WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 11 |

«КРЕСТЬЯНИН В МИРУ И НА ВОЙНЕ Сборни материалов III Мер ш инс их на чных чтений Саранс Типо рафия «Красный О тябрь» УДК 316.3 ББК Т3(2Рос-Мор) К–271 Ответственный редактор – Н. М. Арсентьев ...»

-- [ Страница 3 ] --

Письмо однополчан Г. К рина: «Уважаемый тов. К рин! Очень тяжело писать, но Вы видимо же до адываетесь о причине молчания Ваше о сына Глеба. 9 о о тября, наст пая, наши подразделения шли дале о за фронт противни а, неожиданно для противни а ворвались на станцию. Нанесли ем большие потери. Но противни всеми силами цеплялся за этот опорный п н т. На наших смельча ов вып стил 16 тан ов, отрезал им отход и начал „ли видировать“ наших людей из щелей и траншей. Тан подходил траншеи, блиндаж в пор направлял ор дие и предла ал сдаться в плен. Но наши отважные люди продолжали порно драться, предпочитали смерть, чем сдаваться в плен. Среди этих людей был и ваш сын Глеб К рин. Ос ол ом снаряда он был ранен в но. Дви аться он не мо. Да и да ходить? С оль о хватало е о сил он боролся, но о да положение создалось совсем безвыходное, он на лазах противни а своим последним патроном свое о пистолета за ончил свою молод ю, славн ю жизнь. Через не оторое время наши части снова овладели этой станцией. Мы попытались найти тела наших славных товарищей. Но напрасно, немцы их ничтожили. Глеба я знал давно. Полтора ода мы вместе воевали. Это был хороший, рамотный, требовательный омандир. Это был замечательный товарищ. Подразделение, оторым он омандовал было л чшим. Традиции, становленные в этом подразделении, свято хранятся. И теперь оно продолжает оставаться л чшим – это л чший памятни омандир.

Бойцы, омандиры по лялись отомстить за Глеба и свою лятв свято выполняют. Недале тот день, о да последний немец, оставшийся в Прибалти е, б дет ничтожен. 2 де абря 1944.».

–  –  –

мии в 1940., с.

Козлов а. Рядовой. Пропал без вести 2 февраля 1942. (КП № 2, с. 415, фонд МИУ ОФ 307)

МУРАТОВ МИХАИЛ ИВАНОВИЧ

Родился в 1907. в с. Парс ое Родни овс о о района Ивановс ой области. Учился в Мос ве. В 1935. приехал работать в Мордовс ий пединстит т. Назначен доцентом афедры математи и. В

1941. призван в ряды Советс ой армии,. Саранс. Младший лейтенант, зам. омандира 2-й батареи 1- о дивизиона 793- о артиллерийс о о пол а. По иб в бою 31 января 1942. Похоронен в д. Мартьяниха Вели ол с о о района Пс овс ой области (КП № 1, с. 202, фонд МИУ ОФ 21).

Письмо однополчан М. М ратова: «Уважаемая Софья Степановна!

С л бо им прис орбием извещаем Вас о преждевременной трате Ваше о м жа Михаила Ивановича М ратова – патриота нашей родины, сражавше ося с немец им фашизмом за дело рабоче о ласса и рестьянства, за освобождение от фашистс ой нечисти нашей территории, временно а пированной немец ими захватчи ами, а преданный сын нашей родины. Батарея потеряла и вся Красная Армия в лице заместителя омандира батареи мно о артиллериста, волево о омандира и др а и боево о товарища.

31 января 1942 ода в 14 часов дня перестало биться сердце беспартийно о большеви а, павше о на боевом пост при исполнении своих сл жебных обязанностей от фашист ой п ли. Командный, начальств ющий и рядовой состав батареи приносят Вам соболезнования. Да п сть е о светлый образ живет в наших сердцах, п сть наша ровь ипит ненавистью вра ам, п сть е о боевые дни стан т делом все о… За пролит ю чист ю ровь мы отомстим. Ком. 2 батареи. 793 арт. Пол 1 дивизион 2 я батарея.

1 февраля 1942 ода».

–  –  –

ПОСТНОВ ВАЛЕНТИН ФЕОФАНОВИЧ

Родился в. Саранс е. В 1940. за ончил физи о-математичес ий фа льтет чительс о о инстит та и был призван в ряды Советс ой армии. За ончил Петрозаводс ое минометное военное чилище. Лейтенант. По иб в бою 16 сентября 1943. Похоронен на х торе Львовс ий Киевс о о района Краснодарс о о рая (КП № 1, с. 236, фонды МИУ НВФ 14).

–  –  –

СЕРЯНОВ ИВАН ЯКОВЛЕВИЧ

Родился в 1915. в с. Вечерлей Атяшевс о о района МАССР. В

1938. пост пил в Мордовс ий пединстит т на историчес ий фальтет. В 1941. о ончил МГПИ и нес оль о месяцев работал чителем в. Ковыл ино. Призван в ряды Советс ой армии в 1941.

Лейтенант, омандир минометно о взвода 212-й стрел овой дивизии. По иб в бою под Сталин радом 4 о тября 1942. Похоронен в. Вол о раде (КП № 2, с. 472, фонды МИУ ОФ 35).

Университетс ая ни а памяти

–  –  –

СОКРАТОВ АЛЕКСЕЙ МИХАЙЛОВИЧ

Родился в 1923. в с. Лет и Старошай овс о о района МАССР. В 1940. пост пил на литерат рный фа льтет Мордовс о о пединстит та. После о ончания перво о рса переведен на чительс ие рсы и через 2 месяца направлен на работ в Новотроиц ю среднюю ш ол чителем. В

1941. призван в ряды Советс ой армии. Рядовой. По иб в бою в 2 марта 1942. Похоронен в д. Але сандров а Д миничс о о района Кал жс ой области (фонд МИУ ОФ 46).

Единственное письмо А. Со ратова: «Здравств йте, папа и мама! Шлю Вам пламенный фронтовой привет. Сообщаю, что се одня, т.е. 1 марта – я нахож сь в 7 м от фронта. Прибыли се одня ночью, не спал же 3 – 4 ночи. А се одня в ночь идем в наст пление на передов ю линию. Нахож сь в Смоленс ой области. Все может быть это письмо б дет последним, но и все может быть пол чите и еще. Но в этом я не верен, потом что в деревнях репился да и мы совсем не отдохн ли. Я п леметчи, а по п леметам ведет больше о ня. Но все же из перво о боя надеюсь выйти живым. Ка ой бы челове не был, а все же сердц тревожно, но это толь о ж т о идти в первый бой, а потом привы нем. Вот и все. До свидания. Ваш сын Але сей.

1 марта 1942.»

СОРОКИН ПЕТР АНДРЕЕВИЧ

Родился в 1916. в с. Большое Маресево Чамзинс о о района. В 1938. пост пил на физи оматематичес ий фа льтет МГПИ. Призван в ряды Советс ой армии в 1941., п. Чамзин а.

Лейтенант. По иб в бою в апреле 1944. (КП № 6, с. 886)

СТЕГАЛКИН ВЛАДИМИР ИВАНОВИЧ

Родился в 1912. в. Саранс е. В 1940. о ончил физичес ое отделение физи о-математичес о о фа льтета МГПИ. Работал старшим лаборантом афедры физи и МГПИ. Призван в ряды Советс ой армии 11.11.40.,. Саранс (при аз по МГПИ № 172 от 11.11.40). Младший лейтенант.

По иб в бою в 1942. (КП № 1, с. 279).

–  –  –

матичес о о фа льтета МГПИ. Призван в ряды Советс ой армии в 1941, пос. Ромоданово (при аз по МГПИ № 175 от 07.10 41). Рядовой. По иб в бою, апрель 1942. (т. 7, с. 207).

ХАЙДУКОВ ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ

Родился в 1901. в д. Садом Трофимовс ой области Саранс о о езда. В 1920 – 1923. сл жил в Красной армии на р мынс ой ранице, в 1924. – в Самаро-Симбирс ой железной дивизии в ачестве омандира п леметно о взвода, частвовал в борьбе с бандитами в районе. Мо илевПодольс ий. В 1935. о ончил физи о-математичес ий фа льтет Мос овс о о ос ниверситета. С 1 сентября 1935. работал преподавателем теоретичес ой механи и и астрономии Мордовс о о пединстит та. Призван в ряды Советс ой армии 22.06.41.,. Саранс. Лейтенант. Командир о нево о взвода 265-й стрел овой дивизии. По иб в бою в о тябре 1942. Захоронен в д. Тортолотово Ленин радс ой области (КП № 1, с. 309).

–  –  –

ШУРГИН АЛЕКСЕЙ СЕМЕНОВИЧ

Родился в 1919. в с. Кочелаево Ковыл инс о о района МАССР. В 1938. пост пил читься на математичес ое отделение физи о-математичес о о фа льтета МГПИ. В 1940. переведен на заочн ю форм об чения (при аз по МГПИ №151 от 10.10.40). С 14.10.40 назначен чителем математи и Дра инс ой средней ш олы Ковыл инс о о района, а с января 1941. – зав чем этой ш олы.

Призван в ряды Советс ой армии 30.01.41,. Ковыл ино. Рядовой. По иб в бою в мае 1942. (КП № 5, с. 854).

Крестьянство мордовс о о рая на войне и в тыл Л.Г. С ворцова, андидат историчес их на, преподаватель афедры э ономичес ой истории и информационных техноло ий ИСИ МГУ им. Н.П. О арева

ПОТЕРИ УРОЖЕНЦЕВ МОРДОВИИ В СТРАТЕГИЧЕСКИХ ОПЕРАЦИЯХ

На войне источником самых больших безвозвратных потерь являются оперативно-стратегические военные действия. Основная цель данной статьи: проследить, как боевые операции повлияли на картину потерь СССР и МАССР, в какой период они достигали наибольших и наименьших значений, какие причины способствовали этому. В годы Великой Отечественной войны советские Вооруженные силы провели более 50 стратегических, около 250 фронтовых и свыше 1 000 армейских операций1.

Несмотря на их исход, каждая несла за собой сотни, тысячи человеческих жертв.

К проведению стратегических операций привлекались, как правило, войска группы фронтов. Это обусловливалось тем, что решить важную военно-политическую задачу на стратегическом направлении, или театре военных действий, силами одного фронта было сложно. Поэтому разрабатывалась и успешно применялась такая новая форма стратегических действий, как операция группы фронтов. В ней фронт выполнял задачи оперативно-стратегического значения, действуя на одном из стратегических или операционных направлений. Такими стратегическими наступательными операциями группы фронтов явились Московская, Сталинградская, Северо-Кавказская, Орловская, Белгородско-Харьковская, Днепровско-Карпатская, Черниговско-Полтавская, Белорусская, Прибалтийская, Висло-Одерская, Берлинская и другие. В ходе Великой Отечественной войны 82,3 % всех стратегических операций советских войск было проведено силами двух и более фронтов, 9,8 % – силами фронта и флота и только 7,9 % – силами одного фронта2.

Анализируя размеры безвозвратных потерь в стратегических и самостоятельных фронтовых операциях, необходимо иметь в виду, что зависели они от нескольких составляющих: продолжительности и напряженности боевых действий; количества привлеченных сил (фронтов, армий); степени подготовки войск, полководческого искусства командиров и штабов.

Сопоставляя безвозвратные потери на фронтах Великой Отечественной войны Мордовии и СССР, мы получили любопытные результаты. Их соотношение в первый период войны носило асинхронный характер (табл. 1). Безвозвратные потери по стране наиболее значительны в первые месяцы войны. Как мы уже отмечали, в связи с расположением Мордовии в глубоком тылу, формированием и подготовкой здесь воинских подразделений в начальный период войны ее потери от общего числа погибших были в 2 раза меньше, чем в целом по стране. В первом квартале 1942 г., наоборот, отмечается пик потерь уроженцев республики, что может быть объяснено отсроченным вовлечением призывников с ее территории в боевые действия.

Начальный этап войны был для Советского Союза наиболее тяжелым. На этот период приходится 54,6 % безвозвратных потерь за всю войну4. Только в летнеосенние оборонительные кампании 1941 и 1942 гг., когда войска действующих 106 III Мер ш инс ие на чные чтения

–  –  –

1941 18 385 14,04 27,8 1942 42 055 32,11 28,9 1943 30 711 23,45 20,5 1944 16 993 12,98 15,6 1945 7 072 5,40 7,1 *Здесь и далее – данные по Мордовии пол чены в рез льтате анализа базы данных, созданной на основе респ бли анс ой ни и «Память».

**Несовпадение данных с общим числом потерь связано с отс тствием сведений большинства военносл жащих по од смерти.

фронтов и армий отходили с боями вглубь территории страны, было убито, пропало без вести, попало в плен 18,3 % от числа погибших за всю войну.

В оборонительных операциях первого периода войны отмечается резкое превышение безвозвратных людских потерь над санитарными. Объясняется это главным образом тем, что значительная численность тяжелораненых оставалась на поле боя. Их и не вернувшихся из боя бойцов и командиров включали в число пропавших без вести и попавших в плен. В последующие периоды войны учет потерь стал более достоверным, в результате чего число безвозвратных потерь снизилось и стало в 2,5 – 3 раза меньше санитарных.

Годовая динамика потерь по Мордовии, полученная в результате анализа базы данных, представлена на рисунке.

Рис но Годовая динами а безвозвратные потерь роженцев Мордовии за 1941 – 1945. (по месяцам) Крестьянство мордовс о о рая на войне и в тыл Данные рисунка свидетельствуют, что потери по республике достигают апогея в декабре – феврале 1941 – 1942 гг., марте, августе, декабре 1942 г., феврале – марте, августе 1943 г., январе, июле – августе 1944 г., феврале – апреле 1945 г. В эти периоды Красная армия проводила ряд стратегических операций.

Годовая динамика безвозвратных потерь по районам Мордовии за 1941 – 1945 г. при исследовании в точности повторили картину общих потерь по республике, что дает возможность рассмотреть потери в военных стратегических операциях на примере потерь республики.

Первоначально мы пытались определить число погибших по периодам войны по двум составляющим месяцу и году гибели, в результате чего сводные данные по безвозвратным потерям Красной армии и уроженцев Мордовии по периодам войны были сведены в табл. 2.

Таблица 2 Безвозвратные потери Красной армии и роженцев Мордовия по периодам войны*

–  –  –

Из табл. 2 видно, что потери Мордовии распределились синхронно в соотношении с потерями по стране. Наибольшее их число приходится на первый период войны. По МАССР они составляют 39,67 % от общего количества по республике. В последующие военные годы мы наблюдаем их снижение: во втором периоде – до 27,53 %, в третьем – до 19,98 %. В 1945 г. потери составляют 7 072 чел., или 5,4 % от общего числа потерь по республике.

В результате анализа рисунка мы выделили десять интервалов основного увеличения потерь наших уроженцев, приходящиеся на время проведения конкретных стратегических операций. Однако количественные значения потерь в точках увеличения графиков, наблюдаемые на рисунке, нельзя отнести полностью на время проведения конкретных операций, так как линия фронта была очень протяженной, и Вооруженные силы в определенный временной интервал проводили от одной до нескольких стратегических операций на разных фронтах. Поэтому для более точного определения участия наших земляков в той или иной операции нами использовались данные по месту гибели военнослужащего. Так, в ходе исследования нами были выделены области, на которые в годы войны приходились наибольшие потери среди уроженцев Мордовии (табл. 3).

108 III Мер ш инс ие на чные чтения

–  –  –

В соответствии с табл. 3 потери распределились по 11 областям. Кроме указанных в таблице областей 33 251 чел. были похоронены в других регионах Советского Союза, у 71 569 чел. место захоронения неизвестно. Всего же останки уроженцев Республики Мордовия, погибших на фронтах Великой Отечественной войны, покоятся более чем в 50 областях и республиках бывшего СССР. Необходимо отметить, что в это число входят не только регионы, где велись боевые действия, но и те, которые находились в тылу и куда отправляли раненых в госпитали. Часть раненых после лечения, возвращалась в строй другая умирала от тяжелых ранений в госпиталях.

Есть захоронения уроженцев МАССР и за пределами Советского Союза. Они приходятся на третий период войны, когда войсками Красной армии проводилась освободительная миссия европейских стран от немецких захватчиков (табл. 4).

Таблица 4 Данные о захоронениях роженцев Мордовии за пределами СССР, чел.* Страна Количество похороненных

–  –  –

Из табл. 4 следует, что больше всего погибших уроженцев Мордовии захоронено в Польше – 1 575 чел., в Германии – 1 162, в Латвии – 1 132 чел. В процентном соотношении к общему числу безвозвратных потерь Мордовии они составили соответственно 1,20; 0,89 и 0,86 %. Всего за пределами СССР, в соответствии с данными книги «Память», похоронено 6 311 уроженцев Мордовии.

Сопоставляя данные рисунка, табл. 3, 4 и дополнительные результаты, полученные при обработке базы данных с данными о стратегических операциях, проведем дальнейший анализ участия уроженцев Мордовии в стратегических операциях.

В первом периоде (22.06.1941 г. – 18.11.1942 г.) увеличение потерь отмечается в декабре 1941 г. На это время приходится проведение Тихвинской (10.11.1941 г. – 30.12.1941 г.), Московской (05.12.1941 г. – 07.01.1942 г.) стратегических наступательных операций6. Основные потери наших земляков за данный период наблюдаются в Ленинградской области – 84 чел., Московской – 94, Тверской – 50, Тульской области – 257 чел., на территориях которых проводились Тихвинская и Московская стратегические наступательные операции. Данные по месту гибели на декабрь 1941 г. отсутствуют у 4 862 чел., что составляет 0,7 % от общего числа безвозвратных потерь Мордовии. В других регионах СССР в декабре 1941 г. захоронено 267 уроженцев республики.

Следующее увеличение числа потерь отмечается в январе – апреле 1942 г. Пикового значения они достигли в феврале – марте и составили 4 868 и 4 864 чел. Основное распределение числа потерь по месту захоронения среди уроженцев республики за данный период представлено в табл. 5.

Таблица 5 Данные о захоронениях роженцев МАССР за январь – апрель 1942 ода, чел.* Область Январь Февраль Март Апрель Ито о

–  –  –

В рассматриваемый период войсками Западного и Калининского фронтов была проведена Ржевско-Вяземская наступательная операция (8 января – 20 апреля 1942 г.).

Продолжительность операции – более 100 суток. Ширина фронта боевых действий достигала 650 км. В ходе Ржевско-Вяземской операции потери армий составили 272 320 чел.7 В результате войска завершили освобождение Московской и Тульской областей, многие районы Калининской (Тверской) и Смоленской областей.

На эти территории в соответствии с данными книги «Память» приходится основное число захоронений (см. табл. 5). Число погибших, не имеющих сведений о месте смерти за январь – апрель 1942 г. составило 9 478 чел., или 7 % от общего 110 III Мер ш инс ие на чные чтения

–  –  –

Как видно из табл. 6, в Волгоградской области в ходе Сталинградской битвы было захоронено наибольшее число уроженцев Мордовии – 1 346 чел. При рассмотрении табл. 6 можно отметить еще ряд областей, на которые приходятся наибольшие места захоронения военнослужащих республики. Среди них Тверская область с числом погибших – 1 169 чел., Смоленская – 1 031, Ленинградская область – 1 193 чел. В связи с этим в данный период в соответствии с географией гибели военнослужащих можно выделить еще несколько стратегических операций, в которых принимали участие уроженцы Мордовии. Так, с 30 июля по 23 августа 1942 г. была проведена Ржевско-Сычовская наступательная операция, в ходе которой войска Красной армии вышли на подступы к г. Ржеву.

Другими не менее важными фронтовыми операциями были Синявинская наступательная операция (19 августа – 10 октября 1942 г.) и операция по прорыву блокады Ленинграда (12 – 15 января 1943 г.), цель, которых заключалась в срыве готовившегося противником штурма г. Ленинграда и снятию блокады. В ходе последней операции блокада города была прорвана.

Крестьянство мордовс о о рая на войне и в тыл Число погибших, не имеющих сведений о месте смерти за июль 1942 – январь 1943 гг., составило 13 739 чел., или 10,49 % от общего числа потерь по Мордовии в годы войны. За каждый месяц этого периода значения по месту смерти не имеют в среднем 1 962 чел., что составляет 1,5 % от общего числа погибших.

С 19 ноября 1942 г. по 31 декабря 1943 г., с началом Сталинградской оборонительной операции в истории Великой Отечественной войны принято выделять второй период войны. Это период коренного перелома в борьбе с фашистскими захватчиками. Во втором периоде войны, помимо Сталинградской битвы, увеличение числа погибших военнослужащих, призванных из Мордовии, отмечается в феврале – марте 1943 г. (см. рисунок). Распределение потерь в зависимости от места захоронения уроженцев Мордовии в этот период представлено в табл. 7.

Таблица 7 Данные о захоронениях роженцев Мордовии в феврале – марте 1943., чел.

–  –  –

Наибольшее количество потерь за этот период приходится на Калужскую, Ленинградскую, Смоленскую, Новгородскую области. Так, увеличение числа потерь в Смоленской области связано с боями, проводимыми за г. Смоленск, находящийся с 29 июля 1941 г. в жестоком оккупационном режиме со стороны германских войск. В Смоленской области в данный период захоронено 446 уроженцев республики.

В ходе Ржевско-Вяземской операции (со 2 по 31 марта 1943 г.) линия фронта была отодвинута от г. Москвы еще на 130 – 160 км, освобождены города Ржев, Сычевка, Гжатск, Белый, Вязьма8.

Потери в Ленинградской и Новгородской областях связаны непосредственно с боями, проводимыми Красной армией, за полное снятие блокады г. Ленинграда.

Так, только в Ленинградской области покоится прах 621 уроженца Мордовии.

Число погибших, не имеющих сведений о месте смерти в феврале 1943 г.

равно 2 012 чел., или 1,54 % от общего числа потерь по Мордовии за годы войны. В марте оно незначительно сократилось и составило 1 728 чел., или 1,32 %.

В результате анализа базы данных следующее увеличение потерь среди погибших военнослужащих из МАССР отмечается в июле – августе 1943 г. Распределение потерь среди уроженцев Мордовии в этот период представлено в табл. 8.

112 III Мер ш инс ие на чные чтения

–  –  –

В летне-осенней кампании 1943 г. самой грандиозной была Курская битва, представлявшая собой комплекс оборонительных и наступательных операций советских войск. Первый этап этой битвы – Курская стратегическая оборонительная операция проводилась в период с 5 по 23 июля 1943 г.

Значительное число потерь в это время среди наших земляков отмечается в Курской области – 224 чел. (см. табл. 8). Однако наибольшие потери в июле 1943 г.

приходятся на Орловскую область – 410 чел. Это связано с началом Орловской стратегической наступательной операции. В ходе развернувшегося наступления войска Брянского, Центрального и Западного фронтов освободили от оккупантов значительную территорию Орловской области и областной центр – г. Орел.

С 3 по 23 августа проводилась завершающая операция Курской битвы – Белгородско-Харьковская стратегическая наступательная операция. Войска Воронежского и Степного фронтов разгромили мощную белгородско-харьковскую группировку врага, освободили Харьковский промышленный район, города Белгород и Харьков. Именно в этих областях происходит увеличение числа потерь наших земляков.

В ходе данных операций они составили около 667 чел. Общие потери уроженцев Мордовии в Курской битве (5 июля – 23 августа 1943 г.) по всем трем ее операциям – 1 596 чел. В соответствии с данными табл. 8 достаточно высокими потери среди уроженцев Мордовии остаются и на северо-западном направлении. В Ленинградской области за июль – август 1943 г. они составили 361 чел.

Как видно из табл. 8, в августе по сравнению с июлем 1943 г. значительно увеличиваются потери на смоленском направлении. Это связано с началом Смоленской стратегической наступательной операцией (7 августа – 2 октября 1943 г.). Потери в августе в Смоленской области составили 451 чел., в сентябре – 441, в октябре –

114. Всего за время этой операции погибло и захоронено в Смоленской области 1 051 чел.

Число погибших, не имеющих сведений о месте смерти за июль – август 1943 г., составило 2 045 чел., или 1,56 % от общего числа потерь по Мордовии в годы войны. За июль месяц этого года значения по месту смерти не имеют Крестьянство мордовс о о рая на войне и в тыл

–  –  –

По данным табл. 9, основными областями, указанными в графе «место смерти» в книге «Память» значатся Витебская, Ленинградская и Псковская области.

В данной период войска Красной армии проводили Днепровско-Карпатскую наступательную операцию (24 декабря 1943 г. – 17 апреля 1944 г.), Ленинградско-Новгородскую наступательную операцию (14 января – 1 марта 1944 г.) и бои под г. Псковом, которые в летний период 1944 г. вылились в Псковско-Островскую операцию (июль 1944 г.).

Следующее увеличение потерь наблюдается в зимне-весенний период 1945 г.

Потери военнослужащих Мордовии в соответствии с данными о месте гибели представлены в табл. 10. Наибольшими захоронения уроженцев Мордовии были в этот период в странах Восточной Европы. В это время советскими войсками проводился ряд наступательных операций.

Как показывают данные, по наибольшему месту и количеству погибших это были Восточно-Прусская (13 января – 25 апреля 1945 г.) и Берлинская (16 апреля – 8 мая 1945 г.) стратегические наступательные операции, боевые действия которых частично или полностью проходили по данным территориям. В начале 1945 г. наибольшее число потерь из числа уроженцев Мордовии приходится на Калининградскую область – 701 чел., связано это с проведением в ходе Восточно-Прусской операции войсками Красной армии Кенигсбергской наступательной операции.

Большое число погибших в Польше также связано с проведением ВосточноПрусской операции, в ходе которой была освобождена часть северных районов страны и возвращено польское Поморье. Место захоронения в этой стране значится у 798 чел. Начиная с февраля 1945 г., отмечается значительное увеличение числа погибших уроженцев Мордовии на территории Германии. Пик потерь приходится на апрель – 377 чел. В этот период Вооруженные силы СССР проводили Берлинскую стратегическую операцию, в ходе которой в Германии погибло 939 уроженцев Мордовии.

114 III Мер ш инс ие на чные чтения

–  –  –

Таким образом, картина потерь среди уроженцев Мордовии по периодам войны в процентном отношении аналогична потерям по СССР, основное число которых приходится на первый период войны. Они начинают увеличиваться с августа 1941 г., достигая своего наибольшего значения в декабре. В первом квартале 1942 г., несмотря на стабилизацию по всей стране фактической убыли, отмечается пик потерь уроженцев Мордовии, что можно объяснить отсроченным вовлечением ее населения в боевые действия. Продолжая анализ дальше, мы видим, что уже в 1942 г. ситуация изменяется и потери в процентном соотношении в республике и стране становятся пропорциональными.

Как видно из проведенного исследования, основные потери уроженцев Мордовии приходятся на Московскую, Тихвинскую, Ржевско-Сычевскую стратегические операции и Сталинградскую оборонительную и наступательную операции, операцию по прорыву блокады г. Ленинграда, Ржевско-Вяземскую, Смоленскую, Курскую, Восточно-Прусскую и Берлинскую стратегические операции.

В ходе проведенной работы нами было установлено, что военнослужащие, призванные с территории МАССР, принимали основное участие в боевых действиях по обороне г. Москвы и на ленинградском направлении. В Мордовии хорошо изучен боевой путь 326-й стрелковой дивизии, сформированной в годы войны на территории республики. При сопоставлении боевого пути дивизии и основных мест гибели уроженцев Мордовии можно сделать вывод, что основные потери наших земляков приходятся на места, где проходили боевые действия дивизии. Наибольшие потери Мордовии связаны с участием Красной армии в крупнейших стратегических операциях.

Примечания См.: Россия и СССР в войнах XX ве а. Потери Воор женных сил: Стат. исслед. / Под ред. Г.Ф. Кривошеева. М., 2001. С. 249, 257, 260.

См.: Россия и СССР в войнах XX ве а… С. 221.

См.: Россия и СССР в войнах XX ве а… С. 257.

См.: Гриф се ретности снят… Стат. исслед. М., 1993. С. 139.

См.: Историо рафия отечественной истории (1917 – начало 90-х.): Учеб. пособие. Саранс, 1994. С. 81.

См.: Всероссийс ая Кни а Памяти, 1941 – 1945: Обзорный том. М., 1995. С. 417.

См.: Гриф се ретности снят… С. 174.

См.: Вели ая Отечественная война 1941 – 1945.: Энци л. М., 1985. С. 403 – 405, 612 – 613.

КРЕСТЬЯНИН

В ПОЛЕ ЗРЕНИЯ ИСТОРИКОВ

О.И. Марис ин, до тор историчес их на, профессор афедры э ономичес ой истории и информационных техноло ий ИСИ МГУ им. Н.П. О арева

РАЗВЕРСТКА НАЛОГОВ И СБОРОВ В КРЕСТЬЯНСКОЙ ОБЩИНЕ

СРЕДНЕГО ПОВОЛЖЬЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX – НАЧАЛЕ XX в.

В пореформенный период одной из существенных сторон крестьянской общины была финансово-податная деятельность, критикуемая многими исследователями и публицистами в диапазоне спора между народниками и марксистами об общине и «общинном пути».

Характер и значение крестьянской поземельной общины России на рубеже XIX – XX вв. достаточно подробно освещались в работах современников Н.К. Бржевского, С.Г. Алексеева, К.Ф. Головина, Н.П. Дружинина, А.С. Изгоева и др.1 Затем на долгие годы община выпала из поля зрения исследователей. Научный интерес к ней возрос в конце 60-х – начале 70-х гг. XX в., усилилась теоретическая и конкретно-историческая разработка проблемы, в частности, на XII – XV сессиях Межреспубликанского симпозиума по аграрной истории Восточной Европы плодотворно работала секция «Общинные организации сельского населения»2. Следующий пик исследований пришелся на конец 80-х – 90-е гг. XX в. В работах П.Н. Зырянова, Т.А. Бернштам, М.М. Громыко, О.Г. Вронского, Г.А. Никитиной, Г.А. Николаева, А.В. Бирюкова, Т.В. Ефериной3 достаточно убедительно показано, что пореформенные передельные общины, большие крестьянские семьи и неформальное крестьянское общество не были институтами, которые представляли собой огромные трудности для модернизации России, как считали некоторые отечественные и зарубежные исследователи4.

Общинная собственность на землю являлась основой существования общины как податной единицы. Историк Б.Н. Миронов вполне справедливо полагает, что после эмансипации крестьян значение финансово-податной функции общины увеличилось5. Сельскому обществу предоставлялась полная самодеятельность в податРабота выполнена при финансовой поддерж е Российс о о манитарно о на чно о фонда (РГНФ прое т 05-01-23103 а/В).

116 III Мер ш инс ие на чные чтения ном деле, оно получало один окладной лист, разверстывало подати и собирало их, взыскивало недоимку или раскладывало ее на остальных членов общества, вносило деньги в казначейство, учитывало должностных лиц, определяло порядок податного счетоводства и отчетности. Вмешательство сторонних обществу органов наступало лишь тогда, когда имелась налицо недоимка и надо было принять меры по ее взысканию, но не с недоимщика, ответственного лишь перед обществом, а с целого общества, призываемого к ответу по круговой поруке.

Первичным моментом податной деятельности сельских обществ являлась разверстка оклада между отдельными плательщиками. Во всех губерниях Среднего Поволжья казенные, земские и мирские сборы по общему правилу распределялись на сходе между домохозяевами по тем же единицам, по каким разверстывалась между ними общинная земля.

Все агарные отправления общин, начиная с общих, коренных переделов и кончая скидкой и накидкой тягол, имели самую тесную связь, самое близкое отношение к податным обязанностям общины: за разверсткой земли следовала раскладка сборов. Все платежи и сборы, кроме сборов на некоторые мирские потребности, раскладывались обществом по тем разверсточным единицам (ревизским душам, наличным душам, работникам, тяглам и т.п.), которые были приняты крестьянами для раздела надельной земли; с изменением основания раздела последней изменялись и основания раскладки податей, а при существовании одной и той же разверстки земли платежи каждого домохозяина изменялись лишь с изменением количества земельных наделов в его пользовании.

Коренным переделом считался такой, при котором увеличивалось, гораздо реже уменьшалось, или даже не изменялось число разверсточных единиц – «земельных душ» – и одновременно происходила новая нарезка душевых полос, причем старые борозды и межники полос ломались, но межи (рубежи) между отдельными частями поля (кряжами, столбцами и т.п.) иногда могли оставаться без изменения; коренной передел мог быть общим, когда переделывалась вся пашня, и частичным – если часть поля. От коренного передела отличалась переверстка, при которой число «земельных душ» не изменялось, но оно иначе, с целью большей уравнительности, распределялось между домохозяевами, причем не всегда требовалось, чтобы полосы были вновь «развычены». Переверстка означала собственно «перекладку», «свалку и навалку» «упалых», «пустых» и «мертвых душ». Она могла быть общей, если в уравнительном распределении «душ» участвовала вся община, и частной – если только несколько домохозяев. При общей и частной жеребьевке происходил простой обмен полос между всеми или некоторыми надельными дворами. Частный передел, или «свалка-навалка», производился в тех случаях, когда в нескольких домохозяйствах оказывалось большое несоответствие между составом семьи (по отношению главным образом к разверсточной единице) и количеством надельной земли, которой она пользовалась. От тех домохозяйств, где земли было слишком много, часть ее отбиралась и передавалась тем домохозяйствам, где в ней чувствовался недостаток. Так поступали, когда земля окупала подати. Где же земля податей не окупала, являлась тягоКрестьянин в поле зрения истори ов стью, бременем, там, конечно, частный передел совершался так же, но мотивы к нему были противоположные – желание сложить часть тягости с малолюдных семей и наложить ее на многолюдные. Охотнее всего крестьяне делили землю на сроки (в Казанской губернии в конце XIX в. – чаще всего на 12 лет, затем на 6, на 15 и 3 года6), что совершенно понятно при господстве трехпольного севооборота. В Самарской губернии, где меньше сказывалось малоземелье, отмечались длительные сроки переделов – в некоторых случаях более 20 лет7.

Особенно любопытный факт представляет наделение в пореформенный период землей женских домохозяйств, не имеющих в семье детей мужского пола. В нем нельзя не видеть некоторое расширение системы распределения по потребителям;

но для этого обязательно требовалось, чтобы женщина являлась представительницей самостоятельной хозяйственной единицы и «смогла землей управлять и с царскими и мирскими повинностями справиться», в противном случае мир отбирал надел так же, как и у вдов с малолетками-мальчиками8.

В большей части Симбирской губернии раскладка казенных и земских окладных сборов была приурочена к землевладению отдельных дворов. Только по Сызранскому уезду имелись сведения (не вполне определенные), что в селениях с дарственным наделом (по одной десятине на ревизскую душу), находящихся в восточной части уезда, известной под названием Самарской Луки, окладные сборы разверстывались между ревизскими душами, без распределения между ними общественной земли9. В Симбирском, Сызранском и Буинском уездах преобладала разверстка общинной земли по ревизским душам. По Сызранскому уезду эта разверстка удерживалась преимущественно во многоземельных селениях с хорошей почвой (6 – 7 дес. на душу). При меньшем душевом наделе в том же уезде земля разверстывалась большей частью по числу наличных мужчин в каждом дворе. В Курмышском уезде был принят в большинстве обществ тот же порядок разверстки земли по наличному мужскому населению в каждом дворе; ревизский же счет удержался лишь в тех обществах, где домохозяева с малой семьей при сравнительно большом наделе брали на сходе перевес и не допускали переход к разверстке сборов по наличным душам. В нескольких селениях Курмышского уезда встречалась также разверстка земли по числу «едоков» в каждом дворе10. В Ардатовском уезде существовал и тот, и другой порядок разверстки общинной земли – по ревизским душам и по наличному мужскому населению. В пользу захудалых домохозяев или тех, кого постигло временное бедствие, льготы по обложению в Симбирской губернии не предоставляли. Для таких лиц допускалась по Алатырскому уезду только отсрочка уплаты сборов.

В Ундоровской общине Симбирской губернии выборные от общества все платежи, которые накладывались на общину, суммировали и полученную при этом величину налогов делили на число ревизских душ. Такая душа называлась окладной. Эту раскладку читали присутствующим на сходе старикам, после чего мир ее утверждал11. В Новоалехинской общине Симбирского уезда, по сведениям В.Э. Красовского, разверстка платежей и повинностей, так же как и в других общиIII Мер ш инс ие на чные чтения нах Симбирского уезда, производилась одновременно с разверсткой земли, но всегда разверстка начиналась с земли, а по количеству имеющейся у домохозяина земли распределялись все платежи и повинности. За единицу распределения платежей и повинностей принималась рабочая душа12.

К концу XIX в. в некоторых общинах Симбирской губернии для основания раскладки принималось количество находящейся у общин надельной земли, разделенной на паи, равнозначно на каждый пай. При этом мирские сборы могли разверстываться на домохозяев по количеству имеющихся у них в пользовании усадебной земли13.

В Казанской губернии разверстка земли по ревизским душам преобладала в северных нечерноземных уездах. Так, в Козмодемьянском уезде ревизской разверстки земли придерживались в 111 общинах (в надежде на новые прирезки земли при ожидаемой ревизии), а по наличному населению – в 32 общинах; в Чебоксарском уезде ревизская разверстка – в 105 общинах (в селениях бывших помещичьих и в половине селений бывших государственных), а в остальных 68 селениях бывших государственных крестьян – по наличному населению.

Также по ревизским душам версталась земля в Царевококшайском, Мамадышском, Тетюшском уездах14. В уездах же черноземных: Ядринском, Цивильском и Свияжском – земли делились в основном по наличному населению. При разверстке по наличному населению в Козмодемьянском уезде не исключали ни младенцев, ни вдов; в Свияжском уезде по некоторым обществам исключались малолетние, а по другим на них нарезалась земля в половинном размере; в некоторых русских селениях Лаишевского уезда паи земли давали и девочкам – по одному душевому наделу на две девочки15. В Малождановском обществе Чебоксарского уезда (бывшие государственные крестьяне) за умерших и убылых душ подати выплачивало само общество из денег, получаемых за мирские оброчные статьи, а в случаях их недостатка для этих целей они разверстывались между всеми домохозяевами16.

В Спасском уезде, по отчетам Т. Иванова, разверстка повинностей производилась не одновременно с разверсткой земли. Первая происходила осенью в сентябре, а вторая – весной и в июне: по душам, тяглам, дворам, чередам, головам. Безземельные освобождались только от платежа за землю, от податей (подушных), но не освобождались от платежа мирских денежных и натуральных повинностей и других побочных взысканий, а равно не освобождались от них и те, у которых хозяйство пришло в упадок17. В Чаксинской общине Мамадышского уезда считали, что каждый ее член должен нести одинаковые обязанности с другими и на его долю должно приходить всегда равное количество угодий, поэтому разверстку всегда начинали с платежей18.

Казенные и земские сборы во всех уездах Самарской губернии разверстывались между домохозяевами по количеству числящейся у них земли. В Самарском и Ставропольском уездах преобладала ревизская разверстка земли. В остальных уездах земля делилась и по ревизскому счету, и по численности мужского населения всякого возраста, или начиная с 10, 12, 15 лет и т.д. Разверстка земли по мужскому Крестьянин в поле зрения истори ов населению более всего была распространена в Новоузенском уезде, хотя здесь встречался и ревизский счет, и наложение платежей на рабочую душу19.

Разверстка казенных сборов сельскими сходами в Николаевском уезде производилась в 1880-х гг. по приговорам обществ в начале каждого полугодия по числу ревизских душ или наличных, но в некоторых обществах несвоевременно. Правильное счетоводство при этом в обществах не велось. Так, сборщики денежных сумм долгое время хранили деньги на руках, не передавая их в казначейство, отчего нередко бывали растраты20.

По всем уездам Пензенской губернии следующие с сельского общества суммы казенных и земских окладных сборов раскладывались сельским сходом между отдельными домохозяевами на тех же основаниях, на которых разверстывалась общественная земля: каждый домохозяин облагался в том размере, который причитался с полученной им по разверстке надельной земли. Разверстка земли в общинах между отдельными домохозяевами производилась по числу ревизских душ или по числу работников в семье или же по числу наличных мужчин без различия в возрасте. Исключительно ревизский счет был принят только в Городищенском уезде, где не было переделов со времени отвода земли. Однако и здесь в начале 90-х гг.

XIX в. замечалось стремление крестьян к переделу земли на наличные души21. Разверстка по работникам с 16 – 18 лет существовала в Чембарском, Нижнеломовском, Саранском и Мокшанском уездах. По наличным мужчинам без различия возраста земля делилась в 1/2 сельских обществах Наровчатского уезда, причем срок действия таких разверсток устанавливался приговорами на 10 – 12 – 15 лет, в течение которых число наделенных душ в каждом дворе не подлежало изменению22.

Волостные сборы раскладывались во второй половине XIX в. между селениями на волостных сходах в большинстве случаев по числу ревизских душ23. Совершенно очевидна неравномерность такого обложения. Во-первых, со времени последней ревизии, т.е. с 1859 г., отношение числа ревизских душ различных селений волости не соответствовало отношению действительной численности населения этих селений, с другой стороны, ревизские души разных селений были различно наделены землей.

Что касается мирских сельских сборов, то часть их разверстывалась на одинаковых основаниях с казенными и земскими, которыми покрывались обязательные расходы сельского общества (ст. 179 Общего Положения). Остальные мирские сборы разверстывались нередко на иных основаниях смотря по специальному их назначению. Так, сборы с пастухов и на содержание общественного быка распределялись по числу голов скота; сбор на ночных караульных и пожарный обоз взимался поровну с каждого двора; на содержание училищ сбор разверстывался по числу детей, учащихся в школе и т.п.24 Па материалам Этнографического бюро князя Тенишева, в Симбирской губернии часть мирского сбора нередко разверстывалась смотря по назначению сбора: по количеству домов раскладывался сбор на караул, по числу голов скота – сбор на пастьбу скота и т.д.25 В Нижнеломовском и Саранском уездах Пензенской губернии 120 III Мер ш инс ие на чные чтения мирские сборы раскладывались по наличному мужскому населению, не исключая безнадельных крестьян; по Пензенскому уезду пастуший сбор раскладывался по числу голов скота, все же другие – одинаково с казенными и земскими; по Городищенскому уезду, кроме количества владеемой каждым двором землей, принимались к сведению при разверстке мирских сборов также наличный состав каждого двора и его неземледельческие заработки, сбор взимался без различия предмета его назначения. По Наровчатскому уезду сельский сбор раскладывался на одинаковом основании с казенными и земскими, волостной же – только на ревизские души26.

В Самарской губернии Бугурусланского уезда сбор на содержание караула разверстывался между домохозяевами поровну (берется «с дыма»), на жалованье притчу – по всему населению без различия пола. В Чистопольском уезде Казанской губернии мирской сбор разверстывался отдельно от казенных сборов. Часть мирского сбора уплачивалась сдачей «обрезков» земли, оставшихся от полных душевых наделов; другая часть разверстывалась по ревизским душам или же смотря по назначению сбора – например, страховой взимался с суммы, на которую было застраховано имущество, сбор на пастуха – по количеству скота. В Казанском и Ядринском уездах волостной сбор разверстывался по числу десятин земли (причем облагалось и частное землевладение крестьян)27.

Подобные принципы разверстки земельных угодий и платежей принимались в общинах и других губерний России. По исследованию В. Трирогова, мордва Саратовской губернии платила налоги так же, как и в русских общинах. Все оклады суммировали и делили на число ревизских душ. При этом Трирогов отмечает, что мордовское население не только не знает по-русски названия повинностей, но и называет сумму всех податей датя28. Мордва отлично понимала, что в действительности фискальной единицей обложения являлась не душа, а имущество, поэтому, ввиду того что глава семьи являлся лишь пожизненным управителем этого имущества, сельское общество считало финансовую ответственность каждого члена семьи вполне законной.

В.Н. Майнову случалось присутствовать при добровольной продаже даренных при свадьбе вещей неотделенными членами семьи ради уплаты за отца повинностей, притом не государственных, а земских и так называемых волостных. Равным образом отец обязан был уплачивать долги своих неотделенных сыновей, если таковые не задолжали вследствие распутной жизни29.

Казенные и земские сборы в уездах Нижегородской губернии разверстывались между домохозяевами по количеству числящейся у них земли, измеряемой или десятинами (при подворном владении), или наделами (при общинном владении)30.

В Московской губернии приемы раскладки окладных сборов обусловливались также общинной формой землевладения. Оклады были приурочены повсеместно к земле – к наделам, состоящим в пользовании отдельных дворов31. В Аксеновской волости Богородского уезда 36 общин (59,1 %) разверстывали общую сумму платежей по окладным душам, 26 общин (41,9 %) – по числу наличных работников32. В Бронницком уезде разверстка оклада осуществлялась по количеству душевого земельного надела за каждым домохозяином33.

Крестьянин в поле зрения истори ов В Среднем Поволжье препятствием для перехода с разверстки по ревизским душам на новые разверточные единицы служило ожидание ревизии, а также убеждение, существовавшее у крестьян, будто делить землю можно одновременно с казенной ревизией. Поэтому до конца 70-х и начала 80-х г. XIX в. земельных переделов по новым основаниям почти не было. Однако тщетное ожидание ревизии в течение двадцати лет, большое несоответствие наделов с разверсточной единицей, затруднение в отбывании повинностей побудили, наконец, крестьян к массовому переходу в распределении земли по новым основаниям. В частности, к концу XIX в. в Казанской губернии 54,74 % общин делили землю по наличным душам, 39,15 % – по ревизским, 1,64 % – по работникам, 1,5 % – по тяглам, 0,55 % – по «едокам», 0,14 % – по дворам34.

В пореформенный период идея прогрессивно-подоходного налогообложения не получала поддержку в крестьянской среде: сельские общины ни один из видов обложения не соизмеряли с общей доходностью хозяйства. В факте, что раскладка податей была строго «привязана» к земельной разверстке, сказался традиционный взгляд на экономическое и податное значение земли как главного капитала, находящегося в распоряжении крестьян. Общая совокупность дохода двора как основание для раскладки сборов, более чем всякое другое основание, по мнению крестьян, способно было породить злоупотребление сельских сходов. При этом сельские общества вполне последовательно не допускали льготное обложение домохозяев захудалых или временно нуждающихся – имелись лишь крайне редкие исключения.

Важно отменить, что поземельная община к 1906 г. в значительной мере отказалась от земельно-распределительной функции. Так, в Симбирской губернии 47,6 % обществ не производили переделы земли с самого наделения землей, в Пензенской – 28,0; в Казанской – 24,4; в Самарской – 34,1; по Европейской России – 58,5 %35. В оставшихся передельных общинах Симбирской губернии 59,7 % разверсток производили по наличному населению обоего пола (по «едокам»), 33,4 % – по ревизским душам, 6,9 % – по работникам мужского пола36. Таким образом, благодаря нарастающему аграрному перенаселению в землепользовании крестьян стало все больше проявляться уравнительное начало, а передача всей земли в распоряжение общин для распределения ее между хозяйствами являлась одним из основных требований в период революций начала XX в.

С земельной разверсткой в начале XX в., как и прежде, была тесно связана раскладка налогов. Так, согласно раскладочным приговорам общин Воскресенской волости Казанского уезда, окладные сборы в 1907 г. были разложены между домохозяевами по количеству душевых наделов, находящихся в пользовании общества, на число которых размежевана надельная земля равными долями, «с сохранением равномерности отвода пашни на каждый душевой надел из участков лучших, средних и плохих в отношении качества почвы и удобства расположения их»37. В Ильинской и Ковалинской волостях того же уезда разверстка налогов осуществлялась по наличным душам мужского пола по принципу – на какую душу делится земля, с той и берется оклад38. В Свияжском уезде Казанской губернии в 56,4 % обществ 122 III Мер ш инс ие на чные чтения раскладка налогов производилась на наличные души, в 25,5 % – на ревизские души, в оставшихся 18,1 % применялся новый вид разверстки, в большей степени связанной с совокупным доходом хозяйства, – по числу плательщиков39.

Таким образом, общину следует рассматривать как один из основных элементов государственной налоговой системы пореформенной России, обеспечивающей достаточно устойчивое поступление податей и сборов с крестьянского населения. К 1917 г. податные функции общины значительно ослабли: в 1903 г. была отменена круговая порука при уплате налогов (практически не применяемая самой общиной с конца XIX в.), сельский сход отстранился от применения принудительных мер взыскания недобора (оставив их на откуп имперскими должностными лицами), разверстка налогов осуществлялась по более справедливым единицам обложения и т.п.

Сельская община показала свою живучесть и стойкость, обеспечивая минимальные условия выживания крестьянской семье, давая крестьянам чувство определенной социальной защищенности, что было особенно важно в условиях России, где большая часть сельскохозяйственных угодий находится в зоне рискованного земледелия. С другой стороны, община не представляла собой непреодолимую преграду для развивающихся капиталистических отношений, она сумела в какой-то мере приспособиться к новым условиям и даже обеспечить в определенной мере хозяйственный и агрикультурный прогресс: в рамках общины развивались крестьянские кооперативные общества, она активно участвовала в рыночном обороте земли и т.п.

Примечания См.: Бржевс ий Н.К. Нат ральные повинности рестьян и мирс ие сборы. СПб., 1908; Он же.

Кр овая пор а сельс их обществ. СПб., 1898; Он же. Недоимочность и р овая пор а сельс их обществ. СПб., 1897; Он же. Очер и юридичес о о быта рестьян. СПб., 1902; Але сеев С.Г.

Местное само правление р сс их рестьян XVIII – XIX вв. СПб., 1902; Головин К.Ф. Сельс ая община в литерат ре и действительности. СПб., 1887; Др жинин Н.П. Юридичес ое положение рестьян. СПб., 1897; Он же. Очер и рестьянс ой общественной жизни. СПб., 1905; Из оев А.С.

Общинное право: опыт социально-юридичес о о анализа общинно о землевладения, а инстит та ражданс о о общества. СПб., 1906.

См.: Тезисы до ладов и сообщений XII сессии Межресп бли анс о о симпози ма по а рарной истории Восточной Европы. Вып. 1. М., 1970; Тезисы до ладов и сообщений по а рарной истории

Восточной Европы. М., 1971; Тезисы до ладов и сообщений XIV сессии Межресп бли анс о о симпози ма по а рарной истории Восточной Европы. Вып. 2. М., 1972; Еже одни по а рарной истории:

Проблемы истории р сс ой общины. Воло да, 1976.

Зырянов П.Н. Крестьянс ая община Европейс ой России 1907 – 1914. М., 1992; Бернштам Т.А.

Молодежь в обрядовой жизни р сс ой общины XIX в. Л., 1988; Громы о М.М. Традиционные нормы поведения и формы общения р сс их рестьян XIX в. М., 1986; Она же. Мир р сс ой деревни. М., 1991; Вронс ий О.Г. Крестьянс ая община на р беже XIX – XX вв.: стр т ра правления, поземельные отношения, правопорядо. Т ла, 1999; Он же. Гос дарственная власть России и рестьянс ая община в оды «вели их потрясений» (1905 – 1917). М., 2000; Ни итина Г.А.

Сельс ая община – б сель – в пореформенный период (1861 – 1900.). Ижевс, 1993; Ни олаев Г.А. Мно онациональная деревня Средне о Поволжья в онце XIX – начале XX в. Социальноэ ономичес ий аспе т (По материалам Казанс ой и Симбирс ой бернии): Автореф. дис. … анд.

ист. на. М., 1993; Бирю ов А.В. Крестьянс ая община Самарс ой бернии в пореформенный период (1861 – 1900): Автореф. дис. … анд. ист. на. Самара, 1999; Еферина Т.В. Крестьянс ая община на территории Мордовии (60-е оды XIX ве а – 30-е оды XX ве а): Автореф. дис.... анд.

ист. на. Саранс, 1995.

Крестьянин в поле зрения истори ов См., например: Аб здин С.Ю. Эволюция рыночных отношений в России. 1700 – 1930. СПб., 1994;

Atkinson D. The End of Russian Land Commune. 1905 – 1930. Stanford, 1983; Worobec C.D. Peasant Russia: Family and Community in the Post-Emancipation Period. Princeton: Princeton University Press, 1991.

См.: Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII – начало XX в.). Т. 1.

СПб., 1999. С. 469 – 470.

См.: Общий свод данных хозяйственно-статистичес о о исследования Казанс ой бернии. Часть э ономичес ая. Казань, 1896. С. 352.

РГИА, ф. 91, оп. 2, д. 823, л. 7, 41, 45 – 51.

См.: Д д ин А.А. Коща овс ая волость Казанс о о езда. Опыт подворно-статистичес о о исследования рестьянс о о хозяйства. Казань, 1884. С. 21, 23.

АРЭМ, ф. 7, оп. 1, д. 1525, л. 1 – 1 об.

Там же, л. 1 об., 2; С ществ ющий порядо взимания о ладных сборов с рестьян. По сведениям, доставленным податными инспе торами за 1887 – 1893 оды. Вып. I. СПб., 1894. С. 70.

Сборни материалов для из чения сельс ой поземельной общины / Имп. Вольн. Э он. и РГО. СПб.,

1880. С. 370 – 371.

РГИА, ф. 91, оп. 2, д. 768, л. 3.

ЦГА ЧР, ф. 148, оп. 3, д. 199, л. 9 – 11.

РГИА, ф. 91, оп. 2, д. 777, л. 5, 7, 19 – 22, 24, 30, 36, 48, 83 – 86, 125 – 126, 225 – 228, 337, 356.

См.: С ществ ющий порядо взимания о ладных сборов с рестьян... Вып. I. СПб., 1894. С. 62, 63.

РГИА, ф. 91, оп. 2, д. 777, л. 19, 36.

АРЭМ, ф. 7, оп. 1, д. 466, л. 22.

РГИА, ф. 91, оп. 2, д. 777, л. 126.

Там же, д. 770, л. 8, 23 об., 24; С ществ ющий порядо взимания о ладных сборов с рестьян...

Вып. I. СПб., 1894. С. 58.

ГАСО, ф. 150, оп. 3, д. 296, л. 53, 53об.

АРЭМ, ф. 7, оп. 1, д. 1383, л. 2; д. 1399, л. 8; д. 1525, л. 3 об.

См.: С ществ ющий порядо взимания о ладных сборов с рестьян... Вып. I. СПб., 1894. С. 75.

См.: Бржевс ий Н. Нат ральные повинности и мирс ие сборы. СПб., 1906. С. 128.

ГАРФ, ф. 586, оп. 1, д. 586, л. 14 об. – 15.

АРЭМ, ф. 7, оп. 1, д. 1525, л. 1 об.

Там же, л. 5.

См.: С ществ ющий порядо взимания о ладных сборов с рестьян... Вып. I. СПб., 1894. 58, 63, 64.

См.: Триро ов В. Община и подать. СПб., 1882. С. 357.

См.: Майнов В.Н. Очер юридичес о о быта мордвы. СПб., 1885. С. 142.

См.: С ществ ющий порядо взимания о ладных сборов с рестьян... Вып. II. СПб., 1895. С. 42.

Там же. С. 70.

ЦИАМ, ф. 710, оп. 1, д. 49, л. 1 – 60.

Там же, ф. 804, оп. 1, д. 167, л. 22 – 66.

См.: Общий свод данных хозяйственно-статистичес о о исследования Казанс ой бернии. С. 354.

См.: Россия. 1913 од. СПб., 1995. С. 677 – 678.

См.: Воробьев К.Я. А рарный вопрос в Симбирс ой бернии 1917. Симбирс, 1920. С. 26.

НАРТ, ф. 156, оп. 1, д. 11, л. 47 – 121.

Там же, д. 32, л. 25 – 84; д. 33, л. 17 – 52.

Там же, ф. 556, оп. 8, д. 1, л. 3 – 206; оп. 15, д. 1, л. 69.

124 III Мер ш инс ие на чные чтения С.В. Видяй ин, аспирант афедры дореволюционной отечественной истории, археоло ии и этно рафии ИСИ МГУ

РЕЗУЛЬТАТИВНОСТЬ РЕФОРМЫ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ 1679 ГОДА

(ПО МАТЕРИАЛАМ ПЕРЕПИСНЫХ КНИГ ДВОРЦОВОЙ МОРДВЫ

ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XVII ВЕКА)

5 сентября 1679 г. правительство царя Федора Алексеевича инициировало реформу налогообложения податного населения государства. Ряд основных прямых налогов – стрелецкие, данные, ямские и полоняничные деньги, а также все мелкие сборы были сведены в единый налог – стрелецкую подать, или стрелецкие деньги. Прежний принцип налогообложения по сошному письму заменялся на принцип подворного обложения. Вместо сохи, включавшей в себя определенное количество (от 400 до 800) четвертей земли в поле, вводилась новая окладная единица – двор. То есть стрелецкие деньги следовало собирать с количества дворов в уезде или на посаде. Стрелецкие деньги были положены на дворы «указною статьею» в среднем от одного до полутора рублей на двор. Дворовые числа использовались только при определении общей суммы оклада стрелецких денег, подлежавших сбору с того или иного уезда или посада. Старый принцип раскладки податей «по животам и по промыслам» остался без изменения1.

Официально реформа мотивировалась стремлением понизить общую сумму налога и добиться более равномерного ее распределения. Новый оклад «велено положить земским старостам и выборным людем за верою на посадцких людей по торгом и по промыслом и по пожиткам, а на волостных крестьян по землям и по тяглу и по угодьям, чтоб богатые люди перед убогими в-ызбылых не были, а убогие перед богатыми во отяхчении не были»2. В действительности же переход к подворному обложению был вызван намерением правительства наиболее точно учесть число трудового населения и обложить его налогами3.

Еще С.Б. Веселовский отмечал, что в XVII в. посошные налоги значительно возросли: в конце XVI в. на соху падало несколько десятков рублей разных налогов, в первой половине XVII в. – несколько сот рублей, а в третьей четверти XVII в. – тысячи рублей. В сохе по-прежнему считалось 800 четвертей, но по количеству тяглых хозяйств она все более увеличивалась. В XVII в. сошные оклады большинства посадов, поместий и вотчин настолько измельчали, что не было возможности их выразить в употребительных дробях сохи, а приходилось выражать в дворовых четях4.

Вводя дворовую четь, правительство поддерживало разрушавшееся сошное письмо. Сошное письмо наиболее долго сохранялось в дворцовых, черных и многих монастырских землях. Приказы поддерживали сошное письмо в прежнем виде там, где оно не вызывало настойчивых жалоб населения, и вводили дворовую четь только тогда и там, где этого требовала необходимость иметь однообразный масштаб для оклада налогами5. К концу 70-х гг. XVII в. эта необходимость Крестьянин в поле зрения истори ов эволюционировала в реформу 1679 г. Указ 5 сентября 1679 г., вводивший подворное обложение по ряду прямых налогов, объединенных в стрелецкую подать, явился результатом этой тенденции.

Замечание С.Б. Веселовского относительно устойчивости сошного письма в дворцовых землях создает проблему результативности реформы 1679 г. по отношению к податному обложению дворцового крестьянства. Решить эту проблему можно с помощью сопоставления дореформенных и послереформенных значений сбора стрелецких денег. Такое сопоставление можно рассмотреть на примере Алатырского уезда, насчитывавшего большое количество дворцовых деревень.

Материалом для нас послужат две переписные книги второй половины XVII в.:

«Книга переписи князя Ивана Путятина Алатырского уезда мордве» 1671 г.6 и переписная книга мордвы Алатырского уезда стольника С.Ф. Грибоедова 1696 г.7 Вначале рассчитаем количество податей, сходивших с дворцового мордовского населения Алатырского уезда до реформы, по данным переписной книги Путятина в 1671 г. В XVII в. Алатырский уезд для дворцового населения делился на три стана. Общие цифры по ним выглядят следующим образом: Верхосурский стан – всего 653 двора, 938 чел. в них, вытного тягла – 70 вытей 3 четверти, стрелецкого хлеба – 495 чети с полуосьминою ржи, овса тож; Верхалатырский стан – 871 двор, 1 487 чел., тягла 97 вытей с четью и полчетью и с полполчетью, стрелецкого хлеба

– 682 четверти с получетвериком; Низсурский стан – 450 дворов, 721 чел., тягла – 75 вытей 3 чети и полполчети, стрелецкого хлеба – 530 чети с осьминою и с четвериком и с получетвериком ржи, овса тож. Всего в Алатырском уезде в 1 974 дворах проживало дворцовой мордвы 3 146 чел., их вытное тягло оценивалось в 244 выти, стрелецкого хлеба с них сходило 1 708 чети ржи, овса тож на год8.

По реформе 1 679 г. в стрелецкие деньги было сведено несколько налогов – стрелецкие, ямские и полоняничные деньги, то есть нам необходимо рассчитать их общую сумму в 1671 г. В начале 70-х гг. XVII в. платеж стрелецкого хлеба осуществлялся преимущественно хлебом, а не деньгами. Для дворцовой мордвы Алатырского уезда тогда его значение составляло 1 708 четей ржи, овса тож. Для перевода этого значения в денежный эквивалент нам поможет документ, датированный 1667 г.: «Февраля во 2-ой день великий государь по выписки Алаторского уезду с бортников и с мордвы с нынешнего году… за посопный хлеб за 1812 чети ржи, овса тож, 625 рублей 9 алтын 1 деньга»9. Благодаря ему мы имеем возможность рассчитать цену 1 юфти хлеба в тот период времени, которая составляла 11 алтын 2 деньги за 1 четь ржи и овса тож. Таким образом, в 1671 г. стрелецкий хлеб с алатырской мордвы можно оценить в сумму около 598 руб. 8 алтын 4 деньги.

Оклад ямских денег на 1671 г. составлял 2 руб. 5 алтын с выти. Учитывая общее вытное тягло в 244 выти, он выражается цифрой 524 руб. 20 алтын.

Полоняничные деньги платились с количества дворов из расчета 8 денег со двора, а значит всего – 78 руб. 32 алтына. Общий итог суммы этих трех податей с дворцовых мордвы Алатырского уезда в 1671 г. составлял 1 192 руб. 27 алтын 2 деньги.

После реформы 1679 г. для выплаты новой стрелецкой подати все города с 126 III Мер ш инс ие на чные чтения уездами были поделены на десять разрядов по ставкам стрелецких денег, приходившихся на один двор. Ставки эти колебались от 2 руб. до 80 коп. со двора. Большая часть городов (78) была отнесена к низшим разрядам со ставками от 1 руб.

до 80 коп. К первым 7 разрядам со ставками от 2 руб. до 1 руб. 10 коп. было отнесено 43 города. В двух первых разрядах были только два города – волгожане платили по 1 руб. 70 коп. со двора, а ярославцы – по 2 руб. Наиболее крупные торговые центры получили самую высокую ставку налога10.

В нашем распоряжении нет точных данных о разряде, к которому были отнесены дворцовые земли Алатырского уезда, тем более что переходы из одного разряда в другой были частым явлением. Существуют данные, что только дворцовые крестьяне рассматриваемого уезда добились в XVII в. замены отработки десятинной пашни денежным оброком11. Исходя из этого можно предположить, что дворцовые деревни Алатырского уезда входили в первые 5 разрядов, а также оценить их стрелецкие деньги в 1 руб. 16 алтын 4 деньги со двора.

По данным переписной книги С.Ф. Грибоедова, в Верхсурском стане насчитывалось 680 дворов и 1 543 чел. в них, в Верхалатырском – 800 дворов и 3 486 чел., в Низсурском – 467 дворов и 1 327 чел. Всего в Алатырском уезде в 1696 г. – 1 956 дворов с 8 356 чел. в них12. Следовательно, общая сумма стрелецких денег с дворцовой мордвы в 1696 г. – 2 934 руб. При этом, конечно, необходимо учитывать инфляцию. Так, в 80-х гг. XVII в. из фунта серебра чеканились деньги на сумму 9 руб. с полтиной, в 1698 г. – уже на сумму 14 руб. с полтиной13.

Даже с учетом инфляции сумма стрелецких денег после реформы 1679 г. почти в 2 раза превосходит сумму за стрелецкий хлеб, полоняничные и ямские деньги. То есть эта разница вполне соизмерима с общероссийской тенденцией по остальным категориям крестьянства14. Таким образом, признаки отсутствия отрицательных явлений в сошном обложении дворцового крестьянства не повлияли существенно на результативность реформы налогообложения 1679 г. на дворцовых землях.

Примечания См.: Устю ов В.Н. К вопрос о рас лад е повинностей по дворовом числ в онце XVII в. // А адеми Б.Д. Гре ов о дню 70-летия: Сб. ст. М., 1952. С. 221.

Там же.

Там же.

См.: Веселовс ий С.Б. Сошное письмо и исследование по истории адастра и посошно о обложения Мос овс о о ос дарства. М., 1915. Т. 1. С. 9.

Там же.

ГАУО, ф. 732, оп. 2, д. 361, л. 207 – 370.

Там же, л. 373 – 467.

Там же, л. 207 – 370.

Гера литов А.А. Материалы по истории мордвы. Сборни выписо из печатных источни ов.

М.; Л., 1931. С. 76 – 77.

См.: Устю ов В.Н. У аз. соч. С. 222.

См.: Заозерс ий А.И. Царс ая вотчина XVII ве а. М., 1937. С. 161.

ГАУО, ф. 732, оп. 2, д. 361, л. 373 – 467.

См.: Каменцева Е.И., Устю ов Н.В. Р сс ая метроло ия: Учеб. пособие. М., 1975. С. 188.

См.: Але сандров В.А. Российс ое рестьянство в середине XVII – середине XIX вв. // История рестьянства в Европе. М., 1986. Т. 3. С. 330.

Крестьянин в поле зрения истори ов Т.А. Першина, соис атель афедры э ономичес ой истории и информационных техноло ий ИСИ МГУ им. Н.П. О арева

РОДСТВЕННЫЙ СОСТАВ СЕМЬИ РУССКОГО КРЕСТЬЯНСТВА

(ПО МАТЕРИАЛАМ АРДАТОВСКОГО УЕЗДА СИМБИРСКОЙ ГУБЕРНИИ И

КРАСНОСЛОБОДСКОГО УЕЗДА ПЕНЗЕНСКОЙ ГУБЕРНИИ VII — IX РЕВИЗИЙ)

Анализ региональной историографии позволяет сделать вывод о том, что в последнее время исследователи достаточно часто обращаются к проблеме эволюции семьи. Местными историками проанализирована мордовская крестьянская семья1, рассмотрены структурные изменения семейных коллективов татар-мишарей в дореформенный период2, изучены основные тенденции развития семейной структуры населения Мордовии в первой половине XIX в.3 Вместе с тем следует признать, что до сих пор не установлены региональные особенности традиционной русской семьи, хотя на территории современной Мордовии уже в дореформенный период русские доминировали по своей численности над представителями других этносов. На наш взгляд, без изучения особенностей социально-демографического развития местного русского населения исследование народонаселения края будет неполным.

Основная цель данной работы – на основании материалов VII (1816 г.), VIII (1834 г.) и IX (1850 г.) ревизий податного населения показать основные количественные и качественные изменения в структуре русской семьи мордовского края, определить общие закономерности демографических процессов и выявить специфические черты, присущие традиционной крестьянской семье дореформенного периода.

Источниковую базу исследования составляют материалы переписей податного населения (ревизий), находящиеся на хранении в фондах № 25 («Ардатовское уездное казначейство») и № 26 («Краснослободское уездное казначейство») Центрального государственного архива Республики Мордовия4. В связи со значительным объемом материала нами применялся выборочный метод. В общей сложности было исследовано 10 % русских семей (таблица).

С целью сравнения структурных элементов русской, мордовской и татарской семьи были использованы рукописи диссертационных исследований С.Д. Николаева5 и В.Н. Семиной6.

Анализ родственной структуры русского населения региона начнем с простых (малых, нуклеарных) форм. Исследование состава малых семей показало, что в основном они возникали в результате деления сложных семейных коллективов, значительное количество нуклеарных семей формировалось вследствие образования брачных пар из одиночек. По данным за 1816 г., малая семья у русских Краснослободского уезда составляла 39,95 %, у русского населения Ардатовского уезда – 42,9 %7. Среди простых семей русских (как и у мордвы, и у татар-мишарей) наибольшее распространение получили семьи супругов с неженатыми детьми – 23,54 % (к) и 22,9 % (а). Довольно отчетливо в малых семьях русских прослеживаются 128 III Мер ш инс ие на чные чтения

–  –  –

типы: «одиночки» – 4,13 % (к) и 6,18 % (а); «мать или отец с неженатыми детьми» – 3,33 % (к) и 5,2 % (а); «супруги (вдовцы (вы)) с детьми (или без), младшими братьями, сестрами или племянниками» – 3,79 % (к) и 3,25 % (а); «супруги без детей» – 3,21 % (к) и 3,36 % (а); «неженатые братья и незамужние сестры с малолетними племянниками» – 1,26 % (к) и 1,63 % (а).

Неразделенные семейные коллективы (отцовские, братские и смешанные), построение которых основывалось на родственных связях, образовывались в основном в результате естественного роста семей. Значительно реже состав семьи изменялся за счет принятия дальних родственников. К 1816 г. неразделенные семьи составляли более половины всех семейных коллективов мордовского края. Таких хозяйств среди русских Ардатовского уезда насчитывалось 57,1 %, Краснослободского уезда – 60,05 %.

Анализ неразделенных семей начнем с отцовских, наиболее часто встречающихся в начале XIX столетия (40,4 % (к), 40,1 % (а)). К 1816 г. распространение получили следующие группы отцовских семей:

а) «вдовцы или вдовы с одним женатым сыном (снохой – вдовой сына) внуками и младшими детьми» – 12,74 % (к) и 14,73 % (а), среди которых чаще всего встречались семьи вдовцов или вдов с одним женатым сыном и внуками – 6,43 % (к) и 7,04 % (а), а также вдовцов или вдов с одним женатым сыном, внуками и младшими детьми – 5,63 % (к) и 6,5 % (а);

б) «супруги с одним женатым сыном (снохой – вдовой сына), внуками, иногда с младшими детьми» – 13,89 % (к) и 12,57 % (а);

в) «супруги (вдовцы или вдовы) с двумя и более женатыми сыновьями (включая снох – вдов сыновей), с внуками и младшими детьми» – 11,71 % (к) и 9,53 % (а).

Доминирующим среди последних стал тип «отец или мать с двумя и более женатыми сыновьями и внуками» – 4,48 % (к) и 3,57 % (а). Немногочисленны в это время семьи супругов (вдовцов или вдов) с женатыми сыновьями, внуками и правнуками – 1,61 % (к) и 1,95 % (а).

Рассматривая получившие наибольшее распространение семьи, следует отметить, что среди отцовских у русских преобладали те же типы, что и у мордвы Ардатовского и Краснослободского уездов. Другие типы отцовских семей в данный период были представлены у русских значительно реже и не составляли каждая в отдельности даже 1 % от общей относительной численности семейных коллективов.

Крестьянин в поле зрения истори ов Следующая группа неразделенных семей – братские, в которые входили совместно живущие родные, двоюродные, сводные и приемные братья – в начале XIX в.

у православного населения (русских, мордвы-мокши и мордвы-эрзи) была представлена незначительно и уступала по своей численности другим неразделенным семейным коллективам.

Всего у русских братских вариантов семей в 1816 г. было отмечено 7,12 % в Краснослободском уезде, 4,44 % – в Ардатовском. Лидерство в данной группе принадлежало типу «женатые братья (иногда сноха – вдова брата) с неженатыми детьми» – 4,48 % (к) и 2,6 % (а); менее распространены были семьи женатых братьев с женатыми детьми (нередко снохами – вдовами сыновей) и внуками (иногда с братьями и сестрами) – 1,95 % (к) и 1,08 % (а).

К другой группе неразделенных семей нами были отнесены домохозяйства с более сложной внутренней структурой (нисходящее прямое и боковое родство), условно выделенные в «смешанный тип». Семейные коллективы данного типа появлялись главным образом в результате распада отцовских и братских семей. У русского населения доля смешанных типов семей в начале XIX столетия составляла 12,4 % в Краснослободском уезде и 10,94 % – в Ардатовском. Важная особенность семейного строя русских заключалась в значительном распространении неродственных включений – 4,94 % (к) и 2,49 % (а), а также семьей с зятьями – 1,26 % (к) и 2,27 % (а).

Данное явление, на наш взгляд, обосновано особенностями социальной принадлежности русского населения исследуемого региона. Значительная часть русских крестьян мордовского края находилась в крепостной зависимости. В рассматриваемый период семейный быт частновладельческого населения был подвержен жесткой регламентации. Учитывая то, что в условиях экстенсивного земледелия существование крупных семей было особенно выгодно, кажется достаточно обоснованным вывод: пытаясь создать наиболее трудоспособные семейные коллективы, помещики по своей воле, а достаточно часто и вопреки мнению главы семьи и других ее членов изменяли внутреннюю структуру семей. К примеру, подселяли зятя, а иногда и людей, не являвшихся родственниками.

Кроме вышеупомянутых, у русских в 1816 г. также встречались следующие типы смешанных семей: «супруги (вдовцы или вдовы) с детьми (реже внуками), проживающие с родственниками (свойственниками) жены (или мужа) с детьми (или без)» – 1,95 % (к) и 1,3 % (а); «супруги (вдовцы или вдовы) с женатыми сыновьями, внуками и снохой – вдовой с детьми (реже внуками)» – 1,15 % (к) и 1,52 % (а); «супруги (вдовцы или вдовы) с женатыми детьми, внуками и малолетними братьями (сестрами), реже племянниками» – 0,92 % (к) и 1,41 % (а). В целом данная группа отличалась большим количеством вариантов представленных в ней типов семей (их насчитывается более десятка), что определило незначительность относительной численности каждой из них в отдельности.

Проведенная в 1834 г. VIII ревизия податного населения зафиксировала существенные изменения, произошедшие к этому времени в родственной структуре населения мордовского края (рис. 1 – 2). По материалам ревизских сказок достаточно отчетливо 130 III Мер ш инс ие на чные чтения

–  –  –

прослеживается сокращение количества малых семей. В период с 1816 по 1834 г. относительная численность нуклеарных семей сократилась на 3,79 % (к) и 10,58 % (а). К 1834 г. в Краснослободском уезде доля малых семей составила 36,16 %, в Ардатовском уезде – 32,32 %. Следует упомянуть о том, что к этому времени среди малых семей русских в Ардатовском и Краснослободском уездах по-прежнему преобладали семейства супругов с неженатыми детьми – соответственно 15,0 и 18,69 %.

Крестьянин в поле зрения истори ов Наряду с уменьшением доли малых семей у русских, как и у других этносов исследуемого региона, ко времени проведения VIII ревизии произошел прирост численности неразделенных семейных коллективов. Так, с 1816 по 1834 г. доля сложных по своему составу семейств увеличилась с 60,05 до 63,84 % на территории Краснослободского уезда, с 57,1 до 67,68 % – Ардатовского. В самой группе неразделенных семей, как и в начале XIX в., преобладали коллективы отцовского типа (40,1 % (к), 44,2 % (а)).

В период между VII и VIII ревизиями у мордвы и татар, проживавших на территории изучаемого региона, был зафиксирован рост братских семей. Аналогичные процессы были отмечены нами у местного русского населения: Ардатовский уезд – с 4,44 до 9,29 %, Краснослободский – с 7,12 до 8,83 %. В группе неразделенных братских семей наиболее распространенными оставались семьи женатых братьев (или снохи – вдовы брата) с неженатыми детьми – 5,3 % (к) и 4,44 % (а).

К 1834 г. доля смешанных семей русского населения Краснослободского уезда практически не изменилась (12,4 % в 1816 г. и 12,49 % в 1834 г.), в то время как в Ардатовском уезде она несколько возросла (с 10,94 до 12,76 %). Среди множества типов семей, отнесенных к данной группе, наиболее распространенными являлись простые и неразделенные семейные коллективы с неродственными включениями. Их относительная численность по сравнению с 1816 г. заметно приросла на территории западного из исследуемых уездов (с 4,94 до 6,12 %), меньшие темпы прироста отмечены в восточном (с 2,49 до 3,19 %).

Обработка материалов IX ревизии (1850 г.) показала, что во второй половине 30-х – 40-е гг. XIX в. продолжалось сокращение количества малых семей всех этносов западной части современной Мордовии. У русских Краснослободского уезда доля малых семей сократилась с 36,16 до 32,26 %. Среди всех изменений, произошедших в малых семьях русских к 1850 г., наиболее заметно продолжение уменьшения количества семей наиболее распространенного в данной группе типа «супруги с неженатыми детьми» в Краснослободском уезде (с 18,96 до 15,46 %). В Ардатовском уезде относительная численность данного семей типа оставалась на прежнем уровне (15,0 % в 1834 г. и 15,03 % в 1850 г.).

Наряду с уменьшением относительной численности простых семей в 1834 – 1850 гг. продолжался рост доли неразделенных семей Краснослободского уезда (с 63,84 до 67,74 %). Несмотря на некоторое сокращение (с 67,68 до 66,39 %), сложные по своей внутренней структуре семьи Ардатовского уезда сохраняли лидирующие позиции среди других форм семейной организации.

В неразделенных семьях в это время происходили крайне неоднозначные изменения. Так, у русских в Краснослободском и Ардатовском уездах IX ревизия показала сокращение количества семейств отцовского типа (с 40,05 до 34,26 % – в Краснослободском, с 44,24 до 39,17 % – в Ардатовском). Материалы переписей податного населения восточного из исследуемых уездов демонстрируют после некоторого прироста и последовавшего за ним снижения сохранение отцовскими неразделенными семьями Ардатовского уезда лидирующих позиций (40,09 % в 1816 г., 44,24 % в 1834 г. и 39,17 % в 1850 г.).

132 III Мер ш инс ие на чные чтения У русских обоих уездов заметно снижается доля семей, в которых вместе с супругами проживал один женатый сын (или сноха – вдова сына), неженатые дети и внуки – с 11,43 до 7,56 % (к) и с 14,01 до 9,11 % (а). Отцовские семьи, состоящие из вдовцов или вдов с одним женатым сыном, внуками и младшими детьми, у русских продолжали уменьшаться – с 12,13 до 10,46 % (к) и с 11,1 до 10,18 % (а). Подобное наблюдалось в Краснослободском уезде и с полными супружескими парами, живущими с двумя женатыми сыновьями, внуками и младшими детьми (с 5,06 до 3,11 %). В Ардатовском уезде количество семей, отнесенных к последнему типу, наоборот, возрастало (с 6,38 до 7,1 %).

В обоих исследуемых уездах отмечен прирост семей вдовцов или вдов с двумя и более женатыми сыновьями (включая снох – вдов сыновей), внуками и младшими детьми – с 6,95 до 7,68 % (к) и с 5,83 до 7,93 % (а). Материалы податного учета позволили установить, что среди отцовских семей в течение всей первой половины XIX в. преобладали главным образом неполные семьи, то есть возглавляемые вдовцом или вдовой.

За счет распада отцовских семей к середине XIX столетия возросло количество братских вариантов неразделенных русских семей. Прирост братских семейных коллективов в период с 1834 по 1850 г. составил 5,18 % в Краснослободском уезде, несколько меньше – 1,48 % – в Ардатовском. В обоих уездах интенсивно прирастали и без того преобладавшие семьи женатых братьев (иногда со снохами – вдовами братьев) с неженатыми детьми (с 5,3 до 7,68 % (к) и с 4,44 до 4,73 % (а)), а также братские семьи с женатыми сыновьями и внуками (с 1,77 до 3,78 % (к) и с 3,75 до 4,02 % (а)).

К середине XIX в. дальнейшее распространение получили семьи со смешанным составом. С 1834 по 1850 г. их количество увеличилось у русского населения Краснослободского уезда с 12,76 до 14,32 %, у русского населения Ардатовского уезда – с 12,49 до 15,8 %. Среди всех типов смешанных семейных коллективов русских в рассматриваемый период преобладали простые и неразделенные семьи с неродственными включениями (6,01 % – в Краснослободском уезде, 4,26 % – в Ардатовском).

Семейные коллективы, определенные в группу «прочие», к середине XIX столетия несколько приросли: в Краснослободском – до 3,67 %, в Ардатовском – до 2,13 %.

В заключение следует отметить, что проведенное исследование позволило выявить как общие закономерности развития семейной структуры населения мордовского края первой половины XIX в., так и некоторые специфические черты, присущие русской семье дореформенного периода. В это время происходили снижение абсолютной и относительной численности малой семьи и рост численности неразделенных, более сложных по своему родственному составу семейных коллективов. У проживавших в дореформенный период на территории современной Мордовии русских меньшее распространение (по сравнению с представителями других этносов) получила братская семья; в первой трети XIX Крестьянин в поле зрения истори ов столетия чаще встречались смешанные семьи; к середине XIX в. больше фиксировалось дворов с неродственными включениями.

Единство определенных черт, наблюдаемых в семьях мордвы и русских, проживавших на территории исследуемого региона, может быть объяснено сходством социально-экономического развития и природно-географических условий. Некоторые различия, в первую очередь прослеживающиеся в семейном строе русских и татармишарей, в определенной степени связаны с конфессиональной и социальной принадлежностью, спецификой культурно-бытовых традиций населения мордовского края.

Примечания См.: Ни олаев С.Д. Стр т ра мордовс ой семьи первой половины XIX в. // Проблемы дореволюционной истории рестьянства Мордовии. Саранс, 1991. С. 85 – 104; Он же. Основные процессы и фа торы изменения семей мордвы в первой половине XIX в.: Материалы I Сафар алиев. на ч.

чтений. Саранс, 1997. С. 118 – 121; Он же. Мордовс ая семья по статистичес им данным первой половины XIX в. (на примере Ардатовс о о и Краснослободс о о ездов) // Финно роведение. 1997.

№ 4. С. 40 – 56; Он же. Крестьянс ая семья народов Мордовии в начале XIX в. (на примере мордвы и татар) // Историчес ие и политичес ие на и в онте сте современной льт рной традиции:

Материалы IV Сафар алиев. на ч. чтений. Саранс, 1999. С. 601 – 604.

См.: Семина В.Н. Семья татар-мишарей Мордовии в первой половине XIX в.: Автореф. дис. … анд. ист. на. Саранс, 1999.

См.: Щерба ов В.В. Семейные разделы по материалам ревизс их с азо // Проблемы а рарной истории и рестьянства Средне о Поволжья: Сб. материалов VI ре иональной онференции историов-а рарни ов Средне о Поволжья. С. 137 – 142; Першин С.В., Першина Т.А. Основные тенденции развития семейной стр т ры населения Мордовии в первой половине XIX ве а // Общество в онте сте э ономичес ой и социальной истории: Сб. на ч. ст., посвящ. 90-летию со дня рождения проф. А. В. Клеян ина. Саранс, 2001. С. 238 – 249.

ЦГА РМ, ф. 25, оп. 1, д. 87, 87а, 87б, 87в, 88, 88а, 88б, 89, 89а, 89б, 89в, 89, 89д, 90, 90а, 90б, 90в, 90, 90д, 91, 91а, 91б, 91в, 91, 92, 93, 93а, 94, 94а, 95, 95а, 95б, 95в, 95, 96, 96а, 96б, 96в, 96, 97, 97а, 97б, 97в, 98, 98а, 98б, 98в, 99, 99а, 99б, 99в, 99, 100, 100а, 100б, 100в; Там же, ф. 26, оп. 1, д. 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 36, 37, 38, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 47а, 48, 49, 50; Там же, оп. 2, д. 1, 2, 3, 4.

См.: Ни олаев С.Д. Мордовс ая рестьянс ая семья в первой половине XIX в.: Дис. … анд. ист.

на. Саранс, 1992.

См.: Семина В.Н. Семья татар-мишарей Мордовии в первой половине XIX в.: Дис. … анд. ист.

на. Саранс, 1999.

Далее в те сте р сс ие Краснослободс о о езда – ( ), р сс ие Ардатовс о о езда – (а).

134 III Мер ш инс ие на чные чтения

–  –  –

ИЗ ИСТОРИИ НЕЗЕМЛЕДЕЛЬЧЕСКИХ ЗАНЯТИЙ КРЕСТЬЯНСТВА

МОРДОВСКОГО КРАЯ В XVIII – ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА

В XVIII в. рынок рабочей силы был уже значителен. Гигантские работы по строительству крепостей, судоверфей, каналов вызвали к жизни быстрое развитие товарноденежных отношений. В их обслуживание были втянуты и дворцовые крестьяне. Отходничество ускоряло становление капиталистического уклада в системе феодально-крепостнической экономики. Поэтому правительства царей не могли не считаться с развитием этих тенденций. Крестьяне требовали все большего участия в производстве и реализации товаров. Торговым крестьянам с ограничениями разрешали быть на посаде.

По именному указу Петра I от 27 августа 1722 г. в цехи разрешалось записывать крестьян, производивших изделия для продажи. Крестьянам позволялось торговать своим хлебом, а указом Камер-коллегии от 19 августа 1745 г. крестьянам разрешили мелочную торговлю в селах и деревнях, лежащих на больших дорогах. С начала 60-х гг. XVIII в.

запреты на внеземледельческие занятия крестьян были полностью сняты. Это зафиксировано в указе Петра II от 28 марта 1762 г.: «всякому торгу свободну быть».

Каждый крестьянский двор был связан с рынком. В небольших количествах продавали хлеб, изделия своего промысла и ремесла.

В 1732 г. мордвин д. Польское Ардашево Семай Родионов был на базаре в с. Аксел «для продажи хлеба: ржи, пшеницы, овса по цене 1 руб.». Это все вместе с лошадью, епанчей отняли у него крестьяне гоф-юнкера Мошкова Иван Антипов и Иван Поляк1.

В марте 1738 г. Краснослободского уезда д. Дергуновки мордвины Тришка Мелянзин, Кечемас Алемасов были на торгу в Красной Слободе для продажи хлеба. Подьячий Краснослободской канцелярии Артемий Евсевьев отнял у Кечемасова ржи четверть один четверик, овса пять четвериков.

При проведении торговых операций прибегали к займам денег, которые во многих случаях отдавали не сразу. Краснослободский дворцовый крестьянин И.С. Сластухин жаловался на дворцового крестьянина Красной Слободы Б.Ф. Образцова, который не вернул ему долг и скрылся. Не вернули вовремя свои долги московскому купцу Алексею Обросимову 4 дворцовых крестьянина Красной Слободы. Они у него брали «всякого товару» на 50 руб.2 В первой четверти XVIII в. государство строго контролировало монополию на продажу вина, соли, табака. Были увеличены цены на многие предметы первой необходимости. Это вызывало гнев и возмущение торгующих крестьян. Зимой 1718 г.

группа крестьян («человек сорок») поймали краснослободского земского старосту Федора Образцова на месте продажи казенной соли и избили3. Причиной возмуКрестьянин в поле зрения истори ов щения было, по-видимому, ухудшение условий жизни вследствие увеличения податей, повинностей и рост прерогатив народной торговли.

Запрещенный в XVII в. табак в начале XVIII в. стал приносить казне немалый доход. На посадах имелись «табашные головы», которые собирали пошлины, с фунта по деньге, а с пуда по 30 коп. с продажи казенного табака и строго следили, чтобы больше никто табаком не торговал, т.е. была монополия государства на продажу табачных изделий. По решению Верховного тайного совета от 26 сентября 1727 г. казенная монополия была ликвидирована, а продажа «была оставлена посадским»4.

Крестьяне Красной Слободы, занимавшиеся торговлей, нарушали монополию на продажу табака. 7 февраля 1718 г. «табашный голова» Краснослободска Ефим Горохов подал челобитную воеводе на дворцового крестьянина Григория Гавриловича Котова, который продавал табак «по цене по 4 копейки папуша». Он требовал провести у него обыск. Во время обыска обнаружено «воз табаку в сенях и три рогожи под замком в амбаре». Табак у него был черкасский. Разбирательство длилось 10 лет. 23 февраля 1728 г., взяв положенную пошлину, Котову вернули табак в количестве 23 пудов5.

После передачи из рук государства торговля табаком стала привилегией посадских людей. Среди них выбирались целовальники табачной продажи, которые строго следили, чтобы больше никто, кроме них, этим товаром не торговал. В 1760 г.

целовальником по сбору табачных пошлин в Красной Слободе был Владимир Антипович Щедрин. Дворцовый бобыль Тимофей Уткин 5 июня донес, что его тесть Козма Алексеев продает нелегально табак, а пошлин не платит. Их обоих допросили. Зять от своих слов отказался, говорил, что он был пьян и ничего не помнил, тесть в продаже табака не признался. Дело было закрыто6.

К середине XVIII в. Дворцовая контора пыталась активизировать свою коммерческую деятельность не только в Темниковском, но и в Алатырском уезде. Если в Примокшанье упор делался на внедрение десятинной пашни и развитие винокурения, то в Присурье – на развитие дворцовых пасек и «хмелевых садов». Так, 23 августа 1746 г.

была сделана очередная попытка разведать места «для казенного разводу хмелевых и пчелиных заводов». Указ был адресован подпоручику Зиновьеву и комиссару Самарцову. Они по станам уезда послали «пищиков». Осип Наумов в Верхосурском стане в 34 селениях у 229 дворохозяев переписал 2 542 улья, Степан Власов в Верхалатырском стане в 29 жительствах у 128 чел. зафиксировал 1 596 ульев. Григорий Меняков в Низсурском стане в 24 деревнях у 160 дворохозяев отметил 3 007 ульев. Всего владельцев пасек насчитывалось по уезду 517 чел., а всех ульев в волости – 7 1457.

По дворцовым деревням имелись культурные хмельники, с которых снимали тогда в год более 500 пудов «шишечного хмеля»8.

Крупные пасеки были у немногих. Например, в мордовской д. Тургаково у Степана Иванова имелось 90 ульев, Федора Павлова – 35, а у других в этой деревне четверых дворохозяев – только 489.

Пчеловодством исстари занималась в основном мордва. В Верхалатырском стане в русских селениях Новотроицк, Ведянцы, Тарханы и Безводное имелось 300 ульев, а в мордовских деревнях этого стана – 1 240 ульев, в Низсурском стане в 136 III Мер ш инс ие на чные чтения трех русских селениях – 329 ульев, а у мордвы – 2 678, в Верхосурском – в шести русских селениях – 267 ульев, а у мордвы – 1 87510.

Есть сведения о занятиях пчеловодством и у татар. Но это единичные случаи.

Так в с. Михайловское, Ишейка тож у мурзы Резепа Еникеева 29 августа 1742 г. со двора украли 2 пенька пчел. Ульи содержали некоторые священники. 25 сентября этого же года в с. Жегалово у попа Алексея Андреева уворовали «в огороде со пчельника» 20 ульев11.

В Темниковском уезде в 1724 г. у мокшан имелось 3 357 пасечных ульев, с которых собиралось 26 856 деньги, или 134 руб. 28 коп. Эта сумма взималась у 320 семей, имевших ульи. Одни имели, как, например, в д. Варжелей Кирдяшка Явкин 80 ульев, в Чатове Кирдеватка Снадеев – 45, Верхнем Атюреве Мосей Келганя 35, Нижнем Атюреве Ким Вяшкин – 16, в Козловке Ротка Тимошкин – 18 ульев, а другие, как Богдашка Емельянов в д. Куликово, – только 1 улей12.

42 семьи из 320 семей в мордовских селениях уезда содержали 1230 ульев, что составляет 37,5 % от общего их количества. То, что мордовские крестьяне имели пасеки, подтверждают наблюдения П.С. Палласа: «…они обыкновенно имеют пчельники, и столько оных содержат, сколько им возможно, и время к тому допущает». В середине XIX в. один из сотрудников Пензенских губернских ведомостей Н. Прозин отмечал: «Мордва большие любители до пчеловодства. Чуть мордвин побогаче, уж у него непременно есть несколько ульев»13.

В жизни мордвы охота и бортевое пчеловодство продолжали играть определенную роль и в дальнейшем. В 1737 г. мордвины д. Пошады Кяшка Яншин и Шумка Ивашкин были на охоте в своем бортном ухожье «для осмотра стаушек». Куничный след привел их к «недельному дубу», в котором имелось дупло с пчелами. Они «выдрали» с этого дупла 8 пудов меда. Их настроение испортили мордвины этой деревни Видяка и Кяшка, которые считали это дерево своим и нанесли на него свое «знамя». Кяшка Яншин и Шумка Ивашкин подали на своих земляков челобитную «за безчестье их»14.

В первой половине XVIII в. лесные богатства края интенсивно разрабатывались. Каждый пытался поживиться за счет этих богатств. Государство вырубало леса в невиданных размерах для нужд поташной, винокуренной промышленности, заводовладельцы — для нужд металлургической промышленности. Только для работы одного поташного завода ежегодно требовалось от 30 до 40 кв. верст леса. От Оки до Суры в отдельные годы работало до 20 таких заводов. Следовательно, на мордовской земле в первой половине XVIII в. ежегодно уничтожалось более 500 кв.

верст леса. Пыталось «взять свое» и население, усиливая промысловое присутствие в лесах по Мокше. В большом количестве заготавливали уголь для нужд заводов, кузниц. Много вырубали липы для получения луба, мочалы. Березняки вырубались для нужд смолокурения. Лесные смотрители, поташные надзиратели в середине XVIII в. стали бить тревогу, что уничтожаются в большом количестве заповедные леса и контролировать процесс вырубки лесов практически невозможно. В 1764 г. «полесовщики» с. Синорово Краснослободского уезда вместе «с поташных Крестьянин в поле зрения истори ов дел надзирателем» были в лесах, которые отвели Рябкинскому гарту. В лесном массиве они обнаружили три зимницы, а вокруг них множество поваленного леса. Их заготовили для получения угля крестьяне с. Гумны Родион Михайлов и другие:

«срублено дуба 67, илмовых 89». Около зимниц имелось свыше 200 четвертей уже заготовленного угля для вывозки15.

У части стародавних русских дворцовых селений также имелись «приличные»

лесные дачи, где они, как и мордва, занимались промыслами. Крестьянин с. Плужное Петр Уткин занимался углежогным промыслом в Раменском лесу в 1735 и 1736 гг.

Там же имел «углежогный завод» поп Краснослободской соборной церкви Матвей Васильев. Работали на этом «заводе» 2 чел. дворовых людей, его сын и племянник16.

Промысловая деятельность населения в лесных массивах существенно сказывалась на их состоянии. Правительство было обеспокоенно этим. С 1762 г. оно запретило пользоваться тесаными досками «на судовое и домовое строение». Канцелярист Темниковской воеводской канцеляри Василий Корольков собрал подписки от купцов, татар и русских помещичьих крестьян, что те не будут делать тесаные доски. Старосты мокшанских селений такой подписки не дали, потому «чинятся непослушны». Их уговаривал дать подписку прапорщик Иван Иванов. По селениям раздавались ручные пилы, «чтоб крестьяне (русские помещичьи), мордва и татары “в пиловании досок во всякой скорости обучались”»17.

Государственные органы все больше распространяли монополию на леса Примокшанья. С 1755 г. мордве фактически запретили использовать лес для производства поташа. Поташ, кислые калийные соли, добывался путем выпаривания из зольного раствора. Требовалась зола только черных пород деревьев (дуб, клен, ясень, вяз). Поташ применялся при выделке кож, стекловарении, как моющее средство для очистки шерсти, сукна. Шацкая канцелярия из Темникова требовала ежемесячные рапорта – «нет ли случаев самовольного производства поташа, золы и ее продажи на кожевенные заводы». Мокшане в обход запретам продолжали заниматься этим промыслом в своих лесах. 17 января 1762 года было поймано с золою 12 подвод 5 мордвинов д. Борок18.

Этим промыслом мордва занималась и в дальнейшем. В 1772 г. из с. Павлово Нижегородского уезда, вотчины генерал-аншефа, обер-камергера, сенатора и кавалера обоих российских орденов Белого орла и святой Анны, графа Петра Борисовича Шереметева в Темников, Шацк, Кадом, Троицк и в селения уездов были посланы агенты для закупки хлеба и «зженной золы». Хлеб требовался для рабочих барской «мыльной, кожевенной и слесарной фабрик», а поташ – для производства мыла и выделки кож.

Между тем провинциальная администрация все настойчивее напоминала местным властям о необходимости «иметь смотрение» за лесами. Запрещались продажа леса, заготовка луба, сплав бревен для продажи в другие места. Эти запреты больно ударяли по крестьянским промыслам мокшан, так как экономика многих семей держалась на лесных промыслах. В лесу они тесали доски и тес, заготавливали уголья, золу, гнули ободья, делали сани, кадушки, ведра, чашки, ложки, снимали луб, бересту. Из последней варили деготь. Кроме этого собирали орехи, грибы, ягоды. Леса играли для них большую роль и в XIX в. Вот что писал очевидец: «… они 138 III Мер ш инс ие на чные чтения вот теперь с Благовещения все из деревени уйдут. – Куда же они уходят? – В лес: во всей деревне только и останется что с пяток, что ни есть древних стариков, а то все – и большие, и малые в лесу поселяются; там и еда у них, и все, значит, пристроено… Они из леса и пахать ездят, у них в лесу и сохи, и бороны, и лошади там»19.

Как видно, вотчинные леса для мордвы являлись большим подспорьем в хозяйстве. Об этом известно также из дела о краже 300 руб. из амбара новокрещена Романа Федорова из д. Синдрово. Когда проходило следствие, то подозревали тех, кто в это время находился в лесу на разных работах. В поле зрения следствия попал и Федор Иванов, находившийся с другими мордвинами «по мордовскому званию»

Чегодаем Масеевым и его братом Петром Масеевым и дьячком их села Григорием Михайловым в лесу для «жжения угля». В то же время в лесу заготавливал, «рубил тес», житель их села Акаш Костентинов. 15 декабря допросили не только Федора Иванова, но жен всех подозреваемых. Допрашивали новокрещенок «чрез перевотчика отставного солдата Семена Митураева, который по-мордовски знает». Причастность подозреваемых в воровстве не была доказана и их отпустили. Значит, во время работ в лесах мордвины жили там в своих временных жильях – избушках20.

Население, эксплуатирующее лесные массивы, игнорировало запреты на промыслы, несмотря на подписку, «что лесу на продажу для отпуску в другие места, кроме употребления на свои домашние надобности рубить, также многова числа лубья ныне и впредь снимать не будут, а ежели впредь в оном окажутся, зато подвергают себя в силу указов тяжкому штрафу». 26 мая 1770 г. вахмистр Григорий Сторожев подал рапорт в воеводскую канцелярию о наличии у крестьян самовольно заготовленного леса, луба, дров и ободьев21.

Темниковские купцы были основными покупателями леса и луба для их транспортировки в другие места. Так, купцу Игнатию Власову крестьяне заготовили 12 050 лубов и 510 бревен, Петру Смолкину – соответственно 9 900 и 531, Алексею Струнникову – 1 900 и 53, Василию Максимову – 1 500 и 115, Федору Кузнецову – 1 200 лубков, Степану Антипову – 533. Брали подряды однодворец Яков Сторожев их Темникова и татарин мурза Велиш Исенков из д. Тювеево. Первому заготовили 3 050 лубков и 380 бревен, второму – соответственно 2 800 и 200. На берегу Мокши на пристани под названием Лабошки имелось 1 500 «гнутых ободьев из дуба. Здесь же печных дров 40 сажен». Для заготовки бревен и луба подряжались мокшане д. Польское Ардашево, Конаково, Барашево, Сиял, Лесное Цыбаево, Лесное Ардашево, Плуксово и русские крестьяне 2 помещиков с. Старое Городище. Ими заготовлено в первой половине 1770 г. 32 933 лубка и 1 736 бревен22.

Промысловую деятельность мокшан «в своих лесах» теснили помещики. В середине XVIII в. в Валименском и Вадомском ухожаях д. Пичеполонга по рекам Авасера и Вад активную предпринимательскую деятельность вел помещик с. Старое Мансырево и Дивеево Кадомского уезда И.А. Жданов, а после его смерти в 1755 г. – его сын Г.И. Жданов. Ежегодно в принадлежавших мордве лесных массивах занимались промыслами до 40 крестьян, которых направляли туда Ждановы. За это они с каждого человека брали по 1 руб. и больше. Заготовка мочала, бересты, сидка дегтя, «делание Крестьянин в поле зрения истори ов лоток, ложек и гребенщиков и прочего» осуществлялись в значительном количестве.

В 1755 г. около пчельника помещика, где имелось 200 ульев, на 400 шестах («на каждом шесту в три ряда»), сушилось мочало. В тех же урочищах пичеполонгская мордва Спиридон Масеев «с товарищи» и сержант И. Романовский обнаружили «дехтярных лагунов липовых новых 40, в них дегтю в каждом по 30 ведер». Татары из д. Нижний Пишляй и мордва из д. Пичеполонга объединились в борьбе против помещика.

1 декабря 1757 г. тот же Спиридон Масеев из д. Пичеполонга и Сеит Мураз Кулбаевич Урманчеев из с. Нижний Пишляй подали челобитную на притеснения Г.И. Жданова, который захватил их сенокосы и рыболовные места по рекам Авасера и Вад, указав также на хищническую эксплуатацию им лесов. Сержант воеводской канцелярии Иван Терентьев и старожилы той округи описали спиленный лес, подожженные и высушенные на корню деревья с бортями. «Оказалось свыше 30 дубов с бортями толщиной от 6 вершков до 1 аршина 3 вершков каждый; высушено на корню 205 деревьев с бортями толщиной по 5 и 6 четвертей. Только в 1757 г. в этих двух ухожаях мокшан уничтожено 265 дубовых бортей с пчелами и 418 – без пчел, а мелкого и всякого порублено и подсушено и подожжено 2 359 деревьев»23.

В середине XVIII в. практиковалась охота при помощи ястребов. Были специалисты, которые дрессировали птиц. В Кадомском уезде в июне 1752 г. для сыска ястребиных гнезд в д. Атенино, где проживали татары и однодворцы, находился крестьянин помещика Дениса Константинова из с. Знаменское, Беговатово тож Андрей Орел. Он «сыскал» «в разных местах» семь ястребов24.

Для отдельных жителей Примокшанья рыболовство являлось предпринимательством. Они вылавливали рыбу с целью продажи.

В 1704 г. староста дьяка Василия Нестерова Иван Анисимов из д. Новопричистинская брал в аренду рыболовные места за 3 руб. 2 алт. 1 деньга на год и пользовался ими до 1715 г.: озера Кадорка, Лоханное, Точеке, Инерка «с малыми озерки»,

Тусерки, Вензенское, находящиеся у Пушта речки. Цепь озер была под д. Караево:

Протомойное, Выхово «с малыми озерками». В 1716 г. их взял в аренду на три года темниковский посадский человек Данила Михайлов за плату 3 руб. 3 алт. 1 деньга25.

Весной 1742 г. из д. Пичингуши новокрещеный Антон Семенов, некрещеный Назар Наровчатов «с товарыщем» подали челобитную на монастырских крестьян с. Девичий Рукав, которые ловили рыбу на Мокше в оброчных мордвой местах. На этой почве между ними происходили драки.

Рыболовные оброчные места на Мокше и ее притоках имели мордва д. Мелсяны, Авкиманово, Борки. Они жаловались 12 июня 1742 г. на крестьян с. Ковыляй, которые «нынешним летним временем загородили запоры» в устье Урея и ловят рыбу, а их не пускают. Мокшанам принадлежали и озера, находящиеся в их лесных дачах. Как правило, у них имелись зимницы, которые использовали как жилье при промыслах. Жители Старого Цибаева Дарошка Иришев и Амелика Аворясов в ноябре 1739 г. осуществляли подледную ловлю рыбы на озере Княжево под с. Веденяпино. Их «воровские люди заперли в зимнице, увели лошадь по цене 3 руб., взяли воз рыбы – 5 руб., 2 шубы бараньи новые – 2 руб., 2 топора – 30 копеек, 2 пешни железIII Мер ш инс ие на чные чтения ные – 15 копеек». Всего их ограбили на сумму 10 руб. 40 коп.26 В распоряжении канцелярий имелись оброчные статьи: пашни, сенокосы, рыболовные места. Их они отдавали в аренду сроком на 4 года. Угодья переходили тому, кто давал больше. Большую хозяйственную деятельность вел в Краснослободском уезде владелец Сивинского железного завода московский купец I гильдии Алексей Тарасович Миляков. Он сосредоточил в своих руках таможенные и кабацкие сборы Красной Слободы, перевоз через Мокшу – оклад 2 руб. 55 коп., рыболовные места на Мокше от д. Борки до устья реки Сивини «с разлив и с истоки» – 2 руб. 47 коп., на озере Праму и речке Наруса – 52 коп. К этому окладу купец обязался платить еще по 5 коп. в год. На переоброчку никто не откликнулся, т.е. прежние владельцы, которые уже имели выписи на эти угодья, не стали «связываться»

с всесильным купцом. 1 января 1738 г. просимое в аренду перешло купцу за 21 руб. 77 коп. за все 4 года. После окончания срока он брал их еще на 2 года. Сделку совершал поверенный Милякова краснослободец Федор Диканкин, сам когда-то владевший перевозом через Мокшу27.

Через 30 лет арендная плата за рыболовные места по Мокше составляла 2 руб. 57 коп., с речки Наруса – 62 коп., озера Праму – 1 руб. 50 коп. Их брали в аренду только дворцовые крестьяне, так как по указу из Дворцовой канцелярии «посторонним людям отдавать не велено». Так, в 1770 г. их брал в аренду сроком на 1 год дворцовый крестьянин д. Лаушки Иван Михайлов28. До него в разные годы эти рыболовные места находились в руках дворцового крестьянина Афонасия Борисовича Котова, Федора Котельникова, Матвея Зевакина, Ивана Котова, Андрея Епифанова и др.29 Однодворцы, дворцовые крестьяне подрабатывали извозом. В 1737 г. однодворцы с. Пятницкое, Лашма тож Троицкого уезда П.И. Баженов, А.В. Бочкирев «с товарыщи» на 25 подводах взялись доставить в Ярославль 25 бочек вина из Лухменского винокуренного завода по 2 руб. за подводу. Вино принадлежало генерал-адъютанту Василию Федоровичу Салтыкову, владельцу Лухменского винокуренного завода в Инсарском уезде. Условия контракта предусматривали охрану крестьянами товара, а также плату стоимости вина по ценам г. Ярославля, если они его прольют30.

Еще больший подряд взяли в том же году на перевозку вина с этого же завода до Ярославля дворцовые крестьяне Троицкого Острога Матвей Фролов, Андрей Кузнецов «с товарыщи». Их обоз должен был состоять из 88 подвод, за бочку брали по 2 руб. 20 коп.31 По Мокше и Суре плавало много судов. Их строили прямо здесь. Этим занимались и дворцовые крестьяне. В 1747 г. дворцовые крестьяне с. Новый Усад Иван Евсевьев, Макар Никитин Аряновы построили струг по заказу управителя дворцовой Краснослободской волости Марка Лосева. Струг нужен был для доставки хлеба с десятинной пашни в Москву. С каждой души с дворцовых крестьян на эти цели собиралось по 5 коп, следовательно, плотники получили за работу несколько десятков рублей32. В 1748 г. дворцовые крестьяне отвезли хлеб в Москву на 4 стругах. Сведения о том, что строились суда в Примокшанье, встречаются и во второй половине XVIII в. Летом 1768 г. новокрещеный мордвин Трофим Иванов из д. Пошады и ямКрестьянин в поле зрения истори ов щик Темниковского уезда Петр Карпов построили для Бриловского винокуренного завода «новоманерную коломенку длиною 16 сажень трех аршин»33.

Грузопотоки в прошлом носили сезонный характер. Весной по Мокше, Цне, Оке, Волге в центральные районы страны, в Санкт-Петербург и вниз до Астрахани перевозилось большое количество соли, вина, муки, зерна, металлоизделий. На плотах сплавляли лес. Зимой по санному пути перевозили зерно, рыбу, поташ, хмель и т.д. Пурдашанская, Краснослободская пристани на Мокше являлись крупными речными портами. Грузы сопровождали мокшане, русские, татары селений Темниковского и других уездов.

Наем бурлаков на каждый год из всех слоев податных групп и национальностей свидетельствует о значительном уровне производства и торговли Примокшанья.

20 мая 1736 г. кормщик Коломенского уезда дворцового с. Дедилово Дементий Кириллов оформил в темниковской крепостной конторе договор на имя Елатомского посадского человека Тимофея Кирпишникова о найме в бурлаки 5 мордвинов д. Авкиманово, одного из д. Шалы, 5 монастырских крестьян с. Пурдышки, чтобы везти его коломенку, нагруженную «хлебом рожью и лубем до с. Павлова, что на р. Оке всяким ходом». Условия найма предусматривали: «с воровскими людьми не знаться и от воровских людей обороняться». За это бурлаки брали с купца по 3 коп.

на 1 чел. в сутки. В общей сложности за этот рейс кормщик получал 1 руб. 20 коп., а бурлаки – по 75 коп. Брали задаток: первый – 60 коп., остальные – по 50 коп. Этот груз они должны были доставить за 25 дней34.

Бурлаки могли наниматься на работу только тогда, когда их отпускало деревенское начальство: десятники, сотники. Это стало обязательным в середине столетия.

Так, из д. Борки Михайла Емельянова, Григория Данилова, Василия Иванова, Леонтия Иванова отпустил 1 апреля 1753 г. десятник Антон Иванов35. 5 мая этого же года из д. Цыбаевские Станы десятник Семен Ильин отпустил бурлачить Илью Семенова, Макара Ильина, Дмитрия Андреева, Ивана Васильева и еще 3 чел.36 О масштабах отходничества говорит тот факт, что с 1 января по 1 июля 1753 г. в Темниковской канцелярии совершено 120 записей об отпуске людей на разные работы, за первое полугодие – более 700 чел. Большой отток из Примокшанья наблюдался осенью. В течение года только из Темниковского уезда на разные сроки уходило на заработки около 1 000 чел.

Были случаи, когда из Темниковского уезда ходили бурлачить на Волгу. В 1762 г.

новокрещеные д. Борки Степан Григорьев, Иван Васильев по паспортам ходили бурлачить на Волгу37.

Из селений людей отпускали на сторону даже на целый год. Так, новокрещеная Евдокима Крысенкова из с. Никольское, Ачадово тож Керенского уезда сотник староста отпустил сроком на один год «где и у кого и между русскими людьми жить»38.

Нередко бурлаками на один струг нанимались люди разных национальностей. Так, в 1771 г. темниковский купец Андрей Федоров взял подряд на доставку 26 815 пудов соли за 3 312 руб. из Саратова до с. Пурдошки и далее в Переславль-Залесский, Гузский Погост и в другие места. До Пурдошки груз из Саратова был доставлен зимой на санях, 142 III Мер ш инс ие на чные чтения а от пристани дальше водным путем. Кормщиком нанялся крестьянин с. Пурдошки Анисим Алексеев, водоливами – мокшанин из д. Канаково Дементий Иванов и татарин Кадорша Ардеев из д. Дашкино. Бурлаков из разных деревень было набрано 75 чел.39 Кроме бурлачества, дворцовые крестьяне широко практиковали отход на сторону в целях заработка. Они были разнорабочими, пастухами, убирали хлеб, продавали свой, а также чужой товар и т.д. Правительство пыталось регулировать отход крестьян на заработки выдачей паспортов. 13 октября 1739 г. некрещеная мордва д. Нижнее Атюрево Наяшка Шукшин, Епустка Роткин и новокрещеные Василий Васильев, Павел Семенов просили дать им паспорта до 1 января 1740 г. в Тамбовскую и Шацкую провинции «в разные жительства для прокормления черною работаю». 10 ноября 1739 года из д. Верхнее Атюрево Непанка Келганин и д. Канаково Кяшка Учкин «с товарыщи» просили дать им паспорта до г. Воронежа сроком до 30 апреля для отвоза собираемого с них провианта40.

Торговые крестьяне из д. Атюрева Кяшка Мосеев и брат его Яков Мосеев и д. Цибаево Емонтай Амишев, Умряк Амишев 18 ноября 1739 г. сроком до 30 декабря 1739 г. взяли паспорта до г. Тамбова и «протчие места». 17 ноября торговец из д. Ардашевская Выставка Ротка Пахмин, д. Цибаево Тимирка Маминзин взяли паспорта до Москвы, Воронежа и Переславля Рязанского. Срок возврата в свою деревню был обозначен 30 декабря этого же года41.

Желающие уйти на заработки при получении разрешения на выдачу печатного паспорта обычно писали: «Желаю я, нижеименованный для прокормления быть на струговой работе» или «…в городе Саратове у обывателей в найме в работе у кого нахожу». Паспортная система в России введена указом императрицы Елизаветы Петровны от 21 мая 1743 г., чтобы с начала 1744 г. всем отходникам давать «печатные паспорта», а письменных не признавать. В Шацкую провинцию было послано 6 600 бланков, а всего по всей России – 788 тыс. Отходникам на сторону записывали особые приметы: рост, цвет глаз, наличие бороды, усов. Так, бурлаки, нанявшиеся с Пурдошанской пристани до г. Мурома, до Шенской пристани везти барку с казенной солью, имели рост: мокшане из д. Канаково кормщик Сергей Иванов – 171 см, водолив Дементий Алексеев – 166,5 см, Агей Иванов – 157,5 см, Василий Казмин – 153 см, татары д. Караево Якуп Якупов 162 см: у него «в правом ухе серга», Хантей Чепкунов – 162 см, «сероглазый», Хансвяр Юнисев – 166,5 см, Мехмут Абдрахманов – 171 см, д. Тювеева, Верекушки тож татарин Бахтей Якупов – 157,5 см42.

С увеличением численности жителей в дворцовых селениях отход на сторону в поисках заработков приобретает массовый характер. В «Топографическом описании Симбирского наместничества», составленном Т.Г. Масленицким и в «Камеральной ведомости об удельном имении» за 1800 г. отмечается, что крестьяне «сверх хлебопашества… упражняются в разных домашних рукоделиях и отлучаются с паспортами в работники на судах»43. Кроме бурлаков, многие работники уходили в города Уральск, Оренбург, Уфу, Саратов. С уездов таких людей набиралось от одной до двух тысяч. Землемер Иванов в своем рапорте в Алатырскую уездную контору от 20 июня 1856 г., по итогам проведенной проверки сельхозугодий, сообКрестьянин в поле зрения истори ов щал, что «не более как в 10 селениях из всего имения оказалось земли от 5 до 8 десятин на душу, количество, при котом крестьяне могут жить в довольстве собственно от земледелия». Все остальное население должно было прибегать к дополнительным занятиям, без которых «крестьяне существовать не могут»44.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 11 |
Похожие работы:

«А.В. Федоров, советник аппарата Комиссии Совета Федерации по контролю за обеспечением деятельности Совета Федерации, кандидат исторических наук, государственный советник Российской Федерации 3 класса УПРАВЛЕНИЕ И СОЦИАЛЬНЫЙ КОНТРОЛЬ ЗА НОМЕНКЛАТУРОЙ В СОВЕТСКОМ ОБЩЕСТВЕ Управление номенклатурой должно было гарантиров...»

«1 Составители Ф.И.О.: Фаустова Анна Геннадьевна Должность: преподаватель кафедры общей психологии с курсом педагогики Рецензенты Ф.И.О.: Ерошина Т.А. Ученая степень: кандидат философских наук Ученое звание: доцент Должность: доцент кафедры философии и истории Ф.И.О.: Ушатиков А.И. Ученая степень: доктор психоло...»

«А.А. Галеева Конец мультикультурализма Миграция населения существовала в человеческой истории всегда. Население покидало районы, которые не обеспечивали выживания, перемещалось на другие, более подходящие для жизни территории. Практиче...»

«это учитывать все значения, которые были приписаны слову religion влиятельными философами и теологами. Рассматривая историю слова religio, пишет Мюллер, мы находим его в латинском языке в своем оригинал...»

«Федеральное агентство по образованию Алтайский государственный университет Ассоциация "История и компьютер" ИСТОРИЧЕСКОЕ ПРОФЕССИОВЕДЕНИЕ: создание HISCO и исследования профессиональной и социальной мобильности Сборник статей ББК 63.3я43+60.561.23я43+65.24я43 И 906 Под редакцией В.Н. Влади...»

«опубл.: // Проблемы исторической психологии и взаимодействие мировоззрений в истории. Материалы всероссийской научной конференции (15–17 сентября 1999 г.). Орл: ОГУ, 2000. С. 128–131. Усенко О. Г. Тверской госуниверситет ДИАЛЕКТИКА МОНАРХИЧЕСКОГО САМОЗВАНСТВА И САМОЗВАНЩИНЫ В РОССИИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XVIII ВЕКА...»

«П РИ Н Ц И П НАБЛЮ ДАЕМОСТИ И ОБЪЕКТИВНОСТЬ НАУЧНОГО ЗНАНИЯ Л. Б. Х А Ч А Т Р Я Н 3 процессе анализа научного знания мы сталкиваемся с необходи­ мостью изучения следующих отношений: знание — субъе...»

«Норман Е. Зинберг Наркотики, установка и окружение Copyright: Перевод на русский язык осуществлен организацией "Врачи Без Границ", 2001 г. Предисловие Глава 1. Исторический обзор проблемы контролируемого употребления наркотиков.9 Новый подход к контролю Усвоение социальных санкций...»

«Рабочая программа дисциплины составлена в 2014 году в соответствии с требованиями ФГОС ВО по направлению подготовки 09.04.01 "Информатика и вычислительная техника" (уровень магистратуры) от 30.10.2014 г. № 1420. Разработчик(и): Кафедра об...»

«ДОКЛАДЫ РИСИ 9 УДК 327(5-011) ББК 66.4(533) Российский институт стратегических исследований предлагает вниманию читателей доклад, подготовленный экспертами Центра Азии и Ближнего Востока во главе с заместителем руководителя А. В. Глазовой*. Среди авторов доклада – кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник В. И. Иваненко**; докто...»

«УДК 93/99:37.01:2 РАСШИРЕНИЕ ЗНАНИЙ О РЕЛИГИИ В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ РСФСР – РОССИИ В КОНЦЕ 1980-Х – 2000-Е ГГ. © 2015 О. В. Пигорева1, З. Д. Ильина2 канд. ист. наук, доц. кафедры истории государств...»

«© 1994 г. В.И.ЧУПРОВ СОЦИОЛОГИЯ МОЛОДЕЖИ НА РУБЕЖЕ СВОЕГО ТРИДЦАТИЛЕТИЯ ЧУПРОВ Владимир Ильич — кандидат философских наук, руководитель Центра социологии молодежи Института социально-политических исследо...»

«©1993 г. Г.Г. СИЛЛАСТЕ КОНВЕРСИЯ: СОЦИОГЕНДЕРНЫЙ АСПЕКТ СИЛЛАСТЕ Галина Георгиевна — доктор философских наук, профессор социологии Российской академии управления, президент Международной ассоциации "Женщины и развитие". Постоянный автор нашего журнала. Конверс...»

«В. И. Голдин 1917 год в России: поиски объективного осмысления События, которые потрясли Россию и мир 80 лет назад, и сегодня не оставля­ ют большинство из наших сограждан, и прежде всего историков и политологов, общественных деятелей и политиков, равнод...»

«РЕВОЛЮЦИЯ ДЛИНОЙ В 74 ГОДА: ИСТОРИКО-ПРАВОВОЙ ВЗГЛЯД Д.А. Осипов, преподаватель Нижегородского института управления филиала РАНХиГС при Президенте РФ. События октябрьской революции 1917 года представляют интерес не только с исторической точки зр...»

«Министерство культуры Россиийской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Северо-Кавказский государственный институт искусств Кафедра ОГСЭД Рабочая программа дисциплины "История зарубежной лит...»

«Отчет о действиях по предварительному расследованию (2016 г.) 14 ноября 2016 г. УКРАИНА История процесса 146. Дело "Ситуация в Украине" является объектом предварительного расследования с 25 а...»

«А. В. Белова ДЕВИЧЕСТВО РОССИЙСКОЙ ДВОРЯНКИ XVIII — СЕРЕДИНЫ XIX ВЕКА: ТЕЛЕСНОСТЬ, СЕКСУАЛЬНОСТЬ, ГЕНДЕРНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ1 Целью данной статьи является этногендерное исследование одного из этапов жизненного цикла российских дворянок — девичества — в контексте актуальных научных...»

«Югославия в XX веке: очерки политической истории, 2011, К. В Никифоров, 5916741219, 9785916741216, Индрик, 2011 Опубликовано: 27th May 2009 Югославия в XX веке: очерки политической истории СКАЧАТЬ http://bit.ly/1ch6UKz Центральная Европа в поисках новой региональной идентичности, Юрий Степанович Новопашин, 2000, Europe, East...»

«ЦЕРКОВЬ БОГОСЛОВИЕ ИСТОРИЯ Материалы II Всероссийской научно-богословской конференции (Екатеринбург, 12 февраля 2014 г.) Православная религиозная организация — учреждение высшего профессионального религио...»

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Владимирский государственный университет Л.В. КИРИЛЛОВА, С.А. КАЛИНИЧЕВА ИСТОРИЯ ВЛАДИМИРСКОГО КРАЯ В ДАТАХ (1917 – 1941 гг.) Справочник Владимир 2009 УДК 93 (470.31...»

«ВЕСТН. МОСК. УН-ТА. СЕР. 14. ПСИХОЛОГИЯ. 2010. № 3 ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ, ЭМПИРИЧЕСКИЕ, ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ Д. Б. Богоявленская ОДареннОсть: Ответ через пОлтОра стОлетия В статье подчеркивается необх...»

«© 1998 г. И.А. ВАСИЛЬЕВ ЕГОР СТРОЕВ И ДРУГИЕ. ВАСИЛЬЕВ Игорь Аркадьевич кандидат философских наук, руководитель Независимого центра социально-политологических исследований Совет Федерации верхняя палата парламента России организм жизнедеятельный и довольно мобильный. Ротации в нем про...»







 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.