат исторических наук, доцент.

Савеленко Ольга Васильевна – Бердянский государственный педагогический университет (г. Бердянск, Украина), студентка.

Савкин Валерий Федорович – Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева (г. Саранск), студент.

Свяжина Олеся Анатольевна – Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева (г. Саранск), студентка.

Сеничева Ольга Анатольевна – Бердянский государственный педагогический университет (г. Бердянск, Украина), кандидат филологических наук, доцент.

Сердюк Алла Михайловна – Бердянский государственный педагогический университет (г. Бердянск, Украина), кандидат филологических наук, доцент, зав. кафедрой общего языкознания и славянской филологии.

Сомкин Александр Алексеевич – Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева (г. Саранск), доктор философских наук, профессор.

Суродеева Татьяна Павловна – Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева (г. Саранск), кандидат исторических наук, доцент.

Ходыкина Ирина Ивановна – Бердянский государственный педагогический университет (г. Бердянск, Украина), старший преподаватель.

Червенко Оксана Борисовна – Бердянский государственный педагогический университет (г. Бердянск, Украина), старший преподаватель.

Черёмушкина Елена Фёдоровна – Российская правовая академия Министерства юстиции Российской федерации, Средне-Волжский (г. Саранск) филиал, кандидат культурологии, доцент.

Черняев Вячеслав Владимирович – Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева (г. Саранск), студент.

Четверов Игорь Геннадьевич – Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева (г. Саранск), аспирант.

Филоненко София Олеговна – Бердянский государственный педагогический университет (г. Бердянск, Украина), кандидат филологических наук, доцент.

СОДЕРЖАНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ 3

ТЕКСТ КАК ОБЪЕКТ ИССЛЕДОВАНИЙ

Боговин О. В. (Бердянск, Украина) Трансформация куртуазной традиции 4 в драме Леси Украинки «Каменный хозяин»

Данилина В. С. (Бердянск, Украина) Цели и задачи рекламного текста 6 (на материале рекламы косметической продукции) Дмитриева Л. Л. (Бердянск, Украина) Эмоции в современной русской прозе: 7 аксиологический аспект (на материале произведений Виктории Токаревой) Загарина Е. М. (Саранск) Фольклорные мотивы в романе Дж. Ирвинга 8 «Отель “Нью-Гэмпшир”»

Качор М. И. (Бердянск, Украина) Функции украинизмов 11 в повести Н. В. Гоголя «Тарас Бульба»

Лемайкина Л. М., Свяжина О. А. (Саранск) Некоторые сложности 12 перевода английских текстов по психологии Николова Д. С. (Бердянск, Украина) Творчество Мишо Хаджийского: 15 основные темы и идейные послания Пономаренко А. С. (Бердянск, Украина) Символизация как средство 20 выражения пейоративной оценки в романе «Сердца четырех»

Владимира Сорокина Сеничева О. А. (Бердянск, Украина) Вербализация смеха в русской 23 языковой картине мира Сердюк А. М. (Бердянск, Украина) Структурно-семантические типы 26 сравнений в современном французском языке Сомкин А. А., Данилова О. А., Суродеева Т. П. (Саранск) Научные тексты 29 и их классификация

ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ КОММУНИКАЦИИ

Бальсанка В. В. (Бердянск, Украина) Стилистическая окраска 36 фразеологических оборотов: к проблеме перевода Болотина А. В. (Бердянск, Украина) Вербализация концепта «человек» 37 в зооморфных единицах Попова А. А. (Бердянск, Украина) Особенности восприятия черного 38 и белого цвета в английской фразеологической картине мира Савеленко О. В. (Бердянск, Украина) Общая характеристика системы 41 вокализма говоров Северного Приазовья Ходыкина И. И. (Бердянск, Украина) Фонетические особенности 42 украинских говоров в контексте изучения диалектов Северного Приазовья

ПРЕПОДАВАНИЕ И ИЗУЧЕНИЕ ЯЗЫКОВ

Алексеева Л. А. (Бердянск, Украина) Реализация сознательно- 43 коммуникативного подхода в преподавании русского языка на современном этапе Горбунов А. Ю., Пузаков А. В. (Саранск) Испанский как второй 44 иностранный?

Кузнецова А. Ю. (Москва) Методика презентации и актуализации 46 фразеологизмов с компонентом «цветообозначение» в процессе преподавания немецкого языка Пиняева Т. Н. (Саранск) Критерии отбора материалов для обучения чтению 50 на французском языке студентов неязыковых факультетов университетов

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ КУЛЬТУР

Алексахина Т. А. (Сумы, Украина) Маскулинность в структуре и семантике 53 фразеологизмов с компонентом «название цветка»

Данилова О. А., Черняев В. В. (Саранск) Стереотипы об англичанах 56 Загарина Е. М., Данилова Н. Р. (Саранск) Коммуникативные помехи 60 в процессе межкультурной коммуникации Мусенко Ю. Н. (Бердянск, Украина) Типизированная образная парадигма 63 «вежливость» как средство вербализации концепта «немецкий язык»

в русской военной прозе Червенко О. Б. (Бердянск, Украина) Фольклорные традиции в современной 67 культуре болгар Северного Приазовья Черемушкина Е. Ф. (Саранск) Традиция консервативного либерализма 71 в творчестве М. Арнольда Четверов И. Г. (Саранск) Культурные связи России и Британии в XVIII веке 73 Филоненко С. О. (Бердянск, Украина) «Ламбада в Твери», «Дикие танцы» 76 и современная украинская массовая литература: проблема глобализации

ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ И СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ПРОЦЕССЫ

Вусик А. Л. (Бердянск, Украина) Влияние конкретной историко-языковой 81 ситуации на уровень функционального развития официального языка и государственного языка Пискун Е. А. (Киев, Украина) Украинские национальные интересы 84 и ценности и их общественное осознание (на примере Слободской Украины) Пузаков А. В. (Саранск) «Децентрализация» и «деволюция»: 87 опыт концептуализации Суродеева Т. П., Савкин В. Ф. (Саранск) Становление таможенной службы 90 в Республике Мордовия

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ 93



Pages:   || 2 |
Похожие работы:

«Вячеслав Яковлевич Шишков Емельян Пугачев. Книга 3 Емельян Пугачев – 3 Аннотация Историческая эпопея выдающегося русского советского писателя В.Я.Шишкова (1873-1945) рассказывает о Крестьянской войне 1773-1775 гг. в России. В центре повествования — сложный и противоречивый образ предводителя войны, донского казака Е....»

«Шкаликов В.В. МИРЫ БЕЗ МИРА Сказочно правдивые истории для взрослых ПРИГЛАШЕНИЕ Поэт сообщил человечеству, что любовь и голод правят миром, но лукаво промолчал о направлени...»

«Чухрукидзе Кетеван Карловна ФЕНОМЕН ТЕАТРА В СОВРЕМЕННОЙ ФИЛОСОФИИ: АСПЕКТ ПЕРФОРМАТИВНОСТИ Специальность 09.00.03 – История философии Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора философских наук Москва – 2013 Работа выполнена на кафедре истории зарубежной философии федерального государственного бюджетного образовательного учр...»

«100 УДК 271.22 – 526.62 : 130.2 : 2 В. Д. Карандашов Икона в русской культуре: история и философское осмысление В статье раскрывается место иконы в православной русской культуре. На основе анализа творчества Феофана Грека, Андрея Рублева, Дионисия...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ ИНСТИТУТ ИСТОРИИ, АРХЕОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ НАРОДОВ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА НИВХСКИЕ МИФЫ И СКАЗКИ ИЗ АРХИВА Г.А. ОТАИНОЙ Предисловие и комментарии д.ф.н. А. М. Певнова Москва УДК 338 (100) ББК 65.5 О-95 Нивхские мифы и сказки / Под.ред А.М. Певнова, 2010. — ???с. IS...»

«58 ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 2015. Т. 25, вып. 2 ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ УДК 811.161 З.И. Минеева КОНТАМИНАЦИЯ В ОБРАЗОВАНИИ НОМИНАЦИЙ ЧЕЛОВЕКА1 В статье рассматривается контаминация как один из способов окказиональной деривации, активно использ...»

«Исторические здание 13... 10... 9... 8........5 4.......3........ 1...... Двухэтажное кирпичное здание, на улице Бривибас 2, построено 1909 году. Его первым владельцем был арендатор Огрско...»

«УДК 159.9.072.433 Вестник СПбГУ. Сер. 12. 2014. Вып. 4 Ю. А. Котельникова ЖИЗНЕННЫЙ СЦЕНАРИЙ ЛИЧНОСТИ КАК СИСТЕМНЫЙ КОНСТРУКТ ЕЕ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ Санкт-Петербургский государственный университет, Российская Федерация, 199034, Санкт-Петербург,...»

«http://CentRegion.Com ПРИМЕНЕНИЕ КФС И МЕТОДОВ ВОДОЛЕЧЕНИЯ СЕВАСТЬЯНА КНЕЙППА Марасанова Ирина Васильевна, врач восстановительной медицины г. Великий Новгород 1. Историческая справка Издавна было известно, что кожа самый обширный орган...»

«Лабаури Дмитрий Олегович БОЛГАРСКОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ В МАКЕДОНИИ И ФРАКИИ В 1894-1908 гг.: ИДЕОЛОГИЯ, ПРОГРАММА, ПРАКТИКА ПОЛИТИЧЕСКОЙ БОРЬБЫ Специальность 07.00.03 — всеобщая история (новая и новейшая история) Автореферат диссертации...»

«Клифф Кинкэйд КРОВЬ НА ЕГО РУКАХ: ПРАВДИВАЯ ИСТОРИЯ ЭДВАРДА СНОУДЕНА Оригинал: Cliff Kincaid, Blood on His Hands: The True Story of Edward Snowden. Publisher: CreateSpace Independent Publishing Platform (February 4, 2015) Paperback: 90 pages Сокращенный перевод с английского Виталия Крюкова, Киев, Украина, 2015 г. О книге: "Кровь...»

«К 90-ЛЕТИЮ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ И МАССОВЫХ КОММУНИКАЦИЙ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ АРХИВНОЕ АГЕНТСТВО Государственный архив Российской Федерации МОСКВА РОССПЭН МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ И МАССОВЫХ КОММУНИ...»

«ПЕТРУНИНА Анастасия Алексеевна ЕДИНСТВО СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ КАК ФАКТОР СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ РОССИЙСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА 12.00.01 – теория и история права и государства; история учений о праве и государстве Диссертация на соискание ученой сте...»

«Ованес Туманян/Hovhannes Tumanyan Есть писатели, которым суждено сыграть особую роль не только в истории родной литературы, но и в духовной жизни своего народа. В их творчестве со всей глубиной и ясностью запечатлевается национальный характер, прошлое и настоящее народа, е...»

«Бельтюков Алексей Олегович СТИЛЕВОЙ ГЕНЕЗИС МАССОВОЙ МУЗЫКАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ XX ВЕКА (НА ПРИМЕРЕ США И ВЕЛИКОБРИТАНИИ) Специальность 24.00.01 – Теория и история культуры Диссертация на соискание ученой степени кандидата культурологии Научный руководитель: доктор философских наук, профессор Кост...»

«Государственный Университет им. Алеку Руссо, Бэлць Кафедра Экономики и Менеджмента РЕКЛАМНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ (конспект лекций) Составитель: преподаватель Наталия Бранашко Бэлць, 2006 Содержание Тема 1. Общие понятия о рекламе. История её развития и эволюции. Тема 2. Место рекламы внутри маркетинговой программы. Тема 3. Теоретические ос...»

«90 Общая психология, психология личности, история психологии А.А. Вербицкий, В.Г. Калашников Понятие "контекст" в категориальном строе психологической науки В статье термин "контекст" представлен как важное понятие современных гуманитарных исследо...»

«УДК 329.728 Е. М. Минин канд. истор. наук, доц., зав. каф. теории регионоведения ИМО и СПН МГЛУ; e-mail: minin@linguanet.ru ТРИУМФ И ТРАГЕДИЯ "КРАСНОЙ КАПЕЛЛЫ" В статье рассматривается история создания и деятельности...»

«"ВАСИЛИЙ БУСЛАЕВ" К истории неосуществленного замысла М. Горького Как правило, литературное наследие великого писателя уже по составу своему разнообразно и многослойно. Оно включает в себя обычно не только законченные произведения, мысли и наблюдения, отчеканенные в совершенные художественные образы. Литературное наследие ве...»

«в любом учебнике физики. Поразительна также большая точность измерения, особенно при некоторых углах падения (40°, 50°, 60°). Большинство историков считает, однако, основываясь главным обр...»

«Управление делами Президента Азербайджанской Республики ПРЕЗИДЕНТСКАЯ БИБЛИОТЕКА ХОДЖАЛИНСКИЙ ГЕНОЦИД ОГЛАВЛЕНИЕ Краткое сведение и исторические корни конфликта. Результаты армянской агрессии.2 Ходжалинский геноцид – одно из самых чудовищных пр...»

«А.Н. Веселовский ИСТОРИЧЕСКАЯ ПОЭТИКА Москва, Высшая школа, 1989 ББК 83 В38 Автор вступительной статьи д-р филол. наук И.К. Горский Составитель, автор комментария канд. филол. наук В.В. Мочалова Рецензенты: кафе...»

«НАШИ АВТОРЫ ЛЕБЕДЕВ Сергей Павлович — кандидат философских наук, доцент философского факультета СПбГУ. Основные направления научных исследований: история философии, философские проблемы психологии.Автор публикаций: • История антично...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Коми государственный педагогический институт В. П. Одинец Зарисовки по истории компьютерных наук Учебное пособие Сыктывкар УДК 004:93 ББК 32.975 О 42 Печатается по решению редакционно-издательского совета Коми государственного педагогического института от 25.12.2012 г.Ре...»

«Аннотация по дисциплинам учебного плана направление 39.03.02 Социальная работа профиль "Социальная работа в различных сферах жизнедеятельности" Составлена в соответствии с федеральным государственным образовательным стандартов высшего профессиональ...»

«Ь М I II РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Институт археологии Е. М. Алексеева Античный город Горгиппия Эдиториал УРСС Москва 1ЭЭ7 НО ш Рис. 1. Издание осуществлено при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ СМК РГУТиС УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ТУРИЗМА И СЕРВИСА" Лист 1 из 27 ...»








 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.