WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

«Е.С. Узякова АНАЛИЗ И ПРОГНОЗИРОВАНИЕ ЗАНЯТОСТИ И ЗАТРАТ ТРУДА В РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКЕ Исходный тезис статьи состоит в том, что официальная статистика занятости не отражает действительную ...»

ТРУД И ЗАНЯТОСТЬ

Е.С. Узякова

АНАЛИЗ И ПРОГНОЗИРОВАНИЕ ЗАНЯТОСТИ

И ЗАТРАТ ТРУДА В РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКЕ

Исходный тезис статьи состоит в том, что официальная статистика занятости не отражает действительную динамику затрат труда, в особенности в период 1991-2008 гг. Показано, что результатом искажений в измерении затрат труда являются систематические ошибки в прогнозах занятости и производительности труда. Обосновывается необходимость использования при прогнозировании концепции и показателя условной эффективной занятости.

Уровень и динамика занятости в сложный период развития российской экономики (1991-2008 гг.) далеко не всегда адекватно отражали изменения в уровне и динамике затрат труда. В устоявшейся, стабильной экономике сохраняется соответствие динамики занятости и динамики затрат труда. Однако в экономике, подвергшейся мощным трансформационным процессам, когда в условиях ломки сложившихся взаимодействий кардинальным образом меняются характер мотиваций, структура и динамика спроса на продукцию и услуги, а также ценовые пропорции, неизбежно возникает иная аллокация, и тогда уровень использования трудовых ресурсов не соответствует потребности экономической системы в затратах труда. Следствием этого является не только безработица, но и неполная занятость, которая по своим масштабам может многократно превышать размеры официальной безработицы. В условиях неполной занятости, получившей массовое распространение в РФ в 1990-е годы, официальная статистика занятости, на наш взгляд, не могла служить основой для корректного измерения динамики затрат труда и соответственно для исчисления производительности труда. Действительный уровень неполной занятости и неэффективного использования труда в тот период существенно превышал все официальные оценки.



Проблемы измерения занятости и затрат труда чрезвычайно важны, в том числе в ретроспективе и в прогнозировании, для анализа эффективности производства и расчетов производительности труда. Очевидно, что результаты и сама возможность прогнозирования занятости и затрат труда непосредственным образом определяются качеством используемой статистики.

Статистика занятости периода трансформации российской экономики в 1991-2008 гг.

представляет собой весьма специфический феномен, несущий на себе печать сложнейших процессов эпохи перемен. В связи с этим необходимо как минимум понимать ее особенности и недостатки и стремиться к созданию статистической базы, адекватно описывающей суть измеряемых явлений. Для этого следует выявить меру искажающего воздействия тех статистических данных, которые до настоящего времени используются как в анализе, так и в прогнозировании занятости и производительности труда в РФ.

В этой связи приведем некоторые комментарии к понятиям занятости и затрат труда, а также способам их измерения.

Занятость измеряется номинальной численностью работников на дату (неделю обследования) либо средней численностью за период. При этом могут использоваться как прямые данные предприятий, так и обследования населения и другие источники информации1.

Данные органов исполнительной власти, корректировки и экспертные оценки занятости (как в формальном, так и в неформальном секторе), которые не охватываются при проведении обследований населения [1].

Анализ и прогнозирование занятости и затрат труда в экономике РФ Затраты труда измеряются рабочим временем, а также могут учитывать интенсивность труда.

Здесь также возможно использование данных прямых обследований организаций, обследований населения по проблемам занятости, других источников информации2.

Агрегированные показатели занятости и затрат труда формируются в результате обработки и интеграции данных, полученных из разных источников.

Если интенсивность труда и затраты рабочего времени не изменяются, то, очевидно, затраты труда и занятость имеют сходную динамику.

Все эти известные и достаточно общие соображения весьма существенны для рассматриваемого периода.

С началом реформ 1990-х годов сфера трудовых отношений в РФ изменилась кардинальным образом. Помимо безработицы на рынке труда появились такие формы занятости, как неполная и вторичная занятость (совместительство), распространенной стала неформальная занятость3, в том числе в связи с использованием труда мигрантов из-за рубежа. Такие формы трудовых отношений зачастую не были оформлены, что существенно осложняло возможность их учета официальной статистикой. В этой связи показатели занятости, публикуемые официальной статистикой, становились все менее корректными в части отражения затрат труда как в 1990-е, так и в последующие годы.

Таким образом, возникла необходимость введения в существовавшую систему статистического учета и экономических измерений комплекса показателей, которые бы более точнее отражали затраты труда в экономике.

С 2004 г. Росстатом проводится усовершенствование методики измерения затрат труда. Смысл нового подхода состоит в том, чтобы на основе имеющихся статистических измерений оценить совокупные затраты труда. Основными для расчета показателей затрат труда в указанной методике являются данные о затратах рабочего времени не только на основной работе, но и на второй и последующих работах, а также связанные с производством продукции для собственного использования.

Согласно статистике Росстата за 2009-2013 гг. [2] рабочие места по производству продукции для собственного использования сосредоточены преимущественно в сельском хозяйстве, охоте и рыболовстве (около 99% в 2008-2012 гг.). При этом в структуре рабочих мест в сельском и лесном хозяйстве большую часть (около 70% в 2008-2012 гг.) составляют рабочие места по производству продукции для собственного использования, 10% – рабочие места в организациях, 19,5% – рабочие места в сфере ПБЮЛ и фермерских хозяйствах. Другими словами, в сельском и лесном хозяйствах более 70% рабочих мест сосредоточено в домашних хозяйствах. Такой вид работ классифицируется как производство продукции для собственного использования.

В этой связи следует отметить, что границы сферы производства в системе национальных счетов (СНС) включают, в том числе, «деятельность домашних хозяйств по производству продукции сельского хозяйства, лесного хозяйства, охоты, рыболовства и ее переработке, независимо от того, произведены товары для себя или на продажу» [3]. Таким образом, «собственное использование» продукции, произведенной в домашних хозяйствах, в методологии Росстата предполагает как потребление данной продукции внутри домашних хозяйств, так и реализацию некоторой ее части на рынке.

Количество фактически отработанного времени за год на рабочих местах по производству товаров и услуг в экономике РФ, согласно данным Росстата [2], составило 150288 млн. чел.-час в 2012 г., в том числе: в организациях – 97764 млн. чел.-час (65% суммарной величины), в сфере предпринимательской деятельности без образования юридического лица, фермерских хозяйствах (включая рабочие места наемных работников) – 34511 млн. чел.-час (около 23%); в производстве продукции для собственного использования – 18013 млн. чел.-час (около 12%).

Поскольку оценка затрат труда, помимо измерения в человеко-часах, осуществляется Росстатом также в эквиваленте полной занятости (количество рабочих мест из расчета полного рабочего дня), удобно анализировать данные о затратах труда с использованием именно этого показателя, так как его размерДанные налоговых органов, органов, регистрирующих лицензионную деятельность на транспорте, специальных обследований предпринимательской деятельности без образования юридического лица, а также ЕГРПО [1].

Под неформальной занятостью здесь понимается занятость (трудовые отношения), не оформленная официально и скрытая от официальной статистики.

Е.С. Узякова ность совпадает с размерностью показателя занятости в балансе трудовых ресурсов. Фактически эквивалент полной занятости – это оценка количества занятых (при полной 40-часовой неделе – 1920 час. в год), соответствующая полученным оценкам затрат труда в человеко-часах.

Затраты труда в эквиваленте полной занятости – условный расчетный показатель, не имеющий прямого отношения к балансу трудовых ресурсов. Численность занятых в балансе трудовых ресурсов – это часть населения, которая непосредственно занята в процессе производства товаров и услуг. Балансовая оценка численности занятых характеризует число работников на основной работе без повторного, и тем более многократного, учета одного и того же работника. Главная особенность и назначение показателя затрат труда в эквиваленте полной занятости состоит в том, чтобы максимально адекватно оценить именно затраты труда.





Разработанную Росстатом оценку совокупных затрат труда в эквиваленте полной занятости можно рассматривать как один из подходов к формированию динамики действительных затрат труда. Однако сложности использования этого показателя в расчетах обусловлены в том числе отсутствием официальных статистических данных до 2005 г. В этой связи возникает необходимость в получении ретроспективных показателей затрат труда расчетным способом.

Кратко опишем алгоритм оценки совокупных затрат труда в эквиваленте полной занятости по видам работ в ретроспективный период с 1995 по 2004 г.

Данные о количестве отработанного рабочего времени на основной (или единственной) работе с 1995 г. были получены на основе динамики распределения численности занятых в экономике по фактической продолжительности рабочей недели на основной работе [2].

Данные о количестве отработанного рабочего времени на дополнительной работе и в производстве продукции в домашних хозяйствах в период с 1999 по 2004 г. были реконструированы на основе динамики соответствующих показателей, полученных по результатам обследований населения по проблемам занятости [4]. В период с 1995 по 1999 г. значения показателей были получены методом экстраполяции.

Для оценки количества часов, отработанных в домашних хозяйствах по производству продукции для собственного потребления в период с 2005 по 2012 г. использовалась методология, предложенная в [5], в период с 1995 по 2004 г. – официальная статистика с досчетом отсутствовших данных.

Затраты труда в эквиваленте полной занятости по данным табл. 1 стабильно выше среднегодовой численности занятых, что определяется различиями в методологии учета и расчета показателей. Это обусловлено тем, что, во-первых, в балансе трудовых ресурсов фактически отсутствует учет вторичной занятости. Во-вторых, согласно методологическим рекомендациям Росстата по расчетам совокупных затрат труда, «при классификации населения по экономической активности, лица, не имеющие оплачиваемой работы или доходного занятия и занятые только производством в домашнем хозяйстве продукции, предназначенной для собственного конечного использования, не включаются в категорию занятого населения» [3]. Таким образом, для корректного сопоставления этих показателей необходимо из значений затрат труда в эквиваленте полной занятости вычесть затраты во вторичной занятости, а также ту часть затрат труда в эквиваленте полной занятости в домашних хозяйствах, которая не связана с реализацией продукции на рынке.

В результате проведенных расчетов были получены скорректированные оценки затрат труда в эквиваленте полной занятости, которые, как представляется, вполне сопоставимы с показателем среднегодовой численности занятых в балансе трудовых ресурсов (см. табл. 2 и рис. 1). Как видно на рис. 1, не только уровень, но главное, динамика показателя среднегодовой численности занятых и скорректированного показателя затрат труда в эквиваленте полной занятости существенно различаются.

Скорректированный показатель затрат труда в эквиваленте полной занятости в 1995-1998 гг. снижается быстрее, чем показатель среднегодовой численности занятых, а после 1998 г. растет быстрее, чем показатель занятости, представленный в балансе трудовых ресурсов.

Анализ и прогнозирование занятости и затрат труда в экономике РФ

–  –  –

Этот результат является принципиальным, поскольку подтверждает высказанную нами ранее гипотезу о существенно более значимом сокращении затрат труда в период экономического спада 1991-1998 гг. и более быстром росте затрат труда в период восстановительного роста 1999-2008 гг. [6]. Если сопоставить балансовую численность занятых и затраты труда этих же работников, то в период восстановительного роста экономики они будут еще выше: в 2012 г. их соотношение со среднегодовой занятостью равнялось 109,6%.

Общий вывод о необходимости существенной коррекции оценок затрат труда, а также направления их изменений применительно к показателю среднегодовой численности занятых сходны. В то же время количественные оценки масштаба сокращения затрат труда в период радикальных рыночных реформ и скорости наращивания затрат труда в 1999-2008 гг., представленные нами в [6] в рамках обоснования концепции условной эффективной занятости4, существенно более значимые, чем получаемые в рамках использования статистики затрат труда и соответствующей методики Росстата.

Главная причина этих различий состоит в том, что самая крупная составляющая официальных измерений затрат труда – «затраты труда в организациях» – опирается на достаточно формальные способы учета. Во-первых, в статистику отработанного рабочего времени (согласно методологии расчета [1]) входит время простоя на рабочем месте не по вине работника.

Это означает, что в 1990-е годы большая часть фактически отработанного рабочего времени носила номинальный характер, поскольку число простоев на рабочем месте не по вине работника было значительным. Во-вторых, в фактически отработанное рабочее время включается время для перерывов в работе или для отдыха, которое также может чрезвычайно возрасти в условиях нестабильности процесса производства. В-третьих, в ходе интеграции данных об отработанном рабочем времени, полученных из разных источников, возможна погрешность, а в отдельных обследованиях или опросах – определенная доля субъективности и неточности информации.

В статье [6] был использован термин «эффективная занятость». Однако в дальнейшем мы пришли к выводу, что более корректным является термин «условная эффективная занятость».

Анализ и прогнозирование занятости и затрат труда в экономике РФ Фактически статистика затрат труда, оцененная Росстатом, в лучшем случае пытается измерить длительность приложения трудовых усилий, но даже здесь эти измерения весьма далеки от совершенства. Реальный хронометраж времени, затраченного на ту или иную работу, практически нигде не ведется, за исключением отдельных специальных обследований, в которых преимущественно фиксируются лишь время прихода и ухода с работы, а также время остановок производства. Однако если производства не остановлены и затрат труда не хронометрируют, оценить реальные затраты труда крайне сложно. Особенно это затруднено в условиях экономических неурядиц, не говоря уже о глубочайших кризисах, связанных с ломкой социальной системы, как это было в России в начале 1990-х годов.

Таким образом, единственный значимый фактор затрат труда, который может быть учтен в рамках такого рода измерений, это полная или частичная приостановка деятельности предприятия (например, уменьшение или увеличение сменности).

Мы полагаем, что различия в динамике скорректированного показателя затрат труда в эквиваленте полной занятости и показателя среднегодовой численности занятых определяются именно этим фактором. Вместе с тем понятно, что главная причина сокращения затрат труда в период кризиса 1991-1998 гг. – снижение интенсивности производства, обусловленное ослаблением интенсивности конечного спроса.

При отсутствии прямых измерений достаточно сложно оценить действительную динамику затрат труда. Ясно, что коррекция динамики суммарных затрат труда по оценкам затрат труда в эквиваленте полной занятости, полученным Росстатом, является по сути минимальной.

В то же время в рамках методики расчета затрат труда в эквиваленте полной занятости имеется возможность сформировать индикатор, отражающий в определенной степени максимальные изменения в затратах труда. Такого рода индикатором мог бы стать индикатор, показывающий динамику спроса на труд (затраты труда.

В свою очередь в качестве индикатора спроса на труд, на наш взгляд, может использоваться динамика изменения наиболее свободной и эластичной части затрат труда). К такой высокоэластичной части предложения труда можно отнести затраты труда в рамках вторичной занятости и затраты труда в домашних хозяйствах по производству продукции на реализацию. Показатель рассчитывается как сумма количества отработанного рабочего времени на дополнительных работах и в домашних хозяйствах по производству продукции для реализации (рис. 2). Он характеризуется большей эластичностью от изменения экономической динамики и динамики спроса на труд. Так, за период с 1998 по 2008 г. значение данного показателя увеличилось на 70%. За это же время значение скорректированных затрат труда в эквиваленте полной занятости увеличилось лишь на 28%, тогда как предложенный нами показатель условной эффективной занятости [6] – на 57%. Таким образом, динамика условной эффективной занятости находится между нижней и верхней оценками роста затрат труда в 1999-2008 гг., что является еще одним важным аргументом в пользу показателя условной эффективной занятости.

В связи с задачей прогнозирования занятости и затрат труда проанализируем имеющиеся разработки – рассмотрим несколько прогнозов численности занятого населения, которые были выполнены в период с 2000 по 2005 г. различными исследовательскими коллективами на основе моделей, использующих официальную статистику занятости.

Прогноз численности занятого населения, полученный на основе моделей согласования динамики вакантных рабочих мест и рабочей силы (табл. 3) включает несколько вариантов, различающихся в зависимости от макроэкономических сценариев развития экономики РФ.

–  –  –

Для примера возьмем два варианта развития российской экономики: высокий сценарий развития, предполагающий на первоначальном этапе значительный рост инвестиционных вложений и ВВП, а далее более умеренный (вариант 1), и средний сценарий развития экономики, предполагающий стабильный рост производства и инвестиций на перспективу до 2015 г. (вариант 2). Динамика демографических факторов предполагается неизменной в обоих вариантах. Как видно из табл. 3, прогнозируемая величина занятого населения как в первом, так и во втором варианте значительно отличается от фактической: для 2010 г. погрешность прогнозных расчетов составила 5,8% (3,9 млн. чел.) и 9% (6,1 млн. чел.) соответственно. Затем рассмотрим характеАнализ и прогнозирование занятости и затрат труда в экономике РФ ристики прогноза основных показателей социально-экономического развития, выполненного в 2004 г. (табл. 4). Несоответствие прогнозируемых и действительных величин занятости в нем также оказалось значительным. Разница между расчетным и фактическим показателями за 2010 г. – 2 млн. чел., относительная погрешность – 3%.

–  –  –

Погрешность прогнозных расчетов занятости накапливается к 2008 г. и составляет 3,4%.

Рассмотренные выше прогнозы выполнены в разное время, разными специалистами, в рамках различающихся сценарных условий, с использованием различного модельного инструментария. Во всех указанных прогнозах оценка среднегодовой численности занятого населения оказалась существенно ниже фактических ее значений. Систематический характер отклонений позволяет предположить, что в их основе лежит одна причина, а именно использование одних и тех же ретроспективных данных – отчетных данных баланса трудовых ресурсов, в рамках которых, как уже отмечалось (см. [6]), формируются завышенные представления о динамике производительности труда и о возможностях сохранения ее темпов в перспективе.

Динамика занятости при анализе данных баланса трудовых ресурсов демонстрирует весьма слабую эластичность от динамики производства. В результате даже при использовании различающегося инструментария неизбежны заниженные оценки потребности в трудовых ресурсах.

Е.С. Узякова В то же время следует отметить, что прогнозирование занятости в конце 1990-х – начале 2000-х годов изначально было весьма сложной задачей. Когда после дефолта 1998 г. начался период экономического восстановления, темпы роста ВВП были очень высокими, темпы роста инвестиций достигли двузначных значений. При этом накануне, в нижней точке экономического спада уровень загрузки производственных мощностей был крайне низким, поэтому можно было ожидать быстрого наращивания производства при минимальных затратах инвестиций и привлечении дополнительных трудовых ресурсов. В значительной степени именно так все и происходило. За два (1999 и 2000) года ВВП увеличился более чем на 17%, при этом занятость (по данным баланса трудовых ресурсов) возросла только на 0,8%.

Это означает, что весь прирост производства в эти два года формально может быть объяснен увеличением производительности труда.

Однако наша интерпретация этих процессов несколько иная. Она состоит в том, что перед началом периода восстановительного роста крайне низким был не только уровень загрузки мощностей, но и уровень «загрузки» труда (по аналогии с загрузкой капитала), т.е. степень и интенсивность занятости работников на своих рабочих местах по отношению к нормальному уровню. Можно сказать, что соотношение показателя условной эффективной занятости (для 1998 г. ее оценка составляет 35,7 млн. чел.) и показателя номинальной занятости по балансу трудовых ресурсов, представляет собой определенную оценку загрузки труда в целом по экономике. Для 1998 г. уровень загрузки оценивается в 56%, т.е. приблизительно как уровень загрузки производственных мощностей, что неудивительно, имея в виду содержание и способ расчета показателя условной эффективной занятости.

Начало экономического роста в 1999 г. ознаменовало собой увеличение затрат труда, причем, по нашему глубокому убеждению, незначительное увеличение занятости, которое наблюдалось в тот период, совершенно не отражало действительного увеличения затрат труда. То, что наблюдалось в части эффективности использования труда в 1999-2000 гг., это не столько рост производительности труда, сколько количественный рост затрат труда за счет повышения его интенсивности.

Графически происходившее в сфере использования труда и эффективности использования труда показано на рис. 3, 4.

% 6% 5% 4% 3% 2% 1%

–  –  –

Рис. 3. Среднегодовой темп прироста занятости (-----) и производительности труда (–––) по данным официальной статистики Росстата В рамках традиционного подхода и статистики баланса трудовых ресурсов почти 90% дополнительной потребности в труде в период восстановительного Анализ и прогнозирование занятости и затрат труда в экономике РФ экономического роста 1999-2008 гг. было обеспечено за счет роста производительности, в то время как в рамках концепции условной эффективной занятости более 70% дополнительной потребности в труде в этот период было компенсировано ростом затрат труда и только менее 30% – ростом его производительности. Иными словами, из 6,3% среднегодового прироста валового выпуска в 1999-2008 гг. в рамках первого подхода было обеспечено 5,6 проц. п. за счет роста производительности труда и 0,7 проц. п. за счет роста занятости; в рамках второго подхода соответственно 1,6 проц. п. и 4,7 проц. п.

–  –  –

Рис. 4. Среднегодовой темп прироста показателя условной эффективной занятости (----) и производительности условной эффективной занятости (–––) Концепция условной эффективной занятости исходит из того, что технологический прогресс осуществляется непрерывно, тем самым объективно производительность труда условной эффективной занятости не может снижаться при уровне инвестиций, обеспечивающем компенсацию масштабов выбытия капитала5.

Динамика производительности труда зависит от объема инвестиций и степени обновления капитала в экономике. В этой связи необходимо обратить внимание на то, что указанная динамика, рассчитанная на основе показателя условной эффективной занятости (строка 5 табл.

6) имеет устойчивую эластичность и высокую корреляцию с нормой накопления (R2 = 0,99). Более высокий рост производительности труда (в терминах условной эффективной занятости) в советский период (2,7% в год) в решающей степени был обусловлен существенно более высокой нормой накопления, которая составляла в последнее десятилетие того периода около 33%. При этом, как видим, динамика показателя производительности труда, полученного на основе официальной статистики занятости, такой устойчивой связью с нормой накопления не обладает (строка 4 табл. 6, R2 = 0,18).

С точки зрения прогнозирования такого ключевого показателя баланса трудовых ресурсов, как среднегодовая численность занятых, принципиальной является оценка того, в какой мере начавшийся в конце 1990-х годов экономический рост и увеличение спроса на труд (затрат труда) вели к повышению его интенсивности, а в какой – к росту номинальной численности. Это соотношение было различным для разных лет рассматриваемого периода, и именно данное обстоятельство предопределяло сложности прогнозирования занятости.

В силу достаточно низкого уровня выбытия основных производственных фондов в российской экономике объем инвестиций даже в период кризисного спада, как правило, превышал масштабы выбытия капитала.

Е.С. Узякова

–  –  –

Динамика и соотношение производительности труда, рассчитанной на основе официальной статистики и показателя условной эффективной занятости, и нормы накопления*

–  –  –

Очевидно, что чем ниже уровень загрузки труда, тем больше возможность удовлетворить потребность в дополнительных затратах труда за счет повышения интенсивности (уровня загрузки) наличных трудовых ресурсов. В свою очередь, чем ближе уровень загрузки труда к нормальному, тем больший вклад в обеспечение дополнительного спроса на труд должно вносить увеличение численности занятых.

Наиболее актуальным в настоящее время является вопрос о том, как может сложиться динамика затрат труда и динамика его производительности в ближайшем и отдаленном будущем. В конечном счете именно от этих параметров будет зависеть дальнейшая динамика российской экономики. В этой связи нам представляется продуктивным сопоставление концепции и расчетных значений показателя условной эффективной занятости с балансовой численностью занятых. Фактически значения показателя условной эффективной занятости отличаются от значений занятости в балансе трудовых ресурсов на величину снижения интенсивности использования последних в связи с факторами, обусловливающими снижение спроса на труд. Кроме того, поскольку условная эффективная занятость «замкнута» на характеристиках производства, она не учитывает занятости, связанной с обслуживанием резервных мощностей.

В упрощенных расчетах можно исходить из того, что средний нормальный уровень загрузки производственных мощностей в рыночной экономике составляет 85%6. Применительно к советскому периоду нами была принята упрощенная гипотеза о 100-процентной загрузке мощностей.

Приведем общий расчетный баланс, учитывающий принятые гипотезы эффективности использования труда, названный нами балансом условной эффективной занятости (табл. 7).

Графически для периода 1980-2012 гг. состав и структура баланса условной эффективной занятости выглядят следующим образом (рис. 5).

Поскольку уровень загрузки производственных мощностей в экономике США за период с 1991 по 2014 г.

составлял в среднем 79,3% (расчеты автора по [10; 11]), можно утверждать, что в своих расчетах в рамках данного исследования мы предполагаем даже более интенсивную загрузку мощностей. И, соответственно, принимаем гипотезу о несколько заниженной величине занятости, связанной с обслуживанием резервной мощности производства.

Анализ и прогнозирование занятости и затрат труда в экономике РФ

–  –  –

Рис. 5. Составляющие баланса условной эффективной занятости:

потенциал роста затрат труда нормальной интенсивности; расчетная занятость на резервных мощностях; условная эффективная занятость Из представленных данных видно, что с учетом занятых на резервных мощностях в период 1999-2008 гг. была задействована подавляющая часть потенциала роста затрат труда в РФ. Поскольку потенциал роста затрат труда ограничен (2,4 млн. чел. в 2012 г.), уровень и динамика экономического развития в перспективе будут определяться способностью экономики компенсировать недостаток трудовых ресурсов.

Таким образом, можно сделать следующие выводы.

Официальная статистика занятости не отражает действительной динамики затрат труда, особенно в период 1991-2008 гг. Разработанная Росстатом в 2004 г.

оценка совокупных затрат труда в эквиваленте полной занятости является одним из подходов к формированию динамики действительных затрат труда. Однако особенности методики расчета этого показателя не позволяют рассматривать его как оценку действительных затрат труда в ретроспективе.

Е.С. Узякова Использование ретроспективных рядов занятости для целей прогнозирования в тех случаях, когда они не отражают динамики реальных затрат труда, приводит к получению заниженных оценок потребности в трудовых ресурсах в перспективе.

При прогнозировании занятости в условиях, аналогичных условиям 1991-2008 гг., целесообразно использование показателя условной эффективной занятости, который учитывает влияние технологических изменений и в большей степени отражает реальные затраты труда в экономике разных периодов.

В настоящее время российская экономика выходит на реальные ограничения роста затрат труда со стороны его предложения. Единственным источником роста производства остается увеличение производительности труда.

При текущей невысокой норме накопления, а также отсутствии внятной структурно-инвестиционной политики трудно рассчитывать на рост производительности труда выше 1,5-2% в год. Замедление экономического роста, которое наблюдается в последние годы, в значительной степени обусловлено ограничениями по трудовым ресурсам: невозможностью увеличения количества затрачиваемого труда и наращивания его качества и эффективности.

Литература

1. Методологические положения по статистике. Вып. 4. М.: Госкомстат России, 2003.

2. Труд и занятость в России. Ежегодный стат. сб. М.: Росстат, 2001-2013 гг.

3. Методологические рекомендации по расчетам совокупных затрат труда по производству товаров и услуг на всех видах работ и показателя производительности труда по видам экономической деятельности в соответствии с ОКВЭД. Росстат. 12 февраля 2005. http:/ www.consultant.ru

4. Федеральная служба государственной статистики. Оф. сайт. http://www.gks.ru

5. Кузьмин В.В., Кузнецов С.Г., Мухина И.И., Мисюряев С.Г. Моделирование и инструментальные средства прогнозирования отработанного рабочего времени. Научные труды ИНП РАН. М.: МАКС Пресс, 2012.

6. Узякова Е.С., Узяков М.Н. Занятость и эффективная занятость в российской экономике // Проблемы прогнозирования. 2011. № 6.

7. Коровкин A.Г. Динамика занятости и рынка труда. Вопросы макроэкономического анализа и прогнозирования. М.: МАКС Пресс, 2001.

8. Кузьмин С.А. Занятость населения России на период до 2015 г. (Прогноз) // Проблемы прогнозирования.

2004. № 3.

9. Министерство экономического развития РФ.

http://www.economy.gov.ru/wps/wcm/connect/economylib4/mer/activity/sections/macro/prognoz/doc111287433 2531_1

10. Federal Reserve Bank of St. Louis. http://research.stlouisfed.org/fred2/series/TCU/#

11. Федеральная резервная система. Оф. сайт. http://www.federalreserve.gov/releases/g17/current/table0.htm



Похожие работы:

«БЕЛИКОВ Евгений Геннадьевич ПРОБЛЕМЫ ФИНАНСОВО-ПРАВОВОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КАК СОЦИАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВА 12.00.04 – финансовое право; налоговое право; бюджетное право АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук Саратов –...»

«"Итоговый междисциплинарный экзамен" является частью цикла Б.6. "Итоговая государственная аттестация". Программа разработана в соответствии с федеральным государственным образовательным стандартом по направлению 080100.62 Экономика Разработчик: Бармина Е.А., к.э.н., доцент кафедры менеджмента Вятского социально-эконо...»

«UNITED NATIONS ECONOMIC COMMISSION FOR EUROPE COMMISSION CONOMIQUE DES NATIONS UNIES POUR L'EUROPE ЕВРОПЕЙСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ КОМИССИЯ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ Convention on the Transboundary Effects of Industrial Accidents as amended on 19 March 2008 Convention sur les effets transf...»

«Автор теста: Нурсеитова Р.А. Название теста: Страхование Предназначено для студентов специальности :Финансы, 3 курс, 4 г.о.; 2 курс, 3 г.о. о/о Количество кредитов: 3 Система экономических отношений, где объектом купли-п...»

«"Узкое горло" стратегии NBIC-конвергенции А.А. Денисов Опубликовано: "Экономические стратегии" № 7, 2009 Финансовый, а теперь уже и системный кризис капитализма, так называемый "особый период в мировых финансах", не только сметает все устои привычного общес...»

«рынке, под низкие ставки на длительный срок является выпуск еврооблигаций. Для примера, Республика Беларусь в 2010 году успешно осуществила размещение еврооблигаций на сумму $1 млрд., что позволило не только профинансировать...»

«"АЦК-Бюджетный учет" Руководство администратора системы Листов 92 © 2016 ООО "Бюджетные и финансовые технологии" СОДЕРЖАНИЕ Введение Ведение списка пользователей 2.1 Добавление нового пользователя 2.2 Копирование пользователя 2.3 Установка пароля 2.4 У...»

«МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ КИНО И ТЕЛЕВИДЕНИЯ" И...»

«Конференция "Взаимодействие бизнеса и власти в целях обеспечения роста и управления глобальными рисками" 19 марта 2014 г. Материалы к выступлению Д.М. Якобашвили на тему "Вызовы и возможности трансграничной миграции"1. Общие масштабы трансграничной миграции, в том ч...»

«Сеть по борьбе с коррупцией для стран с переходной экономикой Директорат ОЭСР по финансам и предпринимательству 2, rue Andr Pascal F-75775 Paris Cedex 16 (France) Тел.: (+33-1) 45249106, факс: (+33-1) 44306307 Эл. почта: Anti-Corruption.N...»








 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.