WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 11 |

«КРЕСТЬЯНИН В МИРУ И НА ВОЙНЕ Сборни материалов III Мер ш инс их на чных чтений Саранс Типо рафия «Красный О тябрь» УДК 316.3 ББК Т3(2Рос-Мор) К–271 Ответственный редактор – Н. М. Арсентьев ...»

-- [ Страница 5 ] --

Следует отметить силу духа нашего народа, даже в такой ситуации он не терял юмора. В одном из сел, группа, пахавшая на себе, прикрепила на соху транспарант с надписью: «Лошадей у нас отняли, рук и ног не заберут»44. В этом они ошибались, позднее 27 мая 1940 г. прокурор МАССР Котомкин «наставлял» в директиве районам: «За последнее время в некоторых районах МАССР имеют место случаи пахоты на людях. Особо в Ельниковском и Старосиндровском районах. Нет ли в 184 III Мер ш инс ие на чные чтения этом контрреволюционного умысла?… Если наличие контрреволюционного умысла установлено, виновных привлекать к ответственности на основании ст. 58 УК»45. Контрреволюционный умысел усмотрели и в комментарии учителя Чеберчинской школы Дубенского района И.И. Знаменского, который в 1937 г. следующим образом разрешил спор в учительской по вопросу: является ли лебеда культурным растением? Знаменский констатировал: «До колхозного строя лебеда являлась дикорастущим растением, а теперь, то есть после коллективизации, лебеда является культурным растением и употребляется вместо хлеба»46.

В 1937 г. совнарком МАССР, получив сведения о пахоте с применением людей, предложил «в срочном порядке принять необходимые меры помощи единоличникам для своевременного окончания сева»47.

Народный юмор был с известной долей горечи, а жизнь переполнена трагедиями. Голод приводил к крайне неординарным поступкам: «В селе Атяшево Темниковского района Раздолькин Иван Дмитриевич на почве продовольственных затруднений перерезал себе горло»48. Избранная форма ухода из жизни – явно демонстративная, это своеобразное обращение к власти принять меры помощи. Летальные случаи продолжались и летом 1937 г. 27 июня в с. Салазгарь Торбеевского района у единоличника Юфкина В.А. от недоедания умерли два сына в возрасте 2 и 9 лет49.

Свидетельства крестьян о состоянии тягловой силы заставляют задуматься над вопросом: с каких площадей в 1937 г. получили относительно неплохой урожай в 10,5 ц? Сведения о состоянии посевных площадей показывают их ежегодное сокращение. В 1935 г. все посевные площади Мордовии составили (в гектарах) 1 143 300, 1936 – 1 146 600, 1937 – 1 098 700, 1938 – 1 004 100, 1939 – 1 088 000, 1941 – 1 058 400.

К сожалению, погодных сведений о валовых сборах зерновых мы не имеем. Для создания приблизительного представления приведем следующие цифры. В 1928 г. валовая продукция зерновых культур составила (в центнерах) 5 971 600, в 1938 – 5 526 700, 1940 – 8 235 50050. В принципе зерна в 1938 г. получили лишь на 7,5 % меньше, чем в доколхозном 1928 г. Тем не менее кардинального улучшения продовольственной ситуации в Мордовии не произошло, в 1938 и 1939 гг. голод продолжался.

Недостаток продовольствия сказался на демографической и эпидемической ситуации в республике. Абсолютное сокращение численности населения Мордовии составило с 1 194 200 чел. в 1937 г. до 1 188 000 чел. в 1940 г.51 Голод ослабляет иммунную систему организма, и человек становится более подвержен разнообразным инфекционным заболеваниям. Как показывает исторический опыт, наиболее подвержены риску полярно противоположные группы населения – пожилые и дети. Совнарком МАССР в постановлении под грифом «совершенно секретно» от 27 декабря 1939 г. констатировал: «Последние данные ЗАГСа говорят о очень высокой смертности детей от инфекционных заболеваний (корь, скарлатина, оспа, коклюш и т.д.), местами превышающей 100 % прирост населения. Особенно плохо в следующих районах: Ардатовский район Суродеевский сельсовет – в ноябре родилось – 2, умерло – 6.

В Курташинском сельсовете Атюрьевского района родилось – 7, умерло – 13. В Чеберчинском сельсовете Дубенского райоКрестьянин в поле зрения истори ов на родилось – 5, умерло – 9. В Вярякушском сельсовете Мельцанского района родилось – 3, умерло – 15 и т.д. Считаем такое положение нетерпимым, Совнарком обязывает предриков принять решительные меры к ликвидации инфекционных заболеваний»52. Ресурсов для помощи в районах не имелось, и высокая детская смертность сохранялась. В докладной записке от 19 мая 1940 г.

сообщалось:

«В Саранском районе детская смертность составила 38,2 %»53. Даже почти 40 % детская смертность не вызвала экстраординарных действий власти.

В республике «властвовал» тиф. В архивных документах имеется история его распространения начиная с 1930 г. Сведения сгруппированы в таблицы по годам с указанием заболеваемости на 10 тыс. чел. Вспышки эпидемий, естественно, приходятся на голодные годы54. Тиф не удалось победить вплоть до начала Великой Отечественной войны: «В январе 1940 г. сыпной тиф имелся в 17 районах»55, «На 1 марта 1941 г. зарегистрировано 386 случаев заболеваний сыпным тифом»56. После 22 июня эпидемическая ситуация ухудшилась из-за условий военного времени.

Голод и болезни даже тюремные условия делали более привлекательными, чем жизнь на свободе. Жительница с. Чукалы Игнатовского района М.С. Ерзюкова, вернувшаяся в апреле 1939 г. из мест заключения, говорила: «Нужно обратно какоенибудь преступление совершить и опять посадят в тюрьму, потому что там хлебом кормят, а то в деревне с голоду погибнешь»57. Население старалось использовать все легальные средства для переезда в более благоприятные районы для проживания. «Благо» в тот период проводилась организованная вербовка населения для освоения малообжитых территорий СССР. Нарком внутренних дел МАССР Красовский писал на имя секретаря обкома ВКП(б) Горбунова: «Поступает много заявлений колхозников с просьбой о переселении. Прошу выявить количество хозяйств и из каких районов переселять в 1938 – 1939 гг.»58.

Власти задумались о необходимости помощи населению продовольствием достаточно поздно. Только 24 июня 1939 г. мордовский совнарком и обком приняли совместное постановление «О продовольственной ссуде для колхозов МАССР», в котором говорилось: «В связи с тяжелым положением во многих колхозах республики, просить ЦК ВКП(б) и СНК СССР отпустить колхозам МАССР 2 тыс. тонн продовольственной ссуды»59. Поскольку 1939 г. оказался еще более тяжелым, мордовские власти уже 3 декабря 1939 г. забили тревогу, приняв постановление «О положении с семенами для весеннего сева 1940 г. и зернофуражом». Симптоматично, что в первую очередь власть беспокоилась о технических вопросах, а не о людях. В постановлении выражалась просьба: «В связи с неблагоприятными климатическими условиями 1938 – 1939 гг. и получением весьма низкого урожая подряд два года (получено в среднем зернобобовых культур с га в 1938 – 4,9 ц, в 1939 – 3 ц). В колхозах республики недостает семян… зернофуража… грубых кормов. Просим ЦК ВКП(б) и СНК СССР включить МАССР в засушливую зону юго-восточных районов в целях успешной борьбы с засухой»60. На производственные нужды центральная власть откликнулась, совнарком СССР 7 мая 1940 г. отпустил колхозам МАССР «семенную ссуду для весеннего сева 1940 г. в размере 4 тыс. т яровой пшеницы и 800 т проса»61.

186 III Мер ш инс ие на чные чтения Имеются косвенные сведения, что голод, или продовольственные трудности по терминологии тех лет, охватывал не только Мордовию. Население в поисках выхода высаживало «голодные десанты» в крупные близлежащие города, активно развивалось «мешочничество», спекуляция и т.д. 29 февраля 1940 г. СНК РСФСР принял постановление «О борьбе с очередями в г. Горьком», в котором указывалось: «Обязать председателей облисполкомов Кировской, Рязанской, Ивановской; Совнаркомы Мордовской, Чувашской, Марийской АССР категорически запретить председателям и секретарям сельсоветов и колхозов выдачу населению всякого рода справок и документов для поездки в г. Горький с целью закупки продовольственных товаров. Привлекать нарушителей к строжайшей ответственности… Принять меры в выявлении лиц, занимающихся скупкой и спекуляцией продовольственных товаров, и привлекать их к административной и уголовной ответственности…»62 В апреле 1940 г. Л. Берия в донесении И. Сталину и В. Молотову информировал: «По сообщениям ряда УНКВД республик и областей за последнее время имеют место случаи заболевания отдельных колхозников и их семей по причине недоедания». В числе нуждающихся в помощи перечислялись Киевская, Рязанская, Воронежская, Орловская, Пензенская, Куйбышевская области, Татарская АССР.

«Проведенной НКВД проверкой факты опухания на почве недоедания подтвердились». Колхозники указанных регионов ели мясо из скотомогильников, подсолнечный жмых и другие суррогаты, бросали работу и уезжали в другие районы63.

Приведенные материалы подкрепляют мнение В. Кондрашина и Д. Пеннер, которые, проанализировав предвоенное положение советской деревни, заключили:

«Изложенные факты свидетельствовали о начале глубокого кризиса колхозного строя в СССР, и если бы не война, то не исключено, что его радикальное реформирование стало бы неизбежным, так же как и существующего политического строя.

Вторая мировая война остановила этот процесс, “законсервировала” колхозы и сталинский режим, создала миф о так называемых “преимуществах колхозного строя” обеспечивших советскому народу Великую Победу»64. Развенчивая миф о преимуществах «социалистической системы хозяйства», соавторы пишут: «Колхозы оказались неспособными взять на себя целиком продовольственное обеспечение страны, в первую очередь городского населения»65. По их мнению, только развитие огородничества в годы войны смягчило остроту продовольственной проблемы в стране.

Ретроспективный взгляд на экономическое положение деревни в 1930 – 1940 гг.

приводит к неутешительным выводам. Фактически можно говорить не об одном, двух годах голода, а о более чем десятилетнем периоде хронического недоедания («латентный голод») с 1936 по 1947 г.

Уже в первый военный год урожайность в Мордовии составила 6,4 ц/га, в 1942 – 4,1; в 1943 – 3,1 ц/га66. В результате зимой 1943/1944 гг. во многих селах Мордовии обострился голод. В одном Четвертаковском сельсовете Ардатовского района было выявлено 70 колхозных семей, где опухших от голода было от 1 до 3 чел.67 Голод продолжался и летом 1944 г. Согласно информационной записке Саранского ЗАГСа: «За июль 1944 г. в г. Саранске умерло 74 человека, из них 20 от истощения, Крестьянин в поле зрения истори ов что составило 27 %»68. По сообщению начальника Болдовского райотдела НКВД от 29 июня 1944 г.: «В отдельных населенных пунктах имеет место опухание населения на почве недоедания, в частности в Палаевском сельсовете зарегистрированы с отеками подлежащие госпитализации 50 человек. В том числе 30 детей и с начинающими отеками 174 человека. В Болдовском сельсовете с отеками 27 человек и с начинающими отеками 168. Кроме того, выявлены случаи заболевания асептической ангиной от употребления в пищу перезимовавшего хлеба. Райисполком достаточных мер не принимает»69.

К ноябрю 1944 г. увеличилась заболеваемость сыпным тифом, что сказалось на демографической ситуации: «В ноябре 1944 г. родилось 864 человека, а умерло 949, а в ноябре 1943 г. родившихся было 821, а умерших 1165»70.

К окончанию войны сельское хозяйство Мордовии все труднее справлялось с поставками продукции государству. В 1944 г. план хлебозаготовок Мордовия выполнила на 58,8 %, в 1945 г. – на 53,3 %. В 1945 г. из 32 районов полностью рассчитались с государством по хлебу только 2 – Темниковский и Лямбирский. Обязательные государственные поставки другой сельскохозяйственной продукции составили в 1945 г.: по мясу – 81,5 %; молоку – 61,0; яйцу – 42,2; шерсти – 76,4 %71.

За годом Победы два года (1946 – 1947) стояла засуха. В 1946 г. совершенно погибло 18,3 % озимого клина, а остальные посевы были изрежены, урожай не превышал 20 – 25 % от обычного72. Районы просили помощи. Например, из Кадошкинского писали председатель райсовета и первый секретарь райкома ВКП(б): «Во второй раз доводим до вашего сведения о исключительно тяжелом положении с хлебом… массовом заболевании дистрофией… за месяц 274 случая… в настоящее время учтено 1 050 семей, которым требуется помощь продуктами питания. Просим отпустить хлеба 40 т»73. В тот же день поступило сообщение из г. Краснослободска: «В районе 780 заболевших дистрофией в 15 населенных пунктах»74. 6 июля 1946 г. о случаях дистрофии сообщили из Ельниковского района75, а через 5 дней: «136 случаев опухания в Лямбирском районе»76. Секретарь Атяшевского райкома ВКП(б) 29 июля докладывал председателю совмина и 1 секретарю обкома ВКП(б): «За годы отечественной войны в колхозах Атяшевского района резко сократились посевные площади, снизилась урожайность, колхозники на трудодень в большинстве колхозов не получали хлеба, что привело к ухудшению материально-бытовых условий колхозников… Особенно резко это отразилось в 1944 г., когда от голода умерло 190 человек, было опухших 3 631… В настоящее время в районе осталось тяжелое положение… В связи с этим большая часть колхозников самовольно уходят с работы и уезжают в другие области.

Начался массовый выезд в Горьковскую и другие области за продуктами питания – картофелем, крахмалом и т.д. Особенно в тяжелом положении находятся семьи, кормильцы которых погибли на фронте. Во второй половине июня появились десятки случаев дистрофии… прошу срочно отпустить для Атяшевского района хлеба 20 т и оказать помощь в выделении других продуктов (крупы, сахара, масла)»77.

Вместо помощи республиканские власти пошли по пути создания приоритетов в снабжении хлебом, ущемляя жителей села. 30 сентября 1946 г., предвидя голодIII Мер ш инс ие на чные чтения ную зиму, совмин и обком МАССР приняли совместное постановление «Об экономии в расходовании хлеба», в котором говорилось: «В связи с сильной засухой… сократить расход хлеба по пайковому снабжению населения на 990 т.

за счет 70% сокращения снабжения проживающего в сельской местности»78. Таким образом, село фактически оставлялось без государственной поддержки, что привело к следующим настроениям: «Жить здесь нелегко, едим одну траву да картофель. Весной народ будет гибнуть, у нас уже сейчас люди опухают, плюс к этому очень мучают налоги, на рынке ничего не купишь»79. Процитированное письмо было написано в январе 1947 г. в Зубово-Полянском районе. Аналогичное положение складывалось и в других районах. Весной, в апреле, министр внутренних дел МАССР Тенякшев в специальном сообщении докладывал: «В Краснослободском районе в ряде сел зарегистрированы заболевшие дистрофией. На 10 апреля учтен 141 человек. Количество заболевших увеличивается, за неимением фондов помощь не оказывается»80.

Не имея внутренних возможностей выйти из затяжного кризиса, республиканские руководители, председатель совмина Н. Тингаев и первый секретарь обкома ВКП(б) Кочергин в феврале 1947 г. составили на имя И. Сталина докладную записку емко обрисовав положение: «МАССР всегда являлась самой отсталой в Советском Союзе и 5 тяжелых военных лет, засуха еще больше ухудшили экономику сельского хозяйства. Если недороды в связи с засухой 1932 и 1936 гг. задержали развитие и укрепление многих колхозов, то двухлетняя засуха 1938/1939 гг. и годы войны привели к серьезному ослаблению экономики большинства колхозов. Посевная площадь сократилась на 284 тыс. га. или на 30 % от 1940 г. Колхозы стали ежегодно отставать в проведении сельскохозяйственных работ и получать низкие урожаи. Валовые сборы зерна сократились с 36 850 тыс. пудов в 1940 г. до 11 910 тыс. пудов в 1945 г.

Количество сдаваемого государству хлеба уменьшилось с 15 506 тыс. пудов в 1940 г.

до 3 242 тыс. пудов в 1946 г.

В 1 385 колхозах (85 %) в 1946 г. не производили распределения хлеба по трудодням… Из потребностей семян зернобобовых для весеннего сева 1947 г. в 3 827 тыс.

пудов в колхозах засыпано только 1 172 тыс. пудов. Отстающие колхозы имеют задолженность по внесению средств в неделимые фонды на 29 млн рублей и в результате не имеют возможности пользоваться государственным кредитом. Среди отстающих колхозов имеются десятки, которые осваивают не более 40 % пашни, на протяжении 6 лет ни разу не рассчитывались с государством по сдаче сельскохозяйственных продуктов и не выдавали колхозникам по трудодням… Для выполнения плана мясопоставок им потребуется сдать все поголовье общественного животноводства.

Такое положение создает неуверенность колхозников в получении доходов по трудодням, снижает заинтересованность в труде, ведет к ослаблению трудовой дисциплины, росту хищений и к массовому стремлению расширить личное хозяйство… В результате изношенности… сельскохозяйственные машины пришли в негодность… весенний сев продолжается 50 – 60 дней… Как следствие постоянного отставания в Мордовии большая текучесть кадров, больше взысканий, тенденция выехать из Мордовии в более крепкие, благополучные области…»81 Крестьянин в поле зрения истори ов Несмотря на оказанную Мордовии помощь, сельское хозяйство еще долгие годы не могло восстановить утраченный потенциал. В животноводстве это проявлялось в недовосстановлении поголовья скота (см. таблицу), а в полеводстве даже к 1954 г. вся посевная площадь составляла 946,9 тыс. га (89,4 % от 1941 г.)82, средняя урожайность сельскохозяйственных культур в 1948 – 1952 гг. оставалась низкой – 6,7 ц/га (в 1924 – 1928 гг. – 7,6 ц/га).

Изложенный в статье материал не только освещает неизвестные стороны истории края, но и позволяет иначе взглянуть на эволюцию его аграрного сектора.

Несомненно, по изучению истории голода в регионе предстоит дальнейшая исследовательская работа, и данное направление позволит скорректировать имеющиеся в историографии оценки успехов и достижений советской власти.

Примечания Ленин и Сталин о тр де. М., 1941. С. 547, 548, 555.

См.: Кондрашин В.,Пеннер Д. Голод: 1932 – 1933 оды в советс ой деревне (на материалах Поволжья, Дона и К бани). Самара; Пенза, 2001. С. 18 – 53.

См.: К льчиц ий С.В. Демо рафичес ие последствия олода 1933. на У раине // Тезисы до ладов и сообщений VII Всесоюз. онференции по историчес ой демо рафии. Ч. 1. Донец, 14 – 16 мая

1991. С. 38 – 39; Абалхожан Ж.В., Козабаев М.К., Татамов М.Б. Казахстанс ая тра едия // Вопр. истории. 1989. № 7. С. 65 – 67; Ос ол ов Е.Н. Голод 1932/33. Хлебоза отов и и олод 1932/1933. в Северо-Кав азс ом рае. Ростов н/Д, 1991 и др.

См.: Продовольственная безопасность Урала в ХХ ве е. 1900 – 1984. До менты и материалы: В 2 т. / Под ред. Г.Е. Карнилова, В.В. Масла ова. Е атеринб р, 2000; Г щин Н.Я. Население Сибири в ХХ ве е: основные тенденции и ата лизмы в развитии. Новосибирс, 1995; Кондрашин В., Пеннер Д. У аз. раб. и др.

См.: Альмяшева Л.Н. Борьба с олодом в Поволжье и онтрреволюционная деятельность цер ви в Мордовии в 1922. // Вопр. истории и археоло ии МАССР: Сб. на ч. работ. Вып. 2. Саранс, 1972.

С. 70 – 79.

См.: История советс о о рестьянства Мордовии. Ч. 1. 1917 – 1937. Саранс, 1987.

См.: Абрамов В.К. Мордовс ий народ (1897 – 1939). Саранс, 1996. С. 211.

См.: Еферина Т.В., Марис ин О.И., Надь ин Т.Д. Нало овая полити а и рестьянс ое хозяйство в 1920 – начале 1930-х. Саранс, 1997; Надь ин Т.Д. Хлебоза отов и и олод начала 30-х.

в деревне Мордовии // А т альные вопросы истории и этноло ии: Сб. статей. Саранс, 1999. С. 45 – 49; Он же. Деревня Мордовии в оды олле тивизации. Саранс, 2002. С. 92 – 100 и др.

См.: Надь ин Т.Д. Голод в деревне Мордовии в советс ое время: постанов е проблемы // Историо- льт рное развитие народов Средне о Поволжья: Традиции и инновации: Материалы межре ион.

на ч.-пра т. онференции (6 – 8 апреля 2004.). Саранс, 2004. С. 192 – 195.

Там же.

Кондрашин В., Пеннер Д. У аз. раб. С. 105.

См.: Ломшин В.А. Крестьянство Мордовии в послевоенный период // Власть и общество: ХХ ве :

На ч. тр. НИИГН при Правительстве РМ. Саранс, 2002. Т. 1. С. 98 – 103.

См.: Абрамов В.К. У аз. раб. С. 357, 360.

См.: Кож рин Ю.Ф. Цивилизация: идентифи ация социо льт рной системы ре иона. Саранс,

2003. С. 340.

Надь ин Т.Д. Деревня Мордовии в оды олле тивизации... С. 70.

Проблемы стной истории в СССР // Тезисы Всесоюз. на ч. онференции (28 – 29 ноября 1989.).

Киров, 1990. С. 3.

Центральный ос дарственный архив Респ бли и Мордовия (далее – ЦГА РМ), ф. Р-228, оп. 3, д. 96, л. 54.

Центр до ментации новейшей истории Респ бли и Мордовия (далее – ЦДНИ РМ), ф. 269, оп. 3, д. 22, л. 12.

ЦГА РМ, ф.Р-228, оп. 3, д. 36, л. 152 – 153.

Там же, д. 21, л. 7.

Там же, д. 22, л. 31.

Там же, л. 8.

190 III Мер ш инс ие на чные чтения Там же, л. 12.

Там же, л. 31.

См.: Надь ин Т.Д. Деревня Мордовии в оды олле тивизации... С. 119.

ЦГА РМ, ф. Р-228, оп. 3, д. 22, л. 86.

Там же, л. 93.

Там же.

Там же, л. 21.

Там же, л. 395 – 402.

Там же, л. 279.

Там же, л. 27.

Там же, л. 290.

Там же, л. 291.

Там же, л. 292.

Там же, л. 393.

Там же.

Там же, л. 294.

Там же.

Там же.

Там же, л. 301.

Там же, л. 252.

Там же, л. 258.

Там же, л. 257.

Там же, д. 51, л. 399.

ЦДНИ РМ, ф. 269, оп. 2, д. 339, л. 5. Из чительс ой среды исходит пронзительное по содержанию письмо, адресованное И.В. Сталин. Автор, читель деревни Мазил Торбеевс о о района МАССР Ведя ин Илья Федорович был задержан за распространение «антисоветс ой а итации». При обысе не о обнар жили письмо след юще о содержания: «Товарищ Сталин, я чительств ю двадцать лет, и не видел за время моей работы столь о олод, а в настоящее время. Вот же две недели сиж без хлеба, и нельзя достать ни за а ие день и. Это не человечес ая жизнь, а собачья, та жить в дальнейшем невозможно. Мно ие чителя олодают и бросают работ, езжают в Мос в за с ом хлеба. Колхозни и тоже самое олодают.

Вы, возможно, не верите, но это с щая правда, в неделю один раз бывает хлеб по 4 р. 10 оп. за ило рамм. В очередях помирают люди. Вы нис оль о не д майте, что в азетах Вас хвалят, правда, хвалят 10 челове, а тысячи не верят. Авторитет омм нистичес ой партии подорван, потом, что на фа те жасный олод. Разве это жизнь сидеть по 4 – 5 дней без хлеба, это совершенно не возможно. В настоящее время народ недовольный, миллионов людей на д шах хранится, что в омм нистичес ой партии нет правды. Вы не д майте, что обрадовались Вашей Констит ции, а наоборот после Вашей Констит ции народ больше стал олодать. Вы не верьте, что чительство сельс ое обрадовалось, что повысилась зарплата, и повысили дире торам толь о, а рядовые опять пол чают 160 р б. и мно ие сельс ие чителя та оворят: “Повышения мне не н жно, а надо мне хлеба”.

Городс им чителям жизнь л чше, а сельс им х же, чем в старое царс ое время, сидят в холодных вартирах по неделям без хлеба. С одним чителем произошло та, с неделю больше не шал хлеба, а жил на одной артош е, о да пошел заниматься, не о за р жилась олова, даже не смо заниматься и через три дня помер, потом, что был олодный. У меня в армане 500 р б.

дене, а хлеба же не виж больше недели, дальше та жить невозможно и нетерпимо. Этот жасный олод сейчас происходит в Мордовс ой АССР. Везде хлеб есть, почем нас здесь нет, это издевательство над мордвой или же вредительство.

Товарищ Сталин, не жели Вы этот олод не знаете, я д маю, то-ниб дь должен за это отвечать, н жно найти виновни а и привлечь ответственности. С оль о времени народ же олод ет, ни то внимания не обращает, же от олода стали помирать. Колхозни и все по оловно олодают, ед т с семьями, да лаза лядят. Весной пол чится нас нехорошая шт а, я Вас веряю, и б дет правда моя, что весной сеять б дет не ом, олхозная земля останется незасеянной.

Товарищ Сталин, та жить дальше невозможно и социализм построить нельзя, и д мать не надо, это о ни о да не б дет. Комм нистичес ая партия социализм видит во сне и о нем мечтает.

Вы пишите, что олхозы раст т и репн т, а ачественно одно оре. С отина в олхозах дохнет, ниче о нет. Землю бирают плохо, земля истощала, хлеб родится плохо. Колхозни и олхозн ю жизнь про линают: “Кр лый од работали, пол чили 300 р. на тр додень”.

Товарищ Сталин, в единоличном хозяйстве л чше было, а Вы не хвалите. У аждо о было свое хозяйство, с отина была. Бывало, работают, рад ются, а сейчас в олхозах одно р ательство, Крестьянин в поле зрения истори ов беспорядо, и аждый себе тащит. Та жить невозможно, и по этой доро е дол о идти нельзя, рано или поздно ход остановится, потом, что это ничем не до азано, тысячи мыслей слить в одно. В азетах очень мно о пере рашивают, то есть очень мно о неправды. Колхозни и совершенно не верят. Вы сами под майте, что сейчас творится в Мордовс ой АССР, ведь это жас. Свирепств ет олод, р оводители спят, сидят оловы не ломают, потом, что они сыты, ведь за это н жно нес оль о челове расстрелять. Самое основное народ по недели олод ет, даже стал, есть с рро ат.

Это х же чем в апиталистичес их странах, даже в де абре месяце в очередях, в Торбеевс ом районе МАССР пала и мерла одна женщина.

Товарищ Сталин, а Вы пишите, что в апиталистичес их странах олод, это не верно, а олод в СССР. Это б дет правильно и верно. Весь хлеб отправили в Испанию, а в МАССР олхозни и и сл жащие помирают. Вот в чем омм нистичес ая партия подорвала авторитет. Ка Вам не стыдно, товарищ Сталин, перед апиталистичес ими странами, что ваши олхозни и и сл жащие олодают в та ой цвет щей стране. Испанс им детям помо ли, а свои дети, если л бже посмотреть, олодные сидят. Ко да я зашел одном олхозни, то видел не о на печ е сидят четыре челове а детише олодные. Я спрашиваю: «Зачем не ходите в ш ол ?». Они ответили: «Не в чем идти в ш ол, нет хлеба, нынче нам дали три артош и, хлеба совсем не ели две недели».

Вот Вам товарищ Сталин, де испанс ие дети, это не испанс ие, а советс ие, их отец работал в олхозе од, ниче о не заработал. С пол чением се о, товарищ Сталин, дайте распоряжение в ратчайший сро предоставить хлеба для МАССР, иначе весной б дет плохо, народ б дет помирать, олхозни и разойд тся». Р оводитель НКВД старший лейтенант В.М. Ванд назначил следствие с целью выявления др их авторов письма.

ЦГА РМ, ф. Р-228, оп. 3, д. 22, л. 258.

Там же, л. 252.

Там же, л. 369.

ЦГА РМ, ф. Р-662, оп. 30, д. 2, л. 180.

См.: Абрамов В.К. У аз. раб. С. 356.

ЦГА РМ, ф. Р-228, оп. 3, д. 51, л. 237. В деле имеется таблица детс ой и взрослой смертности с азанием причин.

Там же, д. 50, л. 155 – 157.

Там же, д. 167, л. 7 – 30.

Там же, д. 51, л. 116.

Там же, д. 50, л. 156.

Абрамов В.К. У аз. раб. С. 354.

Там же.

ЦГА РМ, ф. Р-228, оп. 3, д. 36, л. 44.

Там же, д. 36, л. 152 – 153.

Там же, д. 43, л. 21.

Там же, д. 45, л. 22.

См.: Осо ина Е.А. За фасадом «сталинс о о изобилия». Распределение и рыно в снабжении населения в оды инд стриализации. 1917 – 1941. М., 1997. С. 210.

Кондрашин В., Пеннер Д. У аз. раб. С. 363.

Там же.

См.: История советс о о рестьянства Мордовии. Ч. 2. Саранс, 1989.

См.: Л з ин В.П. Народное хозяйство Мордовс ой АССР в оды Вели ой Отечественной войны (1941 – 1945.): Дис.... анд. ист. на. Саранс, 1995. С. 138.

ЦГА РМ, ф. Р-228, оп. 3, д. 108, л. 650.

Там же, д. 108, л. 756.

Там же, л. 1073.

ЦДНИ РМ, ф. 269, оп. 4, д. 72, л. 45.

ЦГА РМ, ф. Р-228, оп. 3, д. 137.

Там же, д. 138, л. 90 – 96.

Там же, л. 80.

Там же, л. 27.

Там же, л. 30.

Там же, д. 138, л. 165.

Там же, д. 130, л. 477.

Там же, д. 138, л. 165.

Там же. л. 357.

Там же. д. 138, л. 90 – 96.

Там же, д. 111, л. 2 – 50.

192 III Мер ш инс ие на чные чтения С.А. Малаев, аспирант афедры афедры э ономичес ой истории и информационных техноло ий ИСИ МГУ им. Н.П. О арева РЕПРЕССИИ В ОТНОШЕНИИ КРЕСТЬЯНСТВА МОРДОВИИ В 1930-е.

Говоря о процессах, происходивших в Мордовии в 1930-е гг., следует учесть особенности социально-экономического развития республики. Мордовия изначально являлась сельскохозяйственным регионом, основой ее социально-классовой структуры было крестьянство. Анализируя данные по реабилитации, видно, что крестьяне составляют значительное большинство – 6 943 чел., или 49,1 % от общего числа репрессированных1. Это объясняется тем, что крестьянское население не только Мордовии, но и всей страны в целом первым испытало удар советской системы. Хозяйственная «верхушка» деревни олицетворяла для большинства деревенских тружеников жизненный идеал самостоятельного хозяйствования, а также имущественного и иного достатка и тем самым сводила на нет партийную пропаганду преимуществ коллективной системы. Поэтому судьба данного слоя деревни была предрешена заранее. Мордовия вошла в первую группу регионов сплошной коллективизации, что определило темпы ликвидации кулачества как класса. Вслед за кулаками удар был нанесен и по среднему слою крестьянского населения. В результате этого в республике пострадало не менее 1,4 % ее населения2. Коллективизация сопровождалась процессами раскрестьянивания, отчуждения людей от земли, бегством из деревень в город и т.п. Это было характерно и для мордовского края. Следует указать, что отличительной стороной данных процессов в Мордовии была установка на более высокие темпы коллективизации в национальных селах – мордовских и татарских. Коллективизация окончательно разрушила структуру и систему функционирования сельской общины региона.

В республике коллективизация началась в 1930 г. Решение съезда Советов (1931 г.) Мордовской области обязывало «довести коллективизацию крестьянских хозяйств по Мордовской области к весеннему севу 1931 г. до 40 – 50 %, к концу года – до 65 %, а в 1932 г. осуществить в области сплошную коллективизацию»3.

Характер и методы работы в Мордовии не отличались от характера и методов работы в других областях. «Поставленная задача коллективизации 65 % всех крестьянских хозяйств к концу текущего года означает ликвидацию кулачества как класса.

Это обстоятельство еще больше обострит классовую борьбу в деревне. Поэтому необходимо мобилизовать рабочий класс, батраков, бедняков и середняков на социалистическое строительство и борьбу с кулачеством. Обязать органы ГПУ, адморганы, суд и прокуратуру принять самые жесткие меры репрессий против всех, кто срывает социалистическое строительство»4. Результаты такой политики сказались в первый же год коллективизации.

Средством проведения репрессии становится новое советское законодательство. В период «социалистической реконструкции народного хозяйства» новый уголовный кодекс устанавливал наказуемость ряда деяний, не считавшихся преступлением в предыдущий период.

После XV съезда ВКП(б), давшего директиву «развивать дальше наступлеКрестьянин в поле зрения истори ов ние на кулачество и принять ряд новых мер, ограничивающих развитие капитализма в деревне и ведущих крестьянское хозяйство по направлению к социализму»5, мероприятия по ограничению кулачества выразились в обложении кулачества повышенными налогами, в требовании от него продажи хлеба государству по твердым ценам, в ограничении до известного размера кулацкого землепользования законом об аренде земли, ограничении кулацкого хозяйства законом о применении наемного труда в единоличном крестьянском хозяйстве. Всякая попытка сопротивления мероприятиям по ограничению кулачества являлась уголовным преступлением. Законодательные акты этого периода устанавливали повышенную ответственность за неплатеж налогов и невыполнение государственных повинностей и обязанностей кулаками. В ответ на отказ кулачества продавать излишки хлеба государству по твердой цене партия и правительство провели ряд чрезвычайных мер против кулачества. В частности, широко применялась ст. 107 УК, в соответствии с которой осуществлялась конфискация излишков хлеба «у кулаков и спекулянтов, в случае их отказа продавать эти излишки государству по твердым ценам»6.

Наряду с усилением репрессии по перечисленным выше преступлениям в УК вводятся новые составы, признающие преступлением и иные действия, выражающие сопротивление указанным мероприятиям партии и Советского государства.

К числу таких деяний следует в первую очередь отнести: 1) нарушение законов о национализации земли; 2) кабальные сделки; 3) организацию лжекооперативов;

4) воспрепятствование избирателю – лицу наемного труда – участвовать в выборах; 5) угрозы должностным лицам и общественникам.

В 1930 – 1934 гг. издано значительное количество законодательных актов, установивших уголовную ответственность за сопротивление мероприятиям власти.

Одной из форм сопротивления стал массовый убой скота: «...Кулачество вело агитацию за убой скота перед вступлением в колхозы, убеждая крестьян, что в колхозе скот “все равно отберут”»7. В целях борьбы с кулацкой агитацией общесоюзными законами 16 января 1930 г. 8 и 1 ноября 1930 г. была установлена кара в виде лишения свободы на срок до 2 лет и выселения из данной местности или без выселения для кулаков и частных скупщиков: а) производящих хищнический убой скота;

б) подстрекающих к этому деянию других лиц.

Проводя четкую дифференциацию ответственности, закон исключил уголовную ответственность середняков и бедняков за убой скота, установив для них только административную ответственность. Те же нормы содержит и постановление ЦИК и СНК СССР 7 декабря 1931 г. «О запрещении убоя лошадей и об ответственности за незаконный убой и хищническую эксплуатацию лошади»9. Вместе с тем, учитывая всю важность сохранения конского поголовья, закон 7 декабря 1931 г. установил уголовную ответственность и за всякий незаконный убой лошадей в обобществленном секторе.

Несмотря на то, что данные меры вначале замедлили сокращение поголовья скота, товарность сельского хозяйства Мордовии уменьшилась в 2,5 раза (таблица). В последующие годы коллективизации поголовье скота было снижено почти наполовину, так как в 1932 г. республику поразил голод, и население, несмотря на строгие запреты и репрессии, было вынуждено забивать не только продуктивный, но и рабочий скот10.

194 III Мер ш инс ие на чные чтения

–  –  –

1929 198,1 339,6 978,6 53,4 30 816 1930 180,0 303,8 676,9 28,2 12 391 Начало «сплошной коллективизации» начиналось с арестов. По данным В.К. Абрамова, в 1929 г. в Мордовии по ст. 58 УК РСФСР (за так называемую антигосударственную деятельность) было осуждено 1 230 чел., в 1930 г. только за первые три месяца – 2 363 чел. В начале 1930 г. из региона предусматривалось выселить 1 200 семей общей численностью 8 400 чел. В последующие годы масштабы выселения значительно увеличились12.

Деревня Мордовии ответила на сплошную коллективизацию массовым движением сопротивления. Уже в первую треть 1930 г. произошло 178 массовых волнений и 104 террористических акта. Как указывало ОГПУ, «по далеко не полному подсчету» в них участвовало «свыше 35 тысяч человек»13. Наибольшей активностью отличались районы с преимущественно мордовским населением. Это вызывало новые репрессии и карательные акции.

Бюро Средневолжского крайкома ВКП(б) в постановлении от 13 февраля 1930 г.

отмечало, что раскулачивание в Мордовской области «приняло особенно неправильный размах» и «наименее базировалось по сравнению с другими округами на массовой коллективизации»14.

В соответствии с оперативным приказом НКВД СССР № 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов» с 5 августа 1937 г. во всех республиках, краях и областях была начата операция по репрессированию «бывших кулаков, активных антисоветских элементов и уголовников»15. Все репрессированные делились на две категории. В первую были отнесены «все наиболее враждебные из перечисленных выше элементов. Они подлежали немедленному аресту и, по рассмотрению их дел на «тройках», – расстрелу. Ко второй категории – «все остальные менее активные, но все же враждебные элементы». Они подлежали аресту и заключению в лагеря на срок от 8 до 10 лет, а наиболее злостные и социально опасные из них – заключению на те же сроки в тюрьмы, по определению «тройки»16.

Согласно учетным данным НКВД, численность населения, подлежащего репрессии в Мордовии, должна была составить: по первой категории – 300 чел., по второй – 1 500 чел.17 Утвержденные цифры являлись ориентировочными, однако наркомы республиканских НКВД и начальники краевых и областных управлений НКВД не имели право самостоятельно их превышать. В случаях, когда обстановка «будет требовать увеличения утвержденных цифр», наркомы республиканских НКВД и начальники краевых и областных управлений НКВД обязаны были предоставить соответствующие мотивированные ходатайства в НКВД РСФСР18. УменьКрестьянин в поле зрения истори ов шение цифр, а равно и перевод лиц, намеченных к репрессированию по первой категории во вторую категорию, и наоборот, – разрешается. Семьи приговоренных по первой и второй категориям, как правило, не репрессировались.

Операция началась 5 августа 1937 г. и должна была закончиться в четырехмесячный срок. В первую очередь репрессии подверглись контингенты, отнесенные к первой категории. Контингенты, отнесенные ко второй категории, до особого на то распоряжения репрессии не подвергались19.

Численность реабилитированных по решению о репрессии наглядно представляет данные о масштабах репрессий20 и показывает, что массовые репрессии осуществлялись большей частью путем внесудебных расправ через так называемые особые совещания НКВД – МГБ – МВД СССР, коллегии ОГПУ «тройки» НКВД – УНКВД и «двойки». Однако и в судах «попирались» элементарные нормы судопроизводства.

Инсарская уездная комиссия в своей практике проводила самочинные обыски даже невиновных лиц, аресты крестьян «без достаточных улик». Некоторые сотрудники УЧК пьянствовали в рабочее время, один из них даже заявил, что «может расстрелять весь исполком, и кроме благодарности ничего не получит за это»21.

В циркуляре от 13 июля 1937 г. за № 12/001572 за подписью А. Вышинского указано:

«…Массовый проверкой личных дел заключенных в Дмитровском лагере обнаружено наличие ряда приговоров с превышением меры наказания, предусмотренной той или иной статьей Уголовных кодексов»22. Это приводило к тому, что многие осужденные находились в заключении свыше установленного законом срока. Подтверждают эти данные и материалы прокуратуры Республики Мордовия. Так, заключенный Кузанкин А.Д. был осужден Нарсудом Ардатовского района Мордовской автономной области по ст. 162 п. «г» к 6 годам лишения свободы и пробыл в заключении 4 года, в то время как мера наказания по ст. 162 п. «г» не превышает 2 лет. Установлено значительное количество подобных фактов и в отношении других заключенных23.

Нарушение законодательства являлось обычной практикой должностных лиц низового уровня управления. В циркулярном письме от 21 марта 1937 г. за № 1/ 01586 говорится: «…По имеющимся в Прокуратуре материалами в ряде районов наблюдаются возмутительные факты издевательства и даже избиения колхозников руководителями колхозов и должностными лицами сельсоветов, РИКов… Председатель Тюмеровского сельсовета (Чувашская АССР) Петров избил пять колхозников, причем одного из них с переломом ребра. Тот же Петров вместе с председателем Тюмеровского колхоза Токмаковым систематически издевались над колхозником Светловым и довели его до самоубийства… Председатель колхоза Аксанов, заменивший Токмакова на должности председателя Тюмеровского колхоза, пришел пьяный на конный двор, построил в шеренгу находившихся там колхозников и каждому наносил удары кулаком»24.

По архивным документам хорошо прослеживается облик «перегибщиков», людей готовых идти на все, чтобы выполнять установку карательный органов, невзирая ни на что, даже вопреки здравому смыслу и рассудку. С этой точки зрения, пожалуй, более всего интересно поведение в деревне «авангарда коллективизации – посланцев 196 III Мер ш инс ие на чные чтения рабочего класса». Отовсюду шли жалобы на их действия в период коллективизации25.

В с. Тазнееве Козловского района МАССР был раскулачен 80-летний крестьянин Онуфрий Глухов, не подпадавший под категорию кулаков. Решение об отмене раскулачивания было принято прокурором Республики Мордовия Андреевым. Несмотря на это, председатель Илюшкин неохотно исправил «перегиб»: имущество вернул, в дом пустил, но сказал: «все равно вам не достанется, живите пока». После возвращения имущества также заявил: «сад и усадьба не ваши», взял лошадь. На решение прокурора он сказал: «Никого не признаю, что хочу, то и делаю»26.

Таким образом, анализ репрессивных действий государственной власти в 1930-е гг. показывает, что наибольшему воздействию была подвержена наиболее массовая группа населения – крестьянство, что логично в условиях аграрной страны, каковой являлась Россия в начале ХХ в. Для осуществления индустриализации необходимы были ресурсы, из которых в распоряжении власти были только люди.

Поэтому власть под предлогом «усиления классовой борьбы» придумывала новые дополнительные способы внеэкономического «привлечения» населения к реализации социалистического строительства, однако в исполнении данной политики проявились наихудшие черты рода человеческого.

Примечания

Данные составлены по: Память, жертвы политичес их репрессий. Саранс, 2000. С. 285; Память:

Жертвы политичес их репрессий. Саранс, 2004. С. 421.

См.: Че ш ин А.Н. Общественно-политичес ая жизнь Мордовии в онце 1920 – 1930-е.: Основные тенденции развития: Автореф. дис. … анд. ист. на. Саранс, 2004. 18 с.

См.: К ли ов К.И. Национально- ос дарственное строительство восточно-финс их народов в 1917 –

1937. Ижевс, 1993. 280 с.

ЦГАОР, ф. 1235, оп. 125, д. 19, л. 13, 31.

См.: История ВКП(б). Крат ий рс. М., 1938. С. 276.

Там же. С. 279.

Там же. С. 294.

СЗ СССР. 1930. № 6, ст. 66.

СЗ СССР. 1931. № 71, ст. 474.

См.: К ли ов К.И. У аз. раб.

Там же.

См.: Абрамов В.К. Мордвины вчера и се одня. Саранс, 2002. С. 81.

Там же.

Цит. по: Надь ин Т.Д. Начало рас лачивания в Мордовии // Обновляющая Россия: формирование ново о манитарно о пространства: Материалы Мер ш ин. на ч. чтений. Саранс, 1997.

С. 187.

Там же.

См.: Г ла : Главное правление ла ерей. 1918 – 1960. М., 2002. С. 96 – 98.

Там же.

Там же.

Там же.

См: Память, жертвы политичес их репрессий. Саранс, 2000. С. 285; Память: Жертвы политичес их репрессий. Саранс, 2004. С. 421.

ЦГА РМ, ф. 37, оп. 1, д. 26, л. 380 об.

Там же, ф. Р-438, оп. 1, д. 63, л. 26.

Там же, л. 27.

Там же, оп. 3, д. 64, л. 37 – 38.

См.: Голос народа: Письма и от ли и рядовых советс их раждан о событиях. 1918 – 1932.

Там же.

Крестьянин в поле зрения истори ов

–  –  –

СОСТОЯНИЕ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА И ЗАДАЧИ

СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОЙ НАУКИ МОРДОВИИ В XX ВЕКЕ

В первые годы существования Мордовской автономии ее экономической основой являлось сельское хозяйство и связанные с ним предприятия местной промышленности. Эффективность развития производства непосредственно зависела от того, сумеет ли местное руководство обеспечить повышение культуры земледелия и построить работу сельскохозяйственных производителей на основе передовых методов ведения хозяйства. С этой целью в Мордовии осуществлялось становление опытного дела. Задача нашей работы – рассмотреть стратегию развития сельского хозяйства республики посредством изучения истории старейшего научного учреждения региона – Мордовской государственной сельскохозяйственной опытной станции – в 1930 – 1980-е гг.

История становления сельскохозяйственной науки на территории современной Республики Мордовия тесным образом связана с процессами национально-государственного строительства Мордовской автономии. Выделение в 1928 г. Мордовского автономного округа в составе Средневолжского края, его преобразование в Мордовскую автономную область в 1930 г. и, наконец, создание Мордовской Автономной Советской Социалистической Республики в 1934 г. потребовали решений по социально-экономическому развитию территории.

Мордовская АССР была образована на равнине, где не было крупных природных рубежей, на границе больших географических зон, лесов и степей, а в экономическом отношении – между тремя большими экономическими районами – Промышленным, Черноземным центрами и Поволжьем, на перекрестке важнейших железнодорожных магистралей, идущих с запада на восток, из Москвы в Самару и далее на Урал и в Сибирь.

С севера на юг, из Нижнего Новгорода железные дороги вели на Пензу и далее в Донбасс и Нижнее Поволжье. Поблизости от республики не было крупных организующих промышленных центров, которые могли бы оказывать формирующее влияние на ее развитие, особенно в период ее образования как самостоятельной административной единицы. Москва была сравнительно далеко. Нижний Новгород, Пенза и Самара тогда, в начале 1930-х гг., сами были не настолько мощными центрами, чтобы оказывать влияние на экономическое формирование отдаленной от них Мордовии.

В климатическом отношении Мордовская АССР расположена в умеренном поясе на границе двух природных зон – зоной достаточного увлажнения на северо-западе и малообеспеченной влагой зоной на юго-востоке. Преобладающими являются ветры западных и юго-западных направлений. С ними на территорию республики 198 III Мер ш инс ие на чные чтения приходят морские воздушные массы, приносящие летом влажную, прохладную погоду, а зимой оттепели и снегопады. Ветры восточных и юго-восточных направлений, характерные для весенних и летних месяцев, приносят континентальные воздушные массы умеренных широт. Они отличаются сухостью и высокими температурами.

Такие суховеи наблюдаются ежегодно, поэтому на территории Мордовии летом нередко развиваются засухи. Под влиянием арктических воздушных масс с низкой температурой и невысокой влажностью зимой происходит резкое понижение температуры (иногда до -40°C), а зимой и осенью – довольно сильные заморозки. Осадки – самый неустойчивый элемент климата республики. Сумма осадков довольно часто колеблется по годам. Влажные годы перемежаются с засушливыми. Ежегодно наблюдаются засушливые явления и суховеи, особенно во второй половине мая, июне, июле. В отношении климатических условий Мордовия разделяется на западную и восточную часть. На западе выпадает больше осадков, зима мягче, лето прохладнее, меньше глубина промерзания почвы. Восточный район сильнее подвержен засухам и суховеям. Неблагоприятные климатические проявления усилены развитием в восточной части эрозионных процессов и слабой лесистостью. Большая пестрота характерна для почвенно-растительного покрова республики, что обусловлено сочетанием лесной и степной зон. На территории Мордовии в значительных количествах встречаются различные типы почв, главными из которых являются черноземы и серые лесостепные почвы. Эрозионные процессы, наносящие большой ущерб сельскохозяйственным угодьям, распространены на всей территории республики, однако в наибольшей степени им подвержены восточные районы. Природно-географические особенности западной и восточной части региона привели к различиям в специализации сельского хозяйства этих районов. Природно-климатические факторы создавали препятствия на пути развития высокопродуктивного сельского хозяйства.

Территория, вошедшая в состав автономии, являлась преимущественно крестьянским краем. К началу XX в. территория современной Мордовии была отсталым аграрным районом. 95 % всей продукции края давало сельское хозяйство, в котором было занято 92 % населения. Крестьянское хозяйство носило все черты оскудения. Неразвитым было скотоводство. Скот был изнуренным, малопродуктивным. Плохие условия содержания скота, а главное – недостаток кормов мешали увеличению его численности. Удобрений вносилось крайне мало. Семеноводство практически отсутствовало. Хороших сортов отечественной селекции не было. На семенном рынке преобладали сорта заграничного происхождения, но они высевались преимущественно в помещичьих хозяйствах. К местным условиям эти сорта были плохо приспособлены, быстро вырождались, не оправдывая вложенных средств. Наибольшее распространение на территории Мордовии имели озимая рожь, овес и гречиха. В небольшом количестве высевались пшеница, ячмень, горох, просо, чечевица, полба, конопля, лен. С XIX в. получили распространение картофель и сахарная свекла. Однолетних и многолетних трав в посевах практически не было. Огородничество в основном носило потребительский характер, хотя были деревни, возделывающие овощи на продажу. В селах Ардатовского уезда более Крестьянин в поле зрения истори ов 3 тыс. чел. занималось семеноводством овощных культур – моркови, капусты, репы, лука, брюквы, редьки, свеклы, огурцов, бобов и сахарного гороха. В Пензенской губернии в с. Бессоновка культивировался лук. Огородничеством с промышленной целью занимались жители ряда деревень Наровчатского уезда. В с. Аксел Краснослободского уезда выращивали аксельский сорт огурцов, пользовавшийся широкой известностью в Пензенской, Нижегородской, Тамбовской губерниях как особенно выносливый, крупноплодный и скороспелый. Саранский уезд до революции вывозил капусту, картофель и махорку. Большинство крестьян на территории Мордовии огородами занимались мало.

Большая плотность населения, малоземелье, слабая промышленность – все это создавало избыток рабочей силы в деревне, аграрное перенаселение, которое тяжелым грузом ложилось на хозяйство, усиливало бедность крестьянства. Стремясь увеличить доходность хозяйства, население занималось кустарными промыслами и отходничеством, спасаясь от малоземелья – переселялось в Заволжье и Сибирь.

В конце 1920-х гг. экономика по-прежнему базировалась на сельском хозяйстве, а оно было крайне низкопродуктивным. Докладная записка в президиум ВЦИК «Об образовании Мордовской автономии» констатировала тяжелое экономическое положение. Средняя многолетняя урожайность зерновых составляла 7,5 ц/га. В условиях перенаселенности области это приводило к систематическому отсутствию товарных излишек хлеба. Без дополнительного ввоза продовольственного хлеба Мордовский округ обходился лишь в годы повышенного урожая. Низким являлся уровень технической оснащенности сельского хозяйства. На 100 хозяйств приходились 52 сохи, 24 плуга. Самым распространенным типом бороны была борона с деревянной рамой.

Более сложных машин было ничтожное количество. Низкий уровень полеводства проявлялся также в чрезвычайно слабом распространении севооборотов. Такая ситуация создавала крайне невыгодные условия для развития территории. Необходимость повышения эффективности сельскохозяйственного производства была совершенно очевидной. В условиях неразвитости промышленного производства, аграрной перенаселенности и малоземелья это можно было сделать только путем улучшения культуры земледелия, повышения урожайности и введения севооборотов1.

Несмотря на сложные природно-климатические условия, на территории Мордовии успешные попытки ведения интенсивного сельского хозяйства отмечаются с XVIII в. В отдельных помещичьих имениях (П. Румянцева, И. Полянского) применялись более совершенные орудия труда, использовались удобрения, соблюдались агротехнические мероприятия. В XIX в. высококультурное хозяйство вел помещик И.А. Арапов.

Его земли в Воскресенской Лашме хорошо удобрялись навозом. На удобрение полей широко использовалась барда винокуренных заводов. Большие доходы Арапову давало животноводство. Его имение считалось лучшим рассадником крупного рогатого скота всего востока России. Для скота были построены добротные каменные постройки, для корма в большом количестве использовались отруби с мельницы и барда с винокуренных заводов. Были попытки вести опыты по повышению удоев молока коров.

В лашминской усадьбе было организовано маслоделие и сыроварение. Кроме крупноIII Мер ш инс ие на чные чтения го рогатого скота у И.А. Арапова было большое стадо тонкорунных овец. Занимался Арапов и разведением свиней йоркширской породы. Йоркширское свиноводство было основано в Лашме в 1879 г. Производители выписывались из Англии и Польши. В 1898 г. на Пензенской областной выставке была получена золотая медаль сельскохозяйственного общества Юго-Восточной России. Большую известность получили араповские конюшни по разведению лошадей рысистых пород и тяжелых рабочих лошадей, которые приносили хозяйству большой доход и отправлялись в Петербург.

Примеры высокоэффективного ведения сельского хозяйства оставались исключениями на фоне общей удручающей картины. В отчете Саранской земской управы за 1910 г. указывается: «и если кто пытается представить себе картину сельского хозяйства в нашем уезде и особенно хозяйства крестьянского, не на чем будет остановиться его взору – картина везде очень печальна: орудия обработки земли самые примитивные, все остальные работы исключительно ручные, самые условия обработки почвы, сева, ухода за урожаем те же, что были и сто лет тому назад… наше крестьянское хозяйство крайне мало знакомо с употреблением различных машин и орудий. У них в большинстве случаев нет даже плугов, вся остальная работа идет вручную, отчего и пахота, и сев, и очистка семян у них из рук вон плохи» 2.

Низкие урожаи сельскохозяйственных культур, частые голодные годы, крайне низкий уровень земледелия и животноводства побудили передовых людей России, а также правительство обратить внимание на оказание агрономической помощи населению. В 1848 г. по ходатайству Пензенского губернатора было учреждено Общество сельского хозяйства юго-востока России, цель учреждения которого заключалась в исследовании хозяйственных средств Пензенской и Саратовской губерний, «указания лучшего пользования этими средствами и доставления помещикам удобств в совещаниях в их хозяйственных нуждах»; вместе с распространением сведений по части сельского хозяйства общество поставило предметом своей деятельности «возможное содействие успеху всяких предприятий, могущее доставить существенное пособие земледельческой промышленности и сбыту сельских произведений»3. Организаторы общества планировали открытие опытной фермы, однако из-за отсутствия денег сделать это так и не удалось.

В начале XX столетия началась активная работа по разработке и внедрению в производство научных основ агрономии. В 1901 г. министерством земледелия была организована постоянная комиссия по опытному делу, разработано положение о сельскохозяйственных опытных учреждениях и созданы первые четыре государственные опытные станции: Запольская – в Петербургской губернии, Костычевская – в Самарской, Энгельгардтовская – в Смоленской, Шатиловская – в Орловской. К 1913 г. было также создано 214 опытных станций, небольших опытных полей и опорных пунктов по различным направлениям сельского хозяйства. Началось строительство Московской, Саратовской, Днепропетровской, Харьковской и Киевской опытных станций. Хотя, по отчету Министерства сельского хозяйства в 1912 г., на одно опытное учреждение приходилось в среднем всего 2,1 сотрудника с высшим образованием, повсеместно на опытные станции пришли широко образованКрестьянин в поле зрения истори ов ные агрономы, яркие личности, готовые на самоотверженный труд ради прогресса отечественного земледелия. Их энтузиазм преодолевал косность деревни и тяготы старого российского захолустья.

На территории современной Мордовии в 1913 г. было 27 агрономических участков с 27 агрономами и 27 агрономическими старостами. На каждый такой участок приходилось в среднем 7 230 крестьянских хозяйств с общей площадью 56 207 дес. На агрономическую помощь крестьянам выделялись ничтожно малые деньги – 7,4 коп. на дес. На работе служб агрономической помощи отрицательно сказывались недостаток агрономов, отсутствие опытных и показательных полей, складов сельскохозяйственных орудий. К 1914 г. на агрономических участках начали организовываться библиотеки. Появились примитивные приборы (весы, лупы, рулетки, ступки, барометры, термометры), прокатные пункты с набором сельскохозяйственных машин, сельскохозяйственные склады для продажи машин. Основная работа состояла в распространении сельскохозяйственных знаний путем чтения и бесед.

Развитие сельского хозяйства на территории Мордовии осложнялось тяжелым наследством, оставшимся от Первой мировой войны (1914 – 1918 гг.), революции, Гражданской войны (1918 – 1920 гг.). Посевные площади были сокращены, ухудшилась обработка почвы, сократились валовые сборы зерна. Продразверстка времен политики военного коммунизма серьезно осложнила взаимоотношения большевиков с крестьянством, а в 1920 – 1921 гг. привела к массовым антибольшевистским вооруженным выступлениям на селе. Восстановление посевных площадей и повышение урожайности требовали не только нормализации отношений с крестьянством, но и принятия немедленных мер по развитию сельскохозяйственной науки.

18 апреля 1929 г. Мордовский окружной исполнительный комитет Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов принял постановление, направленное на увеличение агрономических участков в округе. Отмечалось, что в настоящее время в каждый участок входит 5,5 тыс. крестьянских дворов. Участки не полностью укомплектованы агроперсоналом. Особое внимание было обращено на отсутствие научно-исследовательских учреждений. В целях улучшения внедрения агрономической науки в сельскохозяйственное производство были намечены меры по расширению сети агрономических участков, укомплектованию их квалифицированными кадрами, созданию в округе агрохимлаборатории, контрольно-семенной станции, станции по защите растений и метеорологического бюро4.

С 1929 г. началась работа по восстановлению и созданию научно-исследовательских учреждений в стране, в том числе на территории Мордовии. Постановлением Совета народных комиссаров СССР от 25 июня 1929 г. президиуму Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук имени В.И. Ленина (ВАСХНИЛ) было поручено создать сеть научно-исследовательских учреждений по основным отраслям сельскохозяйственной науки в основных зонах страны. 3 января 1930 г. Средневолжским краевым исполнительным комитетом было принято решение об организации сельскохозяйственной опытной станции в Мордовской автономной области. КрайIII Мер ш инс ие на чные чтения исполком признал необходимым организовать станцию на базе Пушкинского совхоза, расположенного в районе железнодорожной станции Инсар5. Ставка была сделана на развитие товарного овощеводства.

17 июля 1930 г. по решению президиума наркомата земледелия СССР и президиума ВАСХНИЛ в районе г. Саранска (пос. Ялга) была организована Мордовская овощная зональная опытная станция. Согласно постановлению, работа опытной станции должна была строиться на основе подчинения всей теоретической и практической работы задачам подъема сельского хозяйства края. Основным направлением научно-исследовательской работы являлось изучение приемов, обеспечивающих повышение урожайности и улучшение качества овощных культур в колхозах и совхозах, увеличение производства сырья для консервных и овощесушильных заводов республики.

Архивные документы со всей очевидностью демонстрируют потрясающую убогость первых лет существования станции. Процесс становления сети научноисследовательских учреждений в различных регионах России происходил по-разному. Особую роль играло наличие энтузиастов своего дела, высокообразованных специалистов-аграриев, имеющих опыт научных исследований и научные традиции. В Мордовии становление опытного дела происходило в сложнейших условиях.

Работы по созданию станции были начаты в чистом поле. В первые годы существования станции были построены и подготовлены к посеву 16 парников, приобретены элементарное лабораторное оборудование, лошади, сани, сельскохозяйственная техника и инвентарь, а также трактор и тракторная сеялка6. Имеющиеся почвы использовались в основном под производственные посевы сельскохозяйственных культур. Были сделаны первые шаги по изучению экономики овощного хозяйства зоны. Опытная работа проводилась лишь в небольшом объеме. Условий не было не только для развития науки, но и для жизни сотрудников. Образованные специалисты не желали ехать работать в глухую провинцию, а приехав, стремились как можно быстрее ее покинуть. Наблюдалась катастрофическая текучесть кадров.

В 1932 г. при опытной станции был создан овощной совхоз «Мозос», получивший название от первых букв Мордовской овощной зональной опытной станции.

Были приобретены рабочий и продуктивный скот, 6 тракторов, почвообрабатывающий, посевной, уборочный инвентарь, завершено строительство восьмиквартирного и двенадцатиквартирного жилых домов, скотного двора, овощехранилища, было начато строительство агрохимической лаборатории. Говоря о целях работы станции, ее руководство указывало на проведение коренного повышения плодородия почвы, разработку системы внесения удобрений, улучшение существующих и выработку новых приемов агротехники, изучение озимой ржи и пшеницы, внедрение в практику местных органических удобрений – торфа, лесной подстилки, фосфоритной муки и др. В действительности первые годы жизни станции – это борьба с материальной и бытовой неустроенностью, вести речь о развитии науки не приходилось. Произведенной продукции «не хватало» на прокормление работников.

Предпринимались попытки изучения природных условий края. Агрохимическая лаборатория станции занималась изучением агрохимических свойств почв, составКрестьянин в поле зрения истори ов лением почвенно-агрохимической карты. Отделом овощных культур велась работа по селекции местных овощных культур – посопской капусты, бессоновского лука, пытались восстановить аксельский огурец, утраченный в годы Гражданской войны.

Группа агротехников овощных культур занималась разработкой агротехнических приемов возделывания овощей7.

С развитием других отраслей сельского хозяйства масштабы овощной станции становились совершенно недостаточными с точки зрения перспектив развития республики. Постановлением СНК СССР от 29 июня 1937 г. Мордовская овощная зональная опытная станция была включена в сеть государственных селекционных станций и переведена с местного на государственное финансирование. По просьбе мордовских властей в структуре Мордовской государственной селекционной станции (МГСС) был сохранен отдел агротехники как важный фактор повышения урожайности сельскохозяйственных культур. В конце 1930-х гг. сотрудники станции попрежнему пытались наладить научную работу вопреки отсутствию лабораторий, жилья, недостатку оборудования, подготовленных кадров и земельной площади.

Начало Великой Отечественной войны сорвало все планы по развитию народного хозяйства. Работа на станции продолжалась, хотя количество научных направлений существенно сократилось. Тяжелыми были и первые послевоенные годы.

Исключительно остро стояла проблема с производственной и научной базой. Отсутствовало элементарное научное оборудование: микроскопы, весы. Вся научная работа делалась кустарным способом, не принося необходимых результатов. В неудовлетворительном состоянии находились жилые дома, отсутствовало элементарное производственное оборудование. Тракторы были изношены до предела, новые машины не поступали. Значительная часть земель станции находилась на прирезанных от колхозов участках, подверженных сильной эрозии, засоренных и испорченных оврагами. Широкое применение механизации на них было невозможно, поля отделялись от усадьбы большими объездными путями, что затрудняло вывоз удобрений и препятствовало росту производительности труда. Суховеи, овраги, зимние бури уносили с полей весь снег и даже почву. Бездорожье, недостаток пастбищ и кормов, низкое плодородие почвы, неудачно подобранные и часто неосвоенные севообороты – все это составляло типичные трудности, которые предстояло преодолеть как коллективу станции, так и многим хозяйствам республики. В конце 1940-х гг. урожайность на станции оставалась удручающе низкой, не превышая дореволюционный уровень. Селекционная работа не приносила результатов. Новых сортов станция практически не давала. МГСС не только не являлась образцовой в отношении производственной деятельности, но и почти ничем не отличалась от обычных хозяйств.

В начале 1950-х гг. обстановка начала постепенно улучшаться. Кадровый потенциал станции был укреплен за счет выпускников Московской сельскохозяйственной академии. Несмотря на то, что по-прежнему на станции не было ни одного человека с ученой степенью, по мере накопления исследовательского опыта появились научные результаты. Значительно улучшилась производственная и научно-исIII Мер ш инс ие на чные чтения следовательская деятельность станции, работа по обобщению, пропаганде и внедрению в колхозное производство достижений науки и передового опыта. Станция принимала непосредственное участие в организации и проведении республиканских и районных сельскохозяйственных выставок. Значительно выросла культура земледелия и механизации, что немедленно отразилось на качестве урожая. Однако расширение работы станции не подкреплялось увеличением финансирования. В 1951 г. средний урожай зерновых, полученных на полях станции, составил 19,6 ц/га.

Государственный план сдачи элитных семян был выполнен на 212 %8. Значительно снизилась себестоимость зерновых культур. Научные сотрудники проводили землеустройство территории станции, ее почвенное обследование, закладку лесных полос, строительство водоемов и прудов. Был выполнен план посадки полезащитных полос. Озеленялась усадьба, было посажено 400 деревьев. Станция получила сельскохозяйственные машины и была, наконец, в достаточной степени оснащена гусеничными тракторами, комбайнами, зерноочистительными машинами, тракторными сеялками и плугами.

Отношения с республиканскими властями – сложная страница в истории станции. Республиканские власти пристрастно контролировали положение дел на станции, обеспечивали материальную помощь, но при этом требовали немедленных положительных результатов – новых сортов, повышения урожайности, резкого «взлета»

научной мысли. Отсутствие быстрой отдачи вызывало «наверху» приступы подозрительности и разговоры о вредительстве. Архивные документы свидетельствуют о вялотекущем противостоянии руководства станции и Министерства сельского хозяйства республики. Несмотря на определенные положительные результаты, в январе 1950 г. на заседании Совета министров директор станции вновь был вынужден оправдываться.: «Зарплата специалистов и рабочих не превышает довоенный уровень… неудовлетворительное состояние производственной базы и низкий уровень заработной платы являются главной причиной очень низкой производительности труда… В нормативы Главка станция никогда и не укладывалась. Плохая работа стала правилом. Отсюда – низкое плодородие почвы, чрезвычайная засоренность полей, низкая урожайность, плохое качество семян и ежегодное невыполнение планов сдачи семян элиты государству. Отсюда также хронические трудности с финансированием, задержка выдачи зарплаты работникам, безналичные натуральные расчеты с рабочими, как укоренившийся элемент финансовой дисциплины… Очень важно отметить и то, что тяжелые квартирные и финансовые условия, низкий заработок, ежегодные нарекания за плохую результативность работы коллектива являются причинами недовольства, неудовлетворенности и текучести кадров. Недовольство порождает вредные для производства кляузничество, клеветничество и склоку, а склока, в свою очередь, прикрывает рваческие и шкурнические тенденции у отдельных работников и способствует текучести ценных для станции работников»9.

Идеологизация и догматизация научных исследований, характерные для 1930 – 1950-х гг., не могли не отражаться на жизни научно-исследовательского учреждения, каким являлась селекционная станция. Направления развития науки определяКрестьянин в поле зрения истори ов лись не столько результатами поиска, сколько постановлениями и решениями партии и правительства. Партия стремилась ускорить развитие отрасли, централизованно внедряя те методы работы, которые были признаны перспективными. По существу, выигрывали борьбу, а значит, получали финансирование те, кто были ближе к власти. Изменение политической и научной конъюнктуры составляло целые этапы в научной жизни коллектива. Борьба научных идей в конце 1930-х гг. заканчивалась не только поражением старых авторитетов, но и нередко приводила к их гибели. Стремление к научному поиску и развитию новых научных направлений жестко пресекалось. Об истинности учений свидетельствовали не столько результаты экспериментов, сколько решения пленумов ЦК КПСС, диктовавших направления развития науки и сельского хозяйства. Возвышение нового авторитета сопровождалось развенчанием предыдущего культа, уничтожением результатов исследований, накопленных в предшествующий период, забвением. Провинциальным исследователям оставалось только брать на вооружение решения высших партийных форумов, перестраивая в соответствии с ними всю свою работу.

В 1950-е гг. было признано ошибочным создание сети селекционных станций.

Селекция зерновых была сосредоточена в крупных региональных научных центрах, имеющих соответствующий технический и кадровый потенциал. На станциях, подобных мордовской, результаты селекционной работы были неудовлетворительными. Кроме того, в связи с укреплением материально-технической базы колхозов и совхозов с особой остротой встал вопрос о научном обеспечении сельскохозяйственного производства.

Динамично развивающиеся хозяйства требовали научно обоснованных рекомендаций. Сельское хозяйство демонстрировало всевозрастающие потребности в разработке системы ведения хозяйства, обеспечивающей рациональную организацию сельскохозяйственного производства, размещение и сочетание сельскохозяйственных отраслей с учетом природно-экономических условий, наиболее производительное использование земли, комплексную механизацию производственных процессов, повышение экономической эффективности сельского хозяйства. Вследствие этого в 1956 г. было принято решение о реорганизации Мордовской государственной селекционной станции в Мордовскую государственную сельскохозяйственную опытную станцию (МГСХОС) и ее переподчинении Министерству сельского хозяйства МАССР. Отдел селекции прекратил свою работу.

В 1959 г. станция была передана в ведение Совета министров МАССР. Земельная площадь станции была увеличена с 1 200 до 5 755 га. В 1957 – 1959 гг. построен второй этаж лабораторного корпуса, проведены линии электропередачи и телефонной связи до Саранской АТС, введена в строй первая очередь водопровода. Завершилось строительство 32 двухквартирных домов, школы, детских яслей, детского сада, магазина, столовой, бани. Производственные помещения расширились. На животноводческих фермах завершалась механизация подачи воды и доения коров, был сооружен внутриферменный транспортер. Были построены силосные сооружения емкостью 500 т. Стадо крупного рогатого скота пополнилось высокопродуктивными чистопородными животными. Были закуплены новые автомобили, тракIII Мер ш инс ие на чные чтения торы и сельскохозяйственные машины.

В 1960-е гг. колхозы начали переходить на денежную оплату труда, постепенно внедрялось машинное доение. Научные сотрудники разрабатывали методики новых форм организации труда, выявляли достоинства и недостатки новых технологий. Продолжалось расширение научно-исследовательской работы с новыми культурами – кукурузой, сахарной свеклой, кормовыми бобами. С их внедрением связывалось повышение продуктивности сельского хозяйства и расширение кормовой базы. Перед научными сотрудниками ставилась задача не просто адаптировать их к условиям Мордовии, но и разработать такую технологию возделывания, которая сводила бы к минимуму затраты ручного труда. Были проведены работы по благоустройству территории станции. Значительно улучшились условия для жизни сотрудников и облегчения их труда.

С момента своего создания коллектив станции был нацелен не только на повышение производственных показателей, но и на внедрение в широкое производство новых культур, сортов и технологий. Ежегодно на станции проводились семинары и экскурсии со специалистами и руководителями колхозов и совхозов, выезды на поля и фермы, издавались листовки, печатались плакаты. Сотрудники проводили беседы по радио и телевидению, публиковались в республиканских и районных газетах. Отслеживалось внедрение хозяйствами передового опыта – проведение агротехнических мероприятий, обработка посевов пестицидами, внедрение высокоурожайных сортов, механизация доения коров, электрическая стрижка овец, искусственное осеменение, внедрение хозрасчета в бригадах и фермах и т.д.

Со второй половины 1960-х гг. научно-исследовательская работа на станции набирала все больший размах. Направления научных исследований диктовались потребностями развития сельского хозяйства. Станция увеличила производство сортовых семян зерновых и картофеля. Сортовые посевы зерновых культур в республике составили в 1970 г. 97,2 %, картофеля – 74,0 %. Особенно быстро увеличивались посевные площади под наиболее урожайными сортами – озимой пшеницы «Мироновская-808», озимой ржи «Харьковская-55», яровой пшеницы «Харьковская-46», яровой пшеницы «Саратовская-36» и т.д.

Мордовская опытная станция сыграла огромную роль в изучении технологии производства озимой пшеницы и ее распространении на территории республики.

В начале ХХ в. из-за специфических климатических условий озимая пшеница в регионе не выращивалась. В дальнейшем были созданы некоторые сорта озимой пшеницы, которые пытались выращивать в хозяйствах республики, но частые случаи вымерзания посевов и невысокая урожайность служили препятствиями для ее широкого распространения. До 1960-х гг. Мордовия входила в «белое пятно» на сельскохозяйственной карте страны, где озимая пшеница сеялась крайне мало. Революцию осуществил высокоурожайный морозостойкий сорт «Мироновскаякоторый был районирован в республике в 1968 г. Появление сорта интенсивного типа способствовало резкому росту в Мордовии посевных площадей под этой культурой. Разработка сотрудниками опытной станции агротехники сорта и произКрестьянин в поле зрения истори ов водство высококачественных семян позволили за 10 лет увеличить посевные площади с 10,7 до 152 тыс. га.

К началу 1970-х гг. в СССР был налажен массовый выпуск удобрений. В условиях ежегодного роста поставок и применения удобрений перед колхозами и совхозами возникла перспектива перехода от удобрения отдельных культур к системе удобрений в севообороте. При разработке научно обоснованной системы удобрений севооборота работниками станции изучались следующие вопросы: как действуют удобрения в условиях их многократного наложения на продуктивность севооборота и урожайность отдельных культур; изменяется ли эффективность удобрений по мере их систематического внесения, улучшаются или ухудшаются физико-химические свойства почвы и качество урожая. Исследования по эколого-агрохимической оценке удобрений, проведенные еще в начале 1960-х гг., переросли в длительные многолетние серии опытов, позволяющие получить качественно новые результаты.

По рекомендациям отдела плодоовощеводства в республике развивалось садоводство, огородничество, тепличное хозяйство. Отделом плодоовощеводства в конце 1960 – 1970-х гг. проводились многолетние серии опытов по выявлению эффективных элементов питания при их продолжительном применении в овощном севообороте, влияния на урожай и качество отдельных овощных культур, и продуктивность севооборота в целом. На основе многолетних данных были предложены производству наиболее эффективные системы удобрений, воздействующие не только на повышение урожая, но и на качество сырья, предназначенного для технологической переработки.

В конце 1960-х гг. перед сельскохозяйственным производством Мордовии была поставлена задача: обеспечить значительный рост продуктов животноводства и резкое снижение затрат на единицу продукции. Были сформулированы причины, оказывающие негативное влияние на развитие животноводства. Среди них: недостаток кормов и ограниченность кормовой базы, низкое качество продуктивного стада сельскохозяйственных животных, недостаточный уровень механизации производства, низкая степень квалификации работников, нерациональная организация и оплата труда, неразвитая специализация и концентрация производства10. Более десятилетия коллективом сотрудников разрабатывались проблемы интенсификации кормопроизводства, изучались состав кормов и его влияние на качество молочной и мясной продукции. Учеными исследовались возможности расширения кормовой базы за счет нетрадиционных кормовых культур, велись селекционные работы по выведению высокопродуктивного стада животных. Была поставлена задача: улучшить качество почв. С этой целью на станции был создан отдел кормопроизводства и мелиорации, которым разрабатывались мероприятия по борьбе с эрозией почв, повышению продуктивности кормовых угодий, известкованию кислых почв, созданию долголетних орошаемых культурных пастбищ.

В 1970 г. в Мордовской АССР имелось 350 колхозов и 41 совхоз. По своей проIII Мер ш инс ие на чные чтения изводственной структуре колхозы были многоотраслевыми универсальными хозяйствами. Большинство колхозов занимались возделыванием сахарной свеклы, конопли, имели мелкие свинофермы, птицефермы и овцефермы. В результате отсутствия концентрации производства продуктов в главных отраслях и нерационального сочетания их с дополнительными отраслями затрачивалось огромное количество труда и средств при незначительном выходе продукции с единицы земельной площади. В связи с этим перед коллективом станции ставилась задача – помочь республиканским руководящим органам привести в соответствие с природными и экономическими условиями производственную структуру колхозов, научно обосновать их производственную типизацию, показать пути дальнейшей специализации сельского хозяйства. На основе теоретических разработок и практического применения научных положений сельскохозяйственным органам республики было рекомендовано дальнейшее совершенствование специализации в колхозах и создание сельскохозяйственных комплексов.

В 1970-е гг. научно-технический прогресс оказывал все большее влияние на тематику научных исследований. Развитие сельскохозяйственного машиностроения, производство новых типов комплексных удобрений, химических средств для борьбы с болезнями, насекомыми и сорняками ставили на повестку дня вопросы о влиянии этих элементов на окружающую среду и на характер производства и качество получаемых продуктов. Новый уровень культуры земледелия, рост его технического оснащения, химизация, мелиорация, интенсификация позволяли по-новому решать многие проблемы возделывания сельскохозяйственных культур.

В 1983 г. на станции были подведены итоги 21-летнего опыта по выявлению влияния систематического применения органических и минеральных удобрений на свойства почвы. В процессе исследования ставилась также задача: разработать оптимальные дозы, соотношения, сроки и способы внесения удобрений для получения максимальных урожаев важнейших культур. Актуальность этого исследования была обусловлена возрастающим применением минеральных и органических удобрений в хозяйствах республики. С 1980 по 1985 г. применение удобрений планировалось увеличить со 102 кг/га пашни до 150 кг д.в. Предполагались разработка и внедрение научно обоснованной системы удобрений, которая являлась бы главным фактором создания высокого уровня плодородия, повышения урожайности и обеспечения ее устойчивости. Система применения удобрений должна была строиться с таким расчетом, чтобы было возможно устойчивое получение запланированных урожаев. Система удобрений, даже в ограниченных количествах, гарантировала повышение высоких и устойчивых урожаев с хорошим качеством продукции, позволяла более правильно подойти к ежегодному распределению удобрений по культурам и полям, избежать ошибок в планировании.

С конца 1950-х гг. в СССР были возрождены исследования по системам ведения сельского хозяйства. Во всех крупных природно-экономических зонах были организованы соответствующие комиссии под эгидой ВАСХНИЛ. Система хозяйства являлась не только объектом научного исследования, но и предметом освоения в пракКрестьянин в поле зрения истори ов тике хозяйствования. Цель рациональной системы ведения хозяйства сводилась к максимизации выхода продукции определенного качества в расчете на единицу ресурсного потенциала (земли, труда, энергии, финансовых средств) или минимизации издержек этих ресурсов на единицу продукции определенного качества. Кроме того, предусматривалось обеспечение максимальной возможной стабильности, или устойчивости, к неблагоприятным природным и иным факторам, а также избежание негативных социальных и экологических последствий. В 1983 г. была опубликована «Система ведения сельского хозяйства Мордовской АССР», которая была разработана совместными усилиями специалистов Министерства сельского хозяйства республики, ученых Мордовской государственной сельскохозяйственной опытной станции и МГУ имени Н.П. Огарева с участием широкого круга руководителей и специалистов колхозов и совхозов11.

В 1980-е гг. масштабы научных исследований и финансирование научных программ достигли своего апогея. Однако в конце 1970-х – середине 1980-х гг. советское общество вступило в стадию кризиса роста. Снизились темпы роста советской экономики, замедлилось ее развитие. Несмотря на увеличение капиталовложений в сельское хозяйство, развитие технического потенциала, усиление химизации, мелиорации, комплексной механизации и индустриализации земледелия, стали отчетливо проявляться неблагоприятные тенденции, тормозящие развитие отрасли: недостаточно эффективное использование выделяемых ресурсов, большие потери сельскохозяйственной продукции. Возрастающий технический потенциал не был адекватен экономическому результату. При растущих энергетических мощностях, энерго- и электровооруженности около 70 % работ выполнялись вручную. При огромной массе работающих руководители хозяйств жаловались на недостаток рабочей силы. Темпы роста производительности труда в хозяйствах Мордовии отставали от темпов роста заработной платы. Урожайность росла медленно. Отмечалось неудовлетворительное использование мелиорированных земель, плановая урожайность на которых в республике так и не была достигнута. В большинстве колхозов и совхозов Мордовии эффективность применения удобрений оставалась низкой, не приводя к росту урожайности. Крупные вложения в животноводство не окупались, возрастала себестоимость продукции и затраты на ее производство, медленно росла продуктивность животных, ухудшались показатели воспроизводства стада, падежа скота и сдачи государству продукции низкого качества. По-прежнему остро стояла проблема создания прочной кормовой базы. Изменилось лицо советской деревни, сократилась численность сельского населения. На фоне ускоренной урбанизации были особенно очевидны старение сельских жителей, исчезновение мелких поселений. Большие территории страны становились безлюдными, поскольку производственная и социальная инфраструктура были развиты достаточно слабо. Повышение уровня жизни населения в городах, большая доступность товаров и услуг, более развитая сеть учреждений культуры побуждали молодежь покидать село. Количественный рост масштабов производства на базе рутинных технологий сопровождался торможением социально-экономического развития. К середине 1980-х гг.

210 III Мер ш инс ие на чные чтения сложились предпосылки для социально-экономических преобразований во всех сферах жизни общества, в том числе в науке и в сельском хозяйстве. В 1990-е гг.

были проведены радикальные социально-экономические реформы, завершившие советский период развития.

Таким образом, после периода лишений и проблем 1930-х – 1940-х гг. в советском обществе были сделаны серьезные шаги по наращиванию производства сельскохозяйственной продукции. На основе колхозно-совхозной системы страна решила проблему голода, поставив целью в короткие исторические сроки полностью удовлетворить потребности населения в дешевой и качественной сельскохозяйственной продукции. На службу сельскому хозяйству был мобилизован мощный научный потенциал. В 1950-е гг. по мере завершения послевоенной программы восстановления хозяйства сеть сельскохозяйственных научных учреждений получала в приоритетном порядке необходимые материальные ресурсы для разработки интенсивных сельскохозяйственных технологий. В 1970-е – 80-е гг. возможности развития сельского хозяйства в рамках сложившейся социально-экономической системы были исчерпаны. Востребовать идеи мостового земледелия, программирования урожаев, промышленного производства молочной и мясной продукции колхозы и совхозы оказались не в состоянии.

Примечания ЦГА РМ, ф. Р-1235, оп. 107, д. 354, л. 20 – 22.

Цит. по: Данилов Г.Г. Из истории земледелия Мордовии. Саранс, 1964. С. 29.

Там же. С. 48.

ЦГА РМ, ф. Р-149, оп. 1, д. 10а, л. 334, 335.

Там же, ф. Р-309, оп. 1, д. 37а, л. 24.

Там же, ф. Р-149, оп. 1, д. 79, л. 51 – 55.

Там же, ф. Р-228, оп. 1, д. 171, л. 30 – 37.

Там же, ф. Р-819, оп. 3, д. 33, л. 4 – 11.

Там же, ф. Р-223, оп. 1, д. 1376, л. 485 – 497.

См.: Чернов М.Ф. О мерах по величению производства ормов, снижению себестоимости и повышению э ономичес ой эффе тивности ормопроизводства Мордовии: Материалы на чно-производственной онференции работни ов сельс о о хозяйства МАССР. Саранс, 1968. С. 6.

См.: Система ведения сельс о о хозяйства Мордовс ой АССР. Саранс, 1983. С. 461.

Крестьянин в поле зрения истори ов Т.П. Реброва, андидат историчес их на, доцент Мордовс о о манитарно о инстит та

ВЗГЛЯД КРЕСТЬЯНОВЕДА НА ПРОБЛЕМУ ФОРМИРОВАНИЯ И

РАЗВИТИЯ АПК МОРДОВИИ В СВЯЗИ С ВХОЖДЕНИЕМ РОССИИ В ВТО

Опыт исследовательской работы над проблемами, связанными с изучением современного крестьянства в традициях «рефлексивного крестьяноведения»1, диктует необходимость в складывающейся вокруг продовольственного комплекса страны ситуации в связи с вхождением России во Всемирную торговую организацию (ВТО) высказать свою точку зрения на те процессы, которые происходили в аграрном секторе Мордовии в недалеком прошлом и развиваются в настоящее время. Напомню, что «концепция рефлексивности принадлежит академической традиции, уходящей корнями в неокантианское видение и в центр внимания ставит взаимное влияние исследователя и объекта, отрицая упрощенную модель, перенятую из естественных наук, в которой активный разум исследует то, что по сути пассивно и нейтрально… Понятие рефлексивности представляет собой предположение, что свидетельства “данные” никогда не могут быть полностью отделены от исследователя и всегда связаны с ним2.

Данная публикация является продолжением размышлений на тему «Агропродовольственная политика и вступление России в ВТО», обстоятельно обсуждавшуюся на международной конференции в Москве в октябре 2003 г., где мною были изложены некоторые моменты модели выживания и развития села современной Мордовии3.

В настоящее время вступление России в ВТО не является предметом дискуссии.

Это предрешено диалектическим развитием России и принято мировым сообществом. Актуальная задача ближайшего времени заключается в том, чтобы войти в ВТО на выгодных для нашей страны условиях, поскольку речь идет о государственнофинансовой поддержке сельского хозяйства стран – членов ВТО. Ученые и другие участники конференции выразили крайнюю обеспокоенность ходом переговорного процесса, проблемами, возникающими в нем, а также тем, что достигнутые согласования и согласованные условия не становятся объектом внимания широких научных и общественных кругов России. В развернувшейся дискуссии было высказано немало интересных суждений на этот счет, в том числе следующее: «Поскольку переговорная позиция России на регулярной основе практически не освещается в официальных изданиях Минэкономразвития, Минсельхоза, других ведомств России, редко становится предметом общественного обсуждения и независимой экспертизы, это ослабляет позиции страны на переговорах, усиливает риски отрицательных последствий при вступлении в ВТО, а в будущем может существенно затруднить адаптацию сельских товаропроизводителей к новым условиям хозяйствования и торговли»4.

Итогом конференции стали рекомендации, которые были представлены заместителю Председателя Правительства Российской Федерации, министру сельского хозяйства А.В. Гордееву и опубликованы в «Российской аграрной газете» 23 декабря 2003 г. «Нет ничего плохого в том, чтобы давать советы властям, – отметил 212 III Мер ш инс ие на чные чтения Т. Шанин, английский ученый-крестьяновед на Международном симпозиуме «Куда пришла Россия?.. Итоги социетальной трансформации», состоявшемся в Москве в январе 2003 г., – но необходимо помнить, что большая часть этих советов не принимается и не выполняется. Важнее же всего не захотеть настолько сильно приобщиться к власти, чтобы забыть свои обязанности как ученого. Первая обязанность ученого – это не давать советы, а говорить правду, определять эту правду, представлять и защищать эту правду, даже если властям она не нравится. А если кто-то из политиков прислушается к сказанному ими, то это будет свидетельствовать о его неординарном уме и способности воспринимать критические соображения тех, для кого правдивая, т.е. критическая оценка действительности, является делом чести и смыслом их профессиональной жизни»5.

В этой связи хотелось бы акцентировать внимание на тех моментах, которые рассматривались на вышеуказанном форуме специалистов как наиболее важные для аграрных регионов. Речь идет о продолжении политики, направленной на сохранение сельского расселения и традиционного ландшафта, сельского образа жизни, осуществление социального контроля над территорией. Эта тема является общественно значимой, поскольку речь идет в конечном счете о качестве жизни населения.

Одной из составляющих качества жизни является качество питания. В настоящее же время государство не может обеспечить качество продовольствия на рынке. В области продовольственной политики России ситуация такова, что при существующей доктрине продовольственной безопасности страны дискуссия на эту тему не закончена. Нет законов, трактующих факторы продовольственной безопасности. В то же время следует признать наличие экспансии на продовольственном рынке. Задачи государства в области сельского хозяйства, направленные на противостояние данному процессу, заключаются в том, чтобы способствовать наращиванию отечественного сельскохозяйственного производства. С этой целью важно нахождение справедливых цен, обеспечивающих рентабельность отрасли; получение устойчивых доходов в сельском хозяйстве, позволяющих вести расширенное производство во всех условиях риска; восстановление и развитие социальной сферы на селе. На это направлена разработанная целевая федеральная программа, посвященная социальному обустройству села.

Механизм воздействия государства на сельскохозяйственную отрасль заключается в совершенствовании бюджетной политики. Основная проблема в этой сфере – недостаток бюджетных средств в стране. Следующее направление – налоговая политика. В этой области есть некоторые положительные изменения, заключающиеся в принятии поправок к Налоговому кодексу, где «прописана» упрощенная льготная политика по отношению к сельскохозяйственному производству. Проблемы существуют в тарификационной политике, связанные с отношениями России и ВТО. Введены три квоты по мясу, а также на сахар-сырец. В 2004 г. стоит задача по расширению применения квот. В целом же государство пока слабо контролирует это направление.

Исторический экскурс в проблему социально-экономического состояния села Крестьянин в поле зрения истори ов Мордовии накануне и в ходе реализации Продовольственной программы позволяет вспомнить следующее. Продовольственная проблема как одна из первоочередных задач общества в 1980-е гг. неоднократно рассматривалась на важнейших форумах страны. Было очевидно, что без коренного улучшения положения крестьянства, изменения судьбы всей деревни эту проблему не решить. Однако социальноэкономическое положение села не изменялось к лучшему. Более того, встал вопрос о продовольственной безопасности. Об этом свидетельствовало непомерное изъятие средств, медленный рост общественных фондов потребления, «нехватка» жилья, школ, больниц, культурно-бытовых объектов, а также бездорожье, скудность торговли, необустроенность поселков, продолжавшиеся ненужные реорганизации АПК, снижение престижности специалиста сельского хозяйства, крестьянского труда в целом. Это привело к запустению многих тысяч деревень. Народ их покинул.

Выражая озабоченность положением дел в аграрной сфере, представители крестьянства страны на Учредительном съезде в июне 1990 г. выдвинули требования, необходимые для решения неотложных мер по возрождению крестьянства, улучшению продовольственного обеспечения6.

Историографические обзоры, посвященные реализации Продовольственной программы страны, доказывали важность этой темы для науки и практики. Так, уже в 1984 г. Государственная ордена Ленина библиотека СССР им. В.И. Ленина издала библиографический указатель книг и статей, вышедших на русском языке за май 1982 – октябрь 1983 г. В семи разделах этого издания было указано 955 наименований книг, брошюр, статей, методических указаний и рекомендаций по Продовольственной программе, в том числе социальному развитию села7. Институт истории СССР АН СССР совместно с редакцией журнала «История СССР» провел совместное заседание круглого стола, посвященное теме «Формирование агропромышленного комплекса и социальное развитие деревни»8. Анализ многочисленных публикаций свидетельствовал, что исследователи единодушны в том, что на укрепление производственного потенциала села государство вложило значительные материальные средства, хотя темпы капитальных вложений в 1970 – 1980-е гг. имели тенденцию к понижению. Некоторые авторы обращали внимание на экономические затруднения, переживаемые многими колхозами в связи с извращениями процесса укрупнения хозяйств, преобразованиями колхозов в совхозы, нарушениями севооборотов, многочисленными перестройками органов по руководству сельским хозяйством, формами и методами укрепления экономики хозяйств, политикой переселения «неперспективных сел»9. Последнее явилось одной из важнейших причин массовой миграции сельского населения в города, опустения деревни.

Следует отметить, что в 1970-е гг. среди обществоведов-теоретиков, а также практиков хозяйственного строительства по поводу деления сельских населенных пунктов на перспективные и неперспективные согласия не было. Противники такого деления мотивировали свою позицию тем, что это деление усиливает отток населения, особенно из сел и деревень ограниченной перспективности, наносит ущерб переустройству села, ухудшает ситуацию с трудовыми ресурсами. Но были и таIII Мер ш инс ие на чные чтения кие, кто эту идею разрабатывал и отстаивал, полагая, что интенсификация сельскохозяйственного производства не может быть решена без коренного переустройства села как типа поселения, что сложившаяся в прошлом система мелкопоселкового расселения крестьян находится в противоречии с этим процессом, служит тормозом дальнейшего социального прогресса в сельском хозяйстве10.

В Мордовии проекты районных и республиканских планировок, по которым в каждом районе выделялись перспективные населенные пункты, были составлены на основании Постановления Совета министров Мордовской АССР от 26 августа 1967 г. № 653 «Об утверждении перспективных сельских населенных пунктов, колхозов и совхозов Мордовской АССР, подлежащих дальнейшей застройке». Количество сельских населенных пунктов предполагалось со временем сократить почти в три раза. Вместо 1 640 сел и деревень в качестве перспективных должно было остаться и развиваться 581. В числе переселяемых в первую очередь определено 98 пунктов с населением 2,6 тыс. чел., во вторую – 392 пункта с населением 30,3 тыс. чел., в третью очередь – 415 пунктов с населением 106 тыс. чел.11 Также в первую очередь переселению подлежали самые мелкие населенные пункты (до 50 чел.), расположенные на значительном расстоянии от больших дорог и перспективных пунктов;

во вторую очередь – мелкие населенные пункты с населением до 100 чел., в которых имелись производственные постройки, используемые до 1980 г.; в третью очередь – остальные «неперспективные» селения, в том числе расположенные в зоне пешеходной доступности от перспективных поселков. Только в населенных пунктах третьей очереди переселения планировалось проводить элементарное благоустройство12.

В 1971 г. список перспективных сел и деревень был уточнен и дополнен, в результате чего перспективными признаны лишь 539 сельских населенных пунктов из 1 578 существовавших, а Министерство сельского хозяйства республики, Госплан, тресты совхозов и райисполкомы должны были обеспечивать размещение капитального строительства только в них13.

В дальнейшем список перспективных населенных пунктов постепенно сокращался. Это наблюдается и по данным районной планировки, проведенной в 1978 г., когда таких пунктов оставалось 512, из них центральных усадеб колхозов – 272, поселков – производственных бригад – 81, центральных усадеб совхозов – 75, усадеб отделений совхозов – 56. Этим же проектом предусматривалось сокращение сельского населения с 548,9 тыс. чел. в 1976 г. до 410,0 чел. в 1990 г.14 Последствием политики переселения в Мордовии явилось то, что десятки сел, деревень, поселков были исключены из учетных данных как фактически не существующие. Их жители покинули родные места.

В первой половине 1980-х гг. численность сельского населения в Мордовии в общей численности населения республики уменьшилась на 8 % и составила 43 %15.

Удельный вес населения моложе трудоспособного возраста сократился на 2 %, а старше трудоспособного увеличился на 5 %16.

Из общего числа тружеников села 87,2 % колхозников и 79,2 % работников совКрестьянин в поле зрения истори ов хозов были непосредственно заняты в сельском хозяйстве. Они работали в 21 ремонтно-техническом предприятии, 111 производственных и комплексных бригадах, 870 животноводческих фермах и комплексах, 106 производственных подразделениях. Часть сельских тружеников была занята на транспортных работах, в жилищнокоммунальном хозяйстве, сфере обслуживания, в подсобных производственных и ремонтных мастерских. Кроме колхозников, рабочих совхозов, на селе работали врачи, учителя, продавцы, работники сферы обслуживания, сельские строители и работники других профессий17.

Отличительной чертой крестьянского труда в 1980-е гг. явились дальнейшее углубление и расширение специализации и профессионализации, повышение образовательного уровня. Однако к 1987 г. среди председателей колхозов, директоров совхозов, их заместителей, управляющих отделениями, агрономов, зоотехников, имевших высшее и среднее специальное образование, было немало практиков. Как отмечалось в печати, по-прежнему рядом хозяйств руководили слабо подготовленные, некомпетентные люди. Наблюдалась высокая текучесть кадров, особенно в таких районах, как Ичалковский, где за 5 лет сменилось 11 из 22 председателей колхозов и директоров совхозов, в Рузаевском – 11 из 17. Всего в первой половине 1980-х гг. в Мордовии сменилось 54 % руководителей колхозов и совхозов. Текучесть руководителей продолжалась и в последующие годы. Среди многих причин такого положения наиболее важной следует признать нарушение принципов колхозной демократии при назначении руководителей, коллективного обсуждения достоинств и недостатков кандидата, принижение роли выборов на общих собраниях коллективов. Например, в Кочкуровском районе за пять лет только в одном колхозе были заменены три председателя: двое – за распитие спиртных напитков, один – как не справившийся со служебными обязанностями18. Понятно, что экономические результаты хозяйственной деятельности данного колхоза были неудовлетворительными.

О высокой сменяемости руководителей колхозов и совхозов свидетельствовала слабая работа с резервом руководителей. Так, из 98 чел., подготовленных в 1981 – 1985 гг. как резерв руководителей, было избрано на эти должности лишь 15. В таких районах, как Атяшевский, Зубово-Полянский, Кочкуровский, Темниковский, из резерва на руководящую должность не избран никто19.

В 1980-е гг. в Мордовии существовали также трудности с обеспечением кадрами специалистов колхозов и совхозов. В 1985 г. отсутствовали, например, специалисты на должности главных агрономов в 44 хозяйствах, зоотехников – в 82, ветврачей – в 77, инженеров – в 50, бухгалтеров – в 36, экономистов – в 30. Из направленных в хозяйства 804 молодых специалистов в том же году выбыло 320 чел. Только за 1981 – 1985 гг. в колхозах и совхозах республики сменилось 960 руководителей среднего звена, а из тысячи подготовленных на эти должности в Мордовской школе управления сельским хозяйством и на отделениях в специальных учебных заведениях назначены на работу 25 % выпускников20.

Подготовку специалистов средней квалификации и повышение их образоваIII Мер ш инс ие на чные чтения тельного уровня в Республике Мордовия осуществляла учебная база в рамках Госагропрома Мордовской АССР. Она включала 4 техникума, 2 совхоза-техникума, Мордовскую школу управления агропромышленным комплексом. На четырех факультетах МГУ им. Н.П. Огарева велась подготовка специалистов высшей квалификации по специальностям: агрономия, зоотехния, механизация и электрификация сельского хозяйства, планирование и бухучет, сельскохозяйственное строительство.

В МГУ им. Н.П. Огарева также был организован факультет повышения квалификации руководителей колхозов и совхозов, специалистов сельского хозяйства. Предусматривалось, чтобы в каждом хозяйстве было в резерве не менее двух кандидатов, которые в любое время способны заменить председателя колхоза или директора совхоза. В результате перестройки управления республиканским АПК, начавшейся с января 1983 г., был образован Агропромышленный комитет. Штат управления республиканского АПК сократился и составил 308 чел., в том числе 9 руководителей, 271 специалист, 8 технических работников. Большинство высвободившихся управленцев (54 %) перешло на работу на предприятия АПК, 9 % ушли на пенсию, 8 % – в аппараты РАПО и меньше всего (7 %, или 11 чел.) изъявили желание работать в колхозах и совхозах21.

Важнейшим источником пополнения механизаторских и других кадров массовых профессий были в те годы сельские общеобразовательные школы, где в старших классах изучали сельскохозяйственную технику. За 1981 – 1985 гг. в республике по сельскохозяйственным специальностям аттестовано более 20 тыс. выпускников сельских средних школ, или 41,2 % общего числа десятиклассников. Приступили к работе по полученным профессиям 9 тыс. чел.22 Кроме того, с 1957 г. в Мордовии действовали ученические производственные бригады. В середине 1980-х гг. в 519 бригадах и звеньях трудились 24 тыс. учащихся.

За ними было закреплено более 30 тыс. га земли, свыше 700 тракторов, более 600 автомашин. Ежегодно ученики выполняли объем работ на сумму около 10 млн руб.23 Ученические производственные бригады реагировали на изменения, происходящие в организации труда и управлении сельским хозяйством. Это было многоотраслевое производственное подразделение колхоза или совхоза, имеющее звенья полеводов, животноводов, механизаторов, садоводов, строителей. Молодежь осваивала новые формы организации труда, новые технологии. Среди лучших были ученические бригады Кочкуровской средней школы Дубенского, Большемаресевской и Апраксинской Чамзинского, Шугуровской Большеберезниковского районов.

На VIII Всероссийском слете ученических производственных бригад отмечалось, что «флаг слета не случайно поднят в Мордовии. Здесь уже давно к подрастающему поколению относятся серьезно, ему по-настоящему доверяют и помогают. Можно назвать десятки школ, где ребята обеспечивают себя продуктами питания»24.

Изучение демографической ситуации и обеспеченности кадрами сельскохозяйственного производства показало, что при некоторых попытках улучшить положение решительных сдвигов не произошло. Наряду с различными реорганизациями, в которые оказались вовлечены кадры села и что отрицательно повлияло на их Крестьянин в поле зрения истори ов производственную деятельность, частичные меры по привлечению молодежи на село ощутимых результатов (за небольшим исключением) не дали. Требовался иной подход к подбору кадров. Необходимо было решить комплекс проблем как экономического, так и социального плана.

Оценивая итоги трудовой деятельности сельских тружеников Мордовии в конце 1970-х – первой половине 1980-х гг., важно отметить, что, как и в целом в стране, устойчивого роста производства, как предусматривалось в Продовольственной программе, не произошло. Плановые рубежи по потреблению продуктов питания на душу населения не были выполнены ни по одному показателю, кроме сахара, молока и яиц25.

В последующие годы ситуация в сельском хозяйстве республики в условиях общего социально-экономического кризиса в стране серьезно ухудшилась. Об этом также свидетельствуют материалы международного историко-социологического проекта «Социальная структура советского и постсоветского села», полученные в результате работы в 1993 – 1994 гг. на территории Мордовии. «Голос снизу», зафиксированный нами, показывает достаточно грустную картину, представшую перед исследователями.

Как участник проекта позволю процитировать некоторые собственные впечатления, полученные от общения с сельскими жителями. 17 февраля 1993 г., встретившись с жителями с. Старое Синдрово Краснослободского района Мордовии, я записала в своем дневнике: «…Встречи с людьми в сельсвовете: почтальон – зарплата – 1 тыс. рублей. Никто не идет на такую работу. Работники сельсовета: тоже речь о низкой зарплате. Вся надежда лишь на свое хозяйство. Шофер совхоза (скромный работяга): прибавка к зарплате не удовлетворяет. Общий оклад 5 тыс. руб. Выручает личное хозяйство да возможность кое-что украсть из хозяйства… Из бесед со многими людьми ясно, что люди озлоблены, работать с ними трудно. Ни во что не верят. Прошлись по селу. Зашли в магазин и универмаг. Пусто. Ассортимента никакого… Обеспокоенность людей не столько из-за отсутствия каких-то благ, а из-за отсутствия уверенности в будущем»26.

«…Оценивая усилия и результаты тех лет, – размышлял один из бывших сельских руководителей, – получаешь больше вопросов, чем ответов. Например, мне непонятно, почему в колхозе “Большевик“ (село Ведянцы, где я рос) и 40 лет назад не было хороших удоев, урожаев, хотя заготавливали до 2 – 3 тонн сена на голову крупного рогатого скота, по 7 – 8 тонн сенажа, 5 – 6 тонн силоса, но главное все село сутки напролет работало, работало, а зарабатывало чуть-чуть на жизнь. Строительство жилья за собственный счет почти не велось. Молодежь уезжала. Селяне деградировали. При этом в школе на занятиях, в колхозе на собраниях, по радио, в гостях, по телевидению говорили о развитии общества в целом, о сближении города и деревни. Государство, школа, родители… вбивали детям: “Учись, а то в колхоз с вилами или на трактор пойдешь”. Сами поддерживали мнение, что остаться в селе – это последнее дело. С другой стороны, как ни говорили о почетности и важности высокого звания доярки, скотника, пастуха, комбайнера, не обращали внимаIII Мер ш инс ие на чные чтения ния на факт обнищания и деградации, всеобщего пьянства в деревне»27.

Новое руководство республики во главе с Н.И. Меркушкиным понимало, что «если в ближайшие 3 – 4 года не произойдет существенных изменений, то селу не выжить» 28. Поэтому в 1996 – 1997 гг. в качестве одного из подходов к созданию стабильной ситуации в Мордовии был провозглашен принцип самообеспечения через «удовлетворение потребности республики и населения в продовольствии собственными силами»29. Началась кропотливая работа. Прежде всего перед Правительством Республики Мордовия была поставлена задача: разработать конкретную стратегию и рубежи развития АПК на ближайшие 5 лет30. Указы Главы Республики Мордовия «О мерах по стабилизации положения в агропромышленном комплексе», «Об упорядочении оказания финансовой помощи сельскохозяйственным организациям» направлялись на то, чтобы не покрывать бесхозяйственность и иждивенчество за счет бюджета, а на основании заключения Министерства сельского хозяйства и продовольствия, после анализа представленных бизнес-планов о возможности сельскохозяйственных предприятий эффективно использовать выделяемые средства и своевременно рассчитываться за авансы и кредиты.

Параллельно с решением экономических задач определена стратегия работы с кадрами руководителей. Была организована аттестация глав районов, в процессе которой дана оценка их компетентности в вопросах формирования бюджета и межбюджетных отношений, реформирования сельскохозяйственных предприятий и внедрения хозрасчетных отношений. В данном случае речь шла о совершенствовании системы управления в АПК. Необходимость и важность решения этой задачи описана в монографии Н.С.

Крутова «Агропромышленный комплекс Мордовии:

его формирование и развитие»31. В разделе «Развитие управления и подготовка кадров АПК» отмечается следующее: «Важной остается проблема управления агропромышленным комплексом. За годы реформирования АПК система государственного управления была ликвидирована. Взамен ничего не предложено. Реорганизация государственных управленческих органов АПК привела к нарушению согласованности во взаимодействии управления на федеральном и региональном, а также на региональном и местном уровнях. Разрушена вертикальная система государственного управления АПК.

Программно-целевой метод управления на федеральном и региональном уровнях, как важнейший, в условиях рыночных отношений не используется. Усиление регулирующей роли государства возможно только путем разработки осуществления комплексных федеральных и межрегиональных программ, учитывающих интересы агропромышленного комплекса и всего народного хозяйства.

В настоящее время отсутствует эффективная система хозяйственного управления в производственном аграрном секторе. Сформировались функциональные структуры в сфере материально-технического снабжения и переработки, агросервисного обслуживания и торговли. Однако их деятельность не координируется, не отслеживается на государственном уровне. В силу этого коммерческие структуры с первых дней образования свою энергию направили на получение прибыли без Крестьянин в поле зрения истори ов учета интересов сельскохозяйственных товаропроизводителей. Следовательно, назрела необходимость не только незамедлительно исправлять недостатки, но и совершенствовать систему управления в АПК»32.

Полагаю уместным, в данном случае, обратиться к некоторым оценкам аналогичной ситуации из другой монографии, посвященной аграрной экономике другой страны – США. Речь идет о книге В.А. Федоровича «США: Федеральная контрактная система и экономика. Механизм регулирования»33. Переоценить данное исследование, объемом около 80 авторских листов, где системно обобщен и скурпулезно проанализирован огромный материал последних двух веков развития экономики США и в том числе переход еще в XIX в. от монетаризма и свободного рыночного хозяйствования к государственному регулированию и «смешанной экономике» ХХ в.

очень трудно. Автор убедительно доказывает объективную обусловленность возрастания роли государственной хозяйственной деятельности в экономике США. В России же действия постсоветских властей имели противоположную направленность.

В этих непростых экономических и политических условиях в Мордовии началась конкретная работа по выводу экономики из кризиса. В 1997 г. часть источников и ответственность за формирование доходной части местных бюджетов была передана муниципальным органам управления. Теперь они стали собственниками по финансированию учреждений социальной сферы на своей территории. Механизм движения доходных поступлений был отработан в каждом сельском, поселковом совете и для них открыт собственный счет. Сельские советы были наделены соответствующими правами, в результате чего управление в них стало осуществляться с помощью заключения договоров с исполнительными органами власти районов.

Соответственно выстраивались и отношения районных муниципальных образований с республиканскими органами власти. Реальное разграничение полномочий по уровням бюджетов в республике произошло через два года кропотливой работы.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 11 |
Похожие работы:

«Философия истории Священник Константин Костромин ИСТОРИЧЕСКИЙ СУБЪЕКТИВИЗМ В БОГОСЛОВСКОМ КОНТЕКСТЕ Среди параметров, по которым историческая наука не отвечает требованиям (естественно-)научного знания, важ...»

«Анжела Мальцева Введение в философию желания "ФЛИНТА" Мальцева А. П. Введение в философию желания / А. П. Мальцева — "ФЛИНТА", 2014 В монографии представлены результаты критического ана...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФИЛИАЛ ФЕДЕРАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО БЮДЖЕТНОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "ВЛАДИВОСТОКСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЭКОНОМИКИ И СЕРВИСА" В Г. НАХО...»

«С.Бйішев атындаы Атбе университетіні ХАБАРШЫСЫ №1 (39) С.БЙІШЕВ АТЫНДАЫ АТБЕ УНИВЕРСИТЕТІНІ ХАБАРШЫСЫ УДК 001 ББК 72 С 84 ВЕСТНИК АКТЮБИНСКОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. С.БАИШЕВА ш айда бір рет аза, орыс, аылшын жне ылыми журнал ытай ті...»

«Федеральное агентство по образованию Государственное общеобразовательное учреждение высшего профессионального образования Владимирский государственный университет Кафедра музеологии ОБРАЗОВАНИЕ ЦЕНТРАЛИЗОВАННОГО РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВ...»

«Югославия в XX веке: очерки политической истории, 2011, К. В Никифоров, 5916741219, 9785916741216, Индрик, 2011 Опубликовано: 27th May 2009 Югославия в XX веке: очерки политической истории СКАЧАТЬ http://bit.ly/1ch6UKz Центральная Европа в поисках новой ре...»

«Электронный научно-образовательный журнал ВГСПУ "Грани познания". №4(18). Ноябрь 2012 www.grani.vspu.ru Е.Ю. Болотова (волгоград) Кооперация в жизни и творчесКом наследии а.в. чаянова Представлена характеристика А.В. Чаянова как и...»

«опубл.: // Проблемы исторической психологии и взаимодействие мировоззрений в истории. Материалы всероссийской научной конференции (15–17 сентября 1999 г.). Орл: ОГУ, 2000. С. 128–131. Усенко О. Г. Тверской госуниверситет ДИАЛЕКТИКА МОНАРХИЧЕСКОГО САМОЗВ...»

«ДРАГУН Евгения Михайловна ИНФОТЕЙНМЕНТ КАК ЯВЛЕНИЕ СОВРЕМЕННОЙ МЕДИАКУЛЬТУРЫ Специальность: 24.00.01 – теория и история культуры Диссертация на соискание ученой степени кандидата культурологии Научный руководитель – доктор философских наук, профессор И...»

«Петр Авен Альфред Кох Революция Гайдара. История реформ 90-х из первых рук Текст предоставлен правообладателем. http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=5828489 Авен П. Революция Гайдара: История реформ 90-х из первых рук : Альпина Паблишер; Москва; ISBN 978-5-961...»

«НАЗАРЕНКОА В., Институт российской истории РАН РУСЬ И СВЯТАЯ ЗЕМЛЯ В ЭПОХУ КРЕСТОВЫХ ПОХОДОВ Под эпохой крестовых походов в данном случае мы имеем в виду вполне опре­ деленный и исторически не такой уж большой промежуток времени — около ста лет между подготовкой и началом п...»

«157 Мир России. 2003. № 3 Эмиграция из России по данным зарубежной статистики М.Б. ДЕНИСЕНКО Эмиграция россиян в дальнее зарубежье по российским данным При изучении истории российской международной миграции исследователи часто опираются на зарубежные статистические источники. Так, на их основе были выполнены оценки объем...»

«ИЮЛЬ – АВГУСТ • 2015 ТОМ XIII СПЕЦВЫПУСК Параллели и перпендикуляры Фёдор Лукьянов 5 Мир и воззрения Постсоветская история России – взгляд снизу 8 Борис Капустин Пора научиться доверять суждению людей о том, что им лучше – становиться революционерами, встраиваться в систему субординации или имитировать почтительность, расстраивая замыслы всячес...»

«ПРОГРАММА ВСТУПИТЕЛЬНЫХ ЭКЗАМЕНОВ ПО ОБЩЕСТВОЗНАНИЮ 1. Общество. Человек. Деятельность. Развитие общества Тема 1. Общество и общественные отношения Общество как сложная динамическая система. Отношения природы и общества, целостность мира. Общественные отношения, вза...»

«Лекция 12 Буддизм (продолжение) Лекция 12 Буддизм (продолжение) Мацих: Мы должны определить, может быть, в конце этой лекции: еще хотите одну лекцию по буддизму или достаточно двух? Потому что тут какая пробл...»

«СОДЕРЖАНИЕ Наименование раздела, темы Стр Предисловие Раздел Теоретические основы морально-психологического I обеспечения деятельности войск (сил) 1. Роль морально-психологического фактора в современной войне 2....»

«О компании Airwell История, традиции, развитие г. Ришон-Ле-Цион (Израиль) – производственная площадь 73 000 м2. Выпуск фэн-койлов и сплитИзвестный во всем мире французский брэнд Airwell кондиционеров. представлен самым широким на европейском рынке г....»

«КОМПОЗИЦИОННОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ КУРС ЛЕКЦИЙ к.арх, профессор Веслополова Г.Н. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ СТИЛЕОБРАЗОВАНИЯ В СОВРЕМЕННОЙ АРХИТЕКТУРЕ СТИЛЕОБРАЗОВАНИЕ ОДНА ИЗ ЦЕНТРАЛЬНЫХ КАТЕГОРИЙ ПРОЕКТНОГО МОДЕЛИРОВАНИЯ 1. СТИЛЬ – основные, особы...»

«К. Ю. Бардола Оптимизация или противодействие? Некоторые особенности отношений между властью и византийскими налогоплательщиками в IV—XI вв. историографии достаточно популярна тема византийского налогообложения. Не в...»

«деятели религиозной истории, мог бы, наряду с крестом, полумесяцем, менорой и знаками иных вероисповеданий, занять видное место в религиозной символике. Не будет большим преувеличением сказать, что он – один из наиболее универсальных символов религии. Это меч...»

«МЕТОДОЛОГИЯ 2014 · № 3 М Е ТОД ОЛ О Г И Я Я.Г. ШЕМЯКИН Субэкумены и “пограничные” цивилизации в сравнительно-исторической перспективе: о характере соотношения Языка, Текста и Шрифта Статья 2* В статье рассматривается поставленная Г. Померанцем проблема соотнош...»







 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.