WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

«Документ создан при поддержке Оргкомитета серии фестивалей «Времена и эпохи» © Николай Афоньков, текст, 2012 © Екатерина Афонькова, текст, 2012 Костюм ...»

Николай Афоньков,

Екатерина Афонькова

Донской казачий костюм

XVII – начала XVIII веков

Документ создан при поддержке

Оргкомитета серии фестивалей «Времена и эпохи»

© Николай Афоньков, текст, 2012

© Екатерина Афонькова, текст, 2012

Костюм «молодого» низового донского

казака XVII – начала XVIII веков

Социальный статус

Общепринятым в историографии стало положение, что в XVII веке донское казачество пополнялось в основном русскими – беглыми крестьянами, холопами,

мелкими служилыми и посадскими людьми, причем основная часть казаков происходила, по мнению [1], из Южнорусского края и Нижнего Поволжья, то есть со степных «украин» Руси. Помимо таковых к донским ватагам «для добычи» (мирной или военной) присоединялись представители различных народов, выходцы из которых не обязательно были православными. Среди них были черкесы, терцы, «наши татаровя» – ногаи, едишанские (астраханские), реже крымские татары.

Отсутствие или наличие у казака «в Поле» семьи, по мнению [1], является не только имущественной, но и общественной, а также социально-политической характеристикой. «Холостые» казаки были самой «голутвенной» – неспокойной, аполитичной и анархичной частью казачьего сообщества. Именно они были «движущей силой» военных походов и «знаменем» казачьей славы. Казачья верхушка – «старинные» или «лутчие» казаки – была заинтересована в «походах за зипунами», поскольку сама же жила за счет участия в их организации и получении «доли дувана». «Холостые», в свою очередь, получив возможность обогатиться за счет военной добычи, в перспективе сами пополняли ряды «старых казаков».



Источники, которых нет Источников, прямо указывающих на то, во что были одеты именно низовые донские казаки XVII – начала XVIII веков, история Дикого поля не сохранила. А потому судить об их одежде можно только по документам Посольского приказа, сохранившим в своем массиве описи имущества казаков, прибывавших в Москву в составе посольств – станиц, более поздним свидетельствам А.И. Ригельмана [2], В. Д. Сухорукова [3], И.Г. Георги [4], И. Гильденштедта, портретам XVIII–XIX веков, изображающие представителей донской знати, гравюрам Е.М. Корнеева, Ф. Солнцева, Р. Шель и крайне скудным этнографическим аналогиям XIX века.

А. Ригельман и В. Сухоруков пишут о том, что так называемая «донская мода»

сложилась в конце XVII века, расцвела к середине XVIII и постепенно сошла на нет в начале XIX, уступив влиянию российской дворянской и городской традиции. Проанализировав скудные источники XVII века, соотнеся их с описаниями и изображениями XVIII, а также с данными донской этнографии, можно прийти к выводу, что в основе комплекса одежды, ныне ассоциирующегося с донцами, лежит «квартет»: штаны (шаровары), исподняя рубаха и два зипуна. Он стал естественным продолжением «дикопольской» кочевой моды, подобранной казаками из соображений удобства в условиях походной жизни. Минимальным обязательным комплектом одежды «холостого» казака, по нашему мнению, является: нижнее белье – рубаха, порты, верхняя одежда – зипун, шаровары, головной убор – шапка «на татарский манер», обувь – сапоги, ичиги.

Ткани Ткани попадали на Дон с царским жалованием, с военной добычей и с торговыми людьми. Московия жаловала казаков холстом, сукном различного качества (настрафиль, английское сукно, «сукно ландыш», «сукно рославское», «сукно шебединское» и т.д.), камкой. Особое значение имело сукно, часть его хранилась в войском запасе и использовалось в том числе и для дипломатических целей.

В числе «погромной рухляди» упомянуты: дорога (восточная шелковая ткань), киндяк (хлопок), бязь (хлопок), предметы восточной одежды и восточные ткани.

Однако добычу, в особенности дорогую, казаки зачастую старались сбыть с рук – меняли или продавали. Торговали на Дону в основном русские купцы из Воронежа, Белгорода, Валуек, Ливен, Ельца, Оскола и других городов [5, Кн. 3, С. 147], привозили холст, сукно различного рода, кумач и байку. «Сукна сермяжные»

казаки вместе с торговыми людьми везли «с Дона на Русь».

Холст – простая, грубая, льняная, конопляная, реже хлопковая ткань полотняного переплетения. Холст из конопли, имеющий желтоватый цвет, был более распространен в средней полосе России, так как конопля лучше растет в сложных природных условиях. Он обычно толще и грубее серебристого льняного холста, но имеет более высокую износоустойчивость.

В документах упоминаются такие хлопковые ткани, как бязь, киндяк и кумач.

Бязь (араб. bzz) – хлопчатобумажная плотная ткань полотняного переплетения, она же бумажный холст, бурметь. Кумач (араб. kum) – хлопчатобумажная ткань (полотно), окрашенная в ярко-красный или пунцовый цвет. В документах есть упоминания о синем кумаче – очевидно, ткани того же качества, что и обычный кумач, но выкрашенной в синий цвет. Киндяк – хлопчатобумажная ткань, часто с набивным рисунком.

Сукно – шерстяная или полушерстяная ткань полотняного переплетения с ворсом, более или менее хорошо заваленным. По описям известны разные сорта сукон: сермяжные, рославские, шебединские, английские, настрафиль и др.

Сермяжное сукно – домотканое шерстяное или полушерстяное. Рославское – дешевое сукно невысокого качества, производившееся в городе Рославле (входил в состав Великого княжества Литовского, сейчас в Смоленской области). Лунское сукно (польск. lunskie, от ср.-ниж.-нем. lundisch – «лондонское») – тонкое английское сукно. Настрафиль, страфиль – особый сорт сукна яркой окраски и среднего качества, лучшим считался настрафиль ярко малинового (черчать, червчатый), желтого и синего цветов, а более дешевым – голубой и зеленый.

В числе шелковых тканей упоминаются дорога и камка. Дорога, дарога — шелковая ткань, похожая на тафту, но менее гладкая, большей частью (но не обязательно) полосатая или клетчатая, иногда с рисунком; по месту производства носила разные названия (кизилбашская, турская и т. п.) и была довольно распространена. Камка (персид. камха или кимха) – цветная шелковая ткань восточного происхождения с узорами и разводами, имевшая разные названия в зависимости от мест производства и сорта. Самая распространенная в России, куда она привозилась не только с Востока, но и с Запада. Волосянка – камка с вплетенными в нее золотыми или серебряными нитями, род шелковой парчи. Золотная – камка сотканная вместе с нитями пряденого золота. Китайская – камка с китайским узором, очень популярная в России.

Таким образом, для пошива одежды разумно выбирать холстину (лен полотняного переплетения) на нижнюю рубаху, хлопок (сатин, бязь, двунитка полотняного переплетения) на нижние порты, сукно (тонкое, хорошо заваленное, без видимого переплетения нитей основы) на кафтан-зипун. Допустимо использовать для пошива шаровар шерстяную камвольную (тонкую) ткань полотняного переплетения.

Ткани лучше выбирать сотканные и окрашенные вручную, как из соображений исторической достоверности, так и внешнего вида – такие материалы всегда отличаются по внешнему виду от фабричных. Однако, учитывая, что в XVII веке начинает развиваться мануфактурное производство, допустимо использование фабричной ткани с оглядкой на фактуру и цвет.

Минимальный комплекс одежды Станичный атаман Савва Кочетов в 1705 году утверждал: «…и платье де они ныне носят по древнему своему обычаю, как кому из них которое понравится: иные де любят носить платье и обувь по-черкесски и по-калмыцки, а иные обыкли ходить в русском стародревнего обычая в платье и что де кому лучше похочитца, тот тако и творит, и в том же между ими, казаками, распри и никакого посмехания друг над другом нет; а немецкого де платья никто из них, казаков, у них на Дону не носит, и мастеров, то есть портных, которые б немецкое платье могли делать, в городках казацких нет» [3, Кн. 3. С.151].

В 1628 году, после «дипломатического скандала» в приграничных Валуйках царские уполномоченные Н. Беклемишев и И. Тургенев проводили сыск среди жителей южнорусских городков о самовольных поездках на Дон. В материалах сыскного дела упоминается немало людей, которые ездили к казакам для заработков, чаще всего портные и сапожные мастера, встречаются также мастера серебряных дел, кузнецы. На вырученные деньги покупали лошадей (чаще всего для последующей перепродажи), на которых и выезжали через степь станицами, нередко насчитывавшими 50–100 человек, обратно в города. Возвращались также и судами [1, С. 54]. Чтобы заработать на хорошего коня, шить нужно долго и качественно, проживая среди казаков. Высокая численность обратных станиц – по 50–100 человек – указывает на массовый характер отхожего промысла.





К XVIII веку, ввиду активного имущественного расслоения казачества, портными могли стать и некоторые малоимущие казаки: «очень слабо было развито на Дону и ремесло, так как из казаков им занимались лишь неспособные к службе и бедные. Основные же ремесленные работы выполнялись приходившими на Дон отходники из Великороссии и Украины» [6, С. 148].

Шили на Дону также ясырки, татарки и казачьи жены. «Немного труда и искусства потребно было, чтобы получить звание чиберки, которое давалось досужим швеям, сшить кубелек, выстегать узорами одеяло или кафтан, выстрочить ожерелок кривым танком, бурсачками, разводами и проч. Этому обучали их татарки, и до сего времени почитающияся на Дону славными чиберками... Татары, приписанные к Войску, достойны еще большего уважения... Женщины их почитаются лучшими швеями и рукодельницами на Дону» [5, Кн. 3. С.148, 169].

Рассказывая о казачках первой половины XVIII века, тот же автор подтверждает, что все мастерство их – «выученное от татарок или турчанок».

Таким образом, платье на Дону шили мастера-отходники из России и Украины, позже – часть бедных казаков, женщины-ясырки, донские татарки, позднее сами казачьи жены. Возьмем за основу версии этническое происхождение мастеров и предположим, что наиболее распространенные варианты одежды на Дону были родственны так называемой русской, запорожской и татарской моде.

Нижнее белье Прямых источников кроя нижней рубахи нет, поэтому разумнее всего сшить простую туникообразную рубаху из тонкой материи (рис. 1). Стан кроится из единого, сложенного попо- Рис. 1 лам полотнища длинной до середины бедра, боковины доходят до уровня груди. Рукав представляет собой трапециевидное (или прямоугольное со вставками из прямоугольных треугольников) полотнище, пришитое поперечно к стану (по прямой линии). Между рукавом и боковиной сама собой напрашивается ластовица, однако есть свидетельства того, что казаки считали эту деталь «мужицкой», то есть отличающей их от простых мужиков. Круглой формы ворот застегивается на пуговицу либо завязывается на ленту, шнурок.

В связи с тем, что прямых указаний на крой нижнего белья источники не оставили, имеет смысл шить порты аналогично выбранному фасону шаровар, но длиной чуть ниже колена.

Зипун Термин «зипун» известен с XVI века. В XVII веке зипуном называлась мужская наплечная одежда типа куртки, короткая, облегающая фигуру, с неширокими рукавами. Ее надевали поверх рубахи под кафтан.

По крою зипун, предположительно, представлял собой узкий, почти в обтяжку кафтан, надевавшийся поверх сорочки. Рукава узкие, обыкновенной длины. Длина до колен, иногда короче. На портретах атаманов Ефремовых, датированных серединой – концом XVIII века зипуны ниже колена, но значительно выше середины икры. Ширина подола примерно 210 см. У зипуна было «ожерелье» – стоячий воротник, пришивавшийся или пристегивающийся к вороту. Застегивались зипуны на крючки впотай. Как правило, подкладки у зипуна не было. Судя по «донским портретам» XVIII века, зипуны подпоясывались поясом или кушаком.

–  –  –

Рис. 3. Короткий суконный кафтан из коллекции Оружейной палаты Московского Кремля ботки. Они представляли собой длинную до пят одежду с прямой спинкой и прямыми полами, с боковыми клиньями, без застежек, с широкими длинными рукавами и большим отложным воротником.

Во время ненастья или в дороге в холод воротник поднимался и закрывал шею и затылок. Зипун подвязывался кушаком – как Рис. 4. Русский суконный кафтан из коллекции можно видеть на иллюстОружейной палаты Московского Кремля рациях Р. Шель к [2].

В описях имущества казаков зипуны упоминаются в основном суконные, реже хлопковые и еще реже шелковые. Суконные зипуны были в основном лазоревого, голубого, светло-синего, серого цветов.

Штаны Штаны, возможно, шаровары, казаки шили из сукна в основном синего, реже красного цвета. Крой штанов-шаровар имеет смысл выбирать из имеющихся русских, татарских или турецких источников (рис. 5–7).

Рис. 5. Схема кроя праздничных шелковых с ситцевым верхом шаровар уральских казаков (по материалам этнографии [7])

–  –  –

Головной убор Шапки у казаков были преимущественно суконные, кроились из двух деталей, имеющих форму половины овала. На голове заламывались набок. Оторачивались мехом лисы, куницы или соболя.

–  –  –

Аксессуары В научной литературе данная категория предметов, имеющих отношение к нижнедонским казакам середины – конца XVII века, практически не освещалась, по крайней мере, авторам такие труды не известны, за исключением работы И. Сафронова [8], на который мы уже ссылались.

В настоящий момент в распоряжении авторов находится информация о случайных находках в местах расположения казачьих станиц по Хопру и Медведице, прекративших существование в начале XVIII в., предположительно после подавления Булавинского бунта. Безусловно, к данного рода материалам стоит относиться крайне осторожно, учитывая немногочисленные описанные аналогии из сопредельных территорий.

Пуговицы. Широко представлены так называемыми «гирьками», различных размеров, от 4 до 10 мм в диаметре, выполненных в технике литья в жесткую форму. Материалы – бронза, медь, реже свинцово-оловянистый сплав. Встречаются как гладкие, так и орнаментированные. Такие типы пуговиц известны по археологическим находкам XVII–XVIII веков.

В работе [8] также отмечено: «…Вместе с тем, из документальных источников видно, что казаки не чурались и импортных пуговиц. Так, в описи 1630 года упоминаются “4 пугавки турское дело да 6 кляпышей серебреных золочены...”, а также “пуговицы серебрены... пуговицы шолковы... пуговицы шолк червчат с золотом...”».

–  –  –

Костюм «женки» низового донского казака второй половины XVII – начала XVIII веков Социальный статус Чтобы завести семью в экстремальной обстановке донской жизни второй половины XVII века, нужно было иметь достаточно имущества и источник постоянного дохода. Вот почему, по мнению [1], мерилом состоятельности казака на Дону было наличие семьи – жены и детей. Позволить себе такую роскошь могли только «лутчие» казаки – те, кто уже был не в одном походе, заработал там помимо славы «офицерство» и «долю дувана».

Женщины в Диком Поле были исконными насельницами, военной добычей и ходовым товаром. Большая и Малая ногайские орды кочевали из Крыма на Каспий через донские земли. Ходили ногаи и в походы вместе с казаками, закрепляя военные союзы не только пролитой кровью, но и кровью своих сродниц, которых казаки брали себе в жены. Были женщины и ясырем – долей дувана после удачных походов в Степь, Крым и Турцию. Пленниц продавали и покупали, выменивали и дарили. Такого рода товар/мена/дар стоил очень дорого – от 10–15 рублей в низовых городках и, чем выше по Дону, тем дороже. За ту же цену можно было приобрести хорошего породистого коня, что в современных реалиях вполне эквивалентно стоимости новенькой иномарки представительского класса. Косвенно это показывает, что казаки высоко ценили женщин не только в рублях. Особо приглянувшихся рабынь казаки брали в жены. Об «импорте»

женщин «с Руси» письменные источники молчат.

Следует особо отметить, что брак на Дону был не романтическим союзом двух сердец, а вполне прозаическим договором между казаками. Жених выводил невесту на Круг, тем самым заявляя свое право на обладание ей, а Круг в лице атамана гарантировал ему неприкосновенность этого права. Одним из условий утверждения брака было согласие женщины. Она имела право отказаться от замужества. Однако став женкой, она получала право на неприкосновенность своей жизни и личной свободы, право выбора другого мужа, а также право на отказ от развода, инициированного мужем. Последнее вовсе не лишало мужа возможности жениться второй раз, но сохраняло за «неотказной» полагающуюся ей по статусу свободу. При нападении на городок казачьи женки сражались наравне с казаками. Не размахивали вилами в истерике, а экипировались – надевали мужскую одежду, вооружались огнестрельным оружием и выходили на позиции. Прикрывая казачьи спины, они тем самым не оставляли себе шансов выжить, если городок будет взят. Таким образом, женки были боевыми единицами и членами сообщества. Однако это вовсе не означает, что женщины становились частью воинского сословия. Имея достаточно широкие права, они все же оставались женами и матерями со своим специфическим, женским кругом обязанностей и ввязывались в военные действия по необходимости.

Источники, которых нет К сожалению, ни описаний, ни изобразительных источников, ни тем более артефактов, по которым можно достоверно судить об облике жены донского старшины середины XVII – начала XVIII века, не сохранилось или реконструкторам они пока неизвестны. Можно лишь выдвинуть предположения, основанные на более поздних изысканиях в этой области [2, 3], женских портретах, заказанных наказным атаманом Войска Донского Степаном Ефремовым для украшения дворца в Черкасске (ныне Старочеркасске) в середине XVIII века, турецких находках, во множестве сохранившихся в сокровищницах дворца Топкапы в Стамбуле, косвенных письменных свидетельствах. Догадки и экстраполяции при этом неизбежны, их помогут ограничить чудом сохранившиеся в запасниках РЭМа артефакты этнографического характера.

В такой ситуации любой предложенный комплект одежды жены низового донского казака второй половины XVII – начала XVIII века будет лишь версией.

Логичным представляется опираться при ее составлении на этническое происхождение «персонажа»: принято считать, что низовые «старинные казаки» брали себе жен «большую частью из азиаток», а именно из числа ногайских татарок и турчанок. Именно поэтому, как отмечает [3], костюм их «если не во всем сходен был с одеждою турчанок или татарок, то в главных частях от оной позаимствован». Отметим для себя – не во всем, но в главном. Главным был кубелек, изначально кафтан, а позже платье, ставшее характерной одеждой низовых казачек.

Первым кубелек рисует неизвестный художник в середине XVIII века. Вернее массивные, низанные жемчугом вислые пуговицы, украшающие его ворот.

Поверх кубелека на Меланье Карповне Ефремовой (а также на ее родственницах – А. А. Ефремовой, У. А. Ефремовой и на портрете неизвестной в парадном головном уборе, украшенном чикиликами) одет каврак (саяв) – верхний кафтан, одеваемый атаманскими женами летом «на люди».

Основываясь на описаниях, сделанных век спустя, можно предположить, что кубелек представлял из себя «полукафтанье длинною чуть ниже колен» [2]. Сухоруков [3] более шедр на подробности: «У богатых в старину кубелеки делались преимущественно из парчи; длина их была ниже колен, но высоко от пят;

застегивались на груди рядом серебряных или вызолоченных пуговиц, от шеи до пояса, или лифа; полы разрезные и заходят одна на другую. Близь первого ряда пуговиц пришивается другой ряд пуговиц, гораздо больших величиною, золотых или низанных из жемчуга; их, как тогда, так и теперь, называют вислыми пуговицами».

Возможно, исследователи имели в виду цельнокроеный кафтан с коротким рукавами, на подкладке. История, увы, не сохранила артефактов, датированных XVII–XVIII веками и доподлинно приписываемых донским казакам или ногайским татарам. Зато в нашем распоряжении есть целый гардероб турецких султанов, интересующего нас периода, – турецкая мода гуляла по донским степям, главным образом потому, что была родственна ордынской традиции и удобна для кочевого образа жизни. Благодаря сундукам Топкапы мы можем выдвинуть предположение, что длина рукава кубелека могла варьироваться: от длины до локтя до «три четверти». Ворот наглухо застегивался от шеи до талии на пуговицы. Полы расширялись книзу за счет клиновидных вставок по бокам и в запхе (как, к примеру, на кафтане султанши Ханзаде). Именно таким по силуэту он предстает на иллюстрирующих [2] гравюрах Р. Шель, написанных скорее со слов, нежели с натуры. Это же предположение косвенно подтверждает крайне спорная литография, сопровождающая «Дневник путешествия в южную Россию»

академика И. Гильденштедта в 1773–1774 годах [10]. На ней видно, что длина и крой рукава кубелека аналогичен турецким артефактам.

На момент изысканий Ригельмана и Сухорукова такой фасон кубелека уже стал «старым обрядом» и вышел из моды. Основной причиной тому, вероятно, послужило изменение образа жизни «казачьих жонок». Сложившийся в условиях кочевой культуры Дикого Поля многослойный комплекс женского костюма с кубелеком перекраивается ими под реалии оседлой станичной жизни.

Если верить [2, 3], то «донская мода», а именно комплекс женской одежды с кубелеком, складывается в конце XVII века, расцветает к середине XVIII и начинает постепенно угасать на рубеже XVIII–XIX веков под натиском русской дворянской и городской моды.

В комплект одежды входят: головной убор – колпак под платок или тюрбан под платок, нижнее белье – туникообразная рубаха и панталоны до колен, верхняя одежда – долгополый, цельнокроеный, кафтан-кубелек с коротким рукавом на подкладке, обувь – полусапожки-ичиги и туфли. В [2] указывается на то, что поверх кубелека жены особо зажиточных казаков из числа войсковых старшин и атаманов носили каврак или саяв. Иллюстрации к [2] и парадные женские портреты изображают каврак кафтаном, аналогичным или близким по крою кубелеку. Более того, подписи к ним свидетельствуют о том, что перед нами жены не просто старшин, а как минимум атаманов, поэтому не стоит относить его к «минимальному комплекту», мы рекомендуем использовать этот элемент костюма только тем, кто планирует шить костюм женки атаманской.

Ткани Для пошива одежды мы рекомендуем выбирать хлопок (сатин, бязь, двунитка полотняного переплетения) на нижнюю рубаху, панталоны, шаровары или подкладку кубелека. Шерстяную камвольную (тонкую) ткань полотняного переплетения – для шаровар или подкладки кубелека. Чистый шелк (атлас, тафта, креп, муслин, алоча, эксельсиор, шойи) более плотный – на верх кубелека, более тонкий и прозрачный – на нижнюю рубашку и платки, на панталоны.

Безусловно, турецкие одежды из сокровищниц Топкапы поражают пестротой и многообразием узоров. Однако разумнее, на наш взгляд, будет для начала выбрать однотонные ткани «естественного» цветового спектра – темно-красные, красно-коричневые, синие, желтые (в том числе золотистые), зеленые, белые, серые (в том числе серебристые), скомпоновать их по принципу допустимого контраста, а при желании и возможности сделать, например, на кафтане-кубелеке аппликацию. Шаровары допустимо шить из ткани в вертикальную полоску. Категорически не рекомендуется рассматривать узбекские ткани с размытым рисунком – это этнография Средней Азии, к данному комплексу она не имеет отношения. Очень осторожно следует относиться к современным попыткам воспроизвести орнаментику «султанских» кафтанов на шелке, потому что большинство орнаментов в оригинале было получено аппликацией (наложением орнамента из ткани другого цвета на основу кафтана), а в современном варианте – крашением, которое дает размытый контур, что никак не соответствует историческим артефактам.

Головные уборы. Колпак Шерстяной, хлопковый или шелковый головной убор, скроенный из полукруглого куска материи, сложенного вдвое и прошитого по округлой стороне. Носился прямым краем вперед и заломленным набок. Дважды обхватывался прямоугольным шелковым платком (от 7 см шириной до 2–3 м длиной). Описание колпака можно найти в [3, 11], изображения – в альбоме из 46 миниатюр Левни. В качестве этнографических аналогов можно изучить колпаки донских казачек XIX века из собраний музеев Ростова-на-Дону, Старочеркасска и Новочеркасска. Рис. 15. Выкройка колпака Рис. 16. Способ ношения колпака.

Миниатюра Левни (начало XVIII века, Турция)

–  –  –

Тюрбан Шелковая мягкая стеганая шелковая шапочка, скроенная из прямоугольной полосы и круга, собранного из 4–6 сегментов, набитая «шелковой ватой», на шелковой или хлопчатобумажной подкладке. Тюрбан дважды обхватывался прямоугольным шелковым платком (от 7 см шириной до 2–3 м длиной). Необходимо отметить, что речь идет именно о шапочках наподобие украинских очипков, которые также носились «под платок», а не о современных сувенирных турецких фесках, если и напоминающих турецкие изобразительные источники XVI–XVII веков, то очень отдаленно.

Описания и изображения тюрбанов можно найти в [3], портретах богатых казачек Рис. 19. Выкройка шапочки-тюрбана XVIII–XIX веков кисти неизвестных художников из фондов Старочеркасского музея, турецкие оригиналы XVII века хранятся в коллекции дворца Топкапы (Турция).

Платок Квадратный отрез хлопчатобумажной ткани, сложенный вдвое. Замужние женщины носили его надвинутым на самые глаза, концы платка закрывали часть лица от носа до подбородка и завязывались сзади на шее [20].

Необходимо подчеркнуть: казачьи женки закрывали лицо платком отнюдь не в знак своего мусульманского вероисповедания и тем более не имея целью подчеркнуть дорогим и почти прозрачным шойи миндалевидный разрез своих страстных черных очей, но исключительно из практических соображений.

Они закрывали лицо простым киндячным платком, чтобы не обгореть на солнце и уберечь нежную кожу лица во время грязной и пыльной работы.

Нижнее белье. Рубаха Прямых источников для кроя нижней рубахи нет, поэтому разумнее всего сшить простую туникообразную рубашку из тонкой материи (шелка, хлопка, сатина) белого, молочного или кремового цветов. Можно использовать крой мужской рубашки (стр. 5). Круглой формы ворот застегивается на пуговицу либо завязывается на ленту, шнурок. Вырез рубахи был глубоким, однако не стоит делать его слишком глубоким, до талии, так как он неудобен в ношении. Такого рода крой имеет прямые аналогии в донской этнографии (рубаха под кубелек из коллекции РЭМ конца XVIII – начала XIX века). Особо хочется отметить еще два варианта кроя: этнографический турецкий гомлек [12] и средневековую иранскую камизу. И если гомлек еще можно как-то «притянуть», разглядев на миниатюрах Левни яко- Рис. 20. Выкройка бы аналогичную отделку швов, то простой пришивать к камизе XIV века вмес- туникообразной то родного узкого рукава широкий рубахи трапециевидный, основываясь исключительно на крайне общем утверждении о родстве иранской и турецкой традиций, методологически совершенно неверно.

Отдельно хочется сказать о трапециевидном широком рукаве, состоящим из двух деталей. Он встречается в [20] как деталь схемы кроя этнографической рубахи под сукман верхнедонских казачек, а также в этнографии кумыков Дагестана.

Отождествление их с донской модой XVII–XVIII веков выглядит довольно фантастично, а потому разумнее будет отказаться от такой спорной детали.

В качестве источников для нижней женской рубашки упомянем [2, 3, 10, 12], а также миниатюры Левни и гравюры Ж. Б. Ванмура (начало XVIII века). Пример шелковой рубахи под кубелек можно увидеть в коллекции РЭМ.

–  –  –

Верхняя одежда. Кубелек Шелковый цельнокроеный кафтан с коротким рукавом, на подкладке [2, 3, 10, 11]. Длина рукава кубелека могла варьироваться от длины до локтя до «три четверти». Ворот круглой формы отделывался руликом и наглухо застегивался от шеи до талии на пуговицы. Полы расширялись книзу за счет клиновидных вставок по бокам. Края и полы одежды могли декорироваться изнутри полосами ткани другого цвета. В идеале подкладка должна быть шелковой, однако допустимы хлопчатобумажные и тонкие шерстяные ткани. Елеки-кубелеки, если внимательно проанализировать артефакты из фондов Топкапы, могли быть не только пестрыми, но и однотонными. Богатство узоров достигалось не только за счет самой ткани, но и при помощи аппликации – пришитых на основу из гладкокрашенной ткани геометрических фигур и орнаментированных композиций из ткани другого, порой контрастного, цвета.

–  –  –

Аксессуары Аксессуары, найденные на Нижнем Дону и приписываемые именно казачьи женкам или ногайским татаркам и датируемые XVII веком, в научной литературе и экспозициях донских музеев отсутствуют. Археологический материал, поднятый в донских станицах в ходе любительских раскопок, разумеется, никем не систематизировался.

Рис. 34. Серьги (XVI–XVII века), найденные в донских станицах.

Частные коллекции Рис. 35. Серьги (XVI–XVII века). Рязанский музей Допустимо использование имеющих широкое распространение в России и Турции ювелирных украшений, таких как серьги «голубцы», «двойчатки»,

–  –  –

Литература

1. Куц О. Ю. Донское казачество в период от взятия Азова до выступления С. Разина (1637–1667). СПб, 2009.

2. Ригельман А. Летописное повествование о Малой России, ее народе и казаках вообще. М., 1847.

3. Сухоруков В.Д. Статистическое описание Земли Донских казаков, составленное в 1822–32 годах. Новочеркасск: Издание Областного Правления войска Донского, 1891.

4. Георги И.Г. Описание всех в Российском государстве обитающих народов, а также их житейских обрядов, вер, обыкновений, одежд, жилищ и прочих достопамятностей. СПб, 1779.

5. Броневский В. История Донского войска. В 3 т. СПб, 1834.

6. История Дона / Под. ред. А.П. Пронштейна и др. Ростов-на-Дону, 1965.

7. Восточнославянский этнографический сборник. Очерки народной материальной культуры русских, украинцев и белорусов в XIX – начале XX в. // Труды Института этнографии. Т. XXXI. М., 1956.

8. Сафронов И.Н. Одежда донских казаков 16-17 вв. // Глава диссертационной работы «Материальная культура Донского казачества 16-17 вв.». http://fstanitsa.

ru/way/odezhda-donskikh-kazakov-16-17-vv.

9. Свешнiков I.К. Бiтва пiд Берестечком, Львiв, 1992.

10. Дневник путешествия в южную Россию академика Академии наук СанктПетербурга Иоганна Гильденштедта в 1773–1774 гг. // Записки императорского одесского общества истории и древностей. Т. 11. Одесса, 1879.

11. Tulpen, Kaftane und Levni: Hцsche Mode und Kostьmalben der Osmanen aus dem Topkapi Palast Istanbul.

12. Tilke M. Oriental Coctumes, their designs and colors. 1922.

13. Масловский А.Н. Исследования в Азове, Азовском районе и Ростове в 2006 г. // Историко-археологические исследования в Азове и на Нижнем Дону в 2006 г. Вып. 23. Азов, 2008.

14. Odziez I Wnetrza Domow Mieszczanskich w Polsce w Drugiej Polowie XVI i w XVII Wieku by Magdalena; Skarb ze Skrwilna Skarb z Nieszawy Muzeum Okregowq w Torunin 2002 by K. Kluczwajd.

15. Завьялова М.К. Татарский костюм: из собрания Государственного музея Республики Татарстан. Казань, 1996.

16. Донские дела. Опись, учиненная по указу Государеву пожиткам приехавших в Москву атамана станичного Наума Васильева, ясаула Силы Семенова и казаков их станицы. Кн. 1. СПб, 1898.

17. Рыблова М.А. Донское братство: казачьи сообщества на Дону XVI–XIX века.

Волгоград, 2006.

18. Фрадкина И.Г., Новак Л.A. Старинный донской казачий костюм XVII– XIX вв. // Донской народный костюм. Ростов-на-Дону, 1986. С. 33.

19. Левинсон-Нечаева М.Н. Одежда и ткани XVI–XVII веков // Государственная Оружейная палата Московского Кремля: Сб. науч. трудов. М., 1954.

20. Зеленин Д. К. Восточнославянская этнография. М., 1991.



Похожие работы:

«Безносова О.В. Меннониты конгрегаций “Мемрик“ и их православные соседи (1885-1917 гг.) – "Немцы Приазовья и Причерноморья: История и современность (К 200-летию переселения)". Донецк 2003. Стр. 116-124. К началу XX в. в Екатеринославской губернии...»

«Бабошина Ольга Николаевна АНГЛО-НОРМАНДСКИЙ СТИЛЬ В АРХИТЕКТУРЕ КАК РЕЗУЛЬТАТ ВЛИЯНИЯ НОРМАНДСКОГО ЗАВОЕВАНИЯ НА КУЛЬТУРУ АНГЛИИ В статье рассмотрен англо-нормандский стиль в архитектуре, сложившийся в конце XI начале XII вв. Автор анализирует изменения, произошедшие в архитектуре Англии после нормандского завоевания, которые з...»

«ХАЛИКОВ Ильяс Юсупович ФОРМИРОВАНИЕ ЭТНОКУЛЬТУРНОЙ И ГРАЖДАНСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ СОВРЕМЕННОЙ УЧАЩЕЙСЯ МОЛОДЕЖИ НА ОСНОВЕ ДУХОВНО-НРАВСТВЕННЫХ ЦЕННОСТЕЙ ТАТАРСКОЙ НАРОДНОЙ ПЕДАГОГИКИ 13.00.01 – общая педагогика, история педагогики и образования ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандида...»

«Вестник ПСТГУ Диакон Сергий Иванов, II: История. канд. филос. наук, аспирант ПСТГУ История Русской Православной Церкви. is-files@yandex.ru 2015. Вып. 6 (67). С. 38–63 ЦЕРКОВНОЕ СЕРЕБРО В ДЕНЕЖНОЙ РЕФОРМЕ 1922–1924 ГГ. С. Н. ИВАНОВ В статье говорится о расходе изъятых в 1922 г. церковных ценностей на чеканку монет в связи с рефо...»

«ПРОДОВИКОВА Анастасия Геннадьевна ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О СОЗНАНИИ И БЕССОЗНАТЕЛЬНОМ У СТУДЕНТОВ Специальность 19.00.01 – общая психология, психология личности, история психологии АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук Екатеринбург 2010 Работа выполнена на кафедре общей и клинической психологии ГОУ ВПО "Пермский государственный универс...»

«Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Государственный архив Российской Федерации Рос...»

«10 класс 1. Участники должны продемонстрировать знание современной орфографической нормы и уметь обосновать ее с исторической точки зрения. Почему после шипящих на конце наречий, кроме исключений, и существительных женского рода, пишется мягкий знак: дрожь, настежь, глу...»

«RU 2 471 329 C2 (19) (11) (13) РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ (51) МПК A01C 1/00 (2006.01) ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ (12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ (21)(22) Заявка: 2011104280/13, 07.02.2011 (72) Автор(ы): Комарова Галина Николаевна (RU), (24) Дата на...»

«Общественные науки и современность, № 2, 2008, C. 36-51 Диктаторы и визири: экономическая теория лояльности и компетентности Автор: Г. В. ЕГОРОВ, К. И. СОНИН Стэнли: Государь, Причины нет меня подозревать: Изменником я не был...»

«УЧЕБНАЯ ПРОГРАММА История денег и финансов Автор-составитель: ст. преподаватель кафедры банковской и финансовой экономики экономического факультета БГУ, Крук Д.Э. Цель и учебная задача Дисциплина "История денег и финансов"...»








 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.