WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования ...»

-- [ Страница 1 ] --

ISSN 1814-5361

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

ВЕСТНИК

РОССИЙСКОГО

ГОСУДАРСТВЕННОГО

ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО

УНИВЕРСИТЕТА

НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ

№ 1 (28) Москва 2009 www.rsute.ru Редколлегия Главный редактор С.Н. Бабурин Зам. главного редактора О.Э. Башина Члены редколлегии: Г.Я. Резго – к.т.н., профессор П.А. Шевцов – к.п.н.

Редакционный совет:

Л.И. Абалкин Э.С. Набиуллина П.П. Бородин Г.В. Осипов Н.И. Балуев Т.Н. Парамонова С.Б. Бугинский Г.А. Рокецкая Ф.М. Бурлацкий Ю.П. Сентюрин В.Г. Бурмистров В.П. Симчева С.С. Воскресенский Л.К. Слиска В.В. Геращенко С.В. Степашин Л.Н. Глебова К.З. Терех Т.А. Голикова А.П. Торшин Г.О. Греф А.Д. Урсул В.А. Зубков Е.А. Фёдоров А.Е. Карпов Б.В. Христенко А.Д. Киримов Ф.И. Шамхалов Коэн Стивен В.П. Шиманский В.И. Малышков Д.М. Якунин Т.А. Мансуров А.И. Ярочкин Борислав Милошевич УЧРЕДИТЕЛЬ — Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российский государственный торговоэкономический университет»

(125993, г. Москва, ул. Смольная, 36) Издание зарегистрировано Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ № 77-15845 от 07 июля 2004 г.

Подписной индекс в каталоге Роспечать 84388 © Российский государственный торгово-экономический университет, 2009.

СОДЕРЖАНИЕ

ВЫСТУПЛЕНИЯ НА ПЛЕНАРНОМ ЗАСЕДАНИИ МЕЖДУНАРОДНОЙ

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ

«ЦЕННОСТИ И ИНТЕРЕСЫ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА»

(Октябрь 2008 года) Германович Г.В.

К вопросу о научно-идеологическом и правовом обеспечении деятельности потребительской кооперации …………………………………….……6 Когай Р.И.

Тенденции и особенности развития потребительского рынка товаров и услуг в условиях финансового кризиса ………………………….10 Симчера В.М.

Инфляционные контрасты в России (об экспериментальных расчетах и законодательных применениях дифференцированных индексов инфляции для бедных, зажиточных и богатых слоев населения России) …………………………………………………………………….14

ЭКОНОМИКА

Войлов В.П.

Опыт государственного регулирования внешней торговли России: историко-экономический экскурс ………………………………………….…22 Городецкая М.И.

Элементы диагностики бухгалтерского учета договора коммерческой концессии в туризме ………………………………………..………28 Илюхина Н.А., Иванеева Е.В.

Методика управленческого учета затрат и калькулирования себестоимости продукции ……………………………………………………………33 Коновалова М.Е.

Научно-технический прогресс как структурообразующий фактор воспроизводственного процесса ……………………………….……………38 Красильникова М.С.

Современные тенденции развития международного лизинга в России …………………………………………………………………………...…..45 Кувшинов М.С.

Формирование рейтинговых оценок инвестиционной привлекательности предприятий ………………………………………………….....50 Лебедева А.Н.

Графический анализ мирового валютного рынка Forex ………………………...…60 Лури С.А.

Планирование использования рыбных биоресурсов в аквакультурных сообществах …………………………………………...…………69 Маринцев Д.А.

Системно-функциональная теория фирмы как основа обеспечения микроэкономической надежности хозяйствующих субъектов ……..74 Маслова Д.В.

Учетная политика организации как инструмент налогового учета и планирования …………………………………………………………..…….78 Милованова А.В.

Факторы и пути повышения эффективности диверсификации производства в Российской экономике …………………………………………..….84 Прохорова А.И.

Исследование теоретических аспектов понятия «Конкурентоспособность предприятия» ………………………………………..…..88 Савицкая Л.С.

Налогообложение операций с ценными бумагами ……………………………..…..96 Филинов В.П.

Роль корпоративной собственности в рыночной экономике России ……………………………………………………………..……..101 Ярных Э.А.

Статистический анализ потребительского потенциала рынка товаров и услуг …………………………………………………….…………….…..105

ТОРГОВЛЯ

Агеев А.О.

Современные тенденции транспортных международных услуг в международной торговле ……………………………..………………...….115 Ферапонтова Т.О.

Внешняя торговля Украины вооружением и проблемы военно-технического сотрудничества …………………………………….……….119

МЕНЕДЖМЕНТ И МАРКЕТИНГ

Волкова М.Н.

Показатели использования труда, необходимые для определения качества управления ………………………………………………….126 Урумова Ф.М., Сизых Н.В.

Особенности оценки эффективности управления предприятием гостиничного бизнеса …………………………………………………………….…131

ОБЩЕСТВО, ПРАВО И ГОСУДАРСТВО

Балашова Т.Н.

О некоторых проблемах правового обеспечения учета миграционных процессов в Российской Федерации ………………………….….136 Булатецкий О.Ю.

Борьба кандидатов московской и польской ориентаций в Киевской православной митрополии (1631-1633 гг.) …………………….….…140 Матненко А.С.

Социально-экономическое планирование и бюджетный процесс: проблемы соотношения (историко-правовой аспект)…………………..149 Метелев С.Е., Бучакова М.А.

Экологический аудит: теоретические и практические проблемы ……………..…153 Нардина О.В.

Приоритетные задачи государства и гражданского общества в борьбе с идеологическими установками терроризма ……………………….…..158 Сазонникова Е. В.

Конституционно-правовое регулирование творчества в Российской Федерации ……………………………………………………………162 Токар Е.Я.

Об использовании конструкции гражданско-правового представительства в отношениях публично-правового характера со странами СНГ ………..…………………………………………….…………..…166 Abstracts ……………………………………………………………………..……….172 Требования к оформлению рукописей для опубликования в научном журнале «Вестник РГТЭУ» ………….……………………………...….178 Как подписаться на наш журнал …………………………..………………..……..180 ВЕСТНИК РГТЭУ № 1(28)

ВЫСТУПЛЕНИЯ НА ПЛЕНАРНОМ ЗАСЕДАНИИ

МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ

«ЦЕННОСТИ И ИНТЕРЕСЫ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА»

(Октябрь 2008 года)

–  –  –

К ВОПРОСУ О НАУЧНО-ИДЕОЛОГИЧЕСКОМ

И ПРАВОВОМ ОБЕСПЕЧЕНИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

ПОТРЕБИТЕЛЬСКОЙ КООПЕРАЦИИ

Признание кооперации в качестве одного из важнейших и активных факторов жизнеобеспечения людей определяется ее успешной практической деятельностью на протяжении более, чем 150-летнего периода новейшей истории человечества. За это время она стала серьезной международной общественно-движущей и производительной силой. Ее всемирный авторитет и статус наиболее полно воплотился в деятельности Международного кооперативного альянса (МКА), который существует с 1895 года и объединяет по последним статистическим данным 225 национальных, региональных и ассоциированных организаций с числом членов-пайщиков порядка 800 млн человек. За это время выработалась система цивилизационных, правовых и экономических взглядов и идей, в рамках которых осознается и оценивается роль, определяется место кооперации в социальноэкономической деятельности общества.

Ядром идеологии кооперативного движения является подвижная система взаимосвязанных и взаимодействующих между собой кооперативных ценностей и принципов. Отвечая на вызовы динамично изменяющихся и усложняющихся современных экономических отношений, кооперативная идеология непрерывно развивается и совершенствуется, опираясь на научные разработки, ведущиеся как под эгидой МКА, так и национальными кооперативными организациями.

В этой связи исследование влияния научных инновационных достижений (прежде всего в сфере экономики и технологий сервиса) на кооперативную идеологию, выявление механизмов трансформации алгоритмов научных закономерностей в конкретные постулаты и принципы двуединой социальной и экономической деятельности кооперативных организаций является актуальной и практически важной задачей. Решение этой задачи тесно связано с правовым аспектом деятельности кооперативных организаций, а также вопросами соотношения и взаимодействия кооперативной идеологии с белорусской государственной идеологией.

В работах нашего института проблема научно-идеологического и правового обеспечения деятельности потребительской кооперации проявилась и была осмыслена в процессе исследования по теме «Разработать стратегию устойчивого развития потребительской кооперации Республики Беларусь на период до 2020 г.». Однако в рамках данного исследования, в силу его многоплановости, эта проблема не могла получить и не получила должного разрешения.

Научно-исследовательская работа «Разработать Концепцию научноидеологического и правового обеспечения развития потребительской кооперации

ВЫСТУПЛЕНИЯ

Республики Беларусь» является логическим продолжением исследований НИИ Белкоопсоюза в области обеспечения устойчивого развития системы в меняющихся условиях.

Содержание понятия «научно-идеологическое и правовое обеспечение», в первом приближении, представляет собой формализованный синтез нормативной сущности взаимодействия общественных движущих сил социально-экономического развития в разнообразных процессах управления конкретными общественными организациями и субъектами рынка, в данном случае, организациями потребительской кооперации, для эффективной реализации общественных потребностей.

Круг решаемых задач на данном этапе исследования связан с разработкой научно-понятийного аппарата в качестве системообразующей его основы, рассматриваются вопросы трансформации и исторической преемственности содержания положений идеологии кооперации, ее ценностей и принципов, определяется система основных социальных ценностей и установок, идей и представлений, по которым в первую очередь достигается единство целей государственной и кооперативной идеологии.

Важное значение придается разработке схемы механизма взаимодействия элементов и положений государственной и кооперативной идеологии, а также основополагающим правовым аспектам устойчивого развития потребительской кооперации Беларуси. В этой связи критически оценивается содержание учебной программы и учебного пособия «Основы кооперативного движения» по курсу колледжей Белкоопсоюза, которые следует уточнить и дополнить.

Истоки изучаемого вопроса восходят ко времени формирования идей кооперативного движения, возникновения и становления первых кооперативов.

Как известно, духовным отцом, первым крупным идеологом и практиком кооперативного движения принято считать Роберта Оуэна. Именно по его инициативе и непосредственном участии в 1821 году в Лондоне было создано «Кооперативное экономическое общество». Большой вклад в разработку и реализацию идей кооперативного движения внесли многочисленные последователи Р.Оуэна в Англии, а также ученые и кооператоры-практики во Франции, Германии, Италии и других странах.

Важной исторической вехой, положившей начало массовому распространению жизнеспособных кооперативов, прежде всего потребительских, явилось создание в Англии в 1844 году Рочдельского потребительского общества. Успешная деятельность подобных кооперативов была обусловлена прежде всего тем, что их идеологическая основа и социальные цели были наиболее удачно, по меркам своего времени, приспособлены к сложившимся условиям во внешней экономической среде.

Начиная с конца XIX века, широкую известность в области разработки теории и практики кооперативного движения получили труды ученых России (СССР).

Среди них в первую очередь следует назвать Тугана-Барановского М.И., Кондратьева Н.В., Чаянова А.В., а также авторов более позднего времени Бланка Г.Я., Вахитова К.И., Альтшуля Г.Н., Крашенинникова А.И., Макаренко А.П.

Анализ трудов названных и других авторов, оценка результатов практической реализации содержащихся в них идей и подходов позволяет сделать два важных с методологической точки зрения вывода. Во-первых, научные исследования, определяющие научно-идеологическое и правовое обеспечение развития кооперации, имеют непрерывный характер. Это связано с тем, что кооперативные ценности и принципы, лежащие в основе идеологии и практики кооперативов, находятся в состоянии постоянной связи с меняющимися реалиями экономической и социально-политической жизни общества, в котором осуществляется деятельность кооперативов. Следовательно, научные исследования призваны своевременно ориентировать кооперативы на корректировку принципов и способов достижения ВЕСТНИК РГТЭУ № 1(28) кооперативных целей, что является естественным средством их адаптации к меняющимся условиям внешней среды. Во-вторых, научные разработки, а следовательно, и постоянное совершенствование теоретико-идеологических и правовых основ деятельности кооперативов следует вести с учетом национальных особенностей, культурно-исторических и иных традиций, так как кооперативные организации действуют в определенных культурно-хозяйственных, политических и социальных условиях и должны вписываться в окружающее их общество, чтобы выжить и развиваться. Этим объясняются значительные различия между кооперативами в разных странах мира, а также на различных этапах их общественного развития.

Значительный вклад в разработку кооперативной теории и практики внесли в последние десятилетия современные крупные исследователи кооперативного движения Мюнкнер Г.Г., Лейдлоу А.Ф., Свен Оке Бек. В их работах получили дальнейшее развитие и новейшую интерпретацию такие важные теоретикоидеологические положения, как двойственная сущность целей кооперации, ее национально-историческая и культурно-цивилизационная специфика, необходимость постоянного обновления форм и методов кооперативной деятельности.

В частности, Мюнкнер Г.Г. (Кооперативные принципы и кооперативное право. – М.: Центросоюз, 1991. – 112 с.) считает, что «основополагающая организационная структура кооперативного общества определяется его двойственной природой как социальная и экономическая единицы: объединения группы людей и предприятия… При разработке кооперативного закона большинство трудностей для законодателей вытекает из необходимости соединить между собой два различных компонента кооперативного общества…».

Положение о единстве социальной цели и экономических средств ее достижения А.Ф. Лейдлоу подкрепил словами видного экономиста Альфреда Маршалла: «Одни движения имеют высокие социальные цели, другие движения имеют широкую экономическую основу, только кооперация имеет и то, и другое» (Лейдлоу А.Ф. Кооперативы в 2000 году / А.Ф. Лейдлоу // Доклад на XXVII Конгрессе МКА в Москве. – М., 1980. – 92 с.).

Само по себе красноречиво название доклада известного шведского ученого Свен Оке Бека «Кооперативные ценности в меняющемся мире» (Свен Оке Бек.

Кооперативные ценности в меняющемся мире / Свен Оке Бек // Доклад Конгрессу МКА. Токио, 1992. – 278 с.).

Рассматривая состояние изученности вопроса, следует отметить, что с точки зрения понимания диалектики соотношения наук

и и идеологии важное методологическое значение для разработки Концепции научно-идеологического и правового обеспечения развития потребительской кооперации имеет работа КараМурзы С.Г. «Идеология и мать ее наука» (М.: Алгоритм, 2002. – 256 с.).

Одна из первых попыток пропаганды на научной основе сущности кооперативной идеологии была предпринята НИИ Белкоопсоюза при подготовке материалов для делегатов ХIV съезда потребительской кооперации Республики Беларусь (см. Развитие экономики потребительской кооперации Беларуси за 1994– 1998 гг., Минск, Белкоопсоюз, 1999 г.).

Позднее, на основе проведенных научно-исследовательских работ было подготовлено и издано учебное пособие «Основы кооперативного движения» (Лаппо Л.Л., Савинский А.И. – Мн.: Дизайн-ПРО, 2004. – 96 с.). Пособие конкретизировало ряд научно-идеологических понятий, а также отразило связь нормативно-правовой базы деятельности потребительской кооперации, определяемой национальным законодательством, с идеологией международного кооперативного движения.

Вопросы взаимосвязи кооперативной и белорусской государственной идеологии, характер влияния белорусской государственной идеологии на кооперативное движение были поставлены и рассмотрены в учебном издании «Кооперативное движение и белорусская государственная идеология» (Мн.: НИИ БелкоопсоюВЫСТУПЛЕНИЯ за, 2005. – 57 с.), которое было подготовлено авторским коллективом в составе сотрудников НИИ Белкоопсоюза Галенко Н.В., Лаппо Л.Л., Савинского А.И., Якушкина Е.А.

Практическая направленность данного исследования определяется также необходимостью разработки научно-идеологического обеспечения стратегии и тактики развития потребительской кооперации Республики Беларусь, получивших отражение в монографии В.В.Кулешова, раскрывающей практику деятельности потребкооперации и социальную направленность этой деятельности.

Теоретико-практические аспекты стратегии потребкооперации раскрывает содержание отчета о научно-исследовательской работе «Разработать стратегию устойчивого развития потребительской кооперации Республики Беларусь на период до 2020 г.». Итогами данного исследования обосновывалась постановка и название темы «Разработать Концепцию научно-идеологического и правового обеспечения потребительской кооперации Республики Беларусь».

По вопросам нормативно-идеологического обеспечения деятельности потребительской кооперации Республики Беларусь Научно-исследовательский институт Белкоопсоюза за последние три года реализовал 40 проектов внедренческого характера.

Основные стратегические направления развития потребкооперации связаны с повышением ее роли в возрождении и развитии села; обеспечением экономической эффективности в условиях рыночной конкуренции; переходом на инновационный путь модернизации и развития материально-технической базы, технологий и организации производства; диверсификацией деятельности; эффективным взаимодействием с органами государственной власти и местного самоуправления; совершенствованием работы с кадрами; укреплением социальной базы и повышением роли членов-пайщиков; активизацией идеологической работы кооперативных организаций.

Успешная реализация каждого из этих направлений предполагает необходимость разработки соответствующего научно-идеологического сопровождения решаемых задач, дальнейшего углубления и конкретизации рекомендаций и предложений, отвечающих научным критериям, что и является основным содержанием исследования.

Как отмечал выдающийся российский философ А.А. Зиновьев, идеи овладевают массами не сами по себе, не своим содержанием как таковым, а лишь постольку, поскольку существует материальный механизм, вырабатывающий эти идеи и делающий их достоянием сознания людей, (и что особо важно подчеркнуть) реализующих идеи. В более широком плане производственная и духовная деятельность есть ни что иное, как реализация идей.

В силу объективности данного положения, механизм научно-идеологического обеспечения развития потребкооперации рассматривается не только как совокупность лиц и структур, призванных заниматься, и не только профессионально, формированием научно-идеологического обеспечения. Важнейшими элементами такого механизма являются технологии осуществления идей и непосредственно связанных с ними инновационных проектов. Данное последнее положение напрямую определяет характер реализации материальных интересов субъектов общества.

Вместе с тем очень важно иметь в виду положение о том, что в механизме научно-идеологического и правового обеспечения развития потребкооперации на каждом его этапе главенствующее значение и приоритет принадлежит государственной идеологии. Следует также учитывать, что процессы координации и субординации государственной и кооперативной идеологии подчиняются законам взаимодействия, то есть, чем адекватнее государство учитывает и способствует реализации общественно признанной социальной функции субъектов общества, тем весомее аргументы в утверждении легитимности государства.

ВЕСТНИК РГТЭУ № 1(28) Повседневная деятельность организаций потребительской кооперации, реализация ее социальной функции направлена на решение задач, выдвинутых третьим Всебелорусским народным собранием. На первый план собрание поставило кардинальное улучшение качества жизни людей. Среди приоритетных задач белорусского государства указана и задача создания нормативно-правовой базы под все стратегические направления. «Высокое качество законодательства – критерий цивилизованности государства».

Изучение состояния правового обеспечения развития потребительской кооперации показало, что правовые аспекты, являясь важнейшим элементом научно-идеологического обеспечения, представляют достаточно обширную научную проблему.

Таким образом, как вытекает из проведенного исследования на его первоначальном этапе и формализации полученных результатов в виде Рабочей программы, разработка и реализация Концепции научно-идеологического и правового обеспечения деятельности потребительской кооперации должна отвечать ряду критериев, прежде всего способствовать достижению целей стратегии устойчивого развития потребительской кооперации Республики Беларусь.

И последнее. Как свидетельствует изученный опыт работы Центросоюза Российской Федерации и Московского регионального союза потребительской кооперации, стратегически важное значение имеет современная постановка и решение вопроса статуса собственности в потребительской кооперации. Эти союзы считают, что в потребительской кооперации как общественно-хозяйственной системе объединяющей основой является собственность самой системы, проявляющаяся как консолидированная собственность от первоначальной частной собственности поколений членов-пайщиков. В этой связи, разумеется, было бы правильным и необходимым провести разграничение понятий собственности, определив собственность потребительской кооперации в качестве самостоятельной формы. Она должна быть равноправной формой собственности наряду с остальными, в том числе, государственной и частной. Предпринимаются соответствующие шаги для внесения изменений в законодательство Российской Федерации.

Данная проблема актуальна и для дальнейшего устойчивого развития потребительской кооперации Беларуси.

–  –  –

ТЕНДЕНЦИИ И ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ ПОТРЕБИТЕЛЬСКОГО

РЫНКА ТОВАРОВ И УСЛУГ В УСЛОВИЯХ ФИНАНСОВОГО КРИЗИСА

В конце ХХ века на рынке отечественного продовольственного ритейла произошли большие концептуальные изменения. В России все большую популярность приобретают заграничные форматы: супермаркеты, гипермаркеты, дискаунтеры. Причем, чаще всего предприятия зарубежного формата открываются на месте советских гастрономов и универсамов.

В новостройках предприятия продовольственной торговли преимущественно размещаются в больших торгово-развлекательных комплексах. Как правило, эти предприятия внедряют западную технологию торговли – оснащение современным торговым оборудованием, создание уютного интерьера с максимальными

ВЫСТУПЛЕНИЯ

удобствами для покупателей. При этом обеспечивается самый широкий ассортимент товаров для удовлетворения запросов всех категорий потребителей. Учитывая растущий уровень материального благосостояния, формирования богатого класса потребителей, начали открываться магазины премиум класса, отличающиеся не только элитным оформлением и оснащением торговым оборудованием, но и формированием ассортимента брендовых товаров по качеству, упаковке, экологической чистоте, производством фирменной продукции по собственным рецептам и т.д. Продовольственная сеть представлена всеми форматами магазинов по их размерам, степени доступности покупателям по месту расположения, товарноценовому уровню и т.д.

В последние годы в торговле появляются новые тенденции. Наиболее заметно усилились диверсификационные процессы. Все крупные торговые сети наряду с торговлей осуществляли значительную деятельность с недвижимостью, строительством, арендой, производством, операциями с ценными бумагами и т.д.

Сформировалась четкая тенденция укрупнения розничных сетей, как за счет открытия магазинов в собственных и в арендованных помещениях, так и путем поглощения и слияния сетей. При этом смешанные форматы предприятий по размерам, ассортименту формируются в одной сети.

Выход в непрофильный товарный, ценовой сегмент характерен для таких крупных ритейлов как «Перекресток», «Седьмой континент» и др.

Отличительная особенность последнего времени – владельцы всех ритейлов ведут оценку своего бизнеса и ждут выгодных покупателей.

Отчасти на это подталкивают опасения лишиться того, что имеют. Налоговые процессы с «Арбат Престижем», «Эльдорадо», «Банана-мама» и другими возможностями заработать деньги порождают такие решения.

С другой стороны, значительные трудности ведения розничного торгового бизнеса также вызывают необходимость смены сферы деятельности. В последние годы особенно сложное положение с трудовыми ресурсами, практически все сети испытывают недостаток кадров массовых профессий. Москвичи, россияне не идут в сферу обслуживания. Работники из бывших союзных республик не имеют профессионального образования, плохо знают язык, не имеют жилья.

Действенных рычагов удержать, закрепить работников массовых профессий практически нет, переходят из-за зарплат из одной сети в другую.

Средний управленческий персонал также не закрепляется, уходит в другие сферы, где значительно выше доход (страховые, риэлтерские, банковские, розница банковских продуктов) и т.д.

Появились условия уйти в более безопасный и высокодоходный бизнес или вложение капитала в недвижимость (корпоративные фонды), пифы, страхование или другие схемы, снижающие налогообложение.

Все достигнутые результаты продолжали бы развиваться и укрепляться уже наработанными путями и приемами за счет системы дешевого кредитования. Бизнес, особенно сетевой, набирал кредиты, потому что это было выгодно и экономически оправданно. Однако скорость и объемы роста были чрезмерными. Об этом Центральный Банк России вполне официально напоминал всем заемщикам без исключения. Но призывы к финансовому благоразумию оказались безуспешными, так как механизм этого процесса не находил адекватного решения и замены.

На фоне разразившегося финансового кризиса США, требований западных банков о возврате кредитов наши банки и бизнес не находят резервов закрыть возникшие проблемы. В результате резко нарастают новые негативные тенденции и особенности развития экономики, усиливаются инфляционные процессы, безработица, явления обнищания, банкротство, разорения, спад производства и др.

На этом фоне население пытается оценивать причины кризиса, называя их главные признаки, – по мнению россиян, выявленном ВЦИОМом, – это высокая ВЕСТНИК РГТЭУ № 1(28) инфляция (23%) и снижение уровня жизни населения. Далее следует безработица, банковский кризис, нестабильность курса валют и др.

При этом потребительский рынок усиливает негативные тенденции развития:

опережающий рост продовольственной торговли по сравнению с непродовольственной торговлей. Соответственно, перекосы в потреблении товаров и услуг населением. Как известно, чем ниже относительная доля расходов на продукты питания в общих затратах населения, тем выше его материальное благополучие.

Так, наиболее обеспеченными Минсельхоз США считает жителей Сингапура, Великобритании, ОАЭ, где доля расходов на еду составляет 10% от семейных расходов; в Пакистане, Индонезии – 45%, Азербайджане – 50%. К этому близка и Россия, в которой одна треть расходов приходится на питание.

Опережающими темпами растет уровень розничных цен на продовольственные товары в силу разных причин. Но главной из них можно назвать низкий уровень отечественного сельскохозяйственного и животноводческого производства.

Глубока зависимость рынка от импорта, который во многом определяет уровень цены на аграрную, в частности, на мясную продукцию. Два года назад Евросоюз отменил дотацию на мясо экспортерам, – соответственно, выросли цены и у нас. По многим продуктам питания Россия является импортозависимой. Так, по-прежнему она является лидирующим импортером сыра, на импортные сыры приходится 30% рынка в объеме и более 45% в стоимостном выражении. Аналогичные примеры можно привести и по другим продуктам питания.

Кризисные условия вынуждают ритейлеров принимать меры на снижение затрат на ведение бизнеса. В этом направлении принимаются как известные общие меры по сокращению работников управленческого персонала, оптимизации торговых процессов, так и другие. К примеру, Х5 Retail Group и «Магнит» сокращают ассортимент. «Х5 Retail Group планирует существенное сокращение ассортимента», – рассказал главный исполнительный директор компании Лев Хасис.

Как пишут «Ведомости», в магазинах сети «Перекресток» количество товарных позиций сократится вдвое, с 20 тыс., до 10 тыс., сети «Пятерочка» – с 5 тыс. до 3,5 тыс. позиций. «Это позволит сократить издержки и бороться с ростом цен: чем меньше товарных позиций в торговой точке, тем ниже себестоимость обработки товаров и выше производительность», – объясняет Хасис, отмечая, что с полок уйдут товары, одинаковые по категории, качеству и цене.

Снизила ассортимент и компания «Магнит», сократив количество товарных позиций с 3,5 тыс. в начале года до 3,4 тыс. к середине. «У компании не было необходимости держать на полке, к примеру, пять видов пельменей по одинаковой цене и качеству», – поясняет руководство.

Одним из факторов роста цен является слабо развитая оптовая торговля, которая могла бы влиять на стабильное обеспечение торговли рациональным ассортиментом товаров. А что сейчас происходит? Ритейлеры увеличили отсрочку платежей не менее, чем на 30 дней, оказывая финансовое давление на производителей и поставщиков, что, безусловно, отразилось на росте цен. Поставщики массово подают иски к сетям, например, к «Мосмарт», на сумму более 35 млн руб., «Самохвалу» – 26 исков на 53,4 млн руб., «Гроссмарт» – 300 млн руб.

Доходность ритейлеров снижается и от невостребованности или необходимости уменьшения арендных ставок на площади помещений, которые предназначены под аренду. Во многих торговых комплексах освобождаются помещения, арендаторы закрывают свои направления деятельности, несмотря на самый высокий по обороту месяц предновогодней продажи, который по отдельным товарным группам и видам услуг давал 3-5- месячный оборот. При этом в сложные условия попали прежде всего дорогие и элитные объекты. Не спасает также и раскрученность бренда товара или услуги как сетевого, так и одиночного бизнеса. Так, известная сеть бутиков «Дольче Вита» вынуждена признать, что катастрофическая

ВЫСТУПЛЕНИЯ

ситуация, стремительно развивающаяся во всех мировых экономиках в последние несколько месяцев, а также очевидность ее однозначного ухудшения в ближайшие полгода не позволяют ей продолжить торговлю не только на прежних, но и на близких к ним условиях аренды.

Резкое падение объемов продаж не только в предыдущие месяцы, но и даже в такой традиционно сильный для розничной торговли месяц, как декабрь, вот объективная реальность сегодняшнего дня. Практически, данный ход событий можно отнести к форс-мажору, который должны пережить бизнес и государство.

Сравнительный анализ показателей товарооборота за 6 месяцев 2007 и 2008 год показал: снижение оборота с июня по ноябрь 2008 года по отношению к такому же периоду 2007 составляет приблизительно 30%, а за период с 1 по 7 декабря – 35%, соответственно.

На рынке растет задолженность производителей и дистрибьютеров; нестабильность ассортимента и ухудшение качества, рост цен, и т.д. возможность рефинансирования низка, стоимость бизнеса снижается и приближается к величине долга.

В целом ускорится процесс поглощения сильными слабых, и в итоге – монополизация розничной торговли. Вследствие этого могут очень резко и на длительный период усилиться негативные последствия: рост цен, ухудшение качества товаров и услуг, снижение уровня культуры обслуживания населения и т.д.

На непродовольственном рынке непомерно развивалась торговля в кредит.

Оплата покупателями пластиковыми дебетовыми и кредитовыми картами, расчет по ним в последнее время затруднительны.

Получив в начале 2000 года доступ к дешевым западным деньгам, банки начали наращивать потребительские кредиты. Объем кредитов явно превышал возможность их своевременного погашения, что приводит к двухсторонней ситуации.

С одной стороны, не могут рассчитаться кредиторы, с другой стороны, – банки не получают возвратов и не имеют возможности реализовать заложенное имущество для их покрытия.

Сформировавшееся в последние годы поведение потребителя среднего класса выражалось в определенном наборе ценностей (автомобиль, квартира, дача или загородный дом, брендовый гардероб, изысканные развлечения, отдых, «нескромное питание», красное мясо (70%) в мясном рационе, которое в 2-3 раза дороже птицы. Как правило, приобретения осуществлялись за счет потребительских кредитов.

И все это без твердой основы роста денежных доходов, что приводит к неумению вести потребительский баланс доходов и расходов, расточительно относиться ко всему.

Несмотря на принимаемые правительством антикризисные меры, ситуация в реальном секторе становится все более напряженной, так как финансовый кризис перерастает в экономический и охватывает все отрасли народного хозяйства.

В этих условиях нужно совместное понимание и решение проблем противостояния кризису, а именно, бизнесу, власти и населению.

ВЕСТНИК РГТЭУ № 1(28)

–  –  –

ИНФЛЯЦИОННЫЕ КОНТРАСТЫ В РОССИИ

(об экспериментальных расчетах и законодательных применениях дифференцированных индексов инфляции для бедных, зажиточных и богатых слоев населения России) Инфляция – это обесценение денег и далее покупательной способности и платежеспособного спроса населения, происходящее в силу роста цен и тарифов на товары, услуги и капиталы, равно как и в силу еще целого десятка других серьезных причин (гонки вооружений, коррупции, нерациональных расходов и потерь, упущенных выгод, падения производительности труда и, главное, роста издержек производства).

Инфляция как чисто оценочная субстанция и производная величина измеряется (может измеряться) только опосредованно – методом дефлятирования текущих денежных масс, находящихся в обращении, на соответствующие индексы цен и тарифов, определяемых как отношение их агрегатных уровней отчетного и базисного периодов по одному и тому же кругу одноименных товаров, услуг и капиталов. Сравнение цен производится по утвержденным Росстатом (Постановление № 110 от 30.12.2005 г.) Методологическим положениям по наблюдению за потребительскими ценами на товары и услуги и расчетам индексов потребительских цен (168 с.). Инфляция при таких измерениях определяется косвенно как обратная величина, которая по модулю будет всегда меньше прироста соответствующих индексов цен.

Прямых расчетов и закона об инфляции, регламентирующего корректировку ключевых социальных и экономических показателей в связи с ее изменением, в России нет и никогда не было, что исключает возможность регулирования заработной платы и других доходов населения, в частности, пособий и пенсий, на объективно обоснованной, справедливой и правовой основе.

Согласно действующим методологическим правилам в России производятся расчеты 470 отдельных индексов потребительских цен на основе 560-ти наблюдаемых товаров-представителей, позволяющих измерять инфляцию по соответствующему множеству позиций.

За пределами этого множества инфляция в России, впрочем, как и в других странах мира, не фиксируется, что открывает возможность искажения (как правило, занижения) ее подлинных масштабов. Немаловажное значение имеет и то, что инфляция в России измеряется в отрыве от девальвации или ревальвации валют, котировок ценных бумаг и банковских ставок, что в контексте нынешней экономической жизни также существенно искажает ее адекватные общие оценки.

Кроме косвенного измерения инфляции, на потребительском рынке в России (опять-таки только косвенным путем) определяют уровни инфляции на отдельно взятых рынках производителей, валютных и фондовых рынках, которые характеризуются, как правило, разноскоростным и разнонаправленным ее изменением, что объективно порождает необходимость нахождения ее интеграла. В России в качестве такого интеграла используют обычно индекс-дефлятор ВВП, что, конечно, во многих случаях не соответствует действительности, и в принципе должно расцениваться как неадекватное и, следовательно, неприемлемое решение.

Вот в каком неоднородном и некоррелируемом режиме представляются оценки инфляции на отдельно взятых рынках в современной России.

ВЫСТУПЛЕНИЯ

–  –  –

В результате господства контрастной инфляции в современной России, вопреки широко декларируемой социально ориентированной ценовой политике, бедные в устойчивом режиме становятся еще беднее, а богатые, соответственно, – еще богаче.

Контрастная инфляция, предполагающая дифференцированный анализ обесценения денежных доходов разных слоев населения, определяется путем наблюдения, сравнения и раздельного исчисления индексов цен на стандартные (представительные) наборы товаров и услуг, приобретаемые преимущественно бедными и, соответственно, зажиточными и богатыми слоями населения.

Для получения приемлемых дифференцированных оценок контрастной инфляции нами в рамках малых выборок по данным за 1998–2007 годы наблюдалось изменение цен по 28-ми видам типичных товаров и услуг, приобретаемых в России в основном бедными слоями населения, 33 – зажиточными и 27 – богатыми слоями, а в рамках нормальных выборок, соответственно, по 117, 103 и 90 видам.

По отдельно взятым группам фиксировались месячные и годовые колебания соответствующих цен и далее (в том же формате) – соответствующие сдвиги удельных весов отдельно взятых товаров в общих наборах.

Данные малых выборок и полученные на их основе оперативные расчетные оценки верифицировались оценками, получаемыми на основе данных нормальных выборок, которые принимались как основополагающие.

В результате проведенных расчетов по наблюдаемым слоям населения были получены следующие дифференцированные оценки инфляции.

В целом, за 10 лет (1998–2007 гг.) цены на товары и услуги для бедных в России возросли в 3,8 раза, для зажиточных в 3,1 раза, для богатых в 2,1 раза.

Таким образом, обнищание из-за инфляции бедных составило 73,7%, потери зажиточных 67,7%, а богатых всего лишь 52,4%. Следовательно, бедные потеряли много больше, чем богатые.

За 8 полноценных лет правления В.В. Путина (2000–2007 гг.) цены на товары для самых бедных (первая группа населения с доходами в 2007 году до 2000 руб. в месяц на одного человека; 1,0% общего объема доходов и 2,6% общей численности населения) увеличились в 2,6 раза (12,4% прироста в год), соответственно, для зажиточных в 2,3 раза (11,0% прироста в год), а для богатых всего 2,1 раза (прирост 9,7% в год).

В результате – инфляция, то есть деньги бедных в указанные восемь лет обесценились на целых 61,5% (по 13% в год), тогда как деньги зажиточных на 52,4% (по 11,2% в год), а богатых всего на 47,4% (всего по 8,8% в год).

Инфляционные контрасты и происходящие в России на их почве процессы обнищания бедных особо усилились в 2007–2008 годах.

Однако приведенная нами общая картина, в том виде, как это изображают на ней представленные усредненные данные, обозначающие лишь общий тренд в изменениях, не дает подлинного представления об общих масштабах и глубине инфляции бедных. Она скорее обвораживающе сглаживает, чем обнажает и, слеВЫСТУПЛЕНИЯ довательно, адекватно отражает истинное положение дел. А между тем в оценке этих масштабов и глубине их отрывов от усредненных значений как раз и заключается вся суть дела.

Особый оптический обман при этом несут приведенные инфляционные индикаторы обесценения доходов самых бедных, фиксирующие на первый взгляд для неискушенных как бы низы инфляции, ее своеобразное социальное дно.

В действительности все на самом деле обстоит иначе. На поверку оказывается, что динамика цен на всем рассматриваемом временном отрезке, и особенно в 2007–2008 годы, именно по тому конкретному набору товаров и услуг, которые приобретают самые бедные (а в этом составе, как известно, преобладали, преобладают и сегодня, маргинальные, низкокачественные, неходовые, залежалые, просроченные, а то и вовсе бросовые товары), едва ли не в разы ниже динамики цен по наборам тех товаров и услуг, которые приобретают не самые бедные слои населения, в частности, бедные слои со среднедушевыми доходами до 6,0 тыс. руб. в месяц, на долю которых в 2007 году приходилось 25,8% общей численности населения, и определенные группы средних слоев с доходами от 6,1 до 10,0 тыс. руб., соответствующая доля которых в том же году составляла 25,9% общей численности населения.

Изложенное положение наглядно подтверждают приведенные ниже данные.

–  –  –

Расчеты, произведенные на основе приведенных данных показывают, что общий рост цен для бедных и средних слоев населения в 2007 году превысил 141,7%.

Аналогичный индекс цен для самых бедных в том же году равнялся 115,6%.

Разница в индексах как раз и составляет ту искомую величину реального занижения инфляции в России, которая должна рассматриваться в качестве исходного основания для реализации законодательных инициатив и дифференцированной корректировки денежных доходов, пенсий и пособий различных слоев населени, с учетом разнонаправлено меняющихся индексов инфляции.

Добавим, что с учетом фиксируемого в России на постоянной основе снижения качества производимых и приобретаемых товаров и услуг, ухудшения структуры и ограничения их взаимозаменяемости, затрагивающих в первую очередь права и интересы бедных и средних слоев населения, указанную разницу следует расценивать как минимальный уровень занижения инфляции и законодательных притязаний на корректировку денежных доходов населения в связи с его изменением в Российской Федерации.

Игнорируя такую постановку вопроса, в России сегодня, как и во все прошлые времена, через механизм инфляции решалась (продолжает решаться и теперь) как раз прямо противоположная задача – задача урезания доходов и тем самым наказания бедных.

Понятно, что в результате такого наказания причастных бедных и своеобразного поощрения непричастных богатых разрывы между бедными и богатыми, особенно экстремальными их группами, в России на рассматриваемом отрезке времени отнюдь не сокращались, а продолжали расти. И такой контрастно направленный рост инфляции выступал едва ли не главным фактом увеличения этих разрывов и на поверку представлял не что иное, как разгул сущей инфляционной чехарды.

*** В результате проведенного нами исследования установлено, что в России наиболее высокими и быстрыми темпами растут цены на товары и услуги массового спроса, главными потребителями которых опять таки являются бедные.

Происходит это не случайно, а в силу действия закона массового спроса и предложения, в соответствии с которым (по Хиксу), с увеличением цен склонность к росту спроса повышается, поскольку у потребителя возникает опасение возможного дальнейшего их цепного повышения, а с понижением цен, напротив, – спрос понижается, поскольку потребитель в этих условиях ожидает возможного их еще большего снижения в будущем. Цены и тарифы на товары умеренного спроса, в силу тех же двух упомянутых выше законов, растут медленнее, а цены на товары и услуги элитного спроса стангируют, а то и вовсе склонны к понижению (вспомним устраиваемые в мире на непрерывной основе грандиозные акции-распродажи).

В качестве обобщающего положения установлено, что в современном мире как явление существуют отдельные когорты товаров (далее магазинов, семей, юридических лиц и еще далее всего прочего) для бедных, соответственно зажиточных и богатых, что быстро усваивается, не исчезает и никогда не путается соответствующими классами потребителей, и ненавязчиво приобретает формы скрытой сегрегации.

В располагаемых нами аналитических табличных материалах приводятся развернутые данные, иллюстрирующие изложение положения. При этом не исключается, а скорее предполагается, что одни и те же товары, например, мясо, овощи, хлеб или крупы, но разных качеств, будут попадать в списки всех или почти всех категорий потребителей.

На основе располагаемых нами аналитических данных установлено, что в России наиболее высокими темпами растет инфляция бедных из-за роста цен на

ВЫСТУПЛЕНИЯ

услуги, затем цен на продовольственные товары и только в последнюю очередь цен на непродовольственные товары.

Далее в аналитическом режиме установлено, что высокие темпы инфляции бедных, умеренные у зажиточных и заниженные у богатых сопровождаются нарастающим увеличением разрывов между ними, наиболее крупным полем которых являются платные услуги, затем продовольственные товары и только после этого, как и в предыдущем случае, – непродовольственные товары. При этом характерно, что в рамках услуг наиболее быстрыми темпами растут цены и тарифы на жилищнокоммунальные, грузовые, транспортные, образовательные и санитарно-оздоровительные услуги, доля которых ныне в общем объеме всех услуг наибольшая, а наиболее низкими темпами – услуги пассажирского транспорта и бытовые услуги.

В свою очередь лидером среди жилищно-коммунальных услуг являются услуги по эксплуатации, отоплению, водо- и электроснабжению домов, а среди бытовых услуг – ремонтные и ритуальные услуги.

Характерно, что сегодня не только для бедных, но и ряда категорий средних слоев населения многие из этих видов публичных услуг оказываются недоступны, а для маргиналов уже давно и в принципе недоступны. А потому не случайно, а закономерно, что в России, равно как и во многих других странах мира ныне на новой волне появляется рост услуг, оказываемых на взаимозаменяемой основе населением самим себе, объемы которых по ряду видов (например, приготовлению обедов, перевозкам, стирке или ремонту), как и в далеком прошлом превышают объемы одноименных публичных услуг.

Впрочем, в условиях повального роста дороговизны указанная тенденция в последние годы стала прослеживаться и в отношении многих видов продовольственных и даже целого ряда непродовольственных товаров, доля которых в России ныне превышает треть общего объема их потребления.

Наконец, установлено, что среди продовольственных (в меньшей мере также отдельных непродовольственных товаров) опережающими темпами растут ножницы цен на товары, приобретаемые бедными, и значительно меньшими темпами – ножницы цен на продовольствие, приобретаемое зажиточными и богатыми слоями населения. Особенно наглядно указанная тенденция проявляется ныне на примере потребления лекарств, так называемый дорогостой которых вот уже целых три года будоражит практически всю страну и подспудно перерастает в едва ли не общенациональную проблему.

Аномальным, не имеющим разумных объяснений, продолжает оставаться рост цен на рынке жилья, включая вторичное, доступ на который сегодня по этой причине становится закрытым уже не только для бедных, но и значительной части зажиточных слоев населения.

Показательным фактом дифференцированных аналитических оценок инфляции в России является то, что в стране за наблюдаемые 1998–2007 годы не было зарегистрировано практически ни одного случая относительно устойчивого снижения цен, что указывает на исчезновение в нашей практике дефляции как феномена экономической жизни и коренным образом отличает ее от того типа стран (например, Японии), где такой феномен не только возможен, но и является устойчивой нормой современного экономического развития и жизни.

Изложенные принципы и примеры экспериментальных расчетов дифференцированных индексов инфляции рекомендуется использовать при подготовке инициируемого авторами законодательного акта Российской Федерации, предусматривающего в обязательном порядке фиксирование контрастной инфляции на регулярной основе и последующую корректировку доходов, пенсий и пособий бедных в соответствии с ее фиксируемыми фактическими значениями.

Надо себе четко представлять, что без принятия и применения такого закона бедные в России, как огромная масса людей, по-прежнему будут оставаться в ВЕСТНИК РГТЭУ № 1(28) убытке, а нынешняя корректировка их доходов, пенсий и пособий по усредненным индексам инфляции, выдаваемая нашим официозом как инструмент компенсации их инфляционных убытков, – формальной и во многом тщетной и притворной. А потому надо определенно не сомневаться, что при сохранении существующего порядка бедные в России по-прежнему будут становиться еще беднее, а богатые еще богаче.

Что делать в первую очередь практически? Надо научиться считать убытки, причиняемые инфляцией бедным, и в законодательном порядке требовать их компенсации. Компенсации в полном объеме, в том числе и прежде всего той урезанной их части, которая сегодня путем занижения истинных масштабов инфляции у бедных попросту воруется.

Только расчеты, которые понадобятся для реализации предлагаемого закона, смогут показать нашим властям ту истинную цену вопроса, которую в прошлом безропотно платили (продолжают платить и теперь) наши пенсионеры, инвалиды и бедные семьи за свою доверчивость и беззащитность.

Без реализации соответствующих законодательных инициатив изложенные суждения и предлагаемые расчеты будут по-прежнему оставаться невостребованными, а невооруженные ими наши бедные люди – не только обездоленными, но и обманутыми и поруганными.

В бедности, как утверждал классик, есть своя правда. Бедность, как известно, наши люди готовы терпеть долго. Обман и поругание – нет. Пусть они и будут прибраны в самые нарядные слова и красивые посулы.

С инфляционной чехардой в России пора кончать!

*** А что творится с инфляцией в текущем 2008 году? Из-за отсутствия закрепленной законодательно внятной ценовой политики инфляционная чехарда в России продолжается. Учет социальной инфляции игнорируется, социально незащищенные нищие и полунищие слои населения продолжают платить больше, а получать меньше, богатые – богатеть, морозостойкая демагогия псевдодемократов – крепчать. Опять таки судить следует по репрезентативным цифрам и фактам, а не досужим мнениям о них. Вот, о чем объективно свидетельствуют такие цифры и факты.

Для большинства населения России, которое свыше 70% своих доходов тратит на продукты питания и товары первой необходимости, инфляция в первом полугодии 2008 года, по разным оценкам зашкаливала за 20-30% (по официальным оценкам она определена в 8,5%). Как и в предыдущем 2007 году, наиболее высокими темпами при этом повышались цены на продукты массового потребления.

Особо ударными темпами росли цены на продовольствие и тарифы на услуги: на 26,1% подорожали услуги железнодорожного транспорта, на 18% тарифы на услуги ЖКХ, на 11,8% проезд в метро и на 13,3% проезд в наземном транспорте, с 13,8 до 26,4 тыс. руб. за тонну поднялась цена на солярку.

В Москве за шесть месяцев цены на макаронные изделия выросли на целых 29%, подсолнечное масло – на 21, майонез – на 15, муку и крупы – на 14, хлеб и хлебобулочные изделия – на 13%.

Стоимость минимального набора продуктов питания, входящих в потребительскую корзину мужчины трудоспособного возраста, выросла на 20,8% и летом 2008 года равнялась 2439 руб. 62 коп., а общий минимальный продовольственный набор подорожал на все 20% при официальном фиксировании инфляции в Москве за первое полугодие 2008 года на уровне 12%.

Где выход? Нужна системная программа борьбы с ростом цен, предусматривающая в первоочередном порядке:

ВЫСТУПЛЕНИЯ

– введение государственного контроля над ценообразованием на важнейшие продукты питания и тарифы на потребительские услуги;

– проведение на регулярной основе независимых дифференцированных расчетов социальных индексов и инфляции, фиксирующих рост стоимости минимального набора продуктов питания, входящих в потребительскую корзину нищих и малообеспеченных слоев населения;

– принятие закона о социальной инфляции и дифференцированной ежемесячной корректировке пенсий, заработной платы бюджетников и доходов нищих и малообеспеченных слоев населения с учетом роста этого индекса;

– оказание реальной поддержки сельскому хозяйству, пищевой и другим отраслям обрабатывающей промышленности и коммунального хозяйства по обеспечению снижения издержек производства и цен на продовольствие и другие товары и услуги первой необходимости.

Инфляционной чехарде в России законодательно должен быть положен конец!

ВЕСТНИК РГТЭУ № 1(28)

ЭКОНОМИКА

–  –  –

ОПЫТ ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ВНЕШНЕЙ

ТОРГОВЛИ РОССИИ: ИСТОРИКО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ЭКСКУРС

Статья посвящена вопросам государственного регулирования внешней торговли России за период со второй половины XVII века по настоящее время. На основе проведенного историко-экономического анализа предпринята попытка выявить позитивные аспекты характерной для истории внешней торговли нашей страны политики протекционизма и вместе с тем определить допустимые границы вмешательства государства в эту сферу экономики. Итогом статьи является вывод о необходимости усиления государственного регулирования внешней торговли России с учетом ее длительного исторического опыта и специфических условий. Статья может быть использована: в курсах экономической теории, истории экономики, мировой экономики; при написании научных студенческих рефератов и выполнении диссертационных исследований по данной проблематике.

Ключевые слова: государственное регулирование, политика протекционизма, меркантилизм, тарифные методы, административные методы, монополия внешней торговли, конкурентные преимущества, диверсификация внешней торговли.

В богатой практике применения различных моделей механизма функционирования внешнеэкономических связей в разных странах и в различные периоды их истории можно выделить три типа этого механизма: протекционизм, либерализм и различные сочетания той и другой политики. Со времен распространения идей меркантилизма в странах с рыночной экономикой мы не находим примеры как абсолютно полной свободы предпринимателей в их внешнеэкономической деятельности, так и стопроцентного всеобъемлющего принятия государством на себя осуществления этой деятельности. Повсюду наблюдается стремление найти модель определенного соотношения рыночных и государственных регуляторов внешнеэкономической деятельности.

Большие различия в соотношении рыночных и государственных форм регулирования внешнеэкономической деятельности в разных странах в те или иные периоды их развития объясняется еще и тем, что каждая из этих форм имеет свои преимущества и недостатки. В зависимости от уровня экономического развития, от общего характера внутренней и внешней политики, одни государства отдают предпочтения стратегии либерализма, другие – стратегии протекционизма. Причем, если проследить тенденции развития внешней торговли за длительный период времени, то обнаруживается, что в одних странах политики либерализма и протекционизма циклически сменяли друг друга, иные же государства традиционно, на протяжении веков, придерживались определенного внешнеторгового курса. Типичным примером страны, где на протяжении трех столетий государство активно регулировало внешнеторговую деятельность, является Россия, а позднее Советский Союз.

ЭКОНОМИКА

До середины XVII века, всилу крайней экономической отсталости и изолированности Российского государства, внешняя торговля еще не сформировалась как особый вид хозяйственной деятельности. Закупки отечественных товаров, их вывоз за границу и ввоз в Россию иноземных изделий осуществляли иностранные купцы и мануфактурщики. Внутренние и внешние сборы и пошлины не различались, были одинаковы по размерам, по порядку и срокам взимания. Однако с принятием Торгового, а затем Новоторгового Устава в 1667 году внешнеторговые пошлины впервые вводятся как особый вид государственного налога.

Специальный раздел и приложения в Новоторговом Уставе были посвящены торговле иностранцев при ее весьма жесткой регламентации. Их торговая деятельность ограничивалась местом (пограничными городами), временем (сроками проведения ярмарок) и перечнем товаров, разрешенных к вывозу и ввозу. Иностранным купцам и мануфактурщикам запрещалось вести розничную торговлю и куплю–продажу между собой, а также во внутренних городах. С тех же иностранных купцов, которые получали в виде исключения такое право, помимо рублевой пошлины дополнительно взималась проезжая пошлина в повышенном размере – 20 ефимок с единицы провоза вместо 4. Средняя ставка внешнеторговых пошлин составляла 4-5% с выручки от продажи товаров в портах и пограничных городах и 6% рублевого сбора плюс проезжая пошлина во внутренних городах [4, с. 291-292].

Анализ первых шагов Российского государства по организации и регулированию внешней торговли выявляет одну очень характерную черту отечественной внешнеторговой политики, которая контрапунктом, то усиливаясь, то ослабевая, проходит через трехвековую историю наших внешнеэкономических связей. Речь идет об административных и экономических мерах по ограничению ввоза в страну готовых изделий и, наоборот, предоставление льгот по ввозу капитала с целью организации производства товаров внутри страны.

В ходе реформ Петра I в стране сформировалась сильно централизованная административная система управления экономикой, которая реализовала военнополитические и идеологические задачи новой Российской империи. Внешняя торговля полностью контролировалась ведущими государственными органами – Коммерц-коллегией и кабинетом канцлера. Был установлен перечень товаров, разрешенных к ввозу и вывозу.

Быстрое развитие внешней торговли России, расширение ее географии и товарной структуры привело к необходимости создания в 1724 году «Нового таможенного тарифа». С этого времени в России устанавливалось дифференцированное обложение пошлиной всех предметов, и не только импорта, но и экспорта.

Минимальными пошлинами облагался импорт товаров, необходимых для армии и новых отраслей промышленности (сукно, навигационные приборы, инструменты).

Высокими импортными пошлинами облагались предметы роскоши, пряности, вина, а также товары, могущие быть производимыми в России (полотно, парусина, оружие и боеприпасы, соль и рыба).

Не надо забывать, что даже в более развитой и приближающейся к капитализму Европе того времени в экономических взглядах и политике господствовали идеи меркантилизма, для которых характерна система прямого государственного вмешательства в экономику, протекционизм во внешней торговле и стремление иметь активный торговый баланс. Для становящейся на ноги молодой Российской империи такая внешнеэкономическая политика была наиболее подходящей.

Владельцы мануфактур, купцы и их «кумпанства» поощрялись за увеличение вывоза за границу товаров как административными мерами (повышение по государственной службе, присвоение более высоких званий по табели о рангах), так и экономическим средствами (приписание к заводам окрестных деревень, предоставление на откуп казенных монополий по производству металла, соли, дегтя, щетины и т.д.).

ВЕСТНИК РГТЭУ № 1(28) Во второй половине XVIII века происходит дальнейшее усиление протекционистского характера российской внешней торговли. В таможенном Уставе 1755 года и в протекционистском тарифе 1757 года были предусмотрены еще более жесткие административные и экономические меры государственного регулирования импорта. По всей государственной границе была создана единая система таможен; временно приостанавливался ввоз в Россию изделий из фарфора и художественного стекла, а также железа; были увеличены в среднем на 14% пошлины с внешнеторговых операций русских и иностранных купцов.

В результате этих мер в течение XVIII века объем внешней торговли увеличился в 16 раз, в том числе, экспорт – в 22 раза, а импорт – в 8,5 раз. Предметами российского экспорта были лен и полотно, железо, канаты, деготь, соль, а позднее и хлеб. Вышеназванные меры способствовали быстрому развитию отечественной металлургии, молодой стекольной и фарфоровой промышленностей. Но уже с начала XIX века политика жесткого протекционизма во внешней торговле стала давать и отрицательные результаты. Русские металлургические заводы, основанные на ручном труде крепостных мужиков и мануфактурной организации производства, существенно отстали от металлургических предприятий Англии, Франции и Германии, где уже применялись машины и свободный наемный труд. Вплоть до 70-х годов XIX века русская металлургия держалась, благодаря государственным дотациям, высоким импортным тарифам и прямым запретам на ввоз железа в страну [9, с. 56-58].

Суконные мануфактуры и фабрики, вплоть до реформы 1861 года, работали в льготном режиме государственной поддержки, получали большие государственные заказы по высоким ценам, сырье и пряжу по твердым ценам, субсидии и дотации. В результате, российское сукно так и не достигло конкурентного уровня, было дорогим и невысокого качества. Между тем хлопчатобумажная промышленность все время развивалась в естественных условиях свободной внутренней и внешней конкуренции. За период XVIII – первой половины XIX века эта отрасль осуществила первоначальное накопление капитала, первой в России совершила промышленный переворот. К 70-годам XIX века русские хлопчатобумажные ткани начали широко продаваться на мировом рыке, по объему их экспорта Россия заняла 5-е место в мире.

В период XIX – начала XX века сохраняются основные тенденции развития российской внешней торговли. Темпы ее роста по-прежнему существенно опережают аналогичные показатели промышленности и сельского хозяйства. С 1805 по 1860 год объем внешней торговли увеличился с 127 млн руб. серебром до 431 млн руб., или 3,4 раза, с 1860 по 1913 год – еще в 4 раза, и составил 2,7 млрд руб. золотом. Таким образом, за указанный общий период внешнеторговый оборот России увеличился в 13,2 раза, в том числе, экспорт – в 18,7 раза, а импорт – в 10,5 раза.

Практически все годы, за исключением военных лет, страна имела активный торговый баланс [9, с. 99-102].

Существенно изменилась и товарная структура торговли. В импорте до 70-х годов XIX века абсолютно преобладали колониальные товары, готовые изделия и предметы роскоши. Начиная с 80-х годов, ведущими товарными группами в импорте становятся шерсть, шелк-сырец, хлопок, чай, машины, аппараты и инструменты.

Из экспорта к середине XIX века исчезло железо и льняное полотно; зато одну из основных позиций начинают занимать хлопчатобумажные ткани. Ведущей статьей экспорта вплоть до Первой мировой войны были сельскохозяйственные продукты, прежде всего, хлеб.

Внешняя торговля России на протяжении XVIII – начала XIX века была наиболее динамично развивающейся отраслью экономики. Причиной этого, по нашему мнению, являются не столько экономические предпосылки, в том числе развитие промышленности, сельского хозяйства и транспорта, сколько продуманЭКОНОМИКА ная целенаправленная политика государственной поддержки и регулирования внешней торговли, и прежде всего, – сильный протекционизм. В конце XIX века национальный, защитительный характер этой политики еще более усилился.

Выдающимся теоретиком и практиком политики государственного регулирования внешней торговли был крупный хозяйственный и политический деятель – министр финансов и затем глава Кабинета министров – С.Ю. Витте. В своих произведениях и практической деятельности он решительно проводит курс на усиление защиты отечественной промышленности, привлечение в страну иностранного капитала, опять-таки для развития промышленности и транспорта, заключение выгодных для России торговых договоров. В 1891 году был введен новый протекционистский импортный тариф, в котором средние ставки импортных пошлин были увеличены на 17%. При этом был резко расширен диапазон между наиболее высокими ставками на предметы роскоши и готовые изделия и низками ставками на сырье, полуфабрикаты, машины и оборудование. Существенно увеличен перечень товаров, запрещённых к ввозу; впервые в России были введены квоты на импорт металла и металлоизделий, химических продуктов, паровозов и др. Цель этой непопулярной, но прогрессивной для экономики России того времени политики, чётко сформулирована в следующем замечании С.Ю. Витте: «Создание своей собственной промышленности – это и есть та коренная не только экономическая, но и политическая задача, которая составляет краеугольное основание нашей протекционистской системы» [1, с. 22].

Благодаря регулярному положительному сальдо внешней торговли, а также привлечению в Россию иностранных правительственных займов в золотых слитках в сумме 890 млн руб., к концу 90-х годов Госбанк России накопил солидный запас в сумме 2095 млн руб., что приблизительно равнялось стоимости находящихся в обращении бумажных и кредитных денег. На этой основе в 1897 году была проведена денежная реформа. Началась чеканка и выпуск золотых монет достоинством 1 руб. и 10 руб. (червонец с содержанием золота 7,7 г). Был обеспечен свободный обмен рубля и червонца на бумажные деньги и обратно. В 1903 году была осуществлена девальвация рубля с понижением его золотого содержания на 12,5%. Безусловно, это была вынужденная мера, вызванная ухудшением экономического и платежного состояния страны, в частности, промышленным кризисом 1900–1903 годов. Однако девальвация способствовала удешевлению российских товаров на мировом рынке и увеличению темпов роста её экспорта.

В первые годы после октябрьской революции среди руководителей коммунистической партии государства обнаружились разные концептуальные подходы по вопросу о методах проведения государственной монополии внешней торговли. Убедившись в бесперспективности жесткой централизации внешнеэкономической деятельности, многие руководители экономики – Н. Бухарин, Ю. Пятаков, Л. Красин, Н. Сокольников и др. – предлагали перейти от методов прямого регулирования, сложившихся в годы «военного коммунизма», к самостоятельной внешнеэкономической деятельности трестов и синдикатов, так, как это начали делать в сфере внутренней экономики. Контроль и регулирование государства в этой области предлагалось осуществлять экономическими методами: через таможенные пошлины, налоги, дифференцированные ставки за кредит и нормы хозяйственного законодательства.

Тем не менее, верх взяла линия В.И. Ленина на неукоснительное проведение внешнеторговой и валютной монополии государства. Аргументы Ленина в пользу такой монополии сводились вкратце к следующему: внешняя торговля, как и внутренняя, есть переходная временная мера на пути к социализму; это своеобразная форма классовой борьбы, продолжение войны с мировой буржуазией, но только мирными экономическими средствами. Поэтому «ни о какой серьезной таможенной политике сейчас, в эпоху империализма, не может быть и речи, кроме системы монополии внешней торговли» [3, Т. 36, с. 183]. 17 марта 1922 года преВЕСТНИК РГТЭУ № 1(28) зидиум ВЦИК РСФСР принял постановление «О внешней торговле», в котором была закреплена позиция Ленина.

В конкретных исторических условиях того времени концентрация экспортных ресурсов и валюты в руках государства, централизованное распределение импортных товаров вначале дали определенный эффект. Начиная с 1921 года, идет неуклонный рост объема внешней торговли. Если за период 1918–1920 год весь привоз в Россию из заграницы составил 2,5 млн пудов, то в 1921 году – 50 млн пудов. Вывоз из России: 1918–1920 годы – 2,5 млн пудов, в 1921 – 11,5 млн пудов.

Оборот внешней торговли в 1922 году составил 182 млн. руб. (в ценах 1924 года).

К 1928 году он вырос в сопоставимых ценах в 4,3 раза.

К этому времени наметились первые попытки вложения в экономику страны иностранного капитала. Был принят декрет об иностранных концессиях, допускавших сдачу в долгосрочную аренду нефтяных и рудных месторождений иностранным компаниям. На начало 1924 года в России действовало 17 смешанных обществ с участием иностранного капитала. Были получены краткосрочные кредиты от банков Германии, Швеции и Чехословакии под гарантии их правительств.

Все это способствовало наращиванию объемов внешней торговли. В 1925 году внешнеторговый оборот страны впервые после 1913 года сложился с положительным сальдо в 28 млн руб.

Можно с определенной натяжкой сказать, что к концу 1920-х годов в сфере внешнеэкономических связей СССР сложились условия для постепенного послабления государственно-административных рычагов управления и перехода к самостоятельной внешнеэкономической деятельности, по крайней мере, на уровне трестов промышленных предприятий. Однако, именно в это время в партии возобладала линия на свертывание экономического механизма хозяйствования как во внутренней, так и, в особенности, в сфере внешнеэкономических связей. Синдикаты, осуществлявшие экспортно-импортные операции от имени промышленных предприятий и трестов, были преобразованы в государственные органы управления внешнеэкономической деятельностью. Сами же производители были окончательно устранены из этой сферы хозяйствования.

Постепенно в системе внешнеэкономических связей СССР сложилась абсолютно централизованная вертикальная структура управления, которая, с одной стороны, соответствовала принципам плановой социалистической экономики, а с другой стороны, отвечала политическим и идеологическим целям советского государства. К концу 80-х годов в этой сфере функционировало 46 специализированных внешнеторговых объединений, за каждым из которых была закреплена определенная номенклатура товаров и услуг: «Хлебэкспорт», «Лесэкспорт», «Техноэкспорт», «Автоэкспорт», «Металлургимпорт», «Разноимпорт», «Внешстройэкспорт», «Лицензинторг» и др. Ценой такой жесткой централизации и административного регулирования внешняя торговля СССР, в основном, за исключением первых послевоенных лет, имела активный баланс, хотя платежный баланс страны зачастую был пассивным. К концу 80-х годов отрицательные результаты командно-административной системы управления внешней торговлей настолько усугубились, что потребовались серьезные коренные преобразования, прежде всего, рыночного характера.

Реформирование экономических отношений, проводимое в стране с начала 90-х годов, не могло не отразиться на характере и сущности внешнеэкономических отношений, структуре внешнеторговых связей. Результатом этих изменений явилась демонополизация государства при осуществлении внешнеэкономической деятельности и проведении валютных операций. Все чаще субъектами внешнеторговых связей стали выступать коммерческие организации, а доля государственных предприятий во внешнеторговом обороте стала резко уменьшаться. Как следствие указанных перемен, на данном этапе наметились тенденции к снижению государЭКОНОМИКА ственного контроля, при этом отсутствовала четкая государственная стратегия развития данной сферы экономических отношений. Эти причины легли в основу создания системы государственного регулирования, подчиненной новым политическим и экономическим требованиям, определяющей цели государственной внешнеэкономической политики, методы и принципы ее реализации, функции государственных органов исполнительной власти, права и обязанности субъектов внешнеэкономических отношений.

Можно отметить, что система государственного регулирования разрушалась, а вместо нее применялись косвенные методы, не обеспечивающие необходимый государственный контроль в этой сфере. Но если в развитых странах процесс формирования и применения политики либерализма во внешней торговле длился в течение двух веков, то Россия создала чрезмерно либеральную систему менее чем за 5 лет. Однако быстрота, с которой создавалась новая система управления внешнеэкономическими связями, не могла не отразиться негативно на качестве этой важнейшей сферы экономики.

Стоящая перед Россией проблема диверсификации экономики и освоения новых научно-технологических направлений по своим масштабам и последствиям сродни периодам индустриализации России в конце ХIX века и в СССР в период 20-х–30-х годов ХХ века. Те задачи были успешно решены, во многом благодаря продуманной активной политике государства в области импорта. Как отмечалось в статье выше, более 60% стоимости импорта составляли машины, оборудование, аппараты, инструменты и знания. Естественно, на такое невыгодное строение импортной продукции по причине больших затрат и длительных сроков окупаемости частный капитал не пойдет без государственного софинансирования льгот и гарантий.

В период рыночных постсоциалистических реформ государственное регулирование импорта сократилось до уровня еще более низкого, чем в области экспорта. Национальный рынок и отечественные производители, ослабленные в годы застоя нашей экономики, оказались лицом к лицу с высококонкурентной экономикой развитых стран без поддержки государства. Товарная структура импорта становилась все более потребительской и зависимой. В 1995 году доля импорта в товарной структуре розничной торговли России составляла 54%, и лишь в последние голы этот показатель постепенно снижается, хотя по-прежнему остается очень высоким – 46% в 2007 году.

В то же время удельный вес машин и оборудования в общей стоимости импорта России в указанный период резко снижался, сократившись до 31,6% в 2000 году по сравнению с 60–70% в годы советской экономики. Начиная с 2001 года, этот показатель постепенно увеличивался, достигнув в 2007 году 51%, однако следует иметь ввиду, что значительную часть в группе импортного оборудования составляют технические средства, не предназначенные для предприятий и организаций реального сектора экономики: офисная оргтехника для контор, банков, рекламных агентств, гостиниц и других заведений непроизводственной инфраструктуры.

В последние годы под давлением указанных негативных тенденций и вопреки сопротивлению сторонников либерального курса экономики, государство постепенно пытается восстановить свои позиции в сфере внешней торговли, утраченные в период рыночных реформ. Более чем трехвековой опыт развития российской внешней торговли и приведенные в настоящей статье факты и статистические иллюстрации показывают, что характерное для истории экономики России активное государственное регулирование в еще большей мере осуществлялось в области внешнеэкономических связей. Обращает на себя внимание и тот факт, что на протяжении всей истории развития внешней торговли нашей страны периоды подъема внешнеторговой активности совпадали с периодами усиления государственного внешнеэкономического регулирования и политики протекционизма. Это, ВЕСТНИК РГТЭУ № 1(28) в свою очередь, способствовало увеличению накопления капитала и валютных резервов, что благотворно сказывалось на развитии внутренней экономики.

В ряду причин и специфических условий традиционного вмешательства российского государства в сферу внешней торговли, по нашему убеждению, имеет место объективный факт хронического отставания нашей экономики от уровня развитых стран и необходимость периодически предпринимать усилия по преодолению этого отставания. В настоящее время это коренное обстоятельство и условия, хоть и в видоизмененном качестве, сохраняются. На 80% наш экспорт, к сожалению, представлен сырьевыми товарами и энергоносителями. Их добыча и экспорт естественным образом связаны с государственным регулированием использования природных ресурсов, которые, в конечном счете, всегда и во всех странах изначально находятся в собственности и под юрисдикцией государства.

Это обстоятельство также объективно предопределяет необходимость активного государственного регулирования внешней торговли современной России. Ссылки на то, что наша экономика постепенно будет переходить на инновационный тип развития и что в экспорте России будет увеличиваться доля готовых и высокотехнологичных изделий, в данном случае несостоятельны, хотя бы потому, что обладание богатыми природными ресурсами является ценнейшим конкурентным преимуществом нашей страны.

Литература

1. Витте С. Ю. Воспоминания / С.Ю. Витте. – М., 1960. – Т. 1. – С. 22.

2. История экономики: учебник / под общ. ред. О.Д. Кузнецовой и И.Н. Шапкина. – М.: ИНФРА-М, 2002. – 384с.

3. Ленин В.И. / В.И.Ленин // Полн. собр. соч., 5-е изд. в 45 т. – М. – Т. 36. – С. 183, Т. 42. – С. 99-100, Т. 45. – С. 135-136.

4. Новоторговый устав 1667 // Советская историческая энциклопедия. – М.:

Изд-во Советская энциклопедия, 1967. – Т. 10. – С. 291-292.

5. О государственном регулировании внешнеторговой деятельности в РФ:

федеральный закон // Российская газета. – 1995. – 24 октября.

6. О либерализации внешнеэкономической деятельности на территории РСФСР: указ президента РСФСР // Российская газета. – 1991. – 19 ноября.

7. Таможенный кодекс РФ // Парламент. газета. – 2003. – 3 июня.

8. Тимошина, Т.М. Экономическая история России: учеб. пособие / Т.М. Тимошина. – М.: Информац-издат. Дом Филинъ; Юрид. Дом Юстицинформ, 1998. – 432 с.

9. Экономическая история СССР: учебник для экон. вузов / В.Т. Чунтулов [и др.]. – М.: Изд-во Высшая школа, 1987. – 368 с.

–  –  –

ных отношений туроператора и турагента, обусловленных обесценением нематериального актива, требуют глубокого теоретического осмысления и реализации в практической деятельности.

Ключевые слова: договор коммерческой концессии, интеллектуальное право, фирменное наименование, коммерческое обозначение, обесценение нематериального актива.

Рыночная экономика, основанная на многообразных формах и видах проявления, выдвинула на передний план интеллектуальные творения человеческого разума – интеллектуальную деятельность. В современных условиях в Российской Федерации вопросы создания института интеллектуальной деятельности приобрели особую актуальность. На сегодняшний день российский бухгалтерский учет, проводя последовательную политику трансформации финансовой отчетности, вводит новые понятия и в сферу отражения в бухгалтерском учете объектов интеллектуального права. Новеллы ПБУ 14/2007 «Учет нематериальных активов»

(далее ПБУ 14/2007) ввели такие понятия как переоценка и обесценение нематериальных активов.

К объектам гражданских прав, согласно норм Гражданского кодекса Российской Федерации [1, ст. 128], относятся в том числе охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность).

Результаты интеллектуальной деятельности (интеллектуальная собственность) включают в себя три вида объектов, имеющих различный правовой режим:

1) результаты творческой деятельности, охраняемые патентным правом (изобретения, полезные модели, промышленные образцы);

2) средства индивидуализации юридического лица, продукции, выполняемых работ или услуг (коммерческое обозначение, товарный знак, знак обслуживания);

3) результаты творческой деятельности, охраняемые авторским правом (произведения науки, литературы и искусства, программы для электронных вычислительных машин, базы данных, топологии интегральных микросхем и тому подобное).

Все указанные объекты обладают общими признаками:

– являются результатом творческой (мыслительной, интеллектуальной) деятельности;

– являются совокупностью имущественных и неимущественных прав;

– используются в течение длительного периода времени;

– могут служить источником получения дохода.

Гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым, не противоречащим закону, способом.

Исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, созданный творческим трудом, первоначально возникает у его автора. Это право может быть передано автором другому лицу по договору, а также может перейти к другим лицам по иным основаниям, установленным законом. Исключительность прав заключается именно в том, что данные права могут использоваться третьими лицами только с согласия правообладателя.

Индустрия туризма в мирохозяйственном опыте занимает ведущие позиции при оказании услуг миллионам отдыхающих. В России эта отрасль приобретает приоритетные черты в сфере малого бизнеса.

Реальное признание этого важнейшего сектора российской экономики требует адекватной нормативно-правовой базы. Новеллы Гражданского кодекса РФ и ВЕСТНИК РГТЭУ № 1(28) новая редакция ПБУ 14/2007 «Учет нематериальных активов» позволяют сделать вывод о положительных тенденциях в области учетно-правового регулирования объекта интеллектуального права. Особенно примечательно то, что фактически все нововведения направлены на сближение требований РПБУ с международными стандартами. ПБУ 14/2007 стало значительно ближе к своему международному аналогу МСФО (IAS) 38 «Нематериальные активы», что позволит российским организациям сократить затраты на трансформацию отчетности по данной статье.

Это первый подобный факт за всю историю формирования российских ПБУ. В тоже время существуют позиции, требующие дополнительных разъяснений в законодательной базе.

Согласно п.

3 ПБУ 14/2007, для принятия к бухгалтерскому учету объекта в качестве нематериального актива необходимо единовременное выполнение следующих условий:

а) объект способен приносить организации экономические выгоды в будущем;

б) организация имеет право на получение экономических выгод, которые данный объект способен приносить в будущем, а также имеются ограничения доступа иных лиц к таким экономическим выгодам (контроль над объектом);

в) возможность выделения или отделения (идентификации) объекта от других активов;

г) длительный срок использования объекта, т.е. в течение срока полезного использования продолжительностью свыше 12 месяцев или обычного операционного цикла, если он превышает 12 месяцев;

д) организацией не предполагается продажа объекта в течение 12 месяцев или обычного операционного цикла, если он превышает 12 месяцев;

е) фактическая (первоначальная) стоимость объекта может быть достоверно определена;

ж) отсутствие у объекта материально-вещественной формы.

Инвентарным объектом нематериальных активов признается совокупность прав, возникающих из одного патента, свидетельства, договора об отчуждении исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации либо в ином установленном законом порядке, предназначенных для выполнения определенных самостоятельных функций.

Новая редакция ПБУ 14/2007 определяет виды договоров, связанных с предоставлением (получением) права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (за исключением права использования наименования места происхождения товара) и порядок их отражения в бухгалтерском учете.

К таковым относятся:

• лицензионные договора;

• договора коммерческой концессии;

• другие аналогичные договора.

Особое место в договорных отношениях между туроператором и турагентом занимает договор коммерческой концессии. Во всем мире коммерческая концессия носит иное название – франчайзинг. Правоотношения сторон при франчайзинге или, по российской терминологии, коммерческой концессии регулируются нормами гл. 54 ГК РФ.

Основным обязательством, определяющим особенности договора коммерческой концессии, является предоставление «правообладателем» «пользователю»

комплекса исключительных прав, включающего право на товарный знак, знак обслуживания, а также права на другие предусмотренные договором объекты исключительных прав, в частности, на коммерческое обозначение, секрет производства (ноу-хау) [1, ст. 1027].

Развитие франчайзинговых сетей получило широкое распространение в мировой практике. Туризм по праву занимает ведущие позиции в предоставлении

ЭКОНОМИКА

своих исключительных прав пользователям. В России франчайзинг набирает обороты, что в свою очередь требует совершенствования нормативно-правовой базы.

Туроператор – правообладатель обязан передать турагенту по договору коммерческой концессии техническую коммерческую документацию и предоставить иную информацию, необходимую для осуществления права; проинструктировать турагентов и их работников по вопросам, связанным с осуществлением этих прав, а также выдать пользователю предусмотренные договором лицензии.

Коммерческая информация и коммерческий опыт, предоставляемые турагенту по договору, включают обычно профессиональное обучение персонала, специальный инструктаж в течение всего периода действия договора по различным аспектам организации хозяйственной деятельности турагента.

Турагент, работающий по договору коммерческой концессии, обязан использовать при осуществлении предусмотренной договором деятельности фирменное наименование и (или) коммерческое обозначение правообладателя – туроператора указанным в договоре образом.

Как правило, подобный договор в туризме заключается на длительный срок.

В ходе хозяйственной деятельности могут возникнуть обстоятельства, связанные с изменением стоимости исключительного права. Новеллы ПБУ 14/2007 [2, п. 16позволяют изменять фактическую стоимость комплекса исключительных прав путем переоценки и обесценение объекта интеллектуального права как результата интеллектуальной деятельности.

Прямая ссылка в ПБУ 14/2007 на последующую оценку нематериальных активов при их обесценении в порядке, определенном в МСФО, определяют дальнейшее развитие системного сближения РСБУ и МСФО. Остановимся на таком сложном понятии для российского бухгалтерского учета как обесценение нематериальных активов на примере туристской деятельности. Следует обратить внимание на ряд вопросов, связанных с формированием учетного процесса обесценения конкретных объектов интеллектуального права, – в частности, отражение в учете турфирмы обесценения исключительных прав по договору коммерческой концессии. Проверка актива на обесценение и проведение самого обесценения в целях бухгалтерского учета – сложный механизм, для реализации которого требуются специального механизма реализации.

Обесценение состоит в выполнении целого ряда процедур. Порядок обесценения активов в МСФО регулируется требованиями стандарта МСФО (IAS) 36 «Обесценение активов».

Сложности возникают на этапе заключения договора. Как известно, пользователь уплачивает вознаграждение по договору исключительного права в виде паушального платежа и платежей роялти. В случае обесценения «договорных отношений» изменяется и структура расчетных операций.

Согласно МСФО 36 «Обесценение активов», даже если нет признаков обесценения актива, компания должна оценивать возмещаемую сумму следующих видов нематериальных активов, по крайней мере, в конце каждого финансового года:

• нематериальных активов, которые еще не доступны для использования;

• нематериальных активов с неопределенным сроком полезного использования.

Организация на каждую дату составления бухгалтерской отчетности обязана оценивать наличие признаков, указывающих на возможное обесценение объектов исключительных прав. К таким признакам относятся следующие:

• в течение отчетного периода рыночная стоимость актива уменьшилась значительно больше, чем прогнозировалась;

• в течение отчетного периода произошли или прогнозируются в ближайшей перспективе существенные негативные изменения технологических, экономических и юридических условий;

ВЕСТНИК РГТЭУ № 1(28)

• произошли или могут произойти в ближайшем будущем (с большой уверенностью в этом) значительные изменения ставки дисконта, используемой для определения возмещаемой стоимости актива;

• имеются неоспоримые доказательства морального устаревания актива;

• очевидны другие признаки, заслуживающие быстрого реагирования.

При наличии любого из названных признаков обесценения остаточная стоимость объектов исключительного права, подвергшихся обесценению, должна быть уменьшена до возмещаемой стоимости.

Необходимо отразить условия обесценения объектов исключительного права на этапе заключения договора. Это позволит туроператору в случае дисконтирования стоимости нематериального актива учесть уменьшение платежей роялти при расчетах с турагентом. Если договором не предусмотрены подобные включения, то, с одной стороны, при их оформлении в целях бухгалтерского учета необходимо руководствоваться положениями ПБУ 1/98 «Учетная политика организации» [3, п. 7] в части приоритета учетного процесса по формированию доходов туроператора над правовым содержанием договорных отношений. С другой стороны, турагент при заключении договора коммерческой концессии имеет возможность оценить интеллектуальное право и учесть его дисконтированную стоимость, которая еще недоступна для использования.

МСФО 36 "Обесценение активов" требует на каждую отчетную дату анализировать, имеются ли какие-либо свидетельства обесценения активов предприятия, и в случае их наличия проводить проверку активов на обесценение. При проведении проверки определяется возмещаемая стоимость актива. Если возмещаемая сумма меньше балансовой стоимости актива, можно говорить о наличии обесценения актива.

В случаях, когда возмещаемая сумма актива оказывается ниже его балансовой стоимости, она должна быть снижена до уровня его возмещаемой суммы. Такое снижение представляет собой убыток от обесценения.

Балансовая стоимость – это сумма, по которой актив признается в балансе после вычета любой накопленной амортизации и накопленных убытков от обесценения.

Убыток от обесценения – это сумма, на которую балансовая стоимость актива превышает его возмещаемую стоимость.

Убыток от обесценения должен признаваться как расход периода в отчете о прибыли и убытках, кроме случаев, когда актив учитывается по сумме переоценки.

Убыток от обесценения по непереоцененному активу признается в отчете о прибылях и убытках.

Следует заметить, что МСФО регулируют принципы и правила составления финансовой отчетности, но не регулируют способы учета. Поэтому в них отсутствуют рекомендации в отношении учета хозяйственных операций. Организациям предоставлено право самостоятельного определения их способов учета. Нормами российского законодательства бухгалтерского учета разрешено за счет прочих расходов создание оценочных резервов в соответствии с правилами бухгалтерского учета (резервы по сомнительным долгам, под обесценение вложений в ценные бумаги и др.) [4, п. 11].

Туроператор в целях достоверного отражения доходов по договору коммерческой концессии имеет возможность создавать резерв под обесценения объектов исключительного права. Источником возмещения обесценения объектов исключительных прав являются прочие расходы. Необходимо создать резерв под обесценение нематериальных активов, величина которого может формироваться по результатам инвентаризации.

Исходя из этого, на сумму обесценения, признанную в бухгалтерском учете, составляется бухгалтерская запись:

ЭКОНОМИКА

Дебет счета «Прочие доходы и расходы», субсчет «Прочие расходы»

Кредит «Резерв под обесценение нематериальных активов».

Для определения действительной суммы убытка от состоявшегося обесценения объекта исключительного права в турфирме необходимо создать внутрихозяйственную комиссию с участием главного бухгалтера. В обязанности комиссии входит составление и представление руководителю организации расчета обесценения объекта нематериального актива в произвольной форме. Утвержденный расчет является основанием к признанию в бухгалтерском учете суммы убытка от обесценения нематериального актива.

Значительные обновления, касающиеся бухгалтерского учета переоценки и обесценения нематериальных активов, предложенные в ПБУ 14/2007, оставляют много нерешенных вопросов, которые должны быть законодательно оформлены в ближайшее время.

Литература

1. Гражданский кодекс Российской Федерации.

2. Приказ Минфина России от 27 декабря 2007 г. № 153н «Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету "Учет нематериальных активов" (ПБУ 14/2007)».

3. Приказ Минфина России от 9 декабря 1998 г. № 60н «Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету “Учетная политика организации” (ПБУ 1/98)».

4. Приказ Минфина России от 6 мая 1999 г. № 33н «Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету “Расходы организации” (ПБУ 10/99)».

–  –  –

МЕТОДИКА УПРАВЛЕНЧЕСКОГО УЧЕТА ЗАТРАТ

И КАЛЬКУЛИРОВАНИЯ СЕБЕСТОИМОСТИ ПРОДУКЦИИ

В условиях развивающихся рыночных отношений возросла ответственность всех звеньев управления организацией за эффективность производственнофинансовой деятельности. Промышленные организации, имеющие сложную производственную структуру, остро нуждаются в своевременной экономической и финансовой информации, способствующей оптимизации затрат и получению положительных финансовых результатов, принятию обоснованных управленческих решений.

Ключевые слова: управленческий учет, калькулирование, себестоимость, затраты, кост-драйвер, центр ответственности.

Методическая основа управленческого учета – измерение и оценка затрат и, как следствие, осуществление процесса калькулирования себестоимости продукВЕСТНИК РГТЭУ № 1(28) ции (работ, услуг). Несмотря на широкий спектр исследований в области управленческого учета, разработку методов учета затрат и калькулирования себестоимости продукции в настоящее время отсутствует единая методика учета затрат, которая могла бы трансформироваться в интересах различных пользователей. Наличие единой методики позволило бы предприятиям строить на ее основе систему учета затрат в различных сферах промышленного производства. Причем, предлагаемая методика управленческого учета на промышленном предприятии должна базироваться на делегировании полномочий вышестоящих уровней управления нижестоящим.

Главная цель современного промышленного предприятия в условиях реформирования экономики и перехода на международные стандарты – это разработка и внедрение на практике экономически эффективной методики управленческого учета затрат и калькулирования себестоимости продукции. В целях оказания помощи предприятиям в решении данной проблемы проведена научноисследовательская работа, результатом которой является разработка методики управленческого учета затрат, способствующая эффективному формированию себестоимости выпускаемой продукции [3].

Научной новизной предложенной модели является ее креативный и эвристический характер, способность формировать информационный банк данных, необходимый для управления затратами с различных экономических позиций хозяйствующего субъекта в целях повышения результативности его деятельности.

В основу методики положены модели управленческого учета затрат: модель управленческого учета затрат и калькулирования себестоимости по операционным сегментам и модель учета затрат по иерархии управления.

Модель управленческого учета затрат и калькулирования себестоимости по операционным сегментам предопределяет сбор и обработку информации по затратам промышленного предприятия по местам возникновения, центрам затрат, центрам ответственности, контроль распределения затрат по видам продукции.

Реализацию предлагаемой модели целесообразно осуществлять посредством применения метода АВС, который является новацией не только в отечественном, но и в зарубежном управленческом учете. Применение метода АВС позволяет существенно улучшить методику калькуляционных расчетов, повысить их точность и значимость для целей управления, снизить искажения при распределении затрат путем минимизации усреднения накладных расходов, определять реальную стоимость процессов, продукции, услуг. Одновременно результаты, полученные в ходе указанных расчетов, обеспечивают информацией для принятия управленческих решений в других проблемных областях, например, в ценообразовании, в том числе трансфертном, в освоении производств, повышении качества продукции и др.

Внедрение предлагаемой модели в промышленных предприятиях предопределяет то, что собранные затраты, в том числе и накладные, являются Indirect Costs – непрямыми затратами по отношению к видам продукции, в результате возникает необходимость в их распределении: основных затрат – первично, накладных – вторично. Инструменты АВС-метода позволяют с наибольшей точностью перераспределить затраты технологической стадии на каждый из видов продукции или полуфабриката, так как появляется возможность использования разных баз распределения накладных и непрямых расходов, так называемых костдрайверов, на второй ступени предлагаемой методики [1].

Неоспоримым преимуществом предлагаемой модели является ее универсальность и гибкость в отношении предприятий различных сфер промышленного производства, а также в отношении широкого спектра задач, которые можно решить с помощью отдельных ее методик. В частности, если предприятие ставит перед собой задачу контроля уровня затрат на каждой технологической стадии производственного процесса, то достаточно выполнить действия и расчеты, предлагаемые на первой ступени модели I. Если предприятие желает охватить весь

ЭКОНОМИКА

комплекс задач управленческого учета, то в своих действиях и расчетах оно переходит на ступень II модели.

Особую актуальность проблема снижения затрат приобретает в сфере промышленного производства. Стоимость добываемого сырья во многом предопределяет уровень затрат производства и цены на продукцию во всех других отраслях. Отсюда вытекает необходимость совершенствования таких важных функций управления предприятием как учет и анализ затрат, контроль и прогнозирование их уровня в долгосрочной перспективе. Все перечисленные функции в полной мере реализуются подсистемой бухгалтерского управленческого учета [3].

С нашей точки зрения, методику управленческого учета затрат и калькулирования себестоимости продукции целесообразно представить в виде алгоритма (рис. 1).

Рис. 1. Методика управленческого учета затрат и калькулирования.

себестоимости продукции.

ВЕСТНИК РГТЭУ № 1(28) Поэтапное выполнение действий представленного алгоритма позволяет использовать его в любой сфере промышленного производства при условии, что будут приняты во внимание технологические и производственные возможности производств.

На первом этапе анализируются исходные данные, информация о всех затратах хозяйствующего субъекта в течение отчетного периода. Наряду с учетными данными (расходы по обычным видам деятельности) анализу подвергается информация неучетного характера (спрос на продукцию, ее конкурентоспособность и т.д.), которая необходима при принятии решений, контроле и регулировании производственной деятельности.

Группировка затрат на втором этапе представленного алгоритма осуществляется в разрезе статей калькуляции, элементов затрат, технологических процессов, видов деятельности, центров ответственности и т.д.

Выбор метода учета затрат, а также их классификация зависят от того, какую управленческую задачу необходимо решить. Анализируя российскую и международную практику в управленческом учете, можно выделить следующие основные задачи [2]:

1. Расчет себестоимости произведенной продукции и определение размера полученной прибыли.

2. Принятие управленческого решения и планирование.

3. Контроль и регулирование производственной деятельности центров ответственности.

В процессе решения первой задачи целесообразно обеспечить в системе учета группировку затрат на основные и накладные, прямые и косвенные, в разрезе элементов и статей калькуляции. В целях реализации задачи планирования затраты классифицируются по возможности их нормирования, планирования, целесообразности в данной конкретной сфере промышленного производства. Осуществление на практике функции контроля и регулирования производственной деятельности центров ответственности предусматривает группировку затрат по местам возникновения, по функциям в процессе производства, по возможности регулирования (контроля).

Для закрепления методических основ предлагаемой к внедрению на предприятии системы учета затрат и калькулирования себестоимости целесообразным является составление учетной политики в целях управленческого учета. Поэтому в разработанном алгоритме имеет место 3 этап с аналогичным названием. Составление учетной политики ведет к выполнению ряда условий посредством выбора одного их альтернативных действий, что представлено этапами 4-9 алгоритма. В зависимости от технологических и организационных особенностей конкретного промышленного производства принимается решение о том, разграничиваются затраты по отчетным периодам или нет (этап 4); имеются затраты в незавершенном производстве или нет (этап 6); организуется учет накладных (косвенных) затрат или нет (этап 8) и т.д.

Если на поставленный вопрос дается положительный ответ, то необходимо выполнить ответное действие – выбрать из множества альтернативных вариантов единственно верный и эффективный для конкретного промышленного предприятия. Таким образом, в учетной политике закрепляются способы формирования резервов (этап 5); способ оценки затрат в незавершенном производстве (этап 7);

выбирается база распределения косвенных (накладных) затрат (этап 9) и т.д.

Если на поставленный вопрос дается отрицательный ответ, то осуществляется переход на следующий этап алгоритма. Например, по предприятиям, которые в результате своей производственной деятельности получают один вид готовой продукции, необходимость в выборе баз распределения косвенных (накладных) расходов между объектами калькулирования отпадает. Некоторые предприятия в

ЭКОНОМИКА

силу специфики своей деятельности (предприятия энергетики, транспорта, по добыче полезных ископаемых и т.д.) не имеют остатков незавершенного производства, следовательно, в учетной политике не закрепляется способ его оценки.

Все действия, изложенные выше, позволяют на 10 этапе алгоритма сформировать основы модели управленческого учета затрат и калькулирования себестоимости продукции по операционным сегментам (модель I). Под операционным сегментом в данном случае понимается производство определенного вида готовой продукции, выполнение определенной работы, оказание определенной услуги, которое подвержено рискам и получению прибылей, отличным от рисков и прибылей по другим видам продукции, работ, услуг.

Практическая значимость предлагаемого алгоритма заключается в том, что на построении основ модели I он не заканчивается. Информация о затратах, сформированная на каждом из этапов алгоритма, необходима не только для составления внутренних отчетов о затратах, но и для финансового учета. В первую очередь потому, что информация является правдивой, поскольку ее подготовка осуществлялась как с привлечением учетных документально подтвержденных данных, так с использованием неучетных данных. Следует отметить, что требование правдивости, предъявляемое к качеству информации о затратах со стороны МСФО, до настоящего времени не закреплено в российских нормативных актах по ведению бухгалтерского учета.

Для того, чтобы информация, сформированная на каждом из этапов алгоритма, стала полезной, ее необходимо привести в сопоставимый вид, то есть структурировать для целей финансового учета. С этой целью необходимо разработать технику учетных записей для связи финансового и управленческого учета путем детализации бухгалтерских счетов субподрядного подчинения, что и предложено на этапе 11 предлагаемого алгоритма (рис. 1). Реализация указанного действия осуществляется путем составления рабочего плана счетов, в котором к счетам учета затрат будут открыты дополнительные субсчета первого, второго, третьего и т.д. порядка, в зависимости от степени детализации информации о затратах, необходимой для конкретной сферы промышленного производства.

Итогом всех предыдущих действий алгоритма является разработка основ модели учета затрат в системе иерархического управления промышленным предприятием или по географическим сегментам – модель II (этап 12). Под географическим сегментом в данном случае понимается часть деятельности организации по производству готовой продукции, выполнению работы, оказанию услуги, которая подвержена рискам и получению прибылей, отличным от рисков и прибылей, имеющих место в других географических регионах деятельности организации.

Прерогативой модели II является составление отчетов для внешних групп пользователей бухгалтерской информации. В условиях перехода российской системы учета на международные стандарты изменяются требования к качеству, информативности и понятности внешних отчетов. Таким образом, каждый показатель, представленный в отчете, должен иметь аналитическую расшифровку, если этого потребует заинтересованный внешний пользователь. Такое будет возможно только в том случае, если при составлении внешней отчетности была использована информация управленческого учета.

Единичным примером изложенного выше может служить тот факт, что использование предлагаемых моделей позволит составлять отчет о прибылях и убытках в двух форматах, предусмотренных МСФО: по характеру (видам) затрат и по функциям затрат, поскольку организация учета затрат без использования на практике модели I позволяет сформировать отчет о прибылях и убытках только в функциональном разрезе.

Таким образом, применение на практике предложенных моделей позволит преумножить конкурентные преимущества промышленных предприятий посредстВЕСТНИК РГТЭУ № 1(28) вом, с одной стороны, разграничения информации для управленческого и финансового учета, а с другой стороны путем интеграционного взаимодействия двух видов учета, и приблизит действующую учетную систему к международным стандартам.

Основываясь на приведенном выше алгоритме построения методики учета затрат и калькулирования себестоимости продукции, промышленное предприятие любой сферы деятельности может разработать последовательность с учетом технологических и организационных особенностей конкретных производств.

Разработанная методика управленческого учета позволяет дать оценку производственным затратам по местам возникновения, центрам затрат и центрам ответственности, определяет способы их регулирования и распределения в целях формирования себестоимости продукции, что способствует рациональному трансфертному ценообразованию, вскрытию резервов повышения эффективности производства и развитию экономики хозяйствующих субъектов.

Таким образом, методика управленческого учета затрат должна быть не только гибкой, но и эксклюзивной для каждой организации (предприятия), информационно мотивирована на различные интересы групп пользователей.

Литература

1. Вахрушина М.А. Бухгалтерский управленческий учет / М.А. Вахрушина;

6-е изд., исп. – М: Омега-Л, 2007. – 570 с.

2. Волкова О.Н. Управленческий учет: учебник / О.Н. Волкова. – М.: ТК Велби, изд-во Проспект, 2006. – 472 с.

3. Керимов В.Э. Учет затрат, калькулирование и бюджетирование в отдельных отраслях производственной сферы: учебник / В.Э. Керимов; 5-е изд. –М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и Ко», 2008. – 476 с.

–  –  –

НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС

КАК СТРУКТУРООБРАЗУЮЩИЙ ФАКТОР

ВОСПРОИЗВОДСТВЕННОГО ПРОЦЕССА

В статье рассматриваются основные теоретико-методологические аспекты научно-технического прогресса и его роль в формировании структуры воспроизводственного процесса. Обосновано, что переход к инновационному варианту развития экономики России невозможен без определенной структурной трансформации в пользу развития высокотехнологичных отраслей и комплексов.

В статье рассматривается состояние инновационно-технологического потенциала России и выделяются основные факторы, препятствующие развитию инновационной сферы в краткосрочном периоде. Выявлены проблемные ситуации, предложены возможности их разрешения и условия перехода к инновационноинвестиционному сценарию развития отечественной экономики.

Ключевые слова: научно-технический прогресс, воспроизводственный процесс, инновационный вариант развития, структурная трансформация, высокотехнологичные отрасли, инновационно-технологический потенциал, инновационная сфера.

ЭКОНОМИКА

Процесс общественного воспроизводства является объективной основой любой экономической системы, которая подвержена трансформации, неравномерному движению. Воспроизводственный процесс, находясь в постоянном развитии, испытывает количественные преобразования и качественные изменения. Объективно обусловленная трансформация современного индустриального общества в общество принципиально нового качества (постиндустриальное, информационное, технотронное, основанное на знаниях и т.п.) оказывает существенное воздействие на изменение элементов воспроизводственного процесса, а, следовательно, определяет его структуру. Особая роль в формировании пропорций общественного воспроизводства принадлежит научно-техническому прогрессу (НТП), под которым понимаются развитие научного познания и его применение в виде новых, более эффективных поколений техники и технологических укладов. Изучение такого воздействия актуально и практически применимо не только с позиции сравнительно отдаленного будущего, но и для настоящего времени, поскольку выбор альтернатив экономического развития определяется уже сегодня.

Следует сказать, что в экономической литературе нет единой концепции НТП, хотя наличие технико-технологической составляющей в параметрах экономического роста признается многими учеными и воплощается в те или иные модели.

При этом различные модели оперируют, как правило, одними и теми же факторами, сочетаемыми в зависимости от условий страны и состояния ее материальнотехнической базы. Структурируют их по-разному, но в целом общепризнанными являются факторы, определяющие физическую способность экономики к росту, т.е.

количество и качество природных и трудовых ресурсов, объем основного капитала, технология, факторы спроса (возможности повышения уровня совокупных расходов), факторы распределения, т.е. способность экономической системы распределять ресурсы так, чтобы получить максимальное количество продукции. Безальтернативность экономического роста детерминируется, прежде всего, НТП: станки с числовым программным управлением (ЧПУ), обрабатывающие центры, глобальная система местоопределения (ГПС), интеллектуальное производство, микроэлектронные системы определяют рост производительности и эффективности факторов производства, качества и конкурентоспособности продукции. Вместе с тем в западных странах бытует мнение, что развитие экономики обусловлено не столько НТП, сколько организацией и управлением хозяйственной деятельности.

Как было отмечено выше, однозначной теории НТП нет, а упор на максимизацию результатов использования ограниченных ресурсов (суть маржиналистского подхода) приводит к тому, что НТП – важнейшая основа экономического развития – в западной теории вводится окольным путем (как дискретный ряд краткосрочных периодов), не выступая при этом содержательным предметом анализа.

Поэтому при определении значения НТП необходимо использовать многополярные теоретико-методологические подходы, способствующие более полному раскрытию концепции научно-технического прогресса.

Существует значительное количество теорий, раскрывающих значение НТП в развитии экономики. На наш взгляд, наиболее интересны теории, возникшие на основе эволюционной, циклической концепции Й. Шумпетера 1.

Исходную предпосылку Й. Шумпетер связал с длительными отклонениями экономики от состояния равновесия и происходящей концентрацией нововведений в кластеры.

Он отмечал, что предприятия, руководствуясь экономической конъюнктурой и ориентируясь на текущую прибыль, упускают долгосрочные альтернативы технического развития.

Под давлением резкого падения эффективности инвестиций в традиционных направлениях они приступают к внедрению радикальных нововведений. В фазе депрессии внедрение базисных нововведений является определяющей возможностью прибыльного инвестирования и преодоления депрессии. Последняя выполняет роль генератора нововведений, составляющих технологический базис нового качества экономического роста.

ВЕСТНИК РГТЭУ № 1(28) Основное свойство капитализма, по Шумпетеру, – отнюдь не стремление к равновесию спроса и предложения, а динамический эволюционный рост на основе нововведений: новых потребительских товаров, новых технологий, новых рынков и новых форм организации производства [1]. Нововведения, в свою очередь, являются результатом предпринимательской деятельности, для развития которой капитализм создает благоприятные условия. Интересной данная концепция представляется и потому, что в ней дается обоснование цикличности развития экономики, определяющим фактором которого, по мнению ученых данного направления, признается неравномерность НТП.

–  –  –

Дальнейшее развитие концепции Шумпетера продолжил Г. Менш, который первым предугадал затяжной характер кризиса 70-х годов и связал его с глубокими структурными факторами, назвав «технологическим патом», выход из которого невозможен без изменения существующих технологий 2.

Различая инновации базисные (порождающие новые отрасли), улучшающие (в уже установившихся отраслях) и «псевдоинновации» (когда рынок уже насыщен), Г. Менш предложил новую теоретическую модель длинных волн – модель «метаморфоз», которая соединяет элементы инновационного потенциала и возможности рынка их использовать. В ее основе – жизненные циклы продуктов (технологий). В любой момент времени многообразие конкурирующих на рынке благ можно ранжировать в соответствии с уровнем их зрелости. Согласно гипотезе Г. Менша, взаимодействие продуктов приводит к их синхронизации. На макроуровне появление базисных инноваций и синхронизация фаз зрелости продуктов вызывают долговременные колебания в ходе экономических процессов.

В концепции Г. Менша рассматривается происходящая в рамках технологической парадигмы эволюция от базисных нововведений к улучшающим, затем – к псевдонововведениям, и, в итоге, – к ситуации «технологического пата». На каждой последующей стадии позитивный результат нововведений уменьшается, это обусловлено постепенным исчерпанием потенциала идей в пределах улучшающих нововведений, а также снижением заинтересованности в технологических изменениях экономических субъектов, что вызвано незначительным отличием получаемых в результате их реализации продуктов. На конечных стадиях жизненного цикла нововведений существенные улучшения в рамках господствующей технологической парадигмы становятся невозможны что в сочетании со сформировавшейся в этому времени сегментацией рынков вынуждает фирмы максимизировать прибыль путем повышения цен в результате реализации псевдонововведений, что с неизбежностью приводит к необходимости смены доминирующей технологической парадигмы в ходе реализации кластера нововведений.

ЭКОНОМИКА

Каждый длинный цикл развития экономики, по Меншу, может быть выражен в форме S-образной кривой, описывающей траекторию жизненного цикла данного технологического способа производства, на завершающей стадии которого возникает новый момент перехода, связанный с необходимостью структурной перестройки ("технологический пат"), порождает нестабильность экономической системы.

Исследования Менша вызвали появление потока теоретических и эмпирических работ, посвященных возникновению кластеров нововведений. Наиболее заметными последователями Г. Менша были немецкий экономист А. Кляйкнехт и Х. Фримен. Так, Кляйкнехт утверждал, что нововведения-продукты образуются на фазе депрессии, а нововведения-процессы – на повышательной стадии длинной волны.

Х. Фримен и его коллеги, рассматривая механизм воздействия нововведений на экономический рост, придают большое значение социально-институциональным факторам развития. Будучи сторонником инновационной концепции, Х. Фримен расходится с Меншем по вопросу о времени первоначального внедрения инноваций и образования их кластеров. Импульс к «сгустку» инноваций может возникнуть через несколько лет после первого появления радикального нововведения. Главное, по Фримену, заключается «не в дате его рождения, а в процессе последующей диффузии нововведения, для чего необходима благоприятная социально-экономическая обстановка. Во взаимосвязи нововведений и циклов роста ведущую роль играет не столько время появления нововведений, сколько их диффузия» [2]. По мнению Фримена, определяющее значение имеет не только диффузия нововведений, но и как следствие, диффузия новой технологической парадигмы из нескольких лидирующих секторов в традиционные сферы экономики. Таким образом, появляется понятие парадигмы, а именно технологической парадигмы. В настоящее время учеными разрабатывается методологическое обоснование формирования новой, постиндустриальной парадигмы, зарождение которой произошло еще в 20-30 годы XX века. По нашему мнению, составной частью глобальной постиндустриальной парадигмы является технико-экономическая парадигма как совокупность сфер производства и экономических отношений, которые одновременно находятся в тесной взаимосвязи и взаимообусловленности с институциональной сферой. Согласно определению К. Перес-Перес, «техникоэкономическая парадигма – это новое множество руководящих принципов, которые становятся общепринятыми для очередной фазы развития» [3]. Фундаментальный сдвиг в социально-экономической структуре Перес-Перес определяет как становление технико-экономической парадигмы, распространяющейся в производстве в течение 48-68 лет. Под сменой парадигмы понимается радикальное изменение превалирующего инженерного и управленческого образа мышления, взгляда на эффективную хозяйственную практику. Организующим принципом каждой парадигмы является изменение структуры затрат. Структура затрат определяется ключевым фактором парадигмы, который представляет собой ее базисные технологии [4] и формируется под влиянием новых технологий и способов организации производства. К. Перес-Перес называет их «ключевым фактором технико-экономической парадигмы» [5].

Наряду с ключевым фактором для описания технологической структуры Перес-Перес выделяет три вида отраслей на основе их различной роли в ходе технико-экономического развития:

– несущие отрасли, которые интенсивно используют ключевой фактор;

– движущие отрасли, включающие производство "ключевого фактора" и непосредственно связанных с ним элементов;

– воспринимающие отрасли, которые одновременно дополняют и следуют за ростом несущих отраслей.

ВЕСТНИК РГТЭУ № 1(28) Помимо указанных технологических изменений переход к каждой новой технико-экономической парадигме включает:

– новую форму организации производства на фирме и заводе;

– новые навыки и умения, изменяющие качество рабочей силы и влияющие на ее количество и распределение продукта;

– новые тенденции и нововведения, направленные на замещение относительно дорогих элементов, более интенсивным использованием ключевого фактора;

– новую структуру инвестиций.

Характеризуя необходимость технологических изменений, Перес-Перес отмечает, что потенциал технологического сдвига не может быть использован в масштабах всего общества без определенных изменений в социально-институциональной структуре. Последняя включает также финансово-кредитную систему, соотношение государственного и частного секторов, распределение доходов, формы организации заинтересованных групп, систему образования, условия разработки и защиты изобретений, распределение труда, соотношение сил различных социальных групп. По мнению другого известного экономиста Дж. Доси, техникоэкономическая парадигма представляет собой взаимосвязь кластера технологических парадигм в разных отраслях общественного производства с соответствующими экономическими и социальными институтами. Здесь основной упор делается на технологическую сторону парадигмы. Согласно Дж. Доси, технологическая парадигма представляет собой модель и образец решения избранных, селективных технологических проблем, основанных на принципах, вытекающих из естественных наук и соответствующих материальных технологий [6]. На наш взгляд, именно изменения в технологической сфере способны в конечном итоге поднять цивилизацию на новый виток развития. Как отмечает Н.Д. Кондратьев, «само развитие техники включено в закономерный процесс экономической динамики» [7]. Определяющее значение будут иметь изменения в технологической структуре экономики, основанные на повышении роли инновационного фактора экономического роста. Следовательно, НТП можно считать объективным фактором, определяющим тенденции развития структуры общественного воспроизводства.

Инновационное развитие – одна из трудно решаемых проблем российской экономики. Несмотря на то, что правительством предпринимаются определенные меры, значительных результатов пока нет. При этом действительно больших вложений, сопоставимых по объему с инвестиционными вложениями в странах, добившихся значительных успехов в технологическом развитии, не отмечается. Тем не менее, следует отметить, что в последнее время появились условия для развития инновационной экономики, это и улучшение финансового положения страны, достаточная политическая и экономическая стабильность и т.д. Имеются в основном достаточные для постепенного перехода к инновационному развитию заделы 3, связанные с наличием интеллектуального, технико-технологического потенциалов; развиваются финансовая и банковская инфраструктуры.

В целях стимулирования инновационного развития Правительством РФ разрабатывается программа, направленная на создание условий для развития инновационных секторов экономики. Но весомые результаты пока еще только ожидаются. Сказываются отсутствие системы спроса, потребностей и сквозной мотивации в новациях, доминирующая ориентация производителей промышленной продукВозможности для России связаны с тем, что она обладает достаточно уникальным сочетанием: а) научно-исследовательского потенциала, б) высокотехнологичных производств, в) емких внутренних рынков. Это создает необходимые условия для использования преимуществ, связанных с распространением новых технологий, а также для формирования комплекса высокотехнологичных отраслей и расширения позиций на мировых рынках наукоемкой продукции.

ЭКОНОМИКА

ции на решение текущих, а не долгосрочных стратегических задач; слабые доказательная база и достоверность расчета финансовой окупаемости инновационных проектов; неопределенность взаимодействия с налогово-бюджетной системой как в части налоговых поступлений, так и налогового регулирования инновационного развития и др.

Фундаментом инновационного развития служат научно-технологический потенциал в единстве с финансовым потенциалом. За последние годы произошло снижение инвестиционного потока в высокотехнологичный сектор из-за видимого оттока в добывающий сектор. Так, удельный вес инвестиций в высокотехнологичный сектор экономики с 2004 по 2006 год упал на 13%, а в добывающий сектор вырос на 5% [8].

В условиях усиления внимания со стороны органов государственной власти к проблемам инновационного развития страны и острой объективной потребности в инновационном обновлении экономики все более актуальной при разработке финансовых, бюджетных и налоговых проектировок становится оценка инновационного фактора. При нерациональной политике перехода от сырьевой направленности к инновационной на начальном этапе поток инноваций способен нарушить сложившееся равновесие экономической системы, поскольку нововведения изменяют не только технологию и продукцию, но и саму структуру экономической системы.

Поэтому важны опережающие действия, подкрепленные перспективными расчетами влияния инновационного фактора на экономические процессы. Современная национальная инновационная система может стать генератором развития как производственной, так и непроизводственной сфер, а также принести существенный вклад в финансовую систему государства. Поэтому реализация долгосрочного прогноза постепенного перевода экономики на преимущественно инновационное развитие должна сопровождаться сравнительной оценкой затрат на развитие инноваций, эффектом от финансовых поступлений в бюджеты всех уровней и их внедрения в экономическую деятельность. К сожалению, переходу российской экономики на инновационный вариант развития препятствует ряд факторов – это, в частности, низкая (10-14%) по мировым оценкам инвестиционно-инновационная активность предпринимательского сектора. Пока побеждающей альтернативой инновационному развитию являются скупка активов, затраты на слияние-поглощение, распределение доходов крупных акционерных компаний между узким кругом крупных собственников, лишь в малой степени использующих их для инвестиций в основной капитал. Интенсивность технологической модернизации в компаниях этих отраслей зависит также от экономических условий, определяющих прибыльность инвестиционных проектов по всей производственной цепочке – добыча, первичная и глубокая переработка, транспортировка и потребление, а также от уровня развития наукоемких отраслей промышленности, обеспечивающих предложение широкого спектра вспомогательных технологий.

Лишь немногие компании, в основном лидеры сырьевого сектора, действуют как новаторы. Отрасли же традиционного российского высокотехнологического сектора (такие как авиастроительные предприятия, автостроения и др.) оказались на грани утраты уникального научно-технического и инновационного потенциала.

Международное сотрудничество не является основой для поднятия технологического уровня отечественных производителей до требований мирового конкурентного рынка.

Пока единичные компании формируют инновационные стратегии, связанные со ставкой на самостоятельную разработку новых технологий, а не приобретение импортных машин и технологий. Отсутствует системная работа с инновациями, которая включает в себя управление интеллектуальной собственностью и инновациями, создание и поддержку венчурных фондов и инновационной инфраВЕСТНИК РГТЭУ № 1(28) структуры – технопарков, технополисов и т.п. Очевидно, что главное не только концентрация, а создание такой организационной структуры экономики и системы мотиваций, которые делали бы выгодными вложения в инновационную деятельность. Целесообразно выделить особенно важный с точки зрения воздействия на устойчивость темпов роста сектор наукоемких и высокотехнологичных отраслей и производство как отдельный приоритетный объект финансирования и государственного регулирования. Развитые страны давно изменили структуру экономики, сформировав сектор быстроразвивающихся наукоемких инновационных отраслей.

В то время как отраслевая структура российской экономики остается в принципе неизменной со второй трети XX века. Анализ практики эволюционного перехода российской экономики начального этапа рыночных преобразований к экономике инновационного типа, проведенный В. Ивантером и Н. Комковым, позволили установить значительное расхождение перспективных требований к инновационной экономике с фактическим ее состоянием. По оценкам динамики российской экономики за 1998–2004 годы ее приближение к уровню инновационной экономики развитых стран происходило крайне медленно: за семь лет этот разрыв сократился всего на 13%. Реальная близость к стандартам инновационной экономики может наступить при уровне инновационности экономики не менее 0,7 [9].

Таким образом, необходимо выделить главные условия освоения технологий, способных поднять технологическую базу отечественной экономики на принципиально новый уровень.

Для перехода к инновационной экономики от сложившегося в России ресурсно-экспортного контура необходимо:

– преодоление невосприимчивости экономикой инноваций и новых технологий;

– отказ от финансирования науки по «остаточному принципу» и переход к стабильному финансированию науки на уровне не ниже 4% затратной части ВВП [10];

– восстановление на новой экономической, организационной и технологической основе прикладного, инновационного сектора науки, практически утраченного после распада отраслевой науки;

– создание новых механизмов инновационного сектора науки, ориентированных на устойчивую поддержку производства отечественных технологий.

Наиболее перспективным в связи с этим, на наш взгляд, является развитие перерабатывающих отраслей, что в конечном итоге приведет к росту объемов данных отраслей, а затем к росту производства конечной продукции.

Мировой и отечественный опыт свидетельствует о том, что без поддержки государства эволюционный переход к прогрессивной технологической структуре экономики невозможен. Поэтому задачей государства является формирование комплекса мероприятий в области финансовой, налоговой, таможенной политики, содействующих освоению и рентабельному использованию новых технологий.

Литература

1. Шумпетер Й. Капитализм, социализм и демократия / Й. Шумпетер. – М., 1995. – С. 68.

2. Длинные волны: научно-технический прогресс и социально-экономическое развитие / С.Ю Глазьев, Г.И. Микерин, П. Н, Тесля и др. Новосибирск:

Наука, Сибирское отделение, 1991. – С. 137.

3. Длинные волны: научно-технический прогресс и социально-экономическое развитие / С.Ю. Глазьев, Г.И. Микерин, П. Н, Тесля и др. Новосибирск:

Наука, Сибирское отделение, 1991. – С. 141.

4. Глазьев С. Ю. Теория долгосрочного технико-экономического развития / С. Ю. Глазьев. – М.: ВлаДар, 1993. – С. 53.

ЭКОНОМИКА

5. Длинные волны: научно-технический прогресс и социально-экономическое развитие / С.Ю. Глазьев, Микерин Г. И., Тесля П. Н. и др. – Новосибирск:

Наука, Сибирское отделение, 1991. – С. 142.

6. Глазьев С. Ю. Теория долгосрочного технико-экономического развития / С. Ю. Глазьев. – М.: ВлаДар, 1993. – С. 51.

7. Кондратьев Н. Д. Проблемы экономической динамики. – М.: Экономика, 1989. – С. 62.

8. Ивантер В., Узяков М. Инновационный вариант развития: долгосрочный прогноз / В. Ивантер, М. Узяков // Экономист. – 2007. – № 11. – С. 17.

9. Ивантер В.В., Комков Н.И. Перспективы и условия инновационнотехнологического развития экономики России / В.В. Ивантер, Н.И. Комков // Проблемы прогнозирования. – 2007. – № 3. – С. 4.

–  –  –

СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО

ЛИЗИНГА В РОССИИ

В представленной статье сформулированы современные тенденции развития экономического механизма международных лизинговых отношений; рассмотрена мировая практика доли лизинга в новых инвестициях в оборудование;

определена роль на мировом рынке лизинговых услуг многонациональных лизинговых объединений, которые осуществляют операции одновременно во многих странах мира. Автор отличает активизацию развития международных лизинговых сделок в авиационной отрасли. Выявлена усиливающаяся тенденция к ведению самостоятельной лизинговой деятельности в России иностранными поставщиками.

Ключевые слова: аренда, отсроченный платеж, покупка в кредит, лизинг, лизинговые ассоциации.

Сегодня весь мир, а развитые страны особенно, живут по принципу «берешь и пользуешься сегодня, платишь завтра». Разнообразие этого лозунга видно в терминах аренда, отсроченный платеж, покупка в кредит, лизинг. Наиболее перспективным из перечисленных путей приобретения имущества является лизинг.

Мировая экономическая практика широко использует механизм международного лизинга для пополнения предприятиями основных средств и расширения ими рынка сбыта производимой продукции. Для экспортера использование международного лизинга является дополнительной возможностью развить сферу реализации, а для импортера – без крупных капиталовложений, используя иностранные кредиты. Приобрести иностранное оборудование и по мере получения прибыли от его эксплуатации оплачивать аренду. Международный лизинг в настоящее время становится важным инструментом инвестирования.

В настоящий момент у отечественных предприятий существует значительная потребность в технологическом оборудовании иностранного производства.

Поэтому зачастую партнером российской фирмы в рамках лизинговой сделки выступает иностранная лизинговая компания. Когда речь идет о таком инвестиционном товаре, как оборудование, то в современных условиях важным является не только приобретение оборудования с высокими технико-экономическими харакВЕСТНИК РГТЭУ № 1(28) теристиками, но и финансовые условия сделки на предлагаемое оборудование.

Главный критерий принадлежности сделки лизинга к сделке международного лизинга заключается в том, являются ли лизингодатель и лизингополучатель резидентами различных стран.

Мировой опыт показывает, что на долю лизинга в новых инвестициях в оборудование приходится 15-20%, а в некоторых странах, таких, как США, Великобритания, Ирландия, более 30%. На мировом рынке лизинговых услуг существенную роль играет деятельность многонациональных лизинговых объединений типа Orion Leasing Group (OLG), которые осуществляют операции одновременно во многих странах мира. OLG имеет диверсифицированную сеть филиалов в разных государствах и предоставляет в аренду самые различные промышленные объекты – от самолетов до комплектного оборудования. Кроме того, немаловажную роль в развитии международных лизинговых операций в промышленно развитых странах играют лизинговые клубы, осуществляющие посредническую деятельность во внешних поставках по лизингу из одной страны в другую. Наибольшее распространение лизинговые клубы получили в Западной Европе. Например, ассоциация Interlease объединяет лизинговые компании Бельгии, Великобритании, Дании, Италии, Испании, Нидерландов, Норвегии, Франции, Германии, Швейцарии и Швеции; в ассоциацию Leaseclub входят лизинговые фирмы из 10 стран Европы, а также Австралии. Ряд объединений создан по территориальному признаку и в других регионах, например, Eptalease в Азии.

Несмотря на ряд трудностей, в России отмечается значительная активизация лизинговых компаний. Число зарегистрированных компаний с лизинговой деятельностью увеличивается с каждым годом.

Основные причины активизации – недостаток финансовых ресурсов, используемых для обновления основных средств предприятий, средняя изношенность которых составляет более 80%, а средний возраст используемого оборудования в России – от 18 до 20 лет. Несмотря на высокий спрос на лизинговые услуги, четко прослеживается тенденция к снижению процентных ставок. Если в 2000 году маржа лизинговых компаний составляла 30% в рублях (2001 г. – 25%) и не менее 16% – в валюте, то в настоящее время, по оценке специалистов, крупный клиент (размер сделки от 5 млн долл.) может получить оборудование под 8-15% годовых в валюте. Ставки по небольшим сделкам (10-20 тыс. долл.) по-прежнему высоки – 18-20% годовых. Зато наметилась тенденция к увеличению сроков лизинговых сделок.

Активизируется развитие международных лизинговых сделок. В авиационной отрасли, например, авиакомпании «Аэрофлот», «Трансаэро», «Крас-айр», используют лизинг как эффективный способ закупки дорогостоящих воздушных судов у таких мировых производителей, как Boeing, Macdonald – Duglas. Наблюдается и обратная ситуация – авиасуда российского производства имеют спрос за пределами России по схеме лизинга. «Финансовая Лизинговая Компания» (FLC) на выставке ЛИМА-2003 (Малайзия) подписала первый в истории России международный контракт по строительству и лизингу самолетов Ан-38-120 для авиаперевозчиков Малайзии.

Усиливается тенденция к ведению самостоятельной лизинговой деятельности в России иностранными поставщиками. В числе первых в России начали свою работу компании, созданные зарубежными поставщиками машин и оборудования,

– «Даймлер Крайслер лизинг автомобили», «Вольво трак Файненс», Zeppelin Russland (Caterpillar), Hewlett-Packard, «Фольцваген Групп» и «Форд». Собственными лизинговыми компаниями обзавелись крупнейшие российские производители – «Камаз», «Сибмаш-холдинг», «Ростсельмаш» и др. Правда, между лизинговыми компаниями иностранных и российских производителей есть принципиальное отличие. Первые кредитуются у финансовых структур, так или иначе связанЭКОНОМИКА ных с производителем, а капитал отечественных компаний чаще формирует сам производитель. В этом случае фактически происходит подмена лизинга продажей в рассрочку, что искажает сущность лизинга. Более логичным выглядят традиционные формы участия поставщика в лизинговой сделке, например, предоставление им гарантий выкупа оборудования или рассрочки платежей.

В отличие от российских, компании, учрежденные иностранными банками,

– «Дельта-Лизинг» (создана инвестфондом «США–Россия»; TUSRIF), «КМБ– Лизинг» (создана Банком кредитования малого бизнеса), «Райффайзен–Лизинг» и др. – не испытывают проблем с заемными средствами. Ставки за пользование лизинговым имуществом у них ниже отечественных в полтора раза. Компании с иностранным капиталом отдают предпочтение крупным компаниям, желательно с участием зарубежных учредителей. Маржа лизинговых компаний колеблется в пределах от 1,5 до 4%. Но иностранные компании готовы торговаться и снижать собственную прибыль, если видят перспективность проекта.

Как показывает российская практика, лизинг закрепляется как один из важнейших инструментов финансирования реального сектора экономики. Специалисты в области промышленной политики прогнозируют в ближайшие годы превращение лизинга в главный инвестиционный инструмент для малого бизнеса и основной способ обновления производственных фондов.

Главной тенденцией рынка лизинга стало явное усиление конкуренции – именно это способствовало заметному оживлению всего рынка в целом. Это подтверждается приходом на российский рынок сразу пятерых крупнейших международных участников. Германско-австрийский холдинг VB-Leasing учредил российскую дочку «ФБ-лизинг», итальянский Uni Credit – «Локат Лизинг Россия» (ЛЛР), немецкий CHG Meridian, нидерландский Transport Lease, нидерландская ING Group – «ИНГ-лизинг», латвийский Parex Bank – «Парекс-лизинг», а французская BNP Paribas вывела на рынок свое лизинговое подразделение – компанию Arval.

До недавнего времени международные финансовые группы, лизинговые компании и банки относились к России весьма сдержанно: число организаций с иностранным капиталом можно было пересчитать по пальцам. Из них наиболее крупные – «Райффайзен-лизинг», лизинговая компания Международного московского банка (ЛК ММБ), «Европлан», а также специализированные фирмы при поставщиках – «Скания-лизинг», «Вольво Финанс Групп», «Даймлер Крайслер лизинг автомобили». Однако высокие темпы роста рынка при хорошей рентабельности и низких кредитных рисках не оставили иностранцев равнодушными. Привлекательность российского лизинга оказалась столь велика, что некоторые решили именно с него начать свое продвижение в России. Если «ИНГ-лизинг» и Arval созданы на базе относительно давно работающих в России иностранных банков, то VB-Leasing и Uni Credit решили начать бизнес в России с лизинговых компаний. Это неудивительно, ведь финансовая аренда во всем мире считается одним из наименее рискованных финансовых инструментов. Веру в ее надежность было решено подкрепить эффективным менеджментом. Руководители обеих компаний хорошо известны в России: «ФБ-лизинг» возглавил Андреас Ланге, бывший руководитель «Даймлер Крайслерлизинг автомобили», председатель международного комитета ассоциации «Рослизинг», а в ЛЛР пришел Дмитрий Шабалин, ранее руководивший ЛК ММБ, «Райффайзен-лизингом» и «Номос-лизингом».

Иностранцы нацелились на самые «лакомые» куски российского рынка.

«ИНГ-лизинг» планирует завоевать перспективный и еще только начинающий развиваться сегмент финансовой аренды недвижимости, а также занять место на рынке лизинга автотранспорта и оборудования для логистических фирм. «АЛД Автомотив» («дочка» французской группы Societe Generale) делает ставку на новый и малоосвоенный отечественными структурами оперативный лизинг автомобилей, включающий полное сервисное обслуживание. В противовес своим коллеВЕСТНИК РГТЭУ № 1(28) гам, которые нацелились на отдельные перспективные направления, «ФБ-лизинг», напротив, ориентируется на универсализацию. Компания занимается финансовой арендой легковых и грузовых машин, а также различного оборудования. «Пришельцы» заявляют амбициозные планы: «ФБ-лизинг» намерен довести ежегодный размер лизингового портфеля до $600 млн, «ИНГ-лизинг» – до $1 млрд уже в ближайшие год-два. На практике пока дальше всех продвинулся ЛЛР, за год нарастив портфель с нуля до $55 млн. Эти планы выглядят реалистичными, учитывая доступ компаний к огромным и дешевым финансовым ресурсам материнских структур. Опыт иностранных лизинговых компаний, вышедших на российский рынок чуть раньше – в 2003–2004 годах, показывает, что такие планы вполне реалистичны. Так, «Ханса Лизинг», дочерняя структура крупнейшей скандинавской финансовой группы, работая лишь с середины 2003 года на российском рынке и занимаясь преимущественно лизингом железнодорожного транспорта, нарастила портфель до 6,5 млрд руб. Компания «Брансвик Рейл Лизинг», работающая с 2004 года в том же сегменте, нарастила портфель до 3,5 млрд руб.1 По итогам 2005 года в двадцатку лидеров лизингового рынка вошли шесть компаний с иностранным капиталом, и, видимо, их число будет расти. Правда, сдерживающим фактором могут стать повышенные требования к надежности сделок: иностранные фирмы планируют работать лишь с наиболее ликвидными объектами, такими как автомобильный и железнодорожный транспорт. А конкуренция в этих сегментах уже сейчас довольно высока и будет расти дальше.

Российские компании опасаются западных конкурентов. Но в то же время утверждается – выход иностранных организаций на отечественный рынок вполне естественен и говорит о повышении доверия инвесторов к России. Как полагают в «Интерлизинге», приход иностранных участников с «длинными» деньгами, низкими ставками и стандартизированными услугами будет одной из основных тенденций развития рынка. Как прогнозируют в «Европлане», крупные западные лизинговые компании и банки будут заинтересованы в приобретении наиболее успешных местных игроков. В Верхневолжской лизинговой компании уверены: сотрудничество с зарубежными инвесторами приведет к снижению стоимости услуг.

Ведь иностранцы обладают более дешевыми ресурсами, чем отечественные банковские кредиты, за счет которых сейчас получают средства для закупки оборудования большинство российских лизингодателей. Хотя некоторые из них используют и более «продвинутые» инструменты, такие как облигации и векселя. Однако эти альтернативные методы финансирования пока только начинают применяться, и об их повсеместном использовании говорить пока нельзя.

По существующим темпам роста заинтересованности иностранных лизинговых компаний российским рынком можно представить, что при таком сценарии объем инвестиций в основные средства (в 2005 году – $ 127 млрд) вырастет за пять лет на 76% и составит $ 224 млрд 2. Тогда доля лизинга в ВВП может составлять 5,15%, а доля лизинга в инвестициях – 24%. В основном этот рост будет обеспечен притоком иностранных инвестиций, часть из которых поступит непосредственно через лизинговые компании с иностранным капиталом, часть будет аккумулирована российскими лизинговыми компаниями.

Одним из ярких примеров успешного освоения российского рынка лизинговой компанией с иностранным капиталом является Europlan. Европейская федерация национальных ассоциаций лизинговых компаний LEASEUROPE опубликовала ежегодный рэнкинг лизинговых компаний – TOP–100 лизинговых компаний Европы 2006 года. Это уже восьмое годовое исследование и второй рейтинг с Российский рынок лизинга ожидает экспансия зарубежных компаний // Финанс, 5.10.2006.

Международный лизинг // ЗАО “BKR-Интерком-Аудит”, 15.08.2006

ЭКОНОМИКА

включением российских лизинговых компаний. Лизингодатели были ранжированы по объему нового бизнеса, сумме заключенных за 2006 год лизинговых контрактов. В исследовании было проанализировано более 200 лизинговых компаний, ведущих свою деятельность в 28 странах Европы. Объем нового бизнеса представленных компаний составил более 180 млрд евро, что составляет 60% от общего объема мирового рынка лизинга в 2006 году. Представленные компании являются членами 48 лизинговых ассоциаций – представляющих более 1500 лизинговых компаний Европы.

Российская независимая лизинговая компания с иностранным капиталом Europlan заняла в рейтинге 2006 года 66 место, поднявшись с 76 места в 2005 году.

Объем нового бизнеса по итогам 2006 года составил более 239 млн евро 3.

«Это огромное достижение, не только корпоративного характера, но и всего российского рынка лизинга. Отечественный лизинг, в отличие от европейского, остается еще относительно молодым. Но уже сегодня независимые российские компании заявили о себе и закрепились в столь почетном рейтинге», – добавил Александр Михайлов, директор по развитию бизнеса Europlan.

Следует добавить, что это не первая награда и признание, заслуженные компанией. По данным исследований российского рынка лизинга, ежегодно проводимыми ведущими экспертами, в течение последних лет компания Europlan становится лидером в номинациях «Ведущая лизинговая компания по числу заключенных договоров», «Лидер рынка лизинга легковых автомобилей России».



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
Похожие работы:

«Экономическая социология Е. С. БАЛАБАНОВА ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ СОЦИАЛЬНОЙ ВЛАСТИ; ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЗАВИСИМОСТИ БАЛАБАНОВА Евгения Сергеевна кандидат социологических наук, докторант факультета социальных наук Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского. Обзор оте...»

«192 Ю. В. Филиппова СЕМЕЙНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ И ТРАНСФОРМАЦИЯ СЕМЕЙНЫХ ЦЕННОСТЕЙ В С О В Р Е М Е Н Н О Й РОССИИ Наверное, сегодня уже никто не будет спорить, что в последние 10—15 лет в нашей стране произошли радикальные изменения, как экономического, так и социально-политического характера, затронувшие общество в целом и каждого...»

«© 1993 r. C.C. БАЛАБАНОВ, Г.Л. ВОРОНИН, Л.Я. ФРАНЦУЗОВА ИМИДЖ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯ У ПЕДАГОГОВ И УЧАЩИХСЯ БАЛАБАНОВ Сергей Семенович — кандидат философских наук, заведующий Нижегородским отделом Института социологии РАН. ВОРОНИН Геннадий Леонидович — младший научный сотрудник. ФРАНЦУЗОВА Людмила Явитиховн...»

«УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ "БЕЛОРУССКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ" УДК (334+631.151.6):(631.145:665.3)(043.3)(476) КОЛЬЧЕВСКАЯ Ольга Павловна ЭФФЕКТИВНОСТЬ КООПЕРАЦИИ И ИНТЕГРАЦИИ В МАСЛОЖИРОВОМ ПОДКОМПЛЕКСЕ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата экономических наук по...»

«Основная образовательная программа по направлению 080200.62 Менеджмент профиль: Управление малым бизнесом Философия 1. Цели и задачи дисциплины Целью курса является овладение основами философских знаний, формирование философско-логич...»

«М. К. Бункина Национальная экономика Учебник для вузов Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования Российской Федерации в качестве учебника для студентов высших уч...»

«УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ "БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ" УДК 657:638.1(043.3) АФАНАСЬЕВА ЕКАТЕРИНА ЮРЬЕВНА МЕТОДИКИ УЧЕТА ЗАТРАТ, КАЛЬКУЛИРОВАНИЯ И АНАЛИЗА СЕБЕСТОИМОСТИ ПРОДУКЦИИ ПЧЕЛОВОДСТВА: СОСТОЯНИЕ И ПУТИ ИХ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ Автореферат диссер...»

«ПРОГРАММА вступительного испытания для поступающих в магистратуру МИЭМИС Направление 38.04.01 – Экономика (магистерские программы "Учёт, анализ и аудит", "Финансовая экономика", "Международная экономика", "Экономичес...»

«ПРОГРАММА вступительного испытания для поступающих в магистратуру МИЭМИС Направление 38.04.01 – Экономика (магистерские программы "Учёт, анализ и аудит", "Финансовая экономика", "Международная экономика", "Экономика азиатских рынков") Направление 38.04.08 – Финансы и...»

«2.МОТЫЖНОЕ ЗЕМЛЕДЕЛИЕ И СОБИРАНИЕ КОРНЕЙ В хозяйственной жизни шорцев вплоть до Октябрьской революции имело существенное значение мотыжное, лесное земледелие и собирание съедобных корней растений. Не имея самостоятельного экон...»

«УДК 372.851 ТЕХНОЛОГИЯ УПРАВЛЕНИЯ САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ УЧЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ УЧАЩИХСЯ ПРОФИЛЬНЫХ СОЦИАЛЬНОЭКОНОМИЧЕСКИХ КЛАССОВ В ОБЛАСТИ ИНФОРМАТИКИ И ИКТ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ МЕТОДА КОНКРЕТНЫХ СИТУАЦИЙ © 2011...»

«Слышалов Игорь Викторович ИСПОЛНЕНИЕ АДМИНИСТРАТИВНЫХ НАКАЗАНИЙ, НАЗНАЧАЕМЫХ ЗА ПРАВОНАРУШЕНИЯ В ОБЛАСТИ ДОРОЖНОГО ДВИЖЕНИЯ Специальность 12.00.14 -административное право, финансовое право, информационное право АВТОРЕФЕРАТ диссертации...»

«ДЕМО-ВЕРСИЯ РОССИЙСКИЙ РЫНОК СНЕКОВ МАРКЕТИНГОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ И АНАЛИЗ РЫНКА Москва, июнь 2010 Телефон: (495) 720-13-80 Е-mail: info@marketanalitika.ru www.marketanalitika.ru СОДЕРЖАНИЕ I. ВВЕДЕНИЕ II. ХАРАКТЕРИСТИКА ИССЛЕДОВАНИЯ III. АНАЛИЗ РОССИЙСКОГО РЫНКА МЯСА ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РЫНКА СНЕКОВ 1. Понятие снеков 1.1. Показатели...»

«"УТВЕРЖДАЮ" Первый проректор по УР ФГБОУ ВПО "Алтайский государственный университет" Е.С. Аничкин "" 2014 г. ПРОГРАММА вступительного испытания для поступающих в магистратуру МИЭМИС Направление 09.04.03 – Прикладная информатика (магистерская программа "Прикладная информатика в управлении финансами") Предмет "Прикладная ин...»

«Экономическая социология © 1999 г. А.В. ЗОЛОТОВ НОРМА СВОБОДНОГО ВРЕМЕНИ КАК ПОКАЗАТЕЛЬ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ЗОЛОТОВ Александр Владимирович доктор экономических наук, профессор кафедры экономической теории нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского. П...»

«Региональная программа по содействию торговле и таможенному сотрудничеству Отчет по статусу Шестая Министерская конференция по Центрально-азиатскому региональному экономическому сотрудничеству 2–3 ноября 2007 год Душанбе, Таджикистан Взгляды,выраженныевданном документе,являются мнением автора...»

«3 Введение Программа данного кандидатского экзамена ориентирована на подготовку научных и научно-педагогических кадров в области социальноэкономической и политической географии, владеющих, наряду с профессиональными знаниями в пред...»

«УТВЕРЖДЕНО Протоколом заседания Правления ОТКРЫТОГО АКЦИОНЕРНОГО ОБЩЕСТВА "МЕЖДУНАРОДНЫЙ БАНК ФИНАНСОВ И ИНВЕСТИЦИЙ" от "18" октября 2013 года № 145 Вводится в действие с 25 октября 2013 года ПРАВИЛА ОБСЛУЖИВ...»

«Андрей Владимирович Ульяновский Корпоративный имидж: Технологии формирования для максимального роста бизнеса текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=176854 Корпоративный имидж : технологии формирования для максимального роста бизнеса/ А. В. Ульяновский. – Изд. 2-е дораб.: Эксмо; Москва...»

«МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ КИНО И ТЕЛЕВИДЕНИЯ" Ин...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "НОВОСИБИРСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ГОСУ...»

«ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ И СОВРЕМЕННОСТЬ 2000 • № 4 К.X. ДЕЛОКАРОВ Женщина и ценности западноевропейской индустриальной цивилизации Необходимость концептуального анализа проблемы женщина и исходные ценности западноевропейской цивилизации связана с рядом...»

«Общие положения. 1.1.1. Основная образовательная программа (ООП) магистратуры, реализуемая САФУ имени М.В. Ломоносова, по направлению подготовки 010400.68 "Прикладная математика и информатика" и магистерской программе "Математическое и информационн...»

«Загорец В.С. Проблемы формирования трудовых ресурсов Республики Беларусь Главной демографической проблемой для большинства развитых стран во второй половине прошлого века стало резкое снижение рождаемости. Это привело к...»

«Калмыкова Екатерина Юрьевна КРЕДИТНАЯ КООПЕРАЦИЯ В РЕГИОНАЛЬНОЙ СИСТЕМЕ ПРИВЛЕЧЕНИЯ ИНВЕСТИЦИЙ ДЛЯ РАЗВИТИЯ МАЛОГО БИЗНЕСА 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством: (региональная экономика) АВТОРЕФЕРАТ диссе...»

«И.А. ДВОЙМЕННЫЙ ИНОСТРАНЦЫ И РОССИЙСКАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ ДВОЙМЕННЫЙ Игорь Алексеевич — кандидат юридических наук, ведущий научный сотрудник Всероссийского научно-исследовательского института МВД РФ (Воронеж). В Россию приезжают не только зак...»

«Том 7, №3 (май июнь 2015) Интернет-журнал "НАУКОВЕДЕНИЕ" publishing@naukovedenie.ru http://naukovedenie.ru Интернет-журнал "Науковедение" ISSN 2223-5167 http://naukovedenie.ru/ Том 7, №3 (2015) http://naukovedenie.ru/index.php?p=vol7-3 URL статьи:...»

«Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации А. В. Сорокина Координация пространственного и отраслевого развития в рамках кластеров Опыт зарубежных стран Издательский дом "Дело" Москва · УДК 332.1 ББК 65.046.12 С65 Соро...»







 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.